Социальные проблемы психики.">
 
 

Социальная значительность

Относится к   «Книга Мировоззрение»


Оглавление

Постановка вопроса. 1

Социальная адаптология успешности. 1

Развитие мотивации быть значительным. 1

Инфантилизм. 1

Быть необычным и прикольным. 1

Социальные сети. 1

ЧСВ. 1

Возможное противодействие быдло-онлайнерам. 1

Методы завоевания социальной востребованности. 1

Дополнительно. 1

 

 

Постановка вопроса

Что такое “успешность”?  Почему это хорошо? И в чем плохо?

Здесь будем рассматривать социальную успешность и тогда успешность это - оценка положения в иерархии и общепризнанность этой оценки.

На такой оценке успешности основана любая система извлечения выгоды из занимаемого положения (частный случай - коррупция) и поэтому успешность – прежде всего (для подавляющего среднестатистического числа личных оценок) сулит выгоду, в чем и заключается мотивация достижения максимально возможного положения в обществе.

В наиболее примитивном социуме бывает всего одна ветвь иерархии с лидером во главе. Положение лидера основывается на признании достаточного большинства общества, обеспечивающего его привилегии. Каждый член общества, готовый к пониманию неизбежности такой оценки как контекста своего поведения, тем самым поддерживает статус лидера.

В обществе есть разные направления деятельности, необходимых для его существования (важно, что именно так субъективно оценивалось это направление, а не то, каким оно является на самом деле в реальности).

В примитивном обществе обычно есть признанно лучший врачеватель, охотник, изготовитель орудий, шаман, и т.п. Все не могут быть вожаками, он – один, а остальные находятся в более низкой градации оценки успешности, кем бы они ни были. И так – по любой из ветвей иерархии социальной успешности. Все не могут быть одинаково богатыми потому, что понятие богатства соответствует порогу оценки успешности в данном конкретном обществе и этот порог изменяется с изменением общества. Где-то богатым считается тот, кто владеет больше, чем двумя красивыми ракушками, которых никак не хватит на все иначе оценка богатства просто изменится.

Дети растут и формируются в условиях уже признанной социальной роли родителей и другого окружения, учась общепринятым оценкам и “правильному” поведению. Они постепенно постигают те или иные навыки, специализируясь в определенном направлении одной из подветвей иерархии оценок лидерства. Но всегда существует качественно большая разница между ними и уже общепризнанными лидерами в данном направлении, так что бывает недостаточно превзойти лидера в его умении, а нужно, чтобы полезность и желательность такого превосходства была принята обществом с учетом существующих традиций в этом. Причем, желательность бывает вынужденной и вопреки личному расположению члена общества к данному лидеру.

Скажем, если кого-то признали Богом на Земле, то настоящий Бог не сравнится с ним по значимости если только не совершит в самом деле потрясающее чудо. Этот эффект не раз обыгрывался в художественной литературе, например, в повести “Принц и нищий” и в эпизодах, когда некто знатный переодевался чтобы “выйти в народ”, примеряя на себе совершенно иное отношение, свободное от общепризнанного ореола, и только когда в этом ничем не примечательном человеке кто-то узнает царя и вскриком убеждает в этом других, то люди падают на колени.

Стоит взять для примера жизнь на самом деле великих ученых и оказывается, что вся их гениальная мудрость не обеспечивала им высокое социальное положение, а часто препятствовала этому. Особенно когда все усугублялось гендерной или национальной дискриминацией. Так, гениальный математик Эмми Нётер не смогла занять достойную нишу, хотя она буквально открыла глаза всему миру на сакраментальную связь симметрий и следующих из них законов сохранения, что позволило совершенно по-новому начинать понимать и рассматривать физику в наиболее общих ее принципах. Многие ученые, изобретатели, мыслители влачили нищенское существование, били не понимаемы и даже презираемы.

Дети лидеров получают преимущество не только в общественном положении, но и в качестве передаваемого им опыта так, что другим детям очень трудно оказывается формировать свои навыки в этом направлении столь же успешно. Это закрепляется в традициях, и каста лидеров оказывается почитаема в последующих поколениях (царствование передается по наследству, династии ремесленников хранят свои секреты).

 

В современном обществе полно “успешных” людей, но обычно это не мы с вами с вероятностью выигрыша в лотерею, а не потенциала подготовленности-энергичности-умения. Чтобы занять нишу успешного намного более профессиональной подготовленности важна суперпозиция таких факторов (в разных пропорциях) как удача (в нужном месте в нужный час), знакомство и случайно верное поведение в критических обстоятельствах выбора претендента. Причем удача – на первом месте, что ясно показывается историей самых успешных людей и уже этот феномен исследуется.

Этому есть совершенно естественное причины. Если взять любой вид социально востребованной деятельности и в ней определить порог, с которого мы можем называть деятелей успешными, то окажется, что на каждое такое место есть от сотен до десятков тысяч претендентов, достаточно хорошо подготовленых специалистов. Если проанализировать потенциал претендентов, то окажется, что на каждое место с титулом успешности большинство претендентов значительно превосходит того, кто это место занимает (за редким исключением далеко за рамками статистического разброса).

Это подробно показано в статье Путь успеха, в противовес множеству мошеннических и просто наивных книг, семинаров и наставлений типа “как стать успешным”, в чем их авторы достигают нужной для воздействия на доверчивых людей убедительности, как, например, Формула Абсолютного Успеха Энтони Роббинсаи тем самым достигая некоторого успеха в деле признания и получения всех вытекающих выгод на поприще литературы для доверчивых людей, но и в лидерах этой деятельности оказываются лишь немногие избранные среди целого моря других.

И все же очевидность протестует: слишком сильно развиты в культуре представления о том, что стоит только поставить твердую цель, сделать нужные усилия, развить нужные способности и вот он – успех в обществе. Есть ли исключения хотя бы среди великих, чтобы можно было ориентироваться на то, как тоже пойти этим трудным, но благодатным путем? Такие монстры признанной деловой успешности как генеральный конструктор Королев, постоянно сталкивались с конкуренцией потенциально не менее подготовленных претендентов, что выливалось в немалое число инсинуаций. Королев, оказавшись на своем месте в результате некоторого сочетания обстоятельств, приобрел специфический опыт работы на этой должности, связи, навыки отстаивания своего мнения, и это давало ему решающее преимущество для удержания титула, так же как президент государства, получивший опыт президенства, имеет качественное преимущество перед другими претендентами, которого, бывает, не хватает чтобы удержаться в должности.

Да, если сидеть на диване и мечтать, то вряд ли что-то осуществиться, но именно такие мечтатели или даже вообще никчемные людишки, но с нужными связями или родней чаще всего и оказывается в топе успешности потому, что среднестатистической серости – большинство, и все те, кто родился или оказался в нужном месте, получают титул. Т.е. процент исключительно высокообразованных и культурных, как и процент унылой серости, примерно один и тот же среди всех лидеров всех социально востребованных областей, и это – медицинский факт легко наблюдаемой статистики от глав государств и компаний, до слесарей-сантехников.

Понятно, что все не могут быть богатыми и успешными, даже если они все в высшей степени достойны. Поэтому значение быть успешным очень востребовано и очень много значит в социуме. Эта значимость корнями идет из древней иерархии лидерства и постоянно во всем подтверждает высокий потенциал мотивации.

На первый (и не только) взгляд кажется очевидным: чтобы достичь успеха в обществе и сопутствующего благосостояния просто нужно стать значительно лучше других в данной области или найти свое дело, совершенно новое, но нужное. Но тертые калачи бизнеса хорошо понимают, что новое нужно еще суметь сделать привычным для потребителей и востребованным, что очень сложно среди множества уже существующих альтернатив, поэтому самое верное – начать дело с уже хорошо отработанными элементами маркетинга, узнаваемыми и желаемыми, и если заладилось, можно начинать осторожно вести моду в задуманном направлении. Не зря так популярны схемы франчайзинга.

Это – целая наука, точнее, это – психология мотивации личности и психология отношения, а еще точнее – социальные аспекты адаптологии. Можно долго пытаться рассуждать, в поисках решения успешности, но не понимая организацию психики и ее проявления в системах отношений личностей социума, все останется на уровне наивных предположений, в которые можно поверить и даже некоторым повезет (конечно, не кардинально, но достаточно чтобы окрылить и посчитать себя на верном пути), после чего они станут поучать других своим примером.

 

И во всем этом есть один повально упускаемый, но поистине демонический аспект.

Вот, у успешного человека заканчивается очередной день и стоит ему подумать, а что осталось от него нетленного, ради чего стоит жить как человек, а не как кошка, и обычно ничего оправдывающего жизнь не находится. Все вроде было правильно: в конторе разводил очень важные дела, после работы с родными или друзьями клево провел время, даже есть впечатления и фотки, но вот чего-то в самом деле стоящего нет...

Чего стоит успех (очень относительная оценка) в тривиальном понимании, чего стоит благосостояние, каким бы большим оно ни было (так же очень относительная оценка), когда приходит пора оставить этот мир и оказывается, что в памяти не на что оглянуться чтобы хоть чем-то оправдать промелькнувшую жизнь и не пожалеть о растерянном не понятно на какие такие ценности времени?

 

Социальная адаптология успешности

 

Социум полностью подвержен эволюционным законам отбора, только к мутациям добавляется индивидуальная поведенческая самобытность и различные идеи в выборе социальной ниши.

Когда хищному зверю удается завалить добычу, которую он сам съесть не в состоянии, то остатки даруются другим зверям, которые прекрасно сознают преимущества победителя и не часто рискуют пытаться отнять добычу. Жизненный опыт не только предсказывает последствия опрометчивых действий, но и то, как полезнее использовать ситуацию. А добыча без усилий за счет более умелого – это серьезная и легко понимаемая выгода.

Все животные, начиная с рыб и птиц имеют специализированный механизм адаптивности, более эффективный, чем просто контекстно-зависимые (условные) рефлексы: субъективные модели понимания, которые позволяют интерпретировать все воспринимаемое и все возможные действия, образуя смысл происходящего. По мере формирования моделей они учитывают все актуальные наблюдения как логику причин и следствий, оцениваемую как пользу и вред для особи. И логика использования чужих преимуществ возникает естественно и неизбежно так же как и логика применения своих преимуществ потому как никто более среди окружающих не может вернее сделать нужное дело. Во взаимных наблюдениях сопоставляется польза и вред от всех участников социума и выстраивается оптимальная система взаимоиспользования. Та особь, которая ничего не может предложить полезного, оказывается вне такой модели взаимоиспользования и, фактически, вне общества, а вред которой происходит от некомпенсированного потребления чужих преимуществ может активно устраняться устранением самой особи.

Вот почему уже на самых ранних этапах развития социума (а у людей на уровне развития групп детей разного возраста) авто-оптимизация моделей взаимоиспользования неизбежно приводит к иерархии лидерства и социальных ниш в каждой из ветвей специфики необходимой деятельности.

Неким критерием приемлемости своего положение есть общепринятые представления о среднем благосостоянии. Быть хотя бы “как все” по определенным атрибутам успешности – очень сильная мотивация.

Частным эффектом оказывается необходимость завоевывать признание для особи, адаптирующийся в группе. И навык убеждения в своей полезности и важности развивается, подчас самым изощренным образом, так что общепринято полезными считаются даже те, кто вообще не делает ничего полезного, но способен убедить в обратном.

Все социальные животные, имеющие механизм субъективного моделирования, чаще всего живут в стаях осознанно оптимизированной численности и состава, где возникают зачатки разделения специфики социальных функций, что и делает стаю несопоставимо более живучей, чем отдельные особи. Та особь, что добивается общепризнанного статуса в специфике определения тактики действий стаи, признают как лидера стаи. Самки обладают не менее важной функцией и умением выращивать молодняк, которой не обладают лидеры самцы. Чем выше организация стаи, тем больше дифференциация по выполняемым социально востребованным функциям, что составляет общую систему взаимоиспользования, где лидеры всех специфик сами по себе без признающего их общества ничего не значат и мало что могут (см. власть - как социально-психическое явление).

 

Быть социально востребованным – настолько важно с самого молодого возраста, что потеря признанности в этом, осознание ненужности никому грозит тяжелыми психическими расстройствами – депрессиями. Это – самый важный вывод, из которого следует очень многое в организации социального механизма и индивидуальной оценки смысла существования.

 

Доступность множества способов имитировать свою значимость и прорываться на вершины иллюзорных социальных достижений приводит к тому, что в самом деле полезное тонет в океане суррогата. Один ученый сказал, что достаточно уничтожить 100 лучших умов и цивилизация отпрянет на тысячелетия. Так вот множество имитаций значимости надежно затеняет в самом деле значимое и важное для социума. Либеральная свобода изрекать всем что угодно, дарованное Конституцией, выливается в серьезный тупик культуры. Не зря есть совет: если не очень умен, то лучше промолчи, но это давно не работает и говорить громогласную быдло-чушь стало неоспоримым правом каждого.  Мало того, чужое мнение, каким бы качественным оно ни было, не идет в сравнение с собственной мотивацией самовыражения и поэтому всякие чудо-идеи легко затмевают в самом деле резонное. Эти факторы все в большей степени отягощают культуру, и тенденция оказывается очень пессимистичной.

 

Развитие мотивации быть значительным

Выбор модели понимания у субъекта, актуальной для данной ситуации, происходит как распознавания характерных признаков ситуации, символизирующих тот или иной смыслсмысленную значимость происходящего). Жизнь требует достаточно быстрого распознавания смысла ситуации и потому наиболее характерные, узнаваемые, привычные символы сразу задают предполагаемую модель понимания, которая уже с большим трудом усилий воли может корректироваться, если с очевидностью оказывается, что понимание ситуации оказалось ложным. Поэтому буквально все в нашем восприятии фокусируется именно на мгновенно распознаваемом смысле различных символов: мы мгновенно составляем себе образ впервые увиденного человека, тут же по увиденной картинке представляем ее смысл и т.п. – все по отдельным намекам, ставшим нам привычными признакам, символизирующим для нас определенный смысл. Символы, важные для коммуникабельности в обществе, становятся общепонимаемыми так же, как символы слов, жестов, мимики в общей модели понимания (см. Этические символы общения).

Мгновенное распознавание смысла символов приводит к постоянным ошибкам во всех случаях, когда особь имеет дело не с чем-то хорошо познанным и ставшим привычным, а с новыми объектами внимания и, особенно, со старыми, но в новых условиях и обстоятельствах. Такие ошибки неизбежны и повсеместны даже для самых опытных особей (вот почему). Достаточно незнакомцу правильно изобразить мимику, жесты, сказать правильные слова и его воспринимают так, как он имеет целью убедить в этом.

Занять место в системе общепринятой иерархии общества – означает обладание теми необходимыми символами понимания, которые характерны для данного места в обществе. Без этого особь перестает пониматься окружающими и оказывается вне общественного взаимодействия взаимоиспользования. Предъявлен жетончик шерифа – один человек, потом может оказаться, что он ему не принадлежит по праву, готский причесон с суровым тату по телу в экзотических лохмотьях – лучше не конфликтовать со столь смелым попирателем нравов и т.п.

Этим легко можно пользоваться для мимикрии и маскировки, развив нужные умения подмены символов иерархии на желаемое, что требует хорошего понимания того, какие именно символы актуальны на том или ином месте, без чего этот спектакль тут же распознается истинными представителями данного уровня иерархии.

Стоит потерять атрибуты успешности на своем месте в обществе и будешь раздавлен по причине необходимости избавления от вредных паразитов.

К чему это приводит? По сути, человеку для жизнеобеспечения нужно очень немного и сегодня это в развитых странах достигается очень легко. Но необходимость поддерживать свой текущий статус по сравнению и быть “не хуже других”, заставляет тратить деньги на совершенно не нужное, но важное как для престижа, так и собственной удовлетворенности существующим. И эти траты несопоставимо больше, чем необходимое для отсутствия проблем с жизнеобеспечением. На работе нужно быть как в одежде, так и требованиях к себе общепринято в данном окружении и данном положении порога приличия.

Это бывает разительно непонятно для жителей стран, где существуют намного более приземленные рамки приличия. Так, при коммунизме в СССР те, кому посчастливилось побывать, скажем, во Франции, были поражены тем, что на каждом виде работы существуют свой дресс-код и даже учителя должны одеваться не так как они хотят, а строго не хуже определенного уровня, на что обязательно придется потратить немалые деньги. Стоит вспомнить, что в СССР одевались все примерно одинаково, потребляя довольно безликую отечественную продукцию и питались относительно однообразно в продуктовом и качественно диапазоне. Но это не было ни для кого проблемой, не занимало ни умы, ни времени ни денег, кроме как у единичных “стиляг”.

Сегодня в большом городе стыдно быть без хорошей тачки, без квартиры и дачи, без телефона не хуже определенного, без многих вещей и услуг, без поездок за границу и т.п., на что уходит почти все заработанные в среднем населением деньги. Отношение к людям напрямую зависит от того, как они выглядят, во что одеты, чем могут щегольнуть, демонстрируя атрибуты принадлежности к достойному уровню.

 

Чем более высокоразвита культура общества (общественная модель взаимопонимания) при условии недопонимания механизмов социальной адаптации и вытекающих эффектов, тем в большей степени общество погружается в некое подобие шизофренического самообмана из-за неизбежного использования символов успешности в целях своего утверждения в обществе самых различных социальных паразитов и авантюристов, в том числе производителей товаров, поддерживающих общественный статус. Читайте об этом:

·       Стоимость и цена

·       О рекламе

·       Зомбирование

 

Инфантилизм

Развитие детей как бы повторяет развитие социума, в частности, в механизмах формировании общественной модели взаимопонимания (в виде взаимно выверенных субъективных моделей понимания в головах всех членов).

 

В музыке есть такое понятие – вариации, когда вначале простая и запоминающаяся музыкальная фара при каждом последующем повторении звучит уже более необычно, обрастая различным дополнениями, всякий раз обретая новое, завораживающе интересное звучание. Повторения уже понятого и привычного в новом варианте всегда привлекает внимание, активируя познавательность, что является позитивным эмоциональным контекстом, радуя как бы новым открытием возможностей, новой формой уже познанного, что может вызывать полезные мысли и новые переживания. Это – суть развития понимания привычного с каждым новым обстоятельством, то, ради чего вообще существует сознание. Если более нет ничего нового в восприятии и все уже давно привычно, то сознание не нужно потому как можно полагаться на уже хорошо обкатанные автоматизмы и в это время даже не осознавать происходящее (оно выпадает из памяти), что и происходит с возрастом, все более обедняя моменты осознания и, тем самым, ускоряя течение субъективного времени. Особь становится био-автоматом, все менее приспособленным для адаптации к новому.

Когда-то в молодости для тех прежних условий, адаптация сформировала наиболее адекватные той реальности стереотипы, но через несколько десятков лет буквально все слишком поменялось и человеку ясно, что старые заготовки не годятся, а чтобы наработать новые, нужно перестраиваться на очень глубоком уровне, который физиологически и системно уже невозможно изменить без полного изменения личности. Проще воспитать новую личность в новом теле, что и происходит в эволюционной оптимизации продолжительности жизни.

 

Период инфантильности, следующий после периода доверчивого (авторитарного) обучения, – время активной переадаптации социума за счет адаптации новых членов. При этом видоизменяются и символы успешности.

Но новое в поведении всегда содержит элементы ошибок, недоучета каких-то обстоятельств и та генерация новых идей, что идет за счет молодых, если дать ей полную волю, быстро превратит мир в хаос при всем том, что молодые, как никто, самоуверенны в своих идеях, - просто потому, что пока не имеют достаточного опыта оценки последствий ошибок. Так же как в мутациях на сотни тысяч приходится одна полезная, так же новые идеи в отрыве от надежно выверенного опыта в подавляющем большинстве неизбежно приводят к нежелательным последствиям.

 

Нам грозит волна боевых инфантилов

Комментарий министра здравоохранения Вероники Скворцовой о продлении в обозримом будущем периода детства до 25-30 лет вызвал бурную — и в основном ерническую — реакцию российской публики.

Забавно, что в значительной степени это те же люди, что возмущаются планами повышения пенсионного возраста в России, а пару лет назад радовались сообщениям о том, что Всемирная организация здравоохранения пересмотрела свою возрастную классификацию и теперь согласно ей молодой возраст длится до 44 лет, а средний — до 60.

... Примеры формально взрослых людей, ощущающих себя и действующих как дети или подростки, имелись всегда, но раньше являлись исключением из правил, к которому окружающие относились откровенно неодобрительно. Теперь же этот процесс нарастает как снежный ком, превращаясь в норму.
... Формально взрослые люди, думающие, чувствующие и ведущие себя как дети, пытаются переделать реальность под себя, и кое-где им это даже удается. Правда, как показывает практика в подобных случаях, чем дальше, тем меньше результаты радуют их самих.


Порог взросления сдвигается не только потому, что у людей лобные доли (отвечающие за модели понимания) заканчивают анатомическое развитие только к 25 годам (для сравнения - у высших обезьян – к 16-18). Развитие моделей понимания идет как и развитие культуры вообще – со всеми промежуточными звеньями, на основе которых формируются последующие.

Люди достигают плато когнитивного развития после 50 лет, после 60 обретают взвешенную всем опытом жизни мудрость. Они вспоминают свои поступки молодости, читают свои старые записи и с очевидностью видят ту пропасть, которую преодолели, далеко не все, конечно.

Только к 50 годам и в некоторых случаях позже современный человек вполне завершает целостность формирования своих моделей понимания так, что они становятся достаточно адекватными реальности в прогнозах последствий тех или иных действий, учитывая все важные особенности различных условий и обстоятельств.

Но до этого возраста не просто хочется полноценно жить, а есть самая насущная необходимость быть социально востребованным, быть или хотя бы убедительно казаться нужным обществу. Поэтому инфантильным людям остро не хватает свободы самореализации, они ощущают множество препятствий для осуществления своих идей. И эта удушающая несвобода преследует с самого раннего детства. И поэтому активно ищутся возможности, инструменты и философская поддержка для реализации своих свобод самовыражения. Идеи, сопровождающие этот поиск типично наивные, как высказывание одного “либерала”: “Тут ключевое, что у человека появляется свой внесистемный индивидуальный опыт, который позволяет подняться над ситуацией и таких людей сложнее контролировать. ... Если у людей есть оружие, то государство будет вести себя более сдержано. ... критическое мышление характерно скорее для открытых, либеральных обществ, а не наоборот”.

На деле все проявления либерализма являются формой индивидуальной анархии в попытке достичь успешности в самореализации. В случае приведенного высказывания “либерала” все ровно наоборот: либерализму, как форме анархизма, вообще не требуется критическое мышление. Безбашенное экспериментирование с этикой взаимоотношений и собственными оценками, попытка что-то революционно переделать с нуля, ломая систему взаимоотношений – закономерный результат периода инициативы, наглости и попытки решить свои психологические проблемы,  в первую очередь – проблемы социальной востребованности.

Но без инфантильного периода не может быть набран необходимы жизненный опыт ошибок и удач, не могут постепенно и последовательно формироваться субъективные модели понимания. При этом система взаимопонимания и оценки успешности с каждым новым поколением кардинально обновляется. Если человек преодолевает этот рискованный период без критических потерь для тела и психики, он оказывается готов к полноценной жизни и является носителем уже взвешенного опытом нвого.

 

Быть необычным и прикольным

Сказать что-то привычно понимаемое, но в новом неожиданном виде это – как вариации в музыке, всегда обращает на себя внимание и сулит новое открытие. Привлечение внимания к себе, но без последующего разочарования имеет актуальный и важный смысл в попытках самоутверждения. Поэтому навыки говорить нечто необычное, но, в то же время, несущее какой-то привычный смысл с достаточно высокой значимостью – один из самых верных способов получить шанс на признание. Такое новое не должно нести негативный смысл, точнее этот смысл, даже если он и очень негативен, должен подаваться так, чтобы оказаться безобидным и даже после первоначального испуга и недоумения приводить к безопасному и познавательному созерцанию. В этом - основная суть юмора. И чем неожиданнее, контраснее будет поворот от первоначального предположения до последующего облегченного осознания, тем круче оценивается юмор. Самое контрастное – переход от максимума негатива к безобидному для воспринимающего позитиву. Здесь включается древний контекст игрового стиля восприятия и поведения, часто даже заранее, еще до произнесения смешного, в виде узнаваемых символов взаимопонимания.

Быстро выясняется, что необязательно даже что-то произносить, а просто можно своим видом, элементами одежды, необычной мимикой и действиями демонстрировать символы игрового юморного контекста в попытках привлечь окружающих к ожиданию чего-то нового и замечательного от этого “прикольного чувака”.

Это – несомненный успех парня, если его девушка говорит своим подружкам: “Он у меня такой прикольный!”. Не только молодые женщины наивно полагают, что быть прикольным – серьезное достоинство и с таким человеком не будет скучно по жизни (в походе, на работе).

Сказать неожиданно новое пытаются все в раннем возрасте, еще до школы. Цель очень прагматична – поставить в тупик соперника и получить признание наблюдавших сцену. Постепенно у тех, кто придает навыку так говорить большое значение и постоянно тренируется в этом, вырабатывается свой стиль и приемы, они “не лезут в карман за словом” т.к. наработки становятся автоматизмом. Это характерно для повышено общительных, которым особенно важно общественное признание.

В таком принципе юморить не сложно, и тут важна удача и имеющиеся заготовки, в точности как у музыканта-имровизатора. И юмор – очень специфичен к аудитории: для нее это должно быть и значимо и неожиданно ново. Попробуйте пошутить с пятилетками. Это получится, если понимать, что для них значимо, что для них ново и что для них будет неожиданным. Так можно удивить даже обезьяну или собаку. Для восьмиклассников достаточно выдать что-то вроде: “Юмор это – палка о трех концах”. А со взрослыми, особенно очень разными по специфике жизни, во многом - как повезет и бывает важно заранее их подготовить, что сейчас будет смешно и в нужных местах нужно смеяться. Внушение в толпе хорошо работает. Но тем, кто выбрал такую нишу завоевания признательности, будет не очень сложно наработать необходимое. Чем взрослее человек, чем более он искушен в жизни данной культуры, тем меньше нового и неожиданного для него может быть и насмешить такого трудно, если не суметь перевести в эмоциональный контекст “мы весело шутим”.

 

Социальные сети

Наиболее массовое современное явление, главным движущим стимулом которого является стремление к признанию – “социальные сети” и блоги. Здесь практикуется своеобразный обмен символов признательности в виде лайков, перепостов и просмотров, а также системы “френдов”. Эта особенность используется в коммерческой рекламе, так что особо массово раскрученные аккаунты становятся прибыльными.

Такой вид суррогатного признания – наиболее прост и отвратителен в своей одурачивающей специфике. Он создает иллюзию значимости в обществе, полезности и успешности. Иллюзию такую же, как признание, полученное обманным путем в убеждении своей полезности. Без распиаренного аккаунта эти люди – по сути – ничто собой не представляют и могут поддерживать свою “значимость” лишь причастностью к некоему аккаунту.

Без лайков, числа перепостов и просмотров теряется значимость аккаунта и его существование не оправдывается лишь общением на темы и информационной значимостью. Поэтому соцсети и блоги, в отличие от авторских тематических сайтов заточены на раскрутку специфической сетевой признательности и в этом требуют своих примитивных, но необходимых навыков. Как и везде, в этом направлении тоже возникают свои общепризнанные лидеры, число теплых мест которых ограничено числом направлений, которые можно дифференцировать. Так что среди миллиарда создающих аккаунты в соцсетях в качестве лидеров оказываются считанные единицы, каждый в каком-то своем направлении: кто-то подделывается под Барби, кто-то выходит в топ по прикольности сообщений или комментариев или мимичности, эпичности, анархичности, омерзительности, “бесстрашию” и т.п..

Соответственно, за место в иерархии признания ведутся порой настоящие войны, методом которых является опорочивание, опускание оппонента.

Суррогат социальной жизни достаточно полноценно для многих заменяет жизнь реальную, но, в отличие от нее, здесь допускается и прощается то, что в жизни привело бы к очень печальным последствиям. Это приводит к развитию все большей неадекватности реальности и провоцирует разнообразные психические расстройства.

Создатели социальных сетей декларируют современную форму общения без границ, удобный и полезный инструмент коммуникабельности, что звучало очень правдоподобно в начале этого бума. Но реальность всегда показывает истинные качества и сегодня выявлено множество вреда от этого массовой одури. Причем не только в исследованиях ученых, но и как результат сопоставлений и обобщения самих участников и блогеров. Так, в статье Вред социальных сетей: влияние на психику блогер выделяет и обосновывает такие виды вреда как:

·       зависимость от социальных сетей

·       снижение продолжительности концентрации внимания

·       информационная зависимость

·       утомление, стресс

·       отчуждение, снижение интеллекта

Другие (0, 1, 2, 3) добавляют:

·       соц сети пожирают время

·       соц. сети приучают потреблять

·       соц.сети делают вас несчастными

·       соц сети лишают общения

·       ухудшение памяти

·       ослабление критического мышления

·       отупение, равнодушие, ощущение «мне на всё наплевать»

·       быстрая утомляемость, проблемы со зрением

·       неприятности по линии «персональных данных»

·       нежелательная информация

·       преступность — виртуальная и реальная

·       дикая мода фотографировать малейший свой шаг

·       общение с далекими виртуальными знакомцами становиться важнее, чем теплые посиделки со старыми проверенными друзьями

·       каждый утыкается в свой смартфон и зависает в соцсетях, переписываясь с друзьями, сидящими на соседнем стуле…

·       сев на минутку проверить сообщения или новости человек «проваливается» в виртуальную жизнь на часы и сутки

 

Психологи из Университета в Олбани (США) опубликовали в журнале Addiction статью, в которой утверждают, что от Фейсбука можно быть зависимым точно так же, как от каких-нибудь химических веществ.

Вот медицинская статья: Влияние социальных сетей на здоровье человека:

Врачи предупреждают! Социальные сети являются аддиктивными, то есть, вызывающими зависимость. Дети и подростки становятся более зависимыми от интернета, нежели взрослые. Желание получить удовольствие от лайка или комментария в социальных сетях заставляет нас снова и снова заходить в социальные сети. В результате, мы проводим в них огромное количество времени. Доказано: бесцельное провождение времени в социальных сетях снижает интеллект. 

 

Социальные сети наносят вред психическому здоровью:

Американские исследователи приводят неутешительные данные: более 63% американцев ежедневно посещают социальные сети, из них 40% сидят там постоянно. Думается, что в странах СНГ ситуация не лучше, так как всё больше и больше наших соотечественников с головой погружаются в виртуальную жизнь.

Виртуальная жизнь обесценивает реальные жизненные потребности. Человек начинает сравнивать свою жизнь с другими, более успешными или популярными людьми, старается им подражать. Таким образом, теряется индивидуальность и происходит эмоциональный разлад.

Социальные сети вызывают постоянное чувство эмоционального напряжения у пользователей, заставляя их думать, нормально ли они смотрятся на фотографии и понравится ли их статус другим пользователям. Благодаря большому объёму интересной информации и собеседников, соцсети могут отвлекать от учёбы или работы, не давая сконцентрироваться на поставленной задаче.

 

В интернете накопилось огромное количество самого разнообразного материала по вреду и пользе от соцсетей. Но самое основное – мотивация самоутверждения со всеми ее последствиями в данном формате реализации, самым опасным из которых является уничтожение социализации, выпадение из реальной системы взаимоиспользования с неизбежными депрессивными состояниями. Самое пагубное то, что быдло-чушь затмевает в самом деле важное и полезное, она подменяет ценности и собственное самовыражение оказывается важнее настолько, что любой конкурент в области притязаний на одобрение обществом исживается с праведной уверенностью в своей правоте.

 

Конечно, нет такого зла, из которого бы невозможно извлечь что-то полезное, но для того, чтобы суметь извлечь пользу из соцсетей, нужно четко понимать, что это такое, их реальное назначение и механизмы воздействия, - чтобы суметь избавить себя от такого влияния. И тогда соцсети превращаются в поучительный и небесполезный источник информации (но не того, что дают в качестве информации блогеры, а информации из самой структуры и об участниках), возможности сопоставлять и анализировать, а то и суметь познакомиться с каким-то значимым человеком с некоторой своей целью.

Соцсети профессионально используют для рекламы, для продвижения интернет-страниц, поиска клиентов. Раз столько человечьего мяса (никак не ума) здесь пропадает, нужно спродуцировать хоть какую-то колбасу из этого.

 

ЧСВ

Аббревиатура словосочетания Чувство Собственной Важности стала впечатляюще популярной с подачи К. Кастенеды и только в силу этой популярности стоит разобраться, что это означает и что с этим делать. Не стоило бы говорить об этом в виду полной никчемности и недоопределенности этого понятия, но оно слишком широко распространено, причем среди людей “либеральной направленности” и тут возникает довольно интересный феномен. Назовем его феноменом либерального инфантилизма (ФЛИ).

Чуть предваряя, стоит освежить понимание философии либерализма. Либерализм, в отличие от мифов его философской интерпретации, по сути, представляет собой индивидуальную анархию в направлении личных попыток самовыражения и соответствующих субъективных идеалов. А это - далеко не то же самое, что установившиеся в культуре общеразделяемые представления об этике потому, что личные значимости меняются от рождения по мере получения опыта жизни очень радикально и только в конце процесса социализации они в достаточной мере адаптируются к общекультурным (или субкультурным). Точнее можно сказать, что они всегда соответствуют наиболее частной субкультуре окружения данного индивида в момент его адаптации к этому.

Итак, индивидуальный либерализм проявляется в убежденности в неких текущих ценностях, реализация которых требует личной “свободы”. Тем самым он отражает антидемократическую анархию по отношения ко всем другим личностям, не разделяющим такие ценности и не желающим допускать их реализацию.

В ранние годы наивных представлений, когда еще верят в Деда Мороза, ценности отражают самобытные личные убеждения. Те молодые люди, что увлеченно зачитываются К.Кастенедой и верят ему потому, что сказанное кажется им очевидно верным (см. Доказательные свойства очевидности), считают всех, не разделяющих такие идеи, безнадежными консерваторами, а себя – почерпнувшими несомненной мудрости. Это приводит к тому, что, считая себя носителями прогрессивных идей, в том числе либерализма, такие люди оказываются в абсурдном положении погрязших в неадекватных представлениях (в данном случае – откровенно мистических).

Проявление доверчивости к авторитетам без должного формирования собственной модели понимания, основанной на корректном обосновании всей системы взаимовлияющих факторов явления (см.  Критерии полноты и верности теории) в контексте убежденности в правомерности своего либерализма, и порождает проявления феномена либерального инфантилизма.

 

Возможное противодействие быдло-онлайнерам

Люди в сети – совершенно иные личности, чем в реальности. Есть немало роликов, когда сетевого дартаньяна-наглеца вылавливали и тогда он в реале оказывался просто жалким салажкой.

Общаться онлайн – особый эмоциональный контекст, в котором формируются свои специфические реакции и навыки, адаптирующие к виртуальной жизни в соответствии с решаемыми проблемами и поставленными целями. Как уже говорилось, в статистическо-процентном отношении людей, которые бы использовали сети (свой сайт или блог) на творческом уровне, несопоставимо меньше, чем тех, кто использует его как среду своего самовыражения в попытках занять более высокое место в иерархии данного вида деятельности. Это – очень поверхностная, предельно автоматическая система взаимопонимаемых символов общения, в которую новое вносится лишь в виде расширения примитивных рефлексов. Таких людей называют быдло и это понятие имеет вполне определенные признаки: тест.

Можно условно выделить такие категории онлайн-быдла как то:

·       тролли – развившие навык болезненно цеплять за живое, неважно по какому поводу, но на виду демонстрирующие благодарной публике “остроумную” точку зрения на других участников;

·       хейтеры – предельно психопатичное качество троллинга (фактически и есть проявление психопатии) для опускания оппонента очерняющими средствами риторики, что пытаются выдать за либеральное правдолюбие (только в качестве оправдания);

·       критиканы – “вежливые” или почти вежливые люди (потому, что обращаются “на вы”, больше нет признаков вежливости), предающие огласке изъяны оппонентов, точнее то, что они уверенно и бесспорно считают изъянами;

·       фанаты – праведные борцы за какую-то выбранную ими известную Идею, известного человека (известность как раз используется для самовыражения с ее помощью), не выносящие любые сомнения в своем идеале;

·       “эксперты” полают себя достаточно компетентными, чтобы высказывать убеждающие мнения по любым вопросам;

·       и т.п.

Повторюсь, все эти категории объединяет поверхностность до уровня рефлексов и самовыражение.

Есть тематические группы в соцсетях, где так же нет всамомделишной творческой глубины (она совершенно там неуместна), даже если это “научные” или “образовательные” группы. Среди подборки каналов с образовательным контентом чрезвычайно редки те, чьи авторы в самом деле бескорыстно (без попытки распиариться на лайках, просмотрах и перепостах) тратят время на доброе дело (это в культуре так же считается неуместным) и почти во всех роликах есть призыв ставить лайки. Множество авторских видеолекций (в том числе академических ученых), за единичными исключениями, грешат безосновательными и некорректными высказываниями и легко вычленить авторов, которые продуцируют ролики поточно.

 

Можно ли что-то делать, нейтрализующее этот вред, как локальный, так и системный? Нет. В тактическом плане нет лома против всего этого.

То, что имеет в основе социальное взаимопонимание (как коррупция и быдловождение) может быть преодолено только изменением символов взаимопонимания, постепенной коррекцией культуры. Поэтому самое правильное - как можно больше, чаще и, главное, “вирусно” (ненавистное слово, возникшее как продукт попытки сделать самовыражающее “открытие” в области рекламы и маркетинга), неотразимо ярко показывать всякий раз неприемлемость такого вида ухода от действительности в форму примитивной борьбы за свое место.

Это все, в самом деле, очень отвратительное явление, но это пока знаю только я :) и еще немногие, а нужно чтобы это стало очевидно для критической массы людей в обществе.

Возможно, стоит демонстрировать свой альтернативный подход в различных ситуациях, когда сталкиваешься с быдлорефлексами.

Однажды я через своего Учителя передал свою рукопись его ученому другу. Для меня в то время было само собой разумеющимся, что хороший ученый способен критически оценить любой текст с пользой для автора. Я получил письмо с извинениями и оправданием отсутствия какой-то критики (я так надеялся получить критику чтобы просто исправить эти места и сделать рукопись более гладкой): “К сожалению, у меня другая научная специфика, и я не вправе судить корректность вашей работы”. Меня как холодным пивом окатило: как верно и правильно! Конечно же, человек сразу увидел уровень текста и не захотел связываться, тем более, на виду у своего друга. Он, несомненно, мог натыкать меня носом в негодные места, невзирая на научную специфику, но он сделал то, что меня поразило до ахиллесовых пяток и запомнилось на всю жизнь как очень правильное правило.

Вот если бы такое становились очевидным и общественно неизбежно выполняемым, то и проблема решилась бы.

 

На сайте Форнит есть статья про психогигиену, позволяющую избежать психо-последствий сетевой быдло-жизни, от депрессии до психопатии и психозов. Эта статья – выводы на основе модели организации психики, в том числе и следствия социальной адаптивности. Но есть еще более базовый уровень, который может препятствовать пониманию и принятию как очевидность – уровень индивидуального мировоззрения. Невозможно открыть глаза на столь сложные явления как социальная адаптация тем, у кого отсутствуют даже базовые, основополагающие понятия. Значит начинать нужно с поголовной мировоззренческой электрификации. Опять же, показывая ясно и очевидно важнейшие принципы, как детям в сказках, западающих на всю жизнь.

 

Можно вспомнить огромное множество как онлайн так и вполне реальных “развлечений”, обычно стайных и рассчитанных на показ, часто далеко заходящих за границы позволенного законом.

Есть неожиданно малолетние салажки, которые намерено подставляют даже умудренных взрослых под статьи закона из выгоды и/или самовыражения, все мешающее этому объявляют ретроградным отживающим пережитком, а свою свободу любых действий – либеральными и демократическими, хотя именно демократичности в этом нет никакой, раз подавляющее большинство против такого самовыражения. На самом деле в таком либерализме нет политики, хотя есть поддерживающая философия.  

Есть те, которые, наоборот, как бы поддерживают закон самозванными добровольными отрядами (СтопХам, ЛевПротив), но их публичные показы не делают социальный негатив достаточно очевидным так, чтобы людям стало зазорно и позорно повторять это, а получаются шоу, в первую очередь накручивающие лайки и просмотры.

 

Молодые и “наивные” обязательно проходят период развития личной инициативы в форме попирания норм общества и “старых догм”. И самой главной мотивацией в этом оказывается стремление получить более высокую оценку своим действиям и занять место в социальной иерархии повыше. Это культурное следствие определяющей важности такой мотивации.

Понимать, что у этого основополагающего поведения есть альтернатива практически никто не готов, и все вокруг, кто являются конкурентами за место признания становятся врагами, которых нужно опустить как можно жестче.

Внутривидовая борьба признается самой беспощадной и самой страшной.

 

Вот что является первостепенной задачей трансформации культуры, определяющей взаимопонимание действий членов общества.

Внутри головы каждого из нас уже построено идеальное общество множества личностей, разных до противоположности понимания и действий, основой которых является своя специфическая модель понимания, оптимизированная для данных условий и обстоятельств. Эти модели иерархичны, как контексты более общие и частные. Но каждая в нужный может становится активной, заключая в себе Я (эго) и определяет понимание и поведение: в этот момент инициативой завладевает данная личность.

При этом нет никакой антагонистической конкуренции в силу различия в специализации (“я не вправе судить об этом”). Никакая личность в мозге не пытается решать проблемы не своей компетенции. Хотя все нерешенные проблемы уже говорят о недостаточной компетенции, но на передний план выходят те модели, которые в наибольшей степени к этому подготовлены, а если выясняется, что активная модель оказалась выбрана неверно и здесь нужна другая, то происходит переключение личностей, хотя не всегда легкое, а требующие проявления волевого усилия.

Фокус внимания в мозге на какой-то личности с ее интерпретацией происходящего похож на фокус внимания к людям, сумевшим привлечь к себе интерес общества, но не за счет символов рефлекторного распознавания ситуации (в толпе достаточно чем-то удивить), а за счет более высокоуровневой организации иерархии моделей с осознанной оценкой смысла (а не просто новизны-значимости) происходящего и, тем самым, нахождения места в иерархии контекстов моделей понимания.

В применении к культуре взаимоотношений общества это означает отсутствие недоброжелательности и конкуренции ради признания. Это означает полное отсутствие всего того, что наработано обществом для завоевания места в социальной иерархии, и это место должно определяться только особенностями личной специализации и компетентностью личности. Главное, фокус общественного внимания должна получать та личность, которая сумеет сгенерировать наиболее адекватное и правдоподобное решение актуальной проблемы, тем самым выходя в область общественного сознания точно так же, как ценные идеи вдруг осознаются как проявление интуиции. И оценку решения проводят те, кто достаточно компетентен в этом, используя в качестве критерия существующие модели представлений того, к чему это может привести.

Таким образом возникает проблема обязательности знаний о том, как организована такая система личностей, как оценивается эффективность и приемлемость решений, как передается активность наиболее компетентной в данной ситуации личности. Все это возможно использовать для организации общества.

Понятно, что до такой идиллии еще очень далеко и мы все еще пребываем в пещерном обществе звериных повадок, лишь очень мелкими шажками, почти вслепую развивая культуру взаимоотношений. И поэтому к такой ситуации приходится приспосабливаться, старясь не быть вовлеченным в быдло-существование.

 

Методы завоевания социальной востребованности

Наша жизнь ставит реальные задачи и нужно суметь адаптироваться к текущим условиям, а не фантазировать о возможной будущей идиллии более, чем коммунистического общества. Поэтому попробуем хоть что-то предложить в этом направлении.

Просто становиться все более высококомпетентным специалистом, что-то творить несомненно высокоинтеллектуальное и т.п. мало что даст для личного благосостояния, хотя есть какие-то шансы попасть не в какую-то среднестатистическую конторку с ее неизменными проблемами выживания в быстро меняющихся условиях и локальными особенностями взаимоотношений. Хотя молодые люди и могут быстро адаптироваться к почти любой атмосфере, но быстро начинают понимать недостаточную для них перспективность. Правда суровость реалий жизни не позволяет слишком привередничать, но все здесь очень относительно.

 

Обычно люди, которым не обломилось занять желаемую и по их представлениям достойную социальную нишу, думают в направлении как преодолеть лень, выбрать наиболее перспективное направление творчества, доказать и обрести свою социальную значимость. Начиная от наивного понимания того, что такое лень и кончая непониманием того, что на самом деле обеспечивает лидерское место, они не находят никакого решения, читают литературу о том как стать неизбежно успешными и притянуть удачу (в меру интеллекта, конечно), но проблему не решают или создают иллюзию решения.

На самом деле все люди одинаково “ленивые”, т.е. мотивация что-то делать зависит от актуальности нерешенной проблемы (интереса к чему-то) и более ни от чего при условии нормального здоровья. На актуальность может влиять болезненность состояния, более насущные проблемы (остальное отходит на задний план), отсутствие нерешенных проблем.

Но самое главное, что актуальность – произвольная оценка, которую можно менять осознанно и придавать чему-то высшее значение. А при таком значении любая новизна устанавливает топовую актуальность и легко увлекает за собой.

Стоит иметь в виду, что такая задача как выучить язык или научиться показывать фокусы – не может быть долговременно востребованной обществом целью. Это – промежуточные цели. А вот начать изобретать новые фокусы или создать новые специализированные языки – и есть передний край развития такой предметной области, которые постоянно расширяется усилиями отдельных творцов.

Т.е. ставку нужно делать на творчество. Или согласиться с тем, что жизнь промелькнет без остающейся нетленки и тогда положиться на востребованное ремесло.

 

Вполне возможно выработать вполне действенную методику выявление актуальной цели завоевания социальной востребованности (и очень многие эвристически находят подходящую для себя). К примеру, сначала просто прислушиваться к себе в течении недели в разных ситуациях и ловить все полезное:

·       направления деятельности, что покажутся интересными, запоминаем как возможные варианты.

·       Если в последующем что-то покажется несомненно более интересным, то ставим его на место возможного варианта, а предыдущее значение путь уходит вниз (скажем, в записи таких отметок).

·       К концу недели получится список с приоритетом значимости.

 

Если так и не удалось выявить хоть что-то, вовлекаем не только свое бессознательное, а начинаем делать запросы в поисковиках: “Социально значимые интересы” (так прямо - с кавычками). Это – реальная надежда обнаружить нечто новое для себя, что решит проблему лени и безынициативности (считай - депрессию). Поэтому читать материалы будет интересно. Несколько дней такого поиска могут наполнить список приоритетными интересами. Теперь нужно ставить цели и пытаться действовать.

 

Тем самым мы претендуем на уровень профессионалов в данном направлении социальной активности, где уже есть распределение по шкале успешности от минимума обладающих нужными качествами, к наиболее массовым специалистам и в топе пребывают единицы - те, кто, обладая нужными для этого качествами, удачнее оказывается выше других (среди любой массы всегда будут те, кто окажется выше других – чистая статистика распределения). Это можно назвать пинком судьбы, позволяющим выйти на уровень, недостижимый другими претендентами.
Но далеко не каждый способен удержаться на этом уровне, для этого нужны не только специальные навыки, но качества, совместимые с тусовкой данного уровня в данном анклаве общества. Множество людей, выигравших в лотерею, быстро теряли все, оставаясь теми, кем они были. Так что нужно быть готовым удержаться на новом уровне, обретя пинок судьбы.

 

Что делать, чтобы максимально увеличить шансы на то, чтобы оказаться успешным в выбранном направлении? Нужно оказаться в нужной тусовке. Именно так поступают смазливые герлы, поставившие целью выйти замуж за успешного. Так поступают элитные проститутки, промышляющие в высшем свете. Так поступают разведчики (шпионы), и просто желающие войти в нужный круг нужных людей. Первым делом нужно найти знакомых тех лидеров, с которыми поставлена цель познакомиться (древний французский сценарий) и суметь с ними харизматично найти общий язык по какому-то интересу. Это уже – даже не методика социальной адаптивности, это – методика внутривидовой борьбы. Помните, все не смогут стать богатыми и успешными, это – лотерея: среди кучи особей, грызущих друг друга, конечно, кто-то останется на верху, но боьшинство - нет.

 

Но если не задаваться тривиальной целью, а подумать о в самом деле нетленных ценностях, ради которых стоило жить, то возникает совершенно иной смысл действий. См. 1, 2, 3

 

Дополнительно

·       Личность и социум

·       Психическое явление Превосходство

·       Проблема рабочих мест

·       Эвристика вероятности

·       Развитие ребенка и влияние родителей

·       Социальные проблемы психики

·       О демократии и либерализме

·       Ненависть к несправделивости

·       Дети и политика

·       Почему нарастает неравенство

·       Иллюзия счастья или Стратегическая ошибка сапиенсов

·       Фасеточный разум

·       Мировоззрение

·       Познай самого себя



Обсуждение Сообщений: 5. Последнее - 02.08.2018г. 8:30:20


Дата публикации: 2018-07-19

Оценить статью >> пока еще нет оценок, ваша может стать первой :)

Об авторе: Статьи на сайте Форнит активно защищаются от безусловной веры в их истинность, и авторитетность автора не должна оказывать влияния на понимание сути. Если читатель затрудняется сам с определением корректности приводимых доводов, то у него есть возможность задать вопросы в обсуждении или в теме на форуме. Про авторство статей >>.

Тест: А не зомбируют ли меня?     Тест: Определение веса ненаучности

В предметном указателе: Гаджеты и социальная стабильно... | Власть - как социально-психическое явление | Влияние особенностей семейного воспитания на социальную адаптированность детей | Влияние социальных сетей на здоровье человека | Вред социальных сетей | Вред социальных сетей. 5 жирных минусов | Вред социальных сетей: влияние на психику | Глобальный социальный паразитизм | Доверие как социально-психологическое явление | Из-за социальных сетей страдает психическое здоровье | Новый метод позволяет точно предсказывать энергию взаимодействия двух молекул, удалённых на значительное расстояние | 100 НАИБОЛЕЕ ВАЖНЫХ СОБЫТИЙ И ЛЮДЕЙ, ОКАЗАВШИХ ЗНАЧИТЕЛЬНОЕ ВЛИЯНИЕ НА РАЗВИТИЕ НАУКИ | Новый метод позволяет точно предсказывать энергию взаимодействия двух молекул, удалённых на значительное расстояние | Обсуждение Социальная значительность
Последняя из новостей: Обобщение исследований организации психики на 2018 год: Что люди узнали о мозге.

Ученые создали первый в мире искусственный организм с одной хромосомой
Вооруженные генетическим редактором CRISPR ученые сумели создать вполне жизнеспособный искусственный организм, геном которого состоит всего из одной хромосомы. Тем самым, как сообщает авторитетный журнал Nature, был установлен новый мировой рекорд.
 посетителейзаходов
сегодня:77
вчера:1011
Всего:158221

Авторские права сайта Fornit
Яндекс.Метрика