Поиск по сайту
Проект публикации книги «Познай самого себя»
Узнать, насколько это интересно. Принять участие.

Короткий адрес страницы: fornit.ru/983
Список основных тематических статей >>
Этот документ использован в разделе: "Адаптология"Распечатать
Добавить в личную закладку.

Осознанное формирование поведенческих навыков

Адаптационный механизм избегания нежелательного в организации произвольных движений - как основа формирования новых поведенческих навыков для новых особенностей условий, путем проверки желательности результата при использовании уже имеющиеся для сходных ситуаций действий или осознанной выработки нового варианта поведения (творчество).

Вначале будет коротко сформулирована модель организации двигательных функций, потом - более обстоятельно эта модель будет рассмотрена. Модель основана на имеющихся представлениях и определениях механизмов проявлений сознания (см. О функциях сознания).

 

Самый основной принцип формирования последовательности адаптивных реакций к новым особенностям условий: то поведение в новых условиях (новые компоненты ранее привычного поведения - автоматизмы), что приводит к не желаемым последствиям (с субъективной точки зрения), впредь избегается, а то, что соответствует ожидаемому позитивному результату - впредь выполняется без изменений (для этих новых условий подошла старая реакция), уже не требуя осознания, т.е. закрепляя такую реакцию для данных условий до неосознаваемого автоматизма [29]. При этом (не)желательность в наиболее базовом плане формируется как первичная рецепция отклонений состояний организма от нормы (см. Гомеостаз и Система значимости), а конечным развитием системы оценки значимости являются стереотипы осознанных оценок или мыслительные автоматизмы [63].

Таким образом, важнейшей оценкой, требующей коррекции поведения, является негативная (нежелательные последствия), при которой пробное поведения в новых условиях впредь должно избегаться. А позитивная оценка успешности реакций коррекции поведения не требует: нет нерешенной проблемы, и не нужны дополнительные усилия по нахождению новых вариантов поведения.

Именно негативная оценка заставляет прекратить попытки действовать по-старому в новых условиях, находить новые решения и образовывать ветвление поведения для этой специфики условий, - т.е. именно негативная оценка является основой творчества и наработки новых вариантов (что ранее показывалось в статье Неудовлетворенность существующим).

Как именно происходит такая регуляция и будет рассмотрено ниже.

 

Реализации поведенческой адаптивности осуществляется осознанным усилием (требующем мыслительных действий, поиска, попыток, большая часть которых заканчивается неудачей) - для выработки и выполнения пробного поведения в новых условиях, выбранного в прогнозе с позитивным, желаемым результатом [33]. Это - основа так называемого "волевого усилия", которое всегда сопровождает процесс осмысления и в наиболее проблемных случаях может применяться к ранее негативно оканчивающимся реакциям, чтобы преодолеть возникшее избегание в расчете на удачное решение проблемы и получить позитивный результат.

Оценка любого пробного поведения (т.е. осознанно инициированного варианта с позитивным прогнозом) происходит с субъективной оценкой (в принципе не является объективной): насколько соответствует это желаемому - цели мотивированных усилий. Но позитивная оценка может возникнуть и в случае непредвиденных, но приятных последствий - уже на основе оценки не прогностического ожидания, а как отклик системы значимости на случайную удачу.

Результат оценки пробного поведения является сигналом обратной связи [260] для формирования проблемного контура регуляции: осознанный позитив последствий закрепляет реакцию в виде поведенческого автоматизма, осознанный негатив блокирует такую реакцию так же на уровне уже неосознаваемого автоматизма и порождает нерешенную проблему, - это аксиоматически выверенный эмпирический вывод [85], [358], [158].

Как именно блокирует, то ли за счет какого-то эволюционного механизма блокировки отрицательной (негативной) значимостью, то ли за счет закрепления в памяти осознаваемого образа с ассоциацией негативной значимости - предстоит понять в этой статье на основе имеющихся данных исследований и их сопоставлений.

При этом необходимо выделить именно принципиальный механизм потому, что для модели адаптивного поведения, адекватного реальности (соответствия ожидаемого получаемому), не имеет значения конкретика ее реализации, но в качестве верификации модели важно проследить, как это реализовано природой.

 

В точности, как развитие функции восприятия начинается с формирования первичных распознавателей примитивов восприятия (в зрительной коре: круги, точки, линии и т.п.) и на их основе формируются распознаватели более сложных зрительных образов - еще до работы функции сознания, обеспечивающей обратную связь: правильное или неправильное распознавание, в двигательной коре так же есть последовательность развития первичных зон, отвечающих за отдельные простейшие сокращения мышц, а за ними - формирователи более сложных последовательностей действий. Как и первичные распознаватели восприятия, так и первичные распознаватели движений формируются "без учителя", т.е. без того, чтобы определять верность акта распознавания, - спонтанно, формируя все подряд сочетания, которые оказывается в поле восприятия и в поле возможных случайных действий (инициируемые при созревании своей авто активностью).

И только на уровне созревания и развития третичных, ассоциативных зон возникает общая интеграция при развитии распознавателей с обратной связью - как сигнала (не)верности распознавания, оцениваемой сознательно, что и обеспечивает включение или исключение таких распознавателей в конкретном акте поведения при текущих условиях (т.е. текущем сочетании имеющихся элементов восприятия: зрительных, слуховых, тактильных и т.п.), создающих контекст того, что именно должен выполнять данный поведенческий акт.

 

Основой модели организации двигательных функций с помощью сознания является распознаватель ситуации (принцип модели одноэлементного персептрона [101], [3]) в виде субъективного образа, всегда зависимый от особенностей условий восприятия, определяя спектр возможных действий в прогнозе результатов - как ассоциации с их значимостью (или, другими словами - смыслом того в данной ситуации, что это может значить для субъекта). Понятно, что точность распознавания значимости ситуации корректируется с каждым осознанием [31] - как эмоциональная оценка желаемости результата, которая и связывается каждый раз с возможностью действия или его избеганием. В данном случае корректируемым параметром, определяющим адекватность данного образа реальности, является распознавание значимости ситуации: позитивной - верно, негативной - неверно.

Напоминаю, что активность субъективного образа возникает при совпадении сформированного его профиля признаков условий ситуации (контекста) и наличия пускового стимула, который всегда и определяет очередность срабатывания того или иного звена поведенческой цепочки после активности предыдущей в контексте признаков условий. В отличие от чисто моторной цепочки, цепочки субъективного сознания не следуют вдоль соответствующей моторной цепочки, а является следом перескоков сознания с одного звена моторной на другие параллельно активные таким образом, что цепочка воспоминаний о событиях не отслеживает какой-то один вид действий из всех в данный момент, а перескакивает с самого актуального (максимум новизны и значимости) на следующую самую актуальную или некоторое время сохраняется на текущей пока не возникает более актуальная.

 

Осознание становится необходимым при появлении в восприятии новых важных компонентов, требующих осознанного внимания и выделения образа восприятия в достаточно долгий процесс, независимый от длительности стимуляции (абстрагирование ситуации, поддерживаемые иногда годами в виде доминанты нерешенной проблемы).

При этом возможно прерывание действия для осмысления или продолжение действия с корректировкой: в цепочке ранее сформированной последовательности действий, возникло прерывание для осмысления, был или 1) активирован пока еще не закрепленный в памяти постоянно новый субъективный образ для данных новых условий или 2) уже существующий оставлен в неизменном виде (если старый вариант действий в новых условиях оказался позитивным) или 3) образ заблокирован как неадекватный данным условиям (если старый вариант действий в новых условиях привел к негативной оценке). См. режимы функциональности сознания.

 

Осознаваемое удержание внимания на образе восприятия, поддерживаемое актуальностью осмысления, является основой волевого усилия, т.е. эта основа возникает из ранее уже сформированных субъективных реакций в отношении значимости и новизны сочетаний признаков воспринимаемого в ситуации. Это то, что в исследованиях типа Свобода воли как функция бессознательного развенчалось как несуществующая суть "свободы воли", но на самом деле эти сенсационные факты отражают всего лишь основания для осознания ситуации, а не само осознание (см. Функции и механизм "ориентировочного рефлекса"-), с которой лишь начинается то, что проявляется как "свобода воли" (в самом деле, что-то в восприятии должно предшествовать волевому осознанному усилию еще до его появления), т.е. они отражают этап формирования "ориентировочной реакции" с наиболее привычно наработанной реакций поведенческого автоматизма для данной специфики условий, но никак не реакции уже во время осмысления.

С участием канала осознания, подключаемому к абстрагированному в виде субъективного образа ситуации, появляется возможность прогнозировать возможные результаты того или иного поведения в данных обстоятельствах и, несмотря на некое уже сложившееся предпочтение ранее ставшего привычным поведения, выбрать и реализовать иной предположительный вариант поведения, а потом оценить то, насколько последствия оказались желательны. В случае нежелательных последствий, с данным субъективным образом связывается негативная оценка - как сигнал неверности распознавания значимости ситуации и действия в ней. Характерная для сознания возможность произвольно прерывать действия с нежелательным прогнозом за счет перераспределения внимания (изменения порога срабатывания и изменения границ внимания) позволяет не выполнять действия, которые прогнозируют нежелательный результат, а так же прерванное для осмысления действие в случае негативных последствий уже не выполняется сознательно в виду очевидной неприемлемости, и это закрепляется долговременно в виде автоматизма. Таким образом, в последствии такой распознаватель в данной ситуации уже будет не активным.

Вот как реализуется избегание ситуации в предлагаемой модели. Техническая реализация такой системы принципиально не вызывает затруднения, хотя требует привлечения очень больших ресурсов. Как именно в природной реализации осуществляется произвольность управления звеньями поведенческих цепочек при осознании еще предстоит исследовать, хотя и тут принцип вполне ясен (см. 1, 2).

 

Стоит иметь в виду, что в корректировке нуждается только результат негативной оценки пробного поведения - он блокируется как неверный (понятно, что если все получилось хорошо, то и менять ничего не нужно, а остается только закрепить в постоянной памяти, что к этой новой ситуации подходит старая реакция).

Чем больше актуальность получения желаемого в ситуации с негативной оценкой пробного поведения, тем в большей степени требуется преодоление этого негатива для того, чтобы, все-таки, решиться совершить действие в условиях, когда ранее в результате получался негатив, тем более долгим может оставаться доминанта нерешенной проблемы, мотивируя творчество. Это требует ментальных усилий для удержания внимания на неадекватном образе восприятия-действия, несмотря на негатив, заставляющий избегать повторения неприятных последствий, за счет осознанного изменение порога срабатывания этого образа - углубления ускользающего внимания и преодоления негативного эмоционального контекста. Доминанта нерешенной проблемы является источником стимуляции волевого усилия или мотивацией.

В статье Воля об этом сказано:

...в самом общем случае, воля - осознанная необходимость изменить привычное поведение так, что поведение, ранее избегаемое, становится предположительно желаемым для данной особенности обстоятельств. Понятно, что привычное поведение, которое ассоциируется с позитивной оценкой результата, не требует никакой коррекции и, соответственно, волевого усилия (если в новых обстоятельствах привычное поведение вдруг приводит к негативным последствиям, то возникнет избегание такого поведения в данных обстоятельствах, что не требует волевого усилия). Так и возник этот механизм волевого усилия - как необходимость в преодолении ранее полученной негативной оценки результата действия. Бывает итак, что некоторые виды привычного поведения, давая позитивный результат непосредственно после совершенного действия, приводят к нежелательным долговременным последствиям, например, наркомания, похотливость, обжорство и т.п. В таких случаях механизм волевого усилия не срабатывает потому, что непосредственный результат поведения оценивается как положительный. Поэтому так бывает трудно, почти невозможно, бороться с такими пороками. Лишь через некоторое время наступают негативные последствия, и чтобы применить в нужный момент волевое усилие нужно очень ясно осознать тот негатив, который возникает гораздо позже, в то время как позитив вот он уже совсем рядом. Это нужно учитывать в методике борьбы с зависимыми состояниями.

 

Далее приводятся выдержки из работ по фактическому исследованию процессов формирования поведенческих реакций для сопоставлений и обобщающих выводов - в обоснование предложенной модели. Здесь будут рассматриваться как основы физиологии организации двигательных актов, так и психофизиология в тех важных моментах, что затрагивают представленную модель и поддерживают ее обоснованность. Предлагается сопоставить эти факты с элементами описания модели.

 

Об основополагающих субстратах для формирования двигательных программ: Нейрофизиология: как рождается движение.

Сам акт движения начинает формироваться в двигательной области коры плаща. Выделяют первичную и вторичную моторную кору. В первичной моторной коре (прецентральная извилина, поле 4) расположены нейроны, иннервирующие мотонейроны мышц лица, туловища и конечностей. В ней имеется точная топографическая проекция мышц тела. В верхних участках прецентральной извилины сфокусированы проекции нижних конечностей и туловища, в нижних участках – верхних конечностей головы, шеи и лица занимающие большую часть извилины («двигательный человечек»Пенфильда). Эта зона характеризуется повышенной возбудимостью. Вторичная моторная зона представлена латеральной поверхностью полушария (поле 6), она отвечает за планирование и координацию произвольных движений. Она получает основную часть эфферентных импульсов от базальных ядер и мозжечка, а так же участвует в перекодировании информации о сложных движениях. Раздражение коры поля 6 вызывает более сложные координированные движения (поворот головы, глаз и туловища в противоположную сторону, содружественные сокращения мышц сгибателей-разгибателей на противоположной стороне). В премоторной зоне с координироанны двигательные центры отвечающие за социальные функции человека : цент письменной речи в заднем отделе средней лобной извилины, центр моторной речи Брока (поле 44) в заднем отделе нижней лобной извилины, обеспечивающий речевой праксис, а также музыкальный моторный центр (поле 45), определяющий тональность речи и способность петь.

 

О базовых, первичных двигательных актах, на основе которых формируются их вариации для различных особенностей условий: Развитие двигательных функций и действий с предметами.

Наиболее важные прогрессивные движения: хватание, манипулирование предметами, овладение активным передвижением в пространстве (удерживание головы, переворачивание на бок, хватание, сидение, ползание, ходьба). Прогрессивные движения и действия рассматриваются как показатели уровня развития ребенка.

...Подчеркнем роль новизны в стимулировании действий ребенка с предметами, новый предмет неизменно привлекает внимание ребенка, хотя бы на короткое время, способствует появлению заинтересованности.

...Важнейшая линия двигательного развития — формирование умений ребенка обращаться с предметами.

Смещение интереса со взрослого на предмет происходит не спонтанно и не случайно. Взрослый, являясь аффективным центром ситуации, специально переключает внимание ребенка с себя на предмет, мотивирует активность ребенка и придает ей адекватную форму, показывая конкретные способы действий с вещами. Захватывание (доставание) предмета — это первое произвольное целенаправленное действие грудного ребенка. Хватание начинается с обнаружения, ощупывания собственных ручек примерно в 3—3,5 месяца. Формирование и совершенствование захвата происходит в совместной деятельности ребенка и взрослого. Взрослый не всегда осознанно, но систематически создает ситуации упражнения для ребенка...

...Функция захвата предмета совершенствуется постепенно. Ребенку трех месяцев нужно вложить игрушку в руку, и он потянет ее в рот. В 5—5,5 месяца ребенок самостоятельно может свободно достать, захватить и удерживать игрушку. Траектория движения руки сначала неточна, много лишних сопутствующих движений, не дифференцирован способ захвата. Во втором полугодии формируется полноценное доставание — уточняется движение руки к предмету, развивается противопоставление большого пальца, удерживание предмета пальцами, захват вещи с учетом ее формы и размера. В 6—7 месяцев у ребенка складываются простые манипулятивные действия с предметами. Предметные манипуляции одинаковы по отношению к любому предмету: малыш сосет его, царапает, размахивает им, стучит, бросает и т.д.

...В начале второго полугодия жизни происходит принципиальное изменение качества подражания. Если ранее взрослый брал какое-то движение или звук из спонтанного репертуара младенца и «возвращал» его как образец для имитации (например, открывание рта), то теперь ребенок начинает воспроизводить то, чего еще не было в его собственном опыте. Появляется истинное подражание.

...Условия подражательного обучения движениям и действиям во втором полугодии первого года жизни: многократный замедленный показ, паузы перед началом и концом показа, подчеркнутая мимика, обязательное речевое сопровождение («речевая метка»), эмоционально насыщенное одобрение взрослых за попытку воспроизведения.

 

О мотивационных основах формирования двигательных актах и общем принципе регуляции: Нейрофизиологические механизмы гомеостаза двигательных функций.

В приложении к моторной функции идеи гомеостаза легко прослеживаются в индивидуальной стандартности биомеханического рисунка выполнения таких двигательных навыков, как ходьба, бег, речь, жесты, почерк и множества других, стандартности, сохраняющейся годами и позволяющей опознать человека лишь по характерным для него особенностям движения. Это даёт основание думать, что произвольно управляемые движения осуществляются по тому же общему принципу работы нервной системы – гомеостазу.

...Н.А. Бернштейн выделил ведущие уровни организации двигательной функции, связав их с процессами научения и овладения двигательными навыками, в которых управление движением может осуществляться на более низком уровне в иерархической структуре, уходя в частности из сферы сознания на уровень двигательных автоматизмов.

...В диссертационной работе впервые рассмотрен фундаментальный принцип гомеостаза в приложении к регуляции двигательной активности. Доказано, что уже мышечное волокно обладает собственными гомеостатирующими механизмами, среди которых особое регуляторное значение имеет текущая концентрация ионов Са2+и электровозбудимость мембран мышечной клетки. В свою очередь электровозбудимость мембран определяется значениями механических напряжений, развивающихся внутри мышечного волокна. Таким образом на уровне мышечного волокна работает регуляторное кольцо...

...показано, что мышца как орган обладает собственными гомеостатирующими механизмами регуляции длины и напряжения при действии внешней растягивающей нагрузки, не сводящимися к сумме механизмов гомеостаза мышечных волокон....Обосновано положение о гомеостатировании сенсорной функции проприоцепторов....Доказано, что в нейронных механизмах проприоцептивных рефлексов минимум три регуляторных кольца осуществляют гомеостатирование двигательной функции....показано, что целостном двигательном акте механизмы гомеостатирования проявляются в динамическом перераспределении связей активности моторных ядер спинного мозга – одни и те же мышцы работают в разных фазах цикла движения как синергисты и как антагонисты, а также как индивидуализированно управляемые генераторы силы.

...анализ современных представлений о нейрофизиологических механизмах регуляции двигательных функций даёт основание выявить признаки, совпадающие с критериями гомеостатически регулируемых физиологических функций.
Такими признаками являются стабильность структуры движения, кольцевое регулирование его параметров, надёжность достижения конечной цели движения при вариативности промежуточных траекторий и организации активности различных групп мышц.

...Показано, что гомеостаз движения является результатом работы широко разветвленной организованной иерархически системы колец регуляции.

 

О субъективных оценках адекватности результата и субъективных образах регуляции двигательных актов: Развитие механизмов произвольной регуляции движений в онтогенезе.

Решающим фактором поведения является полезный результат. Для его достижения в нервной системе формируется группа взаимосвязанных нейронов - функциональная система (II.К.Анохин, 1975). Деятельность ее включает следующие процессы:

1.обработка всех сигналов, поступающих из внешней и внутренней среды организма — так называемый афферентный синтез;

2.принятие решения о цели и задачах действия;

3.создание представления об ожидаемом результате и формирование конкретной программы движений;

4.анализ полученного результата и внесение в программу поправок сенсорных коррекций.

В процессах афферентного синтеза участвуют глубокие внутренние процессы побуждение к действию (мотивация) и его замысел, извлекаются из памяти моторные следы (навыки) и выученные тактические комбинации. У человека на их основе создается определенный план и конкретная программа движения. Эти процессы отражаются в изменениях электрической активности мозга— «волна ожидания», изменения огибающей амплитуды ЭЭГ, усиление взаимосвязанное™ корковых нейронов, местные потенциалы готовности и др. феномены, связанные с повышением возбудимости корковых нейронов и созданием рабочей системы мозга. Выраженность этих феноменов отражает степень заинтересованности человека в реакции, скорость и силу ответных сокращений мышц. На уровне спинного мозга процессы преднастройки отражаются повышением возбудимости спинальных мотонейронов, в мышцах — повышением чувствительности проприорецепторов скелетных мышц. Сенсорная информация о результате выполнения движения, получаемая по каналам обратной связи, используется нервными центрами для уточнения временных, пространственных и силовых характеристик двигательных актов, внесения поправок в команды так называемых сенсорных коррекций (Н.А.Бернштейн, 1966; К.1 фибрам, 1975).

В двигательной деятельности человека различают произвольные движения сознательно управляемые целенаправленные действиям и непроизвольные движения, происходящие без участия сознания и представляющие собой либо безусловные реакции, либо автоматизированные двигательные навыки. В основе управления произвольными движениями человека лежат два различных физиологических механизма:

1.рефлекторное кольцевое регулирование

2.программное управление, но механизму центральных команд.

Замкнутая система рефлекторного кольцевого регулирования характерна для осуществления различных форм двигательных действий и позных реакций, не требующих быстрого двигательного акт а. Это позволяет нервным центрам получать информацию о состоянии мышц и результатах их действий по различным афферентным путям и вносить поправки в моторные команды, по ходу действия.

Программное управление по механизму центральных команд — это механизм регуляции движений, независимый от афферентных проприоцептивных влияний. Такое управление используется в случае выполнения кратковременных движений (прыжков, бросков, ударов, метаний), когда организм не успевает использовать информацию от проприорецепторов мышц и других рецепторов. Вся программа должна быть готова еще до начала двигательного акта. При этом отсутствует замкнутое кольцо регуляции. Управление производится по так называемой открытой петле, а активность во многих произвольно сокращающихся мышцах возникает раньше, чем регистрируется обратная афферентная импульсация. Например, при выполнении прыжковых движений электрическая активность в мышцах, направленная на амортизацию удара, возникает раньше, чем происходит соприкосновение с опорой, т. е. она носит предупредительный характер. Такие центральные программы создаются согласно сформированному в мозге (главным образом в ассоциативной переднелобной области коры) образу двигательного действия и цели движения. В дальнейшей конкретной разработке моторной программы принимают участие мозжечок (латеральная область его коры) и базальные ядра (полосатое тело и бледное ядро). Информация от них поступает через таламус в моторную и премоторную области коры и далее — к исполнительным центрам спинного мозга и скелетным мышцам.

Механизм кольцевого регулирования является более древним филогенетически и возникает раньше в процессе индивидуального развития. Примерно к трем годам достаточное развитие получают зрительные обратные связи, осуществляющие текущий зрительно-моторный контроль, а с 5-6 лет происходит переход к текущему контролю движений с участием проириоцептивных обратных связей. Этот механизм достигает значительного совершенства к 7-9 летнему возрасту, после чего начинается переход к формированию механизма центральных команд. К 10-11 годам повышение скорости произвольных движений обеспечивается достаточным развитием процессов предварительного программирования их пространственных и временных параметров. С этого возраста представлены оба механизма управления произвольными движениями, дальнейшее совершенствование которых продолжается вплот ь до 17-19 лет

Функцией комплекса различных корковых областей является определение целесообразности локомоций, их смысла, ориентации в пространстве, перестройка программ движений в различных ситуациях, включение ритмических движений как составного элемента в сложные акты поведения. Об участии различных корковых областей в регуляции циклических движений можно судить по появлению в их электрической активности медленных потенциалов в темпе движения — «меченых ритмов» ЭЭГ, а при редких движениях — по изменениям огибающей амплитуду ЭЭГ кривой. В организации двигательных актов участвуют практически все отделы коры больших полушарий. Моторная область коры (прецентральная извилина) посыпает импульсы к отдельным мышцам, преимущественно к дистальным мышцам конечностей. Объединение отдельных элементов движения в целостный акт («кинетическую мелодию») Осуществляют вторичные поля премоторной области. Они определяют последовательность двигательных актов, формируют ритмические серии движений, регулируют тонус мышц. Постцентральная извилина коры представляет собой общечувствительное поле, которое обеспечивает субъективное ощущение движений. Нижнетеменные области коры (задние третичные поля) формируют представления о взаимном расположении различных частей тела и положении тела в пространстве, обеспечивают точную адресацию моторных команд к отдельным мышцам и пространственную ориентацию движений. Области коры, относящиеся к лимбической системе (нижние и внутренние части коры), ответственны за эмоциональную окраску движений и управление вегетативными их компонентами.

В высшей регуляции произвольных движений важнейшая роль принадлежит передне-лобным областям (передним третичным нолям). Здесь помимо обычных вертикальных колонок нейронов существует принципиально новый тип функциональной единицы — в форме замкнутого нейронного кольца. Циркуляция импульсов в этой замкнутой системе обеспечивает кратковременную память. Она сохраняет в коре возбуждение между временем прихода сенсорных сигналов и формированием ответной эфферентной команды. Такой механизм служит основой сенсомоторной интеграции при программировании движений, при осуществлении зрительно-двигательных реакций.

Функцией передне-лобной (третичной) области коры является сознательная оценка текущей ситуации и предвидение возможного будущего, выработка цели и задачи поведения, программирование произвольных движений, их контроль и коррекция. Соответствие выполняемых действий поставленным задачам придает движениям человека определенную целесообразность и осмысленность. При поражении лобных долей движения человека становятся бессмысленными.

Далее - в Этапы развития произвольных движений в онтогенезе

...в течение первого года жизни идет интенсивное формирование всех структур системы управления движениями, формирование и развитие опорно-двигательного аппарата, что является основой для новых преобразований на следующем этапе развития. Первое полугодие жизни характеризуется чрезвычайно высокой чувствительностью к развивающим воздействиям внешней среды и рассматривается как сенситивный и критический период онтогенеза. Со второго месяца жизни начинается стремительное лавинообразное увеличение синапсов в коре больших полушариев. Особенно активный синаптогенез приходится на период от 2 до 4 месяцев.

В первые месяцы жизни постепенно развивается способность зрительной фиксации объектов, введенных в поле зрения и остающихся неподвижными. Об особенностях восприятия неподвижных объектов можно судить, прежде всего, по характеру движений глаз, который свидетельствует о том, что воспринимается не весь предмет, а его отдельные признаки. Движения концентрируются около углов, контрастных границ, выраженной структуры поверхности, т.е. начинают выделяться отдельные свойства предмета. Второе полугодие жизни. К шестимесячному возрасту отмечаются прогрессивные изменения в строении проекционных и непроекционных отделов мозга. Скачком увеличивается ширина коры, нарастает синаптогенез; так что число синапсов в 6-8 месяцев превосходит имеющееся во взрослом мозге, увеличивается объем волокон, появляются гнездные группировки нейронов, что способствует совершенствованию обработки информации. 

...1-й год жизни характеризуется увеличением размеров нервных клеток, дифференциацией звездчатых вставочных нейронов, увеличением дендритных и аксонных разветвлений.

К 3 годам ансамблевая организация усложняется разветвлением гнездных группировок, включающих разные типы нейронов.

В 5-6 лет наряду с продолжающейся дифференциацией и специализацией нервных клеток нарастают объем горизонтально расположенных волокон и плотность капиллярных сетей, окружающих ансамбль. Это способствует дальнейшему развитию межнейроналыюй интеграции в определенных областях коры.

К 9-10 годам усложняется структура отростков интернейронов и пирамид, увеличивается разнообразие ансамблей, формируются широкие горизонтальные группировки, включающие и объединяющие вертикальные колонки.

В 12-14 лет в нейронных ансамблях четко выражены разнообразные специализированные формы пирамидных нейронов, высокого уровня дифференцировки достигают интернейроны; в ансамблях всех областей коры, включая ассоциативные корковые зоны, за счет разветвлений отростков удельный объем волокон становится значительно больше удельного объема клеточных элементов.

К 18 годам ансамблевая организация коры по своим характеристикам достигает уровня взрослого человека. 

Во всех приведенных работах умалчивается разница в принципе формирования распознавателей до осознания и при осознании, наверное, из-за отсутствия общепризнанного представления о том, что каждый нейрон проявляет только одну информационную функциональность - распознаватель профиля возбуждения на его входах. А в сути этой разницы как раз и заложена основа адаптивного формирования поведенческих реакций и все сопутствующие механизмы. Разница эта подробно описывалась в статье Алгоритмы сознания и демонстрировалась двумя действующими моделями: 1 и 2.

К вопросу о проявлении волевого усилия в смене стереотипа поведения: Свобода воли, от дрозофилы к человеку.

...свобода воли – это, конечно, не детерминизм, но не надо её путать и со стохастикой. Реально это величина – обнаруживаемая не «в поведении», а «в психологии», да простят меня коллеги-этологи. Способность ещё до развёртывания того поведения, в котором возникнет необходимость выбора, в ходе специальной тренировки, обучения или игры создать и отработать в действиях разные варианты «должной реакции».

Как говорила мудрая marina_fr, «свобода воли (или её отсутствие) определяется не в момент выбора, а ранее. У любого существа есть причина реагировать на происходящее определённым образом, и есть «готовые» реакции, часто отточенные до автоматизма. Действие детерминировано не в момент выбора, а предыдущими навыками и их широтой и осознанностью, с которой человек их формирует. Действие боксёра или айкидошника может быть абсолютно автоматическим, но эта автоматичность сделана. То же и с моральными решениями, и с интеллектуальными. Чем шире спектр нажитого, которое может к этому решению подключаться, тем оно свободнее».

Свобода воли – в свободном создании разных вариантов поведения и их эффективном применении для разрешения ситуации в свою пользу вопреки обстоятельствам, внешним и внутренним, детерминация от которых «сбивает», её надо уметь преодолевать и пр.

Поэтому мне вообще представляется странным такой ажиотаж вокруг известных данных Бенджамена Либета о задержке осознания и «потенциале готовности» (появляющемся раньше совершаемого действия и как бы позволяющего предсказать вроде бы свободный выбор). Во-первых, см. о них из Величковского. «при анализе сознательной регистрации событий, так и при оценке момента принятия произвольного решения, ведущего к осуществлению некоторого движения, обычно наблюдается систематическая задержка (около 500 мс) осознания по отношению к коррелирующим с ними нейрофизиологическим изменениям (Libet, 1989). Особенно явно физические движения тела опережают осознание их произвольной инициации в случае чрезвычайно быстрой глазодвигательной активности, например, при чтении вслух, игре на музыкальном инструменте с листа или словесном описании сцены (см. 7.2.3). Например, когда мы описываем для партнера предметную сцену, наши глаза забегают вперед по отношению к местоположению описываемых и отчетливо осознаваемых в данный момент предметов. Сравнительно медленное рефлексивное осознание, таким образом, как бы следует в фарватере быстрой автоматической обработки. Сознание оказывается эпифеноменом, комментирующим, но не направляющим развитие событий.

Следует отметить, однако, что подобное опережение сразу же исчезает при возникновении трудностей, а также тогда, когда партнер по общению задает уточняющий вопрос (Velichkovsky, Pomplun & Rieser, 1996). Можно предположить поэтому, что при принятии сложных решений и осуществлении выбора (особенно в условиях смены задачи — см.4.4.2) наше сознание могло бы, в чисто временном отношении, соучаствовать в формировании текущей активности. Более того, комментарий, даже данный post factum, может серьезно изменить характер последующих решений. Весь этот комплекс вопросов требует дальнейшего изучения» (т.2, с.297).

...эти факты, видимо, ещё недостаточны, чтобы в принципе поставить под сомнение свободу воли, ведь наблюдаемая в упомянутых экспериментах ранняя физиологическая активация и последующий субъективный отчет в норме никогда не противоречат друг другу, разворачиваясь в русле некоторого единого действия на нескольких уровнях, имеющих разную временную «гранулярность». Процессы целеполагания в «верхней части» иерархии вполне могут начинаться раньше, запуская всю иерархию относительно элементарных процессов поддержки, а кончаться позже некоторых из низкоуровневых операций. Интересно, что при намечающейся трактовке функциональная архитектура произвольного действия становится похожей на иерархию монад, как их описывал, решая по сути дела ту же задачу, Лейбниц…

Следует отметить также, что реальные физиологические изменения и внешние движения обычно опережают осознания волевого усилия лишь в условиях гладкого протекания действия, когда справедливо утверждение, что «сознание медленное, а внимание быстрое». При возникновении трудностей это опережение сокращается и даже полностью исчезает… Поскольку произвольное действие, связанное с сознательным решением, требует большего времени, чем просто рефлекторный ответ на внешние события, датский физик, Нобелевский лауреат Нильс Бор как-то высказал предположение, что в классической ситуации американских вестернов противостояние двух ковбоев чаще должно вести к гибели того из них, кто решается стрелять первым. Новые данные об опережающем интроспекцию развертывании действия в какой-то степени уравнивают шансы контрагентов…» (т.1, с.338-339).

...два года назад Арон Шургер с соавт. перепоставили опыты Либета с некоторым видоизменением. Здесь испытуемый должен был по звуковому сигналу выбрать, нажать ему на кнопку на или нет. Так вот, пресловутый «потенциал готовности» появлялся в обоих случаях, независимо от того, что же решил человек.

Дальше авторы рассуждали так. Если мы оказываемся перед проблемой, то возбуждаемся, и дальше работающий мозг принимает решение, что делать, чтобы её разрешить. При этом он как бы рассматривает разные варианты действия, следующие из разного рода внутренних сигналов, «как бы производит смотр мыслям и желаниям» - писал ещё классик психологии Уильям Джемс. В конце концов борение разного рода оснований для действия, внешних и внутренних, ведёт к тому, что что-то пересиливает, и человек действует. Скажем, чтобы не вляпаться в плохо заметное коровье гавно, делает шире шаг и дальше уже сильней всматривается.

...свобода воли проявляется в противоположном – когда человек одолевает власть ситуации и возвращает себе возможности волящего субъекта, как в отношении поведения, выбора действий, так и в отношении настроения, внутренней эмоциональной оценки происходящего.

 

Итак, специфика функции сознания определяет " произвольность" и "и волевое усилие" - как необходимость проявления адаптирующих действий в новых условиях (со стрессовым напряжением) с ожиданием желаемого и оценкой желаемости результата, в чем и состоит механизм возникновения новых ветвлений поведенческих цепочек в зависимости от новизны обстоятельств.

 

Следующий пример иллюстрирует проявление волевого усилия в реальности.

Если человек всегда воспринимал ледяную воду как неприятное и даже опасное для тела субстанцию после всех своих практических столкновений с этой средой (голыми ногами в ледяной луже, окатывание ледяной водой), но ему показали пример закаляющего и даже вызывающего положительные эмоции погружения в ледяную воду и предложили повторить этот опыт, то, первым делом, оказывается нужным в данной ситуации с некоторым доверием заменить закрепленную значимость "неприятно и опасно" на предполагаемую значимость: "бодрящее и полезное приключение". Это открывает диапазон ранее недопустимых действий с целью получить желаемый новый результат. Выбранный вариант действий теперь нужно выполнить, чтобы получить желаемое. Если бы это не было связано с ранее закрепившимися негативными переживаниями, то действия бы выполнись даже без раздумий, сразу. Но теперь могут снова и снова возникать сомнения и те стрессовые реакции подготовки организма, которые характеризуют адаптационные усилия вообще. Попытка осуществить действие в таких условиях субъективно воспринимается как усилие воли, и в самом деле, требуется не малая мыслительная работа с тем, чтобы максимально себя обезопасить в этом рискованном опыте, но и объективно требуемая стрессовая консолидация организма представляется несомненным усилием. После того, как доверие к новому выбранному варианту превысит нерешительность и сомнения, действие будет выполнено, возможно, что частично, с последующей оценкой насколько результат соответствует ожидаемому. В зависимости от этой оценки данное поведение в этих условиях будет еще более избегаться или станет приемлемым и более не потребует осознаваемых усилий.

 

В плане рассмотрения механизмов организации новых вариантов реакций с участием волевого усилия, стоит учесть самые основы.

Так же как наличие иерархии примитивов элементов восприятия позволяет нам анализировать общую картину воспринимаемого, выделяя отдельные элементы вплоть до кругов, линий, точек, прямоугольников, цветов, звуков и т.п., наличие примитивов действия позволяет произвольно, волевым усилием комбинировать из них сочетания и последовательности, создавая цепочки действий. Причем, важно то, что мы, таким образом, получаем возможность осознанно останавливать действия на любом звене такой цепочке, ускорять, замедлять действия и изменять их. Каждое звено цепочки представляет собой субъективный образ, связанный со значимостью данного действия в данных условиях и эту значимость мы придаем осознанно, оценивая результат действия.

 

Поэтому, если результат действия негативный, то мы просто убеждаемся: так делать нельзя и впредь остерегаемся продолжать действовать в таком направлении. Это фиксируется постоянно на уровне данного образа восприятия. Это является адаптирующим механизмом формирования поведенческих цепочек для новых условий. Т.е. на уровне осознания это - проявление волевого усилия при оценке, и фиксация в долговременной памяти осознанной необходимости впредь так (не)делать. И только потом, уже после фиксации, если в сходных условиях активируется запуск этой цепочки, то уже без участия сознания она будет проходить так, как было построено осознанно, будет ветвится в узлах неприемлемых продолжений на другую цепочку, которая окончилась желаемым результатом.

 

Фокусировка осознанного внимания по сигналу "ориентировочной реакции" (в виду экстремальной актуальности) выполняет функцию подключения данного субъективного образа - к системе наработанных поведенческих цепочек анализа ситуации по имеющимся прогностическим примерам прошлого опыта, прохождения их при осмыслении (см. Что такое мысль), нахождение предположительного варианта с желаемым концом и усилие на запуск такого варианта. Если нет еще заготовленного варианта, то он может формироваться поэлементно и многоэтапно, как уже говорилось выше, что требует больше проб и ошибок и большего напряжения волевых усилий.

Иллюстрация: мы шли по улице и вдруг увидели идущую навстречу собаку странного вида. Новизна и значимость ситуации оказывается наибольшей среди всех других, и мы прерываем движение для осмысливания подходящего избавления от проблемы. Почти моментально всплывают варианты, которыми уже богат наш опыт: бег (но она тогда точно побежит за мной), нарочитое игнорирование (но она может вдруг цапнуть), убедительное устрашение (сделать вид, что нагнулся за палкой) и т.п.

 

Все ранее описываемые функции и уровни использования сознания (см. Функция сознания), обслуживают такую модель организации поведенческой адаптивности: подключение актуального образа восприятия-действия (звена выполняющейся поведенческой цепочки) к системе анализа и нахождения подходящего к новым условиям варианта поведения. Эта система так же представляет собой поведенческие цепочки творческого решения текущей задачи (см. Основные механизмы творчества).

Формирование субъективного образа восприятия прерванного звена поведенческой цепочки, связанной с возможностью ее осознания, ее связей с другими возможными звеньями так, чтобы в разных контекстах обстоятельств возникали различные ветвления реакций, ее подключение к системе осознания для коррекции, - осуществляется коммутаторами структур гиппокампа в природной реализации (см. Схема основных функциональных блоков в организации адаптивности поведения) по сигналу максимального сочетания новизны и значимости (экстремальной актуальности), описываемой в виде проявлений "Ориентировочной реакции" - мы осознаем то, что требует внимание с нашей точки зрения.

 

Часто возникают ситуации, когда новое в восприятии, привлекающее внимание и заставляющее переосмысливать уже имеющееся поведение, не является важным, участвующим на самом деле в процессах получения желаемого (даже цвет фрукта оказывается декоративным эффектив, не отражающим его пользу). Но при переосмыслении возникает отличающийся или вообще другой вариант поведения, приводящий к желаемому, перекрывая прежний. Так может происходить дезадаптационное забывание, особенно если кроме переосмысления, неизбежно корректирующего значимость осмысленного образа, не сопровождается действиями, обеспечивающими оценку по результату адекватности реальности.

С возрастом, с ростом навыков во все более привычной среде обитания, становится все меньше новизны, а, значит, моментов привлечения осмысливаемого внимания. Все меньше становиться ошибок, и преобладающая с возрастом позитивность, удовлетворенность существующим дезадаптирует те навыки, что не вполне уже востребованы в этом периоде жизни, особенно творческие навыки. Это приводит ко все большим затруднениям в постижении нового, обучении новым навыкам и, в большинстве судеб людей творческий период полностью завершается, иногда уже к 30-40 годам. Этот возраст критической дезадаптации творческих навыков напрямую зависит от базовых представлений и целей данной личности. Понятно, что смена поколений чисто эволюционно должна обеспечивать некоторый оптимум замены тех, кто уже не может адаптироваться к новым реалиям за счет оптимизации программы развития и старения.

 

Выводы

Итак, осознанный негатив блокирует реакцию на уровне уже неосознаваемого автоматизма за счет закрепления в памяти осознаваемого образа с ассоциацией негативной значимости при том, что было осознанно: так действовать в данной ситуации нельзя. Именно это убеждение и является блокирующим потому, что при осознании такого убеждения была прервана поведенческая цепочка, ведущая к неприемлемым последствиям, и это затем закрепилось долговременно на уровне неосознаваемого автоматизма.

 

Главное, что было конкретизировано в этой статье - тот адаптивный механизм, за счет которого при оценке сознания результата реакции происходит или избегание ее впредь с возможным созданием доминанты нерешенной проблемы, или следование ей, уже не требуя осознания.

 

С конкретизацией этого механизма уже практически не возникает вопросов в технической реализации системы индивидуальной поведенческой адаптивности, альтернативной природной потому, что частные особенности реализации природной нейросети уже не имеют значения. Во многом, как это замечалось многими авторами, исследовавшими ее, природная реализация отличается не оптимальностью решений, сумбурностью и похожа на творение наивного конструктора, который постоянно добавляет все новые заплатки в старую модель, добиваясь приемлемой функциональности, вместо того, чтобы все сделать с нуля уже на достигнутом уровне понимания. Однако, наиболее основным принципам организации системы индивидуальной адаптивности к новому просто нет альтернатив.

 

Множество эффектов и следствий вытекает из понимания данной модели. Это - оптимальная методика индивидуального обучения, минимизация ошибок и минимизация усилий, особенности творческого мышления, Иллюзия понимания, Особенности социальной адаптации, методы популяризации и буквально все, что касается личности и социума.

 

Существующие методы обучения, педагогики, наработки навыков во многом не учитывают то, каким образом они возникают с участием сознания, не учитывается важность новизны и заинтересованности, практикуется механическая зубрежка, возникают трудно поддающиеся коррекции ошибки в поведенческих реакциях.

Самые общие и действенные принципы организации нового сложного поведенческого навыка следующие.

Необходимое осознание актуальности - как собственное убеждение, а не отклик доверчиво воспринятых представлений о правильном.

·       Поэлементное, медленное осознание каждой фазы действия, которое должно составить наработанный навык без попыток повторить на лету за учителем, и только если все фазы действий оказываются верными, можно позволить не останавливать на них внимания, ускоряя выполнение действий.

·       Не избегать трудностей самих по себе: там, где труднее достигнуть желаемого, необходимо более медленно и тщательно отрабатывать все на более элементарном уровне, это означает подготовку основ для прорыва.

·       Если возникли ошибки из-за слишком поспешного освоения последовательности действий, которые уже не осознаются, нужно как можно раньше прекратить наработку навыка на несколько дней, после чего все замеченные огрехи пропадают сами в виду того, что уже были сознательно связаны с оценкой неверности результата. Кроме того, слишком быстро созданный стереотип с ошибками будет легко перекрыт из-за пока не прочно зафиксированной связи. Это - очень действенный в практическом плане метод, касающийся не только двигательных, но и мыслительных навыков. Полезно после интенсивного освоения чего-то делать перерыв на несколько дней и затем опять к этому вернуться уже на новом уровне. Давно известен прием у писателей: "пусть отлежится рукопись". Случайное и предвзятое на время работы исчезнет, останется важное и станет возможным посмотреть более объективно на результат.

·       Наиболее сложны в освоении навыки следует нарабатывать непосредственно перед сном, чтобы во время сна было выделено главное контрастирование остаточных активностей и закреплена основа значимости составляющих элементов действий. Повторить следует сразу после сна. Тоже - очень действенный прием.

·       Самое главное: отказаться от социально навязанного стереотипа, что нужно стремиться к позитивному самому по себе, ища средства, доставляющие радость (самое простое - наркотики). Негатив так же не следует воспринимать сам по себе как нечто неприемлемое, что нужно избегать, а - лишь как оценку неудачности конкретного действия, т.е. признак того, что в этом месте необходимо еще найти решение проблемы. Такое отношение - очень необычно для сложившихся традиций: не горевать, когда умер близкий человек потому, что его смерть - не по причине твоих действий и не радоваться праздникам, которые так же давно или вообще не являются причинами твоих действий. Но это - верная стратегия личного психологического контекста отношения ко всему вокруг и к себе, обеспечивающая оптимальное творчество и оберегающая от множества психопатологий. Соблюдение ритуалов и традиций этим не отменяется, но нужно различать свое истинное состояние от того, что этически требуется демонстрировать окружающим. Праздники тоже не перестают быть частью сопереживаемой культуры, но без искусственной эйфории. Это очень необычно и кажется совершенно неприемлемым без глубокого понимания причин такого подхода.

 

Продолжение: Более наглядное и детализованное представление механизмов.

 

Практика: предлагается методика формирования поведенческих навыков - на примере наработки навыков метания ножей.

 

Дополнительно:

·       Эволюция механизмов сознания

·       Организация механизмов психики

·       Модели систем индивидуальной адаптивности

·       Целенаправленное поведение

·       Модель поведенческой адаптивности, альтернативная природной



Обсуждение Еще не было обсуждений.
Дата публикации: 2015-03-21

Оценить статью можно после того, как в обсуждении будет хотя бы одно сообщение.
Об авторе: Статьи на сайте Форнит активно защищаются от безусловной веры в их истинность, и авторитетность автора не должна оказывать влияния на понимание сути. Если читатель затрудняется сам с определением корректности приводимых доводов, то у него есть возможность задать вопросы в обсуждении или в теме на форуме. Про авторство статей >>.

Тест: А не зомбируют ли меня?     Тест: Определение веса ненаучности

Поддержка проекта: Книга по психологии
В предметном указателе: Осознанные сновидения | практика осознанного сновидения | Самосознание личности | Формирование личности | Формирование мышления | Визуализация механизма формирования речи у детей | Методика формирования поведенческих навыков | Методы упрощения решения глобальной задачи прогнозирования и формирование системы прогнозных моделей | Механизмы восприятия и формирования боли | Механизмы формирования эмоций
Последняя из новостей: О том, как конкретно возможно определять наличие психический явлений у организмов: Скромное очарование этологических теорий разумности.

Нейроны и вера: как работает мозг во время молитвы
19 убежденных мормонов ложились в сканер для функциональной МРТ и начинали молиться или читать священные тексты. В это время ученые наблюдали за активностью их мозга в попытке понять, на что похожи религиозные переживания с точки зрения нейрологии. Оказалось, они похожи на чувство, которое испытывает человек, которого похвалили.
 посетителейзаходов
сегодня:44
вчера:22
Всего:22553698

Авторские права сайта Fornit
Яндекс.Метрика