Поиск по сайту
Проект публикации книги «Познай самого себя»
Узнать, насколько это интересно. Принять участие.

Короткий адрес страницы: fornit.ru/607
Список основных тематических статей >>
Этот документ использован в разделе: "Наука"Распечатать
Добавить в личную закладку.

Компетентность или авторитет?

Компетентность или авторитет?

Часто в обсуждениях, когда нет собственного обосновывающего довода, прибегают к зомбирующему приему: приводят ссылку из какого-то "авторитетного" источника: цитату академика, фрагмент статьи Википедии, но в этой ссылке нет обоснования по-сути, а есть только голословное мнение. Пример:

Нейросеть - единая неделимое целое, все зависит от всего. Какие мои доказательства? А вот главный мозговед профессор Савельев сказал: "Вся нейросеть - сплошной энергетический процесс самоорганизации".

Академик Арененкеин Васисуалий изрек: "Все в мире взаимосвязано, стоит шевельнуть что-то и возмутиться вся вселенная."

При этом неважно, что именно сказано и насколько сказавший вообще является специалистов в данной области. Важна авторитетность прозвучавшего. Часто эффект усиливается использованием звонких "научных" терминов. Использование выражений типа: Фазовые переходы, Самоорганизация, Синхронизация, Синергия и т.п. в сакраментальном виде, т.е. без раскрытия собственно механизма взаимодействия - чисто мистическая риторика для навешивания на доверчивые ушки.

Все это - самая привычно-видимая часть айсберга явления авторитетности, часто понимаемого как компетентность.

Для слова "компетентность" во многих словарях приводится синоним "авторитетность". И возникает интересный феномен: когда прямо противопоставляются авторитет и компетентность, то практически все понимают, что нужно предпочесть компетентность, но когда возникает вопрос о доверии определенному высказыванию, а собственных познаний в данной области нет, то лихорадочно ищутся именно авторитетные суждения по вопросу, и главным становиться проблема: а насколько авторитетен данный источник.

Очень показательна ситуация с войной правок в Википедии, при формальном соблюдении принятых там условий авторитетности высказываний, но с заранее занимаемой позицией по вопросу (предвзятом мнении) так, что центральным, но до сих пор не решенным вопросом оказываются признаки авторитетности источника. Абсурдность самой постановки вопроса была показана в статье Википедия и энциклопедичность. Подходящий пример - статья в Википедии про Осознанные сновидения (ОС), где ярко проявляется позиция авторов статьи как приверженцев этого способа ухода из реальности, нет ни одного приведенного мнения о возможном вреде, и лишь в обсуждении поднимается вопрос о том, насколько авторитетен источник в статье о вреде ОСов. При этом единственным выходом обсуждающим представляется попросить опубликовать статью в журнале ВАК, что уже - достаточно комично. Оказыватся нужна - только видимость авторитетности и нет даже попытки распознать компетентность утверждаемого в самой статье.

Очевидно то, что отдельная публикация в журнале ВАК или наличие даже академической ученой степени никак не гарантирует правоту источника и даже не делает ее более вероятной по отношению к совокупности признаков компетенции, которые каждый может распознавать в силу своей подготовленности. В приведенном случае нет ни малейшей попытки самому вникнуть в суть приведенной в статье доводов для целей формирования собственной позиции: насколько важно сказанное и насколько стоит принять это к сведению. Последние скандалы о плагиатах в диссертациях, о купленных диссертациях, сенсация об абсурдной статье, сгенерированной компьютерной программой, прошедшей в ВАК-публикацию, говорит о том, что ни научное звание, ни публикация в рецензируемом издании сами по себе не являются критериями истинности, да и рецензент даже той же предметной области не может быть компетентным в отдельных исследованиях, а способен лишь оценить насколько публикация не содержит явных погрешностей.

Ги Де Мопассан писал в Милый друг: Сойти за человека сведущего совсем нетрудно. Всё дело в том, чтобы тебя не уличили в явном невежестве. Надо лавировать, избегать затруднительных положений, обходить препятствия и при помощи энциклопедического словаря сажать в калошу других.

Огромное количество примеров высказывания людей, облеченных высоким научным званием, но не вполне в теме собственной специализации оказывается неадекватным действительности. Но даже и высказывания в собственной специфике не являются гарантией истины, как это показывает пример с С.Савельевым (и примеры очень многих других "ученых"). Дело в том, что ученым человек является не потому, что он имеет ученое звание, а только настолько, насколько точно следует научной методологии познания. Ученые звания могут присваиваться в зависимости от многих обстоятельств, к примеру, в период разгула политического диктата в СССР - званиями удостаивались совершенно не владеющие научной методологией, но лояльные политической идее. В те времена в вузах преподавался диалектический материализм, а не научная методология, и наибольшим авторитетом обладали невежественные в этом отношении и во многим абсурдные по содержанию "Философские тетради" вождя.
Разоблачение обманов среди авторитетных ученых сегодня - не сенсация, а удручающе частое явление: Научные обманы. Это - говоря про заведомо намеренные обманы, но еще больше обманов совершается при добросовестном заблуждении вследствие несоблюдения научной методологии и методологии утверждений. Поэтому очень опасно наделять науку особым статусом безусловной авторитетности и безусловно верить сообщениям авторитетных ученых. То, насколько растет доверие в случае подтверждения независимыми исследователями - позитивный выход из ситуации веры авторитетам.

В любой системе организации науки не звания характеризуют ученого, а адекватность результатов его работы, которая оценивается независимыми, но компетентными в данной области специалистами - по реальным делам. Это как работа сантехника оценивается не по тому, что о нем говорят, а по качеству конкретной работы. Хотя и то, что говорят стоит принимать к сведению (а не просто этому верить), особенно если говорят люди, на деле доказавшие, что их слова в таких вопросах оказываются не далеки от истины.

Описанная проблема касается буквально всех явлений оценки потенциальной истинности утверждений, в политике, науке, религии - во всем без исключения. Сама постановка вопроса стара как человеческая культура, но до сих пор универсально разрешить проблему доверия к чужим высказываниям не удавалось, и собственная предвзятая позиция автоматически оказывается более значимой, задавая контекст выбора того, какое мнение предпочитается, а какое игнорируется.

Вот фрагмент философского трактата, описывающий ситуацию: Ложный авторитет и подлинная компетентность:

Вводный курс логики называет ошибкой «ссылку на авторитет», однако люди часто понимают это правило не вполне корректно. С точки зрения логики нельзя утверждать, что суждение является истинным только потому, что его разделяет некий уважаемый человек, но к авторитетному мнению чаще обращаются для того, чтобы продемонстрировать наличие оснований для признания суждения правомерным, нежели чтобы доказать его верность. Как и в случае прочих заблуждений, связанных со ссылкой на авторитет, проблема большинства обращений к экспертному мнению заключается в их неуместности. Например, в действительно субъективных вопросах, таких как выбор пиццы или напитка, обращение за советом является неуместным, поскольку вкусы людей могут различаться. Кроме того, было бы ошибкой полагать, что если человек является авторитетом в одной области, то его мнение окажется верным и в остальных вопросах. Иллюстрацией к этому может служить то, как знаменитости рекламируют продукты, не имеющие отношения к сфере их деятельности.

... Поскольку демократия каждому дает право голоса, можно прийти к выводу, что все голоса одинаково ценны. Демократии склонны оправдываться с помощью сравнения с аристократиями или олигархиями, которым они противостоят или приходят на смену. Мол, в обществах, управляемых элитами, некоторые утверждают, что знают больше других, или даже провозглашают себя «лучшими людьми», в то время как мы, демократы, признаем всеобщее равенство. Но, разумеется, политическое равноправие не означает, что все обладают одинаковыми знаниями, и мало кто станет оспаривать это, когда речь пойдет, например, о слесарном деле или ремонте автомобиля. Однако никто (как говорят) не знает больше других о том, как нужно жить или что есть справедливость.

... Большинство с готовностью признают, что не умеют чинить трубы, ремонтировать автомобиль или оперировать, с радостью предоставляя такую работу экспертам. В случае хирургии на ум приходит еще один пример двойственного отношения, когда люди отстаивают альтернативную медицину или духовное целительство, как бы говоря: «Да что знают эти врачи?» Это влияние модной в настоящее время тенденции, существующей в ученых кругах, согласно которой всякая наука считается ценностно-нагруженной и необъективной. Но никто не высказывается в пользу «альтернативного слесарного дела» или «духовного ремонта автомобилей», поэтому компетентность соответствующих специалистов принимается более охотно, а факт существования мастеров-самоучек не становится опровержением тезиса, поскольку самоучки причисляют себя к специалистам, а не объявляют профессионалов профанами. Кроме того, так как слесари и автомеханики реже претендуют на компетентность в других областях (в отличие, например, от хирургов, подвизающихся в качестве моралистов), то к ним относятся с меньшей подозрительностью или скептицизмом.

Никто не может быть компетентным во всем, но возникают задачи, когда необходимо оценить, насколько важное утверждение может оказаться верным. У ученых есть понятие авторитетности источника сведений, если ранее, как и качество работы сантехника, этот источник демонстрировал качество исходящих от него сведений, оказывающихся адекватным реальности. И даже такая оценка не может быть универсальной для всех, потому, что подобные оценки - всегда сугубо личностные и исходят из личных навыков доверия чему-то в разных обстоятельствах. И многие факторы, в том числе оценки авторитетности независимых источников, конечно, же, повышают потенциал уверенности личной оценки.

Уверенность, определяемая личным опытом и принципиально не формализуемая для других, далека от веры, которая во всех случаях оказывается вредной для развития личного понимания и оправдана лишь по отношению к тому, кого безусловно любят или же в возрасте, когда вообще еще нет навыков личных оценок, а адаптироваться к жизни нужно, и тогда используется чужой опыт, берущийся на веру.

Анекдот: Заблудился один мужик в джунглях, выходит на полянку, а там племя каннибалов, у костра кого-то дожаривают. Увидели они его, обрадовались, моментально окружили. — Все, конец. — думает мужик. В это время поливается на него свет с неба и он слышит: — Нет, еще! Ты должен выхватить нож у вождя и воткнуть в сердце его сына. Мужик с воплем набрасывается на вождя, выхватывает у него нож и убивает его сына. Голос с неба: — Вот теперь точно конец!

Верить можно (и нужно) лишь любимому человеку в самом общем плане, но нельзя верить ничьим утверждениям (см. Разумный скептицизм) и, тем более, самому себе (см. Идея-фикс), воспринимая их в одном из допустимых качеств: 1) достоверные сведения (приводятся корректно документированные источники фактов), 2) сведения, которые стоит принять к сведению (утверждения предположительного характера) и 3) высказываемые декларации (оглашение своих и чужих намерений, решений и т.п.). Чем более кажется важным утверждение, тем с большим вниманием и скептицизмом следует к нему относиться. Но при этом важные утверждения стоит принимать к сведению, - для того, чтобы когда позволит время и обстоятельства, корректно с ними разобраться, сопоставляя и обобщая до уровня собственной уверенности, которая возможна при наработке достаточно глубокого жизненного опыта (см. график зависимости), т.е. при достижении достаточно высокой компетенции. Верить нельзя не просто потому, что утверждающий может обмануть намеренно, и даже не потому, что он даже не намерено может обмануть, а потому, что любая вера - это безусловная, ничем не обоснованная зависимость от другого, в отличие от уверенности компетентного человека (см. Доверие, уверенность, вера). Особенно это касается религиозной веры, которая формирует отношения раб-владыка (см. Стадии психического развития).

Инфантильная вера в норме подвергается последовательному сомнению, и в возрасте игровой инициативы делаются попытки преступить догмы, чтобы получить личный опыт, зависящий от особенностей организма и конкретных обстоятельств. Так что неукоснительность заповедей ложна в принципе и используется лишь для поддержания религиозной веры.Но это - совершенно не тоже самое, что нормы нравственности, сложившиеся на данный момент в культуре - как общая составляющая всех представлений. Авторитет родителей заменяется авторитетом государственнй поддержки сложившихся норм культуры, и возникает баланс личной инициативы и того, что позволяется общеразделяемой нравственностью, охраняемой государством для обеспечения целостности общества (см. Культура и стабильность).

Ученый для целей формирования обобщений развивает навыки того, какие сообщения принимать во внимание для последующей проверки или сопоставлений, а какие игнорировать, и адекватность его гипотетических обобщений напрямую зависит от такой оценки, но эта адекватность, в конечном счете, проверяется только на опыте, точно так же как качество работы сантехника.

Любой человек в определенных ситуациях встает перед задачей выработать свое мнение по какому-то вопросу и занять определенную позицию. Как правило, у него нет возможности что-то исследовать самому даже в очень важных для него вещах. Чаще всего у него нет возможности становиться специалистом в очень важной проблеме. Но сопоставления он делать вынужден, если просто не игнорирует проблему (например, проблему какой-то своей болезни). В каждой культуре складывается общепринятые, понимаемые и поэтому достаточно уверенные представления о том, как формировать свое мнение. И всегда существует отставание от того, что в этом отношении найдено и рекомендуется наукой. Так, в нашей культуре общеразделяемым контекстом считается нормальным сначала занять наиболее желательную, предпочтительную позицию, а потом уже принимать во внимание то, что ей соответствует и с негодованием ( :) не замечать то, что противоречит. Очень часто такая позиция выбирается из солидарности к уже сложившемуся мнению его дружественного окружения. Это происходит по причине стадности, определенной необходимости разделять мнение людей своего доверительного окружения, чтобы не оказаться вне такого окружения, что становится важным еще в очень раннем возрасте, когда ребонок воспитывается в коллективе других детей и пытается занять там достаточно комфортную нишу. Этот навык становится стереотипом поведения и затем, как и все наработанные автоматизмы, уже не осознается [29]. Те дети, которые воспитывались вне окружения сверстников, изолировано, проявляют большую самобытность, но оказываются менее социально ориентированными.

Поэтому первая задача того, кто хотел бы получить в самом деле как можно более адекватное мнение - не спешить занять определенную позицию и намерено осознавать возможность влияния доверительного окружения или собственных предпочтений. Если этого не делать, то неминуемо возникнет предвзятый контекст понимания любых сведений.

Как и в случае ученых, стоит обращать внимание на то, насколько данный источник ранее оказывался правдивым, тем самым придавая разный предположительный вес утверждению. Здесь никак не подходит расхожая мысль о том, как бы "не выплеснуть ребенка с водой" потому как если всем сведениям придавать равновысокую значимость, то не будет возможности выбора наиболее правдоподобной, а откроется прямой путь в конспирологию и сопутствующую ей паранойю. Хотя всегда есть какой-то процент допустимости чего-то очень необычного, но необходимо ранжировать предположения по их значимости после определенной работы по сопоставлению с другими сведениями потому, что неразумно в чем-то предпочитать или считать маловероятное на равных с очень вероятным когда делаешь о чем-то предположение, и только если самое весомое предположение не оправдывается, следует переходить к следующему по значимости, - это один из важных принципов методологии познания.

Итак, второй принцип оценки сведений - обязательное сопоставление с другими сведениями на этот счет без какой-то личной заинтересованности, как некий безучастный наблюдатель, после чего сведения приобретают различный вес по допустимости их верности. Способность эффективно делать сопоставления различных сведений - один из самых важных навыков исследовательского поведения и развивается всю жизнь, но у многих остается в зачаточном состоянии невостребованным после периода игровой инициативы, а все невостребованные навыки атрофируются, это - важный принцип эффективной адаптивности личности.

Самым важным при сопоставлении является умение распознавать компетентность (но вовсе не компетенцию!) источника в данном вопросе, если только это - не беспристрастная формализация факта, но сегодня только разве что научные журналисты блюдут этот главный закон журналистики и практически всегда интерпретируют факты, вместо их беспристрастного показа (см. Журналюги). Любое же распознавание сводится к определенной, минимально необходимой совокупности признаков, характерных в данных условиях распознавания (это - главный принцип появления смысла или субъективной значимости в восприятии). Совокупности, верной для любых условий не существует (что обосновывается в Cимволы, определения, термины.), поэтому воспринимаемый смысл - всегда личностный, и он есть - производное личного жизненного опыта.

Однако отдельные составляющие признаки, значимые обычно при распознавании компетентности, возможно формализовать, и в различных областях деятельности делаются попытки сформулировать критерии компетентности для того, чтобы хотя бы на самом общем уровне избежать дорогостоящего заблуждения. Так, вот как это формулируется для случая выбора надежного агента по недвижимости:

1. Наличие качественного интернет-сайта, явно не только внешне привлекательного, но грамотные и интересные тексты, оригинальные изображения, познавательные статьи и новости.

2. Информация о достаточном опыте работы, время существования организации. Если за несколько лет ваш риэлтор не разочаровался в своей профессии, то, скорее всего, его дела идут неплохо.

3. Доступные для ознакомления положительные отзывы. Хорошим аргументом в пользу посредника будут рекомендации знакомых, коллег или родственников.

4. Соответствующая деятельности и вопросу специализация, наличие у компании разделения труда - показатель занятости сотрудников, а значит, как минимум, наличия хороших результатов и опыта работы в вашем сегменте рынка.

5. Положительные впечатления от личной встречи. Хороший специалист, как правило, слушает много, говорит мало, но емко и конкретно.

6. Честность. Мошенники и дилетанты часто завлекают покупателей несбыточными обещаниями и низкими ценами.

7. Вам отказывают в сотрудничестве. Если ваши требования изначально завышены или попросту невыполнимы и риэлтор вам отказывает в помощи - как ни странно, это тоже показатель профессионализма.

В задачах профессионального тестирования специалистов используется более основательный подход, например, вот признаки врачебной компетенции в частном случае стоматологической специализации: Если врач считается компетентным для хирургического удаления закрытого корня, это подразумевает гораздо больше, нежели технические и хирургические навыки удаления закрытой части корня из альвеолы. Сюда входит широкий спектр доклинических и клинических знаний, на которых основывается хирургическое лечение... И далее - большой и емкий текст перечислений признаков.

А вот признаки компетенции научной и научно-популярной публикации в форме тестирования (методом "от противного"):

Определение веса ненаучности.

 

В самом общем плане исследовались наиболее общие признаки (не)компетенции, например, Девид Данинг, Джастин Крюгер, так же в подходе "от противного":

1. Некомпетентные люди тяготеют к переоценке собственных способностей.
2. Некомпетентным людям не удается понять действительно высокие способности компетентных.
3. Некомпетентным людям не удается осознать свою некомпетентность.
4. Если некомпетентные люди пройдут подготовку, которая повысит уровень их компетентности, то они смогут осознать уровень своей прежней некомпетентности.

(Популярно про Эффект Даннинга-Крюгера.) «В современном мире глупцы вполне уверены в себе, в то время как умные полны сомнений.» - Бертран Рассел. Более обстоятельно см. об эффекте Даннинга – Крюгера.

Эти 4 утверждения Даннинга - Крюгера были сами по себе экспериментально проверены, а их объяснение на уровне механизмов психики показано в статье Про психическое явление наглость, так, что для этих утверждений справедливы и обратные утверждения:

1. Компетентные люди обычно не переоценивают собственных способностей.
2. Компетентным людям обычно удается понять высокие способности других компетентных, и они легко видят некомпетентность у других в своем предмете.
3. Компетентным людям удается осознать недостаточность своей компетентности в своей области исследований.
4. Если некомпетентные люди не пройдут подготовку, которая повысит уровень их компетентности в данном вопросе, то они так никогда и поймут в чем они не правы.

Все этого говорит о том, что человек с невысоким уровнем компетенции просто не способен на основе лишь одного своего представления судить о компетенции другого адекватно. Все жаркие споры о предмете, глубоким исследованием которого спорящие непосредственно сами не занимались - всегда профанация, если только не приводятся в самом деле корректные обоснования (см. о корректности: Методология утверждений и этика обсуждений).

Существует только один объективный признак компетенции: проявленная адекватность реальности, т.е. полное соответствие желаемого и получаемого на практике. О потенциале же компетенции можно судить лишь на основе того, насколько утверждение согласуется с научной методологией, которая как раз и призвана обеспечивать адекватность корректным предположениям (гипотезам). Научная методология - формализованный опыт поколений исследователей, который позволяет свести к минимуму иллюзии и все другие ошибки в предположениях, делая их максимально корректными так, что остается лишь проверить эти предположения на практике, чтобы придать им статус аксиоматики.

В случае проявления объективной компетенции (подтверждающейся на практике) это становится всем очевидным и дает основание больше доверять этому источнику в схожих по тематике вопросах. Оценивать же компетенцию потенциально может лишь тот, кто хорошо понимает принципы научной методологии.

Распространено ложное мнение о том, что качества статьи, автора, издания можно оченить по его индексу цитирования. Авторитетность индекса цитирования породила специфические методы его накрутки - по аналогии с seo вэб-ресурсов. В статье Индекс цитирования – инструмент, а не цель:
...есть частные структуры, которые этим занимаются, т.е. фактически это бизнес в сфере науки....В чьих руках система и база данных, те и диктуют моду, продвигают свои журналы и их авторов. А, кроме того - и об этом пишут наши американские коллеги Дуглас Арнольд и Кристин Фаулер - эти цифры на Западе зачастую несут элемент лукавства. Правильно говорят: пока какой-то критерий оценки деятельности явно не сформулирован, он является полезным, но как только он четко сформулирован - тут же начинаются попытки использовать его в своих интересах.
...В чьих руках система и база данных, те и диктуют моду, продвигают свои журналы и их авторов. А, кроме того - и об этом пишут наши американские коллеги Дуглас Арнольд и Кристин Фаулер - эти цифры на Западе зачастую несут элемент лукавства. Правильно говорят: пока какой-то критерий оценки деятельности явно не сформулирован, он является полезным, но как только он четко сформулирован - тут же начинаются попытки использовать его в своих интересах.
...Мы видим искажения на целые порядки при сопоставлении с реальным количеством публикаций. ...И совсем плохо, когда количественный инструментарий становится основанием для качественных выводов.
...Возможно множество форм манипулирования импакт-факторами. В 2007 г. в очерке о вредоносных воздействиях манипулирования импакт-факторами Макдональд (Macdonald) и Кэм (Kam)7 иронически заметили, что "благоразумный редактор выращивает кадры постоянных авторов, которые надежно способствуют повышению измеряемого качества журнала путем самоцитирования и цитирования друг друга". Широко распространены жалобы авторов рецензируемых рукописей, которых редакторы просят или вынуждают сослаться на другие статьи из того же журнала.
...Наилучшей альтернативой оценки качества журналов по показателям цитируемости является экспертная оценка...Мы видим, что импакт-фактор слабо соответствует оценке экспертов.
...Совокупным результатом недостатков общего подхода и использования методов манипулирования является то, что импакт-фактор обеспечивает очень неточное представление о качестве журналов.

Таким образом, оценить верность утверждений и этой статьи могут лишь те, кто хорошо понимает, сам использует на практике научную методологию и имеет навыки корректных сопоставлений, а также те, кто в реальных ситуациях имели возможность убедиться в действенной адекватности этих утверждений.

К сожалению, в природе нет другого способа определения верности чужих и своих утверждений, и этим снимается вопрос об авторитетности источников сведений. В этом плане "спасение утопающих - дело самих утопающих", и, в частности, любые "энциклопедии", написанные некомпетентными людьми, не станут энциклопедичными, какими бы "авторитетными" источниками ни подкреплялись сделанные там утверждения. В важных для себя вопросах каждый должен суметь разобраться сам, развивая свои навыки в этом направлении. Ну а беспомощным в этом отношении остается лишь выбор: поверить ли чужому мнению, выбрав одно из существующих (а это он сможет сделать только по своим каким-то предпочтениям) или, приняв эти мнения к сведению, отложить вопрос пока не разовьются навыки, достаточные для возможности собственных корректных сопоставлений. Вот почему так важно вовремя развивать свое мировоззрение и навыки понимания

Нужно признать, что некоторые представители академической науки настолько спесивы, что если бы им случилось встретить представителя более высокоразвитой инопланетной цивилизации, маэстро по механизмам индивидуальной адаптивности, но в образе обычного землянина, то у этого сапиенса не было бы шансов хоть в чем-то убедить в споре такого ученого: "Позвольте, батенька, а вы кто, собственно будете?.. Какое у вас научное звание?.."


Важно: Кредо использования выбранного формата публикаций на этом сайте.



Обсуждение Сообщений: 3. Последнее - 31.07.2013г. 15:26:43
Дата публикации: 2013-07-28

Оценить статью >> пока еще нет оценок, ваша может стать первой :)

Об авторе: Статьи на сайте Форнит активно защищаются от безусловной веры в их истинность, и авторитетность автора не должна оказывать влияния на понимание сути. Если читатель затрудняется сам с определением корректности приводимых доводов, то у него есть возможность задать вопросы в обсуждении или в теме на форуме. Про авторство статей >>.

Тест: А не зомбируют ли меня?     Тест: Определение веса ненаучности

Поддержка проекта: Книга по психологии
В предметном указателе: Ложный авторитет и подлинная компетентность | Признаки компетентности компании и агента по недвижимости в частности | Обсуждение Компетентность или авторитет?
Последняя из новостей: О том, как конкретно возможно определять наличие психический явлений у организмов: Скромное очарование этологических теорий разумности.

Нейроны и вера: как работает мозг во время молитвы
19 убежденных мормонов ложились в сканер для функциональной МРТ и начинали молиться или читать священные тексты. В это время ученые наблюдали за активностью их мозга в попытке понять, на что похожи религиозные переживания с точки зрения нейрологии. Оказалось, они похожи на чувство, которое испытывает человек, которого похвалили.
 посетителейзаходов
сегодня:77
вчера:1314
Всего:49066789

Авторские права сайта Fornit
Яндекс.Метрика