Поиск по сайту
Проект публикации книги «Познай самого себя»
Узнать, насколько это интересно. Принять участие.

Короткий адрес страницы: fornit.ru/1315
Список основных тематических статей >>
Этот документ использован в разделе: "О системной нейрофизиологии"Распечатать
Добавить в личную закладку.

Символы, определения, термины.

Символы, определения, термины.

Это - не попытка дать строго-конечное определение "определению" и другим упомянутым в заглавии словам. Возможно, это приведет к большему: некоторому пониманию того, что происходит, когда возникает (не)понимание и какова связь всех этих слов с механизмами (не)понимания. Так что это самым непосредственным образом может дать понятие о корректности, практической эффективности определений при попытке сформировать то, что позволит от личной мысли сделать возможным ее пониманию другой личностью - привести к взаимопониманию. Ведь именно на это и рассчитаны символы, определения, термины.

И еще, будет возможность разобраться с тем, когда и почему стоит давать определения, а когда это оказывается иллюзией,  в лучшем случае - суррогатом понимания.

На поверхностно-интуитивном уровне слово "определение" растолковывается примерно так:

Википедия: Определение, дефиниция (лат. definitio — предел, граница) — логическая процедура придания строго фиксированного смысла терминам языка. Термин, над которым проводится операция дефиниции, называется дефидентом.

Здесь используется слово "логическая" - тоже в интуитивно-поверхностном общепонимании и вообще никак не раскрывается слово "смысл", которое так же подразумевается вполне интуитивно понимаемым.

 

БЭС: ОПРЕДЕЛЕНИЕ (=дефиниция) -..1) установление смысла незнакомого термина (слова) с помощью терминов (слов) знакомых и уже осмысленных (номинальное определение) или путем включения в контекст знакомых слов (контекстуальное определение), или явного формулирования равенства (явное, или нормальное, определение), в левую часть которого входит определяемый термин, а в правую - определяющее выражение, содержащее только знакомые термины.

2)] Уточнение предмета рассмотрения, однозначная его характеристика (реальное определение)

3) Введение в рассмотрение нового предмета (понятия) посредством указания на то, как этот предмет построить (получить) из предметов данных и уже известных. В последнем случае определение принимает вид системы определяющих соотношений (схем, равенств) или "шагов перехода" (шагов индукции) от явно определенного и известного к искомому неизвестному (рекурсивные и индуктивные определения).

Здесь тоже не раскрывается строго значение слова "смысл", но все подкреплено очень важным (на мой взгляд достаточно верным) уточнением, что ранее незнакомое можно определить только через уже известное именно данному субъекту, так вообще говорить о неизвестном или известном, без отнесения к конкретной личности (известное сообществу - так же предполагает, что это известно входящим в состав конкретным личностям).

 

В приведенных обоих случаях демонстрируется некая уверенность в том, что определение возможно задать "строго", "однозначно" для универсального использования, т.е. если личность ранее не знала этого, но обладала неким представлением об использованных в определении словах, то, прочтя определение, она будет это понимать в точности так, как задумано автором определения, вне зависимости от того насколько однозначно она понимает использованные в определении слова.

С этой иллюзией, т.е. представлением о том, что пусть не во всех случаях, но возможно дать строгое определение, включающее в себя все, что нужно для его понимания, прямо сейчас поборемся.

Сначала стоит разумно ограничить возможность понимания этой статьи с высказанной мыслью, что ранее неизвестное понимается достаточно адекватно (для практического использования, на которое рассчитано понимание) только если у читающего есть достаточная база представлений, используемых в этой статье. Т.к. невозможно, начав с нуля, пытаться верифицировать эти представления и восполнять недостающее для любой читающей личности, то остается лишь рассчитывать на некоторую достаточную подготовленность и уточнить только те понятия, которые понимаются и используются сегодня явно вразнобой . В первую очередь - понятие "смысл". В самом же общем плане, каждый может сам проверить свою подготовленность, используя специально созданный гид.

Понятие смысл раскрывается в материалах, упомянутых в этом гиде, поэтому коротко уточню, что под смыслом здесь будет пониматься лично определенная значимость чего-то, значение воспринятого им или значение совершенного им (все это можно объединить как - отношение к этому). Сколько личностей, столько и уникальных оттенков смыслов даже в том, что считается достаточно хорошо взаимопонимаемым в данном соц.окружении.

 

Когда человек видит яблоко, в его мозгу оно на самом первом уровне обработки представлено как набор выделенных признаков: окружность размера как у яблока, полоски на красном фоне (см. Иллюстрация организации памяти мозга) - пока не связанным с отношением к этому (потому, что на этапе формирования этих зрительных примитивов еще не было связи с системой значимости), на следующем уровне. уточняется особенности формы, ограничения на возможные цвета и необходимость в полосках. Это происходит за счет опыта использования сочетания простых примитивов в конкретных условиях, когда в одних случаях желтый цвет так же оказывается характерным для яблока и распознаватель "я вижу яблоко" уточняется дополнительными признаками цвета и признака условий, а вот синий цвет плода даст явно негативный результат распознавания так, что распознаватель "яблоко" будет заторможен, а распознаватель "слива" активируется и несколько уточнится для данных условий.

Таким образом, понимание того, что мы воспринимаем (и того, что мы делаем) всегда подразумевает распознавание совокупности признаков воспринятого, включая признаки внешних условий и отношения к результату такого распознавания (в самом общем случае: правильно-неверно или хорошо-плохо - именно для данной личности).

Смысл у личности составляется из совокупности признаков восприятия и признаков действия, которые связаны (ассоциированы) с личным отношением к этому. Если вообще нет такой связи - восприятие бессмысленно, ускользает от сознания. Соответственно, если в определении есть нечто, никак не затрагивающее оценку значимости, то эта часть не будет вообще воспринята. А если есть, но значимость не полностью оказывается идентичной той, что другой человек закладывает в определение, то создастся впечатление понимания, но на практике использования определения различие может обнаружится.

 

Есть немало понятий, которые достаточно легко и достаточно однотипно воспринимаются разными людьми, чаще всего потому, что в них задействованы самые простые примитивы первого уровня распознавателей. Например: простые геометрические фигуры, числа и т.п. Но если число 13 у человека стойко ассоциировано с кровавым цветом (а иногда смысл примитивов вообще перекрещивается: вместо цветов воспринимаются звуки и т.п.) то при том использовании понятия числа 13, где окажется проявлененной ассоциация с кровью, определение будет не однозначным. И такой человек постарается не нумеровать дома и самолеты таким числом (или как-то еще это отразиться на его практических действиях, например, сбой мысли от ужаса и невозможность мысленно оперировать этим числом).
Если графические примитивы представлены в восприятии практически всех живых существ (кроме специально лишенных в критический период развития такого восприятия и поэтому принципиально не могущих использовать это, - такие исследования проводились), что числа, более нескольких первых - требуют более высокого уровня распознавания и поэтому, лишенные таких распознавателей аборигены (и любые высшие животные) не могут использовать их, какими бы убедительными определениями ни пытались восполнить этот пробел.


Этими вспомогательными представлениями задан контекст, в котором предлагается воспринять очень интересную статью Мирослава Войнаровского Свойства определений. Здесь рассматриваются некоторые фрагменты (выделения жирным - мои).

Синонимы - это два слова, которые имеют один и тот же смысл. Яркий пример: "бегемот" и "гиппопотам". Или "ствол" и "дуло". Или "voice" и "голос".

На самом деле синонимы всегда немного отличаются. Само собой, они отличаются в написании и звучании. Но также как правило они отличаются и по смыслу. Например, одно из слов может нести оттенок большей научности или просторечия, грубоватости или ироничности. Один из синонимов может обозначать более узкий случай, а второй - более широкий. Например, "ствол" может быть не только "дулом" оружия, но и стволом дерева. И так почти всегда. Это значит, что идеальных синонимов не бывает. Или, по крайней мере, мне они не встречались.

Синоним - первый, простейший вариант определения. Учитель хочет объяснить, что означает слово. Он называет другое слово, которое ученику уже известно. "Что такое гиппопотам? Гиппопотам это - бегемот."

Замена на синоним - так же и простейший случай плохого определения. Когда ученик знает значение второго слова, ошибки нет. Но если не знает, тогда из такого определения он не получит никакой полезной информации. "Что такое гиппопотам? Гиппопотам это - бегемот. А что такое бегемот?"

Если вспомнить то, что является смыслом для личности, что утверждение "как правило они отличаются и по смыслу" - более широкое и относится не только к синонимам, но и к пониманию смысла одного и того же слова разными людьми.

 

Омонимы - это два слова, которые имеют одно и то же звучание, но разный смысл. Пример: "коса" из волос, "коса", которой косят траву и речная "коса". В таких случаях говорят, что слово имеет несколько значений.

Слово может иметь одновременно и омонимы, и синонимы. Более того, большинство слов имеют и омонимы, и синонимы. Легко понять, что образы, звуки, ощущения, которые мы себе представляем и слова, которые мы при этом произносим, различаются как два мира: мир слов и мир смыслов. Они параллельны, но не взаимозаменяемы (как говорят математики, не изоморфны). Вот пример:

Смысл:

Слово

Слово

Слово

Слово

Действие, означающее ветер, дуновение, в прошедшем времени

Дуло

Дуло, ствол пистолета, пушки, цилиндрическая часть какого-то оружия

Ствол

Дуло

Цилиндр

Ствол дерева, основная его часть, откуда растут ветви

Ствол

Цилиндр

Деревянная палка для раскатывания теста и укрощения мужа

Цилиндр

Скалка

 

Антонимы - это два слова с противоположными значениями. Например, холодный и горячий, быстрый и медленный. Антонимы дают еще один простейший способ определения: со ссылкой на противоположное слово. Если оно известно, определение срабатывает. Например: "Что такое медленно? Это когда не быстро."

Как человек различает смысл? Говорят, что различение происходит по контексту. Например, если речь только что шла о дереве, то "ствол" скорее всего означает ствол дерева, а не оружия. А если речь шла о стрельбе, то скорее всего речь идет о части оружия.

Когда мы слышим слово, то автоматически (бессознательно) выбираем из возможных значений тот омоним, который больше всего подходит под ситуацию, о которой идет речь. Так что умное слово "контекст" означает всего лишь всю ту кучу образов, звуков, ощущений, которые мы себе уже представляли, когда нашего слуха достигло очередное слово. Разные люди делают это немного по-разному. У одних это - картина, подобная той, что видят глаза. У других - мелодии, разговоры, звуки, подобные тем, что слышат уши. У третьих - ощущения движения, усилия, прикосновения, поглаживания. Или же какое-то сочетание из этих трех схем.

Из нескольких известных омонимов выбирается тот, который лучше всего вписывается в контекст. Это процесс происходит с огромной скоростью, на уровне подсознания. Новое слово распознается и само добавляется в существующий контекст, немного изменяя, уточняя его.

Т.е. смысл - контекстно зависим. Есть полные основания сказать: смысл - всегда контекстно зависим (см. Контекст понимания). Это означает, что есть определенные ограничения на то, как понимается смысл даже одним и тем же человеком. Соответственно, есть границы применимости слова, обеспечивающие наибольшую адекватность его понимания - граничные условия. Определения, лишенные граничных условий даже умолчательно - бессмысленны, точнее, они - настолько многозначительны, что нет возможности выделить какой-то определенный смысл. Отсюда прямой вывод: любое определение должно иметь прямо или умолчательно (создаваемым контекстом использования) заданные границы использования. И это приводит к пониманию того, что любое не бессмысленное определение всегда ориентировано на какое-то практическое использование. Лишить его этого в попытках сделать универсальным, значит - лишить его определенного смысла, сделать многозначительным.

 

Аморфные термины - это слова-амебы, слова-хамелеоны. Подобно амебе, они могут принять любую форму. Подобно хамелеону - окраситься любым оттенком. Аморфные термины - это слова, которые имеют очень много значений, но при этом каждое из множества значений отличается от других не очень сильно. Примерами таких слов являются: "справедливость", "добродетель", "духовность", "интуиция", "адекватность", "бытие", "материализм" и многие другие. Еще аморфные термины часто называют "общие слова".

Особенно много аморфных слов в философии. Она просто напичкана аморфными словами. За века тысячи и тысячи философов толковали слово "дух" то так, то этак. И каждое такое толкование тщательно записывается в назидание потомкам и считается заслуживающим внимания. В результате, когда философ произносит "дух", оказывается, что он не произносит ровным счетом ничего. Поскольку это слово может ассоциироваться со множеством близких понятий, каждое из которых все же отличается в важных деталях. Философу приходится уточнять, что же он имел в виду. Но что это? Он использует для этого другие аморфные слова!

 

Чтобы быть справедливым, стоит определить и область использования философии и то, что вообще можно идентифицировать как философия. Про философию есть статья на сайте: О философии.

Для философии, в контексте корректности определений, характерны следующие черты:

1. Не имеющие определенной области применения определения, делающие их, по сути, бесцельными.

2. Длинные цепочки "логических" умозаключений. Учитывая, что логика - некая формализация закономерностей не обязательно объективной действительности, что логик может быть бесконечное множество, и в философии происхождение и свойства логик рассуждений остается в тени, то возникает столько философий, сколько применяется логик (и сколько есть философов :).

3. В виду первого пункта, нет проверки утверждений реальностью, что только и способно показать их адекватность (истинность). Это множит неадекватности действительности, что было рассмотрено на примере Аристотеля.

Область применения философии - донаука. Она всегда предшествуют тому, что исследуется достоверно и имеет вполне однозначное из-за этой достоверности (аксиоматическое) описание. В любой науке есть ближайшая к ее аксиоматике гипотетическая часть наиболее правдоподобных предположений и есть более далекая, свободно-фантазийная часть творчества личностей - философия. Чем больше в науке творческой, философской части, тем более она "гуманитарна", хотя это - достаточно произвольное разграничение.

Творческое теоретизирование всегда предшествует развитию аксиоматики научной области исследования, но там, где она приобретает формы философии, то стоит быть к ней очень осторожным в исследовательском плане. Навыки того, насколько обоснованным является утверждение, сколько звеньев, не имеющих непосредственного аксиоматического обоснования - очень важны не только для ученых-исследователей, потому как любой человек, в той или иной стпени, является исследователем жизни и стоит использовать методологию, обеспечивающую наибольшую достоверность и эффективность, исключающую самообман, особенно желаемым. Хорошей иллюстрацией - является работа А.Пуанкаре Математическое творчество.

... чистый математик, который забыл бы о существовании внешнего мира, был бы подобен живописцу, умеющему гармонически сочетать цвета и формы, но лишённому натуры, модели — его творческая сила быстро бы иссякла.  А. Пуанкаре 

 

Математика - пример предмета, где существует огромные области, занятые чистой философией и есть области со всеми признаками науки - особенно ее прикладные разделы. Если вторые - совершенно незаменимый инструмент исследователей, то превое - то, из-за чего Нобель не включил ее в список премируемых наук (а вовсе не из-за любовной истории, см. Коллекции научных мифов в инете).

 

Ситуацию в математике хорошо иллюстрирует статья Дмитрия Германович Фон-Дер-Флаасса Теоремы софиста Горгия и современная математика.

...все мы уверены, что когда мы думаем о натуральных числах, мы все думаем об одном и том же. Если у меня после 7 следует 8, то и у вас после 7 будет следовать 8. Если у меня 19 — простое число, то у вас 19 будет простое число. Вот почему? Вроде бы в мире этого объекта нет, но мы о нем знаем и все знаем примерно одно и то же. Это, конечно, загадка не математическая, это загадка философская, и пусть философы ее обсуждают. Нам достаточно того, что, к счастью, мы все-таки имеем представление о математических объектах и оно одно и то же у всех, кто начинает о них задумываться. И поэтому математика возможна. Но большая философская проблема остается.

... Чтобы что-то доказать, нужно уже что-то знать, какие-то первоначальные свойства всех этих объектов. И более того, математики должны быть полностью согласны насчет того, с каких первоначальных свойств начинать. Чтобы любой результат, полученный одним математиком, был принят всеми остальными.

... Третья теорема — ежели что-то и познаваемо, то непередаваемо ближнему.... Человек что-то доказал, но рассказать это доказательство другому человеку он не способен. Или убедить другого человека в том, что он действительно это доказал.... такой длины текст, содержащий сложные переборы, конечно, может содержать ошибки... Если вы читаете чужое достаточно длинное доказательство, и в нем есть ошибка, то есть все шансы, что вы ее не заметите. Почему? В первую очередь потому, что раз сам автор доказательства сделал эту ошибку — значит, она психологически обоснована. То есть, он не просто так ее сделал, по случайности — это в принципе такое место, где типичный человек может сделать такую ошибку. Значит, и вы можете сделать ту же самую ошибку, читая это место и соответственно ее не заметив.... И вот с этой проблемой — найти ошибку в записанном людьми математическом тексте, — становится все труднее, а иногда и вообще невозможно — это серьезная проблема современной математики....

... на задачу накинулись несколько сот математиков из разных стран, из разных институтов, каждый брался за свой кусочек. Были и, так сказать, архитекторы этого проекта, которые примерно представляли, как все это вместе потом будет собрано в единое доказательство. Понятно, что люди торопились, конкурировали. В результате, кусочки, которые они делали — это в совокупности около 10000 журнальных страниц, и это только то, что опубликовано. А есть еще и статьи, которые существовали или в виде препринтов, или в виде машинописных копий. Я сам одну такую статью читал в свое время, она так никогда и не была опубликована, хотя включает в себя заметный кусочек этого полного доказательства. И вот эти 10000 страниц разбросаны в разных журналах, написаны разными людьми, с разной степенью понятности, и обычному математику, не связанному с этим и не являющемуся одним из архитекторов этой теории, мало того что невозможно прочитать все 10000 страниц, так еще и очень трудно понять само устройство доказательства. К тому же с тех пор некоторые из этих архитекторов просто умерли. Объявили, что классификация завершена, хоть доказательство и существует лишь в виде текста, который никто прочитать не может, и это привело к следующей неприятности. .....И вполне может случиться, что через 50 лет уже вообще на Земле не найдется человека, который будет способен что-то понять в этом доказательстве. Будут ходить легенды: наши великие предки умели доказывать, что все конечные простые группы перечислены вот в этом списке, и что других нет, но сейчас это знание утеряно....вполне может быть, что будут появляться другие такие же сложные теоремы, которые могут быть доказаны, но доказательство которых никто не способен прочитать, никто не способен никому рассказать.

Дополнительно: Математики о математике.


Было множество вот таких, фактически чисто философский работ (соответствующих приведенным критериям), которые канули в лету истории. В основном это были религиозные, мистические трактаты (вроде неимоверного количества текстов каббалистов, алхимиков и т.п.), но и сейчас существует не менее огромное количество текстов, внешне напоминающих науку.

 

Продолжим далее рассмотрение фрагментов статьи Мирослава Войнаровского.

Интересным свойством аморфных терминов является то, что создается иллюзия понимания. Возьмем, к примеру, "справедливость". Два собеседника разговаривают, и вот один из них употребил это слово. Для одного олицетворением справедливости является Уголовный Кодекс. Для другого - герой детского сериала отважный Бэтман. Слово употреблено в контексте "за терроризм надо наказывать". Собеседники радостно соглашаются друг с другом и считают себя единомышленниками. До той поры, пока не возникает вопрос о том, как реагировать на живого террориста. Поклонник Бэтмэна настаивает, что террористу надо накостылять, переломать ему руки-ноги и отправить на Северный Полюс. А любитель УК возмущается: ни в коем случае, такого ловца террористов самого надо сажать в тюрьму за превышение пределов самообороны и самосуд. На что поклонник Бэтмана начинает вопить о справедливости, и иллюзия взаимопонимания рассеивается, как дым.

Теперь пора дать определение самому понятию определения. Вряд ли человек, не знающий, что такое определение, дочитает до этого места. Тогда зачем оно нужно? Во-первых, хочется продемонстрировать, что даже такое странное определение определения - возможно. Во-вторых, на этом примере можно будет рассмотреть некоторые приемы. Я дам четыре варианта определения определения.

1.             Определение слова или выражения - это текст, на который можно заменять это слово или выражение. Однако мать, показывающая ребенку пальцем на что-то и соотносящее виденное с ее реакцией далеко не всегда имеет только словесную форму :)

2.             Определение слова или выражения - это информация в виде текста, достаточная для правильного употребления (конкретно кем?) этого слова или выражения.

3.             Определение слова или выражения - это соглашение о том, что данное слово или выражение имеет точно такой же смысл, как некоторый другой текст.

4.             Определение слова или выражения - это представление его значения в виде слов или выражений, значение которых уже известно данному человеку.

 

Ко всем этим определениям можно добавить слова "в заданном контексте" или "при заданных условиях" или "при заданных ограничениях", так как обычно определение правильно только в некоторых пределах. Но, поскольку те же самые слова можно добавить почти в любое определение, мы отбросим это ненужное усложнение.

Эти определения основаны на ключевых понятиях "информация", "правильное употребление", "смысл", "значение", "замена". надо сказать, что все эти ключевые слова - сугубо личностное отношение, например, слово информация. Хотя в физике это слово употребляют как бы в обезличенном смысле, но, этот смысл просто не звучит явно при этом, остается в тени настолько, что сами физики это, подчас, не замечают.

 

Важно понять разницу между определением и высказыванием. Понятие "высказывание" применяется в формальной логике и, как правило, несет в себе информацию об истинности или ложности что окончательно верифицируется одним образом: сравнением утверждения и того как оно реализуется в реальности, причем, опять-таки оценка результата производится в виде личного отношения и, соответственно, у разных людей, при разных обстоятельствах может оказаться разной. Например: "корова - летающие животное" - высказывание ложное в контексте зоологии (если мы сбросим корову на парашюте, она полетит, но контекст будет уже другой).

А вот определение: "склис - летающая корова" (из фантастики К. Булычева).

 

Аксиома - это высказывание, к тому же истинное. Из-за личностного характера оценки истинности аксиома для одного может быть на высоком уровне уверенности в достоверности, а для другого - не достаточно высоком для использования - как истины. Поэтому каждый исследователь имеет свою систему убеждения в достоверности утверждений. При этом сообщество исследователей может иметь хорошо согласованное общее представление. А определение - соглашение о замене слов, не истинное и не ложное. Итак, аксиома может содержать соглашение о замене, но всегда содержит какое-то высказывание, которое считается истинным. Аксиома выбирается в первую очередь исходя из этой истинности: предпочитают наиболее простые и легко проверяемые утверждения. Аксиомы проверяются и доказываются (именно так!) в достоверности нужно убедиться самому и представить основания быть убежденным - другим.. Но доказательство находится вне рамок теории, которая строится на этих аксиомах. Например, постулаты Теории Относительности проверяются экспериментально.

 

Определение же не содержит ничего, кроме соглашения о замене. Выбирается оно исходя из удобства, возможности легко запомнить, согласно традициям и т.п. Определение не проверяется, не доказывается и не является истинным или ложным. Оно может быть только принятым или непринятым. и оно может быть практически используемым для целей терминологии в конкретных описаниях или бесполезным или многозначительно-бесполезным.

Часто говорят, что не всему можно дать определение. Это - некоторое искажение фактов. Вот толковый словарь, к примеру, дает определение всему. Правильнее было бы сказать: не все можно узнать из определений (из словаря). То же самое можно сказать не только о словаре, но о любом учебнике, вообще о тексте, состоящем из одних только слов (без картинок и прочего). Для того, чтобы начался процесс, показанный на рисунке, нужно исходное знание каких-то слов. Например, для того, чтобы компьютерная экспертная система могла обучаться по книгам самостоятельно, в нее надо вложить начальный объем знаний напрямую, хотя бы в виде программ, составляющих эту систему.

 

Посмотрите на мать, которая поясняет ребенку, что такое "птичка". Она не дает определений вроде "птица - животное с перьями". Вместо этого она показывает малышу на живую птицу. Показывает на рисунке, в кино, а лучше - в природе. Малыш может запомнить зрительный, звуковой образ, выделить в них что-то общее. Позже возникнут уточняющие вопросы: "А вот это птичка?" "Нет, это - самолет" "А почему не птичка?" "Потому, что железный".

Уточнение определений в зависимости от все новый условий, специфики применения - естественный и неизбежный процесс адаптивности, реализованный на уровне нейросети мозга. Ранее связанная с символом-словом совокупность признаков восприятия и отношение к этому, новых условия может оказаться вполне подходящей и не требовать изменений, а может потребовать корректировки. И тогда появляется специфические признаки условий, для которых определение будет приемлемо верно отражать действительность.

 

Самые простые понятия вроде различения "я" и "другие" образуются постепенно. Здоровый ребенок имеет возможность увидеть погремушку, потрогать ее, услышать ее стук. Яркий цвет игрушки облегчает ему задачу: сфокусировать зрение двух глаз, выделить ее из окружающего фона. В мозг синхронно поступают сигналы от нескольких органов чувств. А когда ребенок фантазирует, он может использовать только зрительные, слуховые, осязательные образы. Таким образом, мир "я" и мир "не я" отличается по признаку согласованности разных органов чувств.

 

Определение жизни: "Жизнь - это система, обладающая следующими свойствами: размножение, питание, рост, усложнение, реагирование на изменения во внешней среде, воздействие на внешнюю среду. Чем больше этих свойств есть в системе, чем заметнее и сложнее они выражены, тем более живой является система. Условной границей между живым и неживым являются вирусы."

Это - пример практически ориентированного определения с заданными границами использования, важной чертой которого является отсутствие претензии на строгость (не достаточно точная нацеленность на конкретику использования), а целью (которая всегда есть - мотивирующая часть смысла) - дать наиболее общее представление, которое может стать широко общеразделяемым в социуме:

Обычно введение меры не просто вынужденный шаг, но необходимый. Дело в том, что некоторые понятия (вроде "жизни") по своей форме являются выбором из "да" или "нет". А по своему употреблению являются мерой. Например, мы редко говорим "живее"/"мертвее", но говорим: "живое"/"неживое". Форма подразумевает выбор. Но при употреблении мы не делаем такой четкой границы. Человек при смерти для нас гораздо менее живой, чем подвижный ребенок - резко-универсальной границы провести не возможно. Изображение на экране или картине часто характеризуется как "словно живое", а взгляд потерявшего сознание как "остекленевший". То есть, давать таким словам определения в виде меры не только можно, но и нужно.

 

Алгоритм построения определений. Сначала на конкретных шагах покажу, как строится определение. Потом приведу набор эвристик, которые можно применять в случайном порядке до тех пор, пока не добьетесь приемлемого результата.

Далее идет демонстрация естественного процесса формирования представлений, в принципе бесконечного, с использованием личной оценки получающегося результата и вида корректировки в зависимости от него. Эта оценка оказывается связана с данным набором признаков (по которому происходит идентификация, распознавание) , что и придает определенный смысл:

Дадим определение слова "механизм". Ищем общие черты у нескольких известных механизмов: часы, автомобиль, кран. Кажется, все они железные. Итак, первый вариант: "Механизм - то, что железное.". Проверим. Нет, деревянные качели - тоже механизм. Железный или не железный - неважно, значит свойство отбрасывается, качели вносим в список.

Снова ищем общие свойства. Кажется, все они движутся. Проверяем: да, вроде бы совсем неподвижных механизмов не бывает. Свойство движения необходимо. Новый вариант: "Механизм - то, что движется".

Проверяем, не попало ли под определение что-то лишнее? Летящий камень - движется, но не механизм. В чем разница? Камень - движется сам, а в механизме еще и движутся части друг относительно друга. Условие движения сужается до наличия подвижных частей. Новый вариант: "Механизм - то, что состоит из движущихся частей".

Снова проверяем: голубь движется и состоит из частей, но не механизм. Вывод - необходимо условие, что механизм - неживой объект. Новый вариант: "Механизм - неживой объект, состоящий из движущихся частей".

Смотрим, нельзя ли применить антоним к слову "живой", вместо слова "неживой"? "Мертвый" - не подходит, так называют то, что было живым, но умерло. Определение остается прежним.

Смотрим, нельзя ли упростить? Слово "предмет" более общеупотребительно, чем "объект" и не имеет омонимов в области философии и программирования. Заменяем его: "Механизм - неживой предмет, состоящий из движущихся частей".

Убеждаемся, что произвольный набор частей еще не является механизмом, так как не выполняет никакой полезной функции. Слово "функция" упрощаем до "назначения", до "цели", до "задачи" и получаем определение:

"Механизм - неживой предмет, состоящий из движущихся частей, предназначенный для выполнения какой-то полезной задачи".

На этом шаге выполняем несколько дополнительных проверок. Ни одна из них не приводит к уточнению, процесс построения определения прекращаем.

 

Если бы процесс оценки результата был не субъективным, а - сверкой с реальностью, то и получающийся распознаватель был бы в той же степени адекватным реальности. Но здесь, временно, полагаемся на уже ранее проверенную адекватность.

 

А вот обещанный список эвристик.

·                Если есть более известный синоним - назови его (гиппопотам -> бегемот).

·                Если слово имеет несколько толкований в данном контексте - замени его на более однозначный синоним.

·                Если подходящего синонима нет, попробуй антоним (если он известен).

·                Если не можешь дать точное определение - дай приблизительное, а потом усовершенствуй.

·                Заменяй в определении многозначные слова на однозначные.

·                Заменяй в определении аморфные слова на неаморфные.

·                Ищи различия между определяемым словом и его отрицанием.

·                Заменяй длинные слова и выражения на более короткие, но только если они не более аморфны и многозначны.

·                Заменяй редкие слова и выражения на более общеупотребительные, но только если они не более аморфны и многозначны.

·                Не ищи идеальное определение, ищи хорошее.

·                Не ищи определение, понятное всем на свете - ищи такое, которое поймет твой собеседник.

·                Не употребляй в определении слов, которые твой собеседник скорее всего не знает.

·                Большое определение разбей на несколько частей. Определи несколько дополнительных слов, потом определи через них основное.

·                Примеры могут помочь в понимании, но явно отдели их от определения.

·                Аналогии и образные сравнения могут помочь в понимании, но явно отдели их от определения.

·                Если под определение не попало что-то нужное, найди общие свойства.

·                Если под определение попало что-то ненужное, найди различия.

·                Если под определение попало что-то и его отрицание, убери оба.

·                Если в определении есть слово с отрицанием, проверь, нельзя ли сократить его до антонима.

·                Если в определении есть синонимы, проверь, нельзя ли выбрать что-то одно.

·                Если не удается найти четкую границу, введи четкую меру.

·                Если граница непостоянна, введи четкое отношение.

 

Конечно же этот список - далеко не полный. В эвристическом методе сопоставлений и обобщений важен весь личный жизненный опыт и навыки творческого нахождения желаемого результата (см. Эвристика, Сознание и эвристика).

Теперь можно уточнить понимание слов в заглавии: символы, определения, термины.

 

Символы - любые заменители более сложного на более простую форму (нет смысла использовать в виде символов нечто более сложное, чем то, что они призваны обозначать). Символы - непосредственная ипостась распознавателей разного уровня в мозге: самые простые распознаватели своей активностью обозначают некоторую совокупность признаков восприятия, они формируются в период до осознания и методом "без учителя" (см. демо). На их основе возникают символы более высокого уровня интеграции, наиболее сложные из который способны корректироваться с учетом новизны ситуации, в которой они используются. Корректировка происходит с помощью осознания, методом обучения "с учителем" (см. демо).

 

Словесные распознаватели - одни из такого типа. И мы пользуемся ими для формализации своих представлений с целью обеспечения достаточного взаимопонимания и взаимодействия. При этом то, что получается при использовании, символы, обозначающее совокупность понятий называем определениями.

 

Определения, имеющие строго заданную границу применимости и в этих границах обеспеченные всеми необходимыми предшествующими понятиями (предшествующие определения), называют терминами.

По любому получается, что определения не отделимы от носителя их смысла - личности (иначе они оказываются бессмысленными, как книжка для кошки) и представляют собой основной набор признаков, характеризующих узнаваемость определения и наборы признаков, задающие контекст использования определения. Плюс тот смысл, который все это приобретает у данной личности - носителя этого определения.

В организации функции распознавателя не имеет значения к какому роду относятся признаки - в полном соответствии с обобщенной моделью распознавателя (см. персептрон). Но наличие-отсутствие признаков контекста позволяет специализировать и отделять смысл одного определения от другого, а сам связанный с ним смысл - позволяет определять в каких именно случаях и как используется определение и его значение - именно в контексте его использования.

 

В предшествовавшем этой статье обсуждении на форуме, было дано такое определение понятию "определение":

корректно заданное определение - это совокупность основных признаков, и плюс - совокупность признаков контекста, задающих граничные условия использования этого определения. Чтобы смысл определения понимал человек, не искушенный в данной предметной области, нужно бы задавать и цель данного определения (что именно достигается им и что разделяется в предметной области). Хотя в среде только специалистов этой области как контекст, так и образующая смысл цель - умолчательно понимаемы за счет уже имеющихся для этого распознавателей предшествующих понятий.

Теперь вкладывавшийся в него смысл вполне раскрыт :) - для того, кто оказался достаточно подготовлен необходимыми предшествующими представлениями.


Следствия: Методология утверждений и этика обсуждений.



Обсуждение Сообщений: 8. Последнее - 05.11.2015г. 12:10:45
Последнее редактирование: 2016-01-25

Качества статьи, оцененные пользователями Экспертов: 1
Об авторе: Статьи на сайте Форнит активно защищаются от безусловной веры в их истинность, и авторитетность автора не должна оказывать влияния на понимание сути. Если читатель затрудняется сам с определением корректности приводимых доводов, то у него есть возможность задать вопросы в обсуждении или в теме на форуме. Про авторство статей >>.

Тест: А не зомбируют ли меня?     Тест: Определение веса ненаучности

Последняя из новостей: О том, как конкретно возможно определять наличие психический явлений у организмов: Скромное очарование этологических теорий разумности.

Нейроны и вера: как работает мозг во время молитвы
19 убежденных мормонов ложились в сканер для функциональной МРТ и начинали молиться или читать священные тексты. В это время ученые наблюдали за активностью их мозга в попытке понять, на что похожи религиозные переживания с точки зрения нейрологии. Оказалось, они похожи на чувство, которое испытывает человек, которого похвалили.
 посетителейзаходов
сегодня:55
вчера:1010
Всего:1706119254

Авторские права сайта Fornit
Яндекс.Метрика