Активность
Главная
Темы
Показы
Полезное
О сайте
Поиск по сайту
Проект публикации книги «Познай самого себя»
Узнать, насколько это интересно. Принять участие.

Короткий адрес страницы: fornit.ru/1647
Список основных тематических статей >>
Этот документ использован в разделе: "О системной нейрофизиологии"Распечатать
Добавить в личную закладку.

Эвристика

Эвристика

Цель статьи - показать принципы природной реализации интуитивного метода понимания и то, от чего зависит сравнительная (при некоторых условиях) эффективность и адекватность понимания нового явления. Задача - сформировать представления об эффективном использовании интуитивного метода и о том, что определяет личную успешность и способности в процессе познания.

Определения и механизмы в целом были показаны ранее. О том, что такое интуиция - статья Сущность интуиции, где показывается как формируется жизненный опыт таким образом, что без участия сознания в конкретных условиях актуализируются наиболее подходящие варианты, - настолько, насколько это хорошо было отработано прежним опытом. Роль сознания заключается в том, чтобы в каждых несколько новых условиях скорректировать прежний опыт - с помощью так же развиваемого опыта творчества, и если результат поведения приводит к желательному - увеличить уверенность, если нет - начать избегать в этих новых условиях, - об этом есть статья Сущность сознания. О том, что такое понимание - Понимание. Умение понимать. Общение.

Использование интуиции в познании будем называть эвристикой в этой статье.

Эвристика (от греч. heurésko — отыскиваю, открываю), в БСЭ:

специальные методы решения задач (эвристические методы), которые обычно противопоставляются формальным методам решения, опирающимся на точные математические модели. Использование эвристических методов (эвристик) сокращает время решения задачи по сравнению с методом полного ненаправленного перебора возможных альтернатив; получаемые решения не являются, как правило, наилучшими, а относятся лишь к множеству допустимых решений; применение эвристических методов не всегда обеспечивает достижение поставленной цели....

Во многих других словарях под словом Эвристика понимается использование интуитивных методов нахождения решений, без пояснения, что под этим подразумевается, т.е. понятие определяется с использованием бытового, общесложившегося понимания, сформировавшегося в культуре. В этой статье такие определения не устроят :) тем более, что ранее уже были предложены более четкие представления об интуитивном процессе нахождения вариантов понимания и вариантов поведения.

Из целостного понимания механизмов адаптивного поведения следует, что никакой другой, кроме эвристического (интуитивного), метод творчества человеку не доступен, что механизмы мышления едины вследствие определенной организации памяти мозга. Т.е. никакого такого "логического мышления", мышления методом дедукции или индукции не существует, и это возможно лишь задним числом, когда уже есть эвристический результат, и возникает необходимость формализации, - попытки вытащить из неосознаваемого опыта то, как этот вывод получился. Вот тогда можно и заявить, что "согласно такой-то логике" или "согласно такому-то формальному методу мышления"...

Фантаст Альтов (Альтшуллер) в разгар бума ИИ и экспертных систем эвристически создал ТРИЗ - теорию решения изобретательских задач. Но как бы красиво это не выглядело в умело сфантазированных примерах, на практике попытки мыслить по ТРИЗ никому не удаются, хотя образовался целый клуб фанатов. Точно так же, как и более ранние попытки многих мыслить как Шерлок Холмс :) Есть книги "Как стать гением. Жизненная стратегия творческой личности." (Альтшуллер Г.С.), но, вникая в них, никто не стал гением :) просто потому, что автор на самом деле не разбирается в механизмах того, что делает человека "гениальным" и вообще в механизмах мышления, хотя обобщил большой материал по эмпирически найденным методам стимуляции интуиции. Это напоминает теории психологов, для которых сам мозг был "черным ящиком" и они судили о нем лишь по внешним проявлениям психики и самонаблюдению.

Несмотря на то, что люди мыслят только "интуитивно", не осознавая и малой части от всех активных образов в мыслях (цепочках динамически развертывающихся последовательностей переключения внимания), стоит различать методы формирования понимания, в которых естественно обеспечен оптимум работы интуиции от методов, отталкивающихся от искусственных, субъективных формализаций, в той или иной степени подменяющих реальность в рассуждениях субъективизмами (абстракциями).

В чем основное различие этих подходов, о чем говорилось в БЭС: эвристические методы, которые обычно противопоставляются формальным методам решения, опирающимся на точные математические модели.? Главная причина различий в итоговой адекватности - в способе использования исходных образов восприятия:

1. Используются непосредственно признаки восприятия исследуемого явления, которые демонстрируются в тех или иных условиях.

2. Используется осознанно созданная абстракция, обобщающая выделенную осознанным вниманием часть первичной совокупности признаков, произвольно (субъективно-мотивировано) ограничиваемая в условиях использования (т.е. первичная совокупность признаков заменяются на более условное их представление).

Это - существенное различие в подходах, когда

1. для понимания явления используются конкретные непосредственные факты исследования, все как есть, - для интуитивного понимания наиболее правдоподобной сути без осознания того, какие из признаков принимать во внимание,  

или когда

2. делается попытка использовать абстракции (выделенную вниманием часть совокупности признаков или уже ранее имеющуюся абстракцию другого явления, похожую по некоторым наблюдаемым признакам), подобрав наиболее правдоподобную, и из этой абстракции "силой ума" вывести суть явления.

Второе получило наиболее выраженную форму в методе Аристотеля, который был уверен, что любую реальность можно понять путем чисто "логических рассуждений", и при этом становилось возможным использовать абстракции, не имеющие вообще или частично связи с реальностью, хотя понимаемые субъективно (имеющие определенную значимость с ветвлением ассоциаций). Несостоятельность такого подхода, как судя по его результатам, так и по сути была высказана множеством авторов, например, была показана (- очень рекомендую ознакомиться с такой историей науки в оригинале):

В своих естественнонаучных сочинениях Аристотель разрешил проблему древней философии о строении вселенной с искусством, достойным величайшего удивления. Он превзошел всех своих предшественников строгой выдержанностью своих пояснительных начал, логической последовательностью в развитии своей системы и, в особенности, обилием разнообразных сведений о природе. Как же, однако, могло случиться, что, несмотря на все это, его система привела к совершенно ложным результатам? Над решением этого вопроса издавна задумывались самые выдающиеся люди, но не могли придти к согласному выводу.

Утверждают, что авторитет Аристотеля заставил ученых в течении 2000 лет верить, что у мухи восемь ног (до того, как это опроверг Карл Линей). Не менее известен и просчет Аристотеля в отношении зубов у женщины, которых по его мнению меньше, чем у мужчин. Логика утверждения: "раз у кобыл меньше зубов, чем у жеребцов, то так должно быть и у людей" представлялась безупречной настолько, что Аристотель не заморачивался ее проверкой реальностью. Еще пишут, что Аристотель и в самом деле считал не только ноги и зубы не правильно, но утверждал, что жирафа - это результат преступного мезальянса верблюда и пантеры. Его последователи долго принимали это как логически установленный факт, так же не заморачиваясь проверкой. Подробнее про легенду о мухе Аристотеля и не только про нее.

Даже сегодня такой подход во многом жив, и его осознанно или неосознанно практикуют многие исследователи. Особенно маскирует этот подход излишнее превознесение математической логики, открыто провозглашаемое видными учеными. Но если в их руках интуиция оказывается сильнее, и методология не подводит, то по следам такой уверенности множество менее искушенных исследователей плодят работы, основанные лишь на математических выкладках и даже просто на магии сходства формул или цифровых совпадений, приводя к неадекватным результатам. Таких работ на этом сайте выложено и упоминается очень много (например: А.В. Рыков Основы теории эфира, Коновалова В К Основы новой физики, В. Дугин Теория первовещества, Любарь В.Я. Теория пространств, Косинов Н.В Вода - энергоноситель, способный заменить нефть и др.).

 

Ниже будет показано, почему первый способ непосредственно способен обеспечивать адекватность представлений реальности, а второй - значительно затруднен в этом.

Некоторые предварительные пояснения.

Под словом "условия" на сайте, если не указано иного, понимается то окружение, в котором что-то происходит или для которых что-то утверждается и которое может влиять на это.

Понятно, что для влияющего окружения утверждения должны ему соответствовать. Если изменилось то, что может повлиять на верность утверждения (или поведения), то необходимо учитывать это, корректировать.

Чем большее окружение учитывает утверждение (или поведение), тем оно более общее. Но ни одно утверждение или поведение не может быть без учета того, что может на него повлиять (потому, что оно не изолировано от окружающего) и поэтому в случае утверждений необходимо прямо или умолчательно (в контексте, где это уже имеется в виду) оговорить, для каких именно условий это утверждение будет соответствовать реальности.

В теме форума Определение граничных условий утверждений пояснялось то, насколько важно корректное ограничение границ использования как интуитивных понятий, так и формальных утверждений:

...возник вопрос: "Почему пространство и время не годятся в качестве граничных условий, а скорость, которая пространство делить на время, годится?". Возник после моего утверждения: "время - человеческая абстракция, не представлено в виде некоей сущности. Кстати, бездумное использование  понятия "физическая величина" - хороший способ угодить впросак. В качестве граничных условий годится только то, что реально представлено проявлениями чего-то. Ни пространство ни время не катят. Можно пользоваться периодом между двумя проявлениями чего-то, измеряя его хоть в попугаях, но имея в виду реальность, а не абстракцию. То, что мы наблюдаем как "время" не есть такая сущность и оно зависит от условий как наблюдения так и состояния наблюдаемого." границы применения которого очень широки: реализованная материя во вселенной (т.е. не касается явлений флуктуации вакуума), но само утверждение не слишком наглядно обосновано.

Не для того, чтобы отдельно ответить на этот вопрос, а в более общем плане, стоит прояснить вопрос о том, как корректно задавать граничные условия утверждениям.

Безотносительные утверждения не имеют смысла. Если для кого-то это не очевидно, то можно будет специально прояснить :) но обычно на достаточном уровне мировоззренческой подготовленности такой вопрос не возникает. Если возник, читать далее рановато :) сорри...

Итак, для тех, кто смутно представляет теорию относительности и вообще содержание понятия времени, приведу наглядный пример.

Предположим в районе деревни Гадюкино уже который век как часы фонтанирует гейзер и каждое утро выбрасывает струю воды. Пытаемся сделать научно строго описание явления, претендующее на конечное утверждение (аксиому): "В местечке на Земле с геодезическими координатами XY ровно в N часов по московскому времени извергается струя горячей воды.".

Сообщение публикуется в Перечне Аксиоматики Вселенной и инопланетянин Хум принимает его на своей везделете на скорости около половины световой.

- О! - думает Хум,- я буду молится в этот момент за благо Гадюшниковцев и тут же начинает нервно жевать хобот: момент ему никак не отгадать. Время - не абсолютно: даже тот, кто летит на самолете уже не может быть абсолютно точен. Мало того, мэр москвы, чтобы стать ближе к западной цивилизации, кажется, вчера перешел на гринвическое время. А тектоническая плита с д.Гадюкино тоже не стоит на месте и козлам авторам сообщения стоило бы привязываться не к абстрактным геодезическим координатам, а к конкретному объекту на местности. Ну и время - то же самое, нужно было бы хотя бы относительно положения Земли от Солнца фиксировать :) А Солнце, в свою очередь - относительно других галактик. Тогда можно было бы сказать: "В период от состояния N вселенскойго кластера Ю до его состояния M в месте статических относительных координат этого периода К в моменты взаимного расположения Р звезды С и планеты З  с поверхности извергается фонтан.". Это могло бы как-то еще претендовать на локальный закончик вселенной.

На фига такие сложности?! Все итак было понятно с московским временем и геокоординатами деревни, никто бы не спутал, - способен воскликнуть тот, кто еще ни разу не был очень болезненного подрезан случаями использования не корректной аксиоматики. То, что для быта прекрасно, не годится в качестве строго формализованного научного описания.

Да, биологи пишут просто и не страдают. НО есть понятие умолчательных граничных условий для каждой предметной области. Говоря про белую крысу, уже известно, что такое "белая крыса, используемая в био-экспериментах", ее порода и генетическая особенность достаточно одинаковых био- параметров у всех представителей вида. То, что обеспечивает воспроизводимость в био-экспериментах, но не общепонимаемо, должно быть явно доопределено.

Итак, если в граничных условиях используются некие абстракции, то можно корректно полагаться только на такие, которые имеют совершенно однозначное соответствие с реально проявляемым - символом чего-то конкретно в реальности.

Но само по себе выделение чего-то в реальности - достаточно субъективно. Поэтому по большому счету и делаются усилия найти описании наиболее общих законов взаимодействия - как единого закона всего в реализованной материи. Отсюда уже можно корректно выводить более частные описания с уже строго определенными граничными условиями. Все же свободно нафантазированное вроде "философских законов" - так и есть - свободная субъективная фантазия :) и не имеет никакой научной пользы (в качестве адекватного описания), хотя может иметь художественную, социально-коммуникационную, творческую для поиска новых гипотез и обобщений пользу.

Итак, почему интуитивное мышление адекватнее формального подхода (фактически тоже интуитивного мышления, но основанного на абстракциях, формализмах).

Любое субъективное понимание оперирует теми или иными признаками восприятия, составляющими распознаваемые образы. Те признаки, что возможно воспринимать непосредственно органами чувств, выделяющими их из наблюдаемого или косвенно - через промежуточные инструменты для восприятия, дают доступную восприятию совокупность признаков, проявляемых изучаемым  явлением. Они, в процессе понимания (связывания признаков с их значимостью для наблюдателя), формируют систему распознавания образа восприятия явления (см. Иллюстрация организации памяти мозга).

Поэтому возможность восприятия не зависит от "сложности понимания" явления (сложность - понятие чисто условное, субъективное), недоступности непосредственно органам восприятия: если явление демонстрирует некие признаки, которые методологически отсеяны от иллюзий и воспроизводятся, то эти признаки образуют основу субъективного понимания.
Всегда такое понимание начинается невербально (не облекается в слова), и лишь затем, при необходимости общения, возникает символ этого образа, закрепляющийся в системе внешней коммуникабельности (связи с моторикой выдачи и восприятия этого символа общения). Сам символ (особенно вербально формализованный) уже не несет первоначальных признаков его распознавания, а лишь условно ссылается на него. Т.е. он находится дальше от адекватности восприятия, чем первоначальный образ. Поэтому мышление символами не использует первичность (фактичность) результатов исследования, а является условно-произвольно выделяемым при осознании, всегда не полностью, а лишь в какой-то более узкой совокупности ранее воспринятого. Поэтому вторичные образы, тем более осознанно созданные абстракции, требуют намного большей тщательности и корректности проверки на соответствие реальности, чем интуитивное мышление с использованием непосредственных, не во всем осознаваемых образов (см. Неосознанные решения — самые правильные и Активность структур мозга при осознавании). Так выигрыш в оперативности, творческой осознаваемости, выделении того, что кажется наиболее существенным, возможности передавать сведения, происходит за счет проигрыша в адекватности результата понимания реальности, как искусственного естественному.
Последовательность понимания чего-либо всегда соответствует такой иерархии психики: от более простых (непосредственных) распознавателей признаков - к более сложным, все более условным.

Попытка мыслить наоборот - исходить из некоего пока не понимаемого формализма - принципиально дальше от адекватности реальному, чем то интуитивное понимание, что возникает вне осознания при восприятии совокупности признаков. Хотя такой формализм сам по себе может натолкнуть на ассоциацию уже понимаемого, но только в плане творческого варианта, требующего проверки реальностью.
Та чудесная сила математики, которую Р. Пенроуз (Penrouz.djvu) возвел в ранг управления вселенной
("приходится признать, что все, существующее в физической Вселенной, вплоть до самых мельчайших мелочей, и в самом деле управляется точными математическими принципами — может быть, уравнениями."), - не что иное как условный язык символьного описания. Математика - система методов и правил для определения и использования таких символов, и поэтому ее соответствие с реальностью - искусственная условность. Мы полностью вольны как угодно ассоциировать признаки проявления реальности с любыми формами символов для взаимнообусловленного общения. Вольны описать все, от возникновения вселенных с каждым квантовым изменением до любой сказочной сущности. И от качества такого описания эта условность не становится реальностью или управляющей реальностью.
Даже самый крутой программист, написав программу, как бы внимательно он ее не проверял по коду, не может гарантировать отсутствие ошибок. Конечным критерием является запуск программы и ее реальная работа. Но даже если он создаст работающую программную имитацию мира и его законов, это - лишь условная, во многом ограниченная, формализация его представлений, а не реальность.
Поэтому для понимания, в первую очередь, необходимы как можно более достоверно установленные признаки, проявляемые объектом исследования - конкретные факты проявляемых свойств. При этом методология оценки достоверности фактов предполагает иерархию более общей аксиоматики и, в если такая аксиоматика нарушается какими-то чудесатыми результатами исследования, то здесь необходимо особое внимание и применение в таких случаях разумного скептицизма. Все - в полном соответствии с научной методологией.
Следующий шаг исследования, основанный на наиболее правдоподобном предположении (сделанном творчески на основе или формализации или интуитивного понимания) должен так же продолжить дело нахождения дополнительных (более глубоких, более общих) качеств, проявляемых объектом исследования.
Для тех, кто сам не занимается исследованием, очень важно получить вот такие признаки явления - достоверные факты, дающее возможность непосредственного целостного понимания и согласования, сопоставления с ранее понятым. Именно это стоит учитывать при субъективных обобщениях и сопоставлениях с уже имеющимся опытом, а не предлагаемые готовые обобщающие формализации специалистов, чтобы не оказаться в неадекватности вариантов предположений, пока не проверенных реальностью и без возможности такой проверки.

 

Исходя из представлений об организации интуитивного мышления, эвристический метод исследования явления условно (только для перечисления) можно разделить на следующие этапы (их нумерацию буду использовать в статье).

0. Накопление возможно большего количества достоверных фактов (отдельных признаков восприятия явления), найденных при исследовании явления и информации об условиях, в которых эти факты проявлялись.

1. Ассоциативные сопоставления фактов с уже известным, ранее пережитым жизненным опытом. Психические процессы, которые происходят в первом этапе можно назвать сопоставлениям фактов с другими известными фактами.

2. Моделирование в различных ситуациях и условиях с целью оставить непротиворечивые ассоциации и найти им эквивалент для описания явления. Психические процессы, которые происходят во втором этапе можно назвать обобщением найденных наиболее правдоподобных сопоставлений с формированием обобщенного непротиворечивого представления - субъективной  модели понимания.

3. Нахождение наиболее общих условий, для которых непротиворечивые описания оказываются взаимно непротиворечивыми. Это и есть определение граничных условий использования предположительного утверждения или модели понимания.

4. Нахождение конкретных способов проверки в реальном опыте утверждений, т.е. реальных условий, в которых можно было бы получить реальный результат и сравнить его со сделанным утверждением.

Формализация модели понимания (описание в символах, понятных другими людьми) не выделяется в отдельный этап и может осуществляться на любом этапе, в качестве описания текущих результатов понимания.

 

Нулевой - подготовительный этап сбора сведений о явлении дает картину о фактах, каждый их которых получает свою оценку достоверности, - насколько можно на этот факт положиться или в случае его противоречивости - пренебречь им. Чрезвычайно важно знать в каких условиях эти факты проявляют себя достоверно. Эта картина формируется виде распознавателей явления, как все распознаватели мозга, на входе имеющие набор признаков восприятия и набор признаков условий восприятия. Для каждого набора условий формируется свой распознаватель (рассмотрено последовательно в статьях Иллюстрация организации памяти мозга, Адаптивные механизмы распознавания, Алгоритмы сознания и Алгоритмы сознания 2). Это фиксирует граничные условия распознавания образов и возможность их выделения вниманием при осознавании.

Еще древнеримский философ Квинтилиан рекомендовал всем крупным политическим деятелям для сбора достаточно полной информации о каком-либо событии поставить перед собой следующие семь вопросов и ответить на них: кто? что? зачем? где? чем? как? когда? что эквивалентно рассмотрению явления в различных контекстах (в условиях) этих вопросов. Найдены очень изощренные приемы поиска (см. например, Методы поиска идей и создания инноваций), которые позволяют выявлять возможные условия, присущие явлению, чтобы выявить свойства (признаки, факты) в этих условиях.

Никто не может сказать заранее, сколько таких фактов окажется достаточно для личных ассоциаций и формирования непротиворечивых представлений, которые при проверке окажутся соотвествующими реальности :) Поэтому желательно иметь как можно более полные сведения о явлении. Безотносительно личных способностей к сопоставлению и обобщению, этот этап - самый важный и критический: на нем базируется все остальное. Эффективность остальных этапов - напрямую зависит от таких способностей, о чем будет сказано ниже.

Первый и второй этапы стимулируются различными методами, эмпирически найденными для увеличения продуктивности интуитивного решения (см. Методы технического творчества) и активно помогающими найти ассоциации признаков изучаемого явления с уже известным.

Вся память мозга представлена иерархией распознавателей, которые срабатывают при определенном сочетании входных признаков восприятия и признаков связанных с ними условий. Поэтому возможно так понижать порог срабатывания пороговых элементов распознавателей (нейронов), чтобы одновременно активировались те распознаватели, которые содержат сходные признаки, уже не взирая на различия признаков условий или несовпадения с другими признаками. Это особенно легко могут представить себе разработчики-схемотехники или те, кто занимается персептронными методами распознавания.

Активный поиск ассоциаций отличается от пассивного погружения в большую детализованность (расширение внимания, технически выполняющееся многими способами: медитация, прием психомодуляторов, особенно галлюциногенов, расширяющих внимание настолько, что начинают появляться образы, почти никак не связанные с исходным), которая во всех случаях представляет собой понижение порога срабатывания элементов нейронной сети. При активной стимуляции теми или иными способами навязываются исходные образы, которые в текущем контексте решения задачи уже сами по себе могут детализовываться в надежде, что найдется подходящая ассоциация: то, что прогнозирует достижение желательного результата. Однако такой психоделический метод - явно избыточен и очень чревато возникновением множества неадекватных явлению ассоциаций. Поэтому в норме сбалансированность порога срабатывания и всех механизмов выделения непроизвольного и произвольного внимания напрямую определяет качество ассоциаций, глубину понимания, в отличие от поверхностного и во многом неадекватного понимания. Понижение порога срабатывания произвольным и сбалансированным волевым усилием - за счет понижения тормозного влияния системы внимания - обычный метод творческого нахождения далеких ассоциаций.

Суть активной стимуляции в том, чтобы использовать не только те ассоциации, которые есть у одного человека, но и подсказать приемы поиска ассоциаций, или приемы временного изменения контекста восприятия так, чтобы возникали ассоциации, связанные с этими новыми контекстами. Для каждого из методов активной стимуляции достаточно легко увидеть, на что именно в поисках ассоциаций они нацелены.

Но не только поиск ассоциаций, но и их сопоставление и обобщение возможно коллективно в режиме коллективного сновидения (беседы на определенную тему, протекающие по механизму индивидуального сновидения) с механизмами образования предварительного личного опыта (пока не проверенного практически в реальных условиях).

Если эмпирически обнаруженные методы стимуляции это - алхимия эвристики, то вот пример попытки методологически выявить самое важное на основании личного опыта исследования: Хочешь быть умным? Следуй трем гносеологическим принципам, из текста которого приведу фрагмент:

Достижение лучших решений, построенных совсем иначе, таких других лучших решений, которые не могут быть получены из предложенного путем мелких постепенных улучшений, лежит за пределами того, что может уловить самая изощренная интуиция.

Выделил самое, на мой взгляд, важное (принцип Колмогорова): только небольшими экстраполяциями от уже хорошо известного в предполагаемое может быть обеспечена достаточно надежная адекватность результата реальности, а не уход в нереальную фантастику.

Это напрямую касается того, ради чего затеяна эта статья: использование как можно более первичной аксиоматики для интуитивного поиска наиболее правдоподобного предположения, требующего проверки. Те самые первичные факты, признаки, проявляемые явлением непосредственно в определенных условиях, по уверенной достоверности близкие к аксиомам - вот та база сведений, на которой можно построить не воздушный замок, а способное реально подтверждаться предположение.

Стоит только попробовать сделать фанто-квантовый скачок через несколько предположений без их проверки, сфантазировать нечто далеко оставляющее позади аксиоматику, как шансы на адекватность такой идеи становятся близки к нулю.

Использование эвристики в научной методологии познания немало уделил внимания классик методологии Имре Лакатос в работе Фальсификация и методология научно-исследовательских программ:

Если рассмотреть наиболее значительные последовательности, имевшие место в истории науки, то видно, что они характеризуются непрерывностью, связывающей их элементы в единое целое. Эта непрерывность есть не что иное, как развитие некоторой исследовательской программы, начало которой может быть положено самыми абстрактными утверждениями. Программа складывается из методологических правил, часть из них - это правила, указывающие каких путей исследования нужно избегать (отрицательная эвристика), другая часть - это правила, указывающие, какие пути надо избирать и как по ним идти (положительная эвристика).

И далее, на примерах показывает принципы использования и роль этих типов эвристик. Этот подход очень сходен с принципом позитивной и негативной оценки в природной адаптивности поведении высших животных, описанном в статье Мотивация.

Популярное и, в то же время достаточно полное представление об оптимальных методах исследования (научной методологии) формализовано в статье Оптимальные методы познания мира.

 

Если нет ассоциаций, то факт (выраженный конкретным признаком восприятия) не воспринимается, не распознается, он нов настолько, что не может быть осознан. Нет такого распознавателя в мозге, который бы отвечал на этот признак. Например, лишение котенка восприятия вертикальных линий навсегда обрекает его вообще не замечать их и не строить своего поведения на этом признаке. В подобных случаях, когда не хватает промежуточных распознавателей, возникает специфические затруднения понимания того, что для другого ясно и естественно. Это как если кто-то одним взглядом способен точно сказать, сколько рассыпано спичек, а другой не имеет распознавателя даже нескольких спичек и вынужден считать их по одной.

Чем больше заготовлено примитивов распознавания (элементарных распознавателей - в критические периоды развития), тем более богатым, причудливым способно быть творчество и тем вероятнее, что оно найдет точно описываемый реальность вариант предположения, что выясняется на этапах непосредственной сверки с реальностью. Можно долго биться как муха об стекло, если нет нужного звена :) Проще говоря, эффективность творчества напрямую зависит от того, насколько много найдется в старом заготовок, позволяющих правильно описать новое.

 

Второй этап, после сбора фактов и ассоциаций это - моделирование, когда находящиеся ассоциации прогнозируют, предполагают те последствия, которые ранее зафиксировал жизненный опыт в данных условиях - в виде уже связанных с личным отношением результатов проверки прежних фактов: позитивных результатов - если ожидаемое оказывалось соответствующим реальности, а в противном случае - негативных результатов.

Во многом, как ассоциации, так и прогноз ("опережающее возбуждение") происходит вне осознания на уровне прохождения мыслительного автоматизма (см. в статьях о сознании) и только в местах цепочек, где возникает нечто новое по отношении к ранее закрепленному, подключается сознание. В такие моменты активируется опыт нахождения желательного варианта понимания или варианта действия. Этот опыт включает разные навыки моделирования ситуаций с прогнозами результатов - за счет прежнего опыта по ассоциации с признаками нового. Вот при таком осознанном моделировании, которое во многом полагается на ранее отработанные неосознаваемые автоматизмы, и применяются формальные методики поиска и моделирования.

Чем более обширен и разнообразен предшествующий опыт понимания и чем он достовернее, тем более эффективен последующий. И эта эффективность возрастает лавинообразно: все больше найденных соответствий с реальностью увеличивают уверенность понимания схожих логик (логика - проявление общих закономерностей в восприятии) в совершенно, казалось бы, разных представлениях , которые укрепляются взаимно и образуют общую картину понимания и отношения - мировоззрение. Подробнее о том, что такое мировоззрение и почему его уровень напрямую определяет эффективность личного понимания, показано в статье Мировоззрение.

В книге С. Вайнберг Мечты об окончательной теории образно показано, как взаимосвзянность представлений, система базового отношения помогает даже в случаях, когда разум пока еще не в силах определить даже направление поиска, с помощью именно системы значимости, "чувства красоты" профессионала в данной области:
Еще один повод для оптимизма связан с тем странным фактом, что прогресс в физике часто основан на суждениях, которые можно охарактеризовать только как эстетические. Это очень удивительно. Каким образом ощущение физика, что одна теория красивее другой, может служить проводником в научном поиске? Этому есть несколько возможных причин, но одна из них относится конкретно к физике элементарных частиц: красота наших сегодняшних теорий может быть «всего лишь грезой» о той красоте, которая ожидает нас в окончательной теории.
... Физик, заявляющий, что теория красива, имеет в виду не совсем то, что подразумевается, когда говорят, что красива какая-то картина, музыкальное произведение или стихотворение. Это утверждение не является просто личным выражением полученного эстетического наслаждения, скорее, это ближе к тому, что имеет в виду тренер лошадей, когда он глядит на скаковую лошадь и говорит, что она красива. Конечно, тренер выражает свое личное мнение, но это есть мнение по поводу объективного факта: основываясь на суждениях, которые тренеру иногда трудно выразить словами, он утверждает, что эта лошадь относится к породе тех, которые выигрывают скачки.
Конечно, разные тренеры могут по-разному оценивать качества лошадей. Именно на этом и держатся лошадиные скачки. Но эстетическое чувство тренеров есть средство для объективного вывода — отбора лошадей для участия в скачках. Предполагается, что чувство прекрасного у физиков служит аналогичной цели — оно помогает отобрать идеи, позволяющие объяснить устройство природы.
... Чрезвычайно удивительно, что чувство математической красоты всегда приводило математиков к построению формальных структур, которые оказывались впоследствии полезными для физиков, даже несмотря на то, что сами математики ни о чем подобном не помышляли.
... в наших взглядах на Вселенную постоянно происходил естественный отбор идей. Преодолевая бесчисленное множество фальстартов, мы сумели вбить себе в головы, что природа устроена определенным образом, и выросли с мыслью, что именно это устройство природы прекрасно.
Похожим образом, вероятно, каждый из нас объяснил бы, почему чувство прекрасного помогает тренеру угадать, какая из лошадей выиграет скачку. Тренер много лет не покидает ипподром, он видел бесчисленное множество как выигравших, так и проигравших лошадей, и он научился, даже не умея это выразить словами, сопоставлять какие-то наглядные приметы с ожиданием, что именно эта лошадь победит.

Уровень мировоззрения, а так же длительно отрабатываемые навыки творческого моделирования ситуаций с использованием исходных фактов определяют эффективность данного этапа.

Именно на втором этапе возникает альтернативы: каким уровнем распознавателей, как исходных объектов моделирования, воспользоваться: набором найденных фактов и ассоциаций или более сложных субъективных символьных распознавателей.

Пример. Исследователь, работая на некоей установке обнаружил новое явление. Он раньше много уже обнаружил с помощью этой установки, создав непротиворечивые и согласующиеся с реальностью модели представлений. Так как установка предназначена для измерения определенного свойства, а в новом явлении это свойство оказалось значительно отличающемся от ранее известного, то делается вполне определенное сопоставление с этим известным по данному свойству (признаку, проявляемому явлением). Тут исследователь решил рассмотреть уже хорошо обкатанную модель, чтобы предположить на ее основе, какова может быть модель нового явления. Он обобщил формализм старой модели и у него получились по некоторым признакам (принадлежащим старой модели) настолько убедительные и тем заманчивые совпадения, что он решил, что формализм помог ему понять новое явление. У него была альтернатива: собрать другие фактические данные о новом явлении и именно на их основе сделать обобщение, а не использовать уже сложившиеся представления. Понятно, что такая альтернатива дала бы гораздо большую определенность, а то, что проделал исследователь имеет меньше шансов оказаться верным. Но идея была так хороша, что увлекла полностью... :)

Более критичный последствиями пример. Человек, привыкший жить в большой многоярусной пещере, часто ходит по ней с палкой, чтобы в темноте ощупывать путь и все то, что ему попадается. Палка - инструмент, дающий набор параметров об исследуемом. И вот он тыкает в укромный угол между сталагмитами, и палка мягко-упруго погружается во что-то, чуть трепыхающееся. Раньше в пещере часто попадались толстые пушистики, которых человек хорошо знал - имел хорошо согласующуюся с реальностью модель взаимодействий себя и пушистика. Человек умиляется: "ой ти госпади... :)", но на самом деле это оказался не пушистик, а злой и хищный драч, вылезший из суровых глубин, хотя он проявил такие знакомые признаки пушистика...

Вот как и почему ошибался Аристотель и его вольно-невольные последователи в далеко уходящих от исходной реальности субъективизмах...

Условность четырех этапов интуитивного понимания в том, что сверка с реальностью (4-й этап) желателен постоянно при любом очередном шаге предположения. Строить обобщения далее еще не проверенного варианта на его основе - становится все более опрометчиво. Истина или ложь  - как результат сравнения предположения и реального проявления его в реальности - необходимый этап связывания отношения, - уверенности или неприятия, с данным предположением.

Моделирование должно непосредственно сопровождаться третьим этапом: учетом того, для каких условий прогнозируются свойства явления. После того, как будет ясно (по реальным фактическим данным проверки каждого предположения), каково поведение в разных условиях, можно будет очертить общие граничные условия: то, в каких границах применения модель будет точно описывать явление.

На данном этапе модель существует субъективно как любая другая модель известных живых и неживых объектов внимания (см. Эго), имеющая свои свойства и поведение в разных условиях. Она живет своей жизнью, как все такие модели в мозге, и на каждое мысленное воздействие отзывается прогностическими откликами наиболее типичных реакций. Теперь можно сделать те прогнозы, которые пока не были зафиксированы в виде фактических данных об явлении, но теперь они как бы непосредственно вытекают из всей логики субъективной модели. Если эти прогнозы подтверждаются и в реальности, то возникает все большая уверенность в адекватности модели.

Итак, на вопрос: можно ли только путем "логического" размышления прийти к безупречным для реальности результатам (в математике, физике и т.п.) можно сказать, что любое размышление - это - прерывание какого-то текущего автоматизма на важной-новой фазе для творческой выработки более адекватного направления дальнейшего развития этого автоматизма (это - самая настоящая система прерываний, которую позаимствовали компьютерщики). Т.е. любое размышление это - уже в немалой степени депривация осознаваемого внимания (все остальное работает на автомате). Творческие навыки могут развиться до самых изощренно сложных и будут эффективны если и навык проверки реальностью будет своевременным и не будет делаться искусственных препятствий для гибкой корректировки при необходимости. Таким препятствием является придание идее необоснованно (не проверено) высокой значимости. Т.е. не нужно любить вынашиваемую идею и все будет в порядке для психики.
Невозможность безошибочности чисто субъективных размышлений очень наглядно испытывает постоянно программист или схемотехник электронной аппаратуры (программист с помощью комплектующих). Нет человека, способного написать нетривиальную программу так, чтобы компиллятор не выдал серию ошибок или сама программа отработала не совсем так как хотелось. Программирование не прощает ни малейшей неточности, а вот субъективные размышления - вполне :)

Основные выводы.

Интуитивное понимание - естественный и единственно возможный способ понимания.

Предпочтение формализмов интуитивным результатам понимания нового явления, как и необходимыми этапами в формировании такого понимания - прямой путь в несоответствие предположений реальности. Чем дальше исходный объект моделирования явления от непосредственно полученных фактических данных, тем меньше шансов найти такое соответствие.

Всегда следует делать предпочтение сбору достоверных данных и методов их получения для понимания явления, чем исходить из своих или чужих формализаций, даже используя "математическую логику" (по методу Аристотеля).

Всегда возможно на основе признаков, проявляемых явлением даже косвенно (посредством средств исследования), получить признаки восприятия, на основе которых возникает субъективное понимание, даже если само явления находится далеко за областью возможности восприятия природных рецепторов и привычных свойств, что очень важно для формирования текущего уровня мировоззрения и возможности творческого исследования новых явлений.

Фактически все мистические теории основываются на методе Аристотеля, когда выводы из рассмотрения формальных моделей преобладают над выводами здравого смысла - интуитивной оценки. И тогда легче предположить, что с каждым изменением квантового состояния возникает новая вселенная (интерпретация Эверетта) или то, что сознание определяет квантовые эффекты, чем скептически поставить такие предположения самыми последними в очередь на рассмотрение.

Для тех, кому в басне необходима мораль. Рассуждать далее, чем за один вывод, объективно не подтвержденный жизнью, - опасно для истины. Насколько и куда могут заводить такие рассуждения - в статье О философии.

Для мистиков. Если кто-то очнулся после долгих раздумий (в пещере, на горе, в пустыне, на диване) "просвятленным" Очень Важной Истиной, то он - уже вполне паталогический неадекват = блаженный.

Так что всякий раз, когда очередной крутой математик начнет доказывать нечто вроде единства природы двух совершенно разных явлений на основе сходства их математического описания (ну, к примеру, всерьез проделывается такое с законом Кулона и законом тяготения Ньютона) или "объяснять" квантовую запутанность особым "измерением" без представления его реального воплощения (или существованием меридианов в формализме землян), я буду держать эту статью наготове :)

Продолжение статьи: Сознание и эвристика.

Дополнительно:



Обсуждение Сообщений: 28. Последнее - 03.06.2012г. 12:05:18
Дата публикации: 2009-05-13

Оценить статью >> пока еще нет оценок, ваша может стать первой :)

Об авторе: Статьи на сайте Форнит активно защищаются от безусловной веры в их истинность, и авторитетность автора не должна оказывать влияния на понимание сути. Если читатель затрудняется сам с определением корректности приводимых доводов, то у него есть возможность задать вопросы в обсуждении или в теме на форуме. Про авторство статей >>.

Тест: А не зомбируют ли меня?     Тест: Определение веса ненаучности

В предметном указателе: Сознание и эвристика | Обсуждение Эвристика

Последняя из новостей: Переход рефлекторно сформированного действия в произвольно организованные автоматизмы:
От рефлексов к произвольности.
Все новости

Новая технология позволяет печатать силой мысли со скоростью 12 слов в минуту
Учёные из Стэнфордского университета (Stanford University) усовершенствовали технологию, которая позволяет печатать с помощью считывания сигналов мозга.
Все статьи журнала
 посетителейзаходов
сегодня:22
вчера:1223
Всего:1111813738

Авторские права сайта Fornit
Яндекс.Метрика