Активность
Главная
Темы
Показы
Полезное
О сайте
Поиск по сайту

Короткий адрес страницы: fornit.ru/970

Список основных тематических статей >>
Этот документ использован в разделе: "О системной нейрофизиологии"Распечатать
Добавить в личную закладку.

Основные механизмы творчества

Основные механизмы творчества

В статье показывается, что механизмы творчества - это неотъемлемая основа механизмов сознания, выявляется эволюционная последовательность развития этих приспособительных механизмов, их мотивационная функция и условия ее реализации.

Статья описывает только наиболее базовые особенности творчества.

О том, что такое сознание и его роль в адаптивном поведении было написано в статьях: Функция сознания, Сущность сознания (в наиболее популяризованном виде - Основы понимания психики), Алгоритмы сознания 1, Алгоритмы сознания 2, Эго, Сон и сновидения.

В самом общем плане, сознание - это проявления механизмов психики, которые предназначены для нахождения в несколько отличающихся от привычных условий наиболее желательного варианта поведения из всех схожих в багаже жизненного опыта.

Структуры мозга, поддерживающие механизмы сознания, подключаются к наиболее актуальной текущей активности восприятия-действия (фокус внимания), т.е. имеющей наибольшую новизну и значимость для личности в данный момент [35].

Адаптивная функция механизмов сознания заключается в том, что в момент некоторой нерешительности привлекается внимание к актуальной фазе поведенческой программы, приостанавливается ее действие и выбирается из имеющихся подходящих к ситуации вариантов наиболее желательный по прогнозируемому результату [31]. Чем более затруднен такой выбор, тем в большей степени привлекается жизненный опыт нахождения и выбора таких вариантов - опыт исследования и творчества.

Результатом активности сознания является большая уверенность действий в теперь уже более знакомых условиях вплоть до полного поведенческого автоматизма, уже не требующего детального осознания действий и творческого нахождения новых вариантов [29].

У самых простейших организмов автоматизмы поведения вырабатываются отбором среди множества особей тех, которые лучше отвечают условиям. Такие автоматизмы могут развиваться в очень сложные цепочки последовательности фаз действий, включающие ветвления в зависимости от специфики условий вплоть до прогнозирования ситуации (У микробов обнаружена способность к предвидению). Нахождения лучшего варианта поведения выполняется за счет массированных проб всех существующих различий в популяции, что требует достаточного количества особей и достаточного количества разнообразия врожденных действий. В случае одноклеточных такой вид приспособляемости достигается за счет огромного их числа и наследственных механизмов, вносящих разнообразие ответных реакций у разных особей.

У сложных организмов ценность отдельных особей настолько выше для выживания популяции, что такой механизм поведенческой адаптации становится неприемлем, хотя он и не изживает себя, а дополняется новыми, более гибкими механизмами психики.

Одним из наиболее базовых таких механизмов является появление у особей рецепции того, что для организма является желаемым, а что - нет, основа которой реализуется, как и любые другие рецепторные распознаватели, в виде зон, специализирующихся на распознавании таких ситуаций [107], как самых простейших, общих, так и более частные, сложные виды отношений [21].

Наиболее общие признаки стилей реагирования определяются распознавателями актуальности базовых эмоций, в контексте которых как восприятие, так и поведения приобретает специфических смысл (распознанную значимость) [14].

Другим базовым механизмом является распознавание новизны ситуации [120], детекторы которой впервые описал физиолог Е.Соколов.

Исследование процесса формирования внимания показало, что уже в первые месяцы постнатальной жизни появляется возможность вы­деления качества новизны стимула. Начиная с 2-3-месячного воз­раста восприятие новых стимулов вызывает характерный комплекс оживления... большую роль для привлечения внимания играют эмоционально значимые стимулы. [162].

Для новой ситуации, в результате пробы варианта поведения, оценка значимости закрепляет позитивное или блокирует негативное, корректируя цепочку автоматизма. Это предполагает, что фиксация связей использует результат оценки поведения для того, чтобы зафиксировать, в конечном счете, возбуждающую связь следования успешному варианту или тормозную связь - для блокировки неуспешного [216].

То, что обладает нулевой новизной, т.е. очень хорошо знакомое и то, что не имеет никакого значения для организма, не требует никакой дополнительной адаптации. Только одновременно и новизна и значимость говорит о необходимости привлечения внимания к этой ситуации с тем, чтобы подобрать вариант реагирования [35], [15]. Все остальное выполняется по уже отработанным поведенческим программам. У высших животных таких программ одновременно выполняется большое количество, и только в актуальные моменты некоторой новизны подключается опыт нахождения лучших вариантов, который сам также формируется в точности по тем же механизмам.

Таким образом, организм получает возможность перестраивать свое поведение по результатам пробного опыта. Но если использовать только метод проб и ошибок, то потребуется много таких проб и слишком мала вероятность своевременности удачного реагирования.

Основы третьего механизма личной адаптации закладываются еще у самых простых организмов: возникает поисковая реакция, когда нужно найти источник пищи, выход из критического положения и т.п. Насекомые могут кружить в поисках, совершать резкие беспорядочные движения, чтобы перевернуться со спины или вырваться из паутины и т.д.

Большое значение в понимании базовых исследовательских способностей организмов и вообще принципов формирования личного жизненного опыта, имеют работы Эдварда Ли Торндайка :
Поведение животных было однотипным. Они совершали множество движений: бросались в разные стороны, царапали ящик, кусали его и т.п., пока одно из движений случайно не оказывалось удачным. При последующих пробах число бесполезных движений уменьшалось, животному требовалось меньше времени, чтобы найти выход, пока наконец оно не научалось действовать безошибочно.
Свои наблюдения Торндайк обобщил в нескольких законах:

- закон упражнения - согласно которому при прочих равных условиях реакция на ситуацию связывается с ней пропорционально частоте повторений связей и их силе. Этот закон совпадал с принципом частоты повторений в ассоциативной психологии;

- закон готовности - упражнения изменяют готовность организма к проведению нервных импульсов;

- закон ассоциативного сдвига - если при одновременном действии раздражителей один из них вызывает реакцию, то другие приобретают способность вызывать ту же самую реакцию.

У особей, имеющих распознаватели значимости (личную систему значимости), формируется особый эмоциональный контекст (стиль) поведения - исследовательский, в котором накапливается опыт методов и навыки использования средств для нахождения желаемого в новых условиях.

При возникновении неуверенности (слишком большая новизна, провоцирующая возможность неверного реагирования) становится возможным не просто тупо перебирать варианты, а осознанно развивать навыки более быстрого выбора наиболее удачных вариантов из уже ранее опробованных или даже формировать новый вариант из элементов старых (использовать части цепочек фаз реагирования и их сочетания в новой программе варианта действия). Это то, что проявляется как творчество.

Любое творчество предполагает наличие достаточной новизны и значимости ситуации, что вызывает привлечение внимания к актуальной области восприятия-действия в определенной фазе отрабатываемого автоматизма и мотивирует подключение и использование опыта выбора программы наиболее эффективного продолжения реагирования. Если опыт окажется удачным, то для данной специфики условий прежний автоматизм в данной его фазе начнет ветвится в новую выбранную сторону. Если нет, то станет в этом месте избегать такой реакции, стимулируя новый поиск более удачного. Это иллюстрируется в статье Подкрепление восприятия:

Хорошо натренированное восприятие обычных ситуаций происходит настолько быстро и уверенно, что отдельные фазы проверки и подкрепления не могут быть обнаружены (сознательно). Такие случаи восприятия и создают ошибочное впечатление их чистой пассивности. Когда же совершается новый перцептивный акт — например, когда расшифровывается неясный стимульный комплекс или раскрывается значение признака или знака, наблюдается элементарный двухфазный процесс. Это процесс: проба-и-проверка. Фаза пробы есть попытка прочесть сигнал, распутать неясное, охарактеризовать объект; фаза же проверки есть принятие или отказ, позитивное или негативное подкрепление попытки восприятия. Эксперимент по выработке условной связи, действительно, имеет дело с образованием нового восприятия, и он ясно выявляет фазу подкрепления, несмотря на то что не обнаруживает полную эффективность сильного и непосредственного подкрепления, такого, которое формирует восприятие в единственной пробе.

 

Важность нахождения удачного варианта в таких условиях достаточно высока для того, чтобы поддерживать активность творческого контекста. Активность в этом направлении качественно отличается от просто активности неосознаваемого реагирования в привычных условиях, что и проявляется как воля или мотивация [159]. Активность творческого контекста может быть актуальной все время поиска и, бывает, не затухает годами. Такую активность, не гасящуюся во сне или легко возникающую опять, называют доминантной активностью или просто доминантой.

 

Часто ситуации не позволяют тратить время на поиск оптимального варианта, но он все же желателен и актуален. В таких случаях все активности, зародившиеся в состоянии бодрствования и не реализованные творческим поиском с проверкой (не погашенные нормальным этапом перехода к новой фазе активности в цепочках автоматизмов), остаются реверберировать в мозгу, изолированные покинутым вниманием, ожидая своего часа [13].

В некоторых случаях появление новых впечатлений может ассоциироваться с прогностическим нахождением удачного варианта для отложенной активности, и высокая значимость новой ассоциации вызовет привлечение внимания в эту область. Тогда новая идея осознается (см. Сущность интуиции).

Чем больше период размышления (доминирования творческой активности), тем более вероятно, что подвернувшиеся кстати образы внешнего восприятия или исследовательское нахождение внутренних образов при ассоциациях различных мыслительных цепочек образуют высокозначимое сочетание (перекрытие активных образов активирует распознаватель значимости в данных условиях).

Когда позволяет время, становится возможным вспомнить самое важное, что происходило не давно (в течение дня в основном сохраняются в активном, локально самоподдерживающемся состоянии все значимые впечатления [13]) или то, что давно уже не дает покоя в виде доминантного возбуждения, не гасящегося во сне или очень легко восстанавливающего активность провоцирующими стимулами текущего восприятия.
В моменты, когда уже не требуется немедленного реагирования, можно остановить внимание на важном воспоминании (одной из самых значимых активностей мозга) и использовать навыки "размышления" для того, чтобы найти наиболее желаемый вариант реагирования в такой ситуации в будущем. Часто это - просто метод мысленной подстановки этого желаемого и прогноз того, чем это может закончиться [33]. Прежний опыт позволяет по ассоциации, учитывая личные возможности и способности, сделать вполне правдоподобный прогноз. Затем, возможно, человек решится в реальности проверить этот вариант поведения или так и оставит его в виде мечты - далеко отложенной цели.
Еще у насекомых сформировались стили поискового поведения в ситуациях неопределенного выбора, реликтовый поисково-ориентировочный механизм - самый первый уровень "творчества", когда еще трудно говорить о творчестве. Для того, чтобы искать пищу, выбраться из нежелательного места и т.п. насекомое может начать кружить, "беспорядочно" передвигаться, совершать довольно непростые поисковые движения. Это - наследственно передающиеся автоматизмы. Оказавшись в условиях неопределенного выбора, особь остается с этой базовой программой, пока стимулы не окажутся для нее более определенными.
Мысленное моделирование перебором возможных реакция с прогнозом - следующий этап, доступный для животных, обладающих личной системой значимости - оценки. Навык рассмотрения наиболее перспективных вариантов, а не всего подряд, формируется как и любой другой жизненный опыт, и становится возможным говорить о новом качестве творчества - эвристическом творчестве.

 

Если так и не найдется время на продуктивное размышление, то процесс откладывается на период сна, во время которого он специфически обрабатывается [95]:

Основной стимул включения осознания при бодрствовании, во время сна функционально ограничен: отрабатывает без творческого рассмотрения вариантов, т.е. без активации навыков творческого поиска наиболее желаемых вариантов (эти варианты, как и весь накопленный опыт, имеет свою специфику: наиболее эффективное нахождение желаемых вариантов в новых условиях реагирования).

Парадоксальный сон запускается из четко очерченного центра, расположенного в задней части мозга, в области варолиева моста и продолговатого мозга. [215].

Фиксация долговременной памяти имеет следующие особенности для случая проверенного опыта и случая, когда нет времени его проверить и даже обдумать, но активность важна и остается негасимой до сна.

Все те активности, что были перед сном актуализированы осознанием в виде уже проверенного опыта поведения, без помех, примерно за час, высокоэффективно завершают неспецифическую фиксацию связей в активных зонах, отмеченных нейропептидами как зона формирования проводящих синапсов со своим специфическим нейромедиатором (в зависимости от предшествовавшего общего эмоционального контекста).

Те же активности, что не отмечены сознательно оценкой их реальной, практически проверенной эффективности, просто гасятся (кроме особо высокозначимых - доминирующих постоянно активностей, если они есть), исчерпываясь в виде сновидений, которые не запоминаются как опыт совершившегося.

Не только во сне, но при бодрствовании существующие активности, подпитываясь изменяющимся контекстом и конкретными стимулами восприятия, или же контрастируясь торможением соседних активных структур (или тормозным влиянием любой другой причины), могут ассоциироваться с наработанными поведенческими цепочками, - как с соседними активностями (как в механизме перекрывания образов при возникновении галлюцинаций, иллюзий и т.п.), так и сами оказываться в текущем контексте восприятия настолько актуальными по новизне-значимости (новизна - в новом смысле для текущих условий), что эта активность приводит к переводу внимания на себя (фокус сознания) или если сознание было минимизировано во сне - приводит к его активизации и пробуждению.

Т.е. если пока не осознаваемая "мысль" (или идея или, строже - текущая фаза активности цепочки ранее установившегося автоматизма переключения внимания) вдруг приобрела достаточно высокую актуальность новизны-значимости, то на нее переводится фокус сознания и идея всплывает как результат "интуиции" при бодрствовании или заставляет проснуться во время сновидения. И то и другое выполняет условия для фиксации связей нового сочетания образов в данном контексте восприятия, создавая новый вариант возможного поведенческого реагирования, но пока еще не проверенного реально.

Вот как этот момент популяризован в статье Основы понимания психики:

Эта главная мысль была особенно безжалостно прервана встречей с собакой и при этом благостное ощущение скорого возвращения домой и удовольствия телепередачи резко переменилась на парализующий ужас от неподвластной и непонятной ситуации, - совсем иной контекст поведения. Но если бы у вас был большой опыт по отбиванию от внезапных врагов голыми руками, то, несомненно, вместо парализующего от беспомощности ужаса возникла бы эйфорическая ярость предвкушения битвы. Эти такие разные состояния, которые называют эмоциями, фактически определяют ваш стиль поведения в каждой конкретной ситуации.

... Ночью вы заснули как младенец с отблеском той улыбки, вспоминая, как порадовали приятеля по телефону после передачи. Проснулись после взбудоражившего сновидения и поэтому ярко запомнили его (иначе разбудившая мысль не отложилась бы в памяти и все не достаточно значимые находки остались бы в небытии): будто вы прогуливались вечером с очень желанной незнакомкой в саду, было так приятно, как вдруг из кустов как мрачная тень, с волной адского ужаса неизбежной расплаты появился силуэт жуткого зверя со светящимися глазами. Но потом он съежился и оказался просто забавным щенком, так что вы даже не успели показать свой позорный страх девушке. Вам повезло и вы, как бы наблюдая со стороны, вдруг  осознали, что не стоило так сразу паниковать, хотя вам раньше это было свойственно. Проснувшись от такой важной для вас при всей очевидности мысли, вы поняли, что эпизод с собакой тоже где-то крутился в голове все то время, что вы провели за телевизором и разговором с приятелем пока не вылился в сновидение, где для вас стало очевидным важное понимание.

 

С углублением личного опыта творчества в какой-то области, возникают и все более уточняются для различных особенностей реального применения модели поведения, как исследовательские, так и непосредственного использования навыка. С увеличением количества возможных вариантов реагирования для данных условий, становится все более затруднительно выбрать наиболее подходящий. Вот почему чем мудрее, тем задумчивее, - тем медленнее сообразительность.

Это проявляется у профессионалов с большим акцентом творческого самостоятельного нахождения вариантов действий (стиль реагирования "исследователь"), в виде реагирования по типу "ученого чудака Паганеля ". К старости, накопление опыта в обыденной жизни так же приводит к такому типу "задумчивой рассеянности", а не является следствием "ослабления ума" (см. Непонимание приходит с опытом и Старость - возраст креативности).

У другого типа профессионалов, с выраженной быстрой реакцией в острых критических ситуациях (стиль реагирования "боец"), в большей мере используется заранее заготовленные автоматизмы действий, почти не требующие осмысления и выбора вариантов. Отработка таких реакций приходится на учебную подготовку, где ошибки допускаются при меньшем риске.

В любом случае типов реагирования, когда условия не дают времени на размышления, то у профессионала в данном типе ситуаций почти наверняка возникнет наиболее оптимальное для него поведение, которое и реализуется в виде автоматизма.

Вероятность того, что несколько различные условия окажутся критически не подходящими для данного варианта реагирования - минимальны потому, что профессионал раньше исследовал достаточное количество различных условий и у него уже хорошо сформировались распознаватели того, какие из наблюдаемых признаков явления наиболее важны для того, чтобы именно с ними связать соответствующую цепочку ответного автоматизма.

Неосознанные решения — самые правильные:

... человек способен практически безошибочно выбирать верный вариант действий, но только в том случае, если решения принимаются неосознанно.

... исследователи установили примерный механизм выбора решения: испытуемые некоторое время накапливали необходимые данные, которые при достижении определенного «порога уверенности» реализовывались в четком и (в большинстве случаев) правильном ответе. Сами волонтеры, конечно же, не подозревали о том, насколько сложные вычисления проводит их подсознание... подобная система принятия решений очень эффективна, поскольку позволяет не терять время на сбор избыточной информации, если выбор не слишком значим, и одновременно настраивать для конкретной задачи свой порог уверенности.

 

Теперь можно резюмировать факторы, в наибольшей степени влияющие на продуктивность творчества как в бодрствующем состоянии, так и во сне.

Фаза быстрого сна помогает мыслить творчески:

Фаза быстрого сна, во время которой у спящего человека наблюдается быстрое и хаотическое движение зрачков, помогает человеку мыслить творчески и находить взаимосвязи между совершенно разными мыслями и предметами...

"Наши новые тесты и большой массив работы, проделанной ранее, показали - если вам нужно решить творческую задачу, и вы уже какое-то время ей посвятили, то решение придет само собой со временем. Если же задача является абсолютно новой, то ускорить ее решение можно непосредственно с помощью фазы быстрого сна", - сказала Медник, слова которой приводит пресс-служба Калифорнийского университета в Сан-Диего.

Это - эмпирические находки, подтверждающие роль сна, и действенность тех механизмов дообработки отложенных активностей, которые рассматривались выше. Такие активности, бывает, "созревают" и в бодрствующем состоянии, порождая интуитивные озарения.

Ученые раскрывают механизм интуиции:

...сознательные процессы составляют лишь крохотную часть нашей умственной деятельности. Простой пример: мозг человека, всего-навсего скучающего, сидя в кресле, как установлено, каждую секунду получает около 11 миллионов сигналов от различных рецепторов тела. Так, клетки его спины и ног буквально "заваливают" мозг сообщениями о том, что на них давит кресло; до его слуха непрерывно долетает тиканье часов; вкусовые рецепторы, расположенные на языке, все еще реагируют на микроскопические кусочки банана, оставшиеся на языке после "перерыва на перекус", что был полчаса назад. Как относиться к этим сигналам, которые мы никак не осмысливаем?

Среди этих однообразных сообщений нет-нет да и встречаются весьма важные. Вот целая группа рецепторов бедра "телеграфирует" о том, что нога затекла. В следующую секунду мы, сами того не понимая, машинально ерзаем в кресле. Пока одни рецепторы уха отсчитывают механическое "тик-так" в унисон ходикам, другие вопиют о том, что из открытого окна повеяло холодком. Так же бессознательно в нас нарастает желание выпить воды или выкурить сигарету, перебраться в тень или накинуть на себя кофту.

Слово "бессознательно" здесь главное. Эксперименты показывают, что наше сознание может воспринимать порядка сорока сигналов одновременно; весь остальной массив информации обрабатывается скрытно от нас — проще говоря, мы живем на "автопилоте".

... Мы живем, не успевая осмысливать происходящее. Мало того: нами прекрасно управляют (sic: манипулируют) те, кто тоже не успевает толком осмыслить происходящее. Это касается всех "отцов-командиров" — от менеджеров среднего звена до политиков самого высокого полета, будь то Путин или Лужков. Позднее политологи и комментаторы перечислят десятки логичных доводов, пытаясь объяснить все эти популярные и непопулярные решения руководителей страны, которые — будучи просто не в силах продумать до конца последствия своих указов — то и дело доверяются слепой интуиции, поступают наугад, наудачу, полагаясь лишь на свои симпатии и антипатии. Но, разумеется, мало кто из государственных мужей или, к примеру, крупных бизнесменов готов признаться в подобном волюнтаризме. "Для нашей культуры такое толкование своих действий ответственными лицами вообще неприемлемо", — признают исследователи, заново открывающие то, что безжалостно высветил Толстой, описывая Наполеона.

Да ведь и мы сами в повседневной жизни сплошь и рядом вначале действуем, а затем более или менее удачно объясняем поступки.

... Эксперименты показывают, что объем скрытой памяти головного мозга поразительно велик. Здесь беспрерывно накапливаются новые сведения. Происходит это даже тогда, когда сознание человека отключается. Например, американский психолог Дэниел Шактер зачитывал пациентам, лежавшим под наркозом, перечни слов, а потом, когда они возвращались к действительности, предлагал им на выбор несколько списков слов. Как правило, люди выбирали слова из "знакомого списка" — из того, что был зачитан им в час операции.

На бессознательном уровне мозг не только накапливает информацию, но и взвешивает, оценивает и сортирует ее. Зачастую — интуитивно — он выуживает из огромных массивов сведений нужные, важнейшие для себя. Так, милиционер, обводя взглядом сотни лиц, моментально — по неуловимым признакам — выискивает подозрительную персону, не в силах себе объяснить, что же ему не понравилось. "Похоже, тот тип сам напряженно высматривал меня", — мог бы, пожалуй, сказать он, вновь и вновь прокручивая в уме эпизод.

Наше подсознание молниеносно сравнивает увиденное с ожидаемым. Любое несходство напрягает сознание. Особенно остро мы реагируем на неожиданную мимику: дрогнувшие уголки губ, взгляд, отведенный в сторону, невольный поворот головы.

... Сила интуиции нашего мозга заключается в самого разного рода сведениях об окружающем мире, накопленных в подсознании. Божественный дар интуиции не сравнить с топорной работой логики, то и дело оказывающей нам медвежью услугу.

... Наш мозг, "гений интуиции", оказывается, постоянно контролирует притекающую информацию, оценивая ее на предмет, нравится она ему или нет. Мы автоматически стремимся делать то, что приятно нам, и удерживаемся от того, что неприятно. В процессе эволюции первое наверняка могло оказаться спасительным, второе — гибельным.

Появление новых идей, как во сне, так и интуитивно, имеют примерно однотипный механизм самого базового уровня: системы значимости, детекция новизны, автоматизмы готовых методов решения новых проблем из багажа личного исследовательского опыта.

Творчество же с участием осознания, кроме необходимой мотивации к нему, требует достаточно адекватно отработанных навыков методов исследования и выборов результатов. Эти навыки в личности, как и любые знания личности не формализуемы полностью для других личностей, но в самых общих чертах их использования они формально описываются в виде научной методологии.

Великий математик Анре Пуакаре посвятил немало времени аналитическому исследованию закономерностей творческого процесса и условий его наибольшей эффективности, которое он проделал с присущей ему высочайшей методологической корректностью.

Анри Пуанкаре "Математическое творчество":

Оно заключается не в создании новых комбинаций с помощью уже известных математических объектов. Это может сделать мало ли кто; но число комбинаций, которые можно найти этим путем, было бы бесконечно, и даже самое большое их число не представляло бы ровно никакого интереса. Творчество состоит как раз в том, чтобы не создавать бесполезных комбинаций, а строить такие, которые оказываются полезными; а их ничтожное меньшинство. Творить — это отличать, выбирать.

... Среди комбинаций, на которые падает выбор, часто наиболее плодотворными оказываются те, элементы которых взяты из наиболее удаленных друг от друга областей.... В поле сознания появляются лишь действительно полезные комбинации, да еще некоторые другие, которые он, правда, отбросит в сторону, но которые не лишены характера полезных комбинаций.

... Прежде всего, поражает этот характер внезапного прозрения, с несомненностью свидетельствующий о долгой предварительной бессознательной работе.... Часто, когда думаешь над каким-нибудь трудным вопросом, за первый присест не удается сделать ничего путного; затем, отдохнув более или менее продолжительное время, садишься снова за стол. Проходит полчаса и все так же безрезультатно, как вдруг в голове появляется решающая мысль. Можно думать, что сознательная работа оказалась более плодотворной, благодаря тому, что она была временно прервана, и отдых вернул уму его силу и свежесть. Но более вероятно, что это время отдыха было заполнено бессознательной работой... по поводу условий такой бессознательной работы; а именно: эта работа возможна или по меньшей мере плодотворна лишь в том случае, если ей предшествует и за нею следует период сознательной работы. Никогда (и приведенные мною примеры достаточны для такого утверждения) эти внезапные внушения не происходят иначе, как после нескольких дней волевых усилий, казавшихся совершенно бесплодными, так что весь пройденный путь в конце концов представлялся ложным. Но эти усилия оказываются в действительности не такими уж бесплодными, как это казалось; это они пустили в ход машину бессознательного, которая без них не стала бы двигаться и ничего бы не произвела.

... Надо пустить в действие результаты этого вдохновения, сделать из них непосредственные выводы, привести их в порядок, провести доказательства; а прежде всего их надо проверить. Я говорил вам о чувстве абсолютной достоверности, сопровождающем вдохновение; в приведенных примерах это чувство меня не обмануло, и так оно бывает в большинстве случаев; но следует остерегаться мнения, что так бывает всегда; подчас это чувство нас обманывает, хотя оно и в этих случаях ощущается не менее живо; ошибка обнаруживается лишь тогда, когда хочешь провести строгое доказательство. Это, по моим наблюдениям, особенно часто имеет место с мыслями, которые приходят в голову утром или вечером, когда я лежу в постели в полусонном состоянии.

... Таковы факты; они наводят нас на следующие размышления. Бессознательное или, как еще говорят, подсознательное «я» играет в математическом творчестве роль первостепенной важности... все комбинации создаются благодаря автоматизму подсознательного «я», но только те из них, которые могут оказаться интересными, проникают в поле сознания.... среди всех раздражений наших чувств только самые интенсивные остановят на себе наше внимание...

...мы приходим к следующему заключению: полезными комбинациями являются как раз наиболее изящные комбинации, т. е. те, которые в наибольшей степени способны удовлетворять тому специальному эстетическому чувству, которое знакомо всем математикам, но которое до того непонятно профанам, что упоминание о нем вызывает улыбку на их лицах.

Среди тех крайне многочисленных комбинаций, которые слепо создает мое подсознательное «я», почти все оказываются лишенными интереса и пользы, но именно поэтому они не оказывают никакого воздействия на эстетическое чувство, и сознание никогда о них не узнает; лишь некоторые среди них оказываются гармоничными, а следовательно, полезными и прекрасными в то же время; они сумеют разбудить ту специальную восприимчивость математика, о которой я только что говорил; последняя же, однажды возбужденная, со своей стороны, привлечет наше внимание к этим комбинациям и этим даст им возможность переступить через порог сознания.

Это не более как гипотеза; но вот наблюдение, решительно говорящее в ее пользу: когда ум математика испытывает внезапное просветление, то большей частью оно его не обманывает; но иногда все же случается, как я уже говорил, что пришедшие таким образом в голову идеи не выдерживают проверочных операций; и вот замечено, что почти всегда такая ложная идея, будь она верна, была бы приятна нашему естественному инстинкту математического изящества.

Таким образом, именно это специальное эстетическое чувство играет роль того тонкого критерия, о котором я говорил выше; благодаря этому становится понятным и то, почему человек, лишенный этого чувства, никогда не окажется истинным творцом.

Здесь очень четко, на основе наблюдения за собственным творчеством и его анализа с корректностью выдающегося математика, выявлены закономерности, проявляющиеся в механизмах творчества: внимание и осознание привлекает то, что личность считает наиболее важным для себя, что (в наибольшей степени способно удовлетворять эстетическому чувству), т.е. отклику системы значимости, которая у каждого человека формирует свое индивидуальное эмоциональное отношение ко всему. У профессионала развивается и постоянно корректируется опытом система такого отношения (то, о чем говорилось в статье Мировоззрение, но уже более специфично к предмету исследования) и распознаватели признаков "эстетической гармоничности" во взаимосвязях изучаемого. Это происходит потому, что принимается то, что подтверждается личным опытом, окрашиваясь в позитивное: "оказываются гармоничными, а следовательно, полезными и прекрасными в то же время",  а ложное, оцениваясь негативным эмоциональным чувством, избегается.

В этом же заключается опасность искушения оставаться с достигнутым удовлетворением и даже продолжать развивать его, избегая всего, что ему станет противоречить. Это - путь носителей идеи-фикс, и на этом заканчивается продуктивное, адекватное действительности творчество. Поэтому исследователь должен в большей степени выработать эстетическое чувство правильности метода поиска и проверки результатов (методологии исследования), чем потакать радости от собственно текущих находок.

Более обстоятельно о творческом эмоциональном контексте, его особенностях и механизмах: Неудовлетворенность существующим.

Об ошибках и нарушении адекватности методов в творчестве есть статьи:

Эвристика

О философии

Мистика: понятие и сущность.

О социальных аспектах творчества см. в реферативной подборке Творчество и вдохновение.

О социальных символах взаимопонимания результатов творчества см. в статье Этические символы общения, Понимание прекрасного.

 

Дополнительно:

  • Источники сотворения или А не роботы ли мы?


  • Обсуждение Сообщений: 24. Последнее - 23.01.2012г. 14:16:06
    Дата публикации: 2009-10-11

    Оценить статью >> пока еще нет оценок, ваша может стать первой :)

    Об авторе: Статьи на сайте Форнит активно защищаются от безусловной веры в их истинность, и авторитетность автора не должна оказывать влияния на понимание сути. Если читатель затрудняется сам с определением корректности приводимых доводов, то у него есть возможность задать вопросы в обсуждении или в теме на форуме. Про авторство статей >>.

    Тест: А не зомбируют ли меня?     Тест: Определение веса ненаучности


    Последняя из новостей: Про уход от реальности или пренебрежение активной адаптивностью: Иллюзия счастья или Стратегическая ошибка сапиенсов

    Самки синиц поют при появлении хищника
    Самки синиц поют при появлении хищника
     посетителейзаходов
    сегодня:33
    вчера:78
    Всего:792410222

    Авторские права сайта Fornit
    Яндекс.Метрика