Поиск по сайту
Проект публикации книги «Познай самого себя»
Узнать, насколько это интересно. Принять участие.

Короткий адрес страницы: fornit.ru/973
Список основных тематических статей >>
Этот документ использован в разделе: "О системной нейрофизиологии"Распечатать
Добавить в личную закладку.

Основы понимания психики

Основы понимания психики

Выражаю благодарность участнику обсуждений N_A - за участие и помощь в подготовке статьи.

 

Один великий и газированный человек (не спрашивайте меня, что это значит, просто он обожает КВН и попросил себя так представить :) ) посетовал по поводу материалов О системной нейрофизиологии: "У тебя слишком много слов, да еще в разных статьях, и когда читаешь одно, забывается предыдущее, не складывается общее представление... Нужен общий, но легко понимаемый текст, в котором несколькими приближениями показывалось бы все наглядно, но с каждым разом все глубже и без потери общей картины".

Это – по сути то же самое что сказать: "физика – слишком труднопонимаемая вещь, слишком много всего там, надо бы как-то выразить проще, в одной статье так, чтобы сразу человек уловил бы самую суть". Короче, вот она, такая статья :)

В жалком оправдании того, что получилось в результате, скажу, что уловить суть значительно нового человек не сможет в ходе прочтения одной статьи, - ему необходимо всему составить собственную оценку, и как раз об этом – эта статья :)

Строгое обоснование и подробное описание механизмов здесь, соответственно, приводиться не будет, но все это можно найти в подборке основных материалов. Самые важные из них приводятся ссылками, на которые при первом прочтении отвлекаться не стоит :)

 

Итак, в этой статье делается ненавязчивое представление ранее сделанных обобщений о том, что является сущностью сознания и личного восприятия в этом сознании. Ненавязчивое в том смысле, что дается возможность самому формировать с каждым новым проходом текста понимание, уточняющее предыдущее, в точности как это происходит при постепенном постижении любого другого нового :) Статья не большая и вполне позволяет прочесть ее на одном, хоть и немалом усилии, а потом решить, стоит ли погружаться глубже. Успех возможен при условии определенной мировоззренческой подготовленности к восприятию такого текста.

 

Начнем с разминочного примера, разобрав ситуацию из повседневной жизни.

Представим, что вы возвращаетесь вечером домой, оптимистично надеясь не опоздать к любимой телепередаче, и вдруг в сумерках у подъезда ваш путь пересекает лохматая тварь, мрачно наведя на вас неожиданно ярко светящиеся глаза. Вы замираете, лихорадочно вспомнив, что глаза ведь не сами светятся, а лишь отражают свет дальних окон, но холодок по спине это не останавливает. Мгновение спустя замечаете хозяйку псины и тут же с облегчением узнаете их обоих. Как-то не совсем искренне, но радостно, что легко отделались, пожелали ей доброго здоровья, прошли в дом, уже на ступеньках возвращаясь к прерванной важной мысли: успеть к началу передачи.

Теперь проследим последовательно ключевые когнитивные процессы, возникающие в этих условиях при восприятии.

Много раз возвращаясь по этой дороге в сумерки после работы, мы уже почти не смотрим под ноги и, тем более, не отслеживаем мышечные усилия для ходьбы. Мы совершаем одновременно огромное количество не осознаваемых, но верных действий: идем правильно, уверенной походкой, что само по себе требует управления огромным числом разных мышц в нужной последовательности; мы дышим в темпе, оптимальном для ритма ходьбы и нагрузки. Кроме того, по ходу движения мы переводим взгляд на все, что временно привлекает внимание и точно так же обращаем внимание на некоторые звуки, запахи, ощущение порывов ветра, выделяя это из общего фона, мы заранее переживаем возможные варианты хода телепередачи, смакуя то, как классно будет это увидеть; краем мысли подумываем, чего бы съесть между делом. Во всем, на что обращается внимание, есть что-то слегка новое по отношению к обычному при том, что это чем-то как-то важно для вас. Так, заметив новую лужу  и соразмерив усилие, перешагивает ее, запомнив эту новость на дороге так, что в следующий раз уже почти машинально перешагнете здесь.

Главное: изредка прерываемая на некоторые привлекающие внимание вещи, мысль о том, чтобы попасть домой после работы, ведет нас почти на автопилоте, - вы идете в контексте этой мысли. Хотя если бы вдруг повстречалась некая знакомая, с которой так классно удалось провести прошлые выходные, намерения могли бы измениться коренным образом и контекст, определяющий текущее поведение, его стиль, настроение, стал бы иным. Эта главная мысль была особенно безжалостно прервана встречей с собакой и при этом благостное ощущение скорого возвращения домой и удовольствия телепередачи резко переменилась на парализующий ужас от неподвластной и непонятной ситуации, - совсем иной контекст поведения. Но если бы у вас был большой опыт по отбиванию от внезапных врагов голыми руками, то, несомненно, вместо парализующего от беспомощности ужаса возникла бы эйфорическая ярость предвкушения битвы. Эти такие разные состояния, которые называют эмоциями, фактически определяют ваш стиль поведения в каждой конкретной ситуации.

Как только ситуация была распознана, ее значение оказалось невелико и не стоило особого внимания. Поэтому, шагнув на ступеньки в подъезде, вы опять вернулись в состоянии предвкушения удовольствия, которое оказалось теперь самым важным из всего, что как-то еще крутится в голове (в голове активность именно крутится :) ), и прерванная мысль о возможном развитии передачи опять стала доступной. Оказывается, что она не просто затаилась, ожидая, а где-то там крутилась в голове и, озарила вас на ступеньках внезапной идеей, вызвавшей самодовольную улыбку.

Ночью вы заснули как младенец с отблеском той улыбки, вспоминая, как порадовали приятеля по телефону после передачи. Проснулись после взбудоражившего сновидения и поэтому ярко запомнили его (иначе разбудившая мысль не отложилась бы в памяти и все не достаточно значимые находки остались бы в небытии): будто вы прогуливались вечером с очень желанной незнакомкой в саду, было так приятно, как вдруг из кустов как мрачная тень, с волной адского ужаса неизбежной расплаты появился силуэт жуткого зверя со светящимися глазами. Но потом он съежился и оказался просто забавным щенком, так что вы даже не успели показать свой позорный страх девушке. Вам повезло и вы, как бы наблюдая со стороны, вдруг  осознали, что не стоило так сразу паниковать, хотя вам раньше это было свойственно. Проснувшись от такой важной для вас при всей очевидности мысли, вы поняли, что эпизод с собакой тоже где-то крутился в голове все то время, что вы провели за телевизором и разговором с приятелем пока не вылился в сновидение, где для вас стало очевидным важное понимание.

Жирным были выделены те самые ключевые моменты, которые определяют свойства психики. Разберем их подробнее.

В любых наблюдениях можно непосредственно обнаружить, что пока не нарушено сознание, все наиболее новое и важное привлекает внимание. Но только для нас - новое и для нас - важное. Хотя механизм определения нового и значимого у всех высших животных одинаков, но он использует прежний личный опыт и поэтому для каждого из них новое и значимое – свое, неповторимое.

Если мы сидим на трибунах стадиона, то взгляд прикован к острым моментам борьбы за мяч. Мы не замечаем в этот момент ни рева пролетающего самолета, не выкрики соседей, и лишь сигнал мобильника, возможно, способен заставить отвлечься в эти секунды. Для нас очень важен результат этой борьбы, мы ужасно желаем знать, чем она закончится - в чем проявляется наша воля.

Можно понаблюдать за собой: на что именно переключается внимание в следующий раз. И всегда это окажется наиболее важное-новое для нас на данный момент среди всего остального.

 

Еще один момент: определение нового и значимого зависит от эмоционального состояния (контекста поведения или стиля поведения). Находясь в каком-то эмоциональном состоянии, мы придаем определенное значение всему нам известному, в зависимости от этого состояния. В состоянии ярости, злобы, страха, мы не замечаем как красив цветок, вообще не обращаем на него внимание, но любое резкое движение вокруг приковывает настороженное внимание. В состоянии же наполненности поэтическим романтизмом, мы замечаем все, что созвучно ему. Когда голоден или очень хочется пить, важным становится совершенно не то, что важно в состоянии сытости и после утоления жажды.

Это то, что позволяет наилучшим образом оказываться готовым к разным условиям, для каждого из которых независимо формируется свой стиль восприятия-поведения, свой жизненный опыт оценки удач и неудач.

 

Сейчас мы попробуем понять принцип того самого главного, что характеризует высших животных и человека, что позволяет им приспосабливать свое поведение к новым условиям, какими бы неожиданными они не оказались, если только это вообще позволяют физические возможности организма. Это – принцип адаптивного поведения, реализуемый с помощью сознания.  

В этом принципе основой являются механизмы переключения внимания: непроизвольные и произвольные. Если существо переводит взгляд на что-то привлекшее его, поворачивается в ту сторону, то это – следствие того, что, во-первых, ему еще не совсем понятна возникшая ситуация и поэтому требует этого внимания (имеет некоторую новизну, требующую осмысления), во-вторых, он уже понял, что это может быть для него чем-то важным, что-то определенное означать для него лично (чаще всего важно для успешности выполнения текущего намерения). Эта совокупность значимости и новизны превышает все другое для него в данный момент обращения внимания. Тот же самый раздражитель (звук, запах, движение) у другого существа может вызвать совершенно иную реакцию, от полного игнорирования до максимального внимания. Поэтому нужно сразу осознать ( :) ), что значимость любого элемента восприятия – очень индивидуальна. Мало того, даже для одного индивида она разная в разных условиях и в разное время его жизни. Оценка значимости или распознавание значимости формируется и уточняется постепенно точно так же как и умение распознавать вообще что-либо в жизни.
Механизм привлечения непроизвольного внимания к наиболее актуальному - чисто автоматический, рефлекторный, поэтому его и назвали "ориентировочной реакцией". Но он выделяет самое важное в данный момент для того, чтобы рассмотреть отдельно от всего остального, что совершается мозгом, управляющем в то же время множеством других процессов в теле, - для того, чтобы спрогнозировать, чем это может закончиться.

Произвольность переключения внимания и, соответственно, действия, то, что называется "свободой воли", настолько же на самом деле "свободно", т.е. зависит от желаемого личности, насколько является следствием прежних оценок всего системой значимости личности. Понятие "детерминизм", конечно, относится и к личности – как явлению объективному, но условная абстракция "свобода воли" не теряет смысл, только если ее ограничить рамками личности, а не вообще причинности физического мира.

 

Все то, что не ново, не привлекает внимания. В таких абсолютно знакомых условиях поведение бессознательно автоматично, не требует осознаваемого перевода внимания, не требует волевого усилия. Так, мы кушаем, практически не замечая отдельных своих движений, хотя в каждой ситуации приема пищи есть что-то несколько новое и важное для обеспечения всего процесса, и мы в целом осознаем сам процесс в его отдельных моментах, но вовсе не каждое из хорошо отработанных движений. Адаптироваться оказывается необходимо только к чему-то новому и среди всего выбирать наиболее важное. Когда это определено и внимание переключилось, воспринятое новое оценивается – насколько удачно или неудачно вам удалось учесть его в поведении, и этот результат оценки корректирует поведения в следующий раз в подобной ситуации.

Для этого мы должны уметь очень хорошо оценивать (распознавать), что для нас хорошо, а что - плохо. Поэтому внимание обладает свойством не просто определять значимость, а различает эту значимость (или то, что означает для него лично воспринятое) как желательную или нежелательную. Если желательное - поведение настраивается на принятие этого, если нежелательное – на избегание. Это – механизм направленности поведения, мотивации.

С рождением, выделение из всех текущих активных впечатлений восприятия самого важного-нового происходит поначалу в форме самой основной оценки текущего состояния: хорошо или плохо, и уже в ней – выделения более специфичной оценки стиля возможного реагирования в данных условиях – положительных и отрицательных эмоций. В конечном счете, при общем стиле реагирования выбирается еще более специфичный контекст поведения, наиболее подходящий для особенностей текущих условий, вплоть до того, что конкретный воспринятый признак, известный как требующий немедленной реакции, вызовет вполне определенное ответное действие. У высших животных поведение всегда определяется текущим эмоциональным контекстом (не бывает состояния "без эмоций", это – тоже такая эмоция :) ), и переключение в наиболее подходящий к текущим условиям – результат жизненного опыта распознавания оценки значимости.

 

Связь воспринимаемого с поведением или уточнение уже имеющейся такой связи нужна только в моменты восприятия нового (для старого, прошлого опыта она уже установлена, и уверенность отклика ее распознавателей приводит к непосредственной реакции). Механизм распознавания нового не сложен, и это всегда сопутствует любому восприятию. Если воздействует какой-то внешний воспринятый сигнал, но он еще в данных условиях не распознается во что-то совершенно определенное (есть сигнал, но нет отклика распознавателя, который должен был бы сформироваться при восприятии этого сигнала в данных условиях), то это – сигнал новизны.

Старое же непосредственно запускает программы действия в данных условиях за счет того, что эти программы уже оказываются однозначно ассоциированы с определенными пусковыми стимулами в этих условиях.

Так постепенно организуются сложные движения, состоящие из отдельных элементарных фаз, вплоть до отдельных мышечных усилий. При последовательном и осознанном уточнении элементарного действия так, чтобы оно приводило к удовлетворительной оценке, а не отрицательной, постепенно формирует автоматически выполняемую последовательность сложного движения.

Для каждой следующей фазы движения, или программы действия пусковым стимулом является успешное завершение предыдущей и воспринимаемый отклик внешних признаков, которые разрешают продолжение действия или же если эти признаки (условия) изменились настолько, что приводят к новому – выход на осознавание.

Поддержание мышечного усилия конечности – оттачивается опытом как непрерывная компенсация излишнего отхода положения конечности от желаемого. Тремор – явление возникающие, когда компенсаторное усилие начинает значительно отставать от сигнала изменения положения конечности, - в точном соответствии с условиями возникновения генерации гармонических колебаний при запаздывании сигнала обратной связи.

 

Регулировка внимания осуществляется за счет того, что только что-то одно, самое значимое-новое среди всего активного в восприятии становится доступно той центральной активности мозга, которая имеет доступ к любой из существующих программ уже наработанных действий (таких как походка, еда, ориентировочные движения, любые другие моторные навыки) и даже к отдельным элементарным мышечным усилиям. Но все эти программы пока не активны. Выполняться начнет та из них, которая в текущем контексте стиля поведения окажется наиболее связанной с раздражителем, имеющим значение "Это наиболее подходящий момент для действия". Например, на тормоз мы жмем, подъехав к красному светофору, хотя готовы это сделать и раньше.

Такая связь отрабатывается жизненным опытом: если опоздать или поспешить – получишь результат отрицательной значимости с блокировкой такой реакции, и только если среагировать вовремя, при определенном сочетании признаков пускового стимула, то оценка результата будет положительной с закреплением этой реакции для данных условий.

Точно так же и единственный канал внимания из всех доступных центральной регуляторной активности (сознанию) выбирается как следствие оценок предыдущего опыта: удачи или неудачи в случае того или иного выбора канала восприятия в данных условиях. Дети немало времени учатся этому. То есть регулировка внимания, выбор канала восприятия - по-сути ничем не отличается от выбора канала к конкретной программе действия, только направлена на оптимальное выделение наиболее значимого в данный момент для связи его с возможным вариантом поведения.

Такое поддающиеся управлению (осознанию значимости) внутримозговое действие по перераспределению активностей может и не сопровождаться изменением ориентации органов восприятия или другим мышечным действием, т.е. выполнять полностью внутренние задачи  - мыслить.

 

Все, что привлекало хоть какое-то внимание в ходе осознаваемого состояния бодрствования, создавало условия для записи ассоциаций с откликом системы значимости, становясь более познанным, тем самым формирует цепочки последовательных актов восприятия значимых-новых моментов, запоминаемые долговременно. Эти цепочки могут быть вспомнены, если внимание окажется в контексте схожих условий и некий пусковой стимул вызовет ассоциацию конкретной цепи прошлых событий. Это похоже на то, как выбирается цепь последовательности действий (поведенческая реакция) и следует той же логике разворачивая воспоминания – как разворачиваются фазы движения, одна за другой. Во время воспоминаний (в том числе сновидений) роль пусковых стимулов для перехода к следующему эпизоду воспоминаний выполняет сама активация предыдущего, если только продвижение по цепи воспоминаний не будет осознанно приостановлено или изменено из-за того, что данный старый эпизод стал иметь новое значение в контексте более нового опыта.

Т.к. никакого водителя ритма воспоминаний нет, то цепочка может пролететь очень быстро, однако сохраняя субъективную оценку естественной динамики потому, что признаки этой динамики входят так же в эпизоды воспоминаний. Так же все воспринимается как непрерывная цепочка воспоминания, несмотря на относительно большую отрывочность и эпизодичность. Но ощущение непрерывности сохраняется так как это впечатление сохраняется точно так же, как при непосредственном восприятии, несмотря на эпизодические скачки внимания: это такая же субъективная оценка как ощущения типа: уверенность, ошибка, новое, и многие другие отклики специфических распознавателей, ассоциированных в эпизод восприятия.

 

Если у насекомых алгоритмы реакций (рефлексы) меняются преимущественно из поколения в поколение (конечно, временная пластичность таких реакций не означает изменения алгоритма, преопределенного наследуемыми связями нейронной сети), то у животных, у которых есть специализированные "внутренние" рецепторы значимости или "центры" ада и рая, рефлексы способны образовываться очень эффективно в течение жизни одной особи. Эти вновь образующиеся рефлексы ничем принципиально не отличаются от рефлексов улитки, но только после их образования. А различие - собственно в наличии механизма формирования автоматических, неосознаваемых реакций - осознаваемой корректировке своего поведения.
Осознаваемое в этом смысле противопоставляется неосознаваемому как первичное - и его результат. Сознание - механизм приобретения неосознаваемых автоматизмов, "рефлексов" не за счет отбора особей в поколениях, а неизмеримо более оперативно - за счет выборки того, что оценивается внутренними "анализаторами" значимости (функционально - в точности - как и "анализаторы" любых других рецепторов) по принципу: хороший результат данного варианта поведения стимулируется в дальнейшем, а плохой - избегается. После чего необходимость в осознаваемой оценке отпадает до тех пор, пока не появится нечто новое в условиях реализации поведения и его результате.
Поэтому осознаваемого в общей активности мозга - очень небольшой процент. Сознание - очень небольшая часть от всех проявлений психики, которая выполняют роль "ведущей" активности из всех существующих и возникающих, конкурируя с ними по принципу наибольшего произведения новизны на значимость (постоянно перемещающийся по активностям фокус восприятия-действия), и "задачей" сознания в регуляции психики является адаптация к новому и всем изменениям привычного - на основе личной оценки результатов осознаваемых действий (точнее - текущей фазы действий).

Осознавание выполняет главную задачу: связывание нового в восприятии с оценкой значимости так, чтобы можно было подобрать наиболее желаемый вариант выхода из текущей ситуации (запретом того, что приводит к нежелательному и активированием того, что приводит к желательному).

Жизненным опытом развивается навык приспособления к новому, исследованию, выбора подходящего поведения в виде опять же распознавателей ситуации "необходимости исследования" с выработкой наиболее эффективных исследовательских действий. Это и реализовано в виде главной управляющей активности, основу которой составляют распознаватели значимости и которая имеет возможность выбирать наиболее актуальные (новизна-значимость) каналы восприятия, и каналы действия на основе отклика о ранее пережитых аналогичных ситуациях (опережающее возбуждение - прогноз).

 

Постоянное упоминание распознавателей подчеркивает то, что буквально все механизмы психики реализованы с помощью различных специфических распознавателей, научение каждого из которых происходит под влиянием оценки значимого (с тормозным или активирующим влиянием) в момент активности восприятия, в зоне рецепции данного элемента распознавателя.

В мозге каждый нейрон выполняет функцию распознавателя (однослойный персептрон, но обучаемый (настраиваемый) не с помощью изменения весовых коэффициентов, а установлением все новых возбуждающих или тормозных связей с каждым опытом распознавания). Надо сказать, что самые древние распознаватели уже имеют очень сильно предопределенные задатки в образовании связей при малейшем их возбуждении, что реализует "врожденные рефлексы". См. Адаптивные механизмы распознавания.

 

Активность осознания – "фокус внимания", куда сходится выделенный канал восприятия, обладающий на данный момент наибольшей важностью-новизной, выделяет вниманием наиболее соответствующий ситуации набор возможных программ поведения. При обращении дополнительного "внутреннего" внимания на один из вариантов поведения, он отзывается прежней оценкой значимости результата использования такого варианта из прошлого опыта, и таким образом становится ясно, чему стоит следовать, а чего избегать.

Так приоткрываются прогнозы возможного будущего, которые окрашивают воспринимаемое оценками того, какое значение это может иметь, к чему плохому или хорошему приводить. Если же для данных условий еще нет опыта какого-либо реагирования, то вступает в силу наиболее подходящая программа исследования или переживания непонятных ситуаций.

В конфликтных ситуациях у животных часто можно наблюдать поведение, которое, очевидно, никак не связано ни с одной из конфликтных тенденций. Например, при агрессивном или половом поведении воробьиные птицы часто начинают чистить клюв или оперение, пить, кормиться или могут заняться еще чем-нибудь, явно не имеющим отношения к данной ситуации. Эти виды активности никак нельзя рассматривать в качестве элементов полового или агрессивного поведения... (http://www.ethology.ru/lib/.hinde/txt/17.7.htm) То же примерно происходит и у людей.

 

Фокус Сознания визуально возможно наблюдать как более динамично меняющую границы область одной из текущией активностей, с приходом новых впечатлений извне, что визуализируется аппаратными методами. Хотя, учитывая то, что одновременно может выполнятся несколько неосознаваемых цепочек поведенческих автоматизмов, такая выборка далеко не всегда может быть однозначно идентифицирована.
Осознаваемая активность, предназначенная для коррекции поведения (раз появилось нечто новое) в данной фазе выполнения поведенческой цепочки, ассоциирует воспринимаемое в виде распознанных его элементарных и более сложных признаков с оценкой значимости и пусковыми переключателями возможных программ действий. По мере того, как это новое оценивается в плане возможных последствий и реакций, оно, в последующем, уже не вызывает переключение на себя фокуса осознания, становясь автоматизмом. Лишение восприятия нового (монотонность) или вообще лишение восприятия, делает невозможным осознание, остатки активности которого гасятся по закону развития сновидения.
Поэтому любые попытки моделирования сознания без моделирования и нового в его восприятии, т.е. без включения в модель внешней среды, окажется в принципе безуспешными.

 

Итак, подавляющая часть привычных действий проходит одновременно и без участия сознания, и лишь отдельные важные моменты некоторой новизны происходящего привлекают внимание и осознаются (внимание переключается на максимум произведения новизны на значимость), позволяя скорректировать движение, если это необходимо или вообще заменить выполнение ранее задуманного на иное действие. Легко можно понаблюдать за собственными привычными движениями (умывание, приготовление еды, сама еда и т.п.), что только отдельные моменты отслеживаются вниманием, а все делается машинально, не мешая собственным самонаблюдениям и осмысленной корректировке поведения. Поэтому множество мышечных движений могут выполняться параллельно, не осознаваясь, но только одно из них способно мысленно наблюдаться, осознаваться, оказываясь ассоциированным с областью активности распознавателей значимости, главное назначение которых – определять какой вид связи, тормозной или активирующий, нужно образовывать для нового в восприятии, связывая его с действием или блокируя действие.

После распознавания, в область текущей активности сознания будет выделен нейропептидный маркер, который вызовет синтез проводящих структур (при активации это обеспечивает выброс специфичного данному синапсу нейромедиатора) в синапсах между активными нейронами. Такой синтез продолжается до получаса и если активность оказывается прервана, например, ударом по голове, то запоминания не происходит. Все это время активность локально самоподдерживается обратными связями, а фокус осознания может быть уже совсем в другой активной, на данный момент более значимо-новой области, оставляя прежнюю активность неосознаваемой.

Умение делать множество дел одновременно основывается на переключении внимания поочередно на то дело, которое своей некоторой новизной требует вмешательства сознания - как более на данный момент актуальное.
Это - целая система прерывания (именно этот принцип переняли разработчики процессоров для обеспечения "одновременного" обслуживания нескольких внешних устройства), число запоминаемых шагов у разных животных и разных особей одного вида животных различается от 2 до 8.

 

В начале развития, когда еще нет никаких ассоциаций со значимостью, соответственно невозможно само внимание. Все воспринимается почти на равных и не вызывает в ответ на раздражители беспорядочной множественной активности (как при эпилепсии) только потому, что еще нет связей воспринимаемого с движениями. Но бывают нарушения внимания в более зрелом возрасте, и вот тогда расширение внимания приводит к повышенной активности, что описывается синдромом СДВГ (синдром дефицита внимания и гиперактивности). Такое расширение внимания может быть вызвано искусственно приемом наркотиков, размывающих границы каналов внимания (что и вызывает галлюцинации) или другими психоделическими практиками.

 

Поначалу, когда сознания еще нет, большая часть существования проходит в режиме сна, когда растет тело, и только насущные потребности прерывают этот сон (в сон взрослый человек неминуемо погружается если его лишить всего восприятия - депривация). При этом возникают первые сочетания текущей активности восприятия с сигналами потребностей, придавая им определенные значения. Шлепок может разбудить ребенка и окажется ассоциированным с неприятным ощущением. Ребенок машет руками и ногами и может удариться при этом, что опять же связывает движение с нежелательным результатом. 

В короткие периоды бодрствования из широкого круга внимания, когда еще ничего не узнается, все одинаково безразлично и поэтому никак не воспринимается, отдельные признаки (круги, полосы, звуки) начинают ассоциироваться с теми приятными и неприятными ощущениями, что им сопутствуют. Повторяющиеся признаки все более уточняют свое значение в таких ассоциациях, формируя распознаватели этих признаков. Они уже способны узнаваться,  приобретя ассоциированную значимость.

Вскоре после рождения дети начинают фиксировать взгляд на ярком предмете, на лице матери в 20 - 30 см от глаз, постепенно начинают следить за движущимся предметом. Дети сосредотачиваются на звук, откликаются на голоса, особенно женские. Они могут успокаиваться или возбуждаться, услышав знакомые звуки. Иногда дети вздрагивают и моргают на резкий звук.

Формируются эмоциональные контексты поведения: сначала общее состояние хорошо или плохо, затем более определенные: голод, насыщение, состояние благополучия, боль, избавление от боли.

 

Любое отношение формируется в опыте соприкосновения с тем, что проявляет характерные наблюдаемые признаки. Некоторые ассоциации могут возникать очень легко, практически предопределенно, - то, что называют "наследственными реакциями", другие затруднены, некоторые вообще не в состоянии возникнуть. Это определяется индивидуальными задатками. Даже такие, казалось бы, наследственные реакции как ужас, радость, и т.п. формируются не сразу и в разных условиях могут оказаться разными у одного индивида (в одних условиях – одна реакция, в других – совершенно другая).

У моей кошки нет ужаса перед высотой, хотя она 2 раза слетала с балкона, и она продолжает ходить по узким перилам и разворачиваться на них. Это слишком знакомо для нее, управляемо то, что делает ее уверенной перед пропастью, и неприятного впечатления от полета оказалось достаточно, чтобы она была всего лишь более осторожна. Хотя у нее есть ужас перед пылесосом из-за полного бессилия перед ним. У меня тоже нет ужаса перед бездной, но был в детстве ужас перед темнотой и еще одним невыразимым словами образом, который регулярно возникал во время высокой температуры при простуде и который, в первый раз возникнув  в горячечном бреду, связался с контекстом бессилия.

Для каждого нового опыта необходимо учиться управлять вниманием (легко убедиться, слушая музыку чужой культуры), точнее учиться оценивать все элементы нового так, чтобы определить их значимость, научиться различать. Если поначалу музыка представляется однообразным набором ничего не выражающих звуков, то потом внимание начинает различать, узнавать ее разнообразие – как нечто уже связанное с определенным значением.

Так, в статье Воспитание у детей умения переключать слуховое внимание написано:

Предшествующая работа. На музыкальных занятиях внимание детей привлекали к характеру звучания музыкальных произведений.

Воспитатель говорит детям: «Сейчас мы пойдем гулять. Мы выходим на прогулку. Дождя нет. Погода хорошая, светит солнце, и можно собирать цветы. Вы гуляйте, а я буду звенеть тамбурином (бубном), вам будет весело гулять под его звуки. Если начнется дождь, я начну стучать в тамбурин, а вы, услышав стук, должны бежать в дом. Слушайте внимательно, когда тамбурин звенит, а когда я стучу в него».

Методические указания. Воспитатель проводит игру, меняя звучание тамбурина 3—4 раза.

 

А сейчас – очень важное понимание :)

Поначалу ничего не воспринимается, не осознается, так как этого будто и нет, как если этого не видишь не слышишь, не чувствуешь. Не воспринимается не только в самом раннем детстве, а всегда, когда сталкиваешься с новым. Но если узор элементарных признаков нового, распознаваемый на уровне уже существующих распознавателей примитивов восприятия, совпадает с откликом значимости и сочетается с ним, то этот узор приобретает тем самым определенное значение, будет впредь узнаваться, вызывать отголосок позитивной или негативной эмоции и отголосок пережитых ранее последствий, что позволяет предвидеть их. Возникает различие и осмысленное ощущение цветов, звуков в выделенной картине нового настолько, насколько каждое из этих различий имеет какое-то пережитое значение и вызывает впредь отклик этого пережитого.

У каждого это формируется индивидуально и может различаться до противоположности даже в восприятии отдельных цветов, запахов, звуков, тактильных ощущений. Это и есть то, что обеспечивает приспособление к новому – определение значения этого нового для себя в данных условиях. Это то, что дается "в ощущениях" при осознавании.

Не очень пока откликается? :) где-то что-то брезжит, но еще нет уверенного представления? Через некоторое время, необходимое для того, чтобы воспринятое "уложилось" (день-два) стоит пройти текст еще, но уже заглядывая в ссылки. Если, конечно, значимость темы актуальна :)

 

Такова суть и пути становления осознания, личного восприятия. Однако, была рассмотрена только самая основа функциональности сознания, возникшая как эволюционное усложнение механизмов поведенческой адаптации к новым условиям. Но сам этот механизм продолжал развиваться так, что выделилось много специфических функций, прежде всего развиваемых необходимостью усложнения социальной коммуникабельности, таких как творчество.

 

Очень популярно, без единого специального термина: Что такое мысль?

 

Более подробно о некоторых сторонах сознания и его механизмах смотрите в статьях Сознание, интеллект и Алгоритмы сознания. О том каким образом эволюция подошла к возникновению сознания: Эволюция механизмов сознания.

 

Для того, чтобы основательно и полно понять все сказанное, рекомендуется сначала заинтересованно ознакомиться с большой подборкой фактических материалов Про исследования психических явлений затем, с обобщением этих материалов О системной нейрофизиологии после чего понимание отдельных входящих в это обобщение статей станет уже вполне доступным.

Статья-гид, помогающая освоить все необходимые промежуточные представления: Гид по механизмам психических явлений.

Наиболее общие, резюмирующие представления представлены в материалах по адаптологии. Системная модель развития адаптивных механизмов, приводящих к индивидуальной возможности адаптации к новому предлагается в основополагающем обобщении: Основы адаптологии, где последовательно, с постепенным усложнением представлений, с максимально возможной обоснованностью и достоверностью описываются все основные явления психики на основе обобщённых механизмов, исследованных на примере природной реализации.

Кратко о важном: Организация механизмов психики и Модели систем индивидуальной адаптивности


Кое что из обсуждений в дополнение к пониманию:
  • Так что же составлЯет сознание?..
  • Будет ли "Маугли" обладать сознанием?


    Обсуждение Сообщений: 35. Последнее - 06.01.2016г. 11:20:12
    Дата публикации: 2007-11-17

    Оценить статью >> пока еще нет оценок, ваша может стать первой :)

    Об авторе: Статьи на сайте Форнит активно защищаются от безусловной веры в их истинность, и авторитетность автора не должна оказывать влияния на понимание сути. Если читатель затрудняется сам с определением корректности приводимых доводов, то у него есть возможность задать вопросы в обсуждении или в теме на форуме. Про авторство статей >>.

    Тест: А не зомбируют ли меня?     Тест: Определение веса ненаучности

    Поддержка проекта: Книга по психологии
    В предметном указателе: Алгоритмы распознавания | Асимметрия мозга | Голографический принцип | Интеллектуальные механизмы | Механизмы психики | Нейрофизиологические механизмы... | О картине мира и чем они обосн... | Основа личности | основные методы познания мира | Природа сна
    Последняя из новостей: Обзор эволюционного появления субъективных моделей действительности: Субъективные модели действительности.

    Нейроны и вера: как работает мозг во время молитвы
    19 убежденных мормонов ложились в сканер для функциональной МРТ и начинали молиться или читать священные тексты. В это время ученые наблюдали за активностью их мозга в попытке понять, на что похожи религиозные переживания с точки зрения нейрологии. Оказалось, они похожи на чувство, которое испытывает человек, которого похвалили.
     посетителейзаходов
    сегодня:11
    вчера:67
    Всего:1594024055

    Авторские права сайта Fornit
    Яндекс.Метрика