Активность
Главная
Темы
Показы
Полезное
О сайте
Поиск по сайту

Короткий адрес страницы: fornit.ru/379

Список основных тематических статей >>
Этот документ использован в разделе: "О системной нейрофизиологии"Распечатать
Добавить в личную закладку.

Доверие, уверенность, вера

Доверие, уверенность, вера

В этой статье проводится обоснование и раскрытие понятий Доверие, Уверенность, Вера, основываясь на обширном материале эмпирических исследований психологов, и имеющихся представлениях системной нейрофизиологии. Полученные понятия непосредственно имеют практическую направленность, позволяя осмыслить сущность многих социальных явлений и делать определенные выводы.

 

Доверие и Вера - в словарях:

Доверие (англ. trust) — согласно «Энц. словарю» Брокгауза и Эфрона, Д. — это «психическое состояние, в силу которого мы полагаемся на к.-л. мнение, кажущееся нам авторитетным, и потому отказываемся от самостоятельного исследования вопроса, могущего быть нами исследованным. Итак, Д. отличается как от веры, так равно и от уверенности. Вера превышает силу внешних фактических и формально логических доказательств. Д. же касается вопросов, находящихся в компетенции человеческого познания; доверяется тот, кто не хочет или не может решить или сделать чего-либо сам, полагаясь или на общепринятое мнение, или на авторитетное лицо. Уверенность есть сознание собственной силы и состоит в Д. к истинности своего знания или правоте своего дела; Д., напротив, проистекает из сознания слабости, неуверенности в себе, признания авторитета».

Г. Г. Шпет дал самую общую характеристику веры. Вера состоит не в чем ином, как в принятии возможности за действительность. Вере всегда противостоит сомнение вообще или всеобщая возможность сомнения — скептицизм.

... Д., как психическое состояние (чувство), преходяще. Завоевать, внушить Д. трудно, а лишиться его можно в одночасье, мгновенно.

... Чувство Д., как и многое др. в психике человека, появляется очень рано, в том нежном детском возрасте, о котором человек ничего не помнит. Столь раннее появление многого, что впоследствии накладывает печать на всю нашу жизнь, нередко производит впечатление генетической предопределенности. Амер. психолог и психотерапевт Э. Эриксон рассматривал чувство глубокого (базисного) Д. в качестве фундаментальной психологической предпосылки всей жизни. Это чувство формируется на основании опыта 1-го г. жизни ребенка и превращается в установку, определяющую его отношение к себе и к миру.

...

Вера (в психологии) [лат. veritas - истина, verus - истинный] - 1) особое состояние психики, заключающееся в полном и безоговорочном принятии человеком, его разумом и душой, фактов внутреннего и внешнего существования живого, истинного откровения; фиксируясь в идеях и образах, эти факторы могут стимулировать и направлять последующие деяния человека; 2) "признание чего-либо истинным с такой решительностью, которая превышает силу внешних фактических и формально-логических доказательств. Это не значит, что истины В. не подлежат никаким доказательствам, а значит только, что сила В. зависит от особого самостоятельного психологического акта, не определяемого всецело эмпирическими и логическими основаниями" (Вл. Соловьев).

О взаимных отношениях веры и скептицизма, о том почему разумный скептицизм является оптимальным контекстом познания - читайте в статье Разумный скептицизм.

Несколько примеров работ далее приведены для того, чтобы обосновать реальность существования особого периода развития ребенка, который во многих статьях на сайте Fornit называется Периодом доверчивого обучения [181]. Этот период очень важен для формирования мотивации доверия на всю оставшуюся жизнь. Кроме того, в показанных здесь фрагментах работ можно проследить основания и развитие того, что мы называем верой, начиная с доверия (базового и предположительного), личной уверенности с ее предельным значением, которое и имеет свойства веры (причем предельное значение уверенности может возникнуть сразу, без промежуточных стадий усиления уверенности).

К сожалению, сопоставления даются не сразу в виду сложности материала, и имеет смысл возвращаться к прочитанному заново (итерациями, все более проясняющими понимание).

 

В диссертации Влияние особенностей семейного воспитания на социальную адаптированность детей:

Младший школьный возраст характеризуется ещё полной психологической зависимостью от взрослого. Семья формирует и
определяет поведение индивида, закладывает план и структуру поведения, которые в значительной мере сохранятся в течении жизни, а также оказывает модифицирующее влияние на поведение в каждый определённый период времени.

...

Особенностью детей младшего школьного возраста является «безграничное доверие к взрослым, главным образом учителям, родителям, подчинение и подражание им» (97,172). Дети этого возраста полностью признают авторитет взрослого человека, почти безгранично принимают его оценки, перенося их на себя и присваивая их себе. Даже характеризуя себя как личность, младший школьник, в основном лишь повторяет то, что о нём говорят взрослые. Многочисленные исследования ( А,Е.Личко, Э.Г. Эйдемиллер, В.В. Юстицкий, О.Н.Усанова, С.Н.Шаховская и другие), а также опыт работы с младшими школьниками,, позволяет нам сделать следующий вывод: между представлением о себе и условиями семейного воспитания существует прямая зависимость. Э.Г.Эйдемиллер (155) отмечает, что в семье, где царит атмосфера теплоты и взаимного доверия, самооценка носит адекватный характер. В семьях неблагополучных, конфликтных, а также в тех, в которых проявляется гиперпротекция со стороны родителей, самооценка ребёнка носит заниженный характер. Автор указывает, что завышенная самооценка формируется в семьях, где важную роль играет материальное благополучие, а характер взаимоотношений с ребёнком носит оттенок восторженности и чрезмерной гиперпротекции, проявляющейся в потворствующей степени удовлетворения потребностей, недостаточности требований-обязанностей, требований-запретов, минимальности санкций.

 

В работе А.В. Сидоренкова, М.Ю. Вишневкиной Доверие дошкольников к незнакомым взрослым:

... С позиции рассматриваемой теории развития общения в онтогенезе, возникновение доверия ребенка к другому человеку может определяться уровнем удовлетворения его коммуникативной потребности в процессе общения с этим человеком. Как пишет М.И. Лисина, «характер взаимоотношений детей с другими людьми зависит от того, насколько общение с ними соответствует уровню развития коммуникативной потребности, достигнутой данным ребенком» [11; 108]. Если общение с партнером складывается так, что при этом удовлетворяется содержание коммуникативной потребности, то ребенок почувствует к нему симпатию, доверие, станет предпочитать его другим людям, которые требуют при контакте с ребенком либо больше того, на что он способен, либо намного меньше.

.. Для понимания доверия детей нельзя обойти вниманием исследования, посвященные проблеме стабильных и критических периодов развития и возникающих при этом психических новообразований.

... Примечательно, что большая часть детей пяти лет имеет повышенные показатели доверия, а семи лет — низкие значения доверия.... Резкое снижение доверия детей от пяти к шести годам позволяет говорить о том, что в данный период дошкольного возраста происходит существенное изменение в развитии личности ребенка.

... Таким образом, результаты исследования показали, что установка детей дошкольного возраста по отношению к незнакомым взрослым, эмоционально-оценочная характеристика взрослых и уровень доверия к ним имеют определенные возрастные изменения. Переход от пяти к шести годам является наиболее определяющим в изменении доверия детей дошкольного возраста.

 

В автореферате диссертации Доверие как социально-психологическое явление:

В целом анализ показал, что основываясь на современных представлениях о формах веры, можно провести водораздел между верой и доверием как двумя различными формами веры, ибо в их основании лежат психологически разные акты. В основе доверия лежит специфическое, отношение субъекта к объекту, представленное субъекту как определенное переживание, предшествующее акту взаимодействия и предполагающее принципиальную неотождествляемость S и О веры. Подлинная вера связана с актом принятия чего-то за истину без достаточного основания, что потенциально предполагает устранимость дистанции между S и О веры и их отождествление, в отличие от доверия, где это принципиально невозможно. Поэтому подлинная вера возможна только в отношении сверхчувственной реальности, в отличие от доверия, которое возможно как в отношении сверхчувственных объектов, так и в отношении различных объектов предметной реальности. Доверие всегда предшествует акту взаимодействия с различными сторонами мира. Итак, доверие можно рассматривать в качестве специфической самостоятельной формы веры, которая имеет социально-психологическую природу и в качестве психологического феномена проявляется не только в сфере общения.

... В целом выводы, полученные на основе проведенного теоретического анализа, подвели к необходимости рассмотреть изучаемый феномен с точки зрения целостного взаимодействия системы человек и мир. В этой связи дальнейший анализ посвящен обоснованию теоретико-методологических позиций понимания доверия как социально-психологического феномена с точки зрения процесса целостного взаимодействия человека с миром.

... Еще до преобразования действительности происходит процесс осмысления различных объектов мира с точки зрения их значимости, то есть ценности для субъекта. И отражает человек не все свойства объекта, о которых он знает, а лишь те, которые для него наиболее значимы, актуальны в настоящий момент.

... Уже на уровне восприятия происходит наделение объектов мира значимостью, то есть ценностями и смыслами. Человек как бы "выносит" часть себя, своей сущности, своей субъективности за пределы себя самого в мир и наделяет "собой" объекты этого мира. Так происходит проникновение человека в мир, именно в этом смысле надо понимать "продлен-ность" человека в мир. Но для осуществления акта взаимодействия с миром необходимым условием является удовлетворение базовой потребности в безопасности. Объекты окружающего мира должны быть не только значимыми, но и относительно безопасными, только в таком случае человек будет вступать с ними во взаимодействие, потому что только такой мир может вызывать у него доверие.

.. В целом, в результате проведенного теоретико-эмпирического исследования доверие было осмыслено как исходное условие позитивности межличностных отношений и как исходное условие подлинного общения.

... Исходя из принятых в настоящее время методологических подходов к изучению сущности человека, можно предположить, что доверие к себе есть рефлексивный феномен, позволяющий человеку занять определенную ценностную (пристрастную) позицию по отношению к самому себе и, исходя из этой позиции, строить собственную жизненную стратегию. Суть этой позиции заключается в наличии у человека отношения к своей собственной субъектности как значимой для него.

 

Данные о периодах развития ребенка достаточно легко и достоверно могут быть выделены непосредственными наблюдениями, и таких наблюдений, формализованных в виде книг, статей, теорий накоплено очень много. Они перепроверялись, сопоставлялись и к настоящему времени существование и суть этих периодов не вызывают сомнений. За каждым из них стоит определенное качество развития мозга, а, точнее, становления жизненного опыта на основе принципов адаптации личности.

 

В статье детского психолога Елены Щербаковой Этапы жизни ребенка: от доверия до активности:

Первый период базового доверия (или недоверия) к миру. Он продолжается от рождения до 2 лет. У новорожденного еще нет никаких представлений ни о себе, ни о том мире, в котором он оказался. Зато у него есть определенный набор основных потребностей, без удовлетворения которых он не выживет: еда, тепло, присутствие мамы, общение. Если все это малыш получает по первому требованию, то у него формируется стойкое ощущение, что мир в котором он оказался – хорошее место, которому можно доверять. Наиважнейшее, или как говорят ученые – базовое чувство, без которого просто невозможно дальнейшее развитие личности. В этот период весь окружающий мир малыша сосредоточен в одном емком понятии – мама. И если он чувствует, что маме можно доверять, потому, что она накормит, успокоит, всегда будет рядом, не оставит его, маленького и беспомощного надолго одного, то в дальнейшем, подрастая, ребенок перенесет это чувство доверия и на остальных людей, на остальной мир. Так закладываются первые основы не только самооценки человека, но и его отношение к окружающему миру. Если же малыша оставляют подолгу плакать в кроватке (помните популярные в свое время книги доктора Спока, где он рекомендовал не поддаваться на «капризы» ребенка и не подходить к нему плачущему?), кормят строго по часам, которые установил не он, а кто-то «умный» за него, не носят на руках (чтобы не приучить), мало обнимают и целуют – то у ребенка возникает не только физический, но и эмоциональный дискомфорт. Не формируется такое важное ощущение надежности и незыблемости внешнего мира, мало того, из-за отсутствия чувства безопасности, мир этот начинает ощущаться, как нечто враждебное, от чего надо учиться защищаться. Именно это качество и ложится первым кирпичиком в фундамент личности будущего человека. Надо ли описывать, какое здание выстроится на подобном фундаменте? Итак, главное приобретение, которое ваш ребенок должен вынести из первого периода – базовое доверие к миру.

Второй период называют Периодом автономии (от 2 до 4 лет). Это знаменитая «фаза упрямства», фаза «Я сам», так хорошо знакомая родителям трехлеток. Но не надо думать, что это только лишь упрямство, малыш примеряет себя к миру взрослых, осваивает новые умения и навыки, так необходимые ему. Чем больше багаж этих навыков, тем чаще его охватывает первое чувство сомнения «А хорошо ли я делаю?». Считается, что именно в этом возрасте возникает первое чувство стыда.

... Если в этот период родители стыдят и ругают малыша за испачканные штанишки, за разбитую чашку или за испачканную мордашку при попытке есть самому (поводов, за что именно ругать в этом возрасте, согласитесь, предостаточно!), то сильно тем самым раскачивают уверенность маленького человечка в том, что он что-то может сделать САМ. К такому же результату приводят и чрезмерные требования к «правильности» поведения, которыми так грешат многие родители. Чувство стыда и ощущение собственной неумелости прочно ложатся в основу личности, характера и начинают пускать свои корни во всю дальнейшую жизнь. Хорошая, крепкая, или как говорят адекватная, самооценка с такими установками вряд ли уже разовьется. За этот нелегкий период ребенок должен научиться адекватно проявлять и контролировать свои чувства и поступки.

Период инициативы (от 4 до 6 лет). Это очень важный период самоутверждения личности. Малыши в этом возрасте крайне деятельны. И игра в этот период не просто игра – а важная школа взрослой жизни, создание своего мира, со своими законами и правилами. Ребенок этого возраста очень нуждается в поддержке и одобрении со стороны взрослых. Благодаря теплому эмоциональному отклику, поддержке он убеждается, что может достигнуть поставленной перед собой цели и на многое способен. Малыш примеряет на себя такое важное для всей дальнейшей жизни понятие «Могу – не могу». Если в качестве оценки своей деятельности ребенок получает лишь критику и замечания, то бурная активность сменяется пассивностью (зачем стараться, все равно все будет не так) и покорностью. Но пусть эта покорность не радует родителей – ведь качество пасовать перед трудностями и важными целями ваш малыш теперь пронесет через всю жизнь.

... Главное приобретение этого периода (при условии благополучного его прохождения) - инициативность, уверенность в своих силах, умение добиваться цели.

Период активности охватывает период от 6 до 11 лет. Ребенок уже – школьник и это уже по-настоящему вводит его в социум. В этом возрасте ваш ребенок начинает сознательно работать «на результат», учится объективно (сравнивая с другими) оценивать себя и плоды своих трудов. В случае положительной оценки он начинает получать истинное удовольствие от удачно завершенного дела. Поддержка и поощрение взрослого в этот период важны особенно, причем это уже поддержка не только родителей, но и других взрослых, учителей, например. Именно на этой стадии развития мы сталкиваемся с наиболее распространенной ошибкой взрослых, которые стремятся чрезмерно нагрузить свое чадо, мол от этого будет только польза.

... Основное приобретение этого периода – умение получать радость от хорошо выполненной работы, умение доводить начатое до конца.

 

Нейрофизиологические механизмы развития личной системы значимости описаны в статье Личность, система значимости. Вот основные положения.

Самый главный принцип, который формирует направленность психических реакций в сторону или отрицания или принятия – это личная оценка того, что такое плохо и хорошо для личности, на основе развивающейся системы значимости. Базовым состоянием этой системы являются ощущение хорошо или плохо, которое представлено соответствующими центрами, - внутренними рецепторами этих состояний. Нет ничего более сильного в ощущениях хорошо и плохо, чем непосредственная стимуляция этих центров, и ничто не может превысить мотивацию такой стимуляции (ни голод, ни смертельное истощение) см. Центр ада и рая.

Все, что находится в психике и способное быть осознанным (это – важный критерий), связывается с одной из базовых оценок, и таким образом окрашено или положительным эмоциональным контекстом или отрицательным, что уточняет направленность, мотивацию, возможную в таком состоянии. Переключение внимания с одной психической активности на другую подчиняется универсальной формуле: активно то, что имеет наибольшую силу, выраженную как произведение новизны на значимость (модуляция детекторов нового системы значимости). И если такой отклик системы значимости, ассоциированной с данным переживанием, близок к максимальному, то внимание не сможет переключиться ни что другое, пока новизна данного ощущения не спадет.

Никакая мысль, идея, представление не может завладеть вниманием, стать доминирующей в данных условиях, быть принятой к действию, если она имеет силу меньшую, чем ранее сформированная в текущем контексте восприятия.

Поэтому можно представить себе условную шкалу от максимального отрицательного отклика системы значимости, до максимального положительного отклика, на которой есть место для оценки любых мыслей, идей, представлений. Все, что попадает в отрицательную область, будет избегаться. Все, что оказывается на позитивной стороне, – будет приниматься для возможного варианта реагирования, т.е. будет составлено некое убеждение в его приемлемости для поведения. Это убеждение формируется и в дальнейшем корректируется жизненным опытом, каждый раз, в свою очередь, обновляя оценку значимости.

С опытом формируются хорошо проверенные варианты поведения, исход которых формирует отклик распознавателя "я знаю, что такой вариант будет верным в данных условиях!". Если такой оценки нет, хорошо известного, убедительного варианта нет, то возникает ситуация неуверенности, замедленности действий, задумчивости, попытка исследовать.
Таким образом крайняя уверенность - вера - противостоит познанию.
Подробнее о механизмах воздействия предельных значений оценки в уверенности и важности для личности - в статье Идея-фикс.
Подробнее о механизмах психического явления «Уверенность» - в статье Психическое явление «Уверенность».

В исследовании Крысы оценивают свою уверенность в принятии решений показывается фундаментальность оценки уверенности в психике:
Опыты с грызунами показали, что они разделяют с нами одну особенность, ранее, как считалось, свойственную только человеку разумному или, максимум, приматам: судить о степени собственной уверенности в том, что ты знаешь или о неуверенности в чём либо. Таков результат эксперимента, поставленного в американской лаборатории Cold Spring Harbor.
Учёные ведут речь о том интуитивном чувстве убеждённости (или отсутствии такового), которое сопровождает принятие решения, основанного на наших знаниях. Вы можете повернуть на перекрёстке в поисках определённой цели и спокойно продолжить путь, будучи уверенным, что выбрали правильное направление или можете двигаться, поминутно задавая себе вопрос — "А не ошибся ли я"?
Такое суждение о собственной уверенности, как считалось, есть универсальный человеческий опыт (и, может быть, ещё только человекообразных обезьян), одно из сложных свойств самосознания. Однако, эксперимент на крысах показал, что формирование данного ощущения — куда более общее свойство мозга, которое присуще не только приматам, но и другим животным.
... крысы не только могут рассчитывать степень уверенности в принятом решении, но и использовать её для изменения последующего поведения.
Учёные полагают, что нашли механизм общий для всего животного мира, а не только для "сапиенсов".

То новое, что не превышает уже сформированную оценку, не способно ее заменить. Поэтому если есть убеждение, стоящее на самом краю позитивной оценки шкалы значимости, то его изменить очень трудно, почти не возможно. Такое крайней силы убеждение называют верой.

 

В самом начале развития шкалы значимости, ребенком почти все, воспринимаемое от родителей, принимается на веру, имеет пока еще ничем не превышенную значимость и внешне проявляется как период доверчивого обучения. Эволюционно это необходимо для передачи навыков от особей следующему поколению. В дальнейшем игровое моделирование, как механизм проверки на достоверность прежних убеждений, может потеснить прежнюю веру, если окажется, что навыки, полученные от родителей приводят к негативным последствиям, а его собственный опыт экспериментирования приносит более позитивные результаты. Но такое возможно только когда вообще есть достаточная решимость проводить это экспериментирование.

Как было видно из рассмотрения проявлений периодов развития ребенка, если родители давали очень хорошо согласующийся с реальностью опыт, при этом привносили в мир ребенка очень позитивные, близкие к максимуму переживания, то преодолеть это и начать двигаться по пути собственного познания становиться трудно. Мало того, склонность к доверию оказывается слишком высокой, и любые авторитеты в обществе воспринимаются с той же доверчивостью, что и родители, возможно, в течение всей жизни.

И наоборот, если родители дали мало позитивного, то их установки легко подвергаются сомнению и заменяются собственными убеждениями. Такой человек становится крайне недоверчив, во всем противопоставляет свои убеждения тому, что сформировано в культуре общества, он  асоциален и плохо уживается с людьми.

Обе крайности имеют плохие для адекватной адаптации в обществе последствия. Но в плане познания, в плане адекватности не обществу, а окружающему миру, вторая крайность имеет неоспоримые преимущества. Возможно, поэтому она реализуется в некотором количестве таких членов общества. Если доверчивость в детстве необходима для передачи от родителей базовых навыков, то для возможности постижения нового, которое неизбежно появляется в силу изменения условий окружения, необходим эффективный механизм формирования личного опыта, адекватного окружающему.

Для всех тех условий, которые ранее были связаны с максимумом позитивной оценки, для которых сформированы убеждения предельной силы, личное развитие понимания и приспособления к окружающему становится практически невозможны. Такие люди полностью полагаются на ту субкультуру общества, которая обеспечивают их своими представлениями. В этих рамках человек остается подчиненным в обществе тому, что авторитарно для него определяет его представления и полностью доверяет им.

 

Человек, склонный к доверчивости, может развить и свои собственные убеждения до силы предельной значимости, если в основе окажутся некоторые чрезвычайно важные, заманчивые идеи. И тогда он становится подчиненным этим собственным идеям (подробно см. в статье Блаженные). Предельно важная идея в условиях предельной уверенности в ее истинности (Идея-фикс) оказывается постоянно доминирующей и своим контекстом определяет все остальное понимание человека так, что он не способен замечать и принимать все то, что противоречит ей. Мало того, он воспринимает эти противоречия с той агрессивностью и непримиримостью, которая развивается как навык (жизненный опыт) отстаивания самого важного в его жизни. У такого человека нет шанса понять достоверно положение вещей. При этом его представления или никогда и не были адекватны окружающему или сила убеждений не позволяет корректировать их с изменением окружающего.

Умеренные же в своей оценке убеждения с развитием жизненного опыта все более усиливаются с каждым подтверждением их адекватности окружающему, увеличивая уверенность и мастерство, что дается только жизненным опытом. Но эти убеждения могут при этом так же стать очень сильными, практически на уровне веры, что и происходит во многих случаях к старости. Теперь, даже если они перестали соответствовать изменившейся действительности, человек продолжает следовать им и своим авторитетом способен передать эти убеждения уже на уровне веры другим.

Возможно, срок существования человека оптимизировался в отношении того, чтобы срок продолжительности активной жизни оказывался не выше скорости изменения внешнего настолько, чтобы этот опыт становился прямым препятствием выживания в изменяющихся условиях.

 

Некоторые определенные выводы и практическое использование полученных представлений можно увидеть в ранее опубликованных на сайте работах.

Вера не совместима с познанием (см. об этом), в том числе вера в авторитеты, это досконально показывается в статье Оптимальные методы познания мира:

Знания формируются строго индивидуально (Знание как сознательный феномен) по мере того, как человек проверяет сведения на своем личном опыте.

Во время первого столкновения с предметом появляется некая уверенность: позитивная, если опыт был удачным и негативная – при нежелательных последствиях, что определяет дальнейшую мотивацию в отношении этого предмета. Поэтому никакое знание не может быть без личного отношения к нему: негативного или позитивного, и сила этого отношения напрямую влияет на мотивацию поступков. Это – очень важно понимать. Фактически знание предмета – это совокупность прогнозов последствий взаимодействия с ним в разных условиях и обстоятельствах. Понятно, что разные люди, обладающие разными способностями, имеют не одинаковые (до противоположности) отношения – прогнозы.

Взамен первоначальной полной неопределенности возникают прогностические варианты возможных последствий. Если человек неискушен, то эта уверенность сразу может оказаться на уровне веры - предельной значимости (оценки смысла предмета для личности). И только последующие столкновения с предметом в реальности могут  корректировать представления, оценки о нем. Так преодолеваются иллюзии восприятия, которые всегда сопровождают любое восприятие.

... если новый опыт причиняет неудобства, то возникает естественная мотивация обойти эти неудобства или найти приемлемые компромиссы. Верящий человек в этом случае способен очень изощренно находить способы оставаться с прежним знанием.

... никакое познание (приобретение личного знания, которые, в отличие от сведений – всегда сугубо личные, как в этом уже убедились) не возможно без личной опытной проверки сведения (утверждения, предположения). Но, эта проверка будет происходить в каких-то довольно узких условиях, доступных экспериментатору, и поэтому может не во всем быть избавлена от иллюзий восприятия, в том числе и иллюзий прогностических. Подтверждение же результата многими исследователями в разных условиях и методиках, делает его все более уверенным.

... Те же, кто начинает "исследовать" нечто ранее не изученное, или вообще неопределенное, мистические, в принципе не могут приобретать знания об этом, соответствующие хоть чему-то в реальности. В этом – различие между мистикой и наукой: первая пытается познать, начиная с неопределенного, вторая же всегда начинает познавать с уже хорошо познанного в сторону непознанного.

Основываясь на вере, т.е. на убеждениях, имеющих максимально возможную значимость, невозможно скорректировать эти представления принципиально, если только не понизить их значимость, т.е. отойти от веры. А, значит, процесс познания становится невозможен. Становится возможным лишь все более дополнять предмет веры новыми особенностями, увеличивая неадекватность реальности.

... Итак, вера – это 100% уверенность, связанная с высокой позитивной оценкой. И это сочетание поистине убойно в смысле мотивирующей силы. 100% - говорит всего лишь о том, что просто не существует прогностических вариантов, альтернативных основному утверждению. Любые сомнения не могут закрепиться из-за невозможности превзойти столь высокую значимость.

Вера - это всегда – осознаваемое утверждение, хотя оно может и не быть определенным, и даже быть вообще неопределенным, не вербализованным (не представленным в виде каких-то определенных словесных или понятийных символов).

В статье приводится описание методов, позволяющих избежать иллюзий, самообмана, находить наиболее правдоподобные варианты предположений и корректно проверять их достоверность, - не только в науке, но и в повседневности.

В статье Мистика и наука:

...наиболее "сильные" впечатления восприятия своей неожиданностью и важностью поражают воображение и заставляют относится к этому с особым вниманием. "Чудо" или удивительная связь явлений всегда оказывается на первом плане, несмотря на то, что объективно (даже в среднем для разных личностей) никакие связи в мире не являются особыми, более чудесными, чем любые другие. Об этом более подробно - в Теории невероятности.
Этот эффект восприятия напрямую мешает более вдумчивой, более осторожной оценке, которая приходит только с определенной "мудростью", с определенного жизненного опыта в становлении личных методов познания.
Все усугубляется и тем, что в раннем возрасте, когда особенно важна эволюционно выработанная система подражания старшим особям в стае (матери, лидеру), многое воспринимается сразу и безусловно на веру в так называемом периоде доверчивого обучения. Это способствует перенятию как позитивных полезных навыков, так и явно ошибочного, что уже гораздо труднее преодолеть за счет развития собственного жизненного опыта.
Становится понятно, что первый (мистический) уровень жизненного опыта всегда предшествует второму (научному). Можно было бы просто сказать, что первый - является обязательной стадией развития личности при формировании жизненного опыта, но роль первого этим далеко не ограничивается и оказывается, что второй вообще не может существовать и функционировать без первого, что всегда проявляется в соотношении творческого воображения и научного развития результатов этого воображения, в условном подразделении на "теоретиков" и "экспериментаторов".


В статье Стадии психического развития показывается почему вера - всегда является следствием отношений типа лидер-подчиненный и присуща подчиненному. При этом лидер может быть не реально существующим, а мифическим.
У любого человека есть два вида убеждения (что является следствием адаптивных механизмов психики): 1 -предположительное априори и 2 - результат личного реального (а не субъективного) опыта. Первое предшествует второму всегда, если только второе не постигается неожиданно-случайно.
Это - условное разделение потому, что субъективно и с точки зрения реализации механизмов распознавания любые убеждения не различимы качественно (а не то, что ассоциировано с ощущением "я убежден в этом"). Но по тому, что вызвало убеждение (распознавание ситуации как уверенно понимаемую) и, главное, по тому насколько это убеждение соответствует реальности (адекватно) их можно вполне четко различать.
Убежденность предположительная основывается на некоем в чем-то схожем личном опыте или же на основе убежденности первого вида, имеющего высокий уровень значимости. Т.е. убежденность может быть объективно обоснованной, максимально адекватной реальности или субъективно обоснованной, еще не проверенной и, значит, могущей содержать неадекватности (см. Эвристика).
Субъективное обоснование может быть и не личным, а в виде сведений от другой личности. В этом случае убежденность обязательно питается признаками авторитарности переданных сведений, иначе убежденность не возникнет.
Нас интересует именно этот последний вариант. Какие признаки авторитарности нужны для того, чтобы сведения имели высокий уровень убедительности? И какие условия нужны, чтобы привлечь внимание настолько, что сведения будут с доверчивым интересом восприняты?
Признаки авторитарности: приобретаемый опыт их распознавания формируется в возрасте доверчивого обучения, при этом приблизительно копируется то, что демонстрируют близкие люди, которые имеют большое значение для ребенка. Именно в этот период развивается опыт распознавания ситуаций, к которым предпочтительно относится с доверием и принимать как есть, ведь достаточного личного опыта еще нет, чтобы самому разобраться. Они формируются примерно так же как и распознавание признаков симпатичности (часто черты, сходные с родительскими вызывают симпатию). Эти признаки затем усложняются, сочетаясь со все более разнообразным окружением, и вот, уже просто печатное слово (текст статей, новостей) приобретает убедительность, которая усиливается, если фразы к тому же содержит авторитарные признаки, например, умно написанное, пусть непонятное (и даже лучше, если непонятное, не вызывающее конкуренции с личными убеждениями), но по отдельным признакам вызывающее доверие.
Условия восприятия с доверчивым интересом: eсли что-то привлечет внимание новизной и высокой значимостью и, в то же время, имеет высокий уровень убедительности (упомянутые признаки авторитарности), то, скорее всего, будет создано убеждение первого вида. Новизна и значимость, граничащая с ощущением чуда при высокой авторитарности - почти всегда приведет к этому. А если это сулит что-то очень заманчивое, то мало кто способен этому противостоять.
Обычно любая религия дает авторитарно, отечески-доверительно преподносимые сведения, которые формируют высокий уровень убеждения первого вида и при этом всячески пресекает даже мысли о том, чтобы как-то проверить эти сведения и получить убеждение второго вида. Да и высокий уровень убеждения этому сам по себе способствует: нужны доводы, обладающие еще более высоким уровнем убедительности или ситуация, когда неожиданно будет получен отрезвляющий опыт, способный дать убежденность второго рода.
Просто же доводами этого достичь почти невозможно: организовать чудо, которое превысит прежнее чудо - не просто.
Бывает, что сама жизнь мелкими тыканьями в не соответствия субъективному убеждению, увеличивает сомнение и понижает, тем самым, уровень чудесной убежденности. Тогда, бывает, оказывается достаточно более-менее серьезной встряски и сознательного усилия разобраться, чтобы сбросить наваждение. Хорошая иллюстрация этому:
...вспышка чумы 427 г. до н. э. в Афинах сильно поколебала религиозные чувства людей. Заброшенные святилища, расхищение культовой утвари, совершавшееся гражданами без опасения навлечь на себя гнев божества, нескрываемая хула и поношение богов, не внимающих мольбам о спасении, – вот что пришло на смену ревностному религиозному пылу граждан главного города Эллады, праздничным шествиям в дни благополучия и спокойствия. Вымирающее население, не ведавшее причин смерти, стремительно уносящей жизни молодых и ещё недавно здоровых людей, уповало на врачей, которые доказывали своё бессилие собственной же смертью, и на богов, как оказалось совершенно безразличных к их мукам. Никакая надежда, никакое утешение не могло тогда возобладать над упадком духа и потрясением, легших неизгладимым следом на памяти тех, кто выжил. Религия, перешагнувшая этот роковой рубеж, вступила в пору своего заката и медленного увядания.

Короткое резюме.
1. Вера возникает при авторитарном предложении сведений и, главное, готовых рецептов действия для определенных ситуаций. У животных в самом общем плане - это начальный этап передачи личного опыта взрослых, которые обладают большим авторитетом [41]. У некоторого процента людей, подчас, детски-доверчивая готовность полагаться на авторитетные утверждения, закрепляет такие религиозные формы предельной уверенности как: "помолись и все будет хорошо, больше ничего делать не нужно". В данном случае для определенных ситуаций предлагается совершить вполне определенное действие, не прибегая к творческому поиску более оптимального в результатах потому, что эта вера - самое сильное среди конкурирующих убеждений.
2. В норме, при возникновении новой ситуации в важных случаях, начинается процесс осознания [123] и поиска новых решений. Но, в случае веры, предельно высокая значимость старого решения не позволяет перейти из накатанного автоматизма (вроде помолиться) к переосмыслению и творческому поиску оптимального решения. Даже при осознании важности нахождения нового решения, "силы воли" просто не хватает [241], чтобы эта необходимость смогла конкурировать с высочайшей значимостью старого автоматизма [18].

Смотрите пример диалога с верующим об эволюции.

Продолжение - в статье Вера и сумашествие

Дополнительно:
  • Психическое явление «Уверенность»
  • Идея-фикс
  • Миссионерские притчи
  • О религии
  • Блаженные (как возникают идеи-фикс)
  • Психологическая зависимость и порождаемая неадекватность - обобщение материалов о последствиях психоделии.
  • Идея-фикс
  • Разумный скептицизм
  • Мистика и наука
  • Вирусы мозга
  • Что такое чудо?
  • Истина, критерии истины. Уверенность или вера?
  • Патриотизм
  • Сбываются ли мечты?


  • Обсуждение Сообщений: 28. Последнее - 16.10.2012г. 18:08:44
    Дата публикации: 2007-10-14

    Оценить статью >> пока еще нет оценок, ваша может стать первой :)

    Об авторе: Статьи на сайте Форнит активно защищаются от безусловной веры в их истинность, и авторитетность автора не должна оказывать влияния на понимание сути. Если читатель затрудняется сам с определением корректности приводимых доводов, то у него есть возможность задать вопросы в обсуждении или в теме на форуме. Про авторство статей >>.

    Тест: А не зомбируют ли меня?     Тест: Определение веса ненаучности


    Последняя из новостей: Про уход от реальности или пренебрежение активной адаптивностью: Иллюзия счастья или Стратегическая ошибка сапиенсов

    Попугаи обогнали большинство млекопитающих по числу нейронов в переднем отделе мозга
    У птиц в переднем отделе мозга, отвечающем за сложное поведение, содержится больше нейронов, чем у большинства млекопитающих, включая низших приматов.
     посетителейзаходов
    сегодня:88
    вчера:1720
    Всего:1941325510

    Авторские права сайта Fornit
    Яндекс.Метрика