Поиск по сайту
Проект публикации книги «Познай самого себя»
Узнать, насколько это интересно. Принять участие.

Короткий адрес страницы: fornit.ru/908
Список основных тематических статей >>
Этот документ использован в разделе: "Сны наяву"Распечатать
Добавить в личную закладку.

О религии

О религии

Несмотря на то, что слово религия чрезвычайно употребительно, что существуют понятия "преобладающая религия народа, культуры", "наиболее известные религии мира", "законодательства о религии" и т.п. его однозначного определения все еще нет, хотя есть немало попыток формализации этого понятия.
Думаю, что определить нужно сам предмет исследования, чтобы иметь возможность изучить его свойства и признаки, а не давать некое определение не вполне представляемому. Поэтому, выделив известные признаки, которые несомненно отличают религию, мы достигнем желаемого :)
Почти ни у кого не вызывает сомнения основной признак, которым обладает любая религия. Это - безусловная вера, как правило, не основанная на эмпирическом знании и, как правило, воплощающая непредставимые силы, влияющие на бытие.
Можно безгранично верить в свою правоту и убеждения или безгранично доверять лидеру, но это не назовешь религией. Религию всегда питает религиозное чувство, имеющее очень древнее происхождение. Это - второй неотъемлемый признак религии.
В религии всегда присутствует элемент непознаваемости (неисповедимости) и всегда присутствует нечто, обладающее непознаваемым могуществом. Это - третий неотъемлемый признак религии.
Вера во всесильность Знания, вера в Истину как первооснову всего, вера в Добро, вера в План Творца и т.п. основывается на религиозных чувствах.
Как и любая составляющая культуры, религия в общественных проявлениях формирует традиции, мораль и этику, составляющие основу взаимопонимания.
Как составляющая психики, религия формирует мотивацию, оценку значимости, влияющие на поведенческие реакции (см. о мотивации).

Религиозное чувство
Часто утверждается, что человек отличается от других животных религиозным чувством. На самом деле это - заблуждение. Нет ни одного механизма психики у человека, который бы не был преемственен у высших животных. Просто потому, что "человек"- образование слишком молодое.
Хорошо об этом рассказано в книге Голая обезьяна Десмонда Морриса.
А об религиозном чувстве животных - в статье Животное присхождение религиозного чувства Гивишвили Г.В.:

Еще Дарвин утверждал, что "религиозное чувство чрезвычайно сложное целое, состоящее из любви, полной покорности высшему и таинственному повелителю, из глубокого сознания зависимости, страха, уважения, благородности, надежды на будущее и, может быть, ещё из других элементов… Мы видим… некоторое отдалённое приближение к этому душевному состоянию в горячей любви собаки к своему хозяину… Поведение собаки, возвращающейся к своему хозяину после долгой разлуки и - я могу прибавить - обезьяны при виде любимого сторожа совершенно иное, чем при встрече со своими товарищами. В последнем случае радость не так сильна и чувство равенства выражается в каждом действии. Профессор Браубах утверждал даже, что собака смотрит на своего хозяина как на бога".
...
Система иерархии в человеческих сообществах за очень короткий (по геологическим меркам) срок совершила по крайней мере два драматических скачка. На стадии первобытного коммунизма она мало чем отличалась от иерархических структур приматов. А они, как выяснилось, еще более изменчивы, неустойчивы и зависимы от самых разнообразных факторов и условий, чем у позвоночных низших таксономических рангов.
...
...религиозное чувство всего-навсего идет в кильватере эволюции иерархических структур и социальности в человеческом обществе.
...
Вместе с тем, из того факта, что собака признает человека высшим авторитетом - "богом", следует ещё один замечательный вывод. Данное признание рождается в её мозгу, оно результат деятельности её сознания. У человека идея существования души и духов также возникает в серых клеточках его головного мозга (а вовсе не в сердце, как полагают некоторые наивные люди). Поэтому, следуя логике, мы обязаны признать, что идея бога в какой бы ни было форме "продукт" работы тех же серых клеток.


Есть два основания для развития религиозного чувства. Оно возникает далеко не так рано как ответ на реальную рецепцию (боль, наслаждение и т.п.), но не позже формирования словесного общения. В той стадии повторяющей развитие вида, где уже сформированы эмоциональные системы как отклик системы значимости (см. о системе значимости). Таким образом, религиозному чувству около сотни миллионов лет...
Специфический эмоциональный контекст, который возникает в ответ на вполне определенную опасность - страх (страх перед темнотой, перед странным незнакомым предметом или существом) определяет характер реакций в условиях недостаточной уверенности и недостаточной поддержки. Как и во всех эмоциональных контекстах, делается попытка найти способ реагирования, чтобы уменьшить отрицательную значимость ситуации. Но именно потому, что ситуация оказывается непонятной, неопределенной, непознанной, становится трудно найти и верный способ избежать ее. Это состояние и есть первооснова религиозного чувства. Сами религиозные деятели это не отрицают. В http://www.listok.com/words17.htm :
Страх благоговейный лежит в основе религиозного чувства. Читая Священное Писание, мы восторгаемся благоговейным страхом пророка Моисея, когда он стоял перед "Неопалимой Купиной", и патриарха Иакова, когда он видел "Небесную Лествицу", Гедеона, пророка Исаию и многих других. Благоговейный страх охватывал людей когда они видели чудеса и исцеления Спасителя и его апостолов, страх Божий охватывает нас, когда мы приступаем к Св.Чаше, сознавая свое убожество, греховность и недостоинство.
В http://www.peoples.ru/state/priest/florenskiy/
Культовое действие являет сознанию безусловное, но не синтетическое единство личности с бытием, которое, вызывая "изумление", побуждает к развитию философии, а порождая "страх", "трепет" и "благоговение", формирует основы религиозного чувства.

Психофизиологически модель мистических переживаний существует реально у людей вне того, имели они раньше мистический опыт или нет, сформированная как определенная стадия развития индивида, повторяющая развитие вида.
В Мистический опыт дает грибной наркотик говорится о способах актуализации этих переживаний:
В США опубликовано научное исследование, посвященное последствиям однократного употребления активного компонента галлюциногенных грибов - псилоцибина.
...
Никто из участников не употреблял до эксперимента наркотики, многие из них интересовались религией и время от времени принимали участие в различных религиозных мероприятиях - коллективных молитвах, богослужениях, беседах на религиозные темы и т.д.
После однократного приема псилоцибина каждый из участников проводил в помещении лаборатории несколько часов. Испытуемые, находящиеся под воздействием галлюциногена, помещались в изолированное помещение, в котором звучала классическая музыка. Участникам надевали повязку на глаза и предлагали сосредоточить свое внимание на внутренних переживаниях.
...
Отчеты испытуемых о непосредственных впечатлениях сразу после употребления псилоцибина включали сообщения об контакте с "трансцендентной реальностью", "выходе за пределы пространства и времени", благоговении и священном ужасе, а также о глубоком чувстве радости, мира и любви. Многие участники испытывали значительные трудности, пытаясь дать словесные описания пережитого ими опыта.
С дескриптивной точки зрения рассказы испытуемых ничем не отличались от известных отчетов о пережитом религиозном опыте, оставленных потомкам религиозными мистиками, относящимися к самым различным конфессиям, утверждают ученые.

В Мистический опыт монашек исследовали нейробиологи:
Группой нейробиологов из университета Монреаля (Universite de Montreal) во главе с Марио Борегаром (Mario Beauregard) проведено не совсем обычное исследование: они захотели изучить изменения, происходящие в работе мозга при переживании религиозного опыта. Для эксперимента были приглашены 15 монашек из ордена кармелитов.
...
Исследователи обнаружили несколько областей мозга, в которых при вспоминании мистического опыта активность была выше, чем в областях, отвечающих за эмоции. К примеру, высокой она оказалась в зоне так называемого хвостатого ядра, ассоциирующегося с чувствами радости и блаженства.
Исследователи обнаружили также активность в областях, связанных с телесными ощущениями в целом, что, возможно, и объясняет ощущение единства с Богом и с окружающими людьми. Кроме этого, обнаружились нейрофизиологические изменения, типичные для глубокого сна и медитации.
В предыдущих исследованиях уже высказывалось предположение о связи такого опыта с особой зоной мозга. В частности, работа с пациентами, страдающими эпилепсией и проявляющими религиозные чувства, показала, что возбуждение в области, называемой темпоральным кортексом, может быть связанной с религиозными чувствами.
Новое исследование показало, что при религиозном опыте усиливается активность не только в темпоральном кортексе, но и в других областях. Поэтому, по мнению Борегара, религиозный опыт – комплексное эмоционально-когнитивное явление.
...
Борегар говорит, что возможно воспроизвести переживания монашек, используя специальную технику, и хотел бы попробовать сделать это в будущем.


Вера
Определимся, что вера - предельная убежденность, когда просто нет ничего в голове, что могло бы заставить усомниться (подробнее см. Доверие, уверенность, вера).
Изначально мы пока еще ничего не понимаем в некоем данном акте восприятия-действия, т.е. нет никакой уверенности в том, что какое-либо из наших действий приведет к желательному или не желательному. На этом фоне, при достаточной новизне и значимости [35] данного акта восприятия формируется распознаватель [127] полной неуверенности со смыслом: "я не представляю, что тут можно делать и можно ли просто отсидеться, не делая."
Может быть два случая развития этого.
1. Нам предлагают готовое сведение, утверждение, на которое можно опереться, сопровождая авторитарно неперекаемой уверенностью в его истинности. Мы пока полные лохи в вопросе и нет и зачатков скептицизма (хотя общая методика подверганию сомнению в какой-то мере уже может быть наработана). Актуальность ситуации требует действий и не остается ничего другого как просто полностью довериться утверждению.
Это как в повестухе Р.Шекли челу достался Абсолютный Консультант Успеха, но с побочным эффектом - обладатель привлекал такой вседозволенностью Злобных Сущностей Судьбы, которые начали на чела охоту, но Консультатнт ловко спасает его давая советы типа: "приложи эту скрепку к медной пуговице и шмыгни носом". Тот в точности исполняет и беда минует его. Но с каждым разом атаки разных сущностей все чаще и серьезнее... :)
Итак, мы доверяемся утверждению и если оно хоть как-то помогает укрепляемся в вере, если нет, то у нас просто нет ничего взамен, мы начинаем творчески думать, что не так сделано и находит таки отмазку, чтобы быть опять с верой к следующему разу.
Или же получаем настолько болезненный опыт неудачи, что с верой связывается достаточно сильная блокировка и мы опять в полной неуверенности и так легко опять ждем авторитетного совета.
Или жизнь настолько нас держит в кулаке, что творчество не возможно, возникают тупики блокировок негативом и безвыходность с одной лишь верой.
2. Или же, когда возникает достаточно времени, мы используем навыки скепсиса и начинаем исследовать вопрос, экспериментируя в рамках допустимого риска.
Кто-то исследует, обладая достаточными возможностями, используя добротную методологию, проникаясь удачами на пути, что укрепляет уверенность в возможность рационального разрешения неуверенности.
Кто-то исследует, но все расползается, он не видит просвета, несмотря на огромные усилия, судьба как бы насмехается над ним, показывая ничтожность его потуг. Так возникает судьба ученых по типу Бехтеревой. В частности, у ней просто не было ни достаточно понимаемой методологии, ни способностей к обобщению, ни просто достаточно развитых творческих способностей. Столкнувшись с неразрешимыми для нее вопросами и, несмотря на все усилия, не способная хоть как-то выйти из тупика, она ухватилась за авторитарные "объяснения" мошенника Бронникова и приняла на веру то, что не могла скорректировать в развитии личного опыта.
Говорят, что в религию уходят от страха смерти, что основой буддизма является попытки уйти от боли и т.п. Но если начать исследовать ранние формы религии, то их основой является неразрешимая собственным рациональным пониманием неизвестность, неуверенность, которая находила субъективно обусловленные "объяснения". И этим объяснениям не было альтернативы. Они укреплялись уже при передаче опыта в поколениях. Человек видел огонь и не понимал его сути. Сегодня человек понимает его суть и не поклоняется богу огня. Зато его колбасит многими другими приколами судьбы, которые в случае беззащитности восприятия, кажутся насмешками более сильного и таинственного. А "объяснения" всегда находятся. Вопрос смерти - лишь один из таинственно непонятных.

Когда в неизвестной и опасной ситуации то или иное действие вдруг оказывается удачным (например, обнаруживается, что после того как сплюнул через левое плечо, проблемс благополучно миновали), то делается вывод о найденном способе противодействия и, как всегда в положительных случаях, появляется большая уверенность (но еще не вера).
Вера, как правило, появляется в ходе передачи таких сведений от более авторитетных особей. Более сильный и, в то же время, достаточно близкий, заботящийся лидер - это главная защита в неизвестных, опасных ситуациях. Совершенно естественна привязанность к такому лидеру, проявление преданности ему и готовность в свою очередь сделать для него то, что по силам. Такой альянс - основа религиозного чувства. Подобные чувства возникают, в первую очередь, по отношению к родителям в раннем возрасте, хотя преданность не может реализовываться вследствие бессилия. Но чувство, зародившись, теперь легко может быть перенесено на другого, более могущественного лидера, действительного или мнимого.
Существует период развития, когда обучение осуществляется на основе примера и подражания. Это очень важная для любого высокоорганизованного вида стадия. И таким обучением могут заниматься особо доверенные старшие особи, обычно родители или те, кто имеет достаточный авторитет (лидерство и иерархии стаи). Период доверчивого обучения предполагает принятие всего без оговорок, условий и возражений. И только затем, в режиме игрового развития навыков могут преступаться рамки, заданные этим обучением. По сравнению со стадией формирования реакций в контекста страха, эта стадия проходит у людей уже во время и после развития системы словесного общения (у высших животных так же есть эта стадия выработки символов общения, см. Человек среди животных).

Передача опыта среди животных - очень древний и важный механизм выживания в относительно быстро изменяющихся условиях. Он развит даже у простых животных. А у высших часто наблюдается передача вовсе не обусловленного реальной необходимостью опыта. Фактически в этом случае можно говорить о механизме веры, безусловного следованиям переданному авторитетом. Очень хорошо это проиллюстрировал Феликс Кирсанов в своей шутке КАК ВОЗНИКАЮТ ТРАДИЦИИ:
В клетке сидят четыре обезьяны. Чем заняться обезьянам в клетке? Конечно, они резвятся, иногда устраивают потасовки, а потом ищут друг у друга вшей и прочих насекомых в знак примирения. У них те же самые страсти, что и у людей, только проявляют они их по-своему.
Но, как говорится, голод - не тётка и вскоре начинает вступать в свои права. А на самом верху клетки, над самой ее серединой, висят бананы - целая связка. Обезьяны начинают коситься на пищу.
Надо в скобках заметить, что тут же в углу клетки находится лестница-стремянка.
Сначала обезьяны пытались достать пропитание наиболее естественно напрашивающимся путем - становились аккурат под висящие бананы и тянули вверх то одну руку, то другую, то обе вместе, и при этом максимально вытягивали губы - но этого не хватало. Затем они усложнили действие - они, как и прежде, тянули вверх руки и губы, но теперь уже, плюс к этому, одновременно верещали, но и это не помогало. Потом они подпрыгивали, хватались за прутья клетки и т.д., - вообщем, старались достичь желаемого теми средствами, которые подсказывал им их рассудок. Ну и, в конце концов, конечно же, додумались пододвинуть стремянку из угла клетки в середину, прямо под банановую связку.
Самый вертлявый гамадрил (назовем его первый), подгоняемый чувством голода, пуще любого техасского ковбоя взлетел на самый верх лестницы. До заветной цели рукой подать. В его слаборазвитых полушариях промелькнула уверенность в успехе предприятия, но в этот момент находящийся за пределами клетки человек хорошенько обдал его сильнейшей струей ледяной воды из шланга, а также окатил остальных троих. Это был полноценный стресс для каждой из них, и теперь наши собратья, мокрые и ритмично трясущиеся от холода (в особенности тот нетерпеливый гамадрил), сгрудились в углу клетки, инстинктивно чувствуя, что так они быстрее согреются. "Хотели культурно отобедать и вот тебе раз!" - вероятно, думали все четверо.
Через некоторое время физический дискомфорт после бодрящего душа стал отступать, и голод потихоньку начал напоминать о себе - жрать, извините, хочется. И хочется, и колется - наши друзья периодически боязливо подходят к стремянке, трогают ее и тут же с визгом отбегают обратно. Наконец, самый голодный из них, уже второй смелый герой, решил взойти наверх. Твердое решение - необходимое условие действия - и он сделал первый шаг навстречу своей цели. Его друзья, все, как один, насторожились, особенно первый, которому больше всего досталось - он даже поднял хвост трубой в знак особого протеста. Но наш второй герой, между тем, стал неуверенно подниматься вверх по лестнице - и все его друзья замерли. С одной стороны страшно - вдруг опять из шланга…, а с другой - чувство голода вселяет надежду на успех предприятия и толкает на поступки. Второй, наконец, добрался до самого верха, несмело протянул руку в сторону желаемых бананов и… В этот момент человек хорошенько обдал его все той же струей ледяной воды и не забыл обильно полить всех остальных. Опасения оправдались. Соответственно, надежды рухнули. Все четверо, мокрые и дрожащие, опять сгрудились в углу клетки.
Двух случаев оказалось достаточно, чтобы выработать условный рефлекс - мокрые обезьяны поняли из личного опыта: к бананам подходить нельзя. Так что третий и четвертый в герои решили не подаваться.
Тем временем одну из четырех мокрых обезьян высаживают из клетки, а вместо нее сажают первую сухую. Сухая быстро адаптируется к местным условиям и, перезнакомившись со всеми, с чувством голода поднимает голову вверх: ой, бананы! А под ними стремянка - забирайся и бери. "Странно, конечно, что их еще не стрескали - думает сухая обезьяна - хотя, может быть, все тут просто обожрались" - и быстро прыгает на первую ступеньку с целью достичь пищи. Но что же тут началось?! Три мокрые обезьяны набросились на сухую с дикими воплями. Особенно больно били первый и второй - сила их ударов была прямо пропорциональна объёму вылитой на них ледяной воды из шланга. "Что такое? - подумала сухая обезьяна - странные агрессивные действия, конечно, со стороны братанов". Но тут же нашла для себя объяснение их непонятному поведению: "Наверно у них тут традиция такая: к бананам подходить нельзя".
"Ну, что ж, традиция, так традиция - я все поняла - традиции надо чтить" - заключила первая сухая обезьяна.
Из клетки высадили еще одну мокрую обезьяну и вместо нее запустили второго сухого. Новый собрат, как и ожидалось, сначала носился по клетке, знакомясь с ее обитателями. На первых порах он пытался приставать к самым красивым обезьянам, но затем устал, потому что не обладал должным красноречием, чтобы быстро их уговаривать и обратил свой жадный взор к пресловутой связке бананов. Фрукты! Он удивленно фыркнул, дескать, неужели тут среди вас не нашлось умников, которые до сих пор не смогли их достать? Конечно же, он, по простоте душевной, решил взобраться вверх по стремянке, но тут же получил дружную оплеуху со стороны сородичей: на него набросились обе мокрые обезьяны и, заметьте, сухая (которая чтит традиции) тоже.
Второй сухой примат, как и первая сухая, сначала тоже был в недоумении: "Не понял. За что?", но потом, после того, когда он робко предпринял вторую попытку добычи еды, и затрещины опять решительно посыпались на его косматую голову, решил для себя: "Теперь понял, - здесь традиция такая: бить морду тому, кто полезет за бананами".
Мокрых обезьян продолжали заменять сухими. Сначала вместо очередной мокрой в клетку посадили третью сухую и, наконец, убрали последнюю мокрую и запустили четвертую сухую.
Итак, теперь в клетке сидят только сухие обезьяны, которые не знают, что за посягательство на тропический фрукт им грозит холодный душ. Но как только в клетку запускают новую обезьяну, которая вскоре норовит взобраться вверх по лестнице - все остальные набрасываются на нее с кулаками.
Так возникают традиции.


Нечто, обладающее непознаваемым могуществом
Если в период доверчивого обучения были переданы сведения о способах преодоления опасной неопределенной и непознаваемой ситуации, то эти сведения, формируя безусловную веру и опираясь на эмоциональный контекст поведения в условиях непознанной неопределенности (религиозное чувство) порождают наиболее ранние формы религии, которые могут усложняться с появлением большего числа деталей, описывающих непознаваемую ситуацию и способы поведения в ней - мифы (см. ТОКАРЕВ С.А. Ранние формы религии).
Каждая из религий имеет свой характерный объект, который, обладая непознаваемостью для человека, является первопричиной и содержанием всего сущего. Это может быть Бог, Космический разум, Образующая Воля Вселенной, или это может быть нечто, не наделенное личностными свойствами: Чистая Абсолютная Истина, Чистая Энергия, Хаос и т.п.
В сравнительном анализе некоторых религий это хорошо видно.
Во всех случаях на основе непознаваемого объекта строится религиозная теория, претендующая на описание картины мира. В отличие от научных теорий, которые начинают описывать мир с того, что наиболее близко и хорошо познано каждым человеком, религиозные мировоззрения начинают с сотворения мира и того, что в принципе не может быть строго описано, используя для этого виртуальные шаблоны понятий.

Понятно, что все три признака религии так или иначе обязательно присутствуют при развитии индивида и, соответственно, определяемая ими религиозность - обязательный этап развития личности. Проявляемая в предрассудках, правилах поведения в неизвестных и странных ситуациях, имеющая отзвук во многих элементах общей культуры и общей мифологии (любого уровня и формы), религиозность может развиваться в формы религий, мистических традиций или не развиваться более.

Исследованием религии занимается религиоведение. В http://info.aorta.ru/religia/religen.htm описываются вехи его развития:
Наука о религии - сравнительно-историческое, базирующееся на эмпирическом материале исследование всех существовавших в прошлом и существующих ныне религий - возникает во второй половине XIX в. В отечественной литературе термин "религиоведение" обычно употребляется как синоним "науки о религии"; чтобы отделить науку о религии от богословия или философской рефлексии о религии, иногда употребляется также термин "научное религиоведение".
На первом этапе наука о религии развивается на основе историко-эволюционного подхода как история религии. Она обращается к первобытной культуре и проблеме происхождения религии, на материале антропологии и этнологии исследует элементарные формы религий и предлагает в качестве общего начала всех религий анимизм - веру в "духов" (Э. Тайлор), тотемизм, или культ предков (Л. Морган, Дж. Фрэзер). Широкое развитие получает сравнительно-историческое исследование религии, начало которому было положено М. Мюллером, выделяются исторические типы религии, все более основательно ставится проблема взаимоотношения религии и культуры. Эта проблема определяет основное направление исторических исследований религии в XX в. (К. Кере-ньи, Е Петтацони, Л. Леви-Брюль, К. Лева-Строс и др.).
На рубеже XIX-XX вв. получает развитие в качестве самостоятельной религиоведческой дисциплины социология религии, основоположниками которой явились Э. Дюркгейм, М. Вебер, Б. Малиновский. Они разработали методы анализа взаимодействия между религией и обществом, рассматривая религию как социальный феномен; предпосылки такого подхода к изучению религии были заложены О. Контом, К. Марксом и Г. Спенсером. Классические подходы были развиты в социологии религии ХХ в. П. Сорокиным, Т. Парсонсом, Р. Белла, П. Бергером, Т. Лукманом, Н. Луманом и др.
Психология религии, развитие которой начинается в конце ХХ в., изучает религиозную жизнь людей, обращаясь к их внутреннему миру и субъективным переживаниям. Основы психологии религии были разработаны Э. Старбуком; Дж. Леуба и У Джемсом. Огромное влияние на понимание религии оказал в ХХ в. психоанализ, главным образом 3. Фрейда, К. Юнга и Э. Фромма. Наряду с историей, социологией и психологией религии в ХХ в. складываются такие научные дисциплины, как география религии, семиотика религии и стоящая на границе между наукой о религии, философией религии и теологией феноменология религии (Р. Отто, Г. ван дер Леув, М. Элиаде, Ж. Ваарденбург). Центр религиоведческих исследований к концу ХХ в. явно сместился из истории, социологии, психологии в культурологию. И философское осмысление религий вписывается в более общий (по сравнению с дисциплинарным, в рамках философии религии) контекст философии культуры. Аналогичным образом богословская рефлексия тяготеет к рассмотрению религии в контексте получающей все большее развитие теологии культуры (П.А. Флоренский, П. Тиллих). В рамках складывающегося таким образом подхода религия рассматривается как символическая система, существующая наряду с другими и во взаимодействии с ними осуществляющая общие функции культуры своим специфическим образом. В конечном счете исследование религии приводит к тому, что "понятие религии растворяется в понятии культуры: когда говорят о религии, фактически говорят о культуре, или обществе, или ментальности" (Sabbatucci D. Kultur und Religion. - Handbuck religionswissenschaftlicher Grundbegriffe, Bd. 1. Stuttg.-B.-Koln-Mainz, 1988, S. 37).


В 1912 году в "Hibbert Journal" Бертран Рассел опубликовал работу о сущности религии Почему я не христианин. Хотя он и утверждает, что поклонение высшему может быть и без веры, (но откуда тогда образ высшего?) его рассуждения интересны:
...
Поклонение трудно определить, потому что оно развивалось и изменялось по мере изменения и развития человека. В неразвитых религиях оно могло быть вызвано одним лишь страхом - поклонялись всему, что обладало могуществом. Этот элемент присутствует и в поклонении богу, которое в значительной мере вызывается страхом и почтением к силе. Но затем страх все более и более вытесняется любовью, и во всяком развитом культе он уже полностью отсутствует. Как только страх преодолевается, приходит радость созерцания. Но поклонение - это не только радость: рядом с ним должны быть благоговение и ощущение тайны, которые тоже не просто определить. Эти три вещи, видимо, существенны для любых высших форм поклонения.\
... Религия, таким образом, есть результат соединения двух различных видов поклонения - избирательного поклонения благу, поскольку оно является благим, и беспристрастного поклонения всему существующему. Первое является источником теизма, второе - пантеизма...
...
Христианство верит, что существующее зло, поскольку оно находится в согласии с волей божьей, на самом деле не может быть злом. Это воззрение, однако, требует изменения наших критериев добра и зла, ведь значительная часть существующего на любой непредубежденный взгляд является злом.


В статье А. Эйнштейна Религия и наука:
Все, что сделано и придумано людьми, связано с удовлетворением потребностей и утолением боли. Это следует постоянно иметь в виду, когда хотят понять религиозные движения и их развитие. Чувства и желания лежат в основе всех человеческих стремлений и достижений, какими возвышенными они бы ни казались.
...
У первобытных людей религиозные представления вызывает прежде всего страх, страх перед голодом, дикими зверями, болезнями, смертью. Так как на этой ступени бытия понимание причинных взаимосвязей обычно стоит на крайне низком уровне, человеческий разум создает для себя более или менее аналогичное существо, от воли и действий которого зависят страшные для него явления. После этого начинают думать о том, чтобы умилостивить это существо. Для этого производят определенные действия и приносят жертвы, которые, согласно передаваемым из поколения в поколение верованиям, способствуют умиротворению этого существа, т. е. делают его более милостивым по отношению к человеку. В этом смысле я говорю о религии страха. Стабилизации этой религии, но не ее возникновению, в значительной степени способствует образование особой касты жрецов, берущих на себя роль посредников между людьми и теми существами, которых люди боятся, и основывающих на этом свою гегемонию. Часто вождь или правитель, чье положение определяется другими факторами, или же какой-нибудь привилегированный класс сочетает светскую власть с функциями жрецов, либо же правящая политическая каста объединяется с кастой жрецов для достижения общих интересов.
Другим источником религиозных образов служат общественные чувства. Отец, мать, вожди большого человеческого коллектива смертны и могут ошибаться. Стремление обрести руководство, любовь и поддержку служит толчком к созданию социальной и моральной концепции бога. Божье провидение хранит человека, властвует над его судьбой, вознаграждает и карает его. Бог, в соответствии с представлениями людей, является хранителем жизни племени, человечества, да и жизни в самом широком смысле этого слова, утешителем в несчастье и неудовлетворенном желании, хранителем душ умерших. Такова социальная, или моральная, концепция бога.
Уже в священном писании можно проследить превращение религии страха в моральную религию. Продолжение этой эволюции можно обнаружить в Новом завете. Религии всех культурных народов, в частности народов Востока, по сути дела являются моральными религиями. В жизни народа переход от религии страха к моральной религии означает важный прогресс. Следует предостеречь от неправильного представления о том, будто религии первобытных людей - это религии страха в чистом виде, а религии цивилизованных народов - это моральные религии также в чистом виде. И те, и другие представляют собой нечто смешанное, хотя на более высоких ступенях развития общественной жизни моральная религия преобладает.
Общим для всех этих типов является антропоморфный характер идеи бога. Как правило, этот уровень удается превзойти лишь отдельным особенно выдающимся личностям и особенно высоко развитым обществам. Но и у тех, и у других существует еще и третья ступень религиозного чувства, хотя в чистом виде она встречается редко. Я назову эту ступень космическим религиозным чувством. Тому, кто чужд этому чувству, очень трудно объяснить, в чем оно состоит, тем более, что антропоморфной концепции бога, соответствующей ему, не существует.
... мы подошли к рассмотрению отношений между наукой и религией с точки зрения, весьма отличающейся от обычной. Если эти отношения рассматривать в историческом плане, то науку и религию по очевидной причине придется считать непримиримыми противоположностями. Для того, кто всецело убежден в универсальности действия закона причинности, идея о существе, способном вмешиваться в ход мировых событий, абсолютно невозможна. Разумеется, если принимать гипотезу причинности всерьез. Такой человек ничуть не нуждается в религии страха. Социальная, или моральная, религия также не нужна ему. Для него бог, вознаграждающий за заслуги и карающий за грехи, немыслим по той простой причине, что поступки людей определяются внешней и внутренней необходимостью, вследствие чего перед богом люди могут отвечать за свои деяния не более, чем неодушевленный предмет за то движение, в которое он оказывается вовлеченным. На этом основании науку обвиняют, хотя и несправедливо, в том, что она подорвала мораль. На самом же деле этическое поведение человека должно основываться на сочувствии, образовании и общественных связях. Никакой религиозной основы для этого не требуется. Было бы очень скверно для людей, если бы их можно было удерживать лишь силой страха и кары и надеждой на воздаяние по заслугам после смерти.
... я утверждаю, что космическое религиозное чувство является сильнейшей и благороднейшей из пружин научного исследования.


К этому моменту должно бы стать понятны причины того, почему такие составляющие религии как религиозное чувство и вера являются неотъемлемым этапом развития каждого человека и присутствуют в основании психики любой личности, какими бы формальными взглядами она ни обладала. Это - очень важные социальные составляющие, влияющие на творчество, мотивирующие неудовлетворенность существующим и поиск того, что наполняет личную жизнь смыслом.
Но, как и все, что выходит за рамки, обусловленные естественной необходимостью, безусловная вера во что-то, чрезмерная зависимость от авторитетов, говорит о том, что человек не сумел пойти дальше данного этапа развития своего жизненного опыта и остался зависим от всех тех условий, которые его определяют. Это использует немало различных видов социальных паразитов от представителей организованной религии, до гуру, сектантов, целителей, экстрасенсов и т.п. (см. Авантюристы и обманщики)

На этом сайте существует профессиональный психологический тест для определения наклонности к мистике и зависимости от авторитетов. К настоящему моменту психологический тест был пройден 372 раз.
Если отсеять небрежные и слишком неискренние результаты, и принимать во внимание только совершенно уверенные значения параметров, то из оставшихся 163 составляется следующая картина по трем возрастным группам (в числе тестируемых):
ПараметрДо 25 летОт 25 до 45После 45 лет
Чел. этого возраста84 (51,5%)65 (39,9%)14 (8,6%)
Маскирующие правду26 (16%)21 (12,9%)3 (1,8%)
Зависимые от авторитетов9 (5,5%)7 (4,3%)2 (1,2%)
Не зависимые от авторитетов4 (2,5%)0 (0%)0 (0%)
Безусловные мистики18 (11%)9 (5,5%)3 (1,8%)
Безусловные реалисты11 (6,7%)9 (5,5%)3 (1,8%)
Рекламирующие себя28 (17,2%)16 (9,8%)2 (1,2%)
Откровенно глупые2 (1,2%)0 (0%)0 (0%)
Излишне наивные30 (18,4%)23 (14,1%)6 (3,7%)
С большим жизненным опытом3 (1,8%)7 (4,3%)2 (1,2%)
Категоричные23 (14,1%)13 (8%)1 (0,6%)
Конструктивное мышление13 (8%)13 (8%)3 (1,8%)
Прямо назвали себя атеистами2 (1,2%)3 (1,8%)0 (0%)

Распределение качеств по мистикам и реалистам :
 Мистики (23 чел.)Реалисты (30 чел.)
Обманщики4 (17,4%)13 (43,3%)
Глупые2 (8,7%)0 (0%)
Наивные15 (65,2%)0 (0%)
Категоричные11 (47,8%)1 (3,3%)
Опытные3 (13%)0 (0%)
Конструктивные1 (4,3%)7 (23,3%)
Умные0 (0%)2 (6,7%)

Высокий уровень социальной адекватности ("умный") - как совокупность таких качеств как "конструктивное мышление", "рациональный жизненный опыт" и "Адекватность представлений", - распределение между мужчинами и женщинами :
Мужчины1 из 57 (1,8%)
Женщины0 из 106 (0%)

Показатели по возрастам и полу (усредненные для возрастных групп):
Муж. Мистицизм  Жен. Мистицизм
Муж. Зависимость  Жен. Зависимость
Муж. Соц. желательность  Жен. Соц. желательность
Муж. Глупость  Жен. Глупость
Муж. Рац. опыт  Жен. Рац. опыт
Муж. категоричность  Жен. категоричность
Муж. Наивн. оптимизм  Жен. Наивн. оптимизм
Муж. Конструктивность  Жен. Конструктивность



Религия - всегда уход от действительности, который во всем приносит, в конечном счете, вред людям, которые с ней соприкасаются в качестве паствы, хотя иногда кажется (и многими доказывается), что она может причинять и пользу. В мире не прекращается борьба с религией потому, что религия не может настойчиво не пытаться проникнуть в жизнь и наиболее значительные лидеры такой борьбы (не стану называть их атеистами, а именно - борцами с религией) делают все, чтобы наглядно вскрывать вред религии.
Кристофер Хитченс - один из самых ярких, опытных и рассудительных противников религии, утверждал: «Религия отравляет все, к чему прикасается».






Смотрите также:
  • О доказательствах чудесного
  • Мистические миры
  • Ортодоксальная наука
  • Мировоззренческая тематика
  • Православие наносит удар


    Обсуждение Сообщений: 15. Последнее - 15.12.2015г. 17:50:07
    Дата публикации: 2006-04-15

    Качества статьи, оцененные пользователями Экспертов: 2
    Об авторе: Статьи на сайте Форнит активно защищаются от безусловной веры в их истинность, и авторитетность автора не должна оказывать влияния на понимание сути. Если читатель затрудняется сам с определением корректности приводимых доводов, то у него есть возможность задать вопросы в обсуждении или в теме на форуме. Про авторство статей >>.

    Тест: А не зомбируют ли меня?     Тест: Определение веса ненаучности

    Последняя из новостей: О том, как конкретно возможно определять наличие психический явлений у организмов: Скромное очарование этологических теорий разумности.

    Нейроны и вера: как работает мозг во время молитвы
    19 убежденных мормонов ложились в сканер для функциональной МРТ и начинали молиться или читать священные тексты. В это время ученые наблюдали за активностью их мозга в попытке понять, на что похожи религиозные переживания с точки зрения нейрологии. Оказалось, они похожи на чувство, которое испытывает человек, которого похвалили.
     посетителейзаходов
    сегодня:66
    вчера:77
    Всего:1701021736

    Авторские права сайта Fornit
    Яндекс.Метрика