Поиск по сайту
Проект публикации книги «Познай самого себя»
Узнать, насколько это интересно. Принять участие.

Короткий адрес страницы: fornit.ru/6412
Список основных тематических статей >>
Этот документ использован в разделе: "Осознанное формирование поведенческих навыков"Распечатать
Добавить в личную закладку.

Методика формирования поведенческих навыков
на примере наработки навыков метания ножей.

Предлагается методика адаптивного формирования поведенческих навыков на примере наработки навыков метания ножей. Способы обучения и самообучения все еще используют давно ставшими традиционными методы механического многократного повторения (“зубрежки”), не учитывая те принципы, которые воплощены в механизмах индивидуальной адаптивности личности.

Почему для примера реализации методики произвольной адаптивности выбрал именно метание ножей? В детстве у нас было такое увлечение, пытались научиться кидать кухонные ножи и топорики. Двери сараев в двух дворах были густо утыканы следами удачных попаданий. Вот только удачных было досадно мало. Можно было научиться попадать лезвием с фиксированного расстояния, но даже если оно незначительно менялось, броски оказывались неудачными. И множество повторений мало помогали. И вот, теперь, опять попробовав, убедился, что все осталось на той же мертвой точке так, что сравнение результативности могло бы стать убедительным. Что и произошло. Далее будет описана методика развития навыка метания ножей и других предметов с разного расстояния и разными способами. Здесь не важно какой именно навык развивается (поэтому разными предметами и разными способами), а важно понимание принципа, который описывался в статье Осознанное формирование поведенческих навыков.

Сразу скажу самое главное.

Пока в голове не возникнет модель полета ножа, броски будут случайными или рефлекторно заученными. Что это такое?

Попробуйте подбросить мяч так, чтобы он упал в недалеко стоящее ведро. Такой бросок - почти у всех хорошо наработанный навык и перед броском возникает достаточно четкое представление как мяч полетит и как его нужно бросить, чтобы он попал в ведро. А для новых навыков еще нет такого почти зримого представления. Еще пример. Если идти по тротуару с разными пятнами, трещинами, лужицами на нем, то за несколько шагов уже возникает представление, какая нога окажется ближе к краю. И, в самом деле, вы подходите и именно эта нога оказывается там. Это полезно для прыжков с разбега, чтобы точно оттолкнуться у самого края.

Если нет какого-то навыка и просто тупо совершать действия, находя момент, когда оно оказывается удачным, то модели действия не формируется, а навык будет долго и не надежно тренироваться. Суть предлагаемой методики - способ создания модели навыка так, чтобы она зримо начала придавать уверенность действию, и оно оказывалось предсказуемо удачным.

 

Спортивное метание ножей - один из тех навыков, который для многих начинающих оказывается совершенно новым настолько, что нет возможности осознанно контролировать движения, обеспечивающие желаемый результат полета ножа. Броски очень редко заканчиваются желаемым результатом, не воспроизводятся и приводят к негативной оценке и психологической блокировке новых попыток.

Множество существующих школ предлагает техники, не учитывающие физиологические механизмы формирования сложных двигательных навыков, что значительно удлиняет сроки обучения, а для некоторых делает невозможным достижение желаемого. В лучшем случае техники типа: “вы научитесь метать нож за час” используют жестко регламентированные движения, которые не требуют возникновения ощущения ножа в руке и возможности его контроля. Обучившиеся за час метать нож с пары метров, оказываются беспомощными на других дистанциях, не в силах координировать движения на них. В противоположность излишне оптимистичным декларациям существуют мнения о том, что для того, чтобы научиться метать нож в широком диапазоне дистанций требуется не менее десяти лет обучения.

Мой личный опыт попыток научиться метать нож восходит к ранней молодости, когда во дворах частных домов устраивались игры с метанием ножей и топориков, что продолжалось не менее десяти лет, но из-за того, что попытки были совершенно бессистемными, и мы добивались некоего результата на фиксированной дистанции, прогресса в результативности метания и, тем более, координирующего ощущения ножа не возникало. Это походило на то, как я “изучал” английский язык, сначала несколько лет в школе, потом несколько лет в университете, потом на курсах кандидатского минимума, потом еще на курсах в итальянской фирме программирования. Эти годы повторений и заучивания слов, грамматики и т.п. прошли с необыкновенно малой отдачей, как и у очень многих других людей, как, впрочем, и почти бесполезные годы вообще обучения в школе.

Но при этом есть те, кто попадал в ситуации совершенно иных условий обучения и получали в самом деле уверенные и долговечные навыки.

То, что не было подготовлено в критические периоды раннего развития, в которых возникают формирующиеся безусловно, как “рефлексы” наработки для распознавания и для элементов двигательных реакций, при попытке освоить в уже зрелом возрасте, может использовать мощный природный механизм научения: адаптивность личности к новым условиям через осознание. Можно привести в пример огромное количество навыков, демонстрируемых с завидной эффектностью фокусниками, жонглёрами, музыкантами-виртуозами, акробатами, разными другими экстремалами, которые не были востребованы в раннем периоде формирования двигательных реакций, и поэтому они остаются сложными, почти недоступными для освоения без очень упорного труда или без методики, точно следующей механизмам личной адаптивности.

Можно было бы и смириться с этим потому как такое в жизни вряд ли пригодится (хотя один герой голливудского фильма в образе крутого бойца говаривал, что он тренируется метать нож столько времени для того, чтобы однажды это спасло ему или другому жизнь, что - явный абсурд, см. Самосовершенствование). Но есть очень важная и полезная особенность освоения эффективной методики обучения в зрелом возрасте кроме того, что некоторые навыки в жизни в самом деле оказываются достаточно важны и определяющими в складывающихся ситуациях. Речь идет не только о двигательных навыках, но и умении формировать сознательно любой вид поведенческих навыков, в том числе и внутренней координации мышления, творчества, уровня личной адаптивности. Развив какой-то, на первый взгляд, бесполезный в жизни навык, возникает не только опыт развития подобных (и вообще любых других) навыков, но и появляется новый потенциал, когда развитые возможности оказываются применимы в смежных случаях. Кроме того, поддерживается тонус адаптивности к новому с использованием сознания, а это - сродни той физической зарядки, которая так же сама по себе в жизни не нужна, но позволяет сохранять тонус многих жизненных функций, противостоя неизбежной дезадаптации. Только это - зарядка не только для поддержания мышечного тонуса, а - более общей системы адаптивности, включая компонент психики.

Спортивное метание ножей, не для спортивных достижений, а как вид поддержания тонуса жизненных функций, - еще и неисчерпаемое увлечение потому как постепенно можно учиться метать из разных положений, различные типы ножей и не только ножей, добиваться точности попаданий, а не просто втыкания в мишень, с использованием зрения или же только за счет проприорецепторов мышц и т.п.

Показанные далее принципы применимы к задаче формирования любых поведенческих навыков, эти принципы уже были обоснованы в статье Осознанное формирование поведенческих навыков.

 

Предваряя последующее описание скажу, что, спустя много лет безрезультатного увлечения метанием предметов, вернулся к метанию ножей совсем недавно, но уже с пониманием физиологических механизмов адаптивности, что позволило в короткие сроки свести случайность результата метания к минимуму за счет все более крепнущего и уверенного координирующего ощущения ножа в руке и предсказания результата в различных ситуациях. Спустя три месяца практики уверено освоена дистанция от метра до 3-х метров безоборотным способом и от 1,5 до 5 метров - метанием с половиной оборота ножа. Причем оба основных способа выполняю несколькими модификациями, выработавшимися уже как именно мое предпочтение. Более 5 метров в квартире осваивать проблематично, но на двух военно-патриотических сборах, где я так же пробовал метать ножи, вполне доступными для освоения казались и большие дистанции.

 

Основой предлагаемой методики является условие обязательного формирования корректирующих обратных связей на всех фазах движения для его координации (в общем-то, именно так и координируются все имеющиеся двигательные навыки). Это означает, что разучиваемое движение должно сопровождаться возникновением ощущения правильности его выполнения как от мышц (их проприорецепторов), так и от зрительных и вестибулярных ощущений, для развития чего необходимо начинать выполнять настолько медленно, насколько нужно, чтобы каждая его составляющая фаза (звено цепи создаваемого автоматизма) была прочувствована, осознанно оценена на успешность и, таким образом, в последующем избегалось неудачное.

Так, для того, чтобы научиться верно воспроизводить чужую подпись можно попытаться быстро и легко просто отзеркалить ее, что будет приводить к очень большему количеству неудач и очень большой длительности такого обучения, а можно буквально по отдельным деталям начинать осмысленно и медленно выводить ее так, чтобы с каждым закреплённым успешным этапом, переходить к следующему, выполняя предыдущее уже быстрее, не осмысливая, автоматически. Понятно, что линии, рисуемые быстро оказываются более плавными за счет инерции руки, но во время обучения важно отслеживать процесс рисования линии, а уже в режиме автоматического воспроизведения появится и нужная быстрота, не требующая осознания.

Для тех, у кого уже очень хорошо отработаны рисовальные и пишущие автоматизмы, может оказаться возможным за несколько раз воспроизвести подпись, но такой вариант здесь не рассматривается, хотя для любого опытного графолога может найтись такой завиток, который окажется для него трудным и потребует медленного постижения.

Точно так же, для преодоления заикания нужно очень медленно и постоянно осмысливая результат, поначалу “нараспев” произносить слова, постепенно переводя это в автоматизм. Очень важно это проделывать именно в тех условиях, при тех обстоятельствах, при которых возникает заикание - в ответственных ситуациях. Навык всегда формируется в контексте определенных условий, а в других он может не сработать и потребуется его дополнительная наработка.

Такая контекстная зависимость хорошо демонстрируется феноменом дрожания рук у некоторых людей во время еды в необычных, ответственных для них условиях. Этот же человек легко и беззаботно подносит ложку ко рту у себя дома, а в гостях, когда он чувствует важность момент, у него начинается дрожание руки. Такой тремор, так же, как и заикание, преодолевается координирующим обучением в очень медленном движении, которое постоянно отслеживается и корректируется сознательно.

Но при метании ножа нет такого вот образца нужных действий как при копировании подписи, а есть смутное представление о том, что нужно делать, т.е. разбить движения всех участвующих мышц на последовательные фазы не просто. Приходится довольствоваться самым общим наставлением как выполнять бросок таким-то способом. И каждый вырабатывает уже собственные нюансы его выполнения по отдельным составляющим фазам.

 

Большинство методик инструкторов по метанию ножей предлагают осваивать жестко навязанное движение на фиксированных расстояниях и следят за безупречно точным повторением показанного движения, что формирует чисто рефлекторный уровень отзеркаливания (не требующий механизмов адаптивности сознания). Затем обучающие переходят к механическому освоению другой дистанции, что делает процесс обучения трудно понимаемым, длительным и ограниченным навязанной жестко техникой, которая не всем хорошо подходит в силу различий в особенностях тела и уже имеющихся навыках.

Предлагаемый метод осознанного и пофазного формирования навыков позволяет намного быстрее и яснее сформировать моторную цепочку при меньшей жесткости выполнения, т.е. с большим использованием индивидуальной специфики организма и предпочтений. Кроме того, выработка чувства ножа в руке для координирующей обратной связи позволяет не привязываться к определенному ножу, а навык легко распространяется на другой предмет для метания: ножницы, большие гвозди, столовые ножи и т.п..

 

Для того, чтобы удобнее формировать такую пофазную осознательность, я приспособил на диване большую подушку, накрытую стареньким покрывалом, которого не жалко. Один из спортивных ножей набора типа “кобра” чуть затупил (кобру в Москве купить можно без проблем), но даже острый он не оставлял на покрывале следов потому, что рыхлость материи и подушки плавно и надёжно гасила его энергию. Это, во-первых, позволяло отрабатывать броски нисколько не портя мишень, и без неудобств (поначалу на пол клал одеяло, чтобы неудачные броски при отскоке не вызывали грохот на полу). Во-вторых, это оказалось очень удачным тренажером для выполнения медленных бросков. Когда мне нужно было проконтролировать попадание именно острием при уже уверенных бросках, клал поверх газету или лист бумаги, которые протыкались ножом в случае правильного попадания (тупым концом ножа и тем более плашмя проткнуть свободно свисающую газету не просто).

 

Итак, самое первое, что нужно для освоения выбранного способа метания ножа - вдумчивые и спокойные попытки его бросания так, чтобы обеспечить ему нужную траекторию и положение в полете. Кидать следует так медленно и плавно, чтобы достаточно ясно было видно, как летит нож и как он достигает цели.

Смежные упражнения, позволяющие лучше отработать чувствительность рук заключаются в подбрасывании ножа с заданным числом оборотов, возможно с ловлей его той же рукой (отдельные уколы лезвием при неудачах достаточно безопасны и стимулируют внимание).

Когда при бросании в прикрытую подушку возникнет уверенность в том, что нож летит именно так как задумано, а затем убедиться в эффективности освоенного уже на мишени, можно чуть убыстрить броски, чтобы закрепить достижение в неосознаваемом автоматизме.

Если поначалу нож в руке совершенно не ощущается так, чтобы возникала уверенность в том, как в каких случаях нужно бросать чтобы получить желаемый результат, то при тренировках с осознанием всех составляющих движение моментов, явственно возникает предсказательное чувство в точности такое же какое бывает при ходьбе, когда увиденное препятствие перешагивается без специальных усилий, с предвидением того на каком шаге какой ногой это будет проделано. Именно такое предсказательное ощущение результата от данных конкретных условий и дает развитое чувство ножа в руке.


Множество сигналов для оценки правильности броска дают визуальные последствия, когда нож втыкается, но не строго перпендикулярно к мишени и/или поворачиваясь вокруг оси по отношению к положению при броске. Особенно информативна и полезна перпендикулярность: если ручка оказывается выше лезвия, значит нож излишне перекрутился в воздухе, если ниже - недокрутился, что легко использовать для коррекции при броске.


Чтобы для отработки броска иметь представление о способе метания и добиваться его совершенства, предлагаю два основных таких способа: безоборотный и в пол-оборота ножа в полете. Можно и нужно их отрабатывать независимо и поочередно.

Чтобы для отработки броска иметь представление о способе метания и добиваться его совершенства, предлагаю два основных таких способа: безоборотный и в пол-оборота ножа в полете. Можно и нужно их отрабатывать независимо и поочередно.

 

При отработке безоборотного способа вылет из руки ножа происходит без придания ему момента вращения вокруг центра тяжести ножа. В простейшем случае это похоже на центростремительный выброс камня из раскрученной пращи, только точкой вращения оказывается или локоть руки, или плечевой сустав (а в более сложном случае, таких точек несколько: плечо с помощью перемещения берда, локоть руки и запястье, что дает название такому броску “волновой”).

Для начала пусть рука во время броска до локтя будет неподвижна, локоть будет точкой вращения руки, кисть - тоже неподвижна так, что рука в локте описывает полуокружность сзади - вперед, и в нужный момент кисть выпускает рукоятку ножа, а нож центробежно вылетает к мишени лезвием вперед.

Вот как примерно можно держать рукой нож при этом:

Однако, способов удержания ножа при броске очень много, каждый имеет какие-то преимущества и недостатки, но любой выбранный может быть отработан до автоматизма, - выбор зависит от личных предпочтений. Если у вас не хватает пальцев на руке или вместо кисти щупальце осьминога, то хват точно будет выработан очень специфический, что может не отразиться на длительности формирования навыка или результативности броска.

Указательный палец оказывает направляющее и корректирующее влияние при вылете ножа.

Множество неточностей может придавать ножу паразитное вращение. И нужно не столько пытаться эти неточностям противостоять, как научиться компенсировать это вращение в момент вылета ножа, сначала медленно и плавно выбрасывая нож и наблюдая за его полетом, потом целенаправленно вмешиваясь в него и следя за результатом. У каждого выработается свой личный метод компенсации, общий принцип которого сводится к тому, что нож, вылетая из руки, может быть вначале и не точно ориентирован лезвием в мишень, но к моменту сближения он все больше выправляется и впивается уже прямо в поверхность.

На схеме - вылет слева направо: нож вылетает еще не ориентированным точно к мишени и слегка докручивается в полете. Момент докрутки задается компенсирующим движением кисти при броске в зависимости от расстояния до мишени и особенностей броска (вертикальный из-за плеча или боковой, или другие особенности), как если бы мы хотели выпустить нож не острием вперед, а направленным несколько вверх и летящим ребром вперед, но наклон ребра нужно подбирать в зависимости от расстояния: на близкой дистанции - без наклона, прямо острием, на большей - с наклоном. Иначе трудно обеспечить точный момент вылета и  полет острия строго вперед. Т.е. момент вылета на большой дистанции происходит не прямо напротив мишени, а чуть раньше.

 

Конечно, если выпустить нож из руки совершенно идеально, когда рука вращалась точно по окружности на логте так, что в момент вылета нож продолжает движение строго сориентированным, то полет будет без вращения и лезвие всю дистанцию будет повернуто к мишени, но такие условия очень неестественны для руки, и они не столь эффективны, как результат вовлечения в момент движения не только вращения в локте, а более свободный и широкий бросок с участием докрутки в кисти. Так что с самого начала не стоит добиваться той идеальности, за счет которой некоторые инструкторы обучают за час метанию с определенной дистанции и жестко определенным способом. Важно понимать, что люди значительно различаются между собой, что не всегда позволяет в точности копировать движения, и любое доведенное до совершенства движение оказывается в итоге очень индивидуальным.

Показанную на схеме траекторию нужно пытаться воспроизвести, плавно выпуская нож из руки, внимательно отслеживая его полет.

 

Про время занятий. Долго повторять броски до успеха так же неправильно, как зубрить многократным повторением иностранные слова. При этом механизмы личной адаптивности на основе сознания не работают (нет экстремальной новизны и значимости), а рефлекторный эффект очень недолог в силу естественной дезадаптации, быстро сводящий на нет любой успех, буквально за считанные дни без повторений. И требуются десятки лет такой практики для прочного и долгого закрепления.

При осознанном формировании навыков важно оценивать результат (удачно или нет и почему), сопоставляя с наиболее критичным элементом действия, от которого зависит результат. В безоборотном способе наиболее критичная фаза движения, от которой зависит результат - момент вылета ножа из руки, который определяет насколько верно скомпенсировано паразитное вращение, насколько удачно был задан угол вылета ножа для того, чтобы к моменту достижения мишени лезвие оказалось направленным точно в нее.

Не количеством повторений, а ясностью оценки результата и пониманием причины неудачи фиксируется текущее достижение в виде автоматизма: или избегать того, что приводит к неудаче или констатировать уверенную удачность броска. Это обусловлено базовым механизмом личной адаптивности к новому. Яркость, новизна текущего момента, его значимость, которую можно придать сознательно, обеспечивают запоминание текущего опыта (удачного или неудачного) за один раз без повторений, так же, как и при запоминании фраз иностранного языка - с одного раза в критически важных ситуациях. Такие моменты создавать непросто, поэтому их нужно стараться делать качественными, без бессмысленных, частых механических повторов.

Важно выполнять формирование навыка (а не дрессировку) вдумчиво, внимательно (осознанное внимание к поставленной задаче - важнейший фактор), не торопясь, добиваясь контроля над происходящим. Длительность тренировки не стоит затягивать. Или нужно переходить к наработке значительно иного способа броска или просто сделать перерыв. Закреплять множественными повторами нужно уже то, что перешло в автоматизм и при каждой не идеальности стараться привлекать внимание для осознанного процесса корректировки.

Длительные перерывы в отработке конкретного способа, до нескольких дней, просто необходимы в случае, когда возникает досадная и постоянная неудача. После этого ошибки во многом пропадают в результате дезадаптации того нежелательного, что оказалось привнесенным рефлекторно.

Чередование отработки на покрытой подушке и контрольного метания в мишень дают полезную разницу контекста действий: можно заметить, что то, что, казалось бы, было уверенно отработано на подушке, не сразу получается на мишени, требуя дополнительной осмысленной корректировки. Еще больший эффект возникает, если пригласить наблюдателя или как-то еще значительно изменить окружающие условия. Для каждой значительной новизны условий необходима подстрочная корректировка до возникновения уверенного автоматизма. Это будет происходить до тех пор, пока не выработается очень уверенное ощущение ножа в руке и предсказательного контроля (возможность верного предсказания результата дается опытом). Тогда станет неважным ни ситуация, ни расстояние, ни даже то, какой предмет бросается в мишень.

 

Мишень можно сделать классическую, из брусков квадратного сечения деревянной балки, которые стянуты вместе в общем квадрате. На сборах у нас используются именно такие мишени:

 

 

Но для квартиры это - слишком громоздко. Я сделал мишень из 9 брусков балки размером каждый в 15х15x20см. Получилась не очень большая, но удобная мишень, которую я вешаю на дополнительный защищающий стенку щит:

20см бруски сделал для того, чтобы они не так легко расщеплялись по всей длине.
Чтобы удары ножей не выбивали бруски, по бокам они склеены столярным клеем, а позади есть жесткая пластина (у меня прессованный картон 6мм толщины), к которой все бруски прикручены шурупами по 2 на брусок. Спереди по периметру шурупами (по 3) прикручены деревянные стягивающие планки, по углам скрепленные уголками. Чуть позади них дополнительно бруски стянуты стальной проволокой 2 мм.
Щит покрыл ковролином под траву, и это оказалось ошибкой: пластмассовая трава хорошо отпружинивает нож, который отлетает куда угодно. Поэтому щит лучше обтянуть свободно свисающей материей (не поролоном, который тоже отпружинивает). С развитием навыка число непопаданий и отлетов уменьшается до минимума, но вначале это может даже быть опасным.

Вниз на пол кладу широкий поролоновый матриц (чтобы падающие ножи не стучали по голове соседям снизу), покрытый занавеской из ванны, на которую сыпятся щепки из терзаемой мишени. Такая мишень довольно быстро изнашивается. Я время от времени перепокрываю ее монтажной пеной, закрываю затем газетой, прижимая картоном с грузом и получается свежая поверхность. Одного баллона с пеной хватает на несколько раз, только откусываю конец выпускной трубки с затвердевшей пеной.

Можно в качестве мишени использовать спил ствола или пенька (рекомендуют тополь) или же сделать ее из более длинных отрезков бруса, что придаст большей износостойкости. Такую мишень можно расположить на полке или высокой табуретке.

 

 

Другой способ метания ножа, который стоит чередовать с первым - бросок с пол-оборотом ножа. При этом нож держат за лезвие поперек его плоскости или вдоль ребра с направляющим пальцем, как держали за ручку при безоборотном способе.

          

Чем дальше мишень, тем ближе к центру тяжести ножа следует держать его в случае удержания поперек лезвия. Но это вовсе не обязательно: нужный момент вращения ножу можно придавать и рукой в броске, что и делается в случае удержания вдоль ребра со напрвляющим вытянутым пальцем.

Траектория полета ножа выглядит так:

Понятно, что здесь показано положение ножа в момент вылета из руки, а начальное положение ножа вовсе не обязательно строго горизонтальное, а зависит от глубины замаха так, что если замах из-за головы, то при этом клинок оказывается обращенным к мишени и делается полный оборот. Таким образом вся техника такого броска сводится к точно заданному моменту вращения и поэтому она осваивается легче.

 

Полуоборотный способ обеспечивает более точное попадание, чем безоборотный в виду более простой и естественной для человека схемы вылета, без компенсирующих подправок при вылете. Но отработка точности - своя, отдельная задача, которая успешно решается при любом способе. Кроме того, нужно иметь в виду что, если ручка у ножа имеет выступы, то это усложнит безоборотное метание с захватом ручки.

 

Модификация для обоих способов - метание не сверху вниз в вертикальной плоскости движения руки, а градусов под 45 к вертикали, - боковой бросок. Он позволяет осуществить полноценное волновое движение, вовлекая еще движение бедра с разворотом туловища и обеспечивая более широкий размах рукой. Его можно так же сочетать как отдельный способ как при безоборотном, так и с полуоборотным варианте.

 

Итак, получается параллельная отработка четырех значительно различающихся способов для выработки начальных навыков ощущения ножа в руке с ростом уверенности в предсказываемом результата на дистанции от 1,5 до 5 метров и еще - множество специфических модификаций (например, вовлечение поворота кисти или без него и т.п.). Затем можно найти способы увеличить дистанцию, уже осваивая однообротный и многооборотные способы. Но точность попадания станет очень проблематичной.

 

В принципе, неважно, какой именно предмет нужно метнуть и с какого расстояния, хотя от расстояния и формы предмета можно выбрать оптимальный способ метания. Важно мысленное отслеживание каждой фазы так, чтобы это стало модельную, уже не нуждающейся в осознании. Эта модель строится при сначала мысленном предположении с проверкой его действенности на практике и отработке каждой детали так же предваряя ее мысленно.
У возник общая удобная точка отсчета: я мысленно помещал фокус внимания на острие предмета, представлял, какую траекторию должен описать предмет с данного расстояния, чтобы попасть в мишень. И это ощущение соразмерности острия и условий становилось все более привычным.



Обсуждение Сообщений: 9. Последнее - 29.09.2016г. 9:33:24
Дата публикации: 2015-MM-DD

Оценить статью >> пока еще нет оценок, ваша может стать первой :)

Об авторе: Статьи на сайте Форнит активно защищаются от безусловной веры в их истинность, и авторитетность автора не должна оказывать влияния на понимание сути. Если читатель затрудняется сам с определением корректности приводимых доводов, то у него есть возможность задать вопросы в обсуждении или в теме на форуме. Про авторство статей >>.

Тест: А не зомбируют ли меня?     Тест: Определение веса ненаучности

Поддержка проекта: Книга по психологии
В предметном указателе: Формирование личности | Формирование мышления | Визуализация механизма формирования речи у детей | Методика восстановления зрения Норбекова | Методы упрощения решения глобальной задачи прогнозирования и формирование системы прогнозных моделей | Механизмы восприятия и формирования боли | Механизмы формирования эмоций | Модель поведенческой адаптивности, альтернативная природной | Навыки выразительности в фото-искусстве и не только
Последняя из новостей: О том, как конкретно возможно определять наличие психический явлений у организмов: Скромное очарование этологических теорий разумности.

Нейроны и вера: как работает мозг во время молитвы
19 убежденных мормонов ложились в сканер для функциональной МРТ и начинали молиться или читать священные тексты. В это время ученые наблюдали за активностью их мозга в попытке понять, на что похожи религиозные переживания с точки зрения нейрологии. Оказалось, они похожи на чувство, которое испытывает человек, которого похвалили.
 посетителейзаходов
сегодня:11
вчера:56
Всего:11221317

Авторские права сайта Fornit
Яндекс.Метрика