Поиск по сайту >>
Короткий адрес страницы: fornit.ru/47
НАЗАД

Моя картина мира :)

Жванецкий как-то высказал глубокую истину типа: "нужно сказать очень много слов, чтобы тебя хоть немного поняли", правда, применительно к пробуждению интереса женщины :) Конечно, и этот текст не может быть воспринят именно так, как задуман. Но и не нужно потому, что не хочу выдавать его за готовые истины. Тот же, кто готов воспринять много буков, получит достаточно близкое представление о моем базовом мировоззрении, о моей картине мира. Ведь если сказать очень коротко, то возможность понимания и исследования напрямую зависит от уровня и качества такого мировоззрения и, в основном, его естественнонаучной части. На этом сайте есть много статей мировоззренческого характера и, конечно же, что такое мировоззрение и его уровень.

Но вначале нужно настроить наиболее подходящий контекст восприятия, в котором все будет приобретать смысл наиболее близкий к задуманному.
У каждого есть свои любимые представления, иногда настолько твердые, что все им противоречащее вызывает праведное раздражение. Но почему бы не позволить себе хотя бы на время заглянуть за высокий забор своего неприятия иного, так несправедливо ограничивающим пространство и свободу только потому, что сам себе приказал не лазить туда :) попытаться понять то, что, по каким-то таинственным причинам, оказывается так важно для других.
Не могу обещать, что открою глаза на нечто удивительное. Могу только обещать, что не будет никакой суеты, вырывания из рук истины, болезненного недоумения и обиды потому, что все эти нервные и агрессивные вещи нужны только тем, кто воюет за истину (часто не без корысти), а не тем, кто познает ее сам. Поэтому всякий раз, когда на пути встретится ярлык, подвешенный к чему-то или кому-то ярыми бойцами, лучше с улыбкой сорвать его, чтобы можно было посмотреть, а что же скрывается под ним на самом деле.
Я давно привык так поступать, и оказалось, нет никого, в ком нельзя увидеть что-то интересное. И нет никого, кто был бы прав во всех областях. Поэтому, если он в чем-то не прав, это не значит, что теперь он вообще такой чумазый гад, что ни одно его слово ничего не стоит.
А ведь так часто те или иные имена вызывают у людей антипатию, даже если они плохо знают, о чем он вообще написал, что пережил своим опытом и как этот опыт сумел изложить. Только потому, что такое отношение они услышали от того, кому доверяют. И, бывало, с неприязнью к человеку выплескивается то неоценимо важное, что он сумел найти и решился показать людям.
Никто из великих не избежал ярлыков, тем более крикливых, чем более значительного они достигли. Эйнштейн, Ньютон, Ницше -примеры этому. И такая одиозная фигура, как Дарвин - тоже :) его особенно ненавидят бойцы за истину мистического лагеря и далеко не безосновательно, хотя сам он был далек от таких битв и верил в бога, как практически все в его время. Он просто собрал огромный материал и обобщил его, сделав логичные выводы, и не предполагая, во что все это выльется. Но у многих людей, мало знающих про то, что именно и как он сделал, остался лишь навязанный бойцами неприятный привкус от упоминания его имени и парочка дежурных примеров для демонстрации его полной никчемности.
Люди создали много миров своих представлений, и пытаются полагаться в жизни на их своеобразные законы. Но мало кому удается легко пересекать границы этих миров и свободно чувствовать себя не только в том из них, в котором прижился. Можно сказать, что у каждого - свой неповторимо своеобразный мирок представлений, для которого и заточен его жизненный опыт, и бывает очень не просто суметь увидеть рациональное в непривычном, хотя новое и неизведанное манит не закрепощенный ум, не огороженный высотой и важностью собственных убеждений. И, среди индивидуальных миров-представлений, есть миры общих представлений. Один из них, самый большой и богатый (но все равно и близко не сравнимый с богатством реальной жизни) обладает законами, которые понятны даже ребенку своей естественностью, но, как ни странно, бывает недоступен многим взрослым, не могущим преодолеть табу своих убеждений.
Когда была опубликована знаменитая работа Лобачевского, многие офигели оттого, что увидели как может совершенно нормально существовать целый мир, основанный на казавшемся совершенно неожиданным предположении. Нормально - это значит - не просто причудливо сфантазированный, а оказавшийся реально полезным, практически применимым. Первые реакции многих умудренных на такое, что это - всего лишь игра безудержной фантазии, которая никогда не будет использоваться в реальности. Но очень скоро в реальности были найдены воплощения этого мира. Не случись этого, и красивая идея осталась бы в забытье, никому не нужная.

Никто до этого не придумывал ничего подобного, такой идеи и близко не было ни в чем, созданном людьми раньше. Это открытие из тех, что находились случайно, но становились доступными человеку, глубоко забравшемуся в данную специфику и который не выплеснул его с презрительной улыбкой из-за его нелепости, а его интуиция подсказывала важность и полезность, поэтому идею стоило развивать, несмотря на сопротивление границ разума.
В данном случае постулат (принятое фантазией предположение) оказался аксиомой, то есть тем, что постоянно подтверждается на опыте и в жизни, кем бы этот опыт не ставился, и поэтому не нуждающейся в каких-либо теоретических доказательствах, даже если не известна первопричина наблюдаемого.

Это пример того, как творческая фантазия подсказала путь ее проверки, который оказался удачным, и с тех пор новый мир представлений мог развиваться на очень надежном фундаменте аксиоматики, а не просто веры.
Это пример того, почему иногда стоит стараться выйти за рамки своего мирка, а еще лучше расширить эти рамки, чтобы не ограничивать свободу своих представлений и никогда не верить окончательно тем "фактам" и суждениям, что держится только на чьем-то слове, каким бы авторитетным оно ни было или держится только на собственной идее, какой бы очевидно истиной она ни казалась (иллюзии часто оказываются для нас реальнее реальности). Потому, что авторитет каждого слова или собственной идеи - это высокий забор, блокирующий свободу посмотреть на вещи другими глазами и в других условиях (раз не нужно сомневаться и проверять, не будет и развития).

НО!..... Множество людей измышляют огромное множество причудливых идей, упорно развивая их, несмотря на бесполезность и абсурдность, которую их уровень интуиции не обнаруживает. Идея становится очень значимой для них, любимой - идеей-фикс. И только уровень базового мировоззрения способен поднять интуицию настолько, чтобы не посвящать себя служению идеи-фикс.

Эта острая грань, возможность интуитивной верности оценки - тонкий баланс опыта исследования с использованием научной методологии между субъективизмом развития идей, который ведет в неадекватность, к сумасшествию и фанатичной приверженностью чему-то намертво затверженному, - определяет эффективность и адекватность понимания - называется эвристикой.
Если нужно быстро что-то освоить, конечно, приходится полагаться на чужой опыт. Но потом, когда есть время, я стараюсь сносить все заборы в наиболее важных для меня направлениях понимания, которыми пытаются ограничить мои представления другие строители своих локальных мирков, и мое убеждение растет только по мере того, как я вижу, что новые сведения все больше соответствуют всему, что стало надежной, много раз проверенной территорией моего личного знания.
Самый центр этой территории, который я утоптал еще в детстве, будучи ясным, трезвым и не сломленным ни родителями, ни друзьями в стаде, ни школой, с простыми, но выверенными умениями и способностями, все более укреплялся радостными подтверждениями его соответствия жизни и корректировался болезненными несоответствиями (он и сейчас при необходимости может быть скорректирован). И все шире и выше становилась освоенная и надежная основа, которая позволяет идти еще дальше по пути подтверждения убежденности и уверенности, а не останавливающей веры, - уровень основ понимания.
Я хочу знать правду: насколько соответствуют предположения реальности. Именно правду жизни потому, что правды воображаемого не бывает. Воображаемое - лишь претендует на правду, предполагает что-то, и только сравнение с реальностью показывает: истина это или ложь. И мне тесны границы воображаемых мирков, и лишь безграничность жизни стоит того, чтобы в ней оставаться. Именно эта безграничность и питает мое воображение.

А как насчет веры, подчас невыразимой словами, но такой желанной и заманчивой? Той вере, которой многие отдаются с радостью, и складывая с себя заботы, которые эта вера сулит взять на себя? Той вере, которая для многих важнее всего и поэтому способна заменить все остальное в этом мире? Верю ли я в душу со своим, вроде бы не подходящим для этого, методом познания и во все святое?

Множество раз сталкивался с представлениями о душе самых разных людей, прошлых и настоящих, и всякий раз речь шла о несопоставимо разных ее свойствах, без исключения даже ее бессмертности. Множество раз я и сам пытался представить, а что же это может быть на самом деле. И оказалось, что мои представления в разное время тоже разные. Совершенно ясно, что, не имея возможность опереться хоть на что-то, можно измыслить бесконечное число равновероятных вариантов этого. И выбрать один из них можно только по принципу, что он больше других сейчас тебе по душе :) Так и получается: сколько людей, столько и их любимых представлений о душе в их воображаемых мирках, и эта разница не сравнима с той определенностью, как разные люди представляют, например, реальную ситуацию, переходя дорогу перед машинами.
У каждого - свои миры представлений о том, с чем не просто соприкоснуться непосредственно. И это - замечательно! Наиболее манящие и значительные из этих представлений рано или поздно подготавливают интуицию к появлению того, чего раньше у людей не было, как материально, так и духовно. Фантазия и воображение - очень важное качество людей. Но смешивать фантазию с другим, не менее важным качеством - способностью адаптироваться к непосредственному окружению - значит становиться неадекватным этому окружению. А это у людей тоже получается запросто :) ведь многие живут в обществе, позволяющем паразитировать, а не выживать самому, не наказываемые жизнью за не соответствие своих представлений реальности.
Поэтому душу я пока вынужден оставить своему воображению и фантазии, не пытаясь исследовать ее так, как исследуют окружающие потому, что у меня еще нет возможности это сделать. Я не могу сказать, есть ли душа или, точнее, есть ли нечто такое, что я просто сейчас даже вообразить толком не в состоянии, а мои представления, как и представления любых других людей о ней по сравнению с реальностью жизни - наивны и прихотливы.
Я хочу знать правду о том, что такое душа, а не воображать ее, точнее все то, что скрывается пока за гранью познанного.
Но мне нужно и мое текущее, постоянно меняющееся представление о душе, и оно влияет на все, что я делаю и думаю. Мне нужно и твое представление потому, что оно для меня не менее небезразлично. Эти представления заставляют меня постоянно соизмерять их с реальностью и таким образом познавать мир в том направлении, какое для меня наиболее важно и поэтому интересно.
Конечно, мне хочется думать, что я смогу когда-нибудь соприкоснуться с этим непосредственно как с реальностью (а если это - не реальность, то что же?) чтобы, уже не фантазируя, узнать, что это такое. Но уже сейчас, именно потому, что меня интересует вопрос о душе, я очень немало знаю о механизмах организации психики и эти знания достоверны, они опираются на взаимосвязанную аксиоматику - на них можно полагаться.
Еще совершенно серьезно отношусь к таким определяющим понимание и отношение к жизни вещам из самой дорогой и значимой для меня области воображаемого как "вечная любовь к близкому человеку". Настолько, что это прямо влияет на мою жизнь.
Непосредственные результаты личного познания мира это - одно, а личная творческая фантазия, определяющая направление познания мира и саму жизнь это - другое. Но эти две вещи совершенно неразрывно составляют психику, способную адаптироваться к новому.

Меня мало волнует Дарвин или Эйнштейн как личности, но я не поведусь на примитивные уловки тех, кто хочет, чтобы я НИКОГДА не читал то, что они написали. И я читал их! И это было здорово потому, что эти люди умели писать интересно об очень интересных вещах. Чтобы повторить самому их путь, нужно прожить целую жизнь и быть не менее способными, чем они, а у меня жизнь одна (?), и мне никогда не удалось бы знать (а не просто узнать) столько, если бы я не умел заглядывать в чужие жизни, в мирки чужих представлений, а просто доверял бы тому, что о них говорят другие.
Это не легко - заглядывать в чужие жизни. Можно смотреть и не понимать ничего среди всех знакомых слов как ребенок, не сознающий, о чем говорят взрослые. Сначала нужно суметь встать на тот же уровень жизненного опыта и понимания, на ту же ступеньку базового мировоззрения. Как это делали и все великие в свое время. Никто из них не пришел к открытию сам, какую бы грандиозную работу он ни проделал. На их долю выпало положить всего лишь еще одну ступеньку понимания, чтобы другие смогли встать еще выше. Вот почему в статьях всегда стараюсь проследить эту лестницу, цитируя самое интересное, а не строю мир "с нуля" и не объявляю всецело собственным пониманием и достижением :)

Увлекаемый порывами нестерпимого желания придумывать маняще красивое, мне удавалось создать не мало миров своих фантазий из тех представлений, которыми обладал к этому моменту. Но какими бы заманчивыми и жизненными они не казались, всерьез считать их равноценными реальности жизни не стану :) Потому, что реальность бесконечно разнообразнее и неожиданнее самой необузданной фантазии, а я - лишь малая часть этой жизни (если вообразить, что сама реальность - часть тебя, то ничего в принципе не меняется, стоит только эту ситуацию продумать, а я это очень тщательно уже проделывал :) ). И поэтому все ковры-самолеты кажутся нелепыми по сравнению с тем, что получилось потом на самом деле :)
И если мне нужно сделать что-то серьезное, так, чтобы можно было на это положится, знаю только один надежный способ: суметь как можно лучше разобраться в том, что должно обеспечить это, собрав полнее сведения от предшественников и затем осваивая их самому, учась на ошибках и пробуя, а не возводя причудливые конструкции желанной теории о том, как это должно бы быть. Такая теория становится все более любимой и заменяет правду жизни.
Для творчества нужен максимум тонко сбалансированной жизненным опытом фантазии. И самое важное из воображаемого я всегда постараюсь проверить на правду жизни, а не стану обманывать сладкой верой сам себя.
А очень многие ухитряются доходить до самообмана. Немало было тех, что стучали себя в грудь на форуме, заявляя о своей продвинутости в понимании, но когда неизбежно миновала стадия многозначительного выпучивания глаз и приходилось говорить конкретно, оказывалось, что ни черта они сами не знают :) а, чаще всего пользуются непроверенными чужими эффектными фразами, так, что нескладные попытки привести в порядок разъезжающуюся "правду" выглядели жалкими и смешными.

Но не вредно ли мечтать вообще? С одной стороны - это мощнейший поток идей, которые даже если и не соответствуют пока реально существующему, но дадут направление для реализации этих идей, это так же и новые идеи о том как и где можно проверять эти сведения, чтобы укреплять уверенность, а с другой - эти идеи могут никогда не коснуться реального и оказаться бесполезным абсурдом. Не стоит не забывать, что идеи - это пока что еще не правда жизни :)
С самого детства в моем способе познания ничего не изменилось, кроме того, что он сам все более совершенствуется и оттачивается с познанием, и теперь я могу эффективно перерабатывать большое количество информации, сопоставляя ее между собой и с собственным опытом. Это говорит о том, что мой метод познания никогда не подводил меня так, что возникала необходимость менять его кардинально, а не просто корректировать для несколько новых условий использования.

Те, люди, которым приходится постоянно менять свой способ познания, тем самым оказываются перед необходимостью менять и сами познания, полученные ранее. Их представления меняются в корне. Я же приобрел много различных, самых сложных профессий, освоил много самых разных знаний и искусств. Это легко позволило бы мне быть очень преуспевающим человеком, если бы в соответствующее время смог примириться с бандитскими правилами игры (а это то, что зависит не только от нас). И с такими правилами не могу мириться ни в жизни ни в познании: как только замечаю нечистоплотные приемы в построении какой-либо "теории", а признаки этого всегда одни и те же (они хорошо изучены и легко определяются и их почти невозможно скрыть), то мое отношение к ней становится особенно осторожным.
Был случай, когда один врач попросил прокомментировать теорию М.Шадури по сверхуниверсальному кирлиановскому методу диагностики, и только тщательно изучив ее работы и методики, стало понятно, что это не заранее замышленное мошенничество, а добросовестное заблуждение, основанное на полном не умении правильно организовывать исследования и корректно обрабатывать полученные данные. Последовавшее общение с самой Шадури подтвердило это. А вот дискуссия с автором теории "волнового генома" П. Гаряевым совершенно однозначно выявила, что он - сознательный фальсификатор.
Я стараюсь не попадать под авторитет ни матерых ученых, ни матерых проповедников, подсовывающих всегда заманчиво красивые и "правильные", всеохватывающие приманки, требующие веры просто потому, что "грех такому не верить".
Но если человек говорит интересные вещи, постараюсь понять это, даже если вижу его в чем-то ошибочность, сопоставив со всеми своими представлениями и привлекая представления других. Вот, произведения Чезаре Ломброзо строго научными не назовешь потому, что, несмотря на собранный фактический материал, он подобран тенденциозно, так, чтобы присутствовало только доказывающее предвзятую позицию автора, однако ценно то, что сам материал все же фактический и поэтому его можно использовать, если делать это корректно.

Что же мой метод познания мне самому дал полезное по жизни? И на фига я вникал в такие далекие от обыденного миры как теория суперструн или теория петлевой квантовой гравитации? Оказалось, что естественный интерес не подвел, и даже в таких далеких от еды и секса вещах я приобрел понятия, которые открыли многие завесы, особенно важные для тех, кто так мечтает знать, а что было "до того, как все появилось" :) То, как представилось возможным посмотреть на этот вопрос, некоторыми воспримется как совершенно "ненормальное" (аналогия с Лобачевским), но, в то же время это неотразимо гармонично и отсюда непринужденно вытекает все. Но это пока что - только претендент на правду.

А теперь расскажу о своих самых общих представлениях, о своей картине мира :)

Хотя все изложено в самых общих чертах (иначе кто же это читать станет?), любой фрагмент вполне готов для достаточно глубокой детализации, без необходимости скоропостижного подстраивания теории под новые доводы, с введением новых понятий или принципиального изменения старых.
Это - не результат какого-то озарения или серии озарений. Это - результат всего моего жизненного опыта. Даже основу того, что он составляет невозможно передать в коротком тексте. Поэтому этот текст не может быть достаточно убедительным ни для кого, кроме меня :) Зачем тогда я это делаю? Просто воспринимайте все написанное как некое фантастическое, в чем-то занимательное предположение. Смысл такого подхода станет ясен позже :)

С чего начать? Конечно же, с сотворения! Но с условием, чтобы не было никаких "виртуальных шаблонов понятий" (понятий, имеющих только словесное обозначение, но не имеющее соответствия с реальностью, см. раздел сайта О теориях ). Поэтому не прокатит: "мир возник из хаоса". А вполне прокатит: "Сначала возникло Я". Ведь для меня именно так и появился мир.
Хотя понятие Я вполне определено, уточню его для еще большей определенности в данном контексте.
Можно просто отослать в раздел О системной нейрофизиологии, но скажу коротко, что Я - внутреннее (психологически внутреннее) символьное обозначение самого себя. Этот символ вначале еще не связан со словом, а представлен неким совокупным образом (морфологически - структурами, детектирующими образ самого себя при активации его определенными признаками.) "Я" появляется не сразу, а только после того, как первоначально пройдет процесс научения распознаванию свойств ближайшего окружения и внутренних ощущений тела в связи с текущими потребностями. Когда ощущения внешнего мира начнут явно отличаться от внутренних ощущений потребностей-откликов, то начинает различаться некая совокупность внутренних ценностей (значимости отношений к воздействующему) - образ Я. До этого он просто не узнавался (не различался) так же как не узнается то новое, что наблюдается впервые.
Запоминается (в долговременной памяти, представленной ставшими эффективными связями из ранее существующих, но еще не проводящих сигналы) то, что имеет не нулевую новизну и, одновременно, не нулевую значимость. Поэтому все ранее никогда не наблюдавшееся, а значит, еще не имевшее выработанного отношения к нему, не запоминается. Мало того, оно даже не воспринимается так, как будто его и нет. Поэтому первые осознаваемые воспоминания довольно отрывочны и появляются далеко не сразу.

Мы не знаем, как и в каком виде возник реальный мир (Узнаем ли вообще когда-нибудь? И насколько корректно слово "возник"?), но для каждого из нас мир возник вполне определенно и с этого момента он начинает им познаваться.
Как только определился образ Я и пошли первые воспоминания, вполне осознанно начал накапливаться жизненный опыт. Т.е. мы часто уже осознано можем менять фокус внимания, выделяя из воспринимаемого то, что больше всего в данный момент ново и значимо для нас, чтобы уточнить свои реакции для этого нового, т.е. еще не вполне определенного.
Теперь появилась возможность строить свое отношение к тем или иным доступным наблюдению явлениям, которые нам не безразличны. Начиная с самого близкого, стало возможным расширять наше отношение на все более дальние явления и предметы. Например, научившись обращаться с камнем, мы теперь можем постигать, как же этот камень взаимодействует с другими предметами.
Таким образом, постепенно, в веках, может формироваться свод понятий, переносимых в виде символов в текстах, в виде устно передаваемых сведений и в виде жизненного опыта, который возникает, когда появляется личное отношение к этим сведениям.
Так возникают представления об окружающем мире, которые у разных людей различаются настолько, насколько отличается личный опыт, возникший на основе одних и тех же сведений. Поэтому для одного человека мир вовсе не такой, каким он представляется другому. Задавать же вопрос: "а каков же мир на самом деле?" становится бессмысленным потому, что нет таких общих понятий, которые приводят к одинаковым образам в разных головах и вообще нет очень многих понятий для тех проявлений мира, о которых мы еще ничего пока не подозреваем. Но конкретные проявления мира, его определенные проявляемые свойства могут быть формализованы в описаниях так, чтобы их адекватно воспринимал другой, знакомый с системой понятий такого описания.
С возрастом все более укрепляется уверенность в тех однотипных закономерностях, которые характерны для сходных ситуаций. Для каждой из них формируется свой внутренний обобщенный образ, который может связываться со словесным символом и мышечной программой его озвучивания, обозначающим этот образ. Или же не связываться, если такое слово еще не придумано. Так строится внутренняя модель законов окружающего мира. Эти законы, как и соответствующие им вербальные символы, в головах разных людей вызывают сходные понятия, обеспечивающие взаимопонимание.
Структуры мозга у разных людей развиваются однотипно и обладают примерно равными возможностями. Гораздо больше различий в возможностях определяются индивидуальной динамикой кровоснабжения, чем различиями в структуре. Мало того, даже серьезные изменения или повреждения структур, приводят к почти не различимым результатам развития из-за установления адекватных связей в других зонах. Самые же кардинальные различия дают особенности личного жизненного опыта, а не наследуемые предрасположености, различия в условиях жизни. Поэтому, кстати, в теории внешнего мыслеполя, которое будто бы воспринимается нашим мозгом по типу телепередач, не отражает фактическое положение дел. Именно наш личный жизненный опыт в полной мере определяет нас и наши помыслы. Иначе бы все телевизоры, как бы они не различались в конструкции, показывали бы одни и те же каналы :) А если предположить, что у каждого - свой личный телепередатчик - его душа, то нужно признать, что скорее в душу передается все то, что добывается личным опытом, а не наоборот. Потому, что зависимость нашего поведения, наши мотивации, однозначно прослеживаются как результат приобретенного личного опыта.

Таким образом, данной теорией регламентируется единственно возможный метод познания - формирование личного отношения (знания) и направление познания - с самых простых лично познанных истин, до наиболее удаленных еще не познанных.
Вследствие этого самой компактной частью данной теории подразумевается весь свод взаимосвязанных, эмпирически проверенных сведений, накопленных людьми, которые, начиная от самых простейших истин, развились настолько далеко в ширь, насколько мы имеем это к настоящему моменту, и будут продолжать развиваться в будущем. Ни одна другая область человеческой деятельности, кроме науки, с такой эффективностью и в таком объеме не пополняют этот свод общепризнанными сведениями. (Под наукой в данном контексте понимается определенная культура получения, проверки и использования деенаправленных сведений, использующая "научные методы". Под общепризнанностью понимается рейтинг сведений, которые непосредственно используются в практической деятельности для получения деенаправленого результата потому, что только профессионалы в данной области являются носителями общепризнанной в этой деятельности системы представлений, а отрывочные представления остальных не могут составлять рейтинг.).

Жизненный опыт формируется как из наблюдаемых проявлений реальности, так и иллюзий, которые для восприятия никак от проявлений реальности не отличаются. Иллюзии рано или поздно могут быть обнаружены при сопоставлении с другими явлениями реальности, и скорректированы опытом соприкосновения с реальностью.
В познании мира с самого начала неизбежен эгоцентризм, потому, что другого способа познания, кроме как понять мир со своей колокольни, для личности не существует. Человек может получать сведения из книг, устно, по инету и любым другим способом, но они только тогда становятся знаниями, когда проверяются как-то личным опытом и возникает уверенность в их месте во взаимосвязи других личных представлений, и эта уверенность не возможна без личного к ним отношения (иначе связи просто не устанавливаются).
Для того же, чтобы поверить или не поверить полученным сведениям, каждый использует свой личный опыт познания. У детей, в период доверчивого обучения, используется авторитет жизненного опыта старших, хотя при этом постоянно экспериментирует в игровом режиме и постепенно накапливает собственные методики познания или же, при недостатке любопытства (отсутствие инфантильности), продолжает доверчиво следовать авторитетам. Как и любые другие сведения, методики познания так же могут передаваться. В науке принят "научный метод" познания, проверенных многими поколениями исследователей. Но даже этот метод требует личной адаптации к нему.

Можно сделать вывод, что я отрицаю то, что в реальном мире существует непознанное :) Что могут возникать явления неожиданные и непонятные. Наоборот, я говорю, что мы ничего не знаем о реальном мире, кроме того, что имеем в виде личного жизненного опыта. И мир может, по тем или иным причинам, поворачиваться к нам разной стороной, подчас совершенно неожиданной. И единственная возможность устоять на ногах это - как можно крепче держаться за то, что действительно нас с этим миром связывает.
Может ли существовать нечто, связанное с нашим телом, что не исчезнет после смерти и то, что существовало до нашего рождения? Несомненно: наше тело - всего лишь миг в эволюции материи, из которой оно состоит. Эта материя была и будет после нашей смерти.
Ставим вопрос круче: Может ли быть нечто, называемое Душой, что сохраняет наш жизненный опыт после смерти тела? Ответ: нет никаких оснований утверждать, что это невозможно. Но нет пока никаких оснований говорить, что это действительно так. Существование души это - предположение, на котором невозможно разумно основывать конкретные решения.
"А вдруг душа действительно существует и тогда жизнь приобретает особый смысл?" Можно вообразить бесконечное множество таких "а если?", различных до противоположности в диапазоне от пессимистической: "мы - неудачный и жестокий эксперимент сверхразума, который только начинается со смерти нашего тела", нейтральной: "мы - незначительное звено превращений материи и лишь окружаем себя желанными иллюзиями" до оптимистической: "мы - частицы непознаваемых в нашей ипостаси более общих явлений, которые сохраняют и неисповедимо используют приобретаемый жизненный опыт". И нет никаких оснований принять какое-то из этих предположений. Все они наивны потому, что строятся из известных нам понятий, в то время как речь идет об областях, в которых у нас нет жизненного опыта. Так древние всерьез переносили чисто человеческие повадки на богов, что сегодня кажется наивным, и точно так же все сегодняшние представления о боге покажутся наивными через некоторое время. Если и есть нечто, для обозначения чего подходит слово Бог, то у нас нет понятий, с помощью которых можно было бы представить его, именно потому, что его свойства и возможности находятся вне доступной нам области реальности, для которой у нас нет жизненного опыта. Предполагать его существование, так же как отвергать его - занятие абсолютно равноценное и в деле познания реальности бессмысленное.
Не касаясь вопросов веры, стоит отметить два существенных различия в отношении людей к продуктам творческой фантазии, как следствие различных путей развития личного опыта познания. Люди постоянно придумывают фантастические образы и ситуации в своих художественных творениях. Но некоторыми они воспринимаются в игровом варианте восприятия, что сильно стимулирует развитие познания, а другими - принимается с безусловной верой под воздействием авторитетов лидеров организованной религии, которые из художественных творений создают объекты веры. Мы с увлечением читаем романы с удивительными ситуациями и удивительными образами, но относимся к ним с пониманием их идеализированности. К объектам же религии люди относятся как к реально существующему. Нет никаких разумных оправданий такому заблуждению: ни в плане морали, которая вовсе не основывается ни на обмане, страхе, ни на любви, а определятся особенностями и древностью культуры данного этноса; ни в плане духовного развития, которое на деле оказывается своей противоположностью из-за того, что, вместо игрового варианта развития сознания, остается лишь примитивный вариант доверчивого восприятия.

Но зачем вообще что-то там у себя развивать, духовность ли, жизненный опыт или методики эффективного формирования жизненного опыта? Как бы глупо ни звучал такой вопрос, немало людей сгоряча им задаются, забывая про то, что их место в жизни и судьба напрямую связана с этим. Речь идет не о некоей "цели жизни", а об эффективности и привлекательности для других особенностей жизни данного человека. Человек не только не живет один, а полностью зависит от окружающей культуры. Он определяется ей и может в немалой степени изменять саму это культуру, что постоянно и происходит. Из всех же представителей этой культуры ему близки считанные люди, через которых и с помощью которых происходит взаимосвязь с культурой. Миры близких людей представлены в голове человека и неразрывно связаны с его внутренним миром. Наибольшей силы такая связь, фактически взаимное отражение друг в друге, может быть у двух очень близких людей. И тогда не окажется ничего более значимого для этих людей, чем эта связь: она способна преумножить их чувства, силы и возможности.

Гносеологическое следствие из сказанного: бессмысленно развивать предположения, начиная не с хорошо выверенного жизненного опыта, а откуда-то с другого, неизведанного конца.
Вполне определенными в контексте сказанного становятся отношения личность-реальность и понятна ограниченность форм общих представлений о реальности.
Похоже на то, что самым ценным приобретением в течение жизни является личный жизненный опыт в форме, дающей возможность передачи его наиболее адекватных сведений другим людям, конечно в той его части, которая не безразлична для этих людей, то есть творения-нетленки :) и в этом плане возможность понимания и исследования напрямую зависит от уровня и качества личного мировоззрения.



В качестве непосредственного развития этих представлений читайте дополнительно:
  • Познание жизни.

    Обсуждение Сообщений: 65. Последнее - 20.02.2014г. 10:14:34 Яндекс.Метрика