Поиск по сайту >>
Короткий адрес страницы: fornit.ru/12

Бессознательное как явление организации памяти мозга

Механизмы памяти в отдельных ее проявлениях изучены достаточно полно, чтобы можно было представить себе общую картину. Те, кто желал бы всерьез понять и разобраться в этой картине, следует ознакомиться с фактическим материалом множества исследований, для облегчения чего был создан реферативный сборник Про исследования психических явлений. В отделных статьях, последовательно, механизмы памяти описываются от структурных единиц в виде передатчиков возбуждения между нейронами и функциональных единиц в виде детекторов признаков восприятия (с одной стороны) и признаков действия (с другой стороны) до интегральных ансамблей, определяющих совокупные образы, имеющие обязательную окраску отношения к возможным последствиям поведения.
Здесь же приводятся готовые, обобщенные выводы, рассчитанные на то, что первичные материалы уже усвоены. Но если пока еще и не усвоены, то данная статья все же вполне позволит понять картину, но уже апеллируя к доверию (вере) автору, а не к собственному убеждению.

Достаточно очевидно, что все явления психики проистекают от организации памяти мозга, усложняющейся от простейших живых существ, имеющих небольшое количество нейронов, до человека. В отличие от памяти компьютера, организация нервных сетей сама и представляет собой память мозга, доступ к которой не осуществляется методом "считывания" (что предполагает отдельное существование памяти и потребителей информации), а непосредственно активность сетей мозга и есть активация памяти.
Любая активность порождается восприятием внешнего, без чего активность становится невозможной и затормаживается.
Любое восприятие организовано как активность рецепторов, приводящая к узнаванию ранее воспринимаемого или вообще не приводящая к последующей активности по той простой причине, что не находится элементов, которые такой вид активности распознают (нет соответствующих детекторов признаков воспринимаемого). Поэтому ранее не воспринимаемое не может быть вообще замечено и ускользает от внимания.
Развитие и специализация детекторов признаков идет в ранних стадиях формирования входных анализаторов мозга и продолжается на уровне более сложных детекторов совокупных признаков по определенному механизму и с определенными ограничениями. Лишение восприятия в ранней стадии формирования элементарных признаков сильно затрудняет или вообще делает невозможным распознавание этих признаков, что приводят к афазиям (выпадениям из воспринимаемого). К афазиям приводит и органические поражения элементов анализаторов.
Более сложные, совокупные детекторы признаков, специализирующиеся на распознавании картины, составленной из разных типов рецепции, пользуются результатами распознавания более предшествующих детекторов, осваивая новые сочетания известных признаков. Результат распознавания таких сложных детекторов используется в общей активности, связывающей каналы рецепторного восприятия с каналами возможных поведенческих программ и системой отношения к воспринимаемому и прогнозируемым результатам поведения.
Наиболее сложные распознаватели специализируются (обучаются) с помощью осознаваемой оценки: верно или нет (обучение "с учителем" в понятиях персептронов). В том числе и распознаватели актуальности текущей фазы цепочки поведенческого действия (элементарный акт поведения, движения) см. вторую модель в статье Алгоритмы сознания 2. Для этого канал восприятия для осознания должен быть сфокусирован на данной фазе, что осуществялется с помощью "ориентировочного рефлекса" (см. Механизм ориентировочного рефлекса) по принципу: осознаваемое внимание фокусируется в области наибольшего произведения новизны и значимости. В этот момент ранее неосознаваемое действие прерывается для осознания и переоценки с учетом новизны ситуации - для корректировки данной фазы автоматизма в новых условиях. Это возбуждение поддерживается в активном состоянии с помощью стимуляции его первичной части (первичных распознавателей образа) даже при отсуствии рецепторного стимула, за счет осознания, что, по условиям образования связей, приводит к возможности целостного возбуждения такого образа - как закольцовка возбуждения с конца к началу.
Способность выбора объектов внимания реализуется как неосознаваемый жизненный опыт (автоматизм, так же как любые поведенческие автоматизмы), оперирующий связанными с образами оценками значимости, позволяющий судить, какие именно внешние сигналы представляют наибольший интерес, значение в данных условиях. Эта система называется вниманием и функционально выполнена как возможность тормозить менее значимые сигналы и поддерживать активность значимых в канале осознанного восприятия.
Все неосознаваемые активные возбуждения остаются самостоятельными и изолированными от сознани, оказывают взаимно тормозящее влияние на соседние зоны (за счет неспецифичной, общей реакции латерального торможения всех соседних структур), обостряя возбуждение, делая его более контрастным и оставляя только наиболее значимое в области бессознательного.
Такое подвозбуждение осуществляется в виде цепей обратных связей из зон интегральной активности к зонам первичной детекции (распознавания), которые зацикливают возбуждение с периодом, равным времени распространения сигнала нервного возбуждения по цепям закольцовки, что определяет энцефалографически регистрируемые ритмы мозговой активности (при этом ритмы активности в режиме отсутствия интенсивного нового восприятия отличаются по периоду от более коротких результатов постоянного переключения внимания восприятия, изменяющие профили последующих закольцованных активностей).
Каждая такая зокольцовка для психики представляет собой образ в восприятии, который снова может осознаться при его наибольшей новизне-значимости, и который часто называют оперативной памятью, хотя аналогия с оперативной памятью компьютера нет на самом деле никакой. Эта закольцовка создает условия для закрепления связей между всеми элементами образа (с помощью увеличения проводимости межклеточных соединений), что в последующем позволяет гораздо быстрее "вспомнить", узнать, распознать этот образ, если какие либо элементы воспринимаемого окажутся достаточно близкими к нему. Такая "постоянная" память структурно не отличается от "оперативной" и просто является ее слепком.
То, что находится в фокусах каналов внимания может осознаваться (кроме осознаваемого внимания есть вспомогательные, "сторожевые" каналы, параллельные каналам осознаваемого внимания). Осознание - это доступ к единой для всего мозга личностной системе мотивированного управления вниманием в моменты наибольшей новизны-значимости с целью корректировки неосознаваемых автоматизмов в зависимости от значимости воспринимаемого и творческих прогнозов возможных результатов поведения, которые возможны благодаря предшествующему опыту в подобных ситуациях. Это фокус внимания, управляемый системой, разделяющей осознания себя как модели варианта поведения (Я) и внешне по отношению к этому Я - в смысле поведения Я в этом внешнем. Осознание определяет ценность и допустимость, (т.е. желательность результата) последствий того или иного прогнозируемого варианта поведения.
Таким образом принципиально: при каждом осознании образ модифицируется, память становится другой.
При смене объектов и условий внимания старые закольцованные активности отсекаются вниманием от каналов восприятия и остаются изолированными, но не прекращающими свою активность в том смысле, что способны приводить к цепочкам "опережающих возбуждений" как назвал их Павлов в направлении, облегченных предшествующим жизненным опытов к желаемым результатам возможного поведения и затрудненным в сторону нежелательных, т.е. приводить к прогнозам. Но изолированные активности не подвержены конечной цензуре сознания и поэтому развивают даже такие варианты прогнозов, которые были бы заблокированы системой значимости осознания. В то же время связь с отдельными составляющими системны значимости остается, и она позволяет оценить важность того или иного результата (система значимости не есть некое локальное образование, она рассредоточена и представлена в виде облегченных или блокированных связей, образующих сами профили активностей, а так же детекторами нового в данном профиле возбуждения).
Внимание вновь может открыть канал восприятия к изолированной прежде активности и тогда продолжится осознание старого. Это организовано по принципу системы прерывания в компьютерах с запоминанием прерванных точек для возврата после обработки более важного (у человека - до 5-7 одновременно удерживаемых образов возврата). Мы можем произвольно вернуться к додумыванию на время забытой мысли, подчас удивляясь тому, что она явно оказалась уже не совсем прежней, развиваясь по каким-то своим путям, не доступным осознанию до тех пор, пока мы не вернемся к этой мысли или же сама эта мысль, оставаясь изолированной от каналов восприятия, приведет к результату, значимость которого окажется настолько высокой, что превысит порог изолирующего торможения и тогда эта мысль внезапно окажется в фокусе осознаваемого.
Количество изолированных образов, живущих своей независимой жизнью, накапливается в течение суток, все более затрудняя восприятие. Функцией сна человеческого мозга (у разных животных есть существенные отличия) является постепенное общее торможение в условиях прекращения внешнего восприятия, что позволяет постепенно гасить почти все накопленные активности, одновременно соразмеряя важность соответствующей им информации. Это происходит когда с общим торможением ослабляется эффект латерального торможения и дает возможность изолированному возбуждению прорвать границы своей изоляции в направлении создания связей с наиболее схожими по входящим признакам другими активностями или просто слепками памяти (связанными участками нейронной сети).
Такая прорвавшаяся активность, точно так же как и то, что поступает с каналами внешнего восприятия, затрагивает системы, определяющие значимость сценария, по которому развивается активность образа, значимость прогнозируемых последствий результирующего поведения (прогноз определяется всем накопленным опытом предшествующих аналогичных и сходных поведений). Это и есть развитие сновидения.
Механизмы, участвующие в таком процессе, принципиально личностные, оценивающие важность, значимость и последствия для данной личности, т.е. это механизмы, определяющие сущность Я. В отличие от изолированных активностей-образов, не контролируемых отсеченной от них системой личной значимости, сценарии разворачивающихся цепей активности, как во время бодрствования так и во время сновидений, оцениваются системой значимости, которая блокирует нежелательные последствия (отрицательная значимость соответствует тормозному влиянию на данный оцениваемый процесс) или облегчает, подвозбуждает желательное направление. Таким образом во сне (или мысленном осознаваемом воображении) закрепляется результат опыта, который не был реальным, но был сопоставлен со всей картиной похожего реального предшествующего опыта. Само сновидение не осознается (не включены механизмы активного управления вниманием), но если человек был разбужен в этот момент, развивающаяся активность становится осознаваемой (поддается активному управлению вниманием). Возможны и промежуточные состояния, когда управление вниманием уже доступно, и сновидение осознается и может направляться активным вниманием, но внешнее восприятие по-прежнему заблокировано. В бодрствующем состоянии этому соответствует "глубокое размышление", когда практически все каналы внешнего восприятия блокируются.
Теперь - самое интересное. Для каждого узнаваемого свойства внешнего мира в мозгу есть соответствующие поля распознающих его детекторов. В том числе и для условий (время суток, место действия) существуют такие детекторы. Все более сложное в восприятии состоят из этих более простых составляющих и типологически локализуется рядом с соответствующими им детекторами. Связано с определенными объектами внешнего мира (живыми и не живыми), так же имеет свою локализацию, зависящую от условий восприятия (модель одного и того же объекта представлена во всех местах, соответствующих условиям его узнавания и поэтому уничтожение одного из них почти никак не влияет на все остальные).
Модели других людей, по мере узнавания, точно так же все более обрастают подробностями. Кроме того, по мере увеличения жизненного опыта, для всех условиях развиваются модели самого себя. Поэтому опыт, приобретенный в темной комнате - почти не затрагивает опыт, приобретенный на солнечной поляне. Каждая из этих моделей представлена совокупностями следов памяти сопутствующих узнаванию образов. Каждая из моделей может быть активирована подключением к текущему каналу восприятию и начать осознаваться. Поэтому для каждой из моделей формируется своя локальная система ее личной значимости, которой и передается управление в случае опознавания. Это - более высокая ступень разделения стилей поведения, - эмоциональных контекстов, основа которой организована с разеделением типов нейромедиаторов.
Хотя нет никаких принципиальных различий в механизмах их организации и развития, обычно мы четко разграничиваем собственную модель от моделей внешних объектов и используем цензуру личной системы значимости. Но возможны состояния, когда наше Я бывает обмануто и отождествляется с системой значимости чужого объекта. Это можно проделать с помощью гипноза или актерского мастерства, но бывает и следствием психического заболевания. Это можно считать достаточным доказательством принципиальной схожести всех моделей объектов в психике. Причем, нет никакого принципиального различия даже между моделями живых и неживых объектов, и мы легко можем вообразить себя камнем, дремлющим на обочине.
В течении дня мы, пребывая в разных условиях, активизируем и разные модели своего Я, а точнее, соответствующие закольцованные образы, локализованные в ареале этих моделей и связанные с ними. Внимание оставляет множество таких активностей изолированными, но не прекращающими свое локальное развитие по законам модели этого Я.

Вот очень кратко, лаконично, но достаточно целостно обрисована картина динамики осознаваемого среди множества неосознаваемых активностей (представленных в виде возбужденных закольцовок или в виде потенциальных слепков прошлых образов, способных вызывать сами образы в виде возбужденных закольцовок). Не оказалось никакой необходимости противопоставлять осознаваемое и бессознательное потому, как все это есть процессы одной сущности, но проявляющиеся по-разному. То, что было бессознательным в следующий момент может начать осознаваться.
Нет так же никакой необходимости прибегать к странным предположениям о "вытеснении желаний" и, хуже того "вытеснения эмоций" в бессознательное. Есть блокировка того или иного сценария развития поведения (под поведением имеется в виду не только физическая моторная активность, но и пути переключения каналов внимания во время размышлений). Эта блокировка осуществляется цензурой системы значимости личности и отсутствует для изолированных, не осознаваемых активностей. Поэтому то, что невозможно (неприемлемо в виду отрицательного предшествующего жененного опыта) в состоянии осознания, вполне способно существовать в неосознаваемом, представляя источник самого "недопустимого" и откровенного бреда, скрытого от осознания, но способного прорываться в сознание если его изолированное развитие приведет к значимым результатам.

Не думаю, что столь краткое изложение способно пролить достаточно приемлемое понимание, но это уже задача самого понимающего пройти весь тот путь, что обеспечивает внутреннее убеждение. Здесь же даны лишь намеки на направление :) См. также Механизмы забывания

ОбсуждениеСообщений: 2. Последнее - 11.11.2005г. 20:22:09