Поиск по сайту
Проект публикации книги «Познай самого себя»
Узнать, насколько это интересно. Принять участие.

Короткий адрес страницы: fornit.ru/6493
Список основных тематических статей >>
Этот документ использован в разделе: "Личность и социум"Распечатать
Добавить в личную закладку.

Закон о противодействии оскорблению религиозных убеждений и чувств граждан

Закон о противодействия оскорблению религиозных убеждений и чувств граждан - польза или вред для общества? В последнее время учащается применение закона об оскорблении чувств, выходит закон о неподсудности священных писаний четырех основных религий, православные активисты практически безнаказанно совершают погромы, а представители церкви все более вмешиваются в социальную жизнь на всех уровнях, утверждая альтернативу государственной врасти.

Статья 130 УК "Оскорбление" определяет оскорбление так: " унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме". Что такое "неприличная форма" корректно не определяется, кроме объяснений (вне текста закона), что это - "противоречит правилам межличностного общения, попирает общепринятые нормы морали и этики... Следует отличать оскорбление от клеветы. Клевета не соответствует действительности, в то время как оскорбление (по сути своей, отрицательная оценка, высказанная вслух, выраженная поступком или зафиксированная на бумаге) может полностью соответствовать реальности.... значение имеет неприличная форма отзыва, вредящая чести и достоинству оскорбленного человека". Это является "дырой" в законе, которую можно использовать в зависимости от условий.

В интерпретациях указывается, что: " Учитывается только тот факт, что отрицательная оценка лица была дана в унизительной форме.". Статья 130 утратила силу с 8 декабря 2011 года. Однако, в административном праве остается возможность обратиться в суд с иском о защите чести и достоинства и взыскании морального вреда в виде штрафа. Существует обширный перечень случаев различных видов оскорблений. Самый общий признак - "унижение чести и достоинства". Это - так же достаточно неопределенное понятие: " Унижение чести предполагает, что истец ощущает изменение (или считает потенциально возможным изменение) общественного мнения о себе. Это сознательная дискредитация человека в общественном мнении. Однако, как указывает Комментарий к УК РФ, «наличие унижения и его степень, глубину оценивает в первую очередь сам потерпевший»: объективных, тем более операциональных критериев для доказательства того, что «унижение чести» имело место, в законе и текстах права вообще нет. ".

 

В России в 2013 году из статуса административного правонарушения при оскорблении чести и достоинства частный случай оскорбления в отношении верующих был перенесен в уголовную ответственность, в статью 148 УК: " Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий".

 

ПСИХОФИЗИОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

 

Вместо объективных факторов, поддающихся идентификации, речь идет о том, что высказывается самим истцом, утверждающим о том, что его оскорбили. Фактически, речь идет о реакции, проявляемой в таком явлении психики как обида, т.е. о проявлении реакции, всегда имеющей целью оказание давления на другого, даже если такая цель не осознается. Этот вид реакции формируется с раннего детства как индивидуальное средство адаптивности, начиная еще со взаимоотношений с родителями, дополняясь множеством особенностей под влиянием социальной среды. Но как бы убедительно обида не демонстрировалась, она всегда - средство получения желаемого в данной ситуации методом оказания давления. Это не значит, что все обиды являются безосновательными и не имеют как причину агрессивное воздействие кого-то или чего-то, например, уголка стола, о которую человек споткнулся, ту же вошел в эмоциональный контекст обиды и пнул табуретку в отместку. Именно текущий эмоциональный контекст определяет всю специфику реакций обиженного или оскорбленного. Это - сугубо субъективный стиль поведения, основанный на личной системе ценностей, а не последствия некоего объективного нанесенного вреда.

Не зря говорит, что человека невозможно обидеть, он всегда обижается сам:

·                 Вас никто не может обидеть без вашего на то согласия, ведь причина обиды - мысли, а они только в вашей власти. (Аму Мом);

·                 Счастливого человека невозможно обидеть, его можно только рассмешить;

·                 Перестань обижаться – перестанут тебя обижать;

·                 Когда больно — плачь. И никогда не плачь, когда обидно. Это разные вещи;

·                 Я никогда не обижусь на тебя, если ты для меня никто;

·                 Обижаться – удел слабых;

·                 Мудрого человека невозможно оскорбить, потому что на правду обижаться нельзя, а неправда не стоит внимания;

·                 Господа, человека невозможно оскорбить без его согласия.

 

Получается, что в случае высказанной обиды, защищать следовало бы того, на кого направлено это психологическое давление. В любом же случае возникает два аспекта:

1. Есть некоторая причина, способ и форма обиды = оскорбления;

2. Есть тот, на кого или на что направлена обида = оскорбление.

Если же формой реакции на предмет или субъект воздействия не является обида = оскорбление, то нет и повода для какого-то законодательного обеспечения права обижаться = оскорбляться, а возникают лишь варианты обращения в суд для того, чтобы компенсировать нанесение вреда телу или психике, или материального вреда или репутационного вреда, если это возможно доказать достоверно.

Но невозможно доказать, обижен ли или оскорблен ли человек и тем самым находится ли он в самом деле в поведенческом контексте попытки оказать давление, что при неудаче получить желаемый результат способно причинить вред психике, ввести в истерическое состояние и т.п. психопатологию. Так что само по себе законодательная зашита права на обиду и оскорбление - абсурдна и не соответствует пониманию организации механизмов психики.

 

В современной трактовке закона о защите верующих использовано множество бытовых выражений, не имеющих определенного и корректного смысла, например, "чувства верующих". Как бы достаточно очевидно, что имеется в виду, но пристального взгляда это не выдерживает не только из-за многозначительности (которая всегда является следствием неопределённости граничных условий использования понятия), но и из-за неверности применения этого словосочетания с точки зрения психофизиологии.

Чувства или сенсорика - то в восприятии, что субъективно трактуется в определенном смысле в зависимости от текущих конкретных условий. Так, "горячо" в разных контекста (условиях, обстоятельствах) может иметь до противоположности разный смысл, например, если это горячо от термического ожога или если это горячо при согревании на морозе. Так что, не определяя особенности условий, невозможно определить и смысл без многозначительности. Чувства - еще не система отношений и, в зависимости от ситуации могут приводить к совершенно различному стилю поведенческих реакций (это отражено в приведенной подборке афоризмов). Одно и то же в одних условиях могут вызвать один стиль поведения, с частности с выражением обиды (оскорбления), а в других - совершенно иной стиль, ничего не имеющий общего с обидой.

 

В случае верующих есть одна особенность любой веры - предельно высоко-значимая идея, которая не терпит какого-то противоречия ей. Это - очень важный момент, определяющий адекватность понимания проявляемых верующим реакций, см. Доверие, уверенность, вера и Идея-фикс. Неприятие любых обстоятельств и высказываний, попирающих веру - обязательный фактор истиной веры, который находит свое выражение в доступных для верующего формах, вплоть до параноидальных реакций. Не действия атеистов и хулиганов, заставляют верующих демонстрировать оскорбление, а само существование всего, что попирает веру: от науки, высказываемой в учебниках, до множества проявлений всего того, что с верой оказывается несовместимо. Именно из-за этого раньше и устранялись еретики инквизицией.

Конечно, зная соответствующую рефлексию верующих, могут найтись и те, кто ее станет намеренно испытывать всякими провокациями. Но тут нужно видеть, что является причиной, а что следствием. Если бы верующие не проявляли обиды, то никто бы их не смог бы и обидеть (обычно мотивируя это стремлением подразнить, показать абсурдность веры), кроме как причинив им совершенно объективно существующий вред.

Понятно, что время, когда можно было просто убить того, кто попирает твою веру прошло (хотя не во всех странах и случаях, Немцова убили, похоже, из-за его "оскорбляющих" высказываний). Так же обычно оказываются невозможны попытки заставить следовать других своей вере и не допускать то, что ее попирает.

В законе акцентируется признак правонарушения: не последствия действий оскорбляющего, а его цель - оскорбить, т.е. то, что прогнозирует ожидаемые последствия - демонстрацию обиды. Т.е. закон нацеливается на последствия реакции верующих и, вместо того, чтобы создать условия невозможности такой реакции, пресекая то, что ее провоцирует. Это так же нелепо, как наказывать мать за то, что она не дает ребенку желаемого, когда тот демонстрирует ей обиду с целью оказать давление и получить свое. Внешне, когда старшая сестра, видя это, начинает дразнить ребенка, выглядит неэтично и негуманно, но именно агрессивный поведенческий стереотип демонстрации обиды - то, от чего следовало бы избавить ребенка. Ни в коем случае нельзя потакать обиженному, а правосудие занимается именно этим.

 

КОМУ ЭТО НУЖНО

 

Оскорбляются ли даже истово верующие на то, как их пытаются задеть за живое агрессивно настроенные атеисты и просто хулиганы?

Нет. У верующих сложился устойчивый адаптационный стереотип (неосознаваемый уже стиль поведения) - просто игнорировать, не замечать попирающее веру, так или иначе "объясняя" для себя как появление такового (искушение бесов), так и почему он должен вот так это игнорировать. Это - самое естественное и разумное, что они могут сделать, как и любой, имеющий свою очень важную идею (такие есть даже среди ученых, и некоторые именно агрессивно воюют за свою идею), а не идти войной на всех, кто не понимает или попирает идею.

Это - очень правильная тактика в условиях вынужденного сосуществования двух взаимно противоречивых представлений. У людей могут быть сколь угодно разные, чем-то обусловленные мнения, но ни в коем случае это не должно становиться поводом для того, чтобы одна из сторон начала бы навязывать свои убеждения и веру другой стороне методами агрессивного принуждения.

Игнорирование верующими провокаций (а, с другой стороны, игнорирование неверующими миссионерства верующих) - очень стабильно проявляющийся стереотип, который оставался без альтернатив до недавнего времени, пока не появились христианские активисты и закон о защите "чувств верующих". Теперь этот закон стало возможно использовать в защиту своей сверхценной идеи (поощрение психопатологической идеи-фикс). Но для большинства, имеющих устоявшийся стереотип игнорирования, это не приемлемо так, что законом активно пользуются, в основном организаторы религии и ее активисты, что показывают имеющиеся дела по 148 статье УК.

Вместо декларируемого инструмента, обеспечивающего социальную стабильность в условиях большого процента людей, считающих себя верующими, появились возможности дестабилизации общества, образования обособленных анклавов верующих и неверующих, враждующих между собой, причем с преимуществом со стороны религиозных активистов потому, что атеисты не создают боевых отрядов и патрулей, хотя их "чувства" при таком раскладе бывают задеты нисколько не меньше, чем у верующих.

 

Закон об оскорблении чувств верующих провоцирует проявления реакций обидчивости и оскорбленности, очень значительно подкрепляя мотивацию получения желаемого на законодательном уровне.

 

ГОСУДАРСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

 

В государствах, где религия утверждена законом, все просто: делается все, чтобы обеспечить комфортность всем участникам религиозной иерархии в плане противодействия "неверным", что обычно сводится к суровым наказаниям, вплоть до смертной казни за "святотатство".

Власти же «светского государства», следуя главной функции государства в поддержке интересов большинства, обычно открыто продвигают религию «большинства», тесня «меньшинство», если только этому не препятствует более значимый фактор, как, например, в США считается неприемлемым преследование за оскорбление верующих из-за несоответствия свободе слова, которую исповедуют все и которая является основой многих возможностей бизнеса, особенно в сферах масс-медиа.

В большинстве стран существуют законы, защищающие верующих от агрессивных нападок на них (краткий перечень особенностей).

В России статистика показывает преобладание людей, считающих себя верующими, что является серьезной причиной учета государством их интересов, что очень активно и умело используется лидерами организованной религии.

Согласно данным (статистическому опросу, проведённому среди 1600 респондентов в 153 населённых пунктов в 46 краях, областях и республиках России) ВЦИОМ (Всероссийского центра исследования общественного мнения) половина россиян - верующие, в их числе 10% регулярно посещают церковь, соблюдают все обряды и ритуалы, и 43% в церковь ходят только по праздникам и всех обрядов и ритуалов не соблюдают. Треть респондентов (31%) допускает существование Бога, но мало интересуется церковной жизнью. Убеждённые атеисты составляют лишь 6% опрошенных. И 8% не задумываются на тему отношения к религии.

Политика в отношении верующих в России строится как компромисс в соответствии с балансом поддерживаемых интересов, который церковь старается активно перетянуть на себя, см. Православие наносит удар. С другой стороны, предпринимаются противодействующие меры, но далеко не столь эффективные, см. О защите светского государства.

К сожалению, законотворчество сегодня - далеко не освоенная функция для тех, кто призван этим заниматься. Люди в Думу выбираются голосованием, а не по неким объективным критериям их профессионализма и оказываются некомпетентными в вопросах, критически важных для законотворчества. Поэтому часто законы принимаются с большим количеством неадекватностей реальности, многозначительностями, используемыми в суде при перетягивании одеяла истины адвокатами.

Это полностью относится и к закону об оскорблении чувств верующих.

Еще один важнейший аспект, который почти никак не учитывается - соответствие законов текущему уровню культуры в вопросах, которые этот закон затрагивает. Это довольно сложное понятие, вытекающие из механизмов формирования социума и его взаимодействия с отдельными личностями, см. Личность и социум. Можно принимать сколь угодно формально правильные законы, которые просто не будут работать, что и наблюдается в отношении коррупции, глубоко вошедшей в культуру отношений в России. То же самое - в отношении законов, касающихся религии. Очень ярко крах таких попыток описывается в художественных произведениях, например, "Янки при дворе короля Артура" М.Твена и "Трудно быть богом" Стругацких.

 

Недавно утвержден закон о неподсудности священных писаний четырех основных религий — христианства, ислама, иудаизма и буддизма: цитаты из них будет невозможно признать экстремистскими материалами в судебном порядке.
Конечно, народные сказки также нельзя признавать экстремистскими, несмотря на то, что практически нет такой сказки, где не было бы убийств. Это - пример закона, смягчающего возможности агрессивного противостояние и раскола культуры.

Позиция, что верующие как бы требуют большей снисходительности к себе, как бы более ранимы - создает возможность активно использовать это опору для навязывания своих идей. На самом деле главную роль играет непримиримость сверхценной идеи верующих, которая заставляет остро реагировать на все, что ее попирает.

Единственным приемлемым для социальной консолидации выходом в таких случаях является - оставаться в рамках своей веры, не реагируя на возмутительное с точки зрения веры и не пытаться насильно принудить других к вере.

Кстати, это касается и отношения к представителям субкультур, оскорбительных для других граждан, например, инциденты с активно пиарящими себя на парадах и акциях геями. Если не обращать на это внимания, не выказывать ярость, откормленность и нетерпимость, то и парады станут бессмысленными, и СМИ писать перестанут то, что не цепляет публику. Такое отношение - дело общей культуры.

Во многих случаях бывает, что верующие и неверующие оказываются родственниками или коллегами. Культурные люди не станут непримиримо спорить о том, чье мнение истинно, хотя споры и возникают, но с молчаливого согласия о взаимном уважении - даже тогда, когда доводы оппонента оказывают уязвляющее действие.

Непримиримо спорят те, кто пробивает дорогу во власть, миссионеры (в том числе и с атеистической стороны), фанатики и тролли - из хулиганских побуждений. Вот против чего должно быть направленно законодательство для обеспечение социальной стабильности через общность культуры.

 

ПРЕЦЕДЕНТЫ

 

Количество дел по закону об оскорблении чувств верующих пока еще невелико и, как правило, они инициируются религиозными борцами против столь же активных попирателей веры. Это - следствия типичных войн за идею. И это - только начало активного внедрения религии в России во все сферы влияния, так что создана очень серьезная база для такой экспансии, которая способна заменить средневековые методы инквизиции.

 

Первое дело об оскорблении чувств верующих - Новосибирский художник Артем Лоскутов разместил на своем сайте информацию о том, что у него можно получить футболки с изображением "икон" в защиту панк-группы. Полицейские в сентябре 2012 года представились покупателями и "приобрели" в центре города за 1,6 тысячи рублей две футболки. Когда состоялась передача денег, они показали художнику удостоверения, после чего составили протокол о нарушении.

Делом Собчак об оскорблении чувств верующих занялась петербургская полиция - в апреле нынешнего года теледива облачилась в церковное одеяние, надела накладную бороду, в таком виде сделала ряд фотографий, которые выложила в свой микроблог. Кировский юрист Ярослав Михайлов решил инициировать расследование по этому делу, написав заявление в полицию.

 

Мировой суд Центрального района Новосибирска 10 марта оправдал режиссера современной постановки оперы Рихарда Вагнера «Тангейзер» Тимофея Кулябина и директора Новосибирского театра оперы и балета Бориса Мездрича, которых обвиняли в оскорблении христианских символов.

 

Православные активисты из движения «Божья воля» готовят списки потенциальных правонарушителей - "у нас создается группа активистов, которая будет вести активный мониторинг общественного пространства. Уже сейчас велик список тех, кто регулярно оскорбляет чувства верующих, например телеведущие Михаил Шац и Татьяна Лазарева, галерист Марат Гельман, газета «Московский комсомолец», те, кто на митингах оппозиции сознательно пишут богохульные слоганы."

 

Как фабрикуются дела об оскорблении чувств верующих - здесь религиозные активисты и соцсетевые миссионеры проучили по статье 148 УК того, кто им посмел перечить в типичном соцсетевом стиле общения.

 

Двое из трех участниц Pussy Riot были осуждены по статье 213 УК РФ (Хулиганство) на 2 года колонии, что в свою очередь вызвало немало споров среди юристов. Тогда еще не было сакраментальных поправок к статье 148 УК. Две хулиганки получили срок. А в 2015 году православные активисты разгромили выставку скульптур в манеже и после долгих споров отделались несколькими сутками ареста.

РАЦИОНАЛЬНЫЕ ОСНОВАНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ВЕРУЮЩИХ И НЕ ТОЛЬКО

 

Все взаимоотношения между людьми, чем бы они не регулировались формально, напрямую вытекают из особенностей организации психики - как развития адаптивных механизмов. Все, что есть в обществе, сам социум - являются следствием определенных психофизиологических причин, которые дополняются переносимой из поколения в поколение системы взаимосогласованных представлений в виде передаваемого от старших младшим личного опыта, из сведений которого эти младшие в ходе своего индивидуального развития в этой среде образуют личные знания и навыки в виде уже своего жизненного опыта.

Стоит только какому-то деструктивному процессу, например, социальной революции, прервать эту передачу сведений, разбить общество на лагеря непримиримых врагов, эту связь поколений и культура отбрасывается назад, приводя к хаосу взаимоотношений, см. Культура и стабильность.

Поэтому очень важно со стороны государства не допускать таких радикальных потрясений, а обеспечивать прогресс развития взаимоотношений в нужную сторону без ломки устоявшихся в культуре.

Государство не только не должно провоцировать попытки носителей сверхценной идеи навязать ее другим силой, но делать все, чтобы такие агрессии не были возможны.

Наиболее радикально - просто объявить полную свободу слова и пусть все само варится и эволюционирует. Но более разумно направлять эту эволюцию в сторону эффективной консолидации и развитию потенциала общества методами научной методологии, а не просто в силу эмпирически накопленных навыков отдельных представителей власти. Именно хорошее понимание механизмов организации психики и через это - суть психических проявлений таких как "обида", "вера", " социальный паразитизм и конформизм", "спор" позволяет найти верную стратегию в отношении законодательной регуляции не только взаимоотношений верующих и неверующих, но и любых других социальных конфликтов.

Об особенностях приложения этого понимания к закону об оскорблении чувств верующих говорилось выше, - наличие агрессивных нападок - как вида агрессивного негативного психологического воздействия, который может привести к психопатологиям, с целью нанести такой вред - вполне объективно определяет условия применения закона, предотвращающего насильственное воздействие при отстаивание своих идей вообще в любых случаях.

 

Яркий пример совершенно неверной социальной политики, поддерживаемой всей системой существующих социальных отношений, прежде всего, средствами СМИ: журнал Charlie Hebdo публикует заведомо провокационные карикатуры, которые не обладают другими сколько-то значимыми социальными качествами и делает это только потому, что вызывает ажиотаж и приводит к возможности выпускать большие тиражи. Не было бы такой шумихи и реакции на этот счет и не было такого скандального успеха.

Еще в дошкольных учреждениях дети поучают друг друга: "да ты не обращай на него внимания, ему надоест и перестанет приставать", - очень правильная и практически беспроигрышная тактика.

 

Гигиенические советы: Как поступать, если на вас завели дело за «оскорбление чувств верующих»



Обсуждение Еще не было обсуждений.
Дата публикации: 2015-11-13

Оценить статью >> пока еще нет оценок, ваша может стать первой :)

Об авторе: Статьи на сайте Форнит активно защищаются от безусловной веры в их истинность, и авторитетность автора не должна оказывать влияния на понимание сути. Если читатель затрудняется сам с определением корректности приводимых доводов, то у него есть возможность задать вопросы в обсуждении или в теме на форуме. Про авторство статей >>.

Тест: А не зомбируют ли меня?     Тест: Определение веса ненаучности

Поддержка проекта: Книга по психологии
В предметном указателе: Базовые представления о мире | Научная картина мира | Научная религиозная картины мира | О картине мира и чем они обосн... | окружающий мир | Религии мира | Религиозное мировоззрение | Религиозные картины Мира | Религиозные теории | Философия религии
Последняя из новостей: О том, как конкретно возможно определять наличие психический явлений у организмов: Скромное очарование этологических теорий разумности.

Нейроны и вера: как работает мозг во время молитвы
19 убежденных мормонов ложились в сканер для функциональной МРТ и начинали молиться или читать священные тексты. В это время ученые наблюдали за активностью их мозга в попытке понять, на что похожи религиозные переживания с точки зрения нейрологии. Оказалось, они похожи на чувство, которое испытывает человек, которого похвалили.
 посетителейзаходов
сегодня:11
вчера:33
Всего:626697

Авторские права сайта Fornit
Яндекс.Метрика