Поиск по сайту
Проект публикации книги «Познай самого себя»
Узнать, насколько это интересно. Принять участие.

Короткий адрес страницы: fornit.ru/656
Список основных тематических статей >>
Этот документ использован в разделе: "О системной нейрофизиологии"Распечатать
Добавить в личную закладку.

Личность и социум

Личность и социум

В одном фантастическом фильме несколько землян-астронавтов попали на Марсе в построенный улетевшими марсианами - нашими прародителями храм. Двое возвращаются на Землю, а один улетает на оставленном супер-корабле вслед марсианам, чтобы оказаться "дома". От культуры марсиан его отделяют миллиард лет эволюции, которую заварили сбросившие в земной океан ДНК марсиане. Т.е. нет практически никаких точек соприкосновения, кроме расплывчатых "общечеловеческих ценностей", несомненно разделяемых и марсианами (как впрочем, и любыми зверями в природе, не рассматривающими вас как добычу или врага).
Цель статьи показать, что этот человек полетел навстречу смерти своей личности и почему это так. Цель показать, что человек не может оставаться личностью, если отделится от среды, сформировавшей его личность, что никто не может ни добровольно ни принудительно оказаться вне общества и при этом суметь оставаться самим собой и вообще оставаться, что постепенное изменение среды означает постепенное изменение личности вплоть до кардинально иной, что не раз и происходит в течение одной жизни (ребенок, подросток, взрослый, пожилой - даже если все остальное более-менее остается стабильным).
В этой статье будет показано, что человек - это не только его тело, но и все, что лично для него важно из сколь угодно удаленного окружающего, и это окружающее, с тех пор как определилась его значимость для человека, неотделимо от него без потери соответствующей части личности.

Все, что доступно восприятию, как-то привлекает внимание, тем самым имея некую значимость и влияя на поведение, входит в функциональную систему восприятие-действие для текущих условий. Сколь угодно удаленные механизмы воздействия (например радиоуправляемые) для мозга неотличимы в принципе управления ими от собственныех органов действия и чувств. В этом смысле палка является продолжением конечностей, а телескоп - продолжением зрения. Навыки пользования этими дополнениями собственных органов ничем не отличаются по механизму их реализации в мозге от навыков использования органов собственного тела. Далекие звезды на небе могут сильнейшим образом определить поведение в определенных условиях, и они в системе восприятия-действия - такая же неотъемлемая часть личности, как и собственный нос. Ногу можно заменить протезом и научиться управлять ей, забывая о том, что это - протез; интернет становится эффективным средством внепространственной коммуникации, витамины-минералы-лекарства входят в регуляцию организма, имплантаты никого уже особо не удивляют (см. Общество будущего).
Для личности нет функциональной границы его тела. И вот почему.

Для каждого внешнего и внутреннего объекта внимания, выделяемого восприятием в окружении текущих фоновых условий (в первую очередь - контекста собственного эмоционального состояния) в виде жизненного опыта, с каждым новым соприкосновением с реальностью познается все больше его свойств и все больше навыков использования этих свойств. При этом многие пока не проявленные свойства могут угадываться по аналогии с другими объектами (и подобные ассоциации возникают в первую очередь), но опыт взаимодействия с реальными объектами все время уточняет правомерность таких предположений. Различий в принципе создания таких внутренних моделей нет настолько, что даже модель камня может субъективно наделяться свойствами живых существ.
Чем чаще взаимодействие с реальными объектами, тем более точной оказывается модель субъективных представлений о возможности ее использования, корректируясь с каждым опытом взаимодействия, и тем более познанным, а значит входящим в систему личного восприятия-действия и поэтому неотъемлемым от личности становится субъективная модель. Во многих случаях может использоваться модель сама по себе, в отрыве от объекта: мышление вместо непосредственого восприятия, творчество. Подробнее об этом см. здесь и здесь.
Среди всех субъективных моделей объектов строятся и развиваются на равных с другими модели самого себя, свойств себя и навыков использования своих качеств. Этих моделей столько, сколько разных условий требует разной специализации поведения для них.
Среди моделей есть модели и всех знакомых, так же во множестве их представлений для разных обстоятельств.

Все эти модели, "живых" и "не живых объектов", как бы они ни казались "чужими" или "внешними" по отношению к собственному Я, составляют основу личности, т.е. того, что проявляет себя в текущий момент осознания функцией оценки воспринимаемого, мотивацией действий (образование цели) и формированием наиболее приемлемого варианта поведения.
Оценка воспринимаемого создает общий контекст (эмоцию) мышления и выделяет только то из моделей, что относится к таким условиям, позволяя наиболее быстро и наиболее правильно оказываться адекватным ситуации потому, что такие выделенные модели как раз и были оптимизированы для подобных ситуаций.
Если подходящих моделей еще нет, то возникает контекст непонимания, осторожного исследования, для которого могут быть выработаны свои модели и стили поведения.
Мотивация возникает в случае вполне уверенной оценки воспринимаемого и когда есть модели, прогнозирующие достаточно значимое развитие событий. Подробнее см. в Мотивация, Опережающее возбуждение или сущность прогноза и Сущность интуиции.
Формирование варианта наиболее приемлемого поведения идет с использованием механизма прогноза на основе уже известного жизненного опыта и часто с использованием механизмов творческого конструирования возможных сценариев поведения. Если незначительна стадия творчества, то возникает наиболее быстрый, по типу "боец", но безрассудный стиль поведения. Если преобладает творчество, то реализуется стиль поведения "исследователь", который требует гораздо больше времени на выбор окончательного варианта. См. Способности и возможности.

Это означает, что если каким-то образом будут уничтожены области мозга, где локализуются распознаватели, составляющие какую-либо модель, то это невозможно будет заметить до тех пор, пока условия восприятия не окажутся специфичными именно для данной модели, и тогда, вместо того, чтобы проявить жизненный опыт, определяющийся уничтоженными моделями, личность окажется в состоянии младенческого отсутствия такого опыта и соответственной растерянности, ну, как если бы вдруг разучиться завязывать галстук. Бывало, что во время операции удалялись области мозга размером с апельсин или случались травматические повреждения мозга, но сам человек не мог сказать, что именно изменилось в нем, как часто и его знакомые. Ведь для этого нужно оказаться в ситуации где востребуется утерянное.
Даже такая радикальная операция как лоботомия не изменяет ничего в человеке в спокойно-безмятежном его состоянии и только попытки творчества оказываются неудачными, как это бывает, впрочем, и у здоровых людей подчас по причинам ухудшения гемодинамики (области мозга, важные для творчества требуют интенсивного питания) или неподходящей ситуации (во время паники, секса и т.п. эти области не специализировались в творчестве и, соответственно, попытка творчества в этих состояниях оказывается безрезультатной).
Потеря моделей - это потеря той личности, которая вступала бы в силу в нужный момент. Она - неотъемлемая часть личного жизненного опыта. Потеря же моделей, определяющих поведение в социальном окружении настолько существенна, что от личности, практически ничего бы не осталось. Даже находясь на необитаемом острове, в полном одиночестве, человек постоянно использует модели, сформированные социумом. Случаи, когда человек вырастал вне человеческого социума среди зверей, демонстрируют несовместимые с человеческим социумом модели, выработанные с помощью авторитетов звериного социума. И это все же больше, чем вообще оказаться без таких моделей и быть беспомощным вообще во всем, что передается обучением. Такой человек никак не способен обеспечивать свое существование. Такова значимость социума для личности.

С самого раннего детства перенимаются не только навыки жизнеобеспечения и общения. Формируется все то, что должно сделать жизнь адекватной среди людей в условиях текущего развития культуры. И это невозможно выделить из культуры, обособить так, чтобы впредь можно было обходиться "без общества" просто потому, что абсурдно пытаться как-то использовать то, что актуально только в обществе (Этапы жизни ребенка: от доверия до активности). Можно надолго уединиться, можно при этом что-то творить и создавать, но все это будет совершенно напрасно (хотя может быть и не бессмысленно - иметь какое-то значение для личности), если когда-нибудь не окажется востребовано в обществе. Муравей, который вдруг начнет выгрызать на листьях шедевры изобразительного искусства, понятные только людям и тем изумлять их - меньший абсурд, чем то, что никогда никем не будет востребовано.
Тот, кто надолго оказывался один знает, что пусть даже он попал в изумительно прекрасное место, но его одного это трогать не будет, если только он не найдет способа как-то так запечатлеть это прекрасное, чтобы затем увидели те, кто для него что-то значит. Сам не получишь удовольствия, которое бы получил, если в этом месте оказался кто-то близкий или тот, кто значим чем-то. Сам с собой не поиграешь, если только это - не подготовка к игре с другими, сам себе стихи не станешь рассказывать, если нет надежды вернуться. Даже попав на необитаемый остров, человек остается человеком, только если не потерял надежду и как-то готовится к возможному возвращению. То, что никогда никем не будет востребовано, не имеет никакого смысла.
А если попытаться как-то востребовать самому? Не рассуждая про эгоизм и т.п. а для проверки принципа? Достигнув некоего уровня развития в обществе, покинуть его, самовыражаясь только для самого себя, находя наилучший к себе подход и самоудовлетворение?
Проигнорируем то, что это остается внешне бессмысленным, и такое существование вообще все равно, что несуществование в мире, без следа, как если бы и не было ничего.
Но человек, добровольно лишаясь общества, будет лишен и всего того, ради чего он специализировал свой жизненный опыт. Если он попробует быть честен сам с собой, он признается самому себе, что творить что-либо просто для себя, не имея в виду востребованность другими не интересно, что греет пусть далекая но возможность, пусть даже не в течение собственной жизни, но чтобы это было как-то использовано. Без подпитки отношением общества, без внесения нового в социальные модели, существование будет протекать по механизму сновидения и, исчерпав наезженные сюжеты, затухнет. Аналогия - в ограничении восприятия (депривация) у людей, помещенных в специальную камеру, изолирующую все воздействия. Никто не может оставаться в ней бодрствующим и засыпает. Механизмы развития, поддержания и угасания психической активности универсальны в этом плане (см. Осознанные сновидения).
Самоудовлетворение не дает выход. Человек не может заниматься любимым делом просто для себя долго и постоянно, даже если при этом научится испытывать оргазм. А вот если вдруг окажется, что это дело - нечто гениальное и недоступное другим (т.е. удалось принести пользу, стать нужным), что толпы народа млеют от этих произведений, то дело покажется очень важным, очень интересным.
Мотивация, вообще мышление, любые возможности и способности не могут проявляться без окружения, которое при соприкосновении с реальностью вошло в функциональную систему восприятия-действия как жизненный опыт. Любой жизненный опыт конкретен и на что-то ориентирован. И если это перестало существовать, то та часть личности, которая была с ним связана оказывается более не востребованной, она больше не проявляется так же как если бы ее никогда и не было. Она оказывается вне бытия.

В статье Двойственность поведения приматов читаем:
У людей чрезмерная активность мозга на протяжении 2-3 недель приводит к известному неврологическому синдрому, условно называемому «нервным истощением».
Подобные причины гибели приматов в небольших социальных группах многократно описывались как в условиях дикой природы, так и при искусственном содержании. Животные погибали без видимой физической причины (Chapais, 2004; Evans, Cruse, 2004). Они вначале проявляли гиперактивность, затем контакты с членами группы уменьшались и особь оказывалась в социальной изоляции. Формальной причиной гибели животных становилось отчуждение от группы или хронический конфликт с доминирующими особями. Реальная причина коренится в том же «нервном истощении», которое характерно и для человека. Животное пытается решить всеми доступными способами нерешаемую биосоциальную задачу, что приводит к длительной активизации как головного мозга, так и всей периферической нервной системы.
В этой ситуации обезьяна использует как инстинкты, так и накопленные формы индивидуального поведения. Иногда получается создать настолько необычную ситуацию, что животное возвращается в сообщество и даже меняет уровень доминантности. Однако - это исключение из правил. Обычно среди шимпанзе и горилл результат отчуждения одной особи довольно предсказуем. Тратя 30% всей энергии, мозг такого изгоя быстро истощает организм, что резко снижает шансы животного выжить. Для приматов последствием такого напряжения неизбежно становится гибель, а для человека длительное, но часто безуспешное, лечение.


Социум и стремление соответствовать ему, для личности, как бы ни казалось обратное, настолько важны, что это формирует большую часть системы значимости, оценивающей такую адекватность. Бесполезность обществу означает отторжение и, фактически, прекращение осмысленного существования. Поддержка субкультур или отдельных людей может несколько облегчить положение, но личная оценка такого состояния остается, как правило, резко негативной. И наоборот, выражение симпатии, признательности воодушевляют, радуют, вызывают уверенность в своем положении и мотивацию еще более укреплять это таким же или иным образом.
Жить в социуме - настолько выигрышно, что буквально все виды животных, вплоть до насекомых (если не бактерий) образуют сообщества со своими системами коммуникаций (см. обстоятельно в книге Л.Гумилева Этногенез и биосфера Земли -архив 700кб). И эти сообщества бывают очень сложными даже у насекомых. Только в отличие от обезличенных животных (не имеющих системы личной оценки по шкале хорошо-плохо) люди не используют готовые, генетически обусловленные программы социального поведения и отношения, а постоянно корректируют жизненный опыт на основе генетически предрасположенных особенностей своего тела и мозга. При этом наследственные задатки очень существенно определяют формирование опыта (см. Наследование признаков и Личность, система значимости).
Если ребенок может ударить в носик сестренке или дернуть за хвост кошку, совершенно не испытывая плохих эмоций, из чистого любопытства, то потом в норме это для него становится неприемлемо и даже омерзительно. Оценивать поступки по шкале хорошо-плохо - предстоит научиться буквально во всем, кроме самого базового жизнеобеспечения (голод, удушье, избавление от страданий и т.п.). В зависимости от условий эти оценки могут оказаться разными до противоположности. Но при этом в людях очень много того, что предрасполагает определенный результат, это - наследственное.
После становления в обществе, после детских игровых экспериментов с антисоциальным поведением, человек старается не быть противным другим, а сознательно или неосознанно вызывать доброжелательность, получая от этого удовольствие. Даже без непосредственного сопоставления вроде того, что если что-то вдруг случиться симпатичному с удовольствием помогут.
Значимость существования человека для него самого или смысл его жизни напрямую оказывается в зависимости от нужности его для общества.

В статье Механизм ориентировочного рефлекса приводилась формула:
Отсюда вытекает формула управления вниманием: переключение внимания осуществляется тогда и туда, когда и где произведение новизны на значимость воспринятого, превысит произведение новизны на значимость предшествовавшего восприятия.
Учитывая, что законы мотивации для социальных моделей совершенно идентичны вышесказанному, можно условно сформулировать такую зависимость:
Полноценность жизни прямо пропорциональна произведению социальной востребованности на значимость объектов социальной востребованности.
Понятно, что неопределенность количественных выражений приведенных понятий не позволяет относится к зависимости строго, хотя именно в субъективном выражении их каждый не испытывает особых затруднений, и может использовать зависимость чтобы прикинуть результат для конкретной ситуации: насколько велика востребованность того или иного результата его деятельности и какова значимость для него тех, кому нужен этот результат.
Т.е. если для конкретного человека (и только для конкретного) много значат отдельные люди или вообще общество (признание) и ему удается быть им нужным своей деятельностью, то у него будет ощущение полноценности жизни и не будет соответственно апатии. Если один из сомножителей - ноль, то и результат - ноль. Дополнительно см. Что такое счастье.

Если сказать образно, не безразличные, значимые люди представляются каждому как бы в круге света, круге некоей доверительной близости. И этот круг у разных людей может быть очень разным: от всего нескольких, до практически всех людей на земле. Быть им нужным очень важно, сознается это или нет.
Возможность того, чтобы как можно лучше понимать ближнего, основанная на существование моделей этого ближнего в голове, реализуется в виде эмпатии. Еще один наследственно поддерживаемый механизм укрепления социальной значимости называют альтруизмом, он так же развивается и принимает конкретные формы очень индивидуально и может проявляться вполне осознанно.

Все вместе, предрасположенности к социальности образуют взаимосвязанный социальный организм тем, что все модели проявлений личности в разных условиях развиваются под воздействием социума, и наоборот, личности, значимые для других представителей социума, влияют на развитие их. При этом взаимодействие отдельных моделей личности в голове каждого во многом схож с принципом взаимодействия личностей в обществе: на передний план как социального организма так и личности выходит то, что находится в фокусе всеобщего внимания (как в обществе так и в голове) - наиболее значимая в данный момент для данных условий личность, которая и оказывает в это время наибольшее влияние на организм.
Продолжая образно иллюстрировать, хочется предложить выдержки из статьи Проблема непонимания с яркими примерами, наводящими на размышления:
социум формирует личности, и лишь единицы людей способны оказать существенное влияние на социум. Причём влияние социума настолько велико, что порою заставляет нас принимать бред за аксиому, выводить совершенно алогичные причинно-следственные связи, как указанный выше пример про крашенные волосы, как ещё миллион глупейших вещей. Может, многим это будет неприятно узнать, но они не умеют думать. Всё придумали за них. Но кто?
Развитие социума вопрос уже хорошо изученный, но от этого не менее спорный. Механизмов, работающих при этом, задействовано много. Но, однозначно, первые социальные образования, как и у животных, собирались для выживания (господа, если вы думаете, что мы от них далеко ушли, займитесь зоопсихологией). Одной особи выжить было тяжелее, чем группе. В результате формировалось племя. Однако оно нуждалось в организации. Организация невозможна без власти. И именно лидер племени (это был не обязательно вождь, "серых кардиналов" хватало во все времена) определял его политику, и именно он оказывал наибольшее влияние на свой социум (в данном случае племя). Важнейшим инструментом власти во все времена являлась религия.

А сейчас мы имеем очень сложную социальную систему. Наши два мельчайших социума это семья и рабочий коллектив. В них мы проводим наибольшее количество времени, сложившиеся ценности и идеи этих социумов мы либо должны принять (сделать вид, что принимаем), либо эти социумы покинуть. Для неформальных лидеров, "авторитетов" данного социума (а это не обязательно начальник или муж, ими запросто могут быть секретарша или ребёнок), жизнь несколько проще, они, как правило, навязывают своё мировоззрение окружающим (а те даже этого не замечают). Далее начинаются более крупные социальные образования, и доходит всё в итоге до нации, государства, группы государств, всего мира.

Закостенелость стереотипного мышления является самым главным препятствием развития личности! На любой процесс, явление, существует как минимум две точки зрения (хотя их на самом деле бесконечное количество). Но мы, с внушенными нам "прописными истинами", воспитанные в своём социуме, смотрим на всё строго с одной стороны. С той, которой нам это показали. Мы безумно боимся неприятия социумом и поддакиваем ему во всём. Скажут, что белое это чёрное, и мы будем в это верить. Большинству даже не придёт в голову "повернуть" проблему другим боком.


Это та негативная сторона явления, которая может способствовать желанию быть вне социума, сбросить его влияние. Есть ли "рабская зависимость" от социума от которой стоит избавляться?
Как ученик должен превзойти учителя и тогда будет прогресс, как нельзя оставаться на одном уровне развития, не оказавшись полностью зависящим от текущих условий, так же и с некоторого момента творческая личность все более скептически начинает относиться к стереотипам социума, стараясь найти лучшие решения и показать их обществу. Это - позитивный процесс, в отличие от попытки отделиться от социума. Потому, что социум - это неотъемлемая часть личности и потеряв его, будет потеряна эта часть личности, возможно сделав дальнейшее существование вообще невозможным.
Все большая уникальность личности, возникающая в результате развития личного опыта познания, выделяет ее из общих стереотипов и тем самым делает более прогрессивной и потенциально способной оказать влияние на общество. Именно такие личности спасают общество во время резких изменений условий его существования, находя новые, недоступные для других пути выхода.
Личное исследование жизни вовсе не обязательно в рамках предметной области какой-то науки, это может быть познание всего из непосредственно окружающего в жизни, мудрость жизни, которую имеет смысл суметь формализовать, выразить так, чтобы это могло влиять на общество не только личными деяниями и примерами, распространяя круг своего влияния с наиболее значимых, близких чем-то людей. У тех, чей круг света больший, соответственно полноценность жизни реализуется возможностью большего влияния на общество.

Продолжение: Соцализация

Дополнительно:
  • Личные жизненные стратегии
  • Эго
  • Эго 2
  • Личность, система значимости
  • Закон о противодействия оскорблению религиозных убеждений и чувств граждан
  • Журналюги
  • Общество будущего
  • Системная нейрофизиология - о смысле жизни
  • Л.Гумилев: Этногенез и биосфера Земли - архив 700кб
  • Культура и стабильность - Социальная согласованность и стабильность общества.
  • А.Навальный, что за лодку раскачивает?


    Обсуждение Сообщений: 18. Последнее - 27.09.2014г. 19:30:56
    Дата публикации: 2007-07-13

    Качества статьи, оцененные пользователями Экспертов: 1
    Об авторе: Статьи на сайте Форнит активно защищаются от безусловной веры в их истинность, и авторитетность автора не должна оказывать влияния на понимание сути. Если читатель затрудняется сам с определением корректности приводимых доводов, то у него есть возможность задать вопросы в обсуждении или в теме на форуме. Про авторство статей >>.

    Тест: А не зомбируют ли меня?     Тест: Определение веса ненаучности

    Последняя из новостей: О том, как конкретно возможно определять наличие психический явлений у организмов: Скромное очарование этологических теорий разумности.

    Нейроны и вера: как работает мозг во время молитвы
    19 убежденных мормонов ложились в сканер для функциональной МРТ и начинали молиться или читать священные тексты. В это время ученые наблюдали за активностью их мозга в попытке понять, на что похожи религиозные переживания с точки зрения нейрологии. Оказалось, они похожи на чувство, которое испытывает человек, которого похвалили.
     посетителейзаходов
    сегодня:77
    вчера:910
    Всего:48455493

    Авторские права сайта Fornit
    Яндекс.Метрика