Главная книга сайта Форнит: «Мировоззрение». Другие книги:
«Познай себя», «Основы адаптологии», «Вне привычного» и Лекторий МВАП.
 
Привет! Правила | Свежее | Чат | Подписка
Чтобы оставлять сообщения нужно авторизоваться.
Авторизация пользователя
Регистрация нового пользователя

Тема форума: «Теория познания? Это очень просто! (критика В.И.Ленина)»

Сообщений: 15 Просмотров: 12462 | Вся тема для печати
Страницы: 1 2
 
kkamliv
Jr. Poster


Сообщений: 26
список всех сообщений
clons
Сообщение № 23726 показать отдельно Июнь 27, 2011, 03:50:57 PM
ответ -только после авторизации
Глава 2. Когда Юпитер хочет наказать, то он лишает человека разума и дает ему практический критерий истинности

«Что ставила новая философия в упрек физико-химическим и математическим наукам? Что они – произвольный символ, созданный для практических потребностей, но не познания; физико-химические науки позволяют нам действовать, но не знать»(высказывание французского ученого Абеля Рея цитируется по книге В.И.Ленина «Философские тетради», с.500; здесь и далее цитируется издание 1978 г). «Физико-химические науки находятся в кризисе, который оставляет за ними исключительно ценность технически полезных советов, но отнимает у них значение с точки зрения познания природы»(слова Абеля Рея цитируются по книге В.И.Ленина «Материализм и эмпириокритицизм», с.277; в дальнейшем цитата Ленина без указания источника подразумевает эту книгу: здесь и далее цитируется издание 1986 г).
Что ставилось в упрек физической науке? Физика упрекалась Абелем Реем в том, что ложные теории предоставляют возможность правильно действовать. Со второй половины восемнадцатого века в физике воцарилась теплородная теория, объясняющая явление нагревания и охлаждения проникновением или вытеканием тепловой жидкости. Данная теория оказала значительную помощь при создании паровых машин и других тепловых двигателей, однако теплородная теория не дала человечеству знание – в том смысле, что она не была признана истинной последующими поколениями ученых. Несмотря на принесенную пользу, ошибочная теплородная теория осталась ошибочной. Другой случай: основываясь на флогистонной теории, ученые восемнадцатого века сделали ряд важнейших открытий, в том числе были открыты газы хлор и водород. Ученые целенаправленно искали флогистон и нашли его в виде водорода, который прекрасно горит с выделением большого количества теплоты (именно таким свойством и должен обладать флогистон). Однако впоследствии ученые были вынуждены отречься от флогистонной теории. Тщательные исследования показали, что при сжигании водород связывается с кислородом. Значит, при сжигании происходит соединение, но не разъединение, как настаивает флогистонная теория. Открытие при помощи этой теории водорода и хлора, и их использование принесло значительную пользу человечеству. Знание в форме флогистонной теории принесло пользу, однако это знание было неправильным. Третий случай: при помощи эфирной теории австрийский ученый Христиан Доплер в 1842 году предсказал существование такого физического явления, как смещение частоты радиосигнала и света. Сейчас при помощи допплеровского смещения частоты аэродромные радиолокаторы определяют скорость самолетов. Эфирная теория помогла людям в такой практически полезной деятельности, как измерение скорости. Помогла теория, которую почти все ученые считают ошибочной.
Ошибочные теории успешно применяются на практике, содействуя созданию технических устройств, приносящих пользу. Значит, Ленин был неправ, когда заявил: «Познание может быть полезным в практике человека лишь тогда, когда оно отражает объективную истину»(МиЭ, с.151). Это не так. Полезным в практике может быть и необъективное мнение.
«Господство над природой, проявляющееся в практике, есть результат объективно-верного отражения в голове человека явлений и процессов природы»(МиЭ, с.204). К этому результату может привести и субъективно-ошибочное отражение в голове человека.
«Мышление правильно отражает объективную истину, и критерием этой правильности служит практика, эксперимент» (МиЭ, с.184). Нет. Практика не смогла добросовестно выполнить функцию критерия.
Много раз случалось, когда практика доказывала правильность теорий, впоследствии оказавшихся ошибочными. Но Ленин предпочел сделать вид, что такого нет. Почему Ленин замалчивал эту гносеологическую проблему? Ответ может подсказать ленинское мнение: кто не видит в ощущениях и представлениях верного снимка с объективной реальности, тот открывает дверь для поповщины, расчищает дорогу для нее. Это мнение нужно понимать так: если признать, что ученые при создании теорий допускают ошибки, то тогда нельзя с доверием относится как к самой науке, так и к выдвигаемых наукой аргументам, опровергающим религиозные постулаты. Наука теряет воспитательную атеистическую ценность. Стремясь иметь в своем распоряжении достоверное, народные массы могут отойти от недостоверной науки и примкнуть к тому, что объявляет себя достоверным – религиозным догматам. Такое положение является недопустимым. Ленин выбрал такой путь: в конкурентной борьбе в аспекте достоверности наука должна превзойти религиозные догматы. Для этого надо положить конец ослаблению науки и возвысить ее. Воплощая это в жизнь, Ленин создает свою науку, отрицающую то, что практическую пользу могут принести ошибочные теории. Исходя из этого отрицания, новая наука декларирует убедительность всех своих научных аргументов, в том числе выдвигаемых против религии.


Лучше мнимая недостоверность, чем мнимая достоверность.

Метка админа:

 
kkamliv
Jr. Poster


Сообщений: 26
список всех сообщений
clons
Сообщение № 23727 показать отдельно Июнь 27, 2011, 03:52:59 PM
ответ -только после авторизации
Глава 3. Причина -> следствие. Следствие -> причина.

Как указывалось, В.И.Ленина не устраивает существующая наука, и он создает приемлемую для себя науку. Ленина не устраивает, в частности, решение философской проблемы, над которой размышлял австрийский ученый Ганс Клейнпетер – «Что можно дать много теорий об одной и той же совокупности фактов…это хорошо известно физикам. И это связано с волевым характером нашего мышления; в этом проявляется несвязанность нашей воли внешними обстоятельствами»(слова Клейнпетера цитируются по книге «Материализм и эмпириокритицизм», с.239). Ленин приводит это высказывание и тут же начинает резко критиковать его.
Эта критика несостоятельна. Да, существует несвязанность нашей воли внешними обстоятельствами, и действительно физики могут создать несколько теорий об одной и той же совокупности фактов. Известен такой факт: падающая на экран тень от непрозрачного предмета окружена цветными каемками. Этот факт Исаак Ньютон объяснял таким образом: существует периодическая сила отталкивания и притяжения между предметом и проходящими близ него световыми частицами; перемещение частиц под воздействием этой силы создает цветные каемки. Огюстен Френель объяснял иначе: каемки являются результатом различного изгибания лучей возле края предмета, в зависимости расстояния от предмета до луча. Один и тот же факт двое ученых объясняли по-разному.
Рене Декарт говорил, что цвета возникают в момент выхода солнечного луча из трехгранной призмы, образуя семь цветов радуги. Огюстен Френель дал иное объяснение тому же факту: цвета существуют в солнечном луче до того, как солнечный луч вошел в призму и расщепился на семь цветов. Оптическое явление одно и то же, но ему дано два различных объяснения.
Электрические явления Ампер и Вебер объясняли при помощи теории, допускающей взаимовоздействие электрических частиц через вакуум (пустоту). Фарадей и Максвелл иначе объясняли электрические явления, создав теорию, согласно которой электрические частицы не могут воздействовать друг на друга через вакуум, а только через посредство особой всепроникающей среды, называемой электрическим флюидом. Если мы будем считать воззрение Ампера и Вебера соответствующим действительности, то тогда воззрение Фарадея и Максвелла окажется не соответствующим действительности (то есть сознание Фарадея и Максвелла не связано с таким физическим обстоятельством, как взаимовоздействие частиц через вакуум). Если мы будем считать воззрение Фарадея и Максвелла соответствующим действительности, то тогда сознание Ампера и Вебера не связано с таким физическим обстоятельством, как существование флюида.
В 1920-х годах Брэгг и Бариз произвели обобщение экспериментальных данных, полученных ими и другими исследователями при просвечивании рентгеновскими лучами кусочков льда. Поскольку количество электронов, вращающихся вокруг атомов водорода, невелико, то тени от них на рентгеновской пленке не появлялись. Но количество электронов вокруг атомов кислорода велико, и они рассеивали на себе, как на решетке, рентгеновские лучи, которые оставляли на рентгеновской пленке рефракционные следы. Выяснилось, что атомы кислорода (точнее, сгустки электронов возле атомов) образовывают собой тетраэдр. Причем при разных давлениях и температурах льда обнаруживаются 12 разновидностей тетраэдров.
В 1929 году англичанин Борнс предложил ионную модель кристалла льда, по которой атомы водорода располагаются посередине между атомами кислорода. Через четыре года англичане Бернал и Фаулер разработали иную модель льда, согласно которой атомы водорода не зафиксированы посередине между атомами кислорода, а постоянно приближаются и отдаляются, передвигаются вдоль условной линии, соединяющей соседние атомы кислорода. (Впоследствии было установлено, что передвижение происходит 10 000 раз в секунду.) Приблизительно двадцать пять лет ученые обсуждали достоинства и недостатки двух моделей, однако они затруднялись дать предпочтение одной модели перед другой. В 1957 году американские экспериментаторы Леви и Питерсон облучали потоком нейтронов кусочки льда, и таким путем они установили положение атомов водорода в кристалле льда. Леви и Питерсон определили, что атом водорода, находясь на условной прямой линии, соединяющей два соседних атома кислорода (располагающихся на расстоянии от 2,752 до 2,765 ангстрем друг от друга), перепрыгивает с одного места на другое место, и эти два места находятся на расстоянии около 1 ангстрема от атомов кислорода.
Борнс выдвинул свою модель кристалла льда, а Бернал и Фаулер свою модель кристалла. На протяжении 25 лет эти разные модели, объясняющее одно и тоже, совместно существовали в науке.
У животных, обитающих под землей, происходила редукция глаз. В определенных случаях глаза становились очень маленькими (крот), в других случаях они исчезали совсем (слепыш). Одни ученые объясняют это при помощи мутаций и естественного отбора, вторые неупражнением органов, третьи изменением обмена веществ и наследованием приобретенных изменений. Не смотря на критику В.И.Ленина, Ганс Клейнпетер оказался прав.
Абель Рей солидарен с Гансом Клейнпетером, и говорит, что науку заполонило чрезмерное множество теорий об одних и тех же фактах. «В настоящее время…необходимо констатировать, что, подобно искусству, физика имеет многочисленные школы, суждения которых зачастую расходятся, а иногда прямо враждебны одни другим…крайние разногласия сменили прежнее единодушие, и при том разногласия и в деталях, и в основных руководящих идеях…»(слова Абеля Рея цитируются по книге В.И.Ленина «Материализм и эмпириокритицизм», с.300).
Множественность объяснений заставляет присматривать к тому, насколько эффективны доказательства объяснений. Необходимо согласится с мнением Энгельнейнера: «Как бы теория ни кажется верной и несомненной, как бы хороши ни объясняла факты, тем не менее никогда не следует думать, что факты действительно совершаются по этой теории. Нельзя забывать, что может существовать другая теория, одинаково хорошо объясняющая те же факты, и что возможно появление третьей теории, еще лучше их объясняющей. Поэтому ученый никогда не должен про свою теорию говорить, что она истинна, а остальное ложь. Ученый всегда должен быть готовым отбросить свою теорию в пользу лучшей. Таким образом он должен питать высшую терпимость к чужим теориям и воззрениям».
Вопрос о множественности причин рассмотрим на простом примере. Писатель Александр Романович Беляев в 1929 году издал книгу «Человек, потерявший свое лицо». Через 22 года Беляеву стало известно, что вышла в свет книга с аналогичным сюжетом – «Патент АВ» Лазаря Лагина. Беляев обвинил Лагина в плагиате. В ходе выяснения отношений Лагин, доказывая отсутствие плагиата, продемонстрировал рукопись своего раннего произведения «134 самоубийства», написанного ранее книги Беляева, и имеющее с последним значительное сходство. Беляеву пришлось извиниться перед Лагиным.
Когда обнаруживается следствие (книги с похожими сюжетами), то у этого следствия могут быть две причины – копирование одним писателем сюжета опубликованной книги другого писателя, или одинаковый ход мыслей двух писателей, что привело к возникновению независимо друг от друга похожих сюжетов книг.
Когда имеется причина, то не представляет большой сложности проследить, к какому следствию она приведет. Но если обнаружено следствие, то чрезвычайно трудно установить, что является причиной, потому что одинаковые следствия вызываются различными, порой противоположными причинными. То есть отсутствует однозначное соответствие, направленное от следствия к причине.
Не редкость, когда люди поспешно и ошибочно переносят на связь от следствия и причине свойство однозначности, присущее только связи от причины к следствию.
Мозг имеет психо-физиологическую структуру, способствующую однозначному умственному связыванию следствия с причиной, и из-за этого затруднительно освободить человечество от ошибок, связанных с подменой одной причины другой причиной.

Метка админа:

 
kkamliv
Jr. Poster


Сообщений: 26
список всех сообщений
clons
Сообщение № 23728 показать отдельно Июнь 27, 2011, 03:56:50 PM
ответ -только после авторизации
Глава 4. Гипотезы: за и против

«Гипотеза есть яд разума и чума философии»(Лавуазье)

«Польза гипотез в том, что они могут предсказывать какие-то новые качественные стороны, относящиеся к таким вещам и явлениям, которые уже давно известны, хотя то, что о них предсказывает гипотеза, еще не было замечено»(Хвольсон)


В 1948 году на сессии Академии сельскохозяйственных наук СССР лидер советских биологов Трофим Денисович Лысенко бросил упрек генетикам-менделистам в том, что они оторвались от опыта. «Представлять, что «ген», являясь частью хромосомы, обладает способностью испускать неизвестные и ненайденные в опыте вещества, значит заниматься внеопытной спекуляцией, что является смертью для биологической науки»(Стенографический отчет сессии ВАСХНИЛ, 1948г, с.130).
Подобными упреками издавна «награждались» те или иные ученые. В середине семнадцатого века возник спор между Декартом и Ньютоном относительно гипотез, не основанных на фактическом материале. Рене Декарт полагал, что допускается выдвигать всякие гипотезы - «Мы вольны предложить любые гипотезы, лишь бы все следствия из них согласовывались с последующим опытом». Исаак Ньютон возражал против этого – «Все то, что не выводится из явлений, должно называться гипотезами, а гипотезам механическим, физическим, метафизическим – нет места в науке».
«Наилучший и самый надежный метод движения к знаниям заключается в том, что сначала надо усердно изучать свойства вещей и устанавливать эти свойства при помощи опыта, а затем осторожно переходить к их объяснению»(Исаак Ньютон). Рене Декарт, уверенный в возможности опередить опыт, предложил противоположный метод движения к знаниям, согласно которому ученый сначала при помощи логических рассуждений или математических расчетов предугадывает еще неизвестные свойства вещей и явлений, дает предположительное объяснение неизвестным свойствам, и затем проводит опыты с целью обнаружения предсказанных свойств.
Примерно через 200 лет после того, как Декарт разработал метод гипотез, им воспользовался астроном Леверье. Он обнаружил расхождение между теоретическими и реальными орбитами планет; взяв в руки гусиное перо, Леверье высчитал, что это расхождение вызвано, наверное, неизвестной планетой. В 1846 году другой астроном, Галле, направил телескоп в ту точку небосвода, где по расчетам Леверье могла находиться планета, и увидел ее. Галле дал ей название «Уран». Так было сделано научное открытие на кончике пера.
Обнаружение Урана решило конфликт между методом Декарта и методом Ньютона в пользу метода Декарта. Однако эта победа была временной. Против гипотез выступил крупнейший философ Фридрих Энгельс. Он резко раскритиковал декартовский метод, «согласно которому свойства какого-либо предмета познаются не путем обнаружения их в самом предмете, а путем логического выведениях их из понятия предмета»(Сочинения, том 20, с.97) .
Такое отрицательное мнение о гипотезах слишком серьезно воспринял немецкий химик Лотар Мейер, и это помешало ему сделать научное открытие. Он и русский химик Менделеев независимо друг от друга разработали периодические системы химических элементов. На основании периодической химической таблицы Д.И.Менделеев предсказал существование экабора, экаалюминия, экасилиция, аналога циркония и двух аналогов марганца. И впоследствии эти химические элементы действительно были найдены в природе. Но Мейер, разработав похожую таблицу, не предсказал ни одного химического элемента, потому что Мейер, как он сам выразился, предостерегал себя от «очень соблазнительных вымыслов в отношении существования и свойств элементов, которые еще не открыты». Он подавил в себе соблазн предсказать свойства нескольких неоткрытых химических элементов, хотя разработанная им таблица позволяла это сделать.
Мейер пошел по пути, указанному Ньютоном и Энгельсом, и он мало преуспел на научной ниве. Менделеев пошел по тропинке, протоптанной Декартом и Леверье, и он приобрел лавры выдающегося ученого.
В 1908 году русский инженер И.В.Шулейкин теоретически указал на существование боковых частот телеграфной модуляции. Но многие специалисты ему не поверили. Даже известный английский ученый Флеминг (крупнейший изобретатель в области радио, создатель вакуумного диода) категорически отрицал их. Дискуссия о реальности боковых частот тянулась долго, пока советский ученый Л.И.Мандельштам не собрал простую схему из вибрационного язычкового частотомера и телеграфного ключа, и включил их в обычную электрическую сеть. При частом включении и выключении ключа приходили в движение пластины (язычки) частотомера, расположенные как напротив цифры 50 герц, так и соседние пластины (48, 49, 51, 52 герц). Флеминг был повержен и признал реальность боковых частот.
Шулейкин и Мандельштам шли к открытию декартовским путем: сначала Шулейкин разработал гипотезу, дающую знание о возможных свойствах и особенностях боковых частот, и только после этого Мандельштам приступил к установлению того, существуют ли на самом деле боковые частоты.
В 1868 году англичанин Джеймс Максвелл теоретически обобщил накопившиеся сведения об электричестве и магнетизме, и пришел к неожиданному выводу о возможности распространении телеграфных сигналов в пространстве без помощи проводов. На протяжении 20 лет это предположение оживленно обсуждалось в научных кругах, и в 1888 году немец Генрих Герц подвел черту под обсуждениями, собрав радиопередатчик и радиоприемник, и осуществив телеграфную связь без проводов. Гипотеза Максвелла подстегнула научные изыскания в этой области и в итоге привела к возникновению радиосвязи.
Польза от гипотез очевидна. Но только не для Ленина. Согласившись с негативным отношением Энгельса к гипотезам и стремясь подчеркнуть свою преданность идеям Энгельса, Ленин решил и сам облить грязью метод гипотез. Вождь мирового пролетариата вознамерился объявить этот метод бесплодным: «Это самый наглядный признак метафизики, с которого начинается всякая наука: пока не умели приняться за изучение фактов, сочиняли общие теории, всегда остававшиеся бесплодными. Метафизик-химик, не умея еще исследовать фактических химических процессов, сочинял теорию о том, что такое за сила химическое сродство. Метафизик-биолог толковал о том, что такое жизнь и жизненная сила. Метафизик-психолог рассуждал, что такое душа. Нелеп тут уже сам прием»(В.И.Ленин, ПСС, том 1, с.42).
Пока Менделеев не умел приняться за изучение экаалюминия, еще не открытого, он сочинил общую теорию (таблицу Менделеева) и толковал о том, какие свойства может иметь экаалюминий (валентность 3, атомный вес 70, плотность 6, атомарная кристаллическая решетка). Неужели такой метод бесплоден?
Генетику, основателем которой был Мендель, постигла трагическая судьба, ибо генетики не захотели по-энгельсовски и по-ленински относиться к гипотезам. Генетики пошли против основного положения материализма: «Принципы бытия выводить из того, что есть»(Ф.Энгельс). Принципы биологического бытия генетики выводили не из того, что есть, не из фактов, а из своего мышления: они создавали в уме гипотезы, и, исходя из них как из основы, конструировали и предсказывали результаты будущих экспериментов. Хорошо было известно, что такой подход к исследованию является идеалистическим – «Конструировать результаты в уме, исходить из них как из основы…это и есть идеализм»(Ф.Энгельс, «Анти-Дюринг»).
Фанатическая убежденность в реакционности и идеалистичности метода гипотез заставляла советских философов весьма и весьма презрительно относиться к нему. Иллюстрацией к этому являются цитаты из трудов советских философов: «Мы знаем, что ни одно явление не может быть предсказано до опыта»(Богомолов), «Физик не способен идти впереди эксперимента, предсказывать качественно новые явления»(Андропов), «Мышление не открывало и не может открыть принципиально новые формы взаимодействия (законы), неизвестные нам из практической деятельности»(Кальсин).


Рене Декарт однажды высказал удивительное суждение, которое совершенно не согласовывалось с наблюдаемыми физическими явлениями: «Можно утверждать, что камень неодинаково расположен к увеличению скорости, когда он двигается очень медленно, или когда он двигается очень быстро». Многие ученые отрицательно относились к внеопытным гипотезам, так как они не основывались на фактах и ими не подтверждались. Общественное мнение относительно гипотез повлияло на Фридриха Энгельса, и он заявил, что настоящая наука там, где воззрения соответствуют фактам, и что ученый должен «без всякого сожаления пожертвовать идеалистической выдумкой, которая не соответствует фактам»(Ф.Энгельс, «Людвиг Фейербах»).
Но несоответствующая фактам гипотеза о нелинейной характере приращения скорости через несколько веков нашла достойное и видное место в науке, и стала краеугольным камнем релятивисткой физики. Можно смело сказать, что нет ничего страшного и ужасного, когда воззрение на мир выводится не из фактов. Не надо обращать внимание на Энгельса, шарахающегося в сторону от таких гипотез.
«Научное истолкование не может противоречить показаниям практики человечества. Это – аксиома марксистко-ленинской теории познания»(Кальсин). Кальсин ошибается вместе с марксизмом-ленинизмом. Разрабатывая периодическую систему химических элементов, Менделеев одним росчерком пера (без проведения опытов!) переделал установленный практикой атомный вес урана (120 атомных единиц) на 240 атомных единиц, атомный вес бериллия (13,5) на 9,4, вес индия (75,6) на 113, вес тория (110) на 232, а практически обнаруженный вес цезия (52) переписал на 138. Сделанное Менделеевым истолкование веса противоречило показаниям практики, но тем не менее ученый не ошибся. Именно такими оказались перечисленные элементы после более точного измерения.


Когда человек допускает, что он мог совершить ошибку, он тщательно выискивает ошибку и исправляет в случае обнаружения, принимает меры для нейтрализации отрицательных моментов. Сомнение в своей точке зрения имеет тот результат, что человек, исправляя свои ошибки, впоследствии сталкивается м незначительным количеством своих ошибок. В таком случае практическое воплощение обычно имеет позитивный результат.
Но если человек безраздельно доверяет своему мнению, то он отрицает возможность ошибок, не ищет ошибки и не исправляет их. Так как ошибки не устраняются, то человек вязнет в своих ошибках, как в трясине, и не может осуществить поставленную цель. Фигурально выражаясь, излишняя уверенность – это источник ошибок.
Из школьного курса физики известно правило: выигрываешь в силе, но проигрываешь в расстоянии. По аналогии с этим можно вывести новое правило: выигрываешь в убежденности, но проигрываешь в истинности. Чем больше уверенности в точке зрения, тем труднее обнаружить в ней ошибки и устранить их.
Чем больше человек доверяет точке зрения, тем меньшего доверия заслуживает она.
Те ученые, которых марксисты-ленинцы недолюбливают за идеалистические или околоидеалистические воззрения, с большим сомнением относятся к своим идеям. Ниже приводятся три цитаты, в которых выражено сомнение в истинности логически выведенных предсказаний.
Бэкон: «Есть два способа познания – через опыт и через логическую аргументацию. Аргумент приводит нас к выводу, но он не дает удовлетворения, ибо не устраняет сомнения; душа успокаивается в созерцании истины, когда истина найдена через опыт. Логического довода недостаточно».
Мах: «Индукция обуславливает расширения познания, но она заключает в себе и опасность заблуждения, и ее назначение с самого начала таково, что она должна быть проверена, исправлена или совершенно отвергнута».
Эйнштейн: «Полученные чисто логическим путем положения еще ничего не говорят о действительности».
Противоположное мнение о достоверности логических выводов имеет весьма самоуверенный марксист Виноградов: «Если принимается доказанность посылок научного предвидения и вывод носит индуктивный характер, то в соответствии с основным правилом дедуктивного заключения вывод также будет доказанным, то есть достоверным».
Не так уж и важно, откуда появляются идеи – из ощущений, из фактов, в сновидении, из человеческой фантазии, на основе логических выводов, от случайного соединения нервных клеток в мозгу, по Божьему откровению, из априорных предпосылок, из метафизической необходимости, от телеологического воздействия, от внеземных цивилизаций, или еще откуда-то.
Важно, чтобы обладатель идеи понимал необходимость ее проверки.

Метка админа:

 
kkamliv
Jr. Poster


Сообщений: 26
список всех сообщений
clons
Сообщение № 23729 показать отдельно Июнь 27, 2011, 03:59:13 PM
ответ -только после авторизации
Глава 5. Лысенковщина. Принцип соответствия.

В философии есть понятие «монизм». В.И.Ленин в книге «Философские тетради» дал такую формулировку монизма: «Каждая вещь (явление, процесс) связана с каждой». При применении к биологии это понятие приобретает вид, изложенный в брошюре «Спутник коммуниста». В номере 20 за 1921 год философ В.Н.Сарабьянов требовал отказаться от биологической теории Дарвина, настаивающей на появлении у новорожденных особей случайных вариаций (мутаций), зачастую не дающих особи приспособится к среде. «Диалектический материализм базируется на закономерности мира, причем эту закономерность он видит не только в том, что отсутствуют следствия без причины, но и в том, что нет независимых друг от друга причинно-следственных рядов; диалектический материализм – самый последовательным монизм, т.е. представление о мире как диалектического единства, где каждое явление есть следствием всего и, в свою очередь, причина всего. При таком взгляде на мир мы смело откидываем формулировку Дарвина и утверждаем, что в определенных условиях места и времени это условие (мутации) может варьироваться только в определенную сторону», т.е. только в сторону приспособления особи к среде обитания».
Опираясь на философский монизм, советские биологи и их лидер Трофим Денисович Лысенко отрицали теорию Дарвина в той ее части, где констатируется появление у новорожденных особей изменений, ухудшающих приспособление к среде. Кроме того, лысенковцы заявляли, что предыдущее изменение наследственности влияет на последующее изменение наследственности. Так как дарвинисты полагали, что отсутствует такое влияние, то дарвиновская генетическая теория подверглась разгрому в 1948 году. «Мутации – не историческая категория. Мутация возникает сразу, как нечто готовое. Она не формируется, на ее качество не влияет внешняя среда. Более того, она ничем не связана с предыдущей мутацией»(Стенографический отчет сессии Всесоюзной Академии сельскохозяйственных наук им.Ленина, 1948г, с.216). Таким образом, мутация не смогла уложиться в прокрустово ложе монизма.
Ссылаясь на ленинскую формулировку монизма, лысенковцы заявляли, что изменение растений и животных, являясь природным явлением, не может не находиться в зависимости от другого природного явления – изменения среды обитания. В журнале «Агробиология» напечатаны статьи, в которых подвергнут критике дарвинист В.Н.Сукачев, придерживавшихся антимонистких воззрений. «Процесс развития растительности, согласно представлениям В.Н.Сукачева, не зависит от условий среды. Он изображает среду, на фоне которой, но независимо от нее, осуществляется процесс развития. Это и есть идеалистический взгляд на развитие», «Если изменения среды…не являются этапами развития растительности, то, следовательно, процесс развития растительности может идти в условиях неизменяющейся среды. А такое понимание развития трудно назвать иначе, как метафизическим»(«Агробиология», 1952г, №6, с.143-145).
Дарвинисты, наблюдая за животными и растениями в природе и проводя эксперименты в лабораториях, обнаружили независимость изменений особей от изменений среды; включив, ничтоже сумняшеся, в свою теорию соответствующий принцип, дарвинисты-генетики замахнулись на монизм. Тем самым производилось расшатывание устоев монизма и диалектики; из-за этого дарвинисты-генетики были объявлены идеалистами, а их научная теория оказалась загнанной в подполье.
В дарвинистко-генетической теории имеется положение, которое можно использовать как аргумент в защиту Бога. Можно представить дело так, как будто существует подготовка особей к будущему. Когда в 60-е годы ХХ века начали использовать антикоагулянты в борьбе с крысами, то крысоловам показалось, что наступает золотой век. У крыс, съевших приманки с этими веществами, кровь перестала сворачиваться и животные погибали от малейшей царапины. И вдруг везде, где применялись антикоагулянты, появились крысы, которые на этой отраве благоденствовали. Оказалось, что периодически появляются особи с повышенной способностью крови свертываться, и они часто гибнут от закупорки тромбами кровеносных сосудов. Применение антикоагулянтов производило среди крыс отбор: обычные крысы погибали, а особи с повышенной свертываемостью крови давали многочисленное потомство.
Первые крысы появились миллионы лет назад, и в связи с этим может появиться мысль о том, что Бог предугадал появление антикоагулянтов в ХХ веке, и для спасения крыс многократно придавал отдельным крысам какие особенности. Чтобы такая шальная мысль не могла появиться в головах людей, лысенковцы третировали дарвинистов, говоривших о наличии «преждевременной приспособленности».
В данном случае очевидно, что между появлением крыс с повышенной свертываемостью крови (появлением до 60-х годов!) и применением антикоагулянтов нет причинно-следственной связи. По мнению дарвинистов, появление мутаций может произойти как в момент изменения среды, так и в любой другой момент времени. Это ослабляет связь между изменениями среды и изменениями особей, и в результате религиозность может протиснуться в лазейку между средой и особями, и закрепиться в биологии. Таков порок дарвинизма.
Здесь надо напомнить слова Ленина о том, что Евгений Дюринг искренне хотел быть материалистом и атеистом, но он не сумел провести последовательно точку зрения, которая бы отнимала всякую почву из-под ног идеалистов и теистической бессмыслицы. При некоторой доле фантазии можно сказать, что дарвинисты, подобно Дюрингу, искренне хотели быть материалистами и атеистами, но их попытка создать генетическую теорию, отнимающую почву из-под ног теологии, оказалась безуспешной; разработанная ими теория оставляла лазейку для религиозных предрассудков. Вопреки желаниям дарвинистам-генетикам, на их теории могла паразитировать религия и использовать в своих целях генетическую теорию, ссылаясь на нее.
Лидер советских биологов Трофим Денисович Лысенко внимательно изучил «Материализм и эмпириокритицизм», и он нашел то место в книге, где говорится о том, что научные теории должны ограждать людей от религиозных предрассудков. В соответствии с этим, Т.Д.Лысенко придал биологической науке «ограждающие» особенности. Т.Д.Лысенко тесно увязал изменение среды и изменение особей, устранил лазейку, и религиозности не за что было уцепиться. Изменения у растений и животных возникают позже (а не предшествуют) изменения среды обитания. Существует короткий промежуток времени, когда среда уже изменилась, а особи еще не изменились, и в этот промежуток времени особи плохо приспособлены к среде, и появляется потребность приспособления. Биолог Стрельченко из когорты лысенковцев изъясняется так: «У человекообразных обезьян обычные биологические способы приспособления в новых условиях стали недостаточными и даже губительными. Появились новые потребности: в мясной пище, в охоте, в использовании при помощи передних конечностей разнообразных орудий. Эти потребности породили различные функции, а последние привели к перестройке физического строения организма (прямая походка, увеличение мозга, превращение лапы в руку)».
Почему возникают новые потребности и функции? Лысенковцы дают странный ответ: потому что имеется угроза для жизни животного. Стрельченко, к примеру, считает, что невозникновение новых приспосабливающих потребностей губительно, и по причине губительности возникают новые потребности. Другой лысенковец выражается более чем ясно: «Детеныш, чем он моложе и чем более нуждается в опеке, пользуется значительными привилегиями в удовлетворении своих жизненных потребностей. С биологической точки зрения это вполне объяснимо, т.к. отсутствие заботы о потомстве может привести к вымиранию вида»(Тих). При некоторых условиях появляется возможность гибели вида, и возможность воздействует на организмы; она формирует внутреннюю цепь физиологических и психических потребностей, направленных на приспособление.
Существование более раннего явления (потребности заботиться о потомстве, потребности использовать передние конечности) ставится в зависимость от более позднего явления (гибели вида, возможной в более позднее время).


Т.Д.Лысенко прочитал работу Фридриха Энгельса «Анти-Дюринг», и из этой книги он узнал о случившемся с пневматическим законом Бойля, согласно которому объем газа при постоянной температуре обратно пропорционален давлению. Ученый Анри Реньо обнаружил, что этот закон оказался неверным при больших давлениях. Если бы Реньо был «философом действительности», то он был бы обязан заявить: закон Роберта Бойля вовсе не подлинная истина, значит, он вовсе не истина. Но тем самым Реньо впал бы в гораздо большую ошибку, чем та, которая содержится в законе Бойля. В куче заблуждений затерялось бы найденное Реньо зерно истины; Реньо превратил бы, следовательно, свой первоначальный правильным результат в заблуждение.
Т.Д.Лысенко обнаружил, что теория Ламарка в некоторых своих аспектах неверна. Лысенко выявил в природе некоторые явления, которые не укладывались в теорию Ламарка, и этим явлениям Лысенко дал свое объяснение. Если бы Лысенко был бы «философом действительности», то он был бы обязан заявить: теория Ламарка вовсе не подлинная истина, значит, она вовсе не истина. Но если Лысенко сказал бы так, то тогда он впал бы гораздо большую ошибку, чем та, которая содержалась в теории Ламарка. В куче заблуждений затерялось бы найденное Лысенко зерно истины; Лысенко превратил бы, следовательно, свой первоначальный правильный результат в заблуждение. Поэтому Лысенко не заявил: теория Ламарка вовсе не подлинная теория. Лысенко признал теорию Ламарка, внес в нее некоторые поправки, и ввел в советскую науку.
Дарвинисты-генетики читали книги Энгельса, но из-за своей теоретической беспомощности они не поняли философию Энгельса. Дарвинисты оказались неспособными жонглировать схоластическими понятиями, как ими жонглировали Лысенко и его помощник Презент. Дарвинисты-генетики заявили, что теория Ламарка вовсе не подлинная истина, отбросили эту теорию и на пустом месте создали хромосомную теорию наследственности. В результате их теория превратилась в заблуждение.

Метка админа:

 
kkamliv
Jr. Poster


Сообщений: 26
список всех сообщений
clons
Сообщение № 23730 показать отдельно Июнь 27, 2011, 04:01:45 PM
ответ -только после авторизации
Продолжение главы 5.



В 1978 году издан учебник «Основы марксистко-ленинской философии», в котором на странице 174 можно прочитать: «Между новой и старой теориями существуют сложные отношения, одно из которых выражается в принципе соответствия…новая теория приобретает право на существование, когда прежние теории оказываются некоторыми предельными моментами ее».
Вычленив суть цитаты, получим: новая теория должна признать правильность старой теории и включить ее в себя в качестве составной части. В противном случае новая теория не имеет право на существование.
Именно это и случилось с дарвинистской генетической теорией. Генетика была изгнана из советской биологии, т.к. она не признавала правильность старой теории о наследовании приобретенных изменений. «Положение о возможности наследования приобретенных изменений, - этого крупнейшего открытия в биологической науке, начавшего свое развитие с учения Ламарка, - генетиками-менделистами выброшено за борт» - такими словами Т.Д.Лысенко на сессии ВАСХНИЛ разоблачил лженаучную сущность генетики.
Если бы генетическая теория захотела получить признание, то она признала бы философский монизм. Однако монизм был отторгнут и не был включен в состав генетической теории, что печально окончилось для этой теории.
На сессии Академии сельскохозяйственных наук СССР, состоявшейся в 1948 году, была разгромлена генетическая теория. Один из погромщиков провозгласил с трибуны: «Нам, советским научным работникам, надо опираться на основное марксистское положение: проявлять в науке партийность, патриотизм, новаторство, принципиальность, идейный подход».
Что такое принципиальность и идейный подход? Ученые должны создаваемыми ими теориями подтверждать правильность научных идей, изложенных в трудах Маркса, Энгельса, Ленина, и защищать их от нападок.
Существует ли в природе естественный отбор? Трофим Денисович Лысенко утверждал, что не существует. Это вполне объяснимо – ведь марксизм отрицал естественный отбор, устраняющий неприспособленных особей. Дарвиновскую теорию, согласно которой естественный отбор «отсеивает» организмы с неблагоприятными изменениями, основоположник марксизма Фридрих Энгельс отвергал: «В учении Дарвина я согласен с развитием, но дарвиновский способ объяснения считаю несовершенным». Энгельс признавал объяснение Геккеля: «Геккелевские «приспособление и наследственность» могут обеспечить весь процесс эволюции, не требуя отбора»(«Диалектика природы»).
Совершенно естественно, что Т.Д.Лысенко, демонстрируя преданность марксистскому учению, включил в свою биологическую теорию воззрение Энгельса об отсутствии естественного отбора в природе.
Генетики не включили в свою теорию воззрение Энгельса, и тем самым нарушили принцип соответствия.
Кстати, Дарвин проигнорировал принцип соответствия. Карл Линней и Жорж Кювье в своих научных трудах утверждали, что растения и животные созданы за третий и четвертый день творения всего сущего, и с тех пор растения и животные не изменялись. Линней и Кювье видели вокруг себя застывший мир, не подверженный изменениям. В отличие от них, Чарльз Дарвин считал растительный и животный мир постоянно изменяющимся. С точки зрения принципа соответствия, теория Дарвина является ошибочной.
Вдумаемся в слова советских философов Л.Э.Гуревича и А.А.Китайгородского: «Величайшим изобретением науки является принцип соответствия, гласящий: все природные законы, установленные при определенных условиях, установлены окончательно», «Наука расширяет наши познания, но никогда не зачеркивает написанного». То есть закон навсегда становится догмой, не подлежащей пересмотру и исправлению.
В 1856 году к молодому французскому ученому Луи Пастеру обратились виноделы с мольбой о помощи: в то время море вина скисало, и винодельческий промысел оказался на грани катастрофы. Пастер начал исследовать процесс скисания и обнаружил, что он вызывается микроскопическими живыми организмами, и предложил простейший метод сохранения вина – его нагревание в течение нескольких часов при невысокой температуре. Этот метод, получивший впоследствии название «пастеризация», позволил французским виноделам не потерять миллионы франков. Спустя два года Луи Пастер опубликовал теорию о том, что молочнокислое брожение также вызывается живыми микроорганизмами. Тот час же раздались возмущенные вопли, и, по словам современников, все крупные орудия науки были направлены против Пастера. До того считалось, что брожение молока вызывается химическими реакциями, и те, кто разделял это воззрение, были не менее возмущены заявлением Пастера, чем если бы он стал утверждать, что Земля не шар, а куб. Луи Пастер столкнулся с косностью ученых, защищаемой принципом соответствия. Однако Пастер смог это преодолеть, и в конечном счете его теория была признана научным миром.
Осознав значение случая, происшедшего с Луи Пастером (и аналогичных случаев с многими другими учеными), здравомыслящие ученые пришли к выводу, что разногласие новой теории со старой не означает ошибочность новой теории. Ниже приводится подборка высказываний некоторых ученых, в мягкой форме выражающих несогласие с принципом соответствия.
Семенов: «Значительное движение науки вперед связано с открытиями, которые противоречат системе существующих знаний».
Сухотин: «Новую теорию стремятся отвергнуть, поскольку она зачастую не укладывается в наличный запас знаний. Все, что выходит за рамки общепризнанного, вызывает протест и подвергается вытеснению. Поэтому трудность научного прогресса не в отсутствии новых идей, а в освобождении от старых».
Растригин: «Появление новых идей в науке всегда связано с нарушением некоторого запрета, который установила «старая» наука».
Левитин: «Каждый новый факт проверяется на то, не противоречит ли он общей базе знаний, и если такой криминал обнаруживается, то перед новым фактом опускается шлагбаум. Между тем сведения, не согласующиеся с общепринятыми, могут нести в себе наиболее ценную информацию».
Викторов: «Сколько раз история доказывала перспективность и жизнеспособность кажущихся поначалу «бредовыми» разработок! Характерно, что они на первых порах встречают активное сопротивление даже со стороны опытных специалистов. Может быть, надо говорить не «даже», а «особенно»? Ведь большой опыт – это богатство, но одновременно часто и ограничитель для всего, что не укладывается в рамки накопленного опыта».
В.И.Ленин весьма почтительно относился к принципу соответствия. В заключительной части своей книги «Материализм и эмпириокритицизм» Ленин требовал: «С четырех точек зрения должен подходить марксист к оценке эмпириокритицизма. Во-первых и прежде всего, необходимо сравнить теоретические основы этой философии и диалектического материализма».
Ленин убежден, что выявление разногласий между двумя философскими теориями позволяет дать ответ на вопрос: правильна или ошибочна новая теория?
Воспитанные на идеях Ленина, советские ученые учинили погром не только в биологии, но и в физике. Теория относительности и другие теории Эйнштейна не понравились многим советским физикам и философам за то, что они не признавали правильность воззрения Энгельса и их не включили в себя. Что показало сравнение теоретических основ взглядов Энгельса и Эйнштейна? То, что Энгельс считал Вселенную бесконечной, а Эйнштейн – конечной, ограниченной в размерах. На этом основании теории Эйнштейна были признаны ошибочными и реакционными. В журнале «Под знаменем марксизма» в 1940 году была опубликована статья советского философа Эйгенсона, в которой теория Эйнштейна обвинялась в несоответствии с взглядами Фридриха Энгельса: «Космология не может быть правильной, если она исходит из допущения конечности Вселенной». В 1949 году в Ленинграде проходила конференция по идеологическим (!) вопросам в астрономии; известный астроном К.Ф.Огородников в своем докладе говорил о необходимости «еще резче подчеркнуть отрицательную роль релятивистской космологии – этой раковой опухоли, разъедающей современную астрономическую теорию, этого основного идеологического врага материалистической астрономии».
Максимов: «Теория относительности Эйнштейна, несомненно, пропагандирует антинаучные воззрения по коренным вопросам современной физики, и науки вообще. Воззрения Эйнштейна повели физику не вперед, а вспять. Уже многие физики считают, что теория относительности Эйнштейна – это тупик физики».
Кузнецов: «Только отказ от концепции Эйнштейна позволяет двинуть науку вперед».
Очень много бед принес злополучный принцип соответствия. Знаменательно, что некоторые ученые понимают необходимость противодействовать этому принципу и призывают молодых ученых нарушать его. «Не бойся войти в противоречие с существующими представлениями» - так обращался к студентам и аспирантам известный химик Семенов.
Славин: «Успех научного открытия во многом зависит от того, насколько у исследователя хватает решимости освободиться от давления господствующих идей». Здесь необходимо добавить: величина научного открытия обратно пропорциональна приверженности принципу соответствия.
Гениальность проявляется в нетрафаретности мышления, что является одной из основ эвристичности. Но не менее важно и другое – смелость научной мысли, способность пойти против устоявшихся истин, и упорство, чтобы для своего открытия пробить дорогу сквозь частокол возражений.

Метка админа:

 
kkamliv
Jr. Poster


Сообщений: 26
список всех сообщений
clons
Сообщение № 23731 показать отдельно Июнь 27, 2011, 04:03:30 PM
ответ -только после авторизации
Глава 6. По ту сторону конкретного

Марксисты-ленинцы видят в принципе соответствия основание или подтверждение диалектики. Кузмичева: «Включение старой теории в новую в качестве частного случая представляет собой своеобразие проявления диалектики – диалектики старой и новой формы в развитии данной области познания». Кузнецов: «В принципе соответствия наглядно проявляются основные черты диалектико-материалистического понимания путей развития знаний». Акчурин: «Сознательное использование принципа соответствия эквивалентно использованию в повседневной научной практике диалектических методов мышления», «Вместе с принципом соответствия в самом фундаменте современной науки «работает» диалектика соотношений объективной, относительной и абсолютной истин».

Предположим, я скажу: на дне Тихого океана находится месторождение золота, залегающего неглубоко в шельфе. Но при этом я не буду указывать, в каком конкретном месте располагаются залежи. Принесут ли пользу мои слова? Нет, т.к. эта информация слишком мала, чтобы сталь вовлеченной в геологическую разведку. Выслушав мое заявление, люди скажут: это возможно, однако ни подтвердить, ни опровергнуть это заявление невозможно.
Предположим, я скажу: существует технология переработки бумажной макулатуры, позволяющая получить дешевую присадку, значительно увеличивающую срок службы автомобильных моторов. И при этом я не буду сообщать, какова эта технология. Каков будет результат моего заявления? Результата никакого не будет, потому что этих слов явно недостаточно для организации промышленного производства присадки. Отсутствие производства присадки будет означать отсутствие подтверждения правильности заявления и отсутствие опровержения. Это заявление неопровержимо и недоказуемо.
Предположим, я скажу: относительное знание обязательно имеет в себе перлы абсолютной истины, каждая ступень в развитии науки делает свой вклад в сокровищницу абсолютного знания. И при этом я не дам совет, каким образом можно отличить абсолютное от относительного, как установить тот вклад в сокровищницу, который внесет сегодняшняя наука. Как люди отнесутся к моим словам? Они скажут: разве возможно на основании этой информации найти абсолютные истины в кандидатских и докторских диссертациях, защищенных в этом году? Новоиспеченные исследователи печатают тысячи диссертаций и статей, и как же в них сегодня искать то, что войдет в сокровищницу абсолютного знания? Ответ на эти вопросы отсутствует, и поэтому вышеприведенное высказывание не может быть применено на деле. Последнее означает, что ни опровергнуть, ни доказать правильность высказывания невозможно. Эта информация бесполезна.
Все три высказывания имеют запах безответственности и необязательности. Эти слова можно говорить, но с ними ничего делать невозможно, кроме говорения. Эти слова – болтовня, не способная дать толчок к деятельности. Они – не руководство к действию.
Конкретное может быть истинным или ложным. А вот не-конкретное не обладает ни истинностью, ни ложностью, не-конкретное нельзя ни доказать, ни опровергнуть. Пользуясь этим, некоторые недобросовестные люди намеренно создают концепции, выходящие за рамки конкретного и в силу этого становящимися неопровержимыми. Выбивая таким образом почву из-под ног опровергателей, недобросовестные люди выдают свои концепции за истинные.


Религия заявляет, что она обладает абсолютной истиной. Если наука скажет, что у нее нет абсолютных истин, то тогда наука проиграет конкурентную борьбу за симпатии народных масс. Чтобы не допустить проигрыша, Ф.Энгельс и В.И.Ленин торжественно продекламировали: в науке есть абсолютные истины! Однако никто не объяснил, как их искать.

Метка админа:

 
kkamliv
Jr. Poster


Сообщений: 26
список всех сообщений
clons
Сообщение № 23733 показать отдельно Июнь 27, 2011, 04:06:27 PM
ответ -только после авторизации
Глава 7. Теоретическая нагруженность фактов. Причинность.

Шинкарук: «По отношению к отдельному индивиду система знаний является основой его мышления. Человеческий индивид не рождается с готовым мышлением; мышление образуется и формируется в процессе усвоения общественно и исторически выработанной системы представлений и понятий. Эти общественные понятия и представления ложатся в фундамент собственного мышления индивида, его духовного мира вообще. Однако усвоенная в процессе общения, обучения и воспитания система знаний не лежит мертвым грузом: усвоенные знания и способы мышления, они – понятия и формы развивающегося познания индивида. Какова усвоенная система знаний, таково и мышление индивида: в человеке мыслит человечество. Но существует и обратная связь – индивид вносит новое в систему знаний человечества, развивая ее».
Генри Джордж: «Каждое общество вырабатывает из себя ткань знаний, верований, обычаев, языка, вкусов, законов. В эту ткань принимается личность при рождении, и в ней пребывает до смерти. Эта-то ткань и является формой, в которой отливается дух и от которой он получает свои особенности. Именно посредством этой ткани развиваются определенные предрассудки, обычаи, язык, религия. Только при посредстве ее передаются навыки и накапливаются знания, и открытия одного времени становятся общим достоянием и опорой для дальнейших открытий. Хотя ткань и ставит серьезные препятствия для прогресса, но, с другой стороны, именно она делает возможным прогресс».


Что такое теоретическая нагруженность фактов? Одну из формулировок этого понятия дал известный русский физиолог И.М.Сеченов: «Видимое и слышимое нами всегда содержит в себе элементы, уже видимые и слышимые прежде. В силу этого во время всякого нового видения и слушания к продуктам последнего присоединяются извлеченные из памяти сходственные элементы».
Можно сказать так: знаемое и ощущаемое в своем взаимодействии формирует в голове образ окружающего мира. Количество и качество мыслей, появляющихся в голове человека, определяется не столько предметами, окружающими человека, сколько ранее полученными знаниями. Весьма и весьма маловероятно появление мысли, не заложенной в ум во время обучения. Об этом свидетельствует, например, научная деятельность Галилео Галилея. Он проводил исследования атмосферного воздуха, и в одном из опытов он изучал физическое явление, заключающееся в том, что отсутствие воздуха в стеклянной трубке заставляет жидкость (воду, ртуть) подниматься вверх внутри трубки, если трубка расположена вертикально и нижний край трубки погружен в жидкость. Также Галилей установил, что воздух имеет вес, и сумел взвесить воздух. Но наличие веса (тяжести) у воздуха Галилей не смог мысленно связать с указанным физическим явление, хотя через несколько десятилетий связь была установлена: тяжесть, которой обладает воздух, давит на жидкость и гонит ее туда, где воздух не давит из-за отсутствия воздуха (жидкость двигается оттуда, где тяжести воздуха больше, туда, где тяжести воздуха меньше).
В опытах, проводимых Галилео Галилеем, проявилось давление воздуха (атмосферное давление); с этим природным явлением Галилей столкнулся вплотную, но этот несомненно гениальный ученый не заметил давление воздуха. Это вынуждает сделать вывод: то, что человек обнаруживает или не обнаруживает в экспериментах, определяется не только тем, какие эксперименты он проводит, но так же и тем, что человек знает или не знает.
Человеческое знание может охватывать лишь незначительное количество сторон, свойств, особенностей реального природного явления; и ученый находит в экспериментальных данных ответ только на те вопросы, которые вытекают из имеющегося у человека знания. Знаменитый английский естествоиспытатель Исаак Ньютон считал, свет – это поток твердых частиц-атомов. Он утверждал, что, осветив точечным источником света круглый непрозрачный диск, получим позади диска тень, имеющую вид сплошного черного круга. Это действительно наблюдалось в экспериментах. Но затем французский физик Огюстен Френель выдвинул свою теорию, согласно которой свет является не твердыми частицами, а волной. Из этого следовало, что тень от круглого диска должна быть не сплошной темной, а иметь в центре светлое пятно (так как световые волны могут огибать препятствие и сходится в центре тени). Тщательные исследования показали, что это так и есть.
Ньютон и Френель опирались на различные теории, и они увидели разные тени от одного диска. Таким образом, результаты опытов находятся в зависимости от теоретических воззрений.


Следует рассмотреть физиологические особенности человека, имеющие отношение к рассматриваемому вопросу. Сначала обратимся к истории и проанализируем концепцию французского исследователя семнадцатого века Рене Декарта: «Об изображениях, возникающих в нашем мозгу, необходимо указать: дело заключается именно в том, что они дают сознанию возможность ощущать только раздельные качества предметов, которым они соответствует, а не в том, что они содержат в себе сходство с предметами».
Во времена Декарта большинство ученых придерживалось мнения, что органы чувств созданию в сознании копии предметов. Однако Рене Декарт придерживался отличающейся точки зрения: органы чувств создают в сознании копии лишь отдельных свойств предметов (тяжелое, легкое, гладкое, скользкое, горячее, быстрое, темное, желтое, прозрачное, вертикальное, плоское, длинное близкое, большое, низкое, горькое, шелестящее, тихое, до того как, после того как), а образ предмета создает ум человека путем слияния в одно целое нескольких десятков или сотен этих отпечатков. Декарт приводит такую иллюстрацию: слепой идет по дороге, ощупывая дорогу при помощи палки. Разве создают копию дороги ощущения спепого, получаемые через палку? Нет. Получаемые с помощью палки ощущения вызывают в голове отпечатки отдельных фрагментов дороги. Но ум определенным образом сортирует и перерабатывает отпечатки фрагментов, и в результате обработки и группировки возникает образ дороги.
А что говорят об ощущениях сейчас, 300 лет спустя? «В зрительную кору головного мозга поступает изображение, до этого как бы просеянное через множество сит: в одном задерживаются большие фрагменты картин, в следующем более мелкие фрагменты и так далее… Зрительная кора воспринимает и фрагменты, и их пространственные взаимоотношения, после чего из них формируется образ»(Демидов, «Как мы видим то, что мы видим»). «Соматосенсорный анализатор обладает обширной кожной поверхностью порядка 2 квадратных метров и множеством рецепторов в толще кожи и тела. В нем имеется несколько качественно различных каналов чувствительности: осязание, направленное на определение характера поверхности путем соприкосновения, путем надавливания на поверхность определяется твердость предметов; вибрационное чувство; температурное чувство (отдельно тепловое и отдельно холодовое); сухожильные рецепторы, участвующие в определение веса предмета, их динамических свойств (если они движутся)… Рецептивные поля головного мозга – это результат интеграции ранее дифференцированных элементов, Объединение элементов приводит к формированию образа»(«Анализ сигналов мозгом»).
Современные физиологические исследования во многом поддерживают воззрение Декарта. Так как отпечатки свойств соединяются в образ предмета не самим предметом, а человеческим мышлением, и поскольку разные люди имеют неодинаковое мышление, то у людей продуцируются различные образы (при воздействии на органы чувств одного и того же предмета). В 1610 году Галилей, наблюдая через телескоп за планетами, обнаружил, что Сатурн и некоторые другие планеты не является круглыми, как Марс или Венера; он заметил, что Сатурн имеет какие-то придатки, видимые по обе стороны планеты. Эти придатки Галилей назвал ушками. В 1633 году за Сатурном наблюдал Декарт, и он увидел, что по обе стороны планеты находятся две неподвижные планеты-спутники. Их Декарт назвал сатурианскими Лунами. В 1656 году Гюйгенс через телескоп увидел, что Сатурн окружен кольцом. Галилей, Декарт и Гюйгенс смотрели на одно, но видели разное (уши, две Луны, кольцо).
«Увертка у Канта следующая: дух имеет некоторое познание априори, благодаря которому вещи являются ему такими, какими они ему являются. Следовательно, то обстоятельство, что мы восприниманм вещи так, как мы из воспринимаем, есть наше творение. Ибо дух, живущий в нас, есть ни что иное, как Божий дух, и подобно тому как дух Божий создал мир из ничего, так и дух человеческий создает из вещей нечто такое, чем эти вещи сами по себе не является»(В.И.Ленин, МиЭ).
Дух Галилея и Дух Декарта создали из Сатурна с кольцом нечто такое, чем Сатурн не является: Сатурн с ушками и Сатурн с двумя Лунами. Галилей и Декарт так восприняли Сатурн с кольцом, и это было творением их духа (точнее, в такие неверные образы слились разрозненные отпечатки свойств, появившееся в процессе наблюдения за Сатурном; и за это ошибочное слияние ответственны связи между нервными клетками головного мозга, которые определили ту или иную связь между отпечатками отдельных свойств).
Слово «априори», которое имеется в ленинской цитате, приведенной выше через абзац, нужно понимать как «предшествование» способа связывания (через нервные клетки) отпечатков по отношению к времени воздействия предмета на органы чувств. Эту цитату можно перефразировать так: имеются предшествующие (априорные) связи между нервными клетками, и эти связи (совместно с отпечатками, появившимися позже возникновения связи нервных клеток) участвуют в творении образов предметов. Поскольку связь не дается предметами, а производится мозгом, то дух человеческий создает такие образы, которые отличаются от предметов.
Аналогичное можно сказать и о связывании образов в более крупные образования, называемые представлениями. Почти полная независимость связи от окружающего мира приводит к возникновению таких представлений о процессах, какими эти процессы сами по себе не являются.
Убедится в этом можно, прочитав сочинение Маркса «Капитал». Карл Маркс анализировал экономическую теорию Рикардо, и при этом Маркс написал о снижении цены на хлеб при больших урожаях и связанным с этим разорением крестьянства: «урожайные годы – несчастье». Через несколько сотен страниц основоположник марксизма стал разбирать экономическую теорию Ганиля, и при этом Маркс сказал совершенно противоположное. Ганиль пишет: «Если вследствие обилия хлеба понизится его стоимость, то уменьшится богатство земледельцев». Маркс опровергает Ганиля: «Земледельцы в этом случае богачи». Когда Маркс рассматривал теорию Рикардо, то представление Маркса состояло в том, что при больших урожаях земледельцы разоряются. Когда же Маркс перешел к критике теории Ганиля, то представление Маркса состояло в том, что при больших урожаях земледельцы обогащаются.
Два раза Карл Маркс имел дело с одним и тем же – ценообразованием в сельском хозяйстве, - но каждый раз нервные клетки мозга соединялись по-разному, создав разные ряды связанных образов, и поэтому появились два противоположных, взаимоисключающих представления: уменьшение и увеличение богатства крестьян при больших урожаях (и при равных прочих условиях).


При помощи органов чувств человек воспринимает некоторые поверхностные, внешние свойства явлений и предметов: легкое, твердое, шероховатое, холодное, медленное, перемещающееся слева направо, светлое, синие, мутное, горизонтальное, далекое, короткое, маленькое, сладкое, свистящее, до того как, после того как. Может ли человек при помощи органов чувств познать нечто иное, например, причинно-следственные связи? Нет. Эволюция живого мира на Земле пошла таким путем, который не привел к возникновению органов чувств, воспринимающих причинно-следственную связь.
Возможно, на других планетах эволюция пошла другим путем, и обитатели далеких планет обладают органами чувств, воспринимающими связь между причиной и следствием.
Как же человек может отличить причину от следствия, если его органы чувств молчат об этом? Восприняв поверхностные свойства, ум человека создает образы предметов (явлений), и именно из этих психических образов ум извлекает информацию о том, что есть причина и что есть следствие. Установление причин и следствий производится умом; впоследствии установленное в обязательном порядке должно быть подвергнуто проверке.
Подобной точки зрения придерживались Юм, Авенариус, Пирсон и Богданов. С их мнениями мы можем ознакомиться с помощью книги «Материализм и эмпириокритицизм»: «Все, что мы ощущаем, это – что одно появляется после другого. Перед нами – юмовская точка зрения в самом чистом виде: ощущения ничего не говорят нам ни о какой причинности»(с.171), «Законы отнюдь не принадлежат сфере опыта…они не даны в нем, а создаются мышлением»(с.182), «Причинность принадлежит миру понятий, а не миру восприятий»(с.174).
В.И.Ленин не согласен с такой точкой зрения. Ее апологетов Ленин обвиняет в идеализме: «Выводить причинность из мышления есть идеализм»(с.180).
Людвиг Фейербах: «Чувство дает только видимость, а мышление – истину», «Чувствами мы читаем книгу природы, но понимаем ее не чувствами», (Избранные философские сочинения, т.1, с.237, с.271); на странице 237 Фейербах высказался в том смысле, что мышление накладывает мысленную связь на сущность реального явления, называемого причиной, и на сущность реального явления, называемого следствием.

Метка админа:

 
kkamliv
Jr. Poster


Сообщений: 26
список всех сообщений
clons
Сообщение № 23734 показать отдельно Июнь 27, 2011, 04:11:23 PM
ответ -только после авторизации
Глава 8. Интроекция

«Ученые, занятые естественнонаучными проблемами, не могут стоять в стороне от политической и идеологической борьбы, происходящей между лагерем социализма и капитализма. Ученый должен в этой борьбе занять четкую политическую позицию, давать себе отчет в том, интересам какого класса служат его открытия»(Виноградов).
Информация может быть квалифицирована следующим образом: ложная, достоверная, полезная, вредная. Двум последним классам марксисты уделяют гораздо больше внимания, чем двум первым. Информация о том, что гипотезы помогают делать научные открытия, является правильной, но вредной информацией (поскольку такая информация способствовала проникновению идеалистических воззрений, а также способна вызвать недоверие к основоположнику марксизма, говорившему о том, что гипотезы – химера и шаг назад). Имелся вред от такой информации, и поэтому Ленин не признавал гипотезы.
Заявление Ленина о том, что гипотезы бесплодны, было заведомо неправильным, но полезным (потому что оно подтверждало высказывание Энгельса и увеличивало его авторитет).
В своих научных размышлениях В.И.Ленин руководствовался тем, пользу или вред приносит встречающееся ему воззрение. Один пример уже приведен – отношение Ленина к гипотезам. Другой пример – отношение Ленина к теоретической нагруженности фактов. Такая информация является правильной, но вредной для Ленина информацией, так как она укрепляет идеологические позиции врагов Ленина и ослабляет его позиции. Оценка информации как вредной оказалась достаточной для того, чтобы Ленин принялся отрицать данную информацию.


В 1894 году Антуан Беккерель открыл физическое явление, в котором вещество превращалось в силу, энергию. Почти одновременно с этим открытием было сделано другое открытие. Ученые измеряли массу электрона, и обнаружили, что масса электрона не постоянна, а имеет переменное значение – быстро двигающийся электрон имел большую массу, чем электрон, двигающийся медленно. Энергия движения превращалась в дополнительную массу. Сумма двух масс (дополнительной массы и массы в неподвижном состоянии) приравнивалась к энергии скорости, разделенной на квадрат скорости. Эти два открытия принесли пользу идеалистам – «Превращение материи в силу является для Когена главным завоеванием идеализма» (В.И.Ленин, МиЭ, с.304). Данное открытие принесло пользу идеалистам потому, что они задолго до открытия Беккереля предсказывали возможность превращение вещества в энергию и энергии в вещество, а также существование энергии (силы) независимо от существования вещества. Но то, что полезно идеалистам, вредно материалистам. И материалисты стали отрицать превращение вещества (массы) в энергию, мотивируя это тем, что оно неприемлемо с материалистической точки зрения (так заявил, например, видный советский философ Кузнецов).
Отрицание продолжалось в период конструирования и испытания атомных и термоядерных бомб. Философы идеологически обрабатывали людей, занятых в ядерной сфере, с целью вызвать у них негативное отношение к превращению вещества (массы) в энергию. О такой идеологической атаке рассказывает физик-ядерщик Александров: «Вскоре после войны, кажется, в 1948 году, меня вызвали в ЦК партии и завели разговор о том, что квантовая теория и теория относительности – все это ерунда. Особенно усердствовали два профессора из института философии. Но я им ответил очень просто: сама ядерная бомба демонстрирует превращение вещества в энергию, которое следует из этих новых теорий и ни из чего другого».
Научные открытия оцениваются материалистами с позиции: поддерживают ли они антиматериалистические воззрения или нет? Если поддерживают, то материалисты отрицают их в такой степени, насколько велик их талант убедительно лгать.


Монизм предполагает существование всех видов преобразований в природе. Материалисты признают, что в природе имеется и физическое, и психическое (духовное). Но они категорически отрицают, что физическое может превращаться в духовное (психическое) и обратно. Запрет на такие преобразования одобрить нельзя, так как запрет ставит препятствия для изучения природных явлений. Похоже на то, что материалисты не согласны на всеобъемлющую диалектику, на всеобъемлющий монизм.


Пространство и время стали для Ленина еще одной сферой, где он решил нанести удар по идеализму и поповщине. Бытовало мнение, что выход за пределы времени и пространства как-то связан с религиозными предрассудками. Дабы оторвать людей от религии, Ленин принялся морально терроризировать некоторых ученых, начал мешать им выходить за пределы времени и пространства. Он говорил: «Не признавая объективной реальности времени и пространства, Дюринг не случайно, а неизбежно катится по наклонной плоскости, до «первых толчков», ибо он лишил себя объективного критерия, мешающего выйти за пределы времени и пространства. Если время и пространство только понятия, то человечество, их создавшее, вправе выходить за эти пределы, и буржуазные профессора вправе получать жалование от реакционных правительств за отстаивание такого выхода, за прямую или косвенную защиту поповщины»(«МиЭ», с.191).
Если при жизни Ленина какой-нибудь исследователь стал бы проводить эксперименты, связанные с выходом за пределы времени и пространства, то возмущению Владимира Ильича не было бы пределов. Ведь проведение таких опытов будет косвенной защитой религии! Надо ограничивать научные исследования, если они хотя бы в малой степени используются в угоду религиозности.
В начале своих рассуждений Ленин ставил вопрос так: или ты допускаешь возможность выхода за пределы времени и пространства, и тогда ты идеалист, или ты ограничиваешь себя (и других) рамками пространства и времени, и тогда ты материалист.
В дальнейшем В.И.Ленин внес уточнение в материалистическое понимание пространства: материализм настаивает на трехмерности пространства. Для материалиста недопустимо вести речь о мнимом многомерном пространстве. Кто выходит за рамки трехмерного пространства и говорит о пространстве с пятью, шестью или семью измерениями, тот отрекается от материализма и признает идеализм. Пятимерное пространство – это не образ реального пространства; оно не имеет никакого сходства с реальностью. Материализм не совместим с измышлениями, не являющимися образами реального мира. Размышления о пятимерном пространстве подрывает исходную материалистическую посылку. «Если представления не суть образы вещей, а знаки и символы, не имеющие никакого сходства с ними, то исходная материалистическая посылка подрывается, подвергается некоторому сомнению существование внешних предметов, ибо знаки и символы вполне возможны по отношению к мнимым предметам»(МиЭ, с.252).
Здесь Ленин ведет борьбу против сходства науки и религии следующим образом. Религия создала символы по отношению к тому, что многие считают мнимыми предметами. И религия изучает мнимые символы. Наука обязательно должна отличатся от религии, и чтобы возникло отличие, нужно добиваться того, чтобы наука не исследовала то, что многие считают мнимыми предметами. Нужно добиваться того, чтобы наука не компрометировала себя связью с мнимыми предметами.
Первым заговорил о выходе за пределы пространства греческий ученый Диофант Александрийский, живший в третьем веке там, где сейчас находится Стамбул. В 13-томной «Арифметике» он поведал изумленным читателям о четырехмерном кубе, пятимерном кубе и шестимерном кубе. Вторым стал арабский математик Ибн ал-Хайсам, в начале одиннадцатого века разработавший формулу, необходимую для подсчета объема четырехмерного параллепипеда.
В тех случаях, когда религия усматривает нечто полезное для себя в какой-то сфере науки, науку нужно объявить глупостью, а изучаемые ею явления назвать несуществующими. Так мыслил Ленин, и так он действовал против интроекции. «Глупенькие теоретические ухищрения (с интроекцией, с энергетикой) остаются в пределах узенькой школы, а идейная тенденция этих ухищирений сразу улавливается неокритиками, имманентами, прагматиками и служит свою реакционную службу… Утонченные гносеологические выверты Авенариуса об интроекции остаются профессорским измышлением, попыткой создать свою маленькую философскую секту, а на деле, в общей обстановке борьбы идей, объективная роль этих гносеологических ухищрений одна и только одна: расчищать дорогу идеализму и поповщине, служить им верную службу»(МиЭ, с.367-368). В идеологической борьбе роль реально существующей интроекции заключается в том, что она улавливается реакционерами и ими используется для своих гнусных целей; и из-за этого Ленин объявил интроекцию глупостью и измышлением.
В.И.Ленин отрицал существование интроекции, ибо она использовалась как орудие против диалектического материализма. Вождь мирового пролетариата отрицал возможность выхода за пределы времени и пространства, потому что эта возможность вызывала у людей мысли, вредные для передовой части пролетариата. Ульянов-Ленин не признавал положительную роль гипотез, ибо они вредили марксизму, вызывая к нему недоверие. Еще он подверг обструкции теоретическую нагруженность фактов, вследствие того, что оно приносило пользу идейным врагам пролетариата. По его мнению, если существует какое-то явление, наносящее вред идеологии прогрессивной части человечества, то ради ликвидации вреда нужно доказывать, что это явление не существует.


По ленинскому мировоззрению, те теории, которые описывают реальные процессы, являются реалистичными теориями, а те теории, которые описывают эфемерные процессы (например, теории о шахматной игре, о шестимерных кубах), именуются условными. Для Ленина неприемлема мысль, что могут существовать условные теории, описывающие реальные процессы. Однако такие теории существуют.
Одним из вопросов, проходящих красной нитью сквозь книгу «Материализм и эмпириокритицизм», состоит в следующем: допустимо ли относится как к условным к тем теориям, которые описывают реальные процессы?

Метка админа:

 
kkamliv
Jr. Poster


Сообщений: 26
список всех сообщений
clons
Сообщение № 23735 показать отдельно Июнь 27, 2011, 04:13:52 PM
ответ -только после авторизации
Продолжение главы 8.




Некоторые антропологи считают, что несколько тысячелетий назад человеческий мозг отличался от мозга современного человека. В древности левое и правое полушария были относительно независимы друг от друга. Речь генерировало правое полушарие, а восприятие речи производило левое полушарие; когда в правом полушарии возникали мысли в форме слов, то левое полушарие иногда не понимало, что мысленные слова пришли из правого полушария. В таких случаях левое полушарие считало, что слова пришли по обычному пути – из ушей. Человек был убежден, что он ушами услышал чью-то речь извне. Если он не видел рядом людей, то тогда он делал вывод, что слова произнесены вслух демоном или божеством.
Сейчас встречаются случаи, когда инфекция или опухоль поражает ту часть мозга, которая соединяет левое и правое полушарие. Полушария оказываются изолированными друг от друга, и появляются слуховые галлюцинации, то есть мысленные слова, возникающие именно в мозге, считаются произносимыми внешним объектом.


Когда людям, родившимся слепыми, в зрелом возрасте хирурги восстанавливают зрение, то прозревшие видят вокруг себя лишь беспорядочные цветные пятна, причем эти пятна им кажутся расположенными непосредственно на поверхности глаз. Только через некоторое время бывшие слепые постепенно приобретают умение устанавливать расстояние до предметов.
Существует психо-физиологическое явление, состоящее в понимании того, что предметы находятся не на поверхности глаз, а на некотором отдалении от глаз.
В процессе созерцания вещей, в мозгу человека появляются образы. Каким-то способом мозг человека из того, что находится в мозгу (из психического образа) извлекает информацию о том, какая вещь воздействует на органы чувств, и в каком месте окружающего пространства она находится.
Образ находится в мозгу, и мозг полагает, что в определенной точке окружающего пространства находится объект, соответствующий этому образу. Этот психо-физиологический процесс, начинающийся с возникновения образа внутри мозга и заканчивающийся мыслью о находящемся вне человека объекте, Кант называл приписыванием, Гегель – подсовыванием, Богданов – подстановкой физического под психическое, Авенариус – интроекцией.
Рассмотрим случай, описанный одним из приближенных Никиты Сергеевича Хрущева: «Я сопровождал Хрущева во время его поездки по целинным землям. В то время инакомыслие в сельском хозяйстве состояло в защите чистых паров. Мы находились в одном целинном совхозе, когда, проезжая вдоль поля, руководитель партии вдруг заметил распаханную, но не засеянную землю. Он тут же велел остановиться и обрушился на женщину – директора совхоза. Выдержав первый заряд гнева, директор сказала, что только благодаря чистым полям их совхоз получает намного больше зерна, чем соседние совхозы. Ее ответ был убедительным, но Хрущев не слушал: «Я же сказал – запретить!» В разговор вступил министр заготовок, который поддержал директора совхоза и пытался доказать выгоду чистых паров, но Хрущев и его грубо оборвал»(«Огонек», 1989г, №10).
Существенное в поведении Н.С.Хрущева то, что он наделил чистые пары отрицательными свойствами, якобы снижающими урожайность, и обращался с чистыми парами как обладающими отрицательными свойствами (и применил свою власть для того, чтобы действия людей основывались на мнимых отрицательных свойствах). Чистым парам Хрущев подсунул отрицательные свойства, и это подсовывание нанесло значительный ущерб сельскому хозяйству.
Человеческим ум, имеющий в себе образ физического закона, полагает, что физический закон находится не там, где образ, а в окружающей природе. Как сказал бы Гегель, человеческий ум из себя выплескивает в окружающую природу образ физического закона. Что по этому поводу говорит Ленин? «Наш махист благополучно пришел к чисто кантианскому идеализму: человек дает законы природе, а не природа человеку! Не в том дело, чтобы повторять за Кантом учение об априорности, - это определяет лишь особую формулировку идеалистической линии, - а в том, что разум, мышление, сознание здесь является первичным, природа вторичным. Кантианско-махистская формула «человек дает законы природе» есть формула фидеизма»(МиЭ, с.175; на странице 274 эта формула названа идеалистической). Из этого следует: отличительный признак идеализма есть принятие того, что человек дает (приписывает, подсовывает) законы (свойства) природе.
Отсюда видно, что стать идеалистом очень легко: достаточно признать, что Хрущев подсунул чистым парам отрицательные свойства.
Существование интроекции настолько очевидно, что многие советские ученые признали ее. Ниже приводятся высказывания ученых, которых не смогли смутить отрицательные оценки Ленина относительно интроекции.
Земан: «Мы встречаемся в науке с приписыванием точки зрения познающего субъекта исследуемой действительности, с проецированием полученного представления о действительности на саму действительность».
Голованов: «Законы науки проецируются на объективную реальность; природные законы и законы науки как бы меняются местами».
Кратин: «Жизненная практика научает мозг отделять внешние воздействия от внутренних, проецировать внешние воздействия в окружающую среду».
Коршунов: «Предметность образа выражается в свойстве проекции. Ее суть состоит в том, что содержание образа, формирующегося во внутреннем плане, как бы выносится вовне, наложено на предметы».
Тюхтин: «В упорядоченности нейродинамических состояний головного мозга закодирована упорядоченность воздействующих объектов. Для субъекта эта упорядоченность состояний его нервной системы выступает в качестве структуры внешнего объекта. Иначе говоря, субъект как бы соотносит, проецирует обратно (но не физически) на внешний мир упорядоченность состояний своих нервных анализаторов».
Конорский: «Возбуждение группы гностических нейронов через ассоциативные пути порождает в проекционной зоне процессы, которые обладают всеми свойствами восприятия и которые проецируются вовне».
Это может показаться удивительным, но Фридрих Энгельс признавал подсовывание. Он сказал в книге «Диалектика природы»: «Мы говорим о мускульной силе ног, о прыгательной силе ног, о пищеварительной силе желудка, об ощущающей силе нервов. Иными словами, чтобы избавится от необходимости указать действительную причину изменений, вызываемых функциями организма, мы подсовываем некоторую причину. Мы…сочиняем столько же сил, сколько существует различных явлений».
Примечательно, что и Карл Маркс пользовался термином «приписывание» - «люди приписывают свойство полезности, как будто оно присуще самим предметам, хотя овце едва ли представлялось бы одним из ее «полезных» свойств то, что она годится в пищу человеку»(Соч., т.19, с.378).
В.И.Ленин, МиЭ, с.282: «Существуют ли электроны, эфир вне человеческого сознания, как объективные реальности? На этот вопрос естествоиспытатели должны отвечать и отвечают постоянно: да».
В природе нет эфира. Но в голове Ленина был образ эфира, и он интроецировал этот образ, т.е. полагал, что и внутри его, Ленина, и вне его существует реальный эфир. Ленин приписал эфир природе, дал эфир природе.

Метка админа:

 
kkamliv
Jr. Poster


Сообщений: 26
список всех сообщений
clons
Сообщение № 23736 показать отдельно Июнь 27, 2011, 04:16:01 PM
ответ -только после авторизации
Глава 9. Две теории познания

В журнале «Работница» за 1986г №12 описано происшествие, в котором интроекция стала угрозой для жизни людей. «Поезда шли по расписанию. Мария встречала их, открывая и закрывая шлагбаум на переезде. В 9 часов 35 минут пропустила через железнодорожный переезд дизель Черновцы-Вадул-Сирет. И стала поджидать скорый Варшава-Бухарест, который должен был проследовать через переезд в 10.00. Мария вышла к железнодорожному полотну, постояла чуть-чуть, и тут в будке зазвонил телефон. Она глянула в одну, затем в другую строну железной дороги: где-то вдалеке маячил почти игрушечный тепловоз, решила, что маневровый. А телефон настойчиво трезвонил, и она кинулась к нему, не закрыв шлагбаум. Прижав в уху телефонную трубку, разговаривала, и внезапно за спиной услышала шум поезда. Выглянув в окно, с ужасом увидела, как через переезд прогрохотал тот самый опоздавший скорый. И кажется, прямо на нее летят вверх колесами смятые страшным ударом «Жигули»… С тех кошмарных минут жизнь ее потекла по иному руслу. Вначале Мария стала подследственной, потом подсудимой. 9 июля 1987 года судебная коллегия по уголовным делам вынесла решение: признать Топало Марию Петровну виновной и назначить наказание – три года лишения свободы с отсрочкой в два года. С нее была взыскана на ремонт автомобиля сумма – четыре с половиной тысячи рублей».
В голове Марии Топало возник образ маневрового тепловоза, и она интроецировала этот образ, т.е. полагала, что по рельсам движется материальный, реальный маневровый тепловоз.
Мария произвела подмену сущности скорого поезда на сущность маневрового тепловоза, ввела его на окружающее ее железнодорожное полотно; вследствие введения оказался открытым шлагбаум и произошло столкновение скорого поезда и автомобиля.
Утверждая материализм, Фридрих Энгельс боролся против идеалистической точки зрения, согласно которой под реальным миром надо понимать не то, что видится людям. Энгельс: «Разрыв с идеалистической философией произошел путем возврата к материалистической точке зрения; это значит, что люди этого направления решились понимать действительный мир таким, каким он дается каждому»(«Людвиг Фейербах»). Случай с Марией Топало поясняет сущность материалистической точки зрения. Мария видела маневровый тепловоз и (поскольку она понимала действительным мир таким, каким она его видела) считала, что действительно на рельсах имеется маневровый тепловоз. В результате – «прямо на нее летят вверх колесами смятые страшным ударом «Жигули». Основанные на материалистической точке зрения действия Марии Топало чуть было не привели к гибели людей, находившихся в автомобиле.
Почему Мария Топало лишилась 4 500 рублей? Потому что действительный мир не таков, каким он дается каждому.
Как и чем предотвратить случившееся с Марией Топало? Если бы Мария осознавала, что представления и ощущения – не продукт реального окружающего мира, что понятия – это произвольные обозначения, оторванные от сущности предметов и не являющиеся копиями (зеркальными отображениями) окружающих предметов, то тогда Мария относилась бы с осторожностью к своим представлениям и действовала так, чтобы мнимые представления наносили минимальный ущерб.
Хотел ли Ленин, чтобы происходило предотвращение случаев, подобных произошедших с Марией Топало? Ленин прилагал максимум усилий в книге «Материализм и эмпириокритицизм», чтобы воспитать у всех убежденность в человеческой непогрешимости: «Идеи суть копии объектов»(с.132), «Наше восприятие вещи и ее свойств совпадает с действительностью»(с.120), «Отражение (в пределах того, что нам показывает практика) есть объективная, абсолютная истина»(с.204). Можно привести множество аналогичных цитат.
Позиция материалистов: всякий раз, когда органы чувства дают сведения об окружающем мире, эти сведения соответствуют действительности. Поэтому необходимо доверять показаниям органов чувств.
Позиция идеалистов: нельзя доверять показаниям органов чувств, потому что известны случаи, когда органы чувств ошибались. От органов чувств следует ожидать, что они и в будущем будут сообщать неверные сведения об окружающем мире. Френсис Бэкон так излагал свое идеалистическое воззрение: «Ум человека подобен искривленному зеркалу, которое, примешивая к природе вещей свою натуру, отражает вещи в искривленном и обезображенном виде».
Будет полезным разобраться, идеалистом или материалистом был древнегреческий мыслитель Демокрит. Он писал, что вкусовые ощущения не одинаковы у всех людей: что для одних сладко, то для других горько, для третьих имеет соленый вкус, для четвертых едкий, и еще для иных – кислый вкус. Вкус изменяется от состояния человека в разное время. В то же время Демокрит указывает природу вкусовых ощущений: ощущение сладкого возникает от воздействия на язык крупных круглых атомов, горького – небольших извилистых атомов, едкого – угловатых атомов, острого – узких, согнутых, и заостренных атомов, и т.п.
Что мог бы ответить Демокрит, если бы мы задали ему вопрос: можно ли считать ощущение едкого, появившееся в некоторый момент времени, образом угловатых атомов, воздействующих в этот момент на язык? Нет, ответит Демокрит, вкусовые ощущения могут изменяться от состояния человека и поэтому не существует прямого соответствия между вкусом и формой воздействующих атомов. Вкус едкого может быть мнимым, т.е. появится без воздействия угловатых атомов. Угловатые атомы не всегда вызывают едкий вкус.
На странице 39 «Материализма и эмпириокритицизма» В.И.Ленин назвал «односторонним» идеализмом такую точку зрения: «Если «элементы» суть ощущения, то вы не вправе принимать ни на секунду существование «элементов» вне зависимости от моих нервов, от моего сознания». Демокрит принимал существование вкуса в зависимости от психического состояния человека, от его сознания. Следовательно, точка зрения Демокрита совпадает с точкой зрения «одностороннего» идеализма. «Если ощущение не суть образы вещей, а знаки и символы, не имеющие никакого сходства с ними, то исходная материалистическая посылка подрывается»(с.252). Демокрит подрывал материализм, потому что он подразумевал, что чувство едкого будет символом, не имеющим сходства с формой атомов, когда чувство едкого появляется в ответ на воздействие круглых больших атомов. «Махисты, субъективисты, агностики…недостаточно доверяют показаниям органов чувств…они не видят в ощущениях верного снимка с объективной реальности, приходя в прямое противоречие с естествознанием и открывая дверь для поповщины…вопрос о том, принять или отвергнуть понятие материи, есть вопрос о доверии человека к показаниям его органам чувств»(с.120). Демокрит не доверял тому органу чувств, которое сообщает о вкусах; он не видел в едком вкусе верного снимка с объективных круглых атомов.
Электромагнитные волны бесцветны, но, воздействуя на сетчатку глаза, вызывают ощущение красного, желтого, зеленого и других цветов. Бесцветное создает цветное.
Любопытно, что в начале своей книги В.И.Ленин назвал Дидро материалистом, хотя Дидро высказывал взгляды, близкие к взглядам Демокрита. Цитата из произведения Дидро: «Представьте, что фортепиано имеет способность ощущать и помнить, и скажите, разве оно не стало тогда само повторять те арии, которые исполнялись бы на его клавишах? Мы – инструменты, одаренные памятью и способностью ощущать. Наши чувства – клавиши, по которым ударяет окружающая нас природа и которые часто сами по себе ударяют».
Если клавиши разумного фортепиано ударяют сами по себе в тот момент времени, когда по ним не ударяет природа, то раздающиеся звуки являются мнимыми символами, не вызванными ударами природы. Звуки не соответствуют ударам природы. Это очень похоже на идеалистическое мировоззрение, о котором так много рассказывал Ленин.
Демокрит и Дидро (а особенно рьяно Декарт) создавали концепции, допускающие возникновение фантомных ощущений. Ленин придерживался иной концепции об окружающем мире, и в своей концепции Ленин возвёл ограждение, не допускающее фантомных ощущений и представлений.
В.И.Ленин: «Защищает ли данная философская школа позиции научного знания или сеет недоверие к нему – суть применения принципа партийности к гносеологической проблематике».
Существуют две гносеологии, теории познания. Сторонники одной доказывают, что научное знание является истинным, объективно-верным. Представителем этой теории познания является Владимир Ильич Ленин, источавший разнообразную похвалу старым физикам за то, что они видели в физических теориях реальное познание мира и верили в правильность физических теорий (см.с.177 и 316 МиЭ), и убеждавший новое поколение физиков таким же образом относится к теориям, то есть действительным мир понимать таким, каким он дается в теориях. Ленин защищал позиции научного знания, защищал правильность научных теорий.
Сторонники другой теории познания сеют недоверие к научному познанию, доказывая, что нельзя действительный мир понимать так, как он дается в теориях, что они имеют мало общего с природными явлениями (из-за теоретической нагруженности фактов, отсутствием нормального критерия истинности, и из-за иных обстоятельств). Представителем этой теории познания является Александр Иванович Герцен, сказавший: «Ученый должен по своей части знать все теории и при этом не забывать, что все они вздор».
С позиции этих двух теорий познания интересно рассмотреть отношение к науке Д.Пристли и А.Лавуазье. Если к ним применить принцип партийности гносеологий, сформулированный Лениным, то Антуан Лавуазье должен быть отнесен к сторонникам идеалистической теории познания, ибо он не доверял существовавшей в его время науке: «Я решил, что обязан рассматривать все, сделанное до меня, как намеки. Я поставил перед собой цель: все повторить с предосторожностью». Лавуазье повторил почти все химические исследования и обнаружил в них ошибку, а именно, он обнаружил, что в природе нет вещества «флогистон». Походя нарушив принцип соответствия, Лавуазье доказал надуманность, фантастичность флогистонной теории.
«Спорный вопрос состоит в том, должны ли те гипотезы, лежащие в основе наиболее распространенных научных теорий, быть рассматриваемы как точные описания устройства мира, окружающего нас, или только как удобные фикции»(из книги МиЭ, с.296).
Флогистонную теорию Лавуазье рассматривал как намек, как удобную фикцию, и это помогло ему сделать открытие (кислород, соединяющийся с горящими веществами), золотом вписавшее его имя в скрижали истории.
Джозеф Пристли решал этот спорный вопрос противоположным образом. Он, являясь сторонником материалистической теории познания, рассматривал флогистонную теорию как точное описание химических явлений, и догматическая вера в эту теорию помешала Пристли правильно разобраться в химических реакциях и по достоинству оценить открытие кислорода, его роль в процессах горения и ржавления. Развивающаяся наука ушла вперед, а Пристли оказался привязанным к несовершенным химическим представлениям. Это отрицательный пример поведения естествоиспытателя.
Ленин высказывал симпатии ученым, подобным Пристли, не усматривающих изъяны в утвердившихся научных представлениях, и выражал порицание ученым, подобным Лавуазье. Подобные Лавуазье ученые, говорящие об ошибках в существующих научных теориях, дискредитировали науку, и это не нравилось Ленину. Нежелательна дискредитация науки и ученых, полагает Владимир Ильич, но желательно доверие к ним.

Метка админа:

 
kkamliv
Jr. Poster


Сообщений: 26
список всех сообщений
clons
Сообщение № 23737 показать отдельно Июнь 27, 2011, 04:18:10 PM
ответ -только после авторизации
Продолжение главы 9.


У некоторых людей развивается болезнь, именуемая манией величия. У больного возникает непоколебимое убеждение в своем высоком предназначении, в том, что им сделано (или скоро будет сделано) теоретическое или практическое открытие, имеющее необычайно важное, универсальное значение, и его внедрение облагодетельствует человечество. Больной считает себя великим изобретателем, значимым персонажем, и сравнивает себя с великой исторической личностью; уверяет об особых отношениях со знаменитостью или божеством. От его желания зависит – быть войне или вечному благоденствию. С ним все советуются. У больного имеется неправдоподобно-грандиозное преувеличение своих духовных и физических сил, здоровья, социального положения, он открывает у себя незаурядные способности, собирается прославить себя в качестве выдающегося исследователя, артиста, писателя, художника. Открытой для сознания остается только великолепная личность, лишенная изъянов; больной обращает внимание только на те факты, которые подкрепляют или объясняют имеющийся у него аффект, пробелы восполняются вымыслом. Больные постоянно напоминают другим о своих особенностях, без конца рассказывают все более и более новые подробности о своем величии, они как бы мечтают вслух, как бы грезят. Мания величия проявляется горделивыми позами, величественной осанкой, специально придуманными и вычурными костюмами, созданием атрибутов власти или богатства, повелительным обращением с окружающими, высокомерием.
Некоторые физики (химики, биологи и т.д.) заболевают манией величия, и им кажется, что созданные ими теории имеют всемирно-историческое значение и являются непоколебимо-истинными. Другие физики (химики, биологи и т.д.) догадываются о том, что их коллег обуяла мания величия, и они начинают действовать подобно психиатрам – они убеждают страдающих манией величия в том, что их теории не является непоколебимо-истинными. Вследствие этого ученый мир разделяется на две группы: группу физиков (химиков, биологов и т.д.), страдающих манией величия, и группу физиков-психиатров, химиков-психиатров, биологов-психиатров, и т.д.
Теория познания – это наука, изучающая закономерности рождения, развития и смерти теорий. Поскольку ученый мир разделяется на две части, то каждая часть разрабатывает свою теорию познания.
В начале научной деятельности перед Лениным стоял выбор: или встать на сторону физиков (химиков, биологов, и т.д.) с манией величия и взять на вооружение созданную ими теорию познания, или встать на сторону физиков-психиатров, химиков-психиатров, биологов-психиатров, и взять на вооружение их теорию познания.
Молодой Володя встал на сторону болеющих манией величия. Ленин столкнулся с проблемой: как же ученые, видя регулярный уход в небытие теорий, могут сохранить к ним доверие, желательное для Ленина? Разрешение этой проблемы привело В.И.Ленина к труднопонимаемому умозаключению: «Движению представлений соответствует движение материи»(МиЭ, с.188). Вычленить суть поможет пример. В конце семнадцатого века директор Парижской обсерватории Доменико Кассини имел теоретическое представление о том, что Земной шар растянут вдоль оси вращения, т.е. Земля похожа на дыню. Потом произошло изменение этого представления, и появилось новое представление о форме Земли: правнук директора Парижской обсерватории, Доминик Кассини, занимавший тот же пост, имел представление о том, что Земной шар сжат вдоль оси вращения, т.е. Земля по форме напоминает приплюснутый арбуз. Ленинское умозаключение означает в данном случае, что изменению представлений соответствует изменение формы Земного шара.
Знания директоров Парижской обсерватории истинны, т.е. правильно описывают форму Земли. Действительный Земной шар таков, как он известен директорам. Когда происходит замена одного представления на другое, то и меняемое, и сменяющее представления истинны. Причиной изменения представлений является изменение формы Земного шара.
Иной взгляд Иммануила Канта вызвал у Ленина неприязнь, и в книге «Философские тетради» Ленин раскритиковал Канта следующим образом: «Преходящий, временный характер человеческого познания Кант принял за субъективизм, а не за диалектику природы»(с.189). Изменчивый, временный характер знаний объяснялся Кантом при помощи субъективизма: изучая явления, люди обнаруживают случайные (посторонние) черты явления и выдают их за фундаментальные, вносят в теории много фантастического, чего нет в природе, не допускают в теории часть того, что существует в природе, и из-за этого значительная часть знаний имеет ошибочный и субъективный характер. Ошибочность знаний – наиболее частая причина того, что время от времени ученые перестают пользоваться каким-то знанием.
После того, как стала известна концепция В.И.Ленина о причине изменений представлений о форме планеты, большинство ученых не признали эту концепцию и согласились с концепцией Канта, потому что не были найдены факты, доказывающие изменение формы Земли на протяжении последних четырех веков.
Когда-то люди считали, что вес предмета пропорционален размеру поверхности предмета, и на смену этому представлению пришло новое представление о том, что вес предмета пропорционален его объему и плотности (первым это высказал Исаак Ньютон). Люди перестали считать, что вес предмета пропорционален размеру поверхности. Как это объяснили бы Кант и Ленин? Кант объяснил бы так: люди перестали придерживаться первого воззрения потому, что обнаружили его ошибочность. Первое воззрение изначально было ошибочным. По ленинской логике, отказ от старого воззрения интерпретируется так: раньше действовал закон природы, согласно которому вес пропорционален поверхности предмета, и действительный мир был таким, каким тогда понимали его люди; потом по причине диалектики природы произошло изменение в природе, и появился новый закон природы, согласно которому вес пропорционален объему и плотности.
Подтверждается ли фактами мнение о том, что четыре века назад вес предметов не был пропорционален объему и плотности? Нет.
Ленин высоко ценил Гегеля за то, что тот придерживался материалистического воззрения на причину изменения представлений. В книге «Философские тетради» можно найти такие хвалебные слова Ленина: «Гегель гениально угадал в смене понятий, в переходе одного понятия в другое, в вечной смене понятий именно такое движение вещей, природы»(с.179).
Аристотель говорил, что при свободном падении камня его скорость увеличивается прямо пропорционально пройденному пути. Через тысячелетия Галилей заявил, что скорость падающего камня возрастает пропорционально квадратному корню из пройденного пути. Если по-гегелевски объяснять смену этих понятий о скорости, то тогда нужно сказать, что притяжение (и им определяемое ускорение падающего камня) Земли качественно отличалось во время жизни Аристотеля и во время жизни Галилея; но геофизика свидетельствует о том, что притяжение Земли за время существования человечества не претерпевало значительных изменений, и всегда камни падали одинаково. Вывод: материалистическое понимание изменения понятий является ущербным и неприемлемым.
Будет большой наивностью полагать, что когда-то действительный мир был таким, каким он давался Аристотелю.
Как известно, Коперник считал, что планеты двигаются по круговым орбитам; спустя некоторое время Кеплер пришел к точке зрения, что планеты двигаются по эллиптическим орбитам. Попробуем применить к этому изменению представлений диалектико-материалистический постулат: диалектика понятий в голове – это только отражение действительного развития, совершающегося в природе. Мы должны сказать, что сначала все планеты вращались вокруг Солнца по кругу, а потом внезапно изменили орбиты и стали вращаться по эллипсу. Но это противоречит данным астрологии и астрономии, потому что за длительный период наблюдения за небом не обнаружены подобные изменения орбит. Значит, Коперник и материалистический монизм ошибаются: во-первых, планеты несколько веков назад двигались по эллиптическим орбитам, во-вторых, диалектика понятий в головах указанных астрономов не является отражением развития Солнечной системы. Нельзя полагать, что действительный мир таков, каким он давался Копернику.
В восемнадцатом веке братья Жозеф и Этьен Монгольфье проводили опыты с небольшими шарами, наполняемых горячим дымом. Эти шары поднимались высоко в небо. Обнаружив явление (подъем шаров высоко в небо), братья принялись объяснять его. Они раскрыли такую сущность: сила, поднимающая шары вверх, возникает благодаря свойству заряженных электричеством тел отталкиваться друг от друга. Заряженный шар отталкивается от заряженной земли. Дабы посильнее зарядить электричеством воздушный шар, братья Монгольфье заполняли его дымом от горящей шерсти и сырой соломы, потому что дым от их сгорания в наибольшей степени заряжался электричеством.
Ободренные успешными экспериментами, братья создали шар больших размеров, и 21 ноября 1783 года на этом шаре поднялись в небо два человека: маркиз д^Арланд и ученый де^Розье. Таким грандиозным успехом завершились теоретические и практические разработки Жозефа и Этьена Монгольфье.
Но нашла коса на камень. В 1785 году ученый Соссюр тщательно исследовал характеристики горячего дыма, находящегося внутри воздушного шара, и пришел к выводу, что подъемная сила вызвана не электрическим зарядом, а уменьшением плотности воздуха при нагревании, что действительная подъемная сила не такова, как она давалась братьям Монгольфье. Ничто не вечно под Луной – подтвержденная практическим критерием истинности теория братьев Монгольфье прекратила свое существование. Использовать практику как критерий истинности – самый надежный способ самообмана.
Само собой разумеется, что Соссюр был плохо образованным человеком, и он прибегнул к простонародному, кантовскому способу объяснения смены представлений: теория братьев Монгольфье исчезла потому, что она изначально была ошибочной. Дым от сгорания шерсти и сырой соломы никогда не заряжался электричеством. Но если бы Соссюр поднаторел в диалектическом материализме, то он дал бы правильное объяснение: в 1783 году поднимающийся воздушный шар действительно заряжался электричеством от дыма, но на протяжении двух лет в природе происходили изменения, и поэтому в 1785 году на смену электрическому заряду пришло уменьшение плотности дыма. Теория братьев Монгольфье была объективно-правильной по состоянию природы на 1783 год. В момент своего возникновения теория верно отражала действительность.

Метка админа:

 
kkamliv
Jr. Poster


Сообщений: 26
список всех сообщений
clons
Сообщение № 23738 показать отдельно Июнь 27, 2011, 04:20:26 PM
ответ -только после авторизации
Окончание главы 9.



На протяжении тысячелетий люди добавляли соль в пищу. В жидкой пище соль растворялась и улучшала ее вкус. При помощи вкусовых ощущений люди воспринимали результат растворения соли, но сам процесс растворения им был неизвестен. И вот в 1802 году за изучения этого процесса взялся химик Берцелиус. Он выяснил: в жидкости соль разлагается на ионы натрия и ионы хлора. Как это было установлено? Берцелиус проводил над солью эксперименты, начинавшихся с определенных начальных условий (химических реактивов, вступавших в реакцию), и закончившихся некоторым результатом (образованием газообразных выделений или образование осадка). Затем Берцелиус, напрягая свой ум, разработал абстрактное объяснение, которое началось (теоретически) с тех же самых начальных условий и заканчивалось (теоретически) тем же самым результатом. Потом Берцелиус (а впоследствии и все химики) стал считать, что процесс растворения протекает именно так, как говорит объяснение.
Проводя эксперименты, ученые имеют дело с начальными и завершающими экспериментальными данными. Получив данные, ученые сами себе объясняют, какими могут быть внутренние процессы, движущие эксперимент от начальных условий к завершающим условиям. Далее происходит интроекция, то есть ученые полагают, что внутренние процессы таковы, как их описывает объяснение. Ученые верят, что действительно протекающие внутренние процессы соответствуют придуманным ими объяснениям.
Таков путь от являющегося к существующему, от чувственному к объективному.
В разнообразным психических ощущениях, дающим уму информацию о поверхностных свойствах явлений, как бы зашифрован внутренний процесс, внутренний «механизм» явления, заставляющий развиваться явление от начальных к завершающим условиям. Стремясь уйти от поверхностных свойств, приводящим при их вовлечении в практическую деятельность к неудовлетворительным результатам, ум старается произвести расшифровку показаний органов чувств, найти причину явлений, прогнозирует дальнейшее развитие явлений. Поскольку одной из составляющих расшифровки является особенность ума, то ум как бы входит в состав расшифрованного внутреннего «механизма». Найденный внутренний «механизм» несет на себе отпечаток человеческой личности. Знание о причинах вырабатывается умом, но для этого ум должен быть дисциплинированный и неспешным. Поспешный ум заставляет человека ориентироваться в мире на основании временной последовательности фактов и явлений. Временная последовательность событий является действительной, и, познавая временную последовательность, люди познают действительное. Однако для многих такое познание недостаточно, т.к. оно не имеет надежности и приводит к частым неудачам. Люди ищут более повторяемое, более стабильное, более «удобное», и делают шаги за пределы временной последовательности. Познание суть «продирание» мысли сквозь временную последовательность к причинно-следственной последовательности (сквозь несущественные свойства к существенным свойствам). Познанное должно быть проверенно на правильность.
Люди предъявляют к причине определенные требования, и когда они обнаруживают нечто, удовлетворяющее этим требованиям, то это нечто они объявляют причиной. Но требование к причине одних людей отличается от требований других людей, и это приводит к противоречию между тем, что объявляют причиной одни люди, и тем, что объявляют причиной другие люди. Некоторые предъявляют к причинно-следственной связи настолько высокие требования, что не находят в природе то, что может соответствовать таким требованиям. Им кажется, что в природе в настоящее время невозможно обнаружить требуемые причины. Они говорят: является непомерным бахвальством убеждение, что нам известны причины. Врятли стоит за такую фразу обвинять в идеализме.
В 1679 году Георг Штель, профессор университета в Галле (Германия), решил разобраться, каким образом ржавеют металлы и происходит горение. Проведя опыты с многими сгораемые материалами, он констатировал завершающие эксперименты условия: в процессе сгорания образуются огонь и шлам. Подумав как следует над начальными и завершающими условиями, Штель сделал вывод: в процессе сгорания предметы разлагаются на золу и теплоту; при этом теплота выделяется в форме особого вещества, которое горит. Это вещество Штель назвал флогистоном. С его помощью профессор объяснял процесс ржавления: при нагревании металлов из них изгоняется флогистон и образуется ржавчина.
В 1774 году биолог Джозеф Пристли обнаружил неизвестную ранее разновидность воздуха, которая исчезает, когда в ней сжигают какой-нибудь предмет, и об этом Пристли сообщил научной общественности. Антуан Лавуазье заинтересовался этим научным открытием и стал исследовать его. В ходе опытов по сжиганию предметов Лавуазье создал иные начальные условия, чем созданные Штелем начальные условия, и Лавуазье обнаружил иные завершающие условия. Так как были имелись другие начальные и завершающие условия, то Лавуазье связал их другим объяснением: при горении не выделяется флогистон, а наоборот, в предмет входит разновидность воздуха, обнаруженная Джозефом Пристли. Эту разновидность воздуха Лавуазье назвал «кислород».
«Флогистон» и «кислород» - это объяснение экспериментальных данных. Штель и Лавуазье полагали, что действительность такова, как они ее объясняют. Штель и Лавуазье подсунули природе флогистон и кислород.
Обе теории доказывались одним и тем же способом. Эти две теории не имеют преимущества одна перед другой в аспекте достоверности.
В середине восемнадцатого века шотландский ученый Дж.Блэк передачу тепла объяснял при помощи «тепловой жидкости», перетекающей из предмета в предмет, и вызывающей нагревание. В опытах Блэк определил начальные и завершающие условия, при которых происходит передача тепла от предмета к предмету, и начальные условия Блэк связал с завершающими условиями с помощью процесса, в котором активную роль играет тепловая жидкость – теплород.
Впоследствии Планк установил, что передача тепла происходит при других начальных и завершающих условиях, и их Планк связал другим объяснением: переходом электронов с одной энергетической орбиты на другую орбиту.
Блэк и Планк считали, что действительность такова, как они ее объясняют. Блэк приписал природе теплород, а Планк приписал природе переход электронов по орбитам. К обеим теориям применялось одно и то же доказательство правильности. Теория Планка нисколько не достовернее теории Блэка.
В 1733 году Шарль Дюфе опубликовал в французских и английских журналах статьи, описывающие эксперименты, в которых он обнаружил стеклянное электричество и смоляное электричество. Он натирал стеклянные стержни, и на них появлялось стеклянное электричество; два предмета, заряженные стеклянным электричеством, отталкивались друг от друга. Дюфе натирал стержни, сделанные из смолы копала, и на стержнях возникало смоляное электричество. Когда Шарль Дюфе один предмет заряжал смоляным электричеством, а другой предмет стеклянным электричеством, то предметы притягивались друг к другу. В 1750 году Бенджамин Франклин продолжил эксперименты с электричеством, и он выяснил, что существует электрический флюид, который втекает и вытекает из предметов. Когда в предмет вошел флюид и образовался его избыток, то появляется стеклянное электричество. Когда же из того же предмета вытекает флюид и возникает его недостаток, то предмет заряжается смоляным электричеством. В 1759 году Роберт Симмерс провел более тщательные исследования, и он определил, что существует два вида электрического флюида.
И где сейчас флюид? Он исчез. Сейчас говорят, что электроны отрываются от атомов и передвигаются внутри предметов; увеличение или уменьшение количество электронов вызывает электрический заряд. Франклин и Симмерс подсунули природе электрический флюид.
В 1831 году Френель стал объяснять световые явления при помощи эфира. На основе теории об эфире были предсказаны такие явления, как коническая рефракция и смещение частоты. Любопытные ученые решили проверить: с какой скоростью наша планета движется сквозь космический эфир? С 1887 года по 1929 год было проведено несколько десятков опытов по измерению скорости, но отклонение этой скорости от нуля обнаружить не удалось, что было объяснено отсутствием эфира.
Френель был убежден, что реальные внутренние процессы, протекающие в световых явлениях, были именно такими, как они были изображены в его эфирной теории. Френель подсунул природе эфир.
В.И.Ленин: «Перед нами, - пишет Пуанкаре, - руины старых принципов, всеобщий разгром научных оснований. Ломка основных представлений показывает (таков ход мысли Пуанкаре), что они не копии с природы, не точные изображения»(МиЭ, с.274). Ход мысли большинства ученых совпадает с ходом мысли идеалиста Пуанкаре: флогистон, теплород, электрический флюид, эфир, гравитационные вибрации света возле края непрозрачного диска, дынеобразная форма Земли, круговые орбиты планет, пропорциональность веса поверхности, прямопропорциональность пройденного пути и скорости падающего камня, электрическая заряженность дыма от горения шерсти и сырой соломы, воздействующая на наследственность необходимость, наследование упражняющихся органов, увеличение доходов крестьян при обильных урожаях – не копии с природы, не точные изображения реальных процессов. В природе никогда не было флогистона, теплорода, флюида, эфира, дынеобразной Земли, круговых орбит планет Солнечной системы, гравитационных вибраций света возле края непрозрачного диска. Теории о флогистоне, теплороде, флюиде, эфире, заряжающем дыме, были фикциями, миражами. Есть веские основания предполагать, что и будущем будут появляться фиктивные, фантомные теории.
Объективная реальность ошибочно, субъективистично отражается в теориях. Это доказывается крутой ломкой старых установившихся понятий.
Николай Васильевич Гоголь в книге «Мертвые души» написал замечательные слова о человеческом познании. Хотя Гоголь имел ввиду, наверно, не науку, но тем не менее его слова очень хорошо передают настроение многих ученых. «Какие искривлённые, глухие, узкие, непроходимые, заносящие далеко в сторону дороги избирало человечество, стремясь достигнуть истины…но мимо ее в глухой темноте текли люди... Видит теперь ясно текущее поколение, дивится заблужденьям, смеётся над неразумием своих предков... и самонадеянно, гордо начинает ряд новых заблуждений, над которыми также потом посмеются потомки».
Одним из вопросов, проходящих красной нитью сквозь книгу «Материализм и эмпириокритицизм», состоит в следующем: допустимо ли преждевременно заявлять о фантомности утвердившихся научных представлений? Нужно ли терпеливо ожидать того момента, когда будут выявлены опровергающие факты, и только после этого произносить слова о фиктивности? «Всякому закону, который сформулирует физика, реальность противопоставит, рано или поздно, грубое опровержение – опровержение посредством факта»(слова Пьера Дюгема цитируются по книге «Материализм и эмпириокритицизм», с.332)
Степень недоверия (доверия) к познанному должна быть, с точки зрения здравого смысла, соразмерна степени относительности, присущей критерию истинности. Для материалистов неприемлема соразмерность. Материалисты признают относительность критерия, но то знание, которое проверяется критерием, у материалистов теряет свойство относительности.
Определение внутренних закономерностей явления есть умственное конструирование, осуществляемое по законам и правилам самого мышления. Прав был Эйнштейн, когда сказал: «Физические понятия суть свободные творения человеческого разума и неоднозначно определены внешним миром». Ученый, направляющий свой разум в глубину материи, напоминает художника, пробующего по нескольким поставленным на бумаге точкам нарисовать портрет человека, которого никогда не видел.
Так как законы мышления качественно отличаются от законов природы, то созданное мышлением представление (о внутренних процессах природных явлений) почти всегда отличается от действительных внутренних процессов.
Но материалисты не признают это различие. Вот что сказал главный материалист Фридрих Энгельс: «Над нашим теоретическим мышлением господствует тот факт, что субъективное мышление и объективным мир подчиняются одним и тем же законам и что поэтому они не могут противоречить друг другу в своих результатах, а согласуются между собой»(«Диалектика природы»). Однако на самом деле мышление и мир подчиняются разным законам, и результат мышления посторонен миру. На Чернобыльской АЭС произошел взрыв, причина которого состояла в том, что представление персонала АЭС о происходящих ядерных реакциях оказалась отличающимся от реальных ядерных реакций. Мышление и ядерные реакции подчиняются разным законам, и несогласованность между ними приводит к мелким и крупным авариям на атомных установках.
Осознание различия между природными законами и законами мышления заставляет принимать практические меры для того, чтобы в той или иной степени уменьшить вред, наносимый этим различием. Но разве можно принимать меры для уменьшения вреда, если категорически отрицается различие между законами мышления и природы, как это делают материалисты?

Метка админа:

 
nan
Имеет права полного администратора сайта - админ

Род: Мужской
Сообщений: 11369


E-Mail
личная фото-галерея
Оценок: 39
список всех сообщений
clons
Сообщение № 23741 показать отдельно Июнь 27, 2011, 06:23:56 PM
ответ -только после авторизации

>>Ученые верят, что действительно протекающие внутренние процессы соответствуют придуманным ими объяснениям.

Неверное утверждение. Вера - одно, уверенность - совсем другое. Первое может возникнуть безусловно и без оснований, второе - результат личного жизненного опыта. Учены удостоверяются в важных для них истинах лично на опыте.

>>Стремясь уйти от поверхностных свойств, приводящим при их вовлечении в практическую деятельность к неудовлетворительным результатам, ум старается произвести расшифровку показаний органов чувств, найти причину явлений, прогнозирует дальнейшее развитие явлений. Поскольку одной из составляющих расшифровки является особенность ума, то ум как бы входит в состав расшифрованного внутреннего «механизма». Найденный внутренний «механизм» несет на себе отпечаток человеческой личности. Знание о причинах вырабатывается умом...

Явное непонимание сути научной методологии исследования, непонимание механизма образования личного опыта - механизмов адаптивности, и того, что такое истина.

>>Объективная реальность ошибочно, субъективистично отражается в теориях. Это доказывается крутой ломкой старых установившихся понятий.

старое, заезженное заблуждение мистиков, которые они живописуют куда как более ярко и драматично :) Но предметные области науки основываются на аксиоматике, их утверждения четко имеют граничные условия использования (они не универсальны) и поэтому никогда найденная достоверно аксиоматика в граничных условиях не может быть опровергнута, она лишь расширяет границы с уточнением описаний.

>>Но материалисты не признают это различие.

Все ясно :) мистикам уверенность заменяем безусловная вера, знания и понимание им ни  чему.

 



p.s. Допускаю, что мое утверждение может быть порочно, поэтому прошу показывать, что именно и почему неверно и запрашивать объяснения, если что-то непонятно.
Метка админа:

 
kkamliv
Jr. Poster


Сообщений: 26
список всех сообщений
clons
Сообщение № 23744 показать отдельно Июнь 27, 2011, 06:40:40 PM
ответ -только после авторизации
"Ученые удостоверяются в важных для них истинах лично на опыте".

Ваши слова вызывают у меня сомнение. Ученые проводят опыты и на их основании создают объяснение тому, что обнаружили в опыте. Но разве опыт подтверждает объяснение?

Переваривание колбасы в желудке не доказывает правильность теории, объясняющей процесс переваривания.

Метка админа:

 
nan
Имеет права полного администратора сайта - админ

Род: Мужской
Сообщений: 11369


E-Mail
личная фото-галерея
Оценок: 39
список всех сообщений
clons
Сообщение № 23745 показать отдельно Июнь 27, 2011, 07:00:59 PM
ответ -только после авторизации

Не стоит торопиться с глупостями, облажаться так просто :) лучше бы прояснить то, что дано по ссылкам, это - очень серьезные материалы, в которых есть ответы на прозвучавшую непонятку.



p.s. Допускаю, что мое утверждение может быть порочно, поэтому прошу показывать, что именно и почему неверно и запрашивать объяснения, если что-то непонятно.
Метка админа:

 
Страницы: 1 2
Статистика:
Всего Тем: 1894 Всего Сообщений: 46346 Всего Участников: 4813 Последний зарегистрировавшийся: Olga_Sharova
Страница статистики форума | Список пользователей | Список анлимитов
Последняя из новостей:
Авторы создают Карты Знаний, а пользователи их проходят, постепенно вникая в то, что является хорошо понятым автором.: Редактор Карты Знаний.
Все новости

Если ты такой умный, то почему не богатый?
Богатейший человек мира рассказал о перевернувшем его жизнь моменте.
Все статьи журнала
Пользователи на форуме:

Из коллекции изречений:
>>показать еще...

Яндекс.Метрика