Главная книга сайта Форнит: «Мировоззрение». Другие книги:
«Познай себя», «Основы адаптологии», «Вне привычного» и Лекторий МВАП.
 
 

Альтернатива

Относится к   «Двухтомник художественной прозы «Вне привычного»»

Ознакомительная часть произведения «Альтернатива» из двухтомника художественной прозы «Вне привычного».

Бывает, ты так ясно уверен в своей правоте, что все люди, которые не желают этого понимать, тем самым - нехорошие люди и выслушивать их тупые доводы не хватает никакого терпения. Но иногда ситуация жестоко заставляет принимать их сторону, хотя бы временно, до лучших времен, как стратегию вынужденного примирения. 
Подчас такое случается в отношениях с самыми близкими и даже - со всем окружающим миром. 
В меру неискушенный по жизни студент Саша и его другая ипостась оказались существующими в двух разных мирах, но в обоих приходилось переживать нетерпение, требующее активных и даже агрессивных действий, что и влекло за собой непоправимые события. 

- Сейчас сама увидишь, - Саша придержал толстую ветку, пропуская подругу Лену, - какая вода здесь теплая и приятная. И еще у этого места есть достоинство: оно дикое.
- Меня удивить не трудно! - беззаботно смеялась Лена, - За столько месяцев в первый раз выхожу на природу, как после болезни. Раньше я бы не поверила, что могу столько выдержать без отдыха.
- Ты, безусловно, заслужила! - Саша чуть порывисто дышал, всей тяжестью продавливая густо сплетенные ветви и высматривая заросшую тропу, - Хотя, не могу не признаться тебе, меня ваши "артисты" настораживают...
- Вот-вот...может быть поэтому, если честно, я и сомневалась... но моя подруга убедила сходить на озеро, про которое мало кто знает! И зря ты их так пренебрежительно артистами обзываешь!
Остро повеяло давно привычным холодком в отношениях, но Саша не желал упускать шанс и старался быть более конформистом, чем это допускала его совесть.
- Да их все так называют. Передай мою благодарность твоей Нинке, что иногда принимает мою сторону, когда ты с ней обо мне советуешься!
- Ох, Сашка, знал бы ты какой она друг! У нас такое взаимопонимание, что кажется будто мы один человек в двух лицах.
- Завидую!.. Но среди женщин такое нетипично. Ах ты!! - Саша зашипел и резко шлепнул себя ладонью по шее, - Вот тварь!
- Комар?
- Может быть! А может овод. Больно! Вот этого нам здесь не хватало! - Саша яростно вломился в заросли, закрывающие проход. Еще немного и они выбрались к озеру. Лена восхищенно замерла, привыкая к неожиданно красивому виду.
- Да... теперь я уверенна в искренности твоих намерений, мне бы тоже захотелось показать такое место! Как хорошо... и спокойно! - она счастливо огляделась вокруг и, сняв платье, подставила тонкие плечи теплым вечерним лучам, - И вроде не летают тут всякие!
Саша присел у берега и зачерпнул ладонью прогретую солнцем воду.
Тонкие, почти без листьев, ветви свисали вдоль берега до зеркальной поверхности озера как застывшие струи фонтанов. Над влажным дерном сплели густую сеть зелено-фиолетовые стебли ежевики с большими гроздями черных ягод.
Небо готовилось к закату, перестраивались облака над горизонтом, и верхняя половина мира со сказочной выразительностью отражалась в воде. Озеро дышало теплом, запасенным за день, маня в ласковую воду.
Что-то суетливо прошуршало у ног и зеркальную гладь прорезало длинное змеиное тело,
- Ой!.. Только хотела искупаться! - Лена со страхом отступила от кромки воды. Саша улыбнулся, излучая спокойную уверенность.
- Она не ядовитая! Ты заметила: хвост длинный и в конце тонкий как ниточка? У ядовитых он похож на бульдожий обрубок. Наверное, яд накладывает отпечаток на физиологию.
- Интересно!.. На людей яд точно накладывает отпечаток! - усмехнулась Лена, - Возьмем Зинаиду Яковлевну, к примеру! Нет, со змеями в воду не полезу!
Она решительно надела платье, счастливо зевнула закату, потянулась руками к толстой ветке и, слегка подогнув ноги, повисла, всматриваясь в огромное, почти уже не слепящее светило прищуренными глазами. Ее волосы и платье чудесно искрились в проходящих лучах призрачным ореолом вокруг темнеющего дымкой грациозного силуэта.
- Смотри, какое облачко странное... - Лена замерла, наблюдая как темная клякса в бледнеющей голубизне неестественно быстро протягивает свои ложноножки в сторону заходящего тускнеющего диска, - Красотища какая апокалиптическая... Ну, разве можно сомневаться, Саш, что красота сама по себе приносит радость? Выходит, все же правы артисты в чем-то?
- В чем-то... - Саша помолчал, заворожено любуясь Леной на фоне заката.
Это был их старый спор и то, что разделяло их вплоть до нежелания быть вместе, которое на время было удачно прервано подружкой Нинкой. Так не хотелось снова воздвигать это нелепое непонимание, но Саша не смог удержаться, его черт тянул за язык:
- Ален, красоты ведь на свете самой по себе не бывает.
Лена отпустила ветку и нерешительно повернулась к нему, в общем-то не желая разрушать очевидно приятный момент, но было что-то как бы важнее, что она не могла предать. Оба неудержимо погружались в давно зависимое состояние своих принципиальных разногласий.
- Я не всегда понимаю тебя, Саша... - призналась она, не мигая смотря на него широко раскрытыми глазами, - Ты говоришь то, что для меня не очевидно, даже напротив... - она грустно опустила веки, - я хотела бы согласиться… но у меня - совершенно другие представления, и мы так и не смогли в этом понять друг друга... Я, например, не знаю зачем нужна семья, если человеческое счастье зависит только от удачных моментов твоих достижений? Семья ведь становится помехой... Или все-таки что-то значат такие чувства как тепло и забота друг о друге?..
В ее голосе не было ни раздражения, ни иронии. Она честно хотела понять его и поэтому сейчас казалась немного беспомощной и хрупкой.
- Конечно значат!.. Вот мне так хорошо с тобой, что не хочется задумываться почему это так! - Саша подтянулся и ловко вылез на толстую нависающую ветку. Усевшись на нее, он с улыбкой подал Лене руку и поднял ее к себе как ребенка. Это было очень приятно, и она устроилась выше, на рогатине среди ветвей, поступившись немалой частью своей принципиальности. Она подогнула ноги под широким платьем, как нарочно опять прозрачным на фоне краснеющих лучей, ее тонкое лицо теряло черты привычной земной красоты, и перед Сашей сидела сказочная дриада. И как бы глупо ни казался разговор о сути счастья с дриадой, его желание убедить ее и перетянуть на сторону несомненно верного понимания оказалось сильнее.
- Семья нужна для объединения усилий на основе взаимодоверия, когда люди становятся близкими, ну и для воспитания детей, а вовсе не для счастья, - нарочно грубовато сказал он, - счастье в семье это - лишь индикатор благополучия. Как, впрочем, и вообще ощущение любого счастья. Желание обрести счастье само по себе ни к чему не приведет потому, что даже если это ощущение и удастся вызвать, то не связанное ни с каким конкретных достижением, оно так и останется иллюзорным.
Лена смотрела с грустным упреком. В ее тонком лице с большими глазами виделось необузданное желание обрести волшебное счастье, и это делало ее прекрасной и вызывало сильнейшее желание дать ей это счастье любым возможным способом.
- Саша, смотри! - Лена с детским умилением уставилась на свою вытянутую руку по которой ползла, нервно озираясь по сторонам, большая лохматая гусеница,
- Какая ты избирательно смелая, оказывается! - восхитился Саша.
- Она такая пушистая! - Лена, весело взглянула на Сашу и осторожно погладила гусеницу. Та оставила на руке большую зеленую каплю.
Начало стремительно темнеть, Саша тревожно присвистнул. Черное облако жадно поглощало остатки заката. Его жирное тело расплылось на половину неба, оставив небольшой просвет, и совсем потускневшее светило закатывалось ему прямо в пасть. Блеснув золотым краем, оно исчезло. Едва дождавшись этого момента, порыв ветра резко пригнул застонавшие деревья. Затрещали и посыпались сухие ветки и листья. Лена взвизгнула и принялась торопливо спускаться к Саше. Растрепанные волосы били ей в лицо. Следующий ураганный порыв с диким хохотом сорвал черную поверхность зеркала с озера и швырнул осколки в людей на дереве.
- А-ай! - вскрикнула вымокшая Лена и, не удержавшись, слетела с ветки. Саша, испуганно тараща глаза в слепящий полумрак, спустился вниз.
- Как резко все изменилось! - дрожащая от холода и испуга Лена, тонкая как мокрая кошка, прижалась к нему.
Свирепый посвист неотвратимо приближался и захотелось вжаться в землю. Оглушительный хохот взметнул тонкие ветки дыбом. Что-то огромное, многоголовое и змеящееся ухнуло из темноты на землю, высоко вздымая песок так, что под ногами все вздрогнуло. Слепящими струями полилось пламя, ярким светом выхватывающее из темноты жуткие перепончатые крылья, омерзительное тело и ужасающие клыкастые пасти. Молниеносно взметнулись когтистые лапы, больно сдавившие ребра, пахнуло нестерпимым жаром, и Саша захрипел в железных тисках. Жалобный вскрик Лены, вырванной из его объятий, быстро пропал где-то вдали. Когти разомкнулись, и отброшенный Саша полетел в колючие заросли. Крылья оглушительно ударили по деревьям, и огромное тело взмыло ввысь.
Все затихло, только потрескивали, догорая, ветки. Туча поблекла и растаяла и закат продолжился как ничего ни бывало с прерванного момента, осветив мокрые изломанные, местами горящие деревья, с поднимающимися клубами пара, полосы пепла и замутившуюся воду.
Саша лихорадочно выпутался из цепких зарослей ежевики и поднялся на непослушные ноги. Сердце разрывалось в груди и не хватало воздуха. От порванной и почти высохшей одежды поднимался пар. Земля вокруг была взрыта глубокими бороздами по три в ряд.
Саша без сил опустился на землю и, не мигая, оцепенело уставился в небо. То, что стояло у него перед глазами, противоречило всем представлениям, отбрасывало его беспомощное сознание далеко назад, заставляло смириться с чем угодно.
Он вскочил, но тут же осадил себя, поняв бесполезность порыва. Может быть он единственный кто видел все это? Но остались эти ужасные следы на земле. Кто ему поверит?.. У кого хватит терпения всерьез выслушать такое, если есть услужливое объяснение: бред сошедшего с ума и натворившего тут дел с пропажей девушки? У него бы точно не хватило... 

В универе тяжелые двухъярусные самшитовые парты с художественной инкрустацией скрывали все, что было выше ног, образуя полированную интимную зону студента. Это делало возможным внелекционную жизнь, скрытую от преподавателя.
Кто-то позади настойчиво ткнул в бок. Саша очнулся и насторожено скосил глаза на густо разрисованную голубым тускло светящимся мелом доску. Вроде все тихо: Юрий Львович или просто Лева все так же нудно бубнил тему и, кроша мел, обводил очередную формулу белой рамкой святой истины. Саша обернулся, высматривая кому и что от него стало нужно.
- Будешь? - худощавый юморист группы Павлик незаметно протянул стопку с янтарным напитком, - Если нет, передай дальше.
- Афигел!? - прошипел Саша и чуть не заржал от неожиданности.
- Это "Дар Волшебной Осени", самое вкусное, что ты пробовал или попробуешь в жизни!
Саша конспиративно принял стопку и, склонившись, поднес край к носу. Густой аромат слегка отдавал аптекой, и был очень приятным. Саша приблизил голову к соседке:
- Лен, смотри, "Дар Волшебной Осени".
- О... Можно попробовать?
- Конечно.
Лена пригубила вино, изобразила изысканное удовольствие и стопку передали дальше.
- Как вовремя!.. - Лена смешно сморщила нос, - Я уже вся была в гипнозе, слова будто обтекают. Может потому, что у Левы голос такой монотонный?
- Да он весь монотонный и слушать его вредно для психики. Ты что в воскресение делаешь? Пойдешь с нами в горы на простенькую вершину?
- Ха... Разве за вами угонишься?.. - Лена поежилась, - Я помню ты слайды показывал, такие крутые места не для меня.
- Жаль, если одумаешься, обещаю уставшую на шее нести!
- Опять сейчас буду в сон проваливаться...
- Нужно сопротивляться насилию. Давай стихи сочинять в темную. Пиши первая, потом закроешь все кроме последней строчки. Посмотрим, что получится.
Лена улыбнулась, вырвала листок и загородилась рукой. Наконец она что-то написала и, сложив край, протянула бумажку. Саша прочитал оставленное открытым: "и с ума тебя сведу взглядом?". Эйфория оттого, что Лена такое написала, узко сфокусировала внимание Саши на одном: как бы ироничнее написать продолжение. Поэтому не вспомнилась песня, где была такая строчка. Он торопливо дописал: "не словами, а простым взглядом завладею я тобою, буду гадом." и шаркнул листком к соседке.
Лена развернула листок, конечно же распознала жалкую попытку пошутить, которую бы, несомненно оценила как повод для приятного общения, будь ее расположение к Саше более теплым, а так, она лишь чуть погрустнела и, открыв листок, показала Саше.
В первой строке красивые девичьи буковки складывались в умопомрачительное: "Хочешь я пойду с тобой рядом..."
С печалью не сбывшейся судьбы Лена улыбнулась и скомкала бумажку.
- Не получается у нас песня, - прошептала она.
- Еще шанс?! - порывисто сказал он.
- Молодой человек, - Юрий Львович стоял рядом, интеллигентно излучая ярость каждой растопыренной рыжей волосинкой своих бакенбард, - Вы тут дурачитесь, скромно, втихомолочку, исподтишка. Но зачем так конспирироваться? Вас никто не заставляет учиться, вы совершенно свободны! Только не мешайте тем, кому интересно, пожалуйста!
Саша вежливо встал, но двойной облом заставил стать агрессивным без правил:
- А кому интересно? Ну, пусть поднимут руки.
Никто не поднял, возможно из студенческой солидарности или из любопытства что будет дальше, или чтобы не вовлекаться в острую ситуацию. Саша порадовался этому и оборзел.
- Вас в самом деле так задевает, что кто-то вас не слушает? Больше даже, чем придать хотя бы малейший интерес к вашей лекции? - он секунду помолчал, наблюдая некоторую растерянность Левы, потом сказал тише и чуть примирительнее:
- Вы нам излагаете один к одному из учебника. Это мы можем и сами там прочесть, зачем тогда здесь время тратить, мел крошить?
- Ну это, что называется, щенячья наглость!.. Знаешь, студент, кончай учить меня как мне учить вас!! Умничать будешь на экзаменах!.. Хм... Садитесь и не мешайте.

Заходящее солнце окрашивало взмученную воду в ржавый цвет высохшей крови. Модуль радиоимпланта Лены не отвечал на упорные Сашины вызовы и тот старался сосредоточиться чтобы понять произошедшее.
Что же это за дракон такой, блокирующий связь? На аварийный вызов модуль должен отвечать и без участия самой Лены... Или же передатчик уничтожен, но это означает уничтожение самой Лены. Был ли вообще зверем этот дракон?.. Вряд ли сколь угодно мощный зверь мог бы так повлиять на атмосферные явления и блокировать модуль, вживленный в мозг Лены.
Саша напрягся от волнения и запустил стимулирующие механизмы мозга на полную мощность. Неужели это артисты? Больше ведь некому. Вполне в их вкусе было устроить этот спектакль после того, как она настолько эффективно оправдала их надежды. И, главное, такие как Лена им жизненно нужны: теперь они будут копировать ее в разных вариантах для своих виртуальных приключений. Значит опять обнаглели гады...
Все начало постепенно становиться на свои рациональные места. Саша порывисто вскочил с места и лихорадочно полез через бурелом. Он выбрался к приземистому флайеру и плюхнулся на сидение. Ну, куда теперь? Соваться прямо на рожон глупо. Лучше навестить старого приятеля, работающего на артистов. Больше на этой планете никто сейчас не поможет. Потому, что ничего, по сути, криминального не произошло...
Саша сформулировал мыслекоманду, и флайер, упруго взвился в воздух. Тонко запели турбины и встречный теплый поток взлохматил волосы. Почти под самым днищем замелькали верхушки деревьев. Машина поворачивала в сторону высоких холмов, поросших лесом. С помощью визуализатора, вживленного в мозг, Саша принялся моделировать возможные варианты плана действий. Данные и графики накладывались на его поле зрения, но были куда богаче, чем просто зрительная информация, сопровождаясь множеством ассоциированных подсказок.
Флайер снизился, на мгновение завис в воздухе и упруго лег на поляну возле небольшого пластикового домика, замерев в густой траве. Стая неуклюжих змеегусей разбежалась, склочно гогоча и грозно вытягивая сдвоенные шеи.
Саша выскочил из машины и быстро направился к домику, выглядевшему на этот раз с момента последнего визита как ветхая избушка, раскидывая пинками валяющиеся на дорожке пустую эко-тару, недорассосавшуюся в почву. Он зашел на веранду, заваленную разноцветным хламом.
Хозяин спал с запрокинутой головой, утопая в огромном вычурном под старину кресле. Небритый подбородок остро торчал вперед, а приоткрытый рот блестел двумя передними зубами. Тонкие светлые волосы вздыбились неряшливым ореолом вокруг розового лица и слегка шевелились легким ветром. Перед креслом стояла недолепленная женская скульптура в натуральную величину. Вокруг валялись куски цветного художественного пластика.
- Володя! - настойчиво позвал Саша.
Тип в кресле недовольно повернул голову и открыл голубые глаза:
- Чо надо?!
- Просыпайся, блин!
- А, это ты, Сашок... э-эх! - Володя коротко потянулся, - Спасибо, что не забыл. Что скажешь?
- Ленку увели, - Саша присел на какой-то ящик со значком радиации.
- А что я тебе предсказывал? - Володя хотел было мудро поднять бровь на приятеля, но как только разглядел его, вскочил на ноги, - а с тобой-то что случилось?!
- Меня драл дракон, который и утащил Ленку. Наверняка инсценировка артистов.
- А чего ты ко мне привалил? Вызывай спасателей! Хотя погоди. Ну да, раз дракон и все такое... - Володя согласно кивнул, - Жалко Ленку. Они ее быстро охмурят. Сам знаешь, женщины от них без ума. Только я к ним с тобой не пойду. Ты уж извини. Но рекомендацию, если хочешь, дам, чтобы смог проникнуть.
- Какую рекомендацию?
- Для вступления в институт человеческих отношений.
- Чтобы я стал артистом?!
- Я думал, что у тебя башка варит, а ты совсем офигел. Как иначе ты к ним проберешься? Учти, времени мало. А тебе еще морду сменить нужно, научник несчастный. Хорошо, что вчера с Земли народ прибыл. Ты уговори кого-нибудь из своих знакомых посидеть денек дома. Я сразу дам рекомендацию.
Пока Саша связывался с прилетевшими, Володя рылся в горах своего хлама, доставая разные интригующие вещицы.
- Договорился, - Саша хлопнул Володю по спине и тот, ругнувшись, выполз из глубокого шкафа.
- Взял у него код?
- Конечно.
- Ну, а что стоишь? Иди переодевайся.
- Я этих ваших штучек не знаю.
- Да тут все самопонятно! - Володя потащил Сашу в дом, посадил в кресло со множеством устрашающих манипуляторов и запустил инициализатор. Саша неузнаваемо изменился. Володя взглянул и ехидно ухмыльнулся:
- Ну, как, с непривычки не тянет?
- Нос болит.
- А ты как хотел? Твой-то дружок намного курносей тебя.
- Адово изобретение...
...

На этом прерывается публикация ознакомительной части произведения из двухтомника «Вне привычного».


Обсуждение Еще не было обсуждений.


Дата публикации: 2018-01-14

Оценить статью можно после того, как в обсуждении будет хотя бы одно сообщение.
Об авторе: Статьи на сайте Форнит активно защищаются от безусловной веры в их истинность, и авторитетность автора не должна оказывать влияния на понимание сути. Если читатель затрудняется сам с определением корректности приводимых доводов, то у него есть возможность задать вопросы в обсуждении или в теме на форуме. Про авторство статей >>.

Тест: А не зомбируют ли меня?     Тест: Определение веса ненаучности

В предметном указателе: Альтернативная медицина: Гомеопатия | Модель поведенческой адаптивности, альтернативная природной | Стоячие ЭМ волны как пробный камень для альтернативных теорий | Альтернативный сплайсинг как инструмент эволюции | За что не любят альтернативную науку | Альтернативная красота коренных народов мира | За что не любят альтернативную науку | Обсуждение Модель поведенческой адаптивности, альтернативная природной | Принятие решение в случае альтернативы
Последняя из новостей: Футуристическая фантастика: Слава и первая смерть.

Ученые выяснили, почему в мозгу рождаются мысли и можно ли прожить без них
Язык связывает различные когнитивные функции, которые без него существуют отдельно.
 посетителейзаходов
сегодня:23
вчера:11
Всего:86105

Авторские права сайта Fornit
Яндекс.Метрика