Поиск по сайту
Изданы 4 книги сайта Форнит (бумажные и электронные версии).
Научно-популярная: «Познай себя» и специализированная: «Основы адаптологии».
Литературно-художественная интерпретация: двухтомник «Вне привычного».

Короткий адрес страницы: fornit.ru/7014
Список основных тематических статей >>
Этот документ использован в разделе: "Список тематических статей"Распечатать
Добавить в личную закладку.

Познай самого себя: Субъективные ощущения и уровни сознания

Продолжаю публикацию глав книги, отредактированных в первом приближении. Буду постепенно их так вот выкладывать для того, чтобы все заинтересованные в качестве конечного продукта, могли вовремя высказать замечания и предложения, чему буду чрезвычайно благодарен.

Относится к разделу Главы книги Познай самого себя

Познай самого себя: Оглавление

 

Самым сакраментальным и завораживающим свойством канала внимания, к которому подключаются наиболее актуальные моменты восприятия-действия, является наблюдение с заинтересованной стороны за всем, что воспринимается, что это значит в данных условиях и какие возможные варианты действий случались раньше. Именно на этом уровне абстракции от всего внешнего, интерпретируемого образами восприятия и значимости, возникают чувства и переживания.

Во всем множестве одновременно совершаемых автоматических цепочек действий, управляющих организмом и его поведением вне подключенного канала внимания, ничем нигде не выделяется ни боль, ни радость так, что буквально в параллельно проходящих процессах один может быть активным в позитивном контексте, другой - в негативном, что порождает немало иллюзий и эффектов: цвет вместо звуков или приятное вместо боли. Но эти эффекты переживаются только при их выделении для осознания.

Эмоциональная суть переживаемого выделяется единственным каналом осознанного внимания или просто - сознаниием. Такое выделение необходимо для того, чтобы понять: нужно ли преодолевать возникший негатив или все хорошо и можно расслабиться, что важно для выбора одного из возможных варианта поведения в данных условиях. Это так же нужно для того, чтобы оценить, чем закончилась выбранная попытка реагирования: ожидаемым ли позитивом или негативом, или же неожиданным позитивом и соответственно переоценить значимость в осознанный смысл, корректируя поведение на будущее.

Для сознания - как функции выбора наиболее приемлемого варианта для новых условий важна именно негативность или позитивность оценки происходящего для того, чтобы выбрать один из двух видов реагирования: избегание или стремление. Вот почему именно осознанно значимость воспринимается как эмоция хорошо или плохо. Сознание моментально выделяет значимость в фокусе внимания по шкале хорошо-плохо, и человек может не задумываясь сказать: хорошо это для него или плохо в данных обстоятельствах, а также насколько это хорошо и плохо - для сравнения по силе значимости.

Таким образом, плохие и хорошие ощущения - не самоцель мозга, а необходимость для того, чтобы выбрать направление реагирования. И ощущения "плохо" гораздо более важны для адаптации, чем ощущения вернувшейся нормы - "хорошо", что и выражается в их гораздо большем представительстве в зонах распознавателей системы значимости.

Те, кто стремится ограничивать себя только ощущениями "хорошо", избегая "негатива", оказываются в ловушке: увлекшись самоудовлетворением или иллюзией, что все в порядке, они легко прозевают важнейший сигнал опасности.

Состояние хорошо возникает при возврате в норму и в норме не бывает долгим. Не стоит забывать про мышь, неистово нажимающую на кнопку, посылающую в ее мозг сигнал райского блаженства пока не наступает смерть от истощения. Это возможно только с существами, у которых есть осознание текущего состояния, направляющее их в сторону позитива с избеганием негатива. Чрезвычайно важно соблюдать естественный баланс эмоциональных оценок, который оптимизирует адекватность адаптации объективной, а не субъективной реальности.

Вне осознания ничего не выдает связанную с образами их значимость как эмоциональное переживание. Стоит отвлечься от даже сильной боли, как она на это время исчезает. Вот только эта боль бывает настолько значима, что постоянно возвращает на себя сознание и отвлечь от нее можно только чем-то более значимым (fornit.ru/189).

Только в случае привлечения внимания можно говорить об эмоциональном восприятии. Все остальное просто протекает "рефлекторно" в контекстах иерархии значимости, определяющих стиль и направление реагирования. Но когда было придумано слово "'эмоция" еще ничего не знали про систему регуляции гомеостаза и переключение стилей поведения для ее обеспечения и, тем более про функциональность осознанного внимания. Зато проявления значимости совершаемого в виде мимики и реакций были очевидны так, что люди сосчитали количество эмоций, и получилось несколько штук.

Потом, при более глубоких исследованиях психологи начали замечать большее количество эмоций в зависимости от особенностей ситуации так, что пришлось как-то условно различать эмоции от чувств и переживаний, но эта граница оказывалась на редкость неопределенной. При этом обнаружилось, что число выделяемых по характерным признакам отрицательных эмоций в несколько раз больше, чем положительных.

Важность сигнала об опасности несопоставимо больше, чем сигнала о том, что опасность преодолена и можно расслабиться в комфорте позитивных переживаний. Именно негатив заставляет корректировать существующие реакции, ведь если уже все хорошо, то и нет необходимости что-то менять, и это лишь укрепляет уверенность так, что в следующий раз можно будет даже не осознавать этот момент, а действовать привычно автоматически.

 

Для того, чтобы лучше понять суть сознания и его назначение, сначала рассмотрим общую концепцию функции сознания в кратком описательном плане, где самым важным будет сопоставление неосознаваемых поведенческих автоматизмов и осознанного внимания.

С одной стороны, есть наработанные автоматизмы в виде цепочек последовательности действий, каждая из которых совершаются в определённом привычном контексте условий (признаков событий, ситуаций), способных запускаться и выполняться независимо одна от другой.

С другой стороны есть единственный на все это контроль выполнения автоматизмов, который подключается к наиболее актуальному для контроля звену (наиболее важному и, при этом, с признаками новых условий).

Цель - следить за тем, а так ли хорошо пройдет привычная реакция в новых, пока еще непривычных условиях. И если что-то пойдет не так как ожидается, закончившись неприятностью, то в таких новых условиях не позволять более действовать привычно, а поставить задачу придумать какой-то новый вариант (создать доминанту нерешенной проблемы).

Очень часто привычный вариант выполняется удовлетворительно и больше не привлекает внимания, становясь так же привычным (что фиксируется долговременно).

Часто, заметив настораживающие новые признаки (которые по опыту обычно приводили к неудачам привычного), альтернативное решение возникает "на лету", без прерывания действий, без размышлений из наработанной базы опыта: если на дороге оказался камень, обойти или перешагнуть (в зависимости от особенностей признаков нового).

Иногда же приходится останавливать действия для размышлений.

Вот основная контролирующая функция привлечения сознательного внимания, без чего поведение окажется следующим только наиболее привычному (в сильном алкогольном опьянении шагают по лужам, натыкаются на не замечаемые препятствия).

Для выполнения контролирующей функции с вовремя подставляемыми коррекциями действий, которые часто подготавливаются исподволь (мы заметили далеко впереди канаву и думаем, как лучше перебраться, не останавливаясь пока что), осознанное внимание может перескакивать с одного критического места восприятия на другое, с одной цепочки действия на другую. Но мы осознаем в целом общую картину происходящего, не замечая скачков осознанного внимания. Мы удерживаем общую ситуацию и цель действий в осознании так, что это позволяет произвольно вмешиваться в автоматические действия в нужные моменты.

Это означает, что есть модели привычно-текущего состояния, с которыми сверяются моменты пиков контролирующей актуальности. Сколько видов привычных действий, столько и обобщенных моделей, которые строятся не там, где существуют цепочки последовательности автоматических (способных выполняться без сознания) действий, а в совершенно ином месте fornit.ru/5454, fornit.ru/7057. Так, в районе гиппокампа найдены элементы модели карты известной местности fornit.ru/6604. А гиппокамп как раз занимается подключением наиболее актуальных (новизна Х значимость) звеньев цепочек автоматизма к каналу осознанного внимания.

Сознание выбирает и активирует ту из существующей моделей, которая обеспечивает понимание смысла происходящего и свойств происходящего и в случае новизны, обновляет и дополняет модель.

Это подразумевает, что могут быть моменты, когда еще не выбрана никакая из заготовленных моделей, а происходит распознавание ситуации и своего места в ней. После очень глубокого сна или наркоза этот период неопределенности, непонимания может быть довольно длительным, пока признаки окружающего не соберутся в осознанное понимание. Сознание уже есть, а контроль пока невозможен. И даже самоидентификация не возможна. Это базовое самосознание - основа для функционирования уровней контроля сознанием. Можно внушить человеку, что он - дерево у дороги или он - ребенок и тогда самосознание окажется в этой модели (если она существует).

 

В норме по утрам мы просыпаемся и обретаем себя в модели места и времени происходящего, куда периодически подключается самое важное из происходящего, этому дается произвольная оценка (которая может быть вопреки более непосредственным "чувствам") и есть готовность сделать что-то произвольное (вопреки привычному) - в соответствии с возникшими планами, намерениями, целями, если они, конечно, возникли. Такое наблюдение за происходящим со стороны модели своего места-времени и произвольное вмешательство - ощущается как существование "Я" - то, что физиологи называли эффектом гомункулуса. И с каждым действием и его оценкой происходит коррекция текущей модели.

Итак, обычно человек выполняет множество самых различных действий одновременно, не замечая их в силу привычности, но общая суть происходящего сохраняется, цель, которая достигается возможно очень многими последовательными действиями, не теряется.

Мы смотрим фильм, который состоит из множества быстро сменяющихся статичных кадров, неосознанно выхватывая смысл каждого из них из древнего уровня распознавания значимости по состоянию признаков гомеостаза fornit.ru/5196, но осмысливаем виденное в соответствии с моделью общего вида текущего поведения, придавая уже свой, произвольный смысл fornit.ru/7146. Это воспринимается как нечто непрерывное даже если еще что-то отвлекает осознанное внимание на себя.

Текущее состояние активной модели происходящего и своего места в этом поддерживает целостность сознания при том, что канал внимания и собственно многие функциональные звенья организации контроля постоянно в динамике переключений и отвлечений, в том числе на внутренние мысли fornit.ru/7156.

 

Теперь - подробнее о том, в чем заключаются эти отдельные функциональные звенья и что такое мысли.

 

В отслеживающем режиме корректировки каналом сознания явно не выделяется эмоциональное переживание потому как просто некогда заниматься осмысливанием в то время, когда происходит событие, требующее корректировки. Т.е. этот уровень сознания не продуцирует мысли в виду отсутствия необходимости в их функциональности. Для того, чтобы ощутить эмоцию или чтобы что-то почувствовать, нужно на это хотя бы на короткое время обратить внимание. Рефлекторная реакция переключения канала сознания срабатывает только на что-то, обладающее значимой новизной, выходит, если мы что-то почувствовали, это - достаточно неожиданно и важно в данный момент и есть какое-то время на осмысление этого.

Когда человек задумывается о своих ощущениях, его застигает сложность и непознаваемость собственного субъективного мира. Философы давно задаются вопросом о том, что же такое субъективные ощущения? Почему воспринимаемое окрашивается в такие специфичные оттенки? Даже просто: почему мы именно вот так воспринимаем зеленое?

Понятно, что зеленый цвет - это не просто сигнал рецепторов сетчатки глаза. Когда мы видим зеленый лист весной, только что распустившийся из почки, мы испытывает совсем не те ощущения, как, заметив ядовито-зеленые пятна на хлебе. А если показать просто зеленое, без каких-то других сопутствующих признаков восприятия, то наше ощущение его зависит от того, в каком мы настроении находимся: если в подавленном депрессивном, когда все воспринимается мрачно и плохо, то и зеленое будет навевать неприятные ассоциации, а если, наоборот, в отличном и веселом настроении, то зеленое будет так же приятным и праздничным. Это использовалось психологами для определения доминирующего эмоционального состояния.

Но обычно, когда мы наблюдаем что-то зеленое в текущее мгновение нашего бытия, то в это время возникает немало прогностических опережающих картин, навевающих разные мысли, кроме того, что сам зеленый объект внимания дополнится определенной значимостью в контексте текущего нашего состояния, в зависимости от окружающих и внутренних условий. Вот это все и создаст тот общий субъективный образ, который сделает этот момент нашим субъективным переживанием. Этот образ всегда связан с тем значением, которое соответствует текущим обстоятельствам, что придает определенный смысл воспринимаемому.

 

Любой образ восприятия (то, что система распознавателей восприятия сумела распознать), связанный через распознаватель того, что он значит в данной ситуации для удержания в активном состоянии, - тем самым содержит компонент значимости для субъекта и, таким образом, оказывается субъективизированным, т.е. содержащим мотивацию избегать или стремиться к нему - отношение субъекта в контексте определенных условий. Это также определяет возможное отношение при сопоставлении с другими объектами.

В случае, когда возникает новизна достаточной значимости, этот образ подключается к каналу осознанного внимания, который для того, чтобы сориентироваться, в каком направлении выбирать возможные варианты нестандартных действий, выделяет это значимость как негативную или позитивную, распознавая смысл своего мотивирующего отношения и вызывая запоминающееся переживание всякий раз, когда есть время это осмыслить.

 

Когда же возникает ситуация осмысления? Для понимания этого более обстоятельно рассмотрим логику возможных видов реагирования потому, что это является ключевым в функционировании сознания. Эта логика, в силу своего универсального принципа, компактна в описании и рассмотрении, позволяя оценить ее полноту и ограничения для всех возможных случаев.

Эволюционно усложняющиеся уровни вовлечения сознания в процесс отслеживания событий в условиях значимой новизны позволяют контролировать наиболее актуальные моменты происходящего и вырабатывать корректирующие действия для получения максимального позитивного эффекта. Описываемые уровни различаются по степени отвлечения реагирования от непосредственно автоматического и привычного процесса, который бы шел без участия сознания.

 

Первым уровнем этой логики реагирования является автоматическое, непроизвольное подключение канала отслеживания происходящего к наиболее актуальному образу в данный момент. Это - очень логично: в первую очередь необходимо заняться наиболее важным, а не тратить время на мелочи и пропустить большую опасность. Когда будет отработана ответная реакция для самого актуального, его место для контроля займет следующее по важности.

Иногда конкуренция по актуальности бывает настолько велика, что буквально несколько разных событий требуют осознанного внимания и перетягивают на себя канал внимания хаотично-случайно. На этот случай природа выработала механизм быстрого переключения внимания с одного на другое так, что создается видимость одновременных осмысленных действий, причем эта видимость возникает не только у наблюдателей, а у самого субъекта (возможно, что для удержания образа общей картины на стороне структур сознания используется реверберация, но, скорее всего, субъективное ощущение непрерывности и последовательности - просто результат развития отношения к этому, по сложности модели это выходит за рамки книги). Успев наспех подкорректировать действия для одной цепочки реагирования, сознание тут же схватывает другую ситуацию.

В памяти, доступной мысленному воспроизведению, остаются следы всех этих действий - как общая картина происходящего с участием в ней, называемая эпизодической памятью.

Частным случаем первого уровня сознания оказывается ситуация, когда в восприятии нет настолько значимого и нового, чтобы представлять важность для отслеживания и возникает состояние ожидания событий. Само по себе ожидание событий может быть достаточно важным и тогда возникают последующие уровни функционирования сознания, когда нужно быть настороже и быть готовым вовремя среагировать. Это выделяется в отдельный стиль поведения, который развивается жизненным опытом. Но при полном отсутствии опасностей и монотонном окружении возникает торможение отслеживающей функции сознания с переходным периодом, схожим со сновидением. В специальной изолирующей камере, в которой помещались испытуемые так, что ничто не могло хоть как-то воздействовать на них, вскоре возникал период самопродуцированных видений и сон.

Второй уровень сознания обслуживает уже подключенный канал осознанного внимания к наиболее актуальному звену одного из выполняющихся автоматизмов - с помощью прогнозов, опережающих намечающееся действие. В результате происходит произвольный выбор заготовленного ранее варианта, опережающе показывающего наилучший результат, т.е. наибольшую по силе позитивную значимость.

Выбор подходящего варианта оказывается настолько эффективным, насколько имеется достаточный опыт в виде различных подходящих вариантов и насколько часто субъект прибегает к такому режиму отслеживания. Это - результат приобретаемого навыка, когда время, уделяемое одному событию, до предела минимизируется так, чтобы не тормозить совершаемые действия.

Если собаке протянуть одновременно кусок мяса и комок травы, то она, не раздумывая схватит кусок мяса. Если протянуть два куска мяса, то она схватит тот, что ближе или тот, что больше или тот, что более чем-то для нее привлекателен. В последнем случае она может несколько замедлить действие, выбирая.

Для второго уровня сознания характерны следующие случаи.

1. Сразу находится такой вариант, который с учетом новизны происходящего, приводит к наилучшему результату. Но, стоит обратить внимание, это - пока предполагаемый результат. Это может быть и тот привычный вариант, который итак бы был использован без вмешательства сознания. Но в новых условиях он обретает предположительную возможность неудачи из-за пока неясного воздействия новых обстоятельств. Так, в окружении новых людей может ощущаться некоторая неловкость.

2. Прогноз не дает достаточно хорошего в последствиях результата. Нет достаточной уверенности в том, что то, действие, которое приходит в голову в такой ситуации, закончится позитивно, а не приведет к беде. Здесь возможны два обстоятельства:

1) Насущность немедленного реагирования настолько высока, что делать хоть что-то, но придется. Например, разливающаяся раскаленная лава заставляет отступить, но впереди ров, ширина которого превышает уверенный прогноз перепрыгивания. Каждый прыгнет наудачу в таких обстоятельствах, особенно когда начнет нестерпимо припекать. Но иногда риск от опасности меньше, чем риск от опрометчивых действий, и тогда от большего риска отказываются. Тут все очень индивидуально и напрямую зависит от уже имеющегося жизненного опыта.

Если опыта вообще нет, то чаще предпочитается совершить опрометчивые действия. Опрометчивое действие - крайний вынужденный вариант, характерный при недостаточности опыта, и даже если он удался, проблема выхода из сложившейся ситуации остается актуальной потому, что пережитая опасность не забывается, а оставляет след нерешенной проблемы высокой значимости. Удачная попытка увеличивает уверенность и уменьшается необходимость решения проблемы. В следующий раз в подобных ситуациях будет легче решиться действовать таким образом.

2) Ситуация позволяет не реагировать немедленно. В таком случае действие прекращается для придумывания выхода из положения. Это - очень важный момент - возможность прерывания действия тормозным влиянием сознания на текущее звено выполняемой цепи автоматизма - вариант произвольности управления вниманием. Это - свойство именно канала осознанного внимания по отношению к наиболее актуальному образу, который к нему подключён для отслеживания. Теперь на месте звена прерванного автоматизма долговременно блокируется его продолжение и возникает память о нерешенной проблеме - оценка сознания об отсутствии варианта и актуальность необходимости ее решения - в зависимости от того, как неизбежно ожидается ее повторение в будущем. Этот образ фиксируется долговременно (примерно в течении получаса) и оказывается доступным даже если активность будет чем-то прервана - для воспоминания и осмысления. Высокая значимость такой ситуации (а раз было привлечено внимание, то она достаточно высокая) и ожидание повторения могут поддерживать этот образ в постоянной активности - в виде доминанты нерешенной проблемы.

Результатом второго случая, как при необходимости немедленного реагирования, так и возможности отложить действие, оказывается появление доминанты нерешенной проблемы, возвращающей на себя сознание всякий раз, когда нет чего-то более актуального. Это - свойство любых важных нерешенных проблем.

3. Вообще не находится подходящего варианта реагирования, - полная растерянность. Субъект попадает во власть обстоятельствам, и его реакции ограничиваются доосознаваемым уровнем следования уже имеющимся автоматизмам. Актуальное звено становится образом нерешенной проблемы и будет возвращать сознание на себя в более спокойной обстановке и во сне в виде сновидений (как и нерешенная проблема второго уровня).

Есть небольшой, но существенный нюанс: выбранное действие, даже если оно оценивается как очень уверенное, но несколько меняющее привычный процесс реагирования, требует определенной решительности для его выполнения, - волевого усилия. Это - очень важный аспект, который будет рассмотрен ниже, после перечисления уровней сознания.

Все перечисленные случаи этого уровня легко моделируются схемотехнически, позволяя хорошо представить себе варианты их искусственной реализации.

Более развитая способность данного уровня сознания позволяет не ограничиваться первыми результатами прогноза, а если позволяет время чуть задержаться на этой стадии, и по результатам опережающего прохода, оказавшись на конечном образе одного из вариантов, посмотреть новый букет прогнозов уже оттуда, расширяя поле возможных предсказательных последствий. Это - очень важный и очень востребованный прием, - примитивная форма мышления. Каждый такой шаг по ступеням последовательности вариантов улучшает общее понимание возможностей (набор учитываемых вариантов для выбора) и, в последующем, оказавшись запомненным, позволяет сразу перейти от проблемного образа к конечному варианту прогноза, уже не требуя столько времени. Это напоминает развитие сценария сновидения, но с осознанно управляемым ветвлением.

Часто действия позволяют одновременно отвлекать сознание на такой последовательный просмотр возможных последствий, который может продолжаться довольно долго пока прогнозы не исчерпают текущий контекст, и тогда конечное действие оказывается более выверенным без его прерывания. Но и во время прерывания именно такой вариант мысленного прохода обеспечивает самый простой способ найти приемлемое продолжение действий. Таким образом, если время позволяет так раздумывать, то становится возможным оценивать значимую составляющую образов как бы со стороны, в виде мотивирующего субъективного переживания.

Третий уровень эволюционного усложнения логики функционирования сознания обслуживает ситуацию уже после совершения действия выбранного прогностического варианта. Итак, вариант, отличный от привычного (в том числе и попытка действовать привычно) решительно выполнен волевым усилием, и возникла возможность оценки его успешности.

1. Прогноз полностью оправдывается, и в новых условиях получилось предполагаемое. Действие оказалось адекватным объективной реальности: предполагаемое соответствует получаемому. Для признаков новых условий, которые вызывали привлечение сознания, от данного звена автоматизма долговременно формируется ветвление на новый, испытанный вариант. В дальнейшем, уже может не потребоваться осознания, а сразу, в таком уже привычном случае будет совершено это ветвление. Или же эта привычка окончательно закрепится и перейдет в неосознаваемое за еще несколько эпизодов осознания.

2. Прогноз не оправдывается, и в результате в новых условиях получаются нежелательные последствия. Действие оказалось неадекватным реальности: предполагаемое не соответствует получаемому. В данном звене автоматизма, долговременно закрепится ветвление с негативной оценкой и в последующем такой вариант окажется исключен в прогностическом выборе. Впредь такое поведение будет избегаться.  

Схемотехнически очень просто заблокировать его выполнение так, чтобы даже вне осознания такая реакция при таких обстоятельствах не выполнялась. Как именно механизм такой блокировки реализуется в мозге пока точно не выяснено, но принцип таков: в последующих сходных обстоятельствах ранее предполагаемый прогноз теперь имеет уверенно негативную оценку и не будет применен, а прерванное действие не завершится, что зафиксируется долговременно.

Если новизна условий оказалась невыделенной, нераспознанной еще на первом уровне, т.е. сознание не было привлечено до этапа действия, а только новизна негативного результата привлекла его, косвенно определяя, что вмешалось нечто, изменившее результат привычного действия. В таком случае вся привычная цепочка поведения станет неуверенной или даже вообще избегаемой. И только настоятельная необходимость все же попробовать опять действовать так же может это превысить. Если опять будет неудача, неуверенность станет еще большей. А если неудача оценивается слишком сильным негативом, то и вообще возникнет тупик полной блокировки дальнейших действий прежним способом.

3. Прогноз не только оправдывается, а результат приносит значительно больше позитивного, чем предполагалось. Это - тоже неожиданность, хотя и принесшая позитив, а, значит, таит в себе опасность непонимания тем, что предположение лишь по какой-то случайности не привело к негативу. После долговременного закрепления такого ветвления он оказывается предпочтительным в последующем прогностическом выборе в силу высокой позитивной значимости результата.

4. Результат оказывается совершенно неожиданным, не таким, каков был образ конечного звена цепи выбранного варианта реагирования даже с учетом неудачности его реализации. Порождается образ нерешенной проблемы, описанный выше, требующий дополнительного понимания ситуации.

Перечисленные случаи не вызывают сложности в их схемотехнической реализации. Таким образом, проявляется иерархия алгоритмов сознания по отношению к отслеживаемому наиболее актуальному образу автоматического реагирования.

Эти алгоритмы сознания возникали как механизмы адаптивности к новому и последовательно усложнялись по уровням и ситуациям отслеживания происходящего.

Все перечисленные случаи, кроме первого, требуют понимания случившегося так, чтобы стало возможным каким-то методом придумать подходящий вариант реагирования для этих новых условий. Они задают нерешенную проблему, той или иной степени актуальности. Даже во втором случае неожиданной удачи это заставляет задуматься. Как правило, в результате одного из таких случаев дальнейшие действия прерываются для осмысления. Возникает нерешенная проблема, требующая понимания и поиска выхода.

Четвертый уровень сознания проявляется формируемыми навыками исследования проблемы и ее творческого решения. Подробнее логику и механизмы исследовательского поведения и творческого решения проблем (создание новых вариантов) рассмотрим позже.

Важно понять, что для нахождения подходящего решения нужно выявить какие-то новые условия происходящего, которые могут прогностически подсказать решение. Т.е. сначала - исследование проблемы, потом - попытка подобрать имеющийся вариант или сотворить новый.

Когда мы подходим к луже воды на дороге, видим, что она занимает все место и не обойти, не то что перепрыгнуть, то останавливаемся и присматриваемся к свойствам лужи. Видим, что везде из нее торчат неровности дороги, что означает - она неглубокая, а у нас обувь достаточно высока. Мы сопоставляем возможную глубину лужи с высотой обуви и при таких условиях возникает подходящий вариант пройти прямо по воде, мы уверенно решаемся на него. В случае неудачи приобретаем опыт избегания такого решения и более внимательного выбора варианта.

Метод сопоставления параметров - один из наиболее общих в исследовании, а метод обобщения сопоставленных данных - наиболее общий для решения.

 

Часто проблема не решается так просто и остается нерешенной долгое время, бывает годами. Активность образа проблемы поддерживается как методом самоподдержания и в виду большой силы актуальности, бывает, не гасится даже во сне, направляя сновидения в своем контексте (об этом будет позже), но, даже если она окажется погашенной, легко восстанавливается при малейшей ассоциации со сходными элементами восприятия.

Каждый из перечисленных уровней осознанной коррекции происходящего требует последовательного развития дополнительных слоев мозга в зоне лобных долей для формирования все более сложных распознавателей на основе предыдущих более простых. Чем более долгим оказывается период формирования таких слоев, тем более "интеллектуальнее" будет поведение.

У человека наибольшая продолжительность формирования всех периодов развития мозга среди других животных.

Уровни лобных долей, соответствующие самостоятельному нахождению решений, у людей созревают в среднем к двенадцати годам, что так же подтверждается окончательным формированием структуры гиппокампа, переключающего доступ к лобным долям от образов восприятия-значимости-действия. Это следует учитывать в программах обучения и воспитания.

 

Время созревания следует историческому времени возникновения эволюционного механизма. Уровни сознания, выше третьего, составляющие, фактически, мыслительные автоматизмы, оказываются в определённом отношении сходны с мышечными автоматизмами: есть основания полагать, что во сне, во время сновидения, третий и выше уровни сознания, обеспечивающие произвольность, отключаются точно так же, как и мышцы. Функциональность сна сформировалась примерно тогда же, когда появились самоподдерживающие активность образы, которые, накапливаясь днем, требовали релаксации и информационной доработки, если на них не хватало времени днем. Они обслуживали сознание прогностического уровня. Но об этом подробнее будет - в главе про сон и сновидения.

 

Описанное условное подразделение уровней отвлечения осознанного внимания от автоматизмов проявляется так, что даже на втором уровне, в моменты времени, не требующие оперативного вмешательства в происходящее, могут возникать эпизоды третьего и четвертого уровня и, прогуливаясь по аллее и непринужденно перешагивая через трещины в асфальте и вылезшие корни деревьев, мы фокусируем внимание на текущем самоощущении, на эмоциональной оценке происходящего, воображая возможные варианты будущих событий в той или иной степени их осуществимости, т.е. мечтаем и фантазируем. 

 

То, что мы помним из происходящего днем или эпизодическая память - фиксирует следы переходов канала осознанного внимания с одной актуальностью на другую, формируя цепь событий, на которые было обращено внимание. Для этого точно не используются новые нейроны, хотя бы потому, что число новых нейронов в районе гиппокампа, созревающих за сутки в среднем около 700, чего явно недостаточно для фиксации цепи всех событий за день. Да и этого не требуется. Актуальные активные образы просто фиксируют связи между ними в порядке их осознания так, что их воспроизведение в режиме воспоминания обеспечивалось примерно так же как последовательность прогностических подвозбуждений специфическим произвольным усилием изменения границ внимания осознанного восприятия без совершения действия от этих образов в звеньях цепи. Сейчас здесь не будем делать предположений о том, как именно это проделывается на схемотехническом уровне представления, это не принципиально.

 Множество как бы специализированных на запоминании отдельных элементов восприятия нейронов, обнаруженных в зоне гиппокампа, исследователи называли нейронами местности, направления головы, положения предметов, скорости, границ территории и т.п. При чем, в отличие от грызунов, у которых эти нейроны четко определялись именно в гиппокампе, у людей они еще представительствовали в ассоциативной коре. Все самоподдерживающиеся активности ассоциативной коры замыкаются переключателями гиппокапма и поэтому, конечно же, нейроны таких переключателей оказываются активными в поддержании образа и могут быть названы, например, нейронами карты местности. Но последовательность их активации сохраняет последовательность предшествовавшего осознанного внимания.

 Итак, локализация цепочек эпизодов воспоминания оказывается в ассоциативной зоне коры больших полушарий, в зоне формирования субъективных образов восприятия. Мыслительные модели свойств объектов внимания образуются в виде мыслительных связей между образами восприятия, группируясь по контекстам восприятия и по качеству главных признаков. Так формируются модели поведения себя и всех других наблюдаемых объектов. И в каждый момент мысленного воспоминания становится возможным дополнить ранее существующие цепи автоматизмов осмысленными вариантами нового поведения. При этом могут выделяться наиболее общие свойства, касающиеся какого-то признака восприятия, например, свойство быть горячим, острым, мокрым и т.д. присущие совершенно разным объектам внимания, в точности, как и любые другие более примитивные элементы распознавания.

 Но в случае, когда происходит не просто вспоминание произошедшего и их прогностическое осмысление, а творческая выработка новых методов оперирования самим ходом мышления для целей исследования, произвольной выборки, прогностических методов, творческих приемов решения и т.п. то возникают своеобразные образы восприятия в ассоциативной области префронтальной коры, на стороне сознания в виде мыслительных автоматизмов, которые используются и корректируются в точности теми же принципами, что моторные автоматизмы. Созревание новых нейронов было обнаружено не только в области гиппокампа (для обеспечения новых переключателей образов для новых контекстов), но и в лобных долях, что и является основой для формирования новых звеньев цепей мыслительных автоматизмов.

 

На качество осознанного восприятия оказывает влияние не только связанная с образами эмоциональность в виде ассоциированных результатов реагирования, но и то, какой уровень абстрагирования элементов восприятия используется. Можно воспринимать происходящее очень непосредственно, в тех первичных элементах, которые формируются самыми начальными слоями распознавателей примитивов восприятия, воспринимая все во всех присущих деталях. Но чем позднее созрел слой используемых распознавателей, тем более отвлеченно (абстрактно), но с большей спецификой к данным условиям оказывается воспринимаемое.

Мы можем думать образами, а можем - абстрактными символами, в частности, словами, которые заготовлены для того, чтобы абстрактные символы могли быть переданы другим особям условными обозначениями с помощью каналов восприятия: слухового - словами (вербальные символы), зрительного - жестами и мимикой. Словесных символов может быть немного, за счет использования других сигналов. Но культура передачи сведений с помощью письменности придает такому способу большие преимущества и сильно развивает его среди других. Но это не значит, что принципиально возможности реагирования у особей с малым числом символов слухового канала общения хуже.

Письменность так же стимулирует использование абстрактных символов, далеких от первичных образов так, что привычка образного мышления все в большей степени утрачивается.

В книге врача-физиолога “Человек, который принял жену за шляпу” (fornit.ru/1585" target="_blank" rel="nofollow">fornit.ru/1585) описан случай временного возврата к первичному образному стилю мышления.
Стивен Д., 22 лет, студент-медик, наркоман (кокаин, PCP, амфетамины).
Однажды ночью - яркий сон: он - собака в бесконечно богатом, "говорящем" мире запахов. ("Счастливый дух воды... отважный запах камня"). Проснувшись, обнаруживает себя именно в этом мире ("Словно все вокруг раньше было черно-белым - и вдруг стало цветным").
У него и в самом деле обострилось цветное зрение ("Десятки оттенков коричневого там, где раньше был один. Мои книги в кожаных переплетах - каждая стала своего особого цвета, не спутаешь, а ведь были все одинаковые"). Усилилось также образное восприятие и зрительная память ("Никогда не умел рисовать, ничего не мог представить в уме. Теперь - словно волшебный фонарь в голове. Воображаемый объект проецирую на бумагу как на экран и просто обрисовываю контуры. Вдруг научился делать точные анатомические рисунки"). Но главное - запахи, которые изменили весь мир ("Мне снилось, что я собака, - обонятельный сон, - и я проснулся в пахучем, душистом мире. Все другие чувства, пусть обостренные, ничто перед чутьем"). Он дрожал, почти высунув язык; в нем проснулось странное чувство возвращения в полузабытый, давно оставленный мир.
- Я забежал в парфюмерную лавку, - продолжал он свой рассказ. - Никогда раньше запахов не различал, а тут мгновенно узнавал все. Каждый из них уникален, в каждом - свой характер, своя история, целая вселенная.
Оказалось, что он чуял всех своих знакомых: - В клинике я обнюхивал все по-собачьи, и стоило потянуть носом воздух, как я не глядя узнавал два десятка пациентов, находившихся в помещении. У каждого - своя обонятельная физиономия, свое составленное из запахов лицо, гораздо более живое, волнующее, дурманящее, чем обычные видимые лица.
Ему удавалось, как собаке, учуять даже эмоции - страх, удовлетворение, сексуальное возбуждение... Всякая улица, всякий магазин обладали своим ароматом - по запахам он мог вслепую безошибочно ориентироваться в Нью-Йорке.
Его постоянно тянуло все трогать и обнюхивать ("Только наощупь и на нюх вещи по-настоящему реальны"), но на людях приходилось сдерживаться.
Эротические запахи кружили ему голову, но не более, чем все остальные - например, ароматы еды. Обонятельное наслаждение было так же остро, как и отвращение, однако не в удовольствиях было дело. Он открывал новую эстетику, новую систему ценностей, новый смысл.
- Это был мир бесконечной конкретности, мир непосредственно данного, - продолжал он. - Я с головой погружался в океан реальности.
Он всегда ценил в себе интеллект и был склонен к умозрительным рассуждениям - теперь же любая мысль и категория казались ему слишком вычурными и надуманными по сравнению с неотразимой непосредственностью ощущений.
Через три недели все внезапно прошло. Ушли запахи, все чувства вернулись к норме. Со смесью облегчения и горечи Стивен возвратился в старый невзрачный мир выцветших переживаний, умозрений, абстракций.
- Я опять такой, как раньше, - сказал он. - Это хорошо, конечно, но есть ощущение огромной утраты. Теперь понятно, чем мы жертвуем во имя цивилизации, от чего нужно отказаться, чтобы стать человеком. И все-таки это древнее, примитивное нам тоже необходимо.

Нечто, напоминающее такое восприятие окружающего бывает в детстве, когда приходится пролежать недельку с болезнью, а потом, выйдя на улицу, все воспринимается необыкновенно живо и красочно. Бывает и у тех, кто долго томил себя лечебным голоданием и потом начал нормально есть, или даже просто у тех, кто испытывал долгую жажду и прочувствовал заново яркий вкус воды. С возрастом это случается все реже потому, что слишком много остается в памяти, не давая новизне проявиться часто и сильно, тем более, затрагивая “образные” уровни распознавателей.

 

Дополнительные материалы: fornit.ru/lib14

 

 

Далее




Обсуждение Сообщений: 5. Последнее - 15.11.2016г. 7:52:49
Дата публикации: 2016-02-17

Оценить статью >> пока еще нет оценок, ваша может стать первой :)

Об авторе: Статьи на сайте Форнит активно защищаются от безусловной веры в их истинность, и авторитетность автора не должна оказывать влияния на понимание сути. Если читатель затрудняется сам с определением корректности приводимых доводов, то у него есть возможность задать вопросы в обсуждении или в теме на форуме. Про авторство статей >>.

Тест: А не зомбируют ли меня?     Тест: Определение веса ненаучности

В предметном указателе: Алгоритмы распознавания | Безусловная вера | Бог | божестевенный акт творения | Виртуальные шаблоны понятий | Гносеология | Головной мозг | Голографический принцип | Измененные состояния сознания | Интеллектуальные механизмы
Последняя из новостей: Надеюсь, что статья не будет красной тряпкой для верных Идее либералов и демократов, а послужит поводом для переосмысления многих интересных социальных проблем: О демократии и либерализме.

Итоги демократии
В лучшем городе США изгнали политиков с полицейскими и погрязли в хаосе.
 посетителейзаходов
сегодня:22
вчера:55
Всего:8791105

Авторские права сайта Fornit
Яндекс.Метрика