Поиск по сайту
Проект публикации книги «Познай самого себя»
Узнать, насколько это интересно. Принять участие.

Короткий адрес страницы: fornit.ru/1362
Список основных тематических статей >>
Этот документ использован в разделе: "О системной нейрофизиологии"Распечатать
Добавить в личную закладку.

Состояния «хорошо» и «плохо»

Состояния «хорошо» и «плохо»

В этой статье будет показана роль неспецифического распознавания состояний «хорошо» и  «плохо», которые при адаптации поведения имеют функции распознавания желательности и нежелательности последствий совершенного поведенческого акта. Эти состояния - более общий контекст формирования личного адаптивного поведения по отношению к другим эмоциональным контекстам [106]. Так же рассматривается и состояния базовых эмоциональных контекстов [14].

 

Эволюционно самые простые адаптивные связи в нервной системе возникали от рецепторов непосредственно к эффекторам. С одной стороны необходимо избегать определенного вреда для организма, с другой делать то, что нужно для поддержания жизни. Наиболее характерные для данного вида реакции избегания и поиска закреплялись наследственно и не требовали каких либо распознавателей последствий действий потому, что критерием верности являлось сохранение жизни с последующим размножением.

Однако уже для такой простейшей нервной системы нужно учитывать различия реагирования для разных условий и то, насколько возможный вред в данных условиях позволяет его игнорировать при возможности поддержки жизнеобеспечения. Это требует некоторой промежуточной обработки между рецепторами и эффекторами, для чего и возникают дополнительные нейросети. Конкурентность же вреда и пользы требует некоторого обезличивания рецепции вреда и рецепции пользы так, что была возможность сравнения и выбора преобладающего.

Уже у виноградной улитки есть рецепция вреда и пользы, определяющая ее поведение: оборонительное, пищевое, половое, поисковое и т.п. Специфика каждого вида поведения требует общих, неспецифических условий работы только той части нейросети, которая обеспечивает управление именно таким стилем поведения, что осуществляется с помощью нейромедиаторов. Так, у улитки для оборонительного поведения в качестве передатчика возбуждения характерен серотонин, а для пищевого - ГАМК [242], [226].

Кроме различий в стиле поведения, есть еще более общие различия в том, что в данных условиях нужно совершать, а чего избегать, т.е. различия в тормозном и активирующем действии сигналов на распознаватели, переключающие поведение. За это ответственны так же нейромедиаторы, обеспечивающие проводимость в возбуждающих и тормозных синапсах. В самом общем плане тормозное воздействие играет роль предотвращения вреда, а возбуждающее - стремления к полезному. Так, в формировании функции отдельного распознавателя [127]  возбуждающие составляющие входных цепей распознавателя определяют верную специфику (полезность для данной функции распознавания), а тормозные - препятствуют ложному срабатыванию (см. подробнее в статье, где рассматриваются модели формирования доосознавательного уровня распознавателей - модель1 и корректируемые сознанием - модель2).

На уровне организации нейросети организмов доосознанного уровня адаптивности нельзя говорить о субъетивизированных представлениях желательного и нежелательного, а нужно ограничиваться понятиями вредного и полезного для жизни. Если в наследуемых нейросетях сочетания тормозных и возбуждающих контактов определяются естественным отбором, образуя рецепцию полезного и в вредного в условиях преобладающего стиля поведения, то в организмах с системой личностной адаптивности распознаватели базовых эмоциональных состояний используются для избегания нежелательных последствий поведенческого акта [158] и закреплении удачных реакций [206] с помощью механизма сознания [123]  так, что активная фаза выполняющегося поведенческого автоматизма, контролируемая сознанием, корректируются или тормозными связями или укрепляются данная реакция [125]. При этом в данном месте возникает осознанный и связанный с эмоциональной оценкой образ данного момента восприятия-действия - субъективизированный образ (по А.Иваницкому), который в дальнейшем может использоваться в мыслительных цепочках [249] выбора желательного варианта поведения.

Таким образом, неспецифичность состояний «хорошо» и  «плохо» позволяет корректировать осознаваемую фазу пробного поведения для того чтобы избегать нежелательного или закреплять желательное согласно такой общей оценке его результата.

Формирование распознавателей базовых эмоциональных состояний прослеживается во внешне наблюдаемых признаках у младенцев, начиная с наиболее общих состояний «хорошо» и  «плохо». В Психофизиология под редакцией Ю.И.Александрова:

У младенцев, особенно в возрасте до года, невозможно выделить все три известных у взрослых компонента эмоций.... Исследователи также фиксируют особенности выражения лица младенца в конкретных «эмоциональных условиях». Изменения выражения лица в ответ на эмоционально значимые события универсальны и сопровождаются закономерными изменениями в деятельности мозга и автономной нервной системы. Поэтому некоторые ученые, делая выводы относительно наличия у младенца определенного эмоционального состояния, основываются на физиологических показателях активности центральной и периферической нервной системы.

Первая эмоция, которую можно явно идентифицировать но поведению и мимике ребенка, — это эмоция удовольствия. Улыбка - самое приятное выражение лица младенца. Однако необходимо учитывать, что улыбка новорожденного младенца — это реакция рефлекторного характера и может вызываться простым поглаживанием губ или щек.

К двухмесячному возрасту улыбка возникает в ответ на разнообразные раздражители, по особенно часто — на вид человеческого лица и звуки голоса.
... Примерно в возрасте 4-5 месяцев младенцы начинают смеяться, и чаше всего — при социальном взаимодействии, неожиданном появлении в поле зрения объекта или же во время «игры в щекотки». На протяжении первого года жизни дети часто смеются, когда кто-то вводит их в игровую ситуацию — например, когда мать играет с ними в прятки или щекочет. Но в годовалом возрасте младенцы уже улыбаются и смеются, если сами становятся активными участниками игры.

... Эмоции, которые вызывает определенная ситуация, могут быть разными в разном возрасте, так как младенец начинает по-разному интерпретировать происходящее. Детей ц возрасте от 2 до 19 месяцев снимали на видеопленку в момент, когда ИМ делали болезненную (но необходимую) прививку, и дети обычно начинали плакать. При этом лица младенцев в возрасте от 2 до 8 месяцев выражали сильное эмоциональное напряжение (стресс), что проявлялось в округлении губ и закрытии глаз во время плача. А на лицах 8-месячных детей был «написан* уже гнев, что выражалось положением губ в виде квадрата и открытыми глазами но время плача.

 

Распознаватели эмоциональных состояний анатомически локализованы в составе так называемой лимбической системы мозга и непосредственно участвуют в формировании новых реакций организма и корректировке старых. В книге Физиология центральной нервной системы:

Лимбическая система участвует в формировании ориентировочных и условных рефлексов. Благодаря центрам лимбической системы могут вырабатываться даже без участия других отделов коры оборонительные и пищевые условные рефлексы. При поражениях этой системы затрудняется упрочение условных рефлексов, нарушаются процессы памяти, теряется избирательность реакций и отмечается неумеренное их усиление (чрезмерно повышенная двигательная активность и т. д.).
Электрические раздражения различных участков лимбической системы через вживленные электроды (в эксперименте на животных и в клинике в процессе лечения больных) выявили наличие центров удовольствия, формирующих положительные эмоции, и центров неудовольствия, формирующих отрицательные эмоции. Изолированное раздражение таких точек в глубоких структурах мозга человека вызывало появление чувства «беспричинной радости», «беспредметной тоски», «безотчетного страха».


При этом распознаватели эмоциональных состояний ассоциируются с конкретными фазами поведенческих автоматизмов и т.о. входят в состав совокупного образа восприятия-действия, который может вспоминаться как память о фиксации этого образа с помощью осознания значимости результата действия. В статье Мачинская Р.И., Дубровинская Н.В. Мозговое обеспечение информационных и мотивационных компонентов произвольного внимания у детей младшего школьного возраста:

Cтруктуры лимбической системы принимают участие в поддержании необходимого уровня активности при отсроченных реакциях в экспериментах с рабочей памятью независимо от свойств релевантного сигнала и активируются при эмоциональных реакциях [M. J. Kahana, 2001]. Это дает основание связать их влияния с мотивационным аспектом внимания. И, наконец, регуляция общего уровня неспецифической активации осуществляется структурами РФ ствола [Г.Г.Джаспер, 1962].

 

Более подробно об эволюционном формировании механизмов базовых эмоций, обеспечивающих личную адаптивность поведения было рассказано в статье Эволюция механизмов сознания.

 

В точности, как в первичных [223]  отделах мозга в определенные периоды развития организма формируются распознаватели примитивов восприятия, в определенных участках, на основе рецепции вредного и полезного формируются примитивы для распознавания этих состояний [98]. Непосредственная стимуляция распознавателей базовых состояний «хорошо» и  «плохо», так же как и стимуляция примитивов восприятия, способна вызвать, в зависимости от текущего контекста восприятия, субъективные образы, способные активизироваться в данном контексте, обогащая их соответствующим этим базовым распознавателям эмоциональным значением. Если ранее субъективированный образ имел какие-то эмоциональные компоненты, характерные для текущего контекста восприятия, то при стимуляции он принужденно дополняется искусственно возбужденными признаками эмоциональных состояний.

Исследователи, получившие возможность оказывать активирующее влияние на отдельные группы нейронов, натыкались на первичные распознаватели, которые вызывали те или иные субъективные образы (в зависимости от контекста восприятия), в том числе находились и распознаватели базовых состояний «хорошо» и  «плохо».

В популярной статье Ученые нашли у человека центр удовольствия:

В романе «Последний секрет» культовый французский писатель Бернард Вербер рассказывает о том, как ученые нашли в мозге сначала у крыс, а потом и у людей «центр удовольствия». И это открытие их испугало: умеренная стимуляция этого центра превращала испытуемых в гениев и оптимистов. Но скоро «искусственных» счастливчиков уже ничто в жизни не интересовало, кроме наслаждения: оно затмевало потребность в еде, сне, любви и в итоге приводило к смерти от передозировки стимуляции этого центра. По замыслу автора, профессор, которая проводила подобные операции на людях, возглавляла один из институтов в России. Явный намек на Институт мозга, где работает Наталья Бехтерева. Мы решили выяснить, действительно ли ученым известна кнопка неземного блаженства и к чему может привести подобное открытие.

... Как нам рассказали в Институте мозга, это участок, находящийся в черепной коробке, богат гормоном допамин. И после электрической стимуляции этой зоны у человека возникает ощущение удовольствия. Находится «кнопка» в области мозолистого тела, где расположен «мост» между двумя полушариями.

... Хис собрал устройство, которое позволяло В-19 стимулировать себя самому. Пациент быстро пристрастился к «кнопке удовольствия». Однажды всего за три часа он нажал на кнопку 1500 раз. На этой стадии эксперимента либидо пациента уже было настолько взвинчено, что Хис решил предоставить пациенту 21-летнюю проститутку. Ее поместили в одной комнате с В-19, и между ними состоялся нормальный половой акт. Но впоследствии этот пациент чуть не сошел с ума: его тянуло то к мужчинам, то к женщинам. Он не мог разобраться в себе. И в итоге покончил жизнь самоубийством.
... Из-за опасений неконтролируемых реакций ученые пока прекратили опыты. По крайней мере они так говорят...

 

Из понимания принципов организации нейросети мозга ясно, что любое субъективно ощущаемое состояние составлено из входящих в профиль этого образа компонентов активных элементов нейросети и если активировать один из компонентов в тех же условиях, то в сознании возникнет тот же образ (искусственное возбуждение профиля активности образа). В несколько других условиях искусственное возбуждение отдельных распознавателей может привлечь внимание своей новизной, а может остаться вне осознанного внимания. То, что будет замечено в случае осознания - некое сочетания элементов восприятия в текущем эмоциональном контексте и искусственно возбужденного компонента, что составит запоминаемый субъективизированный образ впечатления.

Все те, кто так или иначе проводили искусственную активацию локальных участков нейросети мозга, обнаруживали соответствующие эффекты, если они проявлялись во внешне наблюдаемых поведенческих откликах на такое воздействие.

Известные открыватели и экспериментаторы с "центрами (не)удовольствия": Хосе Мануэль Родригес Дельгадо, Олдс Джеймс и Питер Милнер, Наталья Бехтерева.

В популярном изложении стали говорить о центре удовольствия, причем значительно чаще, чем о центре неудовольствия потому как это представлялось непосредственно касающимся волнующих вопросов о достижении счастья. При этом мало кто задумывался о том, что такое искусственное счастье - вовсе не то, к чему нужно стремиться как к самодостаточности (см. Чрезмерные увлечения). И это подтверждалось на множестве примеров с искусственной стимуляцией от крыс до людей.

Вместе с тем, учитывая, что для любых субъективизированных образов эмоциональная компонента основана на отклике распознавателей, в самом общем плане, состояний «хорошо» и  «плохо» (которые являются пусковыми стимулами для эффекторов изменения баланса нейромедиаторов при регулировке неспецифического фона нейросети), невозможно себе представить субъективное переживание более сильное, чем вызываемая искусственно стимуляцией этой компоненты, что вполне оправдывает популярное обозначение локализации распознавателей таких состояний как "центры рая и ада" или "центр удовольствия". Этим подчеркивается первопричина всех возможных эмоциональных компонент любых субъективных переживаний. И этим объясняются все явления намеренной или не намеренной активации этих "центров" (наркотическое воздействие, психическая зависимость, токсические поражения и т.п.), которые непреодолимо перекрывают наработанные поведенческие реакции.



Обсуждение Сообщений: 1. Последнее - 02.02.2013г. 17:46:04
Последнее редактирование: 2014-12-18

Оценить статью >> пока еще нет оценок, ваша может стать первой :)

Об авторе: Статьи на сайте Форнит активно защищаются от безусловной веры в их истинность, и авторитетность автора не должна оказывать влияния на понимание сути. Если читатель затрудняется сам с определением корректности приводимых доводов, то у него есть возможность задать вопросы в обсуждении или в теме на форуме. Про авторство статей >>.

Тест: А не зомбируют ли меня?     Тест: Определение веса ненаучности

Поддержка проекта: Книга по психологии
В предметном указателе: Гипноз | Измененные состояния сознания | Сессии холотропного дыхания | Эффекты ЛСД | Генетические свойства юмора как эффективное средство преодоления кризисных состояний личности | Гипнотические состояния | Зависимые состояния | Крупнейшие и самые устойчивые мировые состояния | Кыргызстан - страна религиозных конфессий: состояние и перспективы | Онейроидное состояние
Последняя из новостей: О том, как конкретно возможно определять наличие психический явлений у организмов: Скромное очарование этологических теорий разумности.

Нейроны и вера: как работает мозг во время молитвы
19 убежденных мормонов ложились в сканер для функциональной МРТ и начинали молиться или читать священные тексты. В это время ученые наблюдали за активностью их мозга в попытке понять, на что похожи религиозные переживания с точки зрения нейрологии. Оказалось, они похожи на чувство, которое испытывает человек, которого похвалили.
 посетителейзаходов
сегодня:11
вчера:11
Всего:10921391

Авторские права сайта Fornit
Яндекс.Метрика