Главная книга сайта Форнит: «Мировоззрение». Другие книги:
«Познай себя», «Основы адаптологии», «Вне привычного» и Лекторий МВАП.
 
 

Этот материал взят из источника в свободном доступе интернета. Вся грамматика источника сохранена.

Опасная дорога

Относится к   «Роль религии в современном обществе»

О горьких, но, увы, так необходимых всем нам уроках трагических происшествий, в которых виновными оказываются пастыри, о нашем отношении к ним и освещении их в СМИ.

Пастыри о ДТП с участием священников

Машина священника после аварии в Петрозаводске Машина священника после аварии в Петрозаводске

На прошлой неделе на портале Православие.Ru мы разместили статью протоиерея Павла Гумерова «Батюшки бывают разные», где он высказался на тему автомобильных аварий и других происшествий, участниками которых становятся священнослужители. Эта публикация вызвала большой интерес наших читателей. Редакция портала решила взять еще несколько небольших комментариев у священнослужителей на тему ДТП с участием священников и конкретно трагедии в Петрозаводске, случившейся две недели назад и приведшей к гибели женщины. И, конечно, главный вопрос, который мы задали: как реагировать на информацию о подобном в СМИ? Рассуждают священники Олег Стеняев, Димитрий Смирнов, Алексий Круглик и Димитрий Шишкин.

Протоиерей Олег Стеняев:
«Мы, священники, на виду у всех, и это часть нашего креста»

Протоиерей Олег Стеняев Протоиерей Олег Стеняев
Прежде всего, вспомним, что сказано в Священном Писании. Например, в Послании к Римлянам: «Как же ты, уча другого, не учишь себя самого? Проповедуя не красть, крадешь? говоря: “Не прелюбодействуй”, прелюбодействуешь? а, гнушаясь идолов, святотатствуешь? Хвалишься законом, но преступлением закона бесчестишь Бога?» (Рим. 2: 21–23) И оканчивается этот фрагмент словами: «Ибо ради вас, как написано, имя Божие хулится у язычников» (Рим. 2: 24).

Чтобы имя Божие не хулилось среди неверующих, мы должны с себя спрашивать значительно строже, чем с других

Это очень печальная ситуация, когда те, кто должен являть пример и учить других, не учат сами себя, на что и обращает внимание апостол Павел. Ведь христиане как письмо Христово – есть такое сравнение в Библии. Мы всеми узнаваемы, и по нам, как по письму Христову, всеми читаемому, судят не только о нас и о нашей вере, но и о нашем уповании, о нашем Боге. На нас на всех лежит очень большая ответственность. И чтобы имя Божие не хулилось среди неверующих, мы должны с себя спрашивать значительно строже, чем с других людей.

Когда такая трагедия происходит, необходимо, конечно, протянуть руку помощи пострадавшей семье. Хотя на самом деле пострадало две семьи: и семья погибшей женщины, и семья священнослужителя, совершившего наезд. И наша задача – проявлять заботу, насколько это возможно, и о тех, и о других.

Пройдут годы и годы, прежде чем об этой трагедии забудут в том городе, в той епархии. И сколько же усилий теперь надо употреблять другим людям, особенно тем, которые в этом же храме подвизаются! И скольких людей это может оттолкнуть от храма…

Виновный понесет наказание, но нельзя ставить крест на оступившемся, нельзя не помочь ему

Но мирским людям надо понять и то, что священнослужители – это не ангелы, с неба спустившиеся на землю, это такие же точно люди, как и все остальные, просто у них появилось желание стать лучше. Потому что с таким желанием – стать лучше – приходят в Церковь, поступают в семинарии. Но при этом, придя в Церковь, придя учиться в семинарию, люди приносят с собой все те проблемы, которые у них уже были, так что нельзя говорить, что это приобретенное, что этому «в семинарии научили», – этому учат с детских лет: например, курить, пить учат с подросткового возраста, – увы, это дурная реальность наших дней. Но сам факт, что человек решил идти духовным путем, то есть он решил от этого освободиться, говорит уже очень о многом в его устроении. А если это не получилось, если человек не справился с собой, с этими дурными позывами, – беда. Но это не значит, что мы должны ставить крест на оступившемся, на виновнике трагедии, тем более что он получит наказание и будет нести это наказание.

Наказание, вероятно, для него будет суровым. И мы в его несении должны поддерживать человека. Хочу вспомнить случай, происшедший в дореволюционной России. В одной епархии некий человек по имени Федор совершил страшное душегубство: убил несколько человек. В России тогда не было смертной казни, и его приговорили к каторге. А перед началом суда все Федоры той губернии собрались огромной толпой перед домом губернатора и архиерея и стали требовать, чтобы на время судебного разбирательства этого человека переименовали бы, чтобы имя святого Феодора Стратилата не упоминалось в связи с таким злодейством. И губернатор поддержал это требование, а архиерей осуществил – и преступника во время судебного разбирательства называли «Нефедор». А когда ему вынесли судебный приговор, его опять нарекли Федором, потому что когда человек несет наказание за совершенное, действует принцип: за одно дважды не наказуют. Имя человеку вернули, потому что теперь ему нужна будет поддержка и у святого, чтобы преодолеть такую беду в себе.

Но для некоторых и жизни не хватит собственной, чтобы преодолеть подобное преступление. Оно может всю жизнь тяготеть не только над ним – но и над членами его семьи, над детьми, внуками, правнуками… Это беда, большая беда, и пытаться использовать ее в антиклерикальных целях не дело. Ведь у нас внимание к Церкви в СМИ повышенное – я бы даже сказал: неоправданно повышенное. Хотя, с другой стороны, мы действительно на виду у всех, и это часть нашего креста, который мы несем. И безропотно должны нести. Очень часто отношение к служителям Церкви связано с некими двойными стандартами. И нам, священнослужителям, точно ничего не простят. Кому угодно могут простить: и убийц могут отпускать, и грабителей, и насильников из зала суда, а служитель Церкви, если он оказывается в подобной ситуации, несет наказание в более сложной форме. И, может быть, это даже правильно, потому что в Писании сказано: «Кому сколько дано, с того столько и спросится».


Протоиерей Димитрий Смирнов:
«Это несчастье хотят использовать для дискредитации Церкви»

Протоиерей Димитрий Смирнов Протоиерей Димитрий Смирнов
Конечно, это большое несчастье. Как относиться к происшедшей трагедии? Так же, как к тому редчайшему случаю, что в середине декабря нет ни намека на снег и температура +8 градусов, – как к чрезвычайно редкому аномальному явлению.

А что касается СМИ… Когда некий телеведущий сшиб женщину насмерть, была какая-то шумиха? А ведь он известнейший человек. Я случайно узнал о том случае. А этого священника никто не знает, только жители Карелии, – и столько о нем пишут! Священников мало. Священники для нашего народа – это такое уникальное явление. Летчиков – десятки тысячи, сотрудников МЧС – сотни тысяч, полицейских – миллион, а священников на весь земной шар – на всех русских православных! – всего 30 000 человек. Но есть люди, очень заточенные на ненависть к Церкви и священникам. Ясно, что они хотят этот случай использовать по максимуму для того, чтобы у людей создать впечатление, нужное им: все священники – пьяницы, все обязательно ездят на «мерседесах» и все всё время сбивают именно женщин – беззащитных женщин…


Протоиерей Алексий Круглик:
«Помолись, прежде чем сесть за руль»

Протоиерей Алексий Круглик Протоиерей Алексий Круглик
Существует ряд канонов, которые определяют жизнь священника в миру, в том числе и когда дело касается несчастных случаев. В частности, 27-е апостольское правило говорит, что пресвитер или диакон, который побил верного или неверного, то есть христианина или даже не христианина, должен быть извергнут от священного чина. Как видите, когда даже просто побил. Причем объясняется это тем, что «Господь отнюдь нас сему не учил», то есть Он Сам, быв ударяем, не наносил ударов. Далее, 66-е апостольское правило гласит: когда кто-либо из клира в сваре, то есть в драке, кого-нибудь ударит и единым ударением убиет – тот будет извержен из сана. Канонист Вальсамон, толкуя это правило, подчеркивает «единое ударение». Так что достаточно одного единственного удара, оказавшегося смертельным, чтобы священника извергли из сана.

По канонам, даже если священник применяет физическую силу в целях самообороны или защиты храма, он извергается из сана

В 55-м правиле святителя Василия Великого сказано, что клирики, отражающие разбойное нападение, то есть дерущиеся с разбойниками, всё равно низлагаются со своей степени. Получается, что даже если священник применяет физическую силу в целях самообороны или защиты храма, он все равно извергается. И до нас дошло «Учительное известие», которое говорит, что делать священнику, если на храм вдруг совершено нападение во время богослужения. Идет четкое указание: священник, если может, потребляет Святые Дары – то есть он первым делом должен позаботиться о святыне, которой служит. И далее: «Сам же избегнет, аще может», то есть если он может спастись, потребив Святые Дары, или хочет спастись, то он может это сделать. Но… есть интересное указание: священник должен «никакоже от своего служения отступити, даже если убийство ему претерпети придет, совершати свою службу. Аще убиен будет… с мучениками да причтен». Так что, если он хочет, он остается в храме и терпит мученическую смерть.

Как видим, очень высокие требования к восточному православному духовенству. В католицизме, как мы знаем, несколько иная норма. В крестовых походах священники участвовали наравне с рыцарями, поднимали оружие воины-священники, воины-монахи. У нас к этому относятся по-другому, отмечая, что проливший кровь в дальнейшем не может совершать Бескровную Жертву. Это, конечно, накладывает особый отпечаток на служение священника.

Мы знаем, насколько печальна статистика гибели людей и несчастных случаев на российских дорогах: гибнут в год около 30 000 человек, 250 000 примерно получают ранения, многие становятся калеками. Выходит, на дорогах за год гибнет население небольшого города, и население большого города оказывается искалеченным! И именно поэтому в третье воскресенье ноября, во Всемирный день памяти жертв ДТП, патриарх благословляет совершать специальные заупокойные литии о душах усопших, погибших в этих страшных происшествиях.

Тем, кто помнит советские времена, может показаться удивительным, что о священниках постоянно говорят СМИ. В советское время информации о жизни Церкви, священства практически не было, да и священников было мало. Сейчас в Российской Федерации уже несколько тысяч клириков, в крупных городах священников сотни, так что можно говорить о том, что священство вновь, как некогда было, становится социальным слоем. И поэтому всё, что связано с духовенством, получает большую огласку. И те несчастные случаи, которые происходят, может быть, и в семье священников, и особенно на дорогах, получают особый резонанс. Во многом еще и потому, что сегодня вообще любое происшествие делается благодаря интернету общеизвестным, потому что многие любят снимать все, что происходит вокруг, на свои гаджеты и выкладывать это в сеть. На днях я сам попал в ДТП, но я был без облачения; не знаю, как бы отреагировал второй участник – девушка, виновная в этом ДТП, – если бы я был в подряснике. Возможно, она стала бы снимать случившееся, чтобы придать этому огласку.

К сожалению, сегодня священнику трудно обойтись без автомобиля. До революции всё было несколько проще

К сожалению, сегодня священнику трудно обойтись без автомобиля. До революции всё было несколько проще: священник мог за небольшие деньги нанять извозчика; клириков возили прихожане; и даже если у батюшки и была бричка, он сам не правил ею, то есть, говоря современным языком, он лично не участвовал в управлении транспортным средством. Кстати, если вспомнить историю, то священники не пользовались лошадью – быстро передвигающимся животным, – но ездили, как правило, на ослике или муле, которые идут потихонечку, так что сложно, на них едучи, попасть в какие-то неприятные ситуации. Другая примета наших дней: священник подчас вынужден сам управлять автомобилем. Тем пастырям, которые служат в далеких регионах, подчас не хватает средств, чтобы купить какую-то приличную машину, – они ездят на стареньких, на отечественных, которые имеют нехорошую особенность ломаться где ни попадя и поэтому могут быть причиной какого-то дорожно-транспортного происшествия.

На последнем епархиальном собрании Святейший Патриарх призвал духовенство после совершения службы по возможности самим не садиться за руль, то есть надо попросить кого-либо из прихожан довезти либо до дома, либо до места следующей требы. Ведь богослужение – это апогей жизни священника: он переживает, молится, он вынужден все свои эмоции, все свои душевные силы отдавать Литургии. И он исповедует, выслушивает пришедших в храм, эмоционально сопереживает им. И вот ему, отдавшему часть себя, израсходовавшему свои силы, управлять автомобилем не так просто. Ослабевает внимание, контроль, и он может пропустить что-то важное, что в обычной жизни он непременно заметил бы.

Что касается трагического происшествия, виновником которого стал отец Иоанн Петунов… Сказано в Священном Писании, что всякого человека, совершившего грех, Господь призывает раскаяться. А, раскаявшись, по Евангелию, мы должны принести плоды, достойные покаяния. Дай Бог, чтобы этот клирик осознал свой грех, и я искренне верю, что так и будет. И, осознав, попросил прощения и у священноначалия, и – самое главное – у тех людей, которых он лишил жены, сестры, дочери, у детей, которых сделал сиротами. И чтобы потом помогал им. Может быть, и сам, а может быть, и привлекая других людей, но не бросать пострадавших, поддерживать их. Постоянно о них молиться, молясь обязательно и о душе усопшего человека. И даже если он будет запрещен в служении, всё равно он обязан молиться.

Эту молитву должен читать каждый водитель перед тем, как тронуться с места, сев за руль

А мы должны помнить, что существует так называемая молитва водителя, она уже достаточно широко распространена в Русской Православной Церкви. В этой молитве, которую должен читать каждый водитель перед тем, как тронуться с места, сев за руль, есть такие слова: «Боже, сохрани от внезапной смерти и всякой напасти мене, грешнаго, и вверенных мне человек и помози невредимых доставлять каждого по его потребе… Избави мене от злого духа лихачества, нечистой силы пианства, вызывающих несчастия и внезапную смерть без покаяния». И заканчивается она такими очень хорошими словами: «Сподоби мене, Господи, с чистой совестию дожить до глубокой старости без бремени убитых и искалеченных по моему нерадению людей». Эта молитва должна читаться не только священником, а вообще всеми людьми, которые садятся за руль. Кстати, когда я сам попал в ДТП, я вспомнил потом, ожидая ГАИ, что я забыл прочитать эту молитву, – очень уж спешил по делам в тот день. И я много раз слышал от людей, от прихожан, что, действительно, когда читали молитву, все было благополучно. И если из-за каких-то обстоятельств, отвлекаясь, забывали читать эту молитву – случались неприятности, маленькие или большие.

И, конечно же, мы призываем освящать и сам автомобиль, потому что это техника, представляющая реальную угрозу для окружающих, да и нам самим может нанести вред. Надо не забывать, что вообще любая вещь у православного человека должна быть освящена. А уж тем более такая опасная, как механизированная колесница, – она и освящается, как колесница.

Как клирик, я сопереживаю этому батюшке. Надеюсь, что церковный суд решит всё милостиво, но в то же время учитывая каноны. И будем молиться, чтобы Господь упокоил эту несчастную женщину. Ну а мы, церковные люди, должны, как можем, помогать семье Марии Жулябиной.


Священник Димитрий Шишкин:
«Нам надо быть осторожными всегда и во всем»

Священник Димитрий Шишкин Священник Димитрий Шишкин
В случившейся ситуации опасно всякое морализаторство именно потому, что «непостижимы суды Божии и неисследимы пути Его» и никто – то есть решительно никто – из нас не знает, что именно его поджидает в следующую секунду. Да, конечно, надо нам быть осторожными всегда и во всем… Кстати, эти слова: «Будьте всегда и во всем осторожны» – из завещания отца Иоанна (Крестьянкина). Они показались мне когда-то непонятными и даже странными. «Как это быть осторожным всегда и во всём?» – подумал я. С этими размышлениями сел за стол в трапезной, стал есть блин – несколько поспешно – подавился и чуть не умер. В буквальном смысле. И это произошло за считанные секунды. Спасла меня повариха, опытная женщина, которая поняла, что происходит, и хлопнула меня крепко по спине. А так – был бы еще один «трагический случай». Что тут сказать? Действительно, надо быть во всём и всегда осторожным и помнить, что по статистике чаще всего тонут не те, кто плохо плавает, а те, кто думает, что плавают лучше других.

В случившейся ситуации опасно всякое морализаторство – потому что “непостижимы суды Божии и неисследимы пути Его”

И всё же… Мы слишком мало видим, еще меньше знаем и понимаем для того, чтобы судить однозначно о причинах и последствиях каких-то трагических случаев. И когда происходят такие страшные, чрезвычайные события в жизни любых людей, не только священников, велик соблазн начать делать выводы о чужой нравственности и «уроках», от Господа посылаемых. Но, с другой стороны, ведь и это же тоже есть, несомненно, и множество существует примеров, когда наказание греха служит именно назиданием для других. Но это всё-таки ситуации крайние, вопиющие, так сказать. А в большинстве случаев уместнее вспомнить слова Господа о людях, погибших при разрушении Силоамской башни: «Думаете… [они] виновнее были всех, живущих во Иерусалиме? Нет, говорю вам, но если не покаетесь, все так же погибните» (Лк. 13: 4–5).

Чужое горе – это всегда повод помолиться о человеке, попавшем в беду, – и еще раз укорить себя, вспомнить свою худость

Дело в том, что какие-то крайние беды в жизни человека могут иметь столь запутанные и глубоко уходящие, но притом объективные корни, что мы попросту не в состоянии это всё понять и отследить. Да и не нужно это. Об этом, кстати, говорят многие опытные духовники: не полезно пытаться разбираться скрупулезно в причинах находящих бед и скорбей. Но следить за своей совестью – обязательно нужно. И вот о чем можно сказать с уверенностью: чужое горе, беда – это всегда повод помолиться со скорбью и состраданием о человеке, попавшем в беду, и – безусловно, еще и еще раз укорить себя, вспомнить свою худость, достойную печальной участи, но хранимую ни по какой иной причине, кроме как по неизреченной милости Божией. У апостола Павла есть изумительные по своей силе слова. Он говорит братьям по вере, что вот, мол, такие тяжкие выпали нам испытания во Асии, что мы не надеялись и жить: но, сами в себе осуждение смерти имея, будем надеяться не на себя, но на Бога, восставляющего из мертвых. Апостол непрестанно носил в себе осознание своей греховности столь глубокое, что считал себя достойным смерти, и всё, что случалось меньшего, чем смерть, пусть даже тяжкие скорби, считал признаком милости Божией.

Вот это помысел воистину добрый, а нам всем пример!



Дата публикации: 2018-02-22

Оценить статью можно после того, как в обсуждении будет хотя бы одно сообщение.
Об авторе:
Этот материал взят из источника в свободном доступе интернета. Вся грамматика источника сохранена.



Тест: А не зомбируют ли меня?     Тест: Определение веса ненаучности

В предметном указателе: Взрывоопасный гастролер | КОБ: Концепция общественной безопасности | Опасность религии и религиозного воспитания | Осознанные сновидения – опасная встреча | Про опасности | Названа самая большая опасность для человека | Анонимный MegaNet заменит традиционный, но не безопасный Интернет | Опасно, когда власть вмешивается в науку | VkDuty 4.0 [Новый функционал] - Накрутка ВКонтакте. Безопасность. Качество. Скорость. | Дженерики - дешевые аналоги дорогих лекарств, таблица дженериков, цены | УЧЕНЫЕ С БОЛЬШОЙ ДОРОГИ | Внутренний шагомер помогает муравьям находить дорогу домой | Дороги станут строить лучше (придумали новую автоматику) | Сожгли? Туда ему и дорога! :) | Внутренний шагомер помогает муравьям находить дорогу домой
Последняя из новостей: Футуристическая фантастика: Слава и первая смерть.

Ученые выяснили, почему в мозгу рождаются мысли и можно ли прожить без них
Язык связывает различные когнитивные функции, которые без него существуют отдельно.
 посетителейзаходов
сегодня:11
вчера:00
Всего:6479

Авторские права сайта Fornit
Яндекс.Метрика