Ознакомьтесь с Условиями пребывания на сайте Форнит Игнорирование означет безусловное согласие. СОГЛАСЕН
 
 
Если в статье оказались ошибки...
 

Основные результаты выполненных мониторинга и исследований лаборатории Гляциологии ТШВНЦ в период 2016-2020 гг.

Относится к   «Раздел сайта Форнит: Гляциология»


Введение

       В данном отчете приведены основные результаты выполненных мониторинга и исследований лаборатории Гляциологии ТШВНЦ в период 2016-2020 гг.

Выполняемые лабораторией палеогляциологические исследования имеют своей целью получение достоверной информации о закономерности распада современного (голоценового) и древнего (плейстоценового) оледенений и построение на основе этого архиважного для Кыргызстана и других климато-зависящих государств ЦА надежного долгосрочного (на столетия и многие десятилетия) прогноза ледниковых и климатических изменений.  Одной из важнейших задач этих исследований является установление причин (и показать их на конкретных объектах изучения) глубоких противоречий, имеющих место в палеогляциологии и четвертичной геологии, из-за которых ученые не могут построить надежный долгосрочный прогноз ледниковых и климатических изменений.

       Получение вышеуказанных прогнозов позволит строить и гидрологические прогнозы по изменению водных ресурсов Кыргызстана, включая реки и озеро Иссык-Куль. Это является основой для планирования народнохозяйственного освоения водных и ледовых ресурсов Кыргызстана, а также – необходимой прогностической информацией в деле урегулирования имеющих место противоречий с сопредельными государствами по вопросу использования воды трансграничных рек.

      В разделе 3.5 данного отчета приведены основные результаты палеогляциологических исследований, выполненных лабораторией Гляциологии за последние 5 лет, с привлечением предыдущих результатов, полученных автором этого раздела. В качестве важнейших из этих результатов явились установленная на примере Тянь-Шаня и Памира закономерность распада голоценового оледенения в ЦА и построенный на основе этой закономерности долгосрочный прогноз ледниковых (соответственно, и климатических) изменений. Показано, что оледенение ЦА распадается стадиально по принципу гармоничного затухающего колебания с периодом колебания приблизительно 1700 лет, в котором каждая последующая стадия по масштабам своего развития меньше предыдущей стадии. Согласно построенному прогнозу, глобальное потепление будет продолжаться еще 100-200 лет, и это будет сопровождаться дальнейшим распадам оледенения. Сделан вывод о том, что глобальное потепление происходит по естественным причинам. Приведенные в отчете результаты выполненных лабораторией контрольно-ревизионных обследований опорных палеогляциологических объектов на территории КР, изученных зарубежными и отечественными исследователями, позволили показать на конкретных примерах основные причины, из-за которых ученые, занимающиеся проблемами глобального потепления и стоящие на традиционных позициях, не могут однозначно выполнять палеогляциологические реконструкции и, как результат, - не могут построить надежный долгосрочный прогноз ледниковых и климатических изменений.  Приведенные в отчете результаты плаогляциологических исследований были получены благодаря инновационным методам в виде прорывных технологий в этой области исследований, отработанных автором раздела 3.5.  

      В связи с сильно разнящимися в тематическом плане помещенных в отчете разделов собственно гляциологического и палеогляциологического толка для каждого из них отдельно написаны заключения.

 

 

2.      Палеогляциологические исследования, выполняемые лабораторией 

Гляциологии ТШВНЦ   

3.1. Обоснование выполняемых палеогляциологических исследований

Глобальное потепление и, как следствие, - усилившийся в последние десятилетия распад континентального оледенения (что, по оценкам ученых, протекает катастрофически быстро) – это уже установленный ярко выраженный природный вызов человечеству. Наиболее уязвимой к климатическим изменениям является криосфера высокогорных областей: с этим связаны активная деградация современного оледенения и многолетней мерзлоты и активизация экзогенных геологических процессов (оползней, селей, термокарста, солифлюкции и др.). Вслед за деградацией горного оледенения в обозримом будущем следует ожидать уменьшение водности рек, а это – удар по гидроэнергетике и сельскому хозяйству, и в особенности – для государств, находящихся в климато-зависящих аридных областях Центральной Азии, в число которых входит и Кыргызстан. Тенденция к этому очевидная: последнее значительное похолодание в Северном полушарии, известное как «малый ледниковый период» (м.л.п.), произошло в середине второго тысячелетия н.э., после чего приблизительно 200 лет тому назад началось потепление, которое продолжается и в настоящее время. Вопрос о том, как долго это потепление будет длиться, как «глубоко» произойдет распад оледенения, и что придет на смену этому потеплению, является важным и до сих пор нерешенным. Противостоять глобальному потеплению и распаду оледенения человечество не в силах. В связи с этим при перспективном планировании народно-хозяйственного освоения в климато-зависящих государствах архиважным является получение надежного долгосрочного (на многие десятилетия и столетия) прогноза климатических и ледниковых изменений. Получение такого прогноза позволит своевременно предпринять меры по адаптации в условиях изменяющегося климата и смягчить последствия климатических изменений. К настоящему времени такой прогноз еще не получен даже в первом приближении.

Существующие модели долгосрочного прогнозирования климата противоречивы, и они не позволяют получить однозначный прогноз даже на первое столетие. Так, согласно разным оценкам, полученным по климатическим моделям, на которые ссылается Межправительственная группа экспертов по изменению климата (МГЭИК) при ООН, в XXI веке средняя температура поверхности Земли может повыситься как на 1,1, так и на 6,4 °C [24]. При таких значительно разнящихся прогнозных повышениях температуры предполагаются совершенно противоположные прогностические сценарии – от глобальной климатической катастрофы до несущественных изменений, исключающих земные катаклизмы [25].

У ученых, занимающихся долгосрочным прогнозированием ледниковых и климатических изменений, имеется достаточно оснований считать, что современное потепление представляет собой часть естественного цикла колебаний климата. Поэтому в основу долгосрочного прогнозирования климата и связанного с ним оледенения положена закономерность естественных климатических и ледниковых изменений, имевших место на протяжении длительного периода времени - как минимум голоцена (голоцен - современная геологическая эпоха четвертичного периода, сменившая плейстоцен примерно 12 тысяч лет назад и продолжающаяся по настоящее время). Чем дальше вглубь истории палеоклимата заглянут ученые и чем детальнее изучат его, тем точнее и надежнее будет прогноз. К настоящему времени такая закономерность однозначно не установлена. В связи с этим у ученых не имеется надежной основы для построения долгосрочного прогноза, и как результат тому – отсутствие самого прогноза.

Эта закономерность устанавливается при палеогляцио-климатических реконструкциях и в основном методами четвертичной геологии. Палеогляциология и четвертичная геология – науки тесно связанные. В основе стратиграфического расчленения четвертичного периода лежит климато-стратиграфический подход с ориентацией на эпохальные плейстоценовые оледенения. Самыми яркими реперами значительных похолоданий являются морены – ледниковые отложения, которые представляют собой единственные надежные вещественные следы ледниковых эпох. В связи с этим морены стадиальных и эпохальных оледенений плейстоцена и голоцена являются основными климато-стратиграфическими реперами четвертичного периода и важнейшими источниками палеогляцио-климатической информации при построении архиважного для человечества долгосрочного прогноза ледниковых и климатических изменений.  Наиболее информативными являются морены высокогорных районов в связи с тем, что в горах морфологически хорошо выражены разновозрастные морены.

Имея главную цель исследований в изучении динамики изменения современного оледенения, лаборатория Гляциологии ТШВНЦ выполняет и палеогляциологические исследования с целью построения долгосрочного прогноза ледниковых и климатических изменений. В связи с ниже изложенными глубокими противоречиями в палеогляциологии и четвертичной геологии, не позволяющими ученым однозначно установить закономерность распада плейстоценового и голоценового оледенений и, как результат, -  невозможность построить надежный долгосрочный прогноз ледниковых и климатических изменений, палеогляциологические исследования вышеуказанной лаборатории выполняются  с применением инновационных методов, разработанных автором данного раздела на основе его многолетнего опыта научных изысканий в гляциальных и перигляциальных областях Тянь-Шаня и Памира, а также – в горах Гималаев, Анд и Кавказа.

Еще одной мотивацией для выполнения вышеуказанной лабораторией палеогляциологических исследований является стремление вскрыть и показать на конкретных объектах изучения причины глубоких противоречий в палеогляциологии и четвертичной геологии, которые, по убеждению автора раздела, завели в тупик палеогляциологию и четвертичную геологию как науки [26]. 

3.1.2. Что мешает сделать надежный долгосрочный прогноз?

Этому мешают глубокие противоречия, имеющие место в четвертичной геологии и палеогляциологии. Эти противоречия автором раздела неоднократно и достаточно подробно были изложены в предыдущих его статьях [26-30 и др.]. Для наглядности приведено следующее. На конгрессе ИНКВА еще в 1957 г. было сделано заключение «На запросы о стратиграфической шкале четвертичного периода, посланные в 22 страны, было получено 22 различных ответа» [31]. До настоящего времени ситуация существенно не улучшилась. Безусловно, это результат глубоких противоречий в четвертичной геологии. Тянь-Шань и Памир являются яркими тому примерами. Существующие по этим регионам стратиграфические схемы четвертичного периода противоречивые, не представляется возможным создание унифицированных схем не только на межрегиональном и региональном, но и на местном уровне. Именно по этой причине в Средней Азии до сих пор действует принятая на Межведомственном стратиграфическом совещании около 50 лет т. назад Рабочая стратиграфическая схема. Альтернативы этой схеме пока нет.

В частности, в палеогляциологии существуют весьма противоречивые палеогляциологические модели, в том числе – и по голоцену. Среди них такие крайности, как:

- модель стадиального распада голоценовых ледников, согласно которой, голоценовое оледенение – это реликт позднеплейстоценового оледенения, распавшегося в виде 8 стадий [32 -34];

- модель их квазистационарного состояния, предполагающая относительную стабильность климата в голоцене [35].

 До сих пор однозначно не установлено даже число плейстоценовых оледенений как в региональном, так и в планетарном масштабе. Например, в горах Тянь-Шаня разными исследователями выявлены признаки от одного до пяти плейстоценовых оледенений, в горах Восточной Сибири устанавливаются следы лишь одного плейстоценового оледенения. Согласно всемирно известной альпийской модели Пенка-Брюкнера, в Альпах было четыре плейстоценовых оледенения. Согласно лессовой стратиграфии Куклы, за последние 1,8 миллиона лет в Евразии было около 18 «ледниковых» циклов [36]. Судя по вариациям изотопно-кислородного показателя в глубоководных океанических осадках, в пределах одной только палеомагнитной эпохи Брюнес предполагают 8 ледниковых и столько же межледниковых эпох, а весь четвертичный период включает 17 оледенений [31]. Весьма наглядным является пример противоречивости результатов исследований многочисленных палеогляциологических экспедиций в долине р. Муксу (Центральный и Северный Памир) по изучению конечных плейстоценовых морен самого крупного в мире внутриконтинентального ледника Федченко [37-40]. И совсем парадоксальными представляются результаты их исследований в этом районе, а также – в соседней Алайской долине [41] в сравнении с результатами, полученными автором этого раздела [42, 43].

 Всего вышеизложенного достаточно, чтобы представить, насколько противоречивы результаты традиционно применяемых методов изучения климата и оледенения прошлого, и каковы в связи с этим перспективы построения надежного долгосрочного прогноза климатических и ледниковых изменений. Тем не менее, палеогляцио-климатические реконструкции четвертичного периода являются основой для построения модели долгосрочного прогнозирования оледенения и климата и поэтому для их построения необходимо изыскивать новые исходные позиции и более результативные методы изучения. Именно эти позиции являются основополагающими при палеогляциологических исследованиях, выполняемых в лаборатории Гляциологии ТШВНЦ.

3.2. Что уже сделано лабораторией Гляциологии в деле построения надежного долгосрочного прогноза ледниковых и климатических изменений?

3.2.1. Установление основных причин противоречий в палеогляциологии и четвертичной геологии

Исследованиями автора раздела были вскрыты следующие основные причины сложностей и противоречий, имеющих место при палеогляциологических реконструкциях и климато-стратиграфическом расчленении квартера в высокогорных областях [26-30, 44]:

1 – неверные исходные позиции исследователей, обусловленные некорректной генетической идентификацией морен и псевдоморен;

2 – отсутствие надежных абсолютных датировок морен.

О неверных исходных позициях. При палеогляциологических реконструкциях и стратиграфическом расчленении четвертичного периода исследователи изначально (со времени становления палеогляциологии и четвертичной геологии как наук) встали на неверные исходные позиции и продолжают оставаться на них в настоящее время: в качестве основных климато-стратиграфических реперов высокогорных районов исследователи используют не только истинные морены, но и псевдоморены (иначе – лжеморены, то есть – морфо-литологические образования, которые только внешне похожи на морены, но истинный генезис их не гляциальный), ошибочно принимая последние за морены и совершенно неверно оценивая их возрасты. На примере Тянь-Шаня, Памира и других горных систем на основе разработанных автором раздела количественных геохимических и гранулометрических фациально-литологических (проще - генетических) показателей им было установлено, что все морфо-литологические образования горных районов, традиционно принимаемые за ранне– и среднеплеплейстоценовые морены, а также значительная часть таких образований, принимаемых за позднеплейстоценовые морены, на самом деле являются позднеплейстоцен-голоценовыми псевдоморенами, истинный генезис которых гравитационный и представлены они пространственно развитыми специфическими оползнями. В некоторых случаях за плейстоценовые морены принимаются обвальные и даже аллювильно-пролювиальные отложения. [26-30, 45]. Показано, что некорректная генетическая диагностика морен и псевдоморен - это есть именно то, что сбивает с толку всех исследователей, занимающихся палеогляциологическими реконструкциями и стратиграфией четвертичных отложений горных районов с традиционных позиций. Это открытие позволило вскрыть тот самый «корень зла», который создает сложности и неразрешаемые противоречия при палеогляциологических реконструкциях четвертичного периода, стратиграфическом расчленении и корреляции четвертичных отложений высокогорных районов со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями палеогляциологического и геологического толка.

Об отсутствие надежных абсолютных датировок морен. Подробно об этом автором раздела изложено в [27, 28, 44, 45]. В данном случае целесообразно изложить это в виде следующих тезисов. Традиционно применяемые физические методы абсолютного датирования (14С, ТЛ, ОСЛ и 10Ве) не позволяют надежно устанавливать возраста морен. Датирование псевдоморен, ошибочно принимаемых за морены в горных районах (а это бывает в большинстве случаев), приводит еще и к дезинформации, что значительно искажает истинную палеогляциологическую картину.

Радиоуглеродное датирование морен (по 14С). Этим методом собственно морены не датировали, потому что в моренах не обнаруживалось необходимое для этого автохтонное органическое вещество, и даже не предполагалась возможность нахождения его там (традиционно считается, что морены являются хронологически «немыми» образованиями для применения радиоуглеродного метода датирования). В связи с этим все имеющиеся в мире радиоуглеродные датировки морен были получены исключительно по аллохтонному органическому веществу, либо по автохтонному, но обнаруженному не в самих моренах, а в смежных с ними отложениях иного, не гляциального генезиса. При этом всегда оставался нерешенным вопрос – насколько полученные датировки моложе или древнее самой морены. Широко применяемое радиоуглеродное датирование морен по гумусу поверхностных почв вообще приводит к парадоксу. Вот пример. Все имеющиеся радиоуглеродные датировки морен по Киргизскому Тянь-Шаню и сопредельным горным районам (их порядка 30) в основном получены Е.В. Максимовым (МГУ, Географический факультет) и его учениками по почвам – поверхностным и приповерхностным. Датировали они как голоценовые морены, так и псевдоморены (принимая последние за морены: автору раздела известен ряд объектов датирования Е.В. Максимова и его учеников), выдавая последние за стадиальные морены распадающегося вюрмского (последней стадии позднеплейстоценового оледенения) оледенения. В неверности своих датировок Е.В. Максимов по сути дела признался в одной из последних своей (с тремя соавторами) статье: «Конечные морены и радиоуглеродный возраст почв Тянь-Шаня, южного Алтая и Саура» [46]. В этой статье полученный за многие годы каламбур он вынужден был списать на некий (цитаты дословные) «парадокс 14С возрастов горных почв»…, и признать, что: «…проверка почвенного метода определения абсолютного возраста конечных морен горных ледников, основанная на значительном числе 14С датировок, и для Тянь-Шаня, и для Южного Алтая – Саура привела к негативным результатам»; «…полученные результаты 14С датирования конечных морен Тянь-Шаня по почвам оказались совершенно неожиданными».

Термолюминисцентное датирование морен. Термолюминисцентные датировки морен (а также полученные методами РТЛ или ОСЛ, которые представляют собой разновидности ТЛ метода) следует признать далеко не достоверными по следующим причинам:

 - ТЛ метод датирования находится в стадии разработки и разрабатывался он исключительно для лессовых и дюнных отложений [47];

 - по данным межлабораторного контроля, этот метод дает погрешности до 500% [48];

– кроме разброса датировок имеет место значительное завышение (может достигать более чем в 10 раз) возрастов относительно 14С датировок [49].

Метод космических изотопов (10Ве). Непригодность этого метода для датирования морен также, как и ТЛ, РТЛ и ОСЛ-методов, обусловлена неопределенностью «нуль-момента».

 Главный и совершенно непреодолимый недостаток ТЛ, РТЛ, ОСЛ и 10Ве - методов датирования – это неопределенность «нуль-момента», с которого исчисляется время захоронения (от лучистой космической энергии) материала для такого датирования - кварцевых или же полевошпатовых зерен в обломочном материале морен. В связи с этим никакие усовершенствования этих методов не позволят получать достоверные датировки морен.

3.2.2. Устранение причин противоречий

О том, как это делается при палеогляциологических исследованиях, выполняемых лабораторией Гляциологии ТШВНЦ, подробно автором изложено в [50-54], а также – здесь, в виде тезисов.

3.2.2.1. Различение морен от псевдоморен. Для различения истинных морен от псевдоморен горных районов применяются полученные автором надежные генетические признаки этих отложений в виде следующих количественных фациально-литологических показателей [50, 51].

Геохимические показатели. Окисно-закисный коэффициент по железу: К= Fe2O3/FeO

Прим. - этот коэффициент определялся по разработанной автором методике.

Гранулометрические показатели. Степень глинистости S=<0,005/(1-0,005) - соотношение процентного содержания фракций <0,005 мм и 1 - 0,005 мм, где <0,005 мм – глинистая фракция, 1 - 0,005 (мм) – область мономинеральных частиц, не подвергающихся дальнейшему дроблению при физическом выветривании. В таблице 1 приведены среднестатистические генетические показатели, полученные по 300 образцам. 

           Табл. 1. Количественные генетические показатели морен и псевдоморен в виде     

      деляпсивных и дерупционных отложений.

 

Генетический тип отложений

К=Fe2O3/FeO

S = <0,005/(1-0,005)

Морены голоценовые -glHs

0,03-0,07

0,078

Морены плейстоценовые- glPs

0,03-0,07

0,107

Гравитационные деляпсивного типа отложения - в виде оползней -gr(dl)

0,3-1,0

0,159

Гравитационные дерупционного типа отложения - в виде обвалов -gr(dr)

Показатель зависит от исходных обвальных пород

0,022

 

Согласно таблице, окисно-закисный коэффициент псевдоморен в виде деляпсивных гравитационных отложений (наиболее часто встречаемых) на порядок больше, чем у голоценовых морен, а степень глинистости – больше в 2 раза.

Кроме вышеуказанных количественных показателей, применяются полученные автором дополнительные полевые признаки истинных морен и псевдоморен, это: соответствующие текстурно-структурные, морфо-литологические и лито-стратиграфические признаки.

3.2.2.2. Установление надежных абсолютных возрастов морен. Для получения надежных абсолютных возрастов морен применяется отработанный автором способ радиоуглеродного датирования морен с использованием автохтонного органического вещества. Еще в конце 70-х годов им была обнаружена в моренах автохтонная гляциохионофильная (специфическая ледниковая) тонкодисперсная органика, рассеянная в моренном мелкоземе. Позже была установлена ее природа и показаны возможности использовать эту органику для датирования морен [52-54 и др.]. Первые 3 датировки морен по автохтонной органике в виде ископаемого гумуса, рассеянного в толщах моренного мелкозема, им были получены в рамках проекта STC#Kr-330/2 «Изучение четвертичных изменений климата на Тянь-Шане: оледенение и колебания уровня бессточных озер Иссык-Куль, Чатыркуль» (2004-2007 гг. [54]. В дальнейшем метод датирования по автохтонной органике усовершенствовался при выполнении проекта PEER Cycle 4 «Отклик водных ресурсов на динамику ледников в трансграничных речных бассейнах Центральной Азии» (2014-2018 гг.), в котором автор также был руководителем палеогляциологических исследований. Отбор образцов для радиоуглеродного датирования морен по этому способу очень трудоемкий: для отбора одного образца необходимо вручную сделать в морене горную выработку глубиной до 5-6 м и объемом до нескольких десятков кубических метров, отобранный из морены грунт весом до 300 кг в рюкзаках транспортировать в базовый палаточный лагерь, где из этого грунта извлекается органическое вещество в количестве несколько десятков миллиграммов, достаточных для последующего радиоуглеродного анализа методом АМС (на ускорительных масспектрометрах). Наиболее подходящим органическим материалом для надежного датирования оказались ископаемые семена арчи и их обломки (рис. 36).

 

 

 


                                                                

 

 

  

Рис. 36. Органика, извлеченная из морен. Слева направо: семена арчи и их обломки; органические детриты, моллюски, торф.

 

Однако на практике далеко не из каждой горной выработки удается получить необходимое количество нужной для радиоуглеродного анализа органики. Так, например, в рамках проекта PEER Cycle 4 было пройдено более 70-ти горных выработок и только приблизительно в 1/3 части из них удалось отобрать нужную для датирования и в необходимом для анализа количестве органику в виде ископаемых семян арчи и/или их обломков. Тем не менее, несмотря на такую трудоемкость, альтернативы этому способу датирования морен пока нет.  На ниже приведенных рисунках (рис. 37-40) показаны процессы проходки горных выработок в моренах, отбора проб моренного грунта и извлечения из него (методом просеивания с дальнейшей флотацией) микроорганики для радиоуглеродного анализа.

Рис. 37. Горные выработки в морене для отбора пробы органики на радиоуглеродный анализ

 

      

Рис. 38. Удаление крупной глыбы из выработки и транспортировка моренного грунта в базовый лагерь.

         

                                     Рис. 39. Извлечение органики из пробы.

         

Рис. 40. Высушивание моренного мелкозема и выпаривание органики из экстракта.

В связи с труднодоступностью объектов изучения (отсутствием автодорог и троп) и невозможностью заказывать вертолет экспедиционные грузы к объектам изучения доставлялись людьми в рюкзаках. Работы выполнялись на высотах от 3300 до 4800 м (рис. 41.).

 

Рис. 41. Транспортировка экспедиционных грузов и полевой лагерь.

 

3.2.2.3. Установленные закономерности распада плейстоценового и голоценового оледенений

Приведенные ниже закономерности установлены автором раздела на примере Тянь-Шаня, Памира и отчасти Гималаев и Анд. Подробно об этом изложено в авторских работах [26-28, 30, 55 и др.]. Здесь изложено в тезисной форме.

Закономерность распада плейстоценового оледенения. Установленная закономерность приведена на рис. 42.

Strat

Рис. 42. Принципиальная схема морфолито-стратиграфического сочленения возрастных генераций морен позднеплейстоценового и голоценового оледенений и массовых деляпсивных гравитационных образований в горах Тянь-Шаня.

 

gl PsIII1, gl PsIII2 и gl PsIII3 –позднеплейстоценовые морены 1-й, 2-й и 3-й (соответственно) возрастных генераций. gr PsIII3 - Hs – деляпсивные гравитационные образования (псевдоморены).

1 - 7 – морфологически хорошо выраженные голоценовые морены 1-й, 2-й, 3-й, 4-й,

5-й, 6-й и 7-й (соответственно) возрастных генераций.

На данном этапе исследований было установлено, что плейстоценовое и голоценовое оледенение распадалось стадиально по принципу затухающего колебания (см. рис. 42). В плейстоценовом оледенении морфологически (судя по его стадиальным моренам) хорошо выражены три его крупные стадии в виде конечных морен, однако это еще предстоит уточнить. Исследования автора позволили сделать вывод и об однократном плейстоценовом оледенении в горах Тянь-Шаня, Памира и Гималаев, и о приуроченности его к позднему плейстоцену [26, 29, 45].

Закономерность распада голоценового оледенения. Голоценовое оледенение распадается также стадиально по принципу затухающегося колебания, о чем автором изложено в следующих его работах [27, 28, 43, 55].  В нем изначально, в выполненном в ИВПиГЭ проекте STC#Kr-330/2 «Изучение четвертичных изменений  климата  на  Тянь-Шане: оледенение и колебания уровня бессточных озер Иссык-Куль, Чатыркуль» (2004-2007 гг.), выделялось 7 основных стадий (рис. 43), позже – по уточненным данным – 8 основных стадий (в выполненном в ИВПиГЭ проекте PEER Cycle 4 (2016-2-18 гг.).

https://scorcher.ru/glaciology/review6.files/image046.jpg

                                                                а)

https://scorcher.ru/glaciology/review6.files/image047.jpg

                                                        б)                      

Рис. 43. Морфологически выраженные стадиальные (I-VII) морены в морено-ледниковом комплексе Тез-Тер (бас. р. Ала-Арча, хр. Киргизский Ала-Тоо, Сев. Тянь-Шань). а) – на фото, б) – на космофотоснимке.

На основе морфологически выраженной закономерности распада голоценового оледенения и полученным 3-м радиоуглеродным датировкам была построена следующая схематическая модель долгосрочного прогнозирования оледенения и климата для Центральной Азии (рис. 44).

Рис. 44. Схематическая модель долгосрочного прогнозирования естественных гляциальных изменений. I -VIIстадии оледенения, соответствующие морфологически выраженным моренам распадающегося голоценового оледенения.

 

3.3. Построение долгосрочного прогноза ледниковых и климатических изменений

На основе установленной закономерности распада голоценового оледенения по морфологически выраженной картине сочленения стадиальных морен (рис. 43) и полученных радиоуглеродных датировок строилась схема долгосрочного прогнозирования ледниковых и климатических изменений для Центральной Азии. Первоначальная схема содержала 7 основных стадий голоценового оледенения (рис. 44), уточненная схема – 8 основных стадий (в проекте PEER Cycle), что показано в следующем разделе.

3.4. Палеогляциологические исследования в проекте PEER Cycle 4

 Цель, задачи и объекты изучения.  

Цель: оценить изотопными методами динамику голоценового оледенения ЦА и формирования водных ресурсов малоизученных горных речных бассейнов Тянь-Шаня и Памира в условиях изменяющегося климата.

 Задачи (палеогляциологической части проекта):

1.   Уточнить установленную в проекте STC#Kr-330/2 закономерность распада голоценового оледенения ЦА.

 2.  Усовершенствовать отработанный в проекте STC#Kr-330/2 метод радиоуглеродного датирования морен по автохтонной органике, рассеянной в моренах, и получить радиоуглеродные датировки всех стадий голоценового оледенения.

3.             Усовершенствовать (дополнить и детализировать) ранее построенную в проекте STC#Kr-330/2 схематическую модель долгосрочного прогнозирования естественных гляциальных изменений.

Объектами детального изучения были морено-ледниковые комплексы (МЛК). На рис. 45) показана схема расположения объектов детального изучения в этом проекте.

 

Рис. 45. Схема расположения объектов детального изучения в проекте PEER Cycle 4

 

 На рисунках 46-54 показаны объекты детального изучения в Тянь-Шане и на Памире (цифрами показаны морфологически выраженные стадиальные морены.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Тянь-Шань

              

                 Рис. 46.    МЛК Турген                     Рис. 47.          МЛК Кара-Баткак

                                                  Рис. 48. МЛК Иссык-Ата

                                                Рис. 49.  МЛК Кегети

                                 Рис. 50. МЛК Тез-Тор

                                                Рис. 51. МЛК Ак-Сай

 

 

 

 

 

 

 

 

Памир

 

                                                 Рис. 52. МЛК Алтын-Дара1

 

          Рис. 53. МЛК Алтын-Дара 2                     Рис. 54.   МЛК Кызыл-Суу

 

3.4.1. Основные поученные результаты

1. Отработана методика радиоуглеродного датирования морен по автохтонной органике. Таким образом был снят геохронологический занавес с морен – важнейших климато-стратиграфических реперов голоцена и плейстоцена. Это позволяет получать надежные абсолютные возраста стадиальных морен, соответственно, и ледниковых стадий распадающегося голоценового оледенения, что является ключом для построения надежного долгосрочного прогноза ледниковых и климатических изменений. 

2. Уточнена закономерность распада голоценового (иначе – современного) оледенения.

3. Получены радиоуглеродные датировки окончания последней стадии позднеплейстоценового оледенения.

4. По результатам полевого изучения и радиоуглеродных анализов отобранных проб органики из стадиальных морен была построена схема долгосрочного прогнозирования ледниковых (соответственно, и климатических) изменений для ЦА (рис. 55, 56).

Рис. 55. Схема долгосрочного прогнозирования ледниковых (соответственно, и климатических) изменений.
На схеме:
I-VIII - стадии распадающегося голоценового оледенения; IX, X, XI (на желтом фоне) – прогнозируемые стадии, изображены условно.
Датировки на белом фоне – полученные по данным радиоуглеродного датирования.
Датировки на желтом фоне – полученные теоретически расчетным методом за отсутствием лабораторных датировок.

Прим. Получить радиоуглеродные датировки для 4-й и 6-й стадиальных морен, а также – дополнительные датировки для тех стадиальных морен, которые датированы только по единичным пробам, не представилось возможным в связи с недостаточными ресурсами выполненного проекта и с имевшим место нерациональным распределением этих ресурсов руководителем проекта. В силу последнего обстоятельства палеогляциологические исследования этого проекта были выполнены не за три, как запланировано в проекте, а за два года, что оказалось в ущерб полученным результатам.

 

Согласно схеме, следующая относительно крупная стадия (но меньше предыдущей 8-й стадии) оледенения достигнет кульминации через 1700 лет, отсчитывая от пика 8-й стадии, и приблизительно через 300 лет от времени настоящего (на схеме показано цифрой «0»). Переломный момент (то есть окончание современного глобального потепления и переход к глобальному похолоданию) произойдет несколько раньше, возможно, лет через 100 или 200.

 

Рис. 56. Фрагмент прогнозной схемы крупным планом.

 

Согласно этому прогнозу, глобальное потепление будет продолжаться еще приблизительно 100-200 лет. И в связи с этим ледники будут только сокращаться в размерах. 

Научно-практическая значимость полученных результатов

1.      Отработан способ радиоуглеродного датирования морен по автохтонной органике и получен важный инструмент для решения многих задач геологического и палеогляциоклиматического толка применительно к антропогену, и прежде всего – для долгосрочного прогнозирования ледниковых и климатических изменений.

2.    На примере Тянь-Шаня и Памира показано, что голоценовое оледенение распадается стадиально по принципу затухающего колебания. Это наглядно свидетельствует о том, что распад современного оледенения происходит в основном по естественным причинам. Следовательно, современное глобальное потепление также происходит в силу естественных причин. Это опровергает концепцию об антропогенном факторе глобального потепления в связи с техногенной деятельностью человека.  В связи с этим подтверждается конценция того, что Киотский протокол — международное соглашение (дополнительный документ к Рамочной конвенции ООН об изменении климата (1992), принятое в Киото (Япония) в декабре 1997 года) не имеет научного обоснования.

3.    На примере Тянь-Шаня и Памира для Центральной Азии построен долгосрочный (на столетия и многие десятилетия) прогноз ледниковых (равно, и климатических) изменений. Несмотря на некоторую его схематичность, этот прогноз может претендовать на наиболее объективный из всех имеющихся на сегодняшний день.

4. На конкретных примерах показано, что в горах ЦА нет отдельно взятых ледников и их морен, а имеются голоценовые морено-ледниковые комплексы. В связи с этим ледовые ресурсы этих районов, оцененные в Каталогах ледников, являются заниженными и поэтому актуальной является переоценка ледовых ресурсов с учетом забронированных ледников.

5. Сделан вывод о том, что ледники ЦА не исчезнут полностью (как это прогнозируется по пессимистическим сценариям распада оледенения), а уйдут под моренный чехол (то есть, забронируются поверхностной мореной) и будут отдавать воду, хотя и меньшими темпами, нежели открытые ледники.

6. В связи с тем, что водные ресурсы ЦА, в особенности в ее аридных районах, зависят от размеров имеющихся там ледников, то прогноз оледенения позволит ученым строить и долгосрочный прогноз водности рек и, в частности, бессточных озер ЦА, в том числе - озера Иссык-Куль.  Следует сказать, что доля собственно ледниковой составляющей в общем речном стоке в Центральной Азии большая, и она зависит от конкретного района. Например, в верховьях Инда годовой сток формируется из ледникового более, чем на 40%, в то же время в верховьях Ганга – 11,5%; в Кыргызстане – до 50% годового стока и до 70% в летние месяцы; в Таджикистане – 10-20% крупных рек, однако в сухие и жаркие годы - - до 70%. В частности, при впадении р. Нарын в Токтогульское водохранилище эта доля составляет 17%, при слиянии рек Б. и М. Нарын – 31%, а в наиболее засушливых районах бассейна р. Тарим – 64%.   

   7.  Надежный долгосрочный прогноз оледенения (равно, и климата) ЦА позволит населению этого региона своевременно адаптироваться в условиях проявляющегося глобального потепления и предпринять меры во избежание экологической катастрофы, связанной с глобальным потеплением. 

    8. Полученная прогнозная информация будет полезной   практически во всех

  сферах жизнедеятельности населения всех климато-зависящих государств ЦА.

 

Что нужно сделать для уточнения полученного прогноза?

1. Уточнить период колебания ледниковых изменений в голоцене. Для этого нужно получить радиоуглеродные датировки стадиальных морен, для которых их возраста были получены расчетным методом, и получить контрольные радиоуглеродные датировки всех других стадий.

2. Уточнить на прогнозной схеме место малого ледникового периода (The Little ice period) и современного положения распадающегося оледенения (на схеме обозначено как «The present time»). Для этого нужно получить дополнительные радиоуглеродные датировки стадиальной морены, соответствующей м.л.п., и датировки более молодых – последних стадий голоценового оледенения (для которых радиоуглеродный метод датирования малопоказательный) с применением иных методов абсолютного датирования - лихенометрического и дендрохронологического.

3. Параллельно выполнить палеолимнологическое изучение бессточных высокогорных озер (озерных террас и донных озерных отложений), уровень которых тесно связан с ледниковыми изменениями.  В числе таковых – озера Чатыркуль (Тянь-Шань, Кыргызстан) и Каракуль (Восточный Памир, Таджикистан).

4. Уточнить число стадиальных морен распавшегося плейстоценового оледенения и уточнить радиоуглеродные возраста последней его стадии.

5. Для региональной (ЦА) и межрегиональной (для Евразии в целом) корреляции стадиального распада голоценового и плейстоценового оледенений обследовать речные террасы высокогорных зон Тянь-Шаня, Памира и Кавказа. Обследования выполнить с позиции установленной автором раздела парагенетической связи между ледниковыми и речными отложениями.

 

3.5. Палеогляциологические исследования, выполняемые для вскрытия и обнародования причин противоречий в палеогляциологии и четвертичной геологии

3.5.1. Палеогляциологические исследования в Заалайском хребте и в Алайской долине (Северный Памир, Кыргызстан).

В период с 2016 по 2018 гг. эти исследования выполнялись на северных склонах Заалайского хребта и в примыкающей к нему Алайской долине, и они были продолжением начатых автором таких исследований в этом районе в 1986 году и проводившихся эпизодически в последние десятилетия. Мотивацией этих исследований явилось установление автором раздела совершенно некорректной палеогляциологической реконструкции и картографирования четвертичных отложений в этом районе, выполненных его предшественниками с традиционных позиций. Исследования проводились с применением отработанных автором количественных фациально-литологических показателей, приведенных в таблице 1 раздела 3.2.1.

На рисунке 57 приведен фрагмент геологической карты Киргизской ССР масштаба 1:500 000 с Алайской долиной и Заалайским хребтом (водораздел хребта показан пунктирной линией). Такая же картина отрисована и на геологической карте  Киргизской ССР масштаба 1:200 000. На этих картах символом QIII обозначены позднеплейстоценовые морены. Для пояснения, что так на картах обозначены именно морены, автором раздела дополнительно проставлен  символ    glQIII с указательными стрелками (gl – гляциальный тип отложений).

Рис. 57. Фрагмент геологической карты Киргизской ССР масштаба 1:500 000 с Алайской долиной и Заалайским хребтом (водораздел хребта показан пунктирной линией.

Именно так - в виде позднеплейстоценовых морен, все эти эти морфолитологические образования описывались всеми без исключениями исследователями этого района, включая и выдающихся географов-исследователей Центральной Азии И.В. Мушкетова и К.К. Маркова [56-61]. Однако, должное нужно отдать К.В. Курдюкову, который в 60-х годах прошлого столетия среди  отложений, обозначенных на выше приведенной геологической карте (рис. 57.) символом glQIII)  в междуречье Ачикташ и Коман-Суу, выделил и обвальные отложения, связанные с одноименными Ачикташским и Команским обвалами [59]. Картина, построенная К.В. Курдюковым, автором раздела приведена на отдешифрированном им космофотоснимке (кфс) на рис. 58.

 

     Рис. 58. Общий вид Ачикташского и Команского обвалов. Обвальные массы оконтурены.

 

Однако и К.В. Курдюков принимал подстилающий эти обвальные массы морфолитологический субстрат (а также все  то, что показано на вышеприведенной геологической карте в виде позднеплейстоценовых морен), не иначе, как за позднеплейстоценовые морены.

Автором раздела с применением количественных генетических показателей (см. таблицу 1) было установлено, что  все то, что выдается за плейстоценовые морены в Алайской долине (см. геологическу. карту), это не морены, а псевдоморены, которые сложены деляпсивными гавитационными отложениями  пространственно развитых специфических оползней. На рисунке 59. приведен фрагмент Алайской долины в урочище Ачикташ с отдешифрированными (на кфс) имеющимися там морфо-литологическими образованиями.  

 

Рис. 59. Обвальные массы первой генерации Ачикташского обвала в днище Алайской долины (оконтурены) и подстилающий их морфо-литологический субстрат (рисунок сделан на основе кфс). Условные обозначения – на рисунке.

 

На рисунке 60 приведен литологический и стратиграфический контакт этих отложений в долине р. Ачикташ.

 

 

Рис. 60. Контакт обвальных отложений первой генерации Ачикташского обвала - gr(dr)I и подстилающего его субстрата гравитационных деляпсивного типа отложений - gr(dl) в долине р. Ачик-Таш.

 

       Возраст Ачикташского и Команского обвалов К.В. Курдюков приводит на основании геоморфологических и стратиграфических сопоставлений, коррелируя обвальные массы с перекрывающими их голоценовыми и подстилающими, по его понятиям, позднеплейстоценовыми моренам. Так, по К.В. Курдюкову: возраст Ачикташского обвала соответствует первой половине голоцена, Команского обвала – позднечетвертичному, близкому к голоцену, времени. Как следует отсюда, полученные возраста являются «плавающими», то есть совершенно неконкретными.

        Автором был получен абсолютный возраст этих обвалов радиоуглеродным методом датирования. Для радиоуглеродного анализа была отобрана проба песчано-илистых отложений из верхнего горизонта позднеплейстоценового аллювия р. Кызылсуу на контакте с обвальными массами Команского обвала. На рисунке 61 показаны стратиграфический контакт этих отложений и место отбора пробы.

 

       

                                а)                                                                          б)

Рис. 61. Стратиграфический контакт обвальных масс Команского обвала с подстилающим его позднеплейстоценовым аллювием р. Кызылсуу (а) и место отбора пробы на радиоуглеродный (14С) анализ (б).

 

Для радиоуглеродного анализа была использована тонкодисперсная органика в виде органических микродетритов, рассеянных в литологическом субстрате отобранной пробы. Методика извлечения этой органики из пробы была аналогичной той, которая применялась при датировании морен. Радиоуглеродный анализ был выполнен современной техникой AMS в Геохронологической лаборатории Венгрии. Получена калиброванная датировка 36380+/-480 лет (DeA-15017). Таким образом, возраст Команского обвала следует признать в 36000 лет. В связи с тем, что обвальные массы Ачикташского и Команского обвалов залегают на идентичных и одновозрастных отложениях субстрата gr(dl), то возраст и Ачикташского обвала следует считать таким же.

Более подробно о результатах палеогляциологических исследований, выполненных автором раздела в этом урочище Заалайского хребта и Алайской долины (в том числе – и в 2016-2018 годах) изложено в последней его статье [62].   Остается только удивляться, почему все выше перечисленные исследователи и геологи, описавшие и картографировавшие морфо-литологические образования в виде Ачикташского и Команского обвалов и подстилающих их субстратов, не обратили внимания (а если и обратили, то не придали должного значения) на все те ярко выраженные различия этих аккумулятивных образований, которые приведены в этой статье. Объяснением этого может быть только одно: традиционно применяемые методы изучения и картографирования четвертичных отложений высокогорных зон, основанные преимущественно на визуальных обследованиях, следовательно, допускающих большую долю субъективизма, не позволяют корректно строить геологическую и палеогляциологическую картину изучаемых районов. А это – одна из причин, почему исследователи-традиционщики завели в тупик палеогляциологию и четвертичную геологию [62-65].

 

3.5.2. Контрольно-ревизионное обследование опорных палеогляциологических объектов Тянь-Шаня, изученных зарубежными учеными 

Эти обследования были выполнены в 2018 и 2019 годах на северном склоне Атбашинского хребта в междуречье Сары-Тал  - Терек-Суу и на северном склоне хребта Терскей Ала-Тоо в междуречье Тоссор - Тура-Суу. Поводом для этих обследований послужили опубликованные коллективные научные статьи ученых-палеогляциологов из США, Великобритании и Японии в соавторстве кыргызскими учеными, в которых они сообщили о полученных ими результатах палеогляциологических исследований в вышеуказанных долинах с применением считающихся прогрессивными методами  абсолютного датирования плейстоценовых морен - ОСЛ (оптико-стимулированной люминисценции) и космических изотопов по (10Ве): в статьях [ 63, 64] – по ОСЛ, в статье [65] – по 10Ве .  Контрольно-ревизионные обследования выполнялись с применением вышеуказанных (см. раздел 3.2.1) количественных генетических признаков морен и псевдоморен, а также отработанных автором визуально определяемых текстурно-структурных и морфо-литологических признаков тестируемых отложений [50, 52]. Следует сказать, что автором установлено, что гляциальный (с образованием морен) и гравитационный (с образованием псевдоморен деляпсивного типа, как наиболее часто встречающегося) литогенез протекают в диаметрально противоположных геохимических условиях: гляциальный – в восстановительной геохимической среде, гравитационный – в окислительной геохимической среде [51, 52]. В связи с этим эти отложения отличаются окисно-закисными коэффициентами по железу (К= Fe2O3/FeO), соответственно, и цветом: морены – сероцветные (закись железа, FeO), псевдоморены – буроцветные (окись железа, Fe2O3). Это наглядно показано на рисунках 62 и 63.

                   

                              а)                                                                   б)

                                Рис. 62. Обнажения морены (а) и псевдоморены (б).

 

             Рис. 63. Отпрепарированный (отмытый и просеянный до фракции <1 мм) мелкозем морен (gl) и псевдоморен (gr).

Именно эти, визуально определяемые генетические признаки морен и псевдоморен, были положены в основу различения истинных морен от пседоморен при полевых палеогляциологических исследованиях. Для надежности и наглядности получаемых результатов тематических исследований во всех случаях отбирались пробы мелкоземистого заполнителя изучаемых отложений на лабораторные анализы (геохимические и гранулометрические), которые по большей части еще не удалось выполнить по причине отсутствия финансового обеспечения. Кроме того, применялись и другие отработанные автором визуально определяемые генетические признаки – текстурно-структурные, морфо-литологические, лито-стратиграфические др. [50, 52].

На рисунке 64 приведена палеогляциологическая картосхема, построенная вышеуказанными зарубежными исследователями в соавторстве с кыргызскими учеными [63].

                 

       Fig. 2. Study area of the western part of the Teskey Ala-Too Range in the northeastern Kyrgyzstan. Samples for OSL dating in this study were   ollected   in two areas (Loc. 1 and 2) in the northern flank of the Teskey Ala-Too Range: Do¨ ng-Talaa and Temir-Kanat. The results from previous OSL and 14

Рис. 64. Палеогляциологическая картосхема, построенная зарубежными исследователями.  Подрисуночный текст на англ. языке взят из оригинала их статьи.

 

               Однако проведенные автором раздела контрольно-ревизионные обследования с применением выше указанных генетических признаков морен и псевдоморен показали, что все то, что зарубежные исследователи принимали за морены, на самом деле является псевдоморенами в виде деляпсивных гравитационных отложений, иначе – оползнями!

                Комментарии к этой картосхеме сделаны автором раздела, а именно: «Там не морены, а оползни (Landslides)» и генетическим символом gr PsIII-Hs с красными указательными стрелками, а также – нарисованный жирной линией крест, означающий некорректность этой картосхемы. Для наглядности сказанного приведены фотографии (рис. 65, 66, 67, 68).  

 

Рис. 65. Характерный рельеф псевдоморен в средней части долины р. Терек-Суу (см. рис. 3).  

Рис. 66. Обнажение псевдоморены в долине р. Терек-Суу.- ). 

              Рис. 67. Обнажение в долине р. Терек-Суу: fgl – флювиогляциальные (водно-ледниковые) отложения;  lim – озерные отложения; gr(dl) – деляпсивные гравитационные отложения (псевдоморены).

На рис. 67 наглядно видны деформации слоев флювиогляциальных и озерных отложений, произошедших за счет напора деляпсивными (иначе - оползневыми) гравитационными отложениями (при движении оползневых масс). Это неопровержимо подтверждает, что верхняя пачка отложений является не мореной, а псевдомореной.

На рисунке 68 приведены истинные позднеплейстоценовые конечные морены, разгрузившиеся ниже горного устья р. Терек-Суу (в днище Атбашинской впадины). На картосхеме зарубежных исследований (рис. 64) они почему-то не показаны.

Рис. 68. Истинные позднеплейстоценовые конечные морены, разгрузившиеся ниже горного устья р. Терек-Суу (в днище Атбашинской впадины).

На рисунке 69. Приведена палеогляциологическая картосхема, построенная вышеуказанным зарубежными исследователями [63] для междуречья Тоссор – Тура-Суу северного склона хребта Терскей Ала-Тоо.

Fig. 2. Study area of the western part of the Teskey Ala-Too Range in the northeastern Kyrgyzstan. Samples for OSL dating in this study were collected in two areas (Loc. 1 and 2) in the northern flank of the Teskey Ala-Too Range: Do¨ ng-Talaa and Temir-Kanat. The results from previous OSL and 14C measurements by Narama et al. (2007) are also shown.

Рис. 69. Палеогляциологическая картосхема, построенная зарубежными исследователями.  Подрисуночный текст на англ. языке взят из оригинала их статьи.

 

И в этом случае имеет место грубая некорректность: все то, что на этой картосхеме промаркировано розовым цветом, это не морены, а псевдоморены! Именно так было установлено автором раздела по результатам контрольно-ревизионного обследования. Для наглядности на рисунках 70-73 приведены фотографии.

 

Рис. 70. Междуречье Корумды-Тонг. Пояснения – на самом рисунке.

Показанные на этом рисунке морфо-литологические образования с генетическим символом gr(dl) - это псевломорены в виде деляпсивных гравитационных отложений. Показанное символом gl PsIII – это позднеплейстоценовые морены. На картосхеме зарубежных исследователей морфо-литологические образования с символом gr(dl) ошибочно выдаются за позднеплейстоценовые морены (см. рис. 69).

 

Рис. 71. Обнажение деляпсивных гравитационных отложений в правом борту селевого вреза (см. рис.70).

Буроцветная (соответствующая геохимической фации окисного железа) толща этого обнажения, полосчатая текстура (в виде псевдослоистости), неокатанные обломки пород и надвиг одной толщи отложений на другую (см. верхнюю часть снимка) неопровержимо свидетельствуют о принадлежности этих отложений к деляпсивным гравитационным, иначе – псевдоморене.

Рис. 72. Обнажение позднеплейстоценовой морены в правом борту р. Ангысай, ниже горного устья селевого вреза (см. рис. 70).

Сизоцветность толщи (соответствующая геохимической фации закисного железа), окатанность обломков горных пород и соответствующие текстура и структура отложений свидетельствуют о их принадлежности к позднеплейстоценовй морене.

Рис. 73. Морены (gl PsIII) и псевдоморены (gr(dl)) в долине р. Алабаш, при выходе ее из горного устья в Алабаш-Конуленгскую впадину). Псевдоморены оконтурены белым крапом.

Показанные на этом фото (см. рис. 73) псевдоморены зарубежными исследователями также ошибочно были приняты за позднеплейстоценовые морены. 

         

       О полученных датировках. Особо следует заострить внимание на полученных ими абсолютных датировках морен. Ими использовались современные и весьма перспективные, по их понятиям, методы датирования морен – по ОСЛ и 10Ве. При внимательном ознакомлении с этими датировками (они помещены на картосхемах и в таблицах вышеуказанных их научных статей) видно, что они оказались бессистемными -  получился, по большому счету, каламбур их численных значений. Разброс численных значений полученных датировок достигал 300% и более, и это даже в пробах, взятых из одной и той же точки.  Вот конкретный пример: в статье [65] пробы №№ 90, 91, 92, отобранные из одной и той же точки, показали возраста 134(мин)/188(макс), 163(мин)/259 (макс) и 70(мин)/81(макс) тысяч лет.  Для получения этих датировок исследователи совершенно необоснованно задавали точки отбора проб для датирования – без привязки к морфологически выраженным плейстоценовым стадиальным моренам. Не коррелируются и датировки, полученные методами ОСЛ и 10Ве. И главное, - в большинстве случаев ими датировались не морены, а псевдоморены. О том, что примененные ими методы совершенно не пригодны для датирования морен, подробно сказано в разделе 3.2. Камнем преткновения при использовании этих методов является неопределенность «нуль-момента», и никакие усовершенствования этих методов не исправят ситуацию. А с учетом того, что они датировали не морены, а псевдоморены, то полученные ими датировки оказались еще и дезинформирующими.

 

Заключение к разделу 3.5

Плейстоценовое и голоценовое оледенения ученые изучают более 200 лет (со времен Пенка и Брюкнера - основателей всемирно известной альпийской гляциальной модели, которая уже себя изжила как нежизнеспособная, однако по инерции она еще широко применяется практически всеми - и геологами, и географами, изучающими четвертичный период – и не только в горных, но и в равнинных районах). Однако за двести лет исследователи не установили даже число древних (плейстоценовых) оледенений, а также: что из себя представляет современное (голоценовое) оледенение – либо это реликт прошлого, древнего, оледенения, либо это неогляциал, возникший самостоятельно и претерпевающий изменения с неустановленной до сих пор закономерностью. Сразу же возникает вопрос: сколько же еще столетий потребуется ученым (и сколько поколений ученых сменится!), чтобы дать ответ на выше поставленные вопросы? И так будет продолжаться очень долго, пока исследователи не сойдут со своих неверных (ошибочных) исходных позиций. Приведенные в данном разделе результаты контрольно-ревизионного обследования в очередной раз подтверждают и убеждают в этом.  По убеждению автора раздела, исследователи, стоящие на традиционных позициях, загнали палеогляциологию и четвертичную геологию в тупик, о чем наглядно свидетельствуют приведенные в этом разделе результаты его исследований (и это – только незначительная часть из всего того, что имеется в его научном багаже по существу этого вопроса). Чтобы переломить ситуацию и вывести из тупика палеогляциологию и четвертичную геологию, необходимо встать на новые исходные позиции, предложенные автором этого раздела и уже зарекомендовавшие себя на практике. В противном случае все традиционно выполняемые на этом научном поприще исследования будут оставаться подобными толчее воды в ступе… Изучать ледниковое прошлое и делать климато-стратиграфическое расчленение квартера (иначе - четвертичного периода) нужно с применением разработанных автором количественных генетических признаков морен и псевдоморен. А для получения надежных датировок морен применять отработанный им метод радиоуглеродного датирования по автохтонной органике.

 

 

Литература

 

1.             Гляциологический словарь [Текст] / Под ред. В.М. Котлякова. –Л.: ГИМИЗ, 1984. –527 с.

2.             Дюргеров, М.Б. Расчёт баланса массы ледниковых систем [Текст] / М.Б.

Дюргеров // Материалы гляциологических исследований. – Вып.  57. – 1986. – С. 8-15.

3.             Некоторые закономерности оледенения Тянь-Шаня. Изд. «Илим» Фрунзе 1971 г.

4.             Дюргеров М.Б., Поповнин В.В. Реконструкция балансы массы, пространственного положения и жидкого стока ледника Джанкуат со второй половины XIX века. МГИ, вып.40,1981, с.73-82.

5.             Котляков В.М. (ред.) 2006. Оледенение Северной и Центральной Евразии в современную эпоху. М. Наука., 482 с.

6.             http://wgms.ch/latest-glacier-mass-balance-data/

7.             Авсюк Г.А. Искусственное усиление таяния льда и снега горных ледников. Труды Института географии АН СССР, т.56, 1953.

 

8.             Цыкин Е.Н. Приход веществ в фирновых зонах ледников (метод изучения с помощью термозондирования). Гляциология, IX раздел программы МГГ, № 8. М., Изд-во АН СССР, 1962.

9.             Шумский П.А. Основы структурного ледоведения.  М., изд-во АН СССР, 1955, 492 с.

11. Aizen V.B., Aizen E.M., Malock J.M., Dozier J. 1997 Climate and Hydrologic Changes in the Tien Shan, Central Asia. //Journal of Climate, Vol. 10, # 6, pp.1393 1404.

12. Глазырин Г.Е. 2006. Сведения о системе гидрометеорологического мониторинга в Узбекистане. Доклад на Международном семинаре «Оценка снежно-ледовых и водных ресурсов Азии. Алматы, 28-30 ноября.

13. Чуб В.Е. 2000. Изменение климата и его влияние на природно-ресурсный потенциал Республики Узбекистан. Ташкент: САНИГМИ, 252с.

14. Severskiy I.V., Kokarev A.L. Severskiy S.I., Tokmagambetov T.G., Shagarova L.V., Shesterova I.N. (2006). Contemporary and prognostic changes of glaciation in Balkhash Lake basin. Almaty. 68p.

15. Котляков В.М. 2004. Снежный покров и ледники Земли. Избранные сочинения. Книга 2. М., «Наука», 447 с.

16. Благовещенский В.П., Пиманкина Н.В. 1997. Колебания снежности в горных районах Юго-Восточного Казахстана // Гидрометеорология и экология., №3, С.187-197.

17. Артемьева С.С., Царев Б.К. 2003. Климатические изменения зимнего периода в горах Западного Тянь-Шаня. «Риск-2003», Ташкент, С.138-142.

18. Браун Л., Хааг В. 2006. Современное и будущее воздействие снежного покрова и ледников на сток в горных районах- сравнение между Альпами и Тянь-Шанем. Доклад на Международном семинаре «Оценка снежно-ледовых и водных ресурсов Азии. Алматы, 28-30 ноября. 18 с.

19. Пиманкина Н.В. 1998, Тенденции изменения характеристик снежности казахстанской части Тянь-Шаня за последние 30 лет // Географические основы устойчивого развития Республики Казахстан. Алматы, С.75-79.

 

20. Пиманкина Н.В. 2000. Снежный покров как рекреационный ресурс гор Юго Восточного Казахстана // Вестник КазГУ, сер.геогр., № 2, С. 162-170.

21. Гальперин Р.И. 2003. К вопросу об изменении речного стока с северного склона Заилийского Алатау // Вестник КазНУ, Серия географ., № 1(16). С. 22-27.

22. Авсюк Г.А. Измерение температур льда ледника Кара-Баткак. Труды Ин-та геогр. АН СССР, вып.60, 1954 с. 31-39.

23. Диких А.Н., Михайлова В.Н. Режим ледников и водный баланс северного склона хр. Терскей Ала-Тоо. М.: Наука, 1976. 131 с.

24.  http://ru.wikipedia.org/wiki/Глобальное_потепление

25www.gepl.narod.ru

26.  Шатравин В. И. Реконструкция плейстоценового и голоценового оледенений Тянь-

Шаня с новых исходных позиций // Климат, ледники и озера: путешествие в  

прошлое. Бишкек. «Илим», 2007 г. С. 26-46.

27. Маматканов Д.М., Шатравин В.И., Тузова Т.В. Что мешает сделать долгосрочный прогноз климата и оледенения? // Сборник научных трудов № 65, посвященный памяти академика Ц.Е. Мирцхулава. Тбилиси – 2010. С. 159 – 163.

28. Шатравин В.И. Основные проблемы долгосрочного прогнозирования ледниковых и климатических изменений Центральной Азии и способ их разрешения. // Вестник Кыргызско-Российского Славянского университета. Том 15, №3. 2015 г. С.155-158.

29.  Шатравин В.И. О тупиковой ситуации в четвертичной геологии и палеогляциологии и как из нее выйти // Материалы Международной конференции «Дистанционные и наземные исследования Земли в Центральной Азии», проведенной в ЦАИИЗ. Бишкек, Кыргызстан, 8-9 сентября, 2014. С. 234-241.

30.  V.I. Shatravin. Reconstruction of Quaternary glaciation in Tian-Shan and Pamir from new starting positions. Volume of Abstracts for International symposium in memory of the 80th anniversary of the German-Russian Alay\Pamir-Expedition in 1928. Tashkent (18th to 20th August 2008) and Dushanbe (25th August 2008). Academy of Sciences Republik of Uzbekistan, Institute of Geology & Geophysics. Page 153-156.

31. Д. Боуэн. Четвертичная геология. М.: Мир, 1981. 272 с.  

32. Шнитников А.В. Изменчивость общей увлажненности материков северного полушария//Записки ГО СССР. М-Л. 1957. Новая серия. Т.16. 337 с.

33.  Озера Тянь-Шаня и их история. Л.: Недра, 1980, С.232.

34. Максимов Е.В. Ледниковое прошлое хребта Киргизский Алатау. Л.: Изд-во ЛГУ, 1980. 184 с.

35.  Соломина О.Н. Горное оледенение Евразии в голоцене. Москва. Научный мир, 1999. 263 с.

36. Б. Джон. Зимы нашей планеты. Москва: Мир, 1982. С 240-242.

37. Марков К.К. О проблеме древнего оледенения гор Средней Азии. Пробл. Физ. Географии, 4, 1937.

38. Лоскутов В.В., Трофимов А.К. Древнее оледенение Северного Памира//Новые данные по геологии Таджикистана. Душанбе, 1971. Вып. 1. С 13-74.

39. Власов В.К., Куликов О.А., Никонов А.А. Первые данные о возрасте ледниковых комплексов Памира по данным РТЛ-анализа // Докл. АН СССР. 1984. Т. 274, Т 6. С 1424- 1433.

40. Чедия О.К., Васильев В.А. О характере и возрасте древнего оледенения северного склона хребта Петра I – го // Труды Тадж. ФАН СССР, 1969, т. 28, вып. 1.

41. Минина Е.А., Борисов Б.А. Стратиграфия четвертичных отложений Восточного Памира и Алайской долины // Тр. ВСЕГЕИ. Н.С. 1978. Т.297. С. 76 – 79.

42.  http://www.scorcher.ru/glaciology/review6.php

43.  Shatravin V.I. Reconstruction of the Pleistocen and Holocene glaciations of the Tian-       

Shan and Pamir: new results // Pamir and Tian- Shan: Glacier and Climate Fluctuations   

during the Pleistocene and Holocene. International Workshop, July 22-23, 2000. Institute of  Soil Science and Soil Geography, Univ. of Bayreuth, Germany.

44.  http://www.scorcher.ru/glaciology/1.php

45.  Шатравин В.И. Стратиграфическое расчленение квартера и картографирование четвертичных отложений орогенных областей Центральной Азии с новых исходных позиций // Сборник докладов: "Развитие наук о Земле в Кыргызстане: состояние, проблемы и перспективы". Материалы международной конференции, посвященной 100-летнему юбилею академика М.М.Адышева. Изд. НАН КР, Бишкек 2015, с. 383-390.

46.  Е. В. Максимов и др. «Конечные морены и радиоуглеродный возраст почв Тянь-Шаня,  южного Алтая и Саура»//Вестник Ленинградского университета. Сер. 7. Вып. 1 (№ 7).  Серия географическая. 1987.

47.  Шлюков А. И., Восковская Л.Т., Лященко М.Г. (Геофак МГУ, г. Москва); Шаховец 

С.А. (ТИГ ДВО АН СССР, г. Владивосток); Шейкман В.С. (ТГУ, г. Таллин). Прогресс 

новой ТЛ технологии на Русской равнине. // Материалы Всесоюзного совещания по

геохронологии четвертичного периода. Москва, 1990 г.

48.  Я.-М. К. Пуннинг, В.К. Власов, О.А. Куликов и др. Первый опыт и результаты 

межлабораторного контроля термолюминисцентного датирования лессовых пород на

примере опорного разреза Чарвак. В сб. «Геохронология четвертичного периода. М.,

«Наука» 1992. Труды Комиссии по изучению четвертичного периода РАН.

49.  Каплин П.А., Леонтьев О.К., Рычагов Г.И. и др. Хронология и палеогеография

плейстоцена Понто-Каспия (по данным абсолютного датирования). // Палеогеография  и 

отложения плейстоцена южных морей СССР. М. «Наука», 1977 – с. 33-68.

50.  Шатравин В.И. Фациально-литологическая типизация основных генетических

генераций четвертичных отложений высокогорных зон // Геология кайнозоя и сейсмотектоника Тянь-Шаня. -  Бишкек, 1994а, – С. 3-15.

51.  Шатравин В.И. Основные закономерности гляциального и гравитационного типов

литогенеза горных районов // Геология кайнозоя и сейсмотектоника Тянь-Шаня. –  

Бишкек, 1994б, - С. 15-26.

52. Шатравин В.И. Фациально-литологические особенности четвертичных отложений высокогорья Северного Тянь-Шаня. Автореферат дис. к. г-м. н. Институт геологии НАН РК. – Бишкек, 1992 - 21 с.

53.  Шатравин В.И. Радиоуглеродное датирование «немых» толщ четвертичных

отложений. // «Главнейшие итоги в изучении четвертичного периода и основные 

направления исследований в XXI веке». Тез. докл. Всероссийского совещания,

ВСЕГЕИ. Санкт-Петербург, 1998б, – с. 55.

54. Шатравин В.И. Радиоуглеродное датирование морен по рассеянной органике // Климат, ледники и озера: путешествие в прошлое. Бишкек. «Илим», 2007 г. С.74-92.

55.  Shatravin VI, 2012. Establishment of regularity of disintegration of the Holocene  

glaciations through radiocarbon dating of dispersed organic matter from moraines. In: Andean-Asia Mountains Global Knowledge Exchange On Glaciers, Glacial Lakes, Water

& Hazard Management. Field Expedition to Imja Glacial Lake. September 3-24. ICIMOD,

Katmandu.123-125.

56.  Н.Л. Корженевский. Алайская долина. Тр. Памирской эксп. 1928 г., 1930.

57. Лоскутов В.В., Трофимов А.К. Древнее оледенение Северного Памира//Новые данные по геологии Таджикистана. Душанбе, 1971. Вып. 1. С 13-74.

58. Курдюков К.В. Новейшие тектонические движения и следы крупнейших сейсмических толчков на северном склоне Заалайского хребта // Активизированные зоны земной коры (Новейшие тектонические движения и сейсмичность). М., Наука, 1964. С. 153-160.

59. К.К. Марков. Геоморфологический очерк Северного Памира и Вахин по наблюдениям 1932-1933 гг. Сб. Памир, тр. ледн. эксп., вып. 1, 1936.

60. Минина Е.А., Борисов Б.А. Стратиграфия четвертичных отложений Восточного Памира и Алайской долины // Тр. ВСЕГЕИ. Н.С. 1978. Т.297. С. 76 – 79.

61.  И.В. Мушкетов. Оледенение восточной части Ферганы и Алая. Изв. РГО, т.53. 107, 1917.

62. Шатравин В.И. Крупнейшие обвалы Заалайского хребта и их радиоуглеродный возраст. Актуальные проблемы геологии и географии Тянь-Шаня и сопредельных территорий. //Сборник докладов международной конференции, посвященной 100-летнему юбилею В.Г. Королева. Бишкек, институт Геологии, 2020 г. С 478-496.

63.

ARTICLE IN PRESS

                             

                                                                                                                                                                      Quaternary International ] (]]]]) ]]]–]]]

                                                                                                        

Timing of glacier expansion during the Last Glacial in the inner Tien Shan, Kyrgyz Republic by OSL dating

C. Naramaa,, R. Kondob, S. Tsukamotoc, T. Kajiurad, M. Duishonakunove, K. Abdrakhmatovf

 

a Research Institute for Humanity and Nature, Kyoto 603-8047, Japan

b Department of Geography, Meiji University, Chiyoda, Tokyo 101-8301, Japan

c Institute of Geography and Earth Sciences, Aberystwyth University, Ceredigion SY23 3DB, UK

d Department of Geography, Rissho University, Kumagaya, Saitama 360-0194, Japan

e Department of Physical Geography, Kyrgyz National University, Bishkek, Kyrgyz Republic

f Institute of Seismology, National Academy of Sciences of Kyrgyz Republic, Bishkek, Kyrgyz Republic

 

64.

 

     Quaternary

                                Geochronology 2

                                (2007) 249-254                                                         

Research paper

 

www.elsevier.com/locate/quageo

OSL dating of glacial deposits during the Last Glacial in the Terskey-Alatoo Range, Kyrgyz Republic

C. Naramaa,, R. Kondob, S. Tsukamotoc,1, T. Kajiurad, C. Ormukove, K. Abdrakhmatove

 

aDepartment of Environmental Studies, Nagoya University, Chikusa, Nagoya 464-8601, Japan bDepartment of Geography, Meiji University, Chiyoda, Tokyo 101-8301, Japan

cDepartment of Geography, Tokyo Metropolitan University, Hachioji, Tokyo 192-0397, Japan

dDepartment of Geography, Rissho University, Kumagaya, Saitama 360-0194, Japan

eInstitute of Seismology, Kyrgyz Academy of Science, Bishkek 720060, Kyrgyz Republic

Received 16 May 2006; received in revised form 8 June 2006; accepted 13 June 2006

Available online 11 September 2006

 

 

65.

                                                            Quaternary Science Reviews ] (]]]]) ]]]–]]]                                                              

Late Quaternary glaciation in the Kyrgyz Tien Shan

Miche´ le Koppesa,, Alan R. Gillespiea, Raymond M. Burkeb, Stephen C. Thompsonc, John Stonea

a

аDepartment of Earth and Space Sciences, University of Washington, Seattle, WA 98195, USA

b Department of Geology, Humboldt State University, Arcata, CA 95521, USA

c William Lettis and Associates, Walnut Creek, CA 94596, USA

Received 16 May 2007; received in revised form 8 January 2008; accepted 11 January 2008

 

 

 



Обсуждение Еще не было обсуждений.


Дата публикации: 2021-02-20

Оценить статью можно после того, как в обсуждении будет хотя бы одно сообщение.
Об авторе: Статьи на сайте Форнит активно защищаются от безусловной веры в их истинность, и авторитетность автора не должна оказывать влияния на понимание сути. Если читатель затрудняется сам с определением корректности приводимых доводов, то у него есть возможность задать вопросы в обсуждении или в теме на форуме. Про авторство статей >>.

Тест: А не зомбируют ли меня?     Тест: Определение веса ненаучности

В предметном указателе: основные методы познания мира | Долг гражданский. Основные права и обязанности гражданина России | Ермолаев Д.С. Основная Цель Жизни субъекта | Законопроект о неподсудности священных писаний четырех основных религий — христианства, ислама, иудаизма и буддизма | ИЗУЧЕНИЕ ОСНОВНЫХ ХАРАКТЕРИСТИК ЖИЗНЕННОЙ СТРАТЕГИИ ЧЕЛОВЕКАИЗУЧЕНИЕ ОСНОВНЫХ ХАРАКТЕРИСТИК ЖИЗНЕННОЙ СТРАТЕГИИ ЧЕЛОВЕКА | Основные методы необоснованного завышения объема и стоимости выполненных строительно-монтажных и ремонтно-строительных работ и методы определения завышения | Краткое обобщение результатов исследований по палеогляциологии и климатостратиграфии антропогена. | Определение веса ненаучности: все результаты | Результат: Определение веса ненаучности | Результаты исследований: Климат, ледники и озера Тянь-Шаня: путешествие в прошлое | Реформирование российской науки: результаты и перспективы бюрократических игр » Нет реформе образования! Мы против Закона 83-ФЗ | Выполнены прямые наблюдения квантовых флуктуаций | Выполнены прямые наблюдения квантовых флуктуаций | Контроль выполнения фаз автоматизмов сознанием | Имплант для мониторинга активности отдельных нейронов испытали на людях | Головной мозг | Исследование гомеопатии | Исследование мышления | Мозг | Функции мозга | Fornit Исследования психики | Имре Лакатос. Методология программ научных исследований | Имре Лакатос. Методология программ научных исследований | Эксперимент в секретной лаборатории по обнаружению телепатии | ЛТГ Феникс (лаборатории торсионной генетики) | Космология в лабораторных условиях: эксперимент по нарушению симметрии | Лабораторными методами создан новый вид бабочек | В Принстоне закрывается лаборатория телекинеза | В Принстоне закрывается лаборатория телекинеза | Обсуждение Эксперимент в секретной лаборатории по обнаружению телепатии | О тупиковой ситуации в четвертичной геологии и палеогляциологии | О тупиковой ситуации в четвертичной геологии и палеогляциологиии и как из нее выйти | Палеогляциологическая основа долгосрочного прогнозирования ледниковых и климатических изменений как факторов динамики криосферы высоких гор Евразии
Последняя из новостей: Книга о сознании, о сути субъективного опыта (квалиа): Субъективность.

Обнаружен организм с крупнейшим геномом
Новокаледонский вид вилочного папоротника Tmesipteris oblanceolata, произрастающий в Новой Каледонии, имеет геном размером 160,45 гигапары, что более чем в 50 раз превышает размер генома человека.

Тематическая статья: Верификация теорий сознания

Рецензия: Статья П.К.Анохина ФИЛОСОФСКИЙ СМЫСЛ ПРОБЛЕМЫ ЕСТЕСТВЕННОГО И ИСКУССТВЕННОГО ИНТЕЛЛЕКТА
 посетителейзаходов
сегодня:00
вчера:00
Всего:00

Авторские права сайта Fornit