Поиск по сайту
Проект публикации книги «Познай самого себя»
Узнать, насколько это интересно. Принять участие.

Короткий адрес страницы: fornit.ru/995
Список основных тематических статей >>
Этот документ использован в разделе: "Мистическое влияние в современном обществе"Распечатать
Добавить в личную закладку.

Отец Тимофей и Божественная механика Вселенной

Отец Тимофей и Божественная механика Вселенной

Священник Тимофей создал Труд (опубликованный еще в 1998г, но все более оказывающийся востребованным сегодня), заветная цель которого - заменить неверные учебники в школах на верное Современное Божественное Знание, в его, Тимофея, посредничестве, естественно.
Можно понять желание проникнуть в детские души (уже и кресты заставляют целовать в армейских подростковых сборах оборзевшие попы, не спрашивая желания детей, а как бы в общем установленном порядке). Но Тимофей выбрал методы и средства, мягко говоря, не чистоплотные.
Православие является неотъемлемой частью нашей культуры и касается не только верующих. Я сам во многом состою из этой культуры, хотя веру стараюсь избегать в любых ее проявлениях кроме любви. Но как среди ученых, так и среди верующих находятся люди, считающие возможным такие нечистоплотные приемы подтасовок фактов и выводов с целью сформировать желаемое мнение у доверчивых людей, какие демонстрирует священник Тимофей. Таких людей я волей-неволей презираю, и это, конечно же, можно заметить по моим некоторым комментариям. Но не считаю нужным скрывать свое отношение!..

Комментарии могут быть полезны не для того, чтобы обличить отца Тимофея (для любого специалиста очевидно невежество и подтасовки текста, да и много уже времени прошло с появления Трудов Тимофея), а для того, чтобы все, кто продолжает использовать в своем понимании такие же расхожие представления, могли бы сопоставить с предлагаемой стороны эти моменты и скорректировать свое понимание.

Вот что написал об этом Труде священника преподаватель биологии Кирилл Еськов: Применять с осторожностью, беречь от детей!
Читайте также по следам отца Тимофея:

  • А.В. Лаломов Православное мировоззрение и современное естествознание (Критика Еськова)
  • Креационизм: наука или религия? (критика критики Лаломова)
  • День рождения Вселенной

     

    Далее фиолетовым даны комментарии книжке священника Тимофея. Сорри, но часто в ответ на прочитанное не может не вырваться улыбка :)) правда, печальная.... Некоторую "эмоциональность" комментариев (а без эмоционального контекста не бывает мысли) с лихвой оправдывают Тимофеевы методы и средства.

     

     

    Православное мировоззрение и современное естествознание

     

    «Бога, предвечного, безпредельного, всеведущего и всемогущего, я, поверженный ниц увидел и обомлел,

    И я прочел следы Его на творениях Его, и в каждом из них, даже самом ничтожном, сколь великая сила, сколь великая мудрость, сколь неизгладимое совершенство сокрыты».

    Карл Линней

    Цитата приведена не потому, что автор действительно находит заслуги К.Линея выдающимися, а для того, чтобы показать, что даже основатели научной классификации вот как говорят непоследовательно правильно :) Не прославился бы Линней на поприще науки, не был бы упомянут и здесь в статье, направленной против науки.

    Следующий текст, хотя и прикрыт приличествующим слогом, но по сути пропитан непримиримой ненавистью к науке, желанием опорочить и показать неприемлемость и даже опасность для здоровья ее изучающих. Это сделано голословно, необоснованно и с использованием передергиваний и просто вранья. Все такие эпизоды будут выделены.

    Критикуя учебники за то, что они не обращают внимания учащихся на обоснование мировоззренческого (читай нравственного) смысла знаний, отец Тимофей сам вообще не дает никакого обоснования своим вздорным, невежественным, самодельным утверждениям, создавая свои "законы" природы (особо стоит на это обратить внимание).

    Соответственно, приличествующего слова в ответ не получается, а обнажаемая суть текста перестает быть столь невинной как кажется на первый взгляд. Скандальность уже не прикрывается приличиями...

    Не должен человек, не имеющий достоверных представлений о предметной области с таким апломбом и тенденциозно объявлять свои суждения истиной и пытаться учить этому детей. Вот этого последнего никак нельзя прощать зарвавшемуся священнику, который своими методами с средствами их достижения, как нельзя нагляднее, дискредитирует свою же религию. Но, видно, таким все средства хороши...

     

     

    Предисловие

     

    В школьных курсах естествознания, особенно в биологии и астрономии, учащимся настойчиво внушается эволюционное мировоззрение. Суть его сводится к тому, что материя якобы способна самопроизвольно развиваться в сторону усложнения форм своей организации, от низших и примитивных форм к более высшим и совершенным. Такой взгляд относят и к неживой, и в особенности к живой материи, не исключая и человека. т.е. сразу высказывается отрицательное отношение к самой идеи видоизменения следствия от причины, когда результат оказывается "сложнее", хотя нигде не будет сказано, что имеется в виду под "сложнее" - увеличение числа составляющих, укрупнение за счет слипания и т.п. Просто запомним это и посмотрим, будет ли хоть как-то обосновано такое утверждение.

    Даже с установлением в России формальной свободы совести и равенства религий между собой (и атеизмом), давление материалистических взглядов в школьном курсе естествознания остается весьма сильным и вполне осознанным. Какие‑либо потусторонние силы, какие‑либо явления, выходящие за рамки простых школьных схем, не просто исключаются из рассмотрения, но и по‑прежнему решительно отрицаются. Ряд явлений природы вообще не рассматривается в учебниках, хотя они весьма просты для понимания. Некоторые факты и наблюдения науки истолкованы криво или оставлены вовсе без объяснений. Хуже всего, когда говорится вот так, неконкретно, без примеров и утверждение становится беспредметным, не оспариваемым. Наконец, существуют важные законы природы, которые в школьных учебниках даны в слишком урезанном виде, ибо выводы из этих законов однозначно опровергают эволюцию. И ничего не приведено в пример. Опять голословно и беспредметно. Одновременно с этим в школьную программу настойчиво внедряется курс «валеологии», представляющий собою невообразимую смесь медицинских, гигиенических, психологических знаний с элементами самого примитивного язычества, оккультизма и шаманства. То же самое. Школьник, не имеющий абсолютно никаких представлений об истинных т.е. тех, в которые верит автор духовных началах Бытия, сразу ставится перед более чем сомнительными практическими духовными знаниями и опытами. В совокупности это может привести к тяжелым психическим и моральным повреждениям. Типа угрозы :) Опять же никакой конкретикой не обоснованной. Конечно же, притянуть за уши можно что угодно: доказать, что если ты не такой же верующий как автор, то все твои беды - от этого.

    Такая постановка школьного преподавания характерна не только для нашей традиционно идеологизированной страны. Даже в США известны случаи давления на учителей со стороны администрации школы или департамента образования вплоть до увольнения с работы в случае, если педагоги пытаются наряду с эволюционными взглядами ознакомить учащихся с данными креационной науки, то есть научными фактами, говорящими в пользу учения о создании мира Богом. Вот такая игра словами. Главное - не определять смысла, что такое наука и тогда все, что угодно можно назвать наукой. И это при том, что в научном мире идеи креационизма достаточно широко распространены и популярны. а вот это уже - ложь, если под словом "достаточно" не подразумевать единицы, о чем говорит статистика. И нет ни одного верующего ученого - ведущего предметной области.

    Остается сделать вывод, что воспитательная система во всем современном обществе сознательно ориентирована на формирование эволюционно‑гуманистического мировоззрения со всеми вытекающими из него моральными (точнее – имморальными) установками. автор ненавязчиво утверждает, аморальность неверующих. Именно в старших классах средней школы учащиеся получают уникальную возможность практически одновременного изучения основ естествознания в разных областях. Даже в высшей школе уже не бывает такой широты преподавания естественных наук. Именно эти годы со всей уверенностью можно считать важнейшими в деле становления мировоззрения учащихся. Поэтому мы считаем своим долгом постараться ввести в научную картину мира возможно большую объективность путем сообщения начальных знаний и основных идей креационной науки – естественно, с вытекающими из нее нравственными устоями. при том, что эта религиозная "объективность" абсолютно ничему в реальности не соответствует и не имеет никаких достоверных обоснований (см. О религии).

    Мы считаем важным для учащихся усвоение материала школьной программы, прежде всего научных фактов и методов расчетов. Следует внимательно изучить и эволюционную теорию и доводы в ее пользу.

    Наш курс является в значительной степени собирательным, он специально ориентирован на стабильные школьные учебники и составлен на основе их материала. Дополнительный материал сведен к минимуму. Единственное, чему мы желаем научить – это умению отличать факты от теорий и гипотез и умению вникать в смысл изучаемых явлений поглубже, чем обычно принято. насколько это ложь -  будет возможно понаблюдать в действии. Учащимся желательно сразу уяснить, что теория эволюции – это предмет веры, а вовсе не непреложный научный факт. Обычный прием переноса своих болячек на оппонента :)

    Вера же может быть истинной или ложной. и судьей в этом выступает автор :))))) Считая веру в эволюцию глубоким заблуждением, мы не ставим здесь целью прямую проповедь веры истинной – православного христианства, но предоставляем читателям возможность самим определиться в выборе веры.

    Креационная наука не боится возражений со стороны эволюционистов. Как написано в одной из популярных книг на эту тему: «Вам не требуется обязательно быть умными, если вы правы». Действительно, гораздо более легкими оказываются для нас частные научные проблемы, далеко еще не полностью разрешенные и в креационной науке, чем главная проблема для эволюционистов – объяснение самопроизвольного возникновения Вселенной и жизни в ней, а также их дальнейшего прогрессивного развития. Такой проблемы на самом деле нет, а вот у автора точно есть проблема первоначал, которой никакая религия никогда не касается, скрывая все в тумане до появления бога-творца.

    Автор благодарен С. Головину и Е. Маликову за просмотр рукописи и ряд ценных замечаний.

    Далее идет текст, рассчитанный на доверчивость детей, который каким-то образом заставили "учить" это в качестве непреложной истины.

     

    Урок 1

    Основные законы природы, свидетельствующие о сотворении мира

     

    В заключении к школьному учебнику физики [1] читаем: «Фундаментальные законы не нарушаются никогда, ни при каких условиях. Все большее и большее число людей осознают, что объективные законы, которым следует природа, исключают чудеса, а познание этих законов позволит человечеству выжить».

    Заключение довольно странное. Во‑первых, объективные законы, которые нам представляются надежными при всех условиях, не могут тем не менее «запретить» появлению случаев нарушения этих законов. Полная чушь. Если нами описано явление, которое всегда проявляется в данных условиях и мы обнаружили причинность такого явления, то в данных условиях данная причинность ВСЕГДА будет приводит к соответствующему следствию. Достоверных примеров самопроизвольного нарушения причинности не обнаруживалось никогда. Если автор знает такой пример, то он ДОЛЖЕН был бы его привести именно здесь, а не просто рассуждать. Факт такого нарушения законов должен говорить сам за себя. И если он действительно имел место, его нельзя отрицать как таковой, хотя бы и нарушались законы природы. Скорее надо подумать: верен ли сам открытый нами закон и при всех ли условиях он верен, чем с порога отрицать факт по известной поговорке: этого не может быть, потому что этого не может быть никогда. Если действительно было, – значит, может быть.

    Во‑вторых, сам факт существования объективных законов природы, которые и в самом деле не нарушаются за весьма редкими чудесными исключениями, – является чудом бо́льшим, чем сами исключения – чудеса. Наличие объективных законов природы, законов, постижимых нашим разумом, свидетельствует о том, что мир, построенный на разумных законах, создан разумно. Законы природы, особенно общие, фундаментальные, не являются материальными придатками к материальным вещам. Законы эти познаются только разумом, притом разумом, способным к абстрактному мышлению. Они могут быть записаны на разных языках, в словесном объяснении, в формулах. Записи таких формул не являются свойствами знаков, входящих в формулы. Так или иначе, законы природы не есть что‑то материальное. Они суть идеи,по которым организована материя. Открыв закон природы, человечество прославляет человеческий разум за его понимание той или иной идеи. Как же можно отрицать наличие Разума, притом нечеловеческого, который подал именно такую идею строения материи? Пример элементарной риторической подтасовки и передергивания. Конечно же, законы формализуются в виду условно принятых символов, но эти символы, по этой условленности, жестко привязаны к реальным признакам явлений для их обозначения. И меняются не законы, а лишь их условные описания, которые при этом остаются адекватными реальности (можно придумать сколько угодно разных символов, обозначающих одно и тоже, если договориться о таком обозначении).

    Еще более наглядным примером разумного устроения законов природы служат поразительные аналогии между математическими выражениями разных законов. К примеру, закон всемирного тяготения и закон электрического взаимодействия описываются совершенно аналогичными формулами: сила пропорциональна неким присущим самим телам характеристикам взаимодействия (массе или заряду соответственно) и обратно пропорциональна квадрату расстояния между ними. Но природа гравитационного и электрического взаимодействия разная! Не бывает в природе отрицательных масс или взаимного отталкивания между массами, как это происходит в электростатике. Однако математическое выражение (т.е. сама идея, познаваемая нашим разумом) остается одинаковым в обоих случаях. Еще одна подтасовка и можно гадать: то ли автор - полный невежда или он специально передергивает. Одно и то же выражение 2+2 может обозначать сколько угодно разных явлений: два плюс два яблока или два плюс два города в сумме дадут четыре условных объекта. ВСЕ математические выражения не отличаются в этом качестве их использования для описаний явлений реальности от приведенного примера.

    Другое интересное свойство массы должно натолкнуть нас на мысль о разумном создании – это полное тождество так называемой гравитационной и инертной массы. Масса тела может быть определена двояко: по второму закону Ньютона – как отношение силы к ускорению, или же как мера гравитационного взаимодействия тел – по закону всемирного тяготения. Совершенно ниоткуда не следует, что мера инертности тела при воздействии на него любой (не обязательно гравитационной!) силы должна в точности равняться «гравитационному заряду» этого же тела. В двух формулах Ньютона под массою понимаются совершенно разные характеристики тела, которые тем не менее в точности равны между собою. Не свидетельствует ли это о разумном Начале, связывающем оба закона природы? Вывод сумасшедшего по своей причинной обоснованности.

     

    Законы сохранения

     

    Вселенная состоит повсюду из одних и тех же атомов, элементарных частиц, поведение которых описывается одними и теми же законами на протяжении всего времени наблюдений.

    В основном эти законы суть законы сохранения. Это - чисто понимание автора, а не носителей теор.физики. Вам известны законы сохранения энергии, импульса, электрического заряда, которые выполняются в макро– и микромире. Есть законы сохранения некоторых особых характеристик элементарных частиц. Есть законы сохранения, соблюдаемые только в макромире при обычных условиях, например, сохранение массы или количества вещества. Отсебятина полная. Нет таких законов.

    С другой стороны, поведение элементарных частиц вовсе не похоже на что‑либо известное нам из обыденной жизни. Сталкиваются две частицы – в результате рождаются новые. Осколков или «пыли» не бывает. Столкновения не разрушительны, а созидательны. так же - невежественная отсебятина. Взаимодействия элементарных частиц в сущности своей обратимы. Электрон с позитроном, к примеру, могут аннигилировать, породив два фотона, но и фотон в свою очередь может «породить» электрон‑позитронную пару.

    При этом все реакции протекают по законам сохранения энергии, импульса, электрического заряда и некоторых других характеристик, которые не рассматриваются в средней школе. Законы сохранения по сути дела и обеспечивают обратимость всех процессов и взаимодействий.

     

    Необратимые законы макромира

     

    В отличие от микромира в макромире действуют не только законы сохранения. Имеют место и законы разрушения и уничтожения некоторых качественных характеристик материи. Вот тут не нужно путать фундаментальные характеристики и те выделенные человеком качества, по которым он судит о "разрушении и созидании" потому, что эти абстракции относительны человеческого восприятия: одно и то же можно назвать и разрушением и созиданием: мы разрушаем кубики рафинада и создаем сахарную пудру, мы умираем, давая жизнь тому. что будет приемственником материи нашего тела, но на уровне объективных процессов никаких таких качеств нет, как нет придуманных меридианов. Более понятно ту же мысль можно выразить так: в макромире самопроизвольно идут необратимыепроцессы опять таки все зависит только от того, что мы произвольно выделили как процесс, т.е. такие, которые протекают только в одну сторону. И первый из таких законов мы обнаруживаем на уровне ядерных реакций.

    Это - не мелкие придирки к толкованию автора. Это - кардинальное отрицание тех утверждений, которые пытается делать невежественный (или мошенничествующий) автор.

     

    1. Ядерные потенциалы

     

    Как известно, ядро любого атома состоит из соединенных протонов и нейтронов. Соединяются эти частицы в ядрах атомов особым взаимодействием, получившим название «сильного». Это не гравитационное и не электрическое, а совершенно особое притяжение. Оно сильнее электрического (кулоновского) отталкивания на малых расстояниях, но очень быстро ослабевает с ростом расстояния между нуклонами в ядре. Легкие ядра «не прочь» захватить к себе лишний нуклон, если он окажется достаточно близко к ядру (в плазме при температурах порядка десятков миллионов градусов или при бомбардировке ядер в ускорителях). При этом «захвате» выделяется большая энергия «сильного» взаимодействия, подобно тому, как при падении камня на землю, только гораздо больше.

    Соответственно, для того, чтобы «разорвать» легкое ядро на нуклоны, необходимо затратить большую энергию. Энергия, необходимая для отрыва одного нуклона, может быть посчитана и нанесена на график зависимости ее от заряда ядра (рис. 1). Этот график имеется в школьном учебнике физики. Для легких элементов мы видим нарастание энергии отрыва нуклона от ядра с ростом его заряда.

    Для тяжелых же элементов, ядра которых содержат сотни нуклонов, ситуация иная. Расстояния между нуклонами в таком ядре значительно больше, чем в легком, а суммарное электростатическое расталкивание большого количества протонов – тем более. Это приводит к одновременному ослаблению «сильного» притяжения и увеличению сил отталкивания. Неверная интерпретация - результат вот такого упрощенного, механистического понимания "притяжение-отталкивание". Если бы автор был не голословен, а попытался подсчитать свои механические силы, то увидел бы, что хотя уже начиная с гелия его вывод неверен, а ведь эти ядра все еще очень небольшие по числу нуклонов. Да и сам график зависимости вовсе не отражает предположенный механизм, при котором не должно было бы быть никаких столь резких скачков. Поэтому тяжелые ядра становятся . неустойчивыми не поэтому, и после урана – все элементы радиоактивны и не встречаются в природе. Опять же если не передергивать и подгонять под свое представление, то ясно, что есть островки устойчивости даже в очень тяжелых ядрах и это противоречит лстоль легковесному "объяснению". Для разрушения такого ядра энергия не требуется, напротив, она выделяется при радиоактивности и делении тяжелых ядер. Эта энергия весьма значительна. Она имеет порядок нескольких миллионов электрон‑вольт на каждый нуклон ядра. Энергия химической связи примерно в миллион раз меньше порядка!!! :)  единиц электрон‑вольт на атом. или он искренне не понимает, что означает слово порядок в таком контексте или намерено опять передергивает для красного словца Энергия ядерной связи выделяется при распаде ядер на атомных станциях и в атомной бомбе, а также в водородной бомбе – при синтезе ядер изотопов водорода в гелий. Такая же реакция протекает в звездах, обеспечивая их излучение.

    Все эти сведения сообщает нам школьный учебник физики (11 класс). А надо бы не пользовать методом "испорченного телефона", а писать, исходя из собственных представлений, а не уже очень сильно популяризованных текстов для второго класса! Но вывода из этих рассуждений и из этого графика не делается. А вывод таков, что, существует наиболее стабильное состояние атомного ядра – в середине таблицы Менделеева. Такие ядра расколоть труднее всего – нужно затратить наибольшую энергию. Отсюда же следует, что при высоких температурах, когда идут термоядерные реакции, все легкие элементы могут синтезироваться только до средних: водород переходит в гелий, гелий – при уже большей начальной температуре и с меньшим выделением энергии – перейдет в углерод и т.д. Для каждой следующей реакции нужно повышать начальную температуру, а энергии будет выделяться все меньше. Такой процесс неизбежно должен прекратиться. Тяжелым же ядрам еще проще без всякого дополнительного подвода энергии распадаться до средних ядер.

    Возникает вопрос: почему еще не все легкие элементы в звездах исчерпаны, ядерные реакции еще идут, причем самые первые – выгорает водородное ядерное горючее? Другой вопрос: откуда в природе появились тяжелые элементы и почему они еще до сих пор существуют несмотря на постоянный распад?

    И после всех этих "доказательств" необратимых будто бы процессов (на самом деле все перечисленные - обратимы) автор делает попытку подвести школьника к мысли о божественном вмешательстве:

    Всякий необратимый процесс в природе, который мы наблюдаем, ставит нас перед этими двумя вопросами: во‑первых, он должен был иметь начало – когда оно было? Во‑вторых, он должен иметь и конец – когда он будет и почему мы еще его не видим? Более распространенного во Вселенной процесса, чем термоядерный синтез, очевидно, не существует. Это - вранье. Просот автор взял и произвольно выделил этот процесс, не видя никаких других, особенно на более фундаментальном уровне. По любому, процесс флуктуации вакуума - несопоставимо более всеобъемлющ. Итак, почему наша Вселенная не состоит только из железа, если она всю свою бесконечную??!! опять ненароком приврал для красного словца историю подчиняется существующим в ней теперь законам? Значит, несомненно, она имела свое начало, внешнюю Причину своего бытия слово причина подразумевает причинность - процесс, протекающий во времени, т.е. уже тогда, когда есть материя, создающая собой метрику пространства-времени, но никак не до того!. Впрочем, подробнее этот вопрос будет рассмотрен на втором уроке. Впрочем всякий интересующийся этим аспектом может прямо сейчас ознакомиться с обобщением современных представлений.

    Но, может быть, выделяемая при ядерных реакциях энергия каким‑то образом вновь возвращается на поворот реакции в обратную сторону, образуя что‑то вроде всемирного колебания материи из химического разнообразия к устойчивым средним элементам, а затем обратно? Рассмотрим же и законы передачи энергии.

     

    2. Второе начало термодинамики

     

    В учебнике физики для 10 класса этот закон дан в предельно сжатой форме без каких‑либо мировоззренческих выводов. Надо сказать, что единственным предназначением описания "законов" - создание взаимно-связанной общей картины таких описаний, которая и будет называться сформированным мировоззрением, а вовсе не риторический и ничем достоверно не обоснованный бред, который навешивает на уши доверчивым любая религия. Простейшая формулировка его такова: самопроизвольно тепло может передаваться только от горячего тела к холодному. Иначе это же положение можно выразить так: невозможно осуществить циклический процесс, в котором тепло, подводимое к рабочему телу перешло бы полностью в какой‑либо иной вид энергии (не тепловую). лучше бы не выражался иначе потому, что опять сказал неверно: преобразование энергии вовсе не запрещено. Закон описывает невозможность обратного преобразования и, соответственно, построения на этом циклических процессов.

    Оказывается, что закон сохранения энергии справедлив лишь с количественной стороны. Он гласит, что

    а) энергия не возникает из ничего;

    б) энергия не исчезает бесследно, но лишь переходит из одной формы в другую, она неуничтожима количественно.

    Второе начало термодинамики вносит сюда новую дополнительную поправку: не будучи уничтожимой количественно, энергия уничтожима качественно опять передергивание. Нужно понимать, что само понятие энергии - чисто человеческая абстракция, признаванная обозначить виды движения материи, а эти виды классифицируются человеком и сами по себе - относительны, то есть существует некая предпочтительная форма энергии ??!! :)))), в которую стремятся перейти все прочие виды, притом перейти необратимо.

    Школьный курс физики сообщает нам, что замкнутые системы всегда стремятся к тепловому равновесию, что достигается переходом тепла от горячих тел к холодным, но не обратно. Возможно, конечно, осуществление холодильного процесса, когда тепло от холодного тела отводится и передается нагретому, но это всегда должно сопровождаться передачей еще большего тепла от горячего тела к холодному и к тому же требуется затрата механической работы. На этом основано устройство холодильника.

    Тепловая энергия есть энергия беспорядочного движения молекул. Ее можно было бы полностью преобразовать, положим, в механическую, если бы все молекулы в какой‑то момент двинулись в строго определенном направлении, и в этом направлении толкнули бы, скажем, какой‑то поршень. Тогда внутренняя энергия газа перешла бы полностью в механическую работу. Но такое распределение скоростей молекул по направлениям (хотя любая из них может в какой‑то свой момент времени двигаться в данном направлении) совершенно невероятно, ибо каждая молекула должна «угадать» одно‑единственное направление и все это должно произойти одновременно с огромным множеством молекул.

    Итак, тепловая энергия никогда не перейдет нацело в механическую, электрическую или какую‑либо иную энергию упорядоченного движения. Безосновательность таких вот выводов просто потрясает. Сначала говорит об одном (об равновестной термодинамической системе без влияние извне) и вдруг делается вывод, что вообще НИКОГДА тепловая энергия ни в какой другой вид движения перейти не может. Офигеть... Зато всякая другая энергия переходит в тепловую полностью, и притом легче всего именно в тепло, а не в какой‑то иной вид энергии. В реальных процессах преобразования одной нетепловой энергии в иную нетепловую всегда возникают бо́льшие или меньшие тепловые потери, то есть «первосортная» энергия стремится «растратиться» на тепло, или «испортиться», сохраняя лишь общее свое количество. Если энергия вообще не передается, то в самом лучшем случае она сохраняется в прежнем своем качестве.

    Таков один из фундаментальных законов природы, без учета которого невозможно сконструировать ни одной тепловой машины. Когда он был открыт в середине прошлого века С. Карно и Р. Клаузиусом, материалисты стремились просто отрицать его или вводить его в противоречие с законом сохранения энергии. Где примеры такого отрицания? наголое вранье, как только что сляпанный самодельный "закон природы". «Энергия уничтожима хотя бы качественно, значит, она должна быть сотворена? – делает совершенно логичный вывод Энгельс, но тут же гневно добавляет: – Абсурд!» Энгельс (как и Ленин, как и другие политики и экономисты) не является специалистом по термодинамике и его высказывания в данной предметной области не имеют никакого веса.

    Это лучшее свидетельство того, что материализм есть религиозная вера. Как хочется попу Тимофею, чтобы так было и поэтому он пользуется парвдой-неправдой, ляпает быстренько "свидетельства" и вот оно - заветное ниспровержение :)) Если какой‑то закон природы или природное явление опровергает веру в отсутствие Бога – значит, тем хуже для этого закона, материалисты просто не принимают его. А это - уже настолько заезженный всеми кому не лень риторический прием, что пошло повторять как дурной анекдот.

     

     

    Тепловая смерть Вселенной

     

    Применение второго начала термодинамики ко всей Вселенной вкупе с законом необратимости ядерных превращений приводит нас однозначно к выводу о конечных сроках жизни Вселенной. Ну да, поп Тимофей же кроме детский учебников ничего не читал, в частностьи И.Пригожина, и ему невдомек что заморочек с "тепловой смертью" уж очень давно нет, но ведь нужно же что-то еще приврать :) Далее эта дурь смакуется попом :) Он распространяет термодинамические равновесные законы на вселенную и пофиг, что даже в рамках нашего Солнца с его термоядерными процессами, которые вовсе не термодинамические, все его рассуждения ничего не стоят :)) Предоставляю возможность читающему самому оценить перлы попа Тимофея. До встречи в следующем разделе! В замкнутой системе должно рано или поздно наступить тепловое равновесие, когда все виды энергии перейдут в тепловую, а та в свою очередь равномерно распределится между всеми телами системы.

    Если Вселенная есть замкнутая система, то рано или поздно, когда источники термоядерного горючего излучат всю свою энергию, а эта энергия будет поглощена всем прочим веществом во Вселенной, наступит равновесное состояние, когда все вещество будет иметь одинаковую температуру и никакой энергии, кроме тепловой, в природе не останется. Это равновесное состояние и назвали «тепловой смертью» Вселенной.

    В принципе наша солнечная система и любая иная звездная система (скопление звезд) с точки зрения притоков энергии является довольно замкнутой системой. Энергия поступает лишь в виде слабого света звездного неба, ничтожного по сравнению с излучением самой звезды.

    Далее, солнечная система входит в состав Галактики и не вполне замкнута по причине гравитационного взаимодействия с центром Галактики и всеми прочими звездами. Но любая галактика (скопление галактик) отстоит достаточно далеко от прочих галактик (скоплений) и потому также может считаться системой замкнутой.

    Поэтому не только вся Вселенная в целом, но и каждая галактика (скопление галактик, звездных систем) должна стремиться к тепловой смерти. Более того, если где‑либо существует уже сейчас некая астрономическая система в состоянии тепловой смерти, то нам ее весьма трудно будет увидеть, поскольку испускает она ничтожно мало низкотемпературного излучения (столько же, сколько принимает), а отстоя далеко от других астрономических объектов, очень мало влияет на них гравитационным полем.

    Итак, состояние тепловой смерти для Вселенной, существующей бесконечное время и являющейся причиной самой себя, было бы неизбежным и самым естественным ее состоянием. Если бы мир жил по тем законам, которые действуют в нем теперь, он никогда бы и не вышел из такого состояния.

    Единственный путь теоретически доказать возможность возникновения Вселенной из тепловой смерти – это принять, что Вселенная не есть замкнутая система. Материалисты и пытались построить такое доказательство, не всегда замечая, что оно работает против них. Ведь мы‑то и показываем, что Вселенная незамкнута, а внешней силой по отношению к ней выступает ее Творец и Промыслитель.

    Будучи предоставлена своим нынешним законам, Вселенная не только не вышла бы из состояния тепловой смерти, но и очень скоро возвратилась бы в это состояние из любого возмущения. Только к тепловой смерти и может быть направлена ее так называемая эволюция, то есть самопроизвольное развитие по существующим законам.

    Проблема тепловой смерти может быть снята только признанием идеи сотворения мира Всемогущим Творцом, Который не только создал все однажды, но и промышляет о Своем творении, не давая ему обратиться в хаос. Подробнее об «эволюции» звезд и времени их бытия будет сказано отдельно.

    Если бы не было постоянного притока солнечной энергии – а это энергия высоко упорядоченная, «первосортная» и если бы не было постоянного сброса землей излишнего низко‑потенциального тепла для поддержания теплового баланса то тепловая смерть очень скоро наступила бы и на земле. Но оказывается, для возникновения жизни и ее поддержания мало только материи и энергии, мало даже направленной, нетепловой энергии.

    Необходимо ввести еще одну важнейшую фундаментальную категорию – информацию.

     

    Информация и законы ее передачи

     

    В школьном курсе информатики серьезного разговора о том, что же такое информация, просто не поднимается. Между тем информация, говоря языком науки, – особое неопределяемое понятие ну классный же язык у науки, оказывается!, наряду с материей и энергией. У материи, также как и у энергии нет строгого определения. Материя – это объективная реальность, данная нам в ощущениях, опять приводятся классики коммунизма :) т.е. не было бы нас с ощущениями и материю бы некому давать было бы :)  – это верно, но такая фраза не есть определение, а лишь пояснение, поскольку надо определять понятие реальности. Аналогично и под энергией понимают некую меру движения, которая сохраняется количественно. Это также не определение энергии, но лишь пояснение, подобное пояснению к неопределяемому понятию «точки» в геометрии – то, что не имеет размеров. Если бы поп Тимофей знал, что энергия сама по себе не существует, что таким образом ее как сущность определять невозможно, а возможно ли характеризовать те выделенные людьми абстракции, которые описывают конретные виды движения, то не говорил бы такую чушь :)

    Подобно сему и информация есть понятие неопределяемое. а точнее - по велению распоясавшегося попа Тимофея. Для пояснения можно сказать, что информация есть субъективная реальность, которую может создать или воспринять только чей‑то разум (сознание), притом реальность, передаваемая при помощи материальных носителей, способная на них подвергаться перестройке или переработке (для чего и служат компьютеры). Надо признать: вот здесь Тимофей попал в яблочко, не могу не согласиться!

    Передача информации (информодинамика) во всех случаях, где приходится иметь дело с информацией, подчиняется определенным законам. Но прежде чем говорить об этих законах, мы должны кратко рассмотреть понятие об уровнях информации.

     

    Уровни информации

     

    Чтобы передать информацию, источнику и приемнику нужно предварительно договориться о языке, или системе кода. Мама обучает ребенка правильно произносить звуки и слова. Учитель обучает ученика азбуке, то есть показывает, какими символами он будет обозначать буквы на бумаге, чтобы передавать информацию. Радисту следует предварительно выучить, положим, азбуку Морзе, а шоферу – дорожные знаки, и т.д.

    Это низший уровень информации – статистический. ну вот, уже испортил все :) На этом уровне источник только передает, а приемник воспринимает кодированный сигнал, то есть сигнал, несущий символы, известные источнику и приемнику.

    Чтобы быть правильно понятой, информация требует особых правил группировки кодовых обозначений, то есть требует понятного источнику и приемнику языка да, грамотей Тимофей... Язык включает словарный запас и грамматику, то есть правила передачи мыслей словами ага, грамматика - это правила передачи мыслей :)), чтобы группа слов была законченной фразой, а не бессмысленным набором. Два человека могут общаться, если они понимают какой‑то один язык или больше, чем один, лишь бы был общий :)). Человек может «общаться» и с машиной, если вложит в нее систему правил алгоритмического языка. хорошо хоть, что общаться в кавычки взял :)) Если этой обученной машине программист подает программу с незнакомой или неправильно использованной командой, редактор компьютера выдает сообщение об ошибке афигеть: редактор компьютера :)).

    Язык – уже более высший, так называемый синтаксический уровень информации. Возникает невольное предположение, что поп Тимофей просто - сумасшедший... Хаотический набор разрешенных букв не передает значащего слова. Хаотический набор слов не позволяет постигнуть связи между ними. Итак, чтобы передать информацию, код известной азбуки должен быть не просто набором известных сигналов, а синтаксически организованной системой, включающей известные слова, соединенные в предложения по заранее принятым грамматическим правилам.

    Однако и синтаксически правильно организованное сообщение может не нести никакой полезной информации и быть просто бессмыслицей, хотя все слова в нем будут значащими и грамматически построены безупречно. Пример такого сообщения – компьютерные стихи. В память машины закладывается определенный набор слов, причем они распределяются по частям речи: существительные, прилагательные, глаголы и т.д. со всеми числами, падежами и спряжениями. Задаются и грамматические правила соединения слов, чтобы в предложении было подлежащее, сказуемое в соответствующих формах. Задается и ритм (размер) стиха, то есть определенная последовательность ударных и безударных слогов. Все эти требования вполне возможно завести в программу, особенно если использовать синтаксически простой язык – например, английский. Результат получается примерно следующим – вот две строки, сочиненные компьютером:

     

    Пока слепо плыл сон по разбитым надеждам,

    Космос с болью сочился над разбитой любовью.

     

    Единственное достоинство электронного поэта состоит в том, что на сочинение подобной чепухи он тратит сравнительно мало времени.

    Мы подходим к еще более высокому уровню информации – ее значению. Это так называемый семантический уровень. Приемнику информации нужен смысл, а не набор слов и символов, хотя бы и синтаксически правильно организованный.

    Наконец, высший уровень информации после смыслового – волевой !!!! :))))). Источник имел свою цель,передавая осмысленное сообщение даже если это было автоматическое устройство? :)) просто индикатор какого-то состояния, смысл сигналов которого способен понять человек не имеет никакой цели, он просто индицирует текущее состояние. Это может быть природное образование - например лист дерева, своим отклонением на верту позволяет нам понимать направление ветра. Он передает информацию, которую понимаем мы, но не имеет никакой такой цели :) Далее опять начинается смакование глупости :)) Глупости потому, что священник ведь совсем не понимает сути слова информация вне его бытового, попсовского значения...  Приемник по идее должен давать свою реакцию на сообщение, обратную связь, по которой и сам источник может оценить, насколько цель сообщения достигнута.

    Все сказанное об уровнях информации мы можем вкратце выразить схемой на рис. 2.

    Для иллюстрации действия этой схемы рассмотрим примеры.

    Пример 1.Композитор желает создать пьесу или симфонию. Каким‑то трудно постижимым образом он слышит основную мелодию внутри себя. Это семантический уровень. Затем наигрывает услышанное на инструменте, разрабатывает иные темы и партитуру. Занятие уже более техническое – синтаксический уровень. Наконец, записывает ноты – уровень статистический.

    Музыкант берет его ноты и читает их (статистический уровень). Наигрывает на инструменте музыку– синтаксический уровень. Понимает настроение композитора и то, что тот хотел выразить – семантический уровень. Шлет восторженный отзыв автору и собирает друзей на музыкальный вечер – уровень обратной связи.

    Пример 2.Программист получает задачу: вычислить на ЭВМ какую‑то функцию, положим, синус какого‑то угла. Он решает ее математически, разрабатывая или применяя для данного случая численный метод решения. В итоге получается алгоритм – это семантический уровень. Найденный алгоритм он излагает на алгоритмическом языке – составляет программу. Это синтаксический уровень.

    Редактор компьютера автоматически проверяет правильность записи программы на алгоритмическом языке. Затем после исправления синтаксических ошибок программа попадает в транслятор, где переводится на язык машинных кодов – в строго двоичные обозначения – чисто кодовый уровень. На этом уровне происходит переработка заложенных чисел по заложенным правилам и алгоритму. Затем транслятор вновь переводит обработанную информацию на алгоритмический язык и выдает необходимую часть этой информации в заданном формате выходных данных на дисплей или на печать. Это снова синтаксический уровень. Работа машины на этом кончается, а программисту еще предстоит обдумать смысл полученного результата и по этому смыслу судить о правильности своего алгоритма.

    Если, положим, тот же синус получился больше единицы, очевидно в алгоритме имеется ошибка. Это уже семантический уровень восприятия информации, который завершается волевым решением человека: переделывать программу или удовлетвориться результатом и считать по данной программе для других численных данных.

    На приведенной схеме и примерах видна роль технических приспособлений и инструментов в передаче (переработке) информации. Уровень статистический и синтаксический дают некий простор для деятельности технических средств. Машина может подправить в программе только синтаксическую ошибку. Но она ни в коем случае не может найти ошибку в самом алгоритме. Хорошо подобранный или изготовленный инструмент может оформить музыку более красочно, но безвкусную мелодию он исправить неспособен. Для исправления подобных недочетов необходим человеческий разум.

    Отметим также, что ни инструмент сам не дает музыки, ни ЭВМ сама не вырабатывает информации. Компьютер выдает ту же самую информацию, которая была в него заложена, просто в другом виде. Он многократно умножает любую ошибку алгоритма и доводит ее до абсурда. Неслучайно у пользователей вычислительных машин распространена грубоватая, но точная поговорка: машина – дура, каким бы быстродействием и памятью она ни обладала.

     

    Информация и вероятность

     

    Может ли набор кодовых знаков случайно стать воспринимаемой информацией, имеющей правильный синтаксис и какую‑либо семантику – смысловое значение?

    Рассмотрим простейший пример. Запишем возможно более простое и краткое сообщение:

     

    ВАНЯ + ТАНЯ = ЛЮБОВЬ

     

    Сообщение содержит 16 символов из расширенного русского алфавита, включающего арифметические знаки. Для простоты условимся считать такой алфавит не превышающим 32‑х знаков. Вероятность того, что первая буква сообщения будет отгадана правильно, составляет 1/32. Такова же вероятность угадывания второй и третьей и любой прочей буквы (знака). Общая вероятность будет равна произведению 16 таких вероятностей, то есть (1/32)^16 = (1/2)^8 ≈ 10^–24. По порядку величины эта вероятность равна тому, что у молекул целого моля газа под поршнем вдруг появится скорость, направленная в одну сторону и второе начало термодинамики будет нарушено: внутренняя энергия газа перейдет в кинетическую энергию поршня почти целиком!

    Вероятность такого события чрезвычайно мала. А ведь информационное сообщение нарочно выбрано самое простейшее. Отсюда следует вывод: случайным образом информация появиться не может. Ее может создать и закодировать только разум. И здесь, ведомый неистовым желанием доказать пусть как попало, но внешне "логично", Тимофей совершает обычную ошибку всех невежд, пытаясь применить вероятность там, где она никаким боком ничего не показывает. На самом деле, в любом бессмысленном наборе букв (пятен, клякс, звуков) человек способен уловить те значения, которые у него ассоциированы с ранее приобретенным опытом. Он может получить осмысленные представления, глядя на пламя, волны, услышать мелодию в шуме водопада, уловить смысл в тех строчках, написанных машиной-дурой, что привел здесь ранее Тимофей. Леонардо Да Винчи смотрел на узоры штукатурки, чтобы у него появилась новая идея. Информация не передается, информация возникает в голове человека и больше нигде ее нет. Вот этого не понимает автор. И пишет чушь: Разум же рождающий информацию разум не рождает информацию, а воспринимаемое приобретает определенное, информационное значение, т.е. ассоциируется с определенной распознаваемой значимостью всегда идет от цели и семантики к синтаксису и коду, но не наоборот. Сначала нужно понять, что хочешь напечатать, а уже потом перебирать пальцами по клавиатуре.

    Даже если бы удалось какое‑то значащее сообщение получить случайно, то его смысл и цель сами собою, от правильного синтаксиса «снизу вверх» появиться не могут. Информация созидается толькоот цели к смыслу и ниже, но никак не наоборот.

    В итоге «первый закон» информатики выдуманный автором можно выразить так: информация порождается (создается) только разумом, но не случаем. Информация не возникает из ничего. Очень похоже на первое начало термодинамики: энергия не возникает из ничего.

     

    Передача информации

     

    Есть и другой важнейший закон информатики так же выдуманный автором, о котором также молчит школьный учебник, но который используется во всех информационных системах.

    Информация, выраженная в кодах (на статистическом уровне), может храниться и передаваться на самых различных материальных носителях, только бы они были способны не терять и не искажать сам код. Значение информации совершенно не зависит от способа ее хранения и передачи: на бумаге, на дискете, в электронной памяти, в звукозаписи голоса. Можно роман «Евгений Онегин» написать гусиным пером, а можно компьютерные «стихи» хранить в самой совершенной электронной памяти – семантика информации не будет зависеть от материального носителя. Вранье заключается в том, что на самом деле никакой такой информации на носителях нет, а есть лишь условное кодирование символами, позволяющие распознать эти символы ТОЛЬКО ТОМУ, кто знает эту условность (и, соответственно, вообще имеет представление о предмете), но никому более. Расшифровать смысл (понять форму кодирования) может только тот, кто способен понять смысл закодированного содержимого. Если бы не было нечто общее в культурах древнего Египта и культуре современной, то никогда бы не удалось понять значения древних иероглифов. Они были расшифрованы именно с помощью общих представлений. Информация находится не на носителях, а головах, способных распознать смысл записанного на носителях.

    Относительно любой информации, записанной любым способом на любых носителях, замечено никогда не нарушаемое общее правило: при механическом копировании и хранении информация не улучшается, то есть в лучшем случае сохраняется, а в реальном она частично может утратиться, частично же – засориться случайным попаданием посторонних шумовых сигналов. Всякий, кто имел дело с кассетами и дискетами, переписанными по нескольку раз, прекрасно это знает. Однако этот закон информатики часто не учитывают учащиеся и студенты, переписывая бездумно у соседа задачи или лекции. Преподаватели же опытом прекрасно знают этот закон и легко видят, кто у кого списал, а кто решал задачу самостоятельно. При переписывании у соседа легко скопировать его собственную ошибку или внести нечаянно свою, то есть информация при передаче имеет способность портиться.

    Древние рукописи переписывались всегда грамотными переписчиками :)))) - безгрешными! - это насчет библии, вероятно, подстраховка... и проверялись. Особую осторожность при этом нужно было соблюдать при переводах с одного языка на другой. До этой работы допускались люди не только в совершенстве знающие языки, но и сведущие в самих писаниях, правильно понимающие их содержание. До сих пор для перевода научных или каких‑то иных специальных текстов требуются переводчики грамотные, понимающие смысл переводимого.

    Нигде и никогда не наблюдалось случая, чтобы новая идея на семантическом уровне, то есть новое информационное сообщение, возникло бы в результате случайной ошибки при копировании или хранении иной информации. Вранье. Множество идей возникло от случайных ассоциаций, которые приобрели смысл в голове творца. В том числе - от случайной ошибки при переводе текстов :)  Исключение может составлять только случай сознательной дезинформации или информационная диверсия, когда производится не опечатка, а сознательная подделка. Но опять же для этого требуется вмешательство разума.

    «Второе начало информодинамики», гласящее, что информация при хранении и копировании не созидается и не улучшается, к тому же стремится самопроизвольно утратиться с превращением значащего сигнала в информационный шум, – вполне сходно со вторым началом термодинамики. Оба закона, таким образом, на разных уровнях бытия материи выражают некую еще более общую закономерность, иллюстрируемую с помощью теории вероятностей. Эта же закономерность может быть продемонстрирована просто на рабочем столе или в доме, она же видится и в развитии общественных процессов. Любого рода беспорядок, хаос, разрушение, отсутствие структуры и организации более вероятны и самопроизвольно самые разные процессы – не только термодинамические – идут по линии нарастания хаоса. Вот здесь автор явно путает понятие хаоса и порядка: в термодинамической системе порядком считается установившееся равновесие. Пресекается же хаос только разумным приложением направленной энергии. Опять вранье - от незнания принципов организации диссипативных систем. По автору так и Земля бы не возникла без вмешательства разума. Ах да.. ее же Бог создал за несколько дней :))

     

    Информация и созидательная деятельность

     

    Для того, чтобы построить дом, машину или что‑то иное, для того, то есть, чтобы перевести материю в более структурно организованное состояние, необходима прежде всего сама материя (материалы), затем направленная (нетепловая) энергия – механическая, электрическая, и, наконец, – информация. Нужен план здания, составленный целиком заранее. В счетчик вранья добавляется единичка: когда из равномерного пара образуются капельки тумана, то, во-первых, для этого нужен не прирост энергии,  а наоборот ее уменьшение, во-вторых, для этого не требуется никакой план, в третьих, информация так же не требуется, т.е. равновесие пар-вода зависит от свойств молекул воды и энергии этих молекул.   Нужны технические знания: как класть кирпичи или готовить раствор. Без этого дома не построишь. Случайная деятельность с предметами, когда направленная энергия прилагается к материи нецеленаправленно, способна только усилить беспорядок.

    Конструктор создает изделие в виде идей на семантическом уровне. Мысль свою он выражает общими расчетами, словами, эскизами. Детали этих идей могут дорабатывать его помощники – сотрудники КБ. Технолог переводит эту семантику на синтаксический уровень, разрабатывая последовательность операций при изготовлении деталей и узлов. Рабочий переводит синтаксис технологии непосредственно в «код» изделия. Изделие, таким образом, несет на себе идеи конструктора, записанные по правилам информатики на особом сложном языке технологии. После изготовления изделие проверяется. Сначала контролируется изготовление частей и правильность их сборки (синтаксический уровень). Затем проверяется работоспособность каких‑то подсистем (например, двигатель в самолете). Затем идет опробование всего изделия – испытательный полет самолета, к примеру. Идея возвращается к своему автору уже в воплощенном виде.

    Не существует ни одного изделия, которой не несло бы в себе информацию, вложенную создателем этого изделия. Просто оглянись вокруг :)) правда, хитрая подстановка неопределенного в данном контексте слова "изделие" - неплохая отмазка :) Но если говорить только об изделиях, не нужны были ранее приведенные примеры вообще всего сущего: "чтобы перевести материю в более структурно организованное состояние" Ведь материя для самоорганизации не требует разума и саморганизуется из первичного состояния объединения всех взаимодействий в более структурированные.

     

    Информация и живые организмы

     

    Несет ли бесформенный камень в себе какую‑то информацию? :))) Оставим этот вопрос пока без ответа, потому что если мы не можем воспринять информацию, то это не значит, что ее вовсе нет. Но, взглянув на табличку с китайскими иероглифами, мы, даже не зная китайского языка, легко сообразим, что здесь что‑то написано, здесь заключена какая‑то информация. Вообще-то мы сообразим, что это - изделие рук человека, не более того, ведь я могу нарисовать придуманный иероглиф, который ничего не обозначает :)

    Подобным образом, взглянув на живую клетку в электронный микроскоп, мы увидим потрясающее количество совершенно явно записанной информации. !!! :))))) почему только на живую клетку? Оглянись вокруг :) посмотри на облака, - какие они бывают красивые :) а при увеличении все кажется необчным! даже видящий чудо науки удивленный священник не может не замечать этого :) Школьные знания по цитологии и органической химии позволяют нам кое‑что в ней понять.

    Хромосома (а точнее, молекула ДНК) представляет собой целую книгу, написанную словами (генами), состоящими из четырех букв – нуклеотидов, повторяющихся в разных комбинациях. Налицо уже два низших уровня информации: код и его синтаксис. Эта книга (более похожая на перфоленту) частично переписывается на другую подобную же ленту – информационную РНК, а та в свою очередь на белок, задавая его структуру. Алфавит языка белков содержит уже не 4 буквы, а 20, и каждое «слово» из трех «букв ДНК» означает одну «букву» белка – аминокислоту. ну, как обычно все как попало и только видимость правды :) читать такое изложение можно только с содроганием... Клетка обладает особым механизмом контроля за правильностью переписывания и «перевода» информации с языка ДНК на язык белка. Белок, будучи «списан» и составлен правильно, должен выполнить свою задачу в клетке: послужить катализатором какой‑то другой реакции, к примеру. Смысл существования данного белка и состоит в том, чтобы он выполнил свою роль. В этом состоит семантический уровень переписанной из ДНК информации, то есть ее значение. Совокупность значений всей информации клетки в том, что она растет, воспроизводит себя и выполняет какие‑то функции в организме. Это целевой уровень информации.

    В XX веке человек оказался способен прочитать буквы в книге ДНК и частично понять записанную там информацию. Это он посчитал достижением своего разума и технических возможностей. - снисходительная усмешка свысока :)) Если способность кое‑что прочесть и понять предполагает разум, то как можно не видеть бесконечно превосходящий Разум Того, Кто написал все прочитанное и неизмеримо больше прочитанного, Кто составил и всю информацию, и всю систему ее кодировки?! и истерический (не соответствие оценки окружающих "атеистов" и самооценки) срыв на патетику, как всегда, совершенно без всяких обоснований: откуда попу известно о том, что это написано Богом? Как он может показать это без патетики, а обстоятельно и достоверно? Если бы он был молекулярным биологом, то такого глупого удивления не возникло бы. Он бы видел, что этот генетический код - далеко не самое важное, что нужно для развития организма, что к нему неотъемлемо прикладываются совершенно определенные внешние условия с самого момента зачатия без чего получится вовсе не то, что "записано": на крайнем севере березка карликовый кустарник, мало напоминающий среднеравнинную березу. Далее, как результат отчаянной патетики (и более ничего), идут совсем уже абсурдные идеи:

    Если мы имеем дело с информацией, то она должна подчиняться своим законам, которым подчиняется во всех человеческих – гораздо более примитивных и грубых – информационных системах. На всех уровнях мы ясно видим передаваемую информацию жизни: код, синтаксис, значение. Приемником информации может послужить человеческий разум, если он наблюдает всю картину. Если же наблюдатель – человек – отсутствует, то приемником информации служит Сам ее Источник. Подобным образом и конструктор самолета, наблюдающий за испытательным полетом, сам является и источником и приемником информации.

    Следует отметить и колоссальную плотность информации в молекуле ДНК. Каждый из четырех нуклеотидов можно выразить двумя двоичными числами – битами: например, 00 – первый нуклеотид, 10 – второй, 01 – третий, 11 – четвертый. Число нуклеотидов в ДНК известно, известен и объем ее спирали. Мы можем рассчитать сколько бит информации содержится в единице объема «информохранилища». Для обычной молекулы ДНК эта плотность информации составляет порядка 10^21 бит/см3, а для самых современных электронных микросхем 4·10^7 бит/см3. Разница в 13 порядков! Общая сумма информации, собранной во всех библиотеках мира, оценивается в 10^18 бит. Если бы эта информация была записана в молекулах ДНК, для нее хватило бы места в 1% объема булавочной головки. Если же вся эта информация была бы записана на микросхемах, то высота их, сложенных в стопку, достигла бы от Земли до Луны. - полная шиза :)))

    Не является ли :))))) такая плотность такой сложной информации еще одним ярким свидетельством премудрости Творца, не только создавшего саму информацию, но и нашедшего превосходный способ компактно ее записать?

     

    Информация вне материальных носителей

     

    Возникает вопрос: вся ли информация, необходимая для жизни организма, может быть передана последовательностью нуклеотидов? о, здравая мысль! Притом, что все белки и все вообще вещества клетки, бесспорно ею передаются. Этот вопрос будет также рассмотрен ниже, на особом уроке. Перефразируем его в более простой форме. Любая ли вообще информация может быть выражена алфавитными кодами, то есть по сути дела – в битах и байтах?

    Два человека слушают одну и ту же музыку или стихи, слышат каждый звук, понимают каждое слово или мелодию. Одинаковую ли они вынесут информацию на семантическом уровне? - тоже верное замечание!

    Два школьника изучают один и тот же курс биологии в школе, рассказывают на одну и ту же «пятерку» процесс синтеза белка. Одинаковую ли информацию вынесли они из прочитанного и понятого, если один из них верующий, а другой – материалист?

    Итак, значение информации не определяется только синтаксисом и кодом переданного сообщения. да! Есть соприсутствующая кодируемой и невыражаемая в кодах дополнительная информация, определяемая свойствами как источника, так и приемника. ну... начинается творение новой сущности :)) Но поскольку источник и приемник есть разум, а разум присущ личностии для каждой личности он совершенно особый, то здесь кончается область науки. только вот не понятно почему. "научно" можно сказать о разуме куда больше, чем это способен даже вообразить отец Тимофей.

    Информатика является наукой лишь до тех пор, пока мы имеем дело с материальными носителями информации. Кодируемая и переданная материальными носителями информация объективна. Ни в коем случае. Информацию невозможно выделить в отдельную сущность, это - абстракция, придуманная человеком для обозначения распознавания смысла воспринятого. Будучи записана, она уже не находится в разуме источника или приемника. :)) будучи нарисованными, меридианы и параллели начинают жить самостоятельной жизнью :)) Ее может воспринять любой третий наблюдатель, он может понять ее код, синтаксис, семантику (хотя бы до какой‑то степени), он может сосчитать количество информации, перевести ее на другой язык или на другой носитель, и т.п. Все эти действия вполне относятся к области науки, требующей, чтобы в предметах изучения были какие‑то объективные закономерности и воспроизводимость наблюдений и опытов.

    Как только мы заговорим о некодируемой информации – область науки здесь сразу кончается. ну да, ведь никакого обоснования сказанному привести уже не возможно :)) Но нельзя сказать, что все человеческое знание ограничивается только наукой или кодируемой (выразимой словами) информацией. Религиозная жизнь и сама вера человека – в значительной степени есть информация некодируемая, невыразимая словом. Зачем только тогда нужны какие-то доводы :) нужно просто молчать со светящимся от веры взором :) Но слова священникам нужны для воздействия на доверчивость людей. Признавая, что такая информация существует, мы не будем продолжать о ней разговор, который ведем лишь в рамках науки.

    Точно так же мы не будем рассматривать передачу информации внематериальных носителей. Способна ли информация быть передана именно так: вообще вне синтаксиса и кода, без всякого слова, без всякого звука или чтения, чтобы семантика Источника передалась непосредственно приемнику? В обыденной жизни такого, конечно, не бывает. Но это не значит, что такой передачи мысли не бывает вообще. Кроме того, что нет ни одного достоверного случая такой передачи :)) и каждый может сам в этом убедиться. В конце концов, всякие откровения из мира нематериального, несмотря на их содержание, истинность или ложность, передаются именно таким образом. - прочитать про сущность таких "откровений" Иногда для обозначения такого способа информационного обмена употребляют слово «телепатия».

    Поскольку единственным основателем откровения, как способа передачи мыслей, является только Бог - очередное утверждение, высосанное из пальца Далее - чистая проповедь., то только Ему судить, когда здесь передается истина, а когда ложь. Слово Божие учит нас, что в своем нынешнем состоянии человек практически неспособен к истинно Божественным откровениям, а чаще всего общается такими путями с миром демоническим, что, естественно, не принесет человеку ничего доброго ни в этой жизни, ни в будущей. Высказав такое краткое, но грозное предостережение читателю против всяких занятий телепатией, оставим этот предмет, как тоже не относящийся к области науки.

     

     

     

    Дальнейший текст оставляю без комментариев. Он нисколько не обоснован более, чем предыдущий. Точно та же манера голословно утверждать, перевирать научные факты, придавать им свое извращенное верой понимание, передергивать, скакать в выводах на патетике. Здесь очень много такого, что рассыпается от одного прикосновения со здравым смыслом (меня особенно позабавил раздел про Ноев ковчег :))

    Пусть это останется тренажером разума тех, кто захочет сам попробовать не просто верить отцу Тимофею, а сопоставить и обосновать мнение.

    Это будет очень легко после приобретение в самом деле естественнонаучного мировоззрения на основе обширных материалов этого сайта (начать можно со статьи Познание мира) и освоения наиболее непогрешимой методологии познания.

     

     

     

    Общие выводы из урока

     

    Более подробно и конкретно изученные законы природы мы применим на уроках креационной астрономии и биологии. Пока же постараемся уяснить и запомнить сами эти законы, о которых говорилось на этом уроке.

    1. Энергия замкнутой системы стремится при сохранении своего общего количества качественно испортиться, то есть перейти в тепловую энергию беспорядочного движения частиц вещества (второе начало термодинамики).

    2. Информация не может создаваться самопроизвольно, но порождается только разумным источником для разумного приемника. Сама по себе информация нематериальна, поскольку не зависит от своего материального носителя.

    3. При передаче и хранении на материальных носителях информация не увеличивается и не улучшается. В идеальном случае – она сохраняется, в реальном – частично утрачивается и/или засоряется шумом (бессмысленным набором паразитных кодовых сигналов).

    Из названных законов вытекают следующие выводы:

    А. Мир имел начало во времени, так как не мог бы бесконечно долго существовать по своим нынешним законам. Это следует из второго начала термодинамики и распределения ядерных потенциалов.

    Б. Мир создан Разумным Создателем, поскольку весь он несет информацию (особенно все живое), а информация вне разума не возникает.

    В. Подчиняясь своим современным законам, природа не способна улучшать себя или развиваться в сторону усложнения своей организации, поскольку энергия и информация в ней самопроизвольно не сохраняются, а портятся, качественно ухудшаются. Иными словами, это означает, что восходящее самопроизвольное развитие (эволюция) невозможно. Необходимо участие стороннего разума и подвод направленной энергии со стороны.

    Подобно энергии и информации сама материя стремится к порче, к потере качественного разнообразия. Мы видели это на примере ядерных реакций, ведущих к уничтожению легких и тяжелых элементов к наиболее устойчивому и вероятному «среднему» состоянию. То же самое мы наблюдаем и в химии. Чистые вещества необратимо стремятся смешаться или соединиться в устойчивые соединения, губительные для жизни: оксиды, нитраты, комплексные соединения. Смесь и устойчивое (а потому и губительное!) соединение более вероятны и энергетически выгодны, подобно тому, как тепловое равновесие более вероятно, чем разность температур, а «шум» более вероятен, чем осмысленный сигнал. Там, где вещи предаются самим себе и воле случая – там мир стремится превратиться в гигантскую свалку, там воцаряются смерть, распад, разрушение и хаос, а вовсе не восходящее эволюционное развитие.

    Непризнающие разумного Творца вынуждены приписывать разум и всесилие самому творению, материи и энергии. Этим они весьма напоминают древних язычников, приписывавших солнцу и огню божественные свойства, сколько бы они ни провозглашали свое мировоззрение научным.

    Не случайно, что все упомянутые здесь законы природы в школьном курсе просто не рассматриваются, несмотря на их простоту и универсальность. Школьное образование остается таким же идеологизированным, как и при господстве атеизма, причем не только в нашей стране, но и по всему миру. Известно, что как только появились рассуждения с позиций информатики в генетике, да и сама теория информации, они тотчас же были объявлены в СССР «буржуазными лженауками», а сами ученые, дерзнувшие высказать подобные идеи, поплатились за них лишением свободы и даже жизни.

    Между тем возможно ли формирование научного мировоззрения, когда фундаментальные законы природы вовсе не рассматриваются, или их рассмотрение пресекается такими методами?

     

     

    Урок 2

    Креационная астрономия

     

    Эволюция звезд

     

    В учебнике астрономии для 11 класса вводится понятие об эволюции звезд и звездных систем, а также всей Вселенной, и показывается, как она предположительно протекает.

    Считается, что обычно звезда «рождается» благодаря гравитационному сжатию рассеянной (диффузной) материи. Газо‑пылевое облако, как предполагается, сжимается за срок от сотен тысяч до сотен миллионов лет силами гравитации. Срок сжатия зависит от массы скопления. Сжимающаяся масса названа протозвездой, и главное ее отличие от обычной звезды состоит в том, что внутри ее температура еще не поднялась до десятков миллионов градусов, когда начинаются термоядерные реакции (превращение водорода в гелий и далее). Поэтому протозвезда не должна еще излучать видимый свет, но, естественно, имея довольно высокую температуру, должна излучать в радио– и инфракрасном диапазоне. Наиболее вероятное местонахождение протозвезд – среди газо‑пылевых облаков. Наиболее хорошо изученный газо‑пылевой комплекс нашей галактики находится в созвездии Ориона, он включает в себя туманность, более плотные газо‑пылевые облака и другие объекты.

    Сообщив эти сведения, автор школьного учебника обнадеживает читателя тем, что поиск протозвезд усиленно ведется во многих обсерваториях. Внимательный учащийся может и сам задать вопрос: значит, протозвезды на самом деле еще не найдены? – Действительно, среди астрономов нет единого мнения, можно ли какие‑то фрагменты видимых газо‑пылевых объектов (в том же созвездии Ориона) считать протозвездами, то есть явно гравитационно стягивающимися и разогревающимися сгустками материи. Протозвезда должна существовать миллионы лет. Наша галактика насчитывает миллион миллионов звезд, самых разных предполагаемых «возрастов», но ни одного бесспорного «звездного младенца» – протозвезды – среди них не найдено. Не странно ли? Не свидетельствует ли это против такой упрощенной схемы звездной эволюции?

    Каково же преимущество такой модели звездной эволюции? – Только одно: модель показывает, что звезды образуются сами собой, естественным течением событий на протяжении длительного времени. Проще сказать, модель удобна тем, что исключает Творца и Промыслителя. Других собственно научных преимуществ, равно как и фактических подтверждений для этой теории не видно.

    Впрочем, не все астрономы придерживаются гипотезы протозвезд. Школа академика Амбарцумяна, к примеру, полагает, что звезды образовались из некоего дозвездного вещества, но об этой теории в учебнике не упоминается. Не проще ли, не логичнее ли полагать, не видя ни одного объекта, могущего быть настоящим звездным «предком», что звезды созданы примерно в нынешнем своем виде и не столь уж давно?

    Но вернемся к предложенной школьникам модели звездной эволюции. Что ожидает протозвезду после «зажигания» и превращения в обычную звезду? Указываются три возможных конечных стадии: или это просто потухший белый карлик, или нейтронная звезда, или «черная дыра». Здесь просто вещи не названы своими именами, но все три исхода представляют собою состояние тепловой смерти. В самом деле, потухшая звезда, в которой «сгорели» все легкие элементы, превратившись в средние (см. диаграмму ядерных потенциалов) – не имеет уже никаких собственных источников энергии. Образовавшееся в ней вещество находится в тепловом равновесии с окружающей средой. Никаких дальнейших перспектив развития у потухшей звезды не видится. Что же касается нейтронной звезды или «черной дыры», то в рамках известных законов природы для них также нет перспектив развития. Некорректно вообще говорить об их тепловой энергии, поскольку в них нет вещества в обычном понимании, ни его теплового движения. Вся «дыра» представляет собою одно сжатое гравитацией гигантское «ядро». Никакой направленной энергии, никакой упорядоченной структуры здесь не найти.

    Такое состояние можно назвать не тепловою, а гравитационною смертью, но суть дела от этого не меняется – в любом случае мы можем видеть только деградацию звезды, но никак не эволюцию. Эволюция предполагает восходящее развитие. Дрова в печке не претерпевают эволюции, хотя и проходят какие‑то стадии: от серого к красному и далее к черному. Подобно тому и в «эволюции» звезд. Источники «термоядерного горючего» исчерпаемы и «выгорание» необратимо превращается в тепло, излучаемое в окружающую среду. Других источников энергии не указывается. О какой эволюции после этого может идти речь?

    Совершенно неправдоподобным и произвольным представляется высказанное в учебнике предположение, что взрывы сверхновых обогащают межзвездное пространство тяжелыми элементами. Действительно, для синтеза тяжелых ядер нужна значительная энергия. Но эта энергия должна быть направленной. Взрывы, как известно, производят разрушение и хаос, но не порядок и не структуру. Если при высокой температуре взрыва возникнет случайно более тяжелое и менее устойчивое ядро, оно гораздо легче распадется благодаря той же самой высокой температуре при первом же столкновении с любой частицей. То же самое касается и химических соединений: случайно возникшие более сложные и потому менее устойчивые молекулы тут же разлагаются обратным ходом реакции, так что для направленного синтеза продукты реакции необходимо быстро выводить из реактора. Впрочем, подробнее о химических соединениях будет сказано ниже.

    Итак, происхождение тяжелых элементов во Вселенной остается загадкой. Равным образом совершенно непонятно в рамках традиционных представлений материализма происхождение звезд и какие‑либо поступательные пути их развития. А что предполагают ученые о происхождении Вселенной в целом?

     

    Теория «большого взрыва»

     

    В школьном учебнике астрономии излагается распространенная до недавнего времени теория о том, что Вселенная возникла в результате так называемого «большого взрыва» первоначального сверхплотного ядра, разделившегося впоследствии на газо‑пылевую массу, из которой и сформировались сначала прото‑звезды, а затем и звезды. Какие причины привели к взрыву ядра, какая энергия обусловила взрыв? На этот вопрос ответа пока не дается, на том трудно оспоримом основании, что в столь сверхплотном состоянии материи могли действовать совершенно неведомые нам законы природы. Так или иначе, энергия этого взрыва должна была быть столь огромной, чтобы преодолеть колоссальные силы гравитации и кроме того, обеспечить потенциальную энергию будущих ядерных превращений.

    Основанием этой теории служит предполагаемое разбегание всех галактик друг от друга, то есть расширение Вселенной. Известно, что излучение от удаляющегося источника любых волн воспринимается с меньшей частотой (и большей длиной волны), чем собственная частота удаляющегося источника. Это явление называется эффектом Допплера, оно рассматривается в школьном учебнике и должно быть знакомо учащимся. Наглядной иллюстрацией эффекта Допплера служит наблюдение за кругами на воде, расходящимися от пловца. Перед пловцом волны как бы сплюснуты, а позади него значительно шире, чем если бы он колебал воду, находясь на одном месте (рис. 3).

    Собственная частота излучения звезд определяется по их спектрам. Каждый элемент, например водород или гелий, обладает определенным набором собственных частот излучения. Оказывается, что спектры удаленных звезд воспроизводят почти в точности спектры известных на земле элементов, но с небольшим смещением всех линий спектра в сторону увеличения длины волны – в красную сторону спектра. Это явление в астрономии названо «красным смещением» и трактуется как следствие разбегания всех астрономических объектов и эффекта Допплера.

    В учебнике астрономии приводится простой способ определения скорости удаления излучающего объекта по величине «красного смещения», если последнее действительно обусловлено эффектом Допплера. Таким образом можно экспериментально определить скорости «разбегания» всех астрономических объектов.

    Но что дает нам скорость удаления объекта от нас? Используя простейшие приемы сложения векторов, легко показать, что если две точки удаляются от третьей со скоростями, пропорциональными расстояниям до нее, то и друг от друга эти две точки удаляются со скоростью, пропорциональной расстоянию между ними, причем с тем же коэффициентом пропорциональности (рис. 4). Исходя из того, что никакая звезда во Вселенной не должна обладать каким‑то особым качеством, логично предположить, что всезвезды и галактики удаляются друг от друга со скоростями, пропорциональными расстоянию между ними, и таким образом вся Вселенная расширяется.

    Это предположениедается в школьном учебнике под названием закона Хаббла, который гласит, что скорость удаления галактики от нас пропорциональна расстоянию до нее.

    Коэффициент этой пропорциональности приближенно оценили по наблюдениям за относительно близкими объектами, до которых можно определить расстояния геометрическими методами (по годичным параллаксам).

    Приняв приближенно некое значение этого коэффициента и назвав его постоянной Хаббла, определили по «закону Хаббла» расстояния до всех далеких астрономических объектов по величине «красного смещения» линий в их спектрах.

     

    Возражения против теории «большого взрыва»

     

    Следует особо внимательно остановиться на этом вычислении. Все миллионы и миллиарды световых лет, которыми измерены астрономические расстояния, а значит, и миллионы и миллиарды лет эволюции звездных объектов, найдены только по закону Хаббла со всеми его допущениями, и не поддаются экспериментальной проверке другими методами. Пытаться определить расстояние до далеких звезд геометрическим наблюдением равносильно тому, чтобы найти расстояние до маячащей на горизонте башни, посмотрев на нее сначала правым, а потом левым глазом. Следовательно, если предположения о «красном смещении» окажутся неверными, теорию «большого взрыва» и расширяющейся Вселенной придется пересмотреть, равно как и значения возрастов астрономических объектов в миллиарды лет.

    Повторим еще раз использованные, но недоказанные предположения для закона Хаббла:

    – «красное смещение» в спектрах далеких галактик обусловлено исключительно только допплеровским эффектом;

    – расстояния до галактик пропорциональны скоростям разбегания.

    Что касается второго предположения, то непонятно, какие силы против общей гравитации Вселенной обеспечивают ускоренноеразбегание галактик. Это не может быть ни одно из известных в природе взаимодействий: ни гравитационное (которое должно препятствовать разбеганию), ни электромагнитное, ни внутриядерное, ни «слабое».

    Кроме того, в школьном учебнике признается, что видимая часть Вселенной имеет ячеистую структуру, скопления галактик чередуются с огромными пустыми пространствами. Однако вместе с тем предполагается, что в целом Вселенная однородна и изотропна, подобно куску камня пемзы, который в целом однороден, несмотря на многие поры и пустоты. Вряд ли даже такая структура могла быть результатом взрыва, но оказывается, что, как было обнаружено в 1989 году, видимая Вселенная существенно неоднородна и неизотропна. Была открыта целая «стена» из групп галактик, простирающаяся над севером от горизонта до горизонта и содержащая основную массу вещества Метагалактики. Такое неравномерное строение Вселенной никак не может быть результатом «большого взрыва».

    Еще одна трудность теории разбегающейся Вселенной состоит в том, что большинство видимых галактик имеет четко выраженную спиральную структуру и осевое вращение вокруг центра. Самопроизвольное возникновение такого «закрученного» состояния галактик противоречит закону сохранения момента импульса. Мы не говорим о том, что такую упорядоченную структуру, как спиральная вращающаяся галактика, взрыв может не создать, а только разрушить.

    Одним из последствий «большого взрыва» полагали наличие «реликтового» излучения, которое и было обнаружено. Энергия его столь мала, что соответствует температуре около 3°К. Последние исследования с помощью космического телескопа имени Хаббла показали, что фоновое излучение неравномерно настолько, что не может считаться эхом взрыва. Впрочем, какое‑то фоновое излучение должно быть во Вселенной по той причине, что все тела, имеющие температуру выше абсолютного нуля, должны что‑то излучать. Чем ближе Вселенная продвигается к своей тепловой смерти, тем большим должно быть это низкотемпературное излучение. При этом его неравномерность должна соответствовать неравномерности распределения вещества во Вселенной.

    Все это вместе довольно серьезно опровергает теорию «большого взрыва» и разбегающейся Вселенной. Во всяком случае, если это можно назвать взрывом, то он абсолютно не похож на любые известные науке взрывы и протекал вовсе не по существующим законам природы. Сторонники теории готовы признать это. Но как потом в ходе взрыва существующие законы природы все же установились? В любом случае желаемое материалистам течение дел по принципу «само собой» никак не объясняет реальности.

    В принципе, акт сотворения Богом космоса можно назвать и взрывом – дело не в словах. Дело в том, что Вселенная, ее упорядоченная энергия и ее структура не могут быть причинами самих себя, они должны были иметь стороннюю причину своего возникновения.

     

    Трудности определения расстояний по эффекту Допплера

     

    Мы уже отмечали, что все расстояния до удаленных объектов во Вселенной определены по красному смещению, истолкованному эффектом Допплера. Это дало астрономам цифры в миллиарды световых лет и миллиарднолетние возрасты звезд и галактик. Но и здесь реальность оказалась гораздо сложнее схемы.

    Наибольшие трудности, как и следовало ожидать, дали наиболее «удаленные» по такой теории астрономические объекты, прежде всего так называемые квазары. Если их размеры, скорость и расстояние до них рассчитать по эффекту Допплера и красному смещению и принять во внимание то, что их светимость обратно пропорциональна квадрату расстояния до них, как и для всех источников света, то окажется, что никакие известные науке источники энергии, включая термоядерный синтез, не могут обеспечить столь высокого уровня излучения, каковое наблюдается у квазаров во всем диапазоне частот. Об этом нам также сообщает школьный учебник без каких‑либо комментариев.

    Кроме того, обнаружены весьма удаленные объекты во Вселенной, относительные скорости которых, будучи рассчитаны по эффекту Допплера приближаются к скорости света. Об этом также сообщает школьный учебник, но умалчивает, что рассчитаны значения относительных скоростей, в некоторых случаях во много раз превышающие скорость света. Рассчитаны они, естественно, также по эффекту Допплера.

    Далее, если по красному смещению и закону Хаббла определить размеры и скорости удаленных галактик, а по ним рассчитать их массы, то окажется, что эти массы в 50 раз меньше, чем необходимо для поддержания гравитационной стабильности скопления. Предположение о том, что недостающую «скрытую массу» обеспечивают «черные дыры», – а эта «скрытая масса» должна составить 98 % массы скопления, – не подтверждается наблюдениями, так как «черные дыры» можно было бы обнаружить по рентгеновскому излучению, но они не найдены.

    Все эти три трудности заставляют поставить вопрос: а может быть, эти удаленные объекты расположены не так уж далеко, и летят не так быстро, и существуют не столь давно? Если так, то и квазарам хватит энергии, и галактическим скоплениям хватит массы для поддержания своей светимости и стабильности.

    По последним данным существует не случайное распределение, а дискретный набор величин красного смещения. Красное смещение, как и собственная частота излучения атома, оказывается, не может быть произвольным. Если так, то никакого «закона Хаббла» просто не существует, поскольку скорости разбегания звезд и галактик должны были бы расти скачками, а не по линейной зависимости. Во всяком случае, объяснять далее «красное смещение» эффектом Допплера уже невозможно. Для науки проблема вновь остается открытой: разбегается ли Вселенная, каковы ее размеры, каков ее возраст?

    Есть предположение, что «красное смещение» объясняется потерей энергии излучения, проходящего большие расстояния. По известной формуле Планка это уменьшение энергии света должно понижать его частоту – отсюда и «красное смещение». Но есть и иные предположения.

     

    Гипотеза Троицкого‑Саттерфилда

     

    В 1987 году независимо друг от друга ученые В.С. Троицкий из радио‑физического института в Нижнем Новгороде и австралийский астроном Б. Саттерфилд пришли к выводу, что с течением времени скорость света снижается, притом экспоненциально, так что за время, порядка 10000 лет должна была бы уменьшиться в десять миллионов раз. Измерения скорости света известны на протяжении 200 лет и дают основания заметить тенденцию к снижению ее. Но этот срок наблюдений сравнительно мал, а погрешность первых измерений выше нынешних. Уменьшение же скорости света за два века составляет где‑то всего лишь 0,5 % (рис. 5).

    Если в непосредственных измерениях заметить изменение скорости света со временем трудно, то гораздо проще уловить полупроцентное расхождение во времени астрономических часов с часами, основанными на радиоактивном распаде, ход которых пропорционален скорости света. За несколько лет легко заметить расхождение двух типов часов на одну секунду и тем самым обнаружить изменение скорости света с точностью до тысячной доли процента.

    И такое расхождение часов действительно обнаружено! Скорость света действительно понижается со временем.

    Гипотеза Троицкого‑Саттерфилда смела лишь своими масштабами. Восстановить сейчас динамику изменения скорости света за тысячелетия вряд ли возможно. Однако эта гипотеза позволяет объяснить, как свет от дальних галактик мог относительно быстро достигнуть земли, а тем самым снизить предполагаемый возраст Вселенной до нескольких тысяч лет. Легко объясняются и «сверхсветовые» относительные скорости объектов, которые мы видим такими, как во времена значительно большей скорости света.

    «Красное смещение» тоже получает простое объяснение в гипотезе Троицкого‑Саттерфилда. Если скорость света в прошлом была выше, то и для поддержания той же энергии излученного когда‑то света длина волны его должна быть меньше, что и вызывает «красное смещение».

    Снимается и проблема «скрытой массы» в дальних скоплениях галактик. Если скорректировать удаленность этих объектов, а следовательно и размеры их в сторону уменьшения, то требуемая для стабильности масса скопления сама собою снизится.

    Наконец, самое удивительное открытие, совершенное лишь в 1996 году состоит в том, что величина «красного смещения» для разных объектов не может быть любою, а составляет ряд дискретных величин, подобно собственным частотам спектра любого атома. Если это подтвердится, то «красное смещение» вообще нельзя считать следствием эффекта Допплера, и тогда мы решительно ничего не можем сказать о расстоянии до дальних звезд, тем более об их возрасте.

    Как бы то ни было, дает ли нам «красное смещение» хотя бы какие‑то исходные цифры для расчетов или не дает, у нас нет оснований утверждать, что возраст Вселенной – миллиарды или даже миллионы лет. С научной точки зрения это просто недоказанное и неясное предположение. Между тем существуют более надежные

     

    Свидетельства относительно молодого возраста космоса

     

    1. Шаровые скопления

     

    Так называются очень тесные группы из нескольких десятков тысяч звезд, связанных гравитационными силами и движущимися, как единое целое. Только в нашей Галактике их насчитывается более ста. Эволюционисты считают шаровые скопления самыми старыми объектами Галактики на том основании, что они состоят из звезд‑гигантов, а такие размеры звезд принято считать концом их эволюции.

    Однако скорости движения шаровых скоплений таковы, что даже за миллион лет они бы вышли за пределы Галактики. Причем эти скорости и расстояния рассчитаны геометрически, а не по «красному смещению», а потому более надежно.

    Кроме того, если бы эти скопления миллионы лет пребывали бы в нашей галактике, они должны были бы вытянуться в сторону ее центра под действием гравитации и таким образом потерять свою форму. Но этого также не происходит.

    Еще одна проблема – солнечный ветер, то есть потоки частиц, выбрасываемые каждой звездой. Для одной звезды эти рассеивающиеся потоки не слишком велики, но будучи помножены на десятки тысяч звезд и на миллиарды лет, должны были бы составить существенные массы межзвездного газа (по оценкам – до 50 солнечных масс), которых однако не обнаружено ни в одном из 50 исследованных шаровых скоплений Галактики.

    Все это позволяет сделать вывод, что шаровые скопления – самые древние объекты Галактики существуют не более миллиона лет.

     

    2. Спиральные галактики

     

    Большинство из наблюдаемых галактик имеют спиральную форму. Они вращаются вокруг своего центра, т.к. в противном случае все звезды просто упали бы на этот центр под действием гравитации. О вращении галактик свидетельствует и «красное смещение», разное от разных частей галактики: одна половина движется «от нас», а другая – «на нас», поэтому для сравнительно близких галактик здесь не должно возникать трудностей с применением эффекта Допплера. Наблюдения показывают, что закручивающиеся спирали галактик совершили не более одного‑двух оборотов, а скорость их закручивания, определяемая по эффекту Допплера или же из равенства гравитационных и центростремительных сил, составляет порядка одного оборота в 100 млн. лет. Итак, этим галактикам никак не может быть более 200 млн. лет, поскольку существовать не вращаясь они не могли бы никогда за всю свою историю. На самом же деле они еще гораздо моложе, поскольку и начали существовать в уже закрученном состоянии (рис. 6).

     

    3. «Мосты» из вещества

     

    В отдаленных галактических скоплениях между некоторыми галактиками существуют «мосты» из вещества, при этом галактики разбегаются друг от друга со значительными скоростями. Очевидно, что за миллионы лет такого разбегания эти «мосты» разрушились бы. Более того, миллионы лет назад галактики должны были касаться друг друга.

    Заканчивая разговор о космогонии в целом, приведем некоторые высказывания специалистов по астрофизике.

    1989 год. Журнал «Nature»: «Мало того, что теория „большого взрыва“ неприемлема с философской точки зрения, – она представляет чрезвычайно упрощенный взгляд на происхождение Вселенной и вряд ли проживет еще хотя бы 10 лет. Во всех отношениях (кроме, разумеется, удобства) этот взгляд на происхождение мира абсолютно несостоятелен. Возникновение Вселенной – следствие, причину которого нельзя ни познать, ни даже обсудить».

    Д‑р Уильям Соундерз из Оксфорда: «Сейчас мы впервые за последние 10 лет остались без какой бы то ни было приемлемой теории, объясняющей космогонию в целом».

    1990 год. Журнал «New scientist»: «Многие признанные теории формирования галактик рассыплются в прах, если накопленные данные будут и впредь подтверждать неизотропность фонового излучения…Теорию „большого взрыва“ ожидают большие неприятности».

     

     

    Солнечная система молода

     

    Существуют и в нашей солнечной системе свидетельства ее молодого возраста. Рассмотрим некоторые из них.

     

    1. Кометы

     

    Кометы – довольно малые астрономические тела, вращающиеся вокруг Солнца по сильно вытянутым «сосискообразным» эллиптическим орбитам. Проходя вблизи Солнца, комета, состоящая в основном из смеси замерзших газов и паров – метана, аммиака, углекислоты и др., теряет всякий раз часть своей массы, которая образует характерный светящийся «хвост» (рис. 7). Кометы с малым периодом обращения, теряя свою массу такими же темпами, как сейчас, полностью испарились бы за примерно 10 тысяч лет, а для комет большого периода эта цифра составляет не более миллиона лет. Количество комет солнечной системы исчисляется уже сотнями.

    Для спасения теории миллиарднолетнего возраста солнечной системы было высказано предположение, что за ее пределами существует некое облако комет, которое постоянно восполняет их недостаток. Однако ничего похожего обнаружено не было, хотя максимальное удаление комет от Солнца не столь велико – порядка радиуса орбиты Плутона. Единственный выход – признать, что кометы существуют не столь долго.

     

    2. Метеоритная пыль

     

    Искусственными спутниками Земли были получены данные о том, сколько пыли ежегодно выпадает из космоса на землю и каков ее состав. За предполагаемые 4,5 миллиарда лет на Земле должен был бы накопиться такими темпами 18‑метровый слой пыли. Атмосфера и вода, естественно, должны были бы смести эту пыль и смешать со всеми осадочными породами. Но, оказывается, что в земной коре обнаружена огромная недостача никеля – основного компонента космической пыли. Действительное его содержание в сто раз меньше того, которое должно было быть принесено только космической пылью за миллиарды лет.

    На Луне же нет ни воды, ни атмосферы. Космическую пыль с ее поверхности практически ничто не удаляет. При посадке космических станций на Луне предполагалась, что станция полностью утонет в пыли. К спускаемому аппарату были приделаны широкие «лапы», чтобы он не слишком глубоко увяз. Но предосторожности оказались излишними. Слой пыли на Луне оказался по разным измерениям от одного до трех миллиметров, что соответствует для нынешних темпов осаждения пыли возрасту не более 10 тысяч лет.

    При этом следует отметить, что общее количество пыли в солнечной системе должно только уменьшаться со временем. Пыль непрерывно движется под действием притяжения к Солнцу, планетам и астероидам и под действием светового давления. Таким образом, она должна постоянно «выметаться» или «выдуваться» из солнечной системы. Малые величины ее осаждения и само ее наличие в солнечной системе (пыль не успела стать «выметенной») – свидетельствуют о возрасте солнечной системы не более чем в 10 тысяч лет.

     

    3. Молодая Луна

     

    О возрасте Луны косвенно свидетельствуют следующие данные. Во‑первых, Луна продолжает остывать, ее поверхность излучает тепла больше, чем получает от Солнца. Во‑вторых, Луна имеет магнитное поле, а приборы, оставленные на ней, фиксировали лунотрясения. Об этом сообщает даже школьный учебник, не делая впрочем очевидного вывода, что у Луны имеется горячее жидкое ядро, которого не могло бы быть у такого малого тела, не имеющего защитной теплоизолирующей атмосферы, если бы этому телу было около миллиарда лет.

    Кроме того, найдено, что Луна удаляется от Земли со скоростью примерно 5 см в год. Два миллиарда лет назад с такими темпами удаления она должна была быть столь близко к Земле, что или упала бы на нее, или вращалась бы столь быстро вокруг Земли, что уничтожила бы всю жизнь на ней гигантскими приливными деформациями.

     

    4. Солнечное сжатие

     

    В 1979 году известный астроном Джек Эдди из обсерватории «Хай Олтитьюд» (Колорадо, США) обнаружил, что Солнце сжимается, причем с такой скоростью, что если сжатие не прекратится, то оно исчезнет в течение сотни тысяч лет. Этот вывод был подтвержден хорошо известной редкостью солнечных нейтрино, отсутствие которых, видимо, означает, что горение Солнца происходит не за счет процессов термоядерного синтеза, как долгое время считали, а благодаря энергии гравитационного сжатия.

    Впоследствии факт сжатия Солнца был неоднократно подтвержден, хотя скорость этого сжатия принимают как можно меньшей – надо же, в конце концов, спасти миллиарднолетний возраст! Но и при самых малых темпах сжатия, оцениваемых в 0,1 секунды дуги в сто лет, миллион лет назад Солнце на нашем небе должно было быть вдвое больше, чем теперь – и это в разгар предполагаемого тогда ледникового периода!

    Единственной возможностью спасти миллиарды лет истории стало предположение о пульсировании Солнца, которое то сжимается, то расширяется, хотя никто не может сказать, что вызывает эти пульсации. Однако за 300 лет, по которым имеются данные наблюдений Солнца, оно поступательно сжимается, так что идея колебаний Солнца – это не более, чем попытка выдать желаемое за действительное.

     

     

    Заключение

     

    Имеются и иные, не менее яркие свидетельства малого времени существования космоса. Следует помнить, что ни одна из этих оценок принципиально не может считаться точной, поскольку никто не наблюдал начала Вселенной и никто не может даже окинуть ее взглядом из другого места, значительно удаленного от нашей Земли. Отсюда следует, что нет решительно никаких оснований полагать миллиарднолетние сроки возникновения космоса сколько‑нибудь достоверными. При этом любой метод датировки прошлого, который дает меньшие ограничения по времени при прочих равных условиях, заведомо более надежен в силу двух основных причин.

    А. Относительно недавние процессы могли протекать с гораздо большей вероятностью похожими на нынешние, чем процессы давние. К примеру, скорость света, как бы она ни изменялась со временем, последнюю тысячу лет наверняка была ближе к своему нынешнему значению, чем когда бы то ни было в отдаленном прошлом.

    Б. В кратковременных процессах менее вероятно вмешательство посторонних факторов и явлений, изменяющих течение процесса, чем это бывает в более продолжительных процессах. Другими словами, обеспечить спокойное и равномерное течение длительного процесса без посторонних вмешательств гораздо сложнее, чем течение процесса кратковременного.

    Нет оснований полагать, что в будущем появятся более точные методы оценки возраста. Проблема постоянства скорости процесса и его начальных условий всегда будет уводить вопрос в область предположений. Подробнее на следующем уроке мы остановимся на более и менее достоверных оценках возраста Земли.

    Но каким бы ни принимать возраст космоса, совершенно невероятным представляется его самопроизвольное возникновение. Закон сохранения не дает материи «разрешения» создать саму себя. Второй закон термодинамики (в его расширении также и на передачу информации) не дает материи «права» саму себя упорядочить. Для того и другого требуется сторонняя причина – Творчество и Промышление Всемогущего и Всеведущего Бога.

     

     

    Урок 3

    Возраст Земли

     

    На прошлом уроке мы рассмотрели свидетельства относительно молодого возраста Вселенной. Наша Земля, как более изученное место космоса, дает еще больше таких же свидетельств. Но прежде чем говорить о них, следует задаться вопросом: на чем конкретно основаны оценки возраста Земли в 4‑5 миллиардов лет? Кто впервые вычислил эти цифры и на основании каких законов природы и фактов науки? Какие современные исследования подтверждают такие огромные цифры?

     

    Униформистская хронология

     

    Оказывается, что все эти датировки основаны на том простом соображении, что земля покрыта громадными слоями осадочных пород в сотни и тысячи метров толщиной, а в современных спокойных условиях эти осадочные породы выпадают довольно медленно. Было сделано предположение,что за всю историю земли ее геологическая структура формировалась, грубо говоря, теми же темпами, что и теперь в спокойном состоянии. Это предположение было названо теорией униформизма и было кратко выражено такой формулой: настоящее – ключ к прошлому, то есть как бы мы ни удалялись в прошлое, все процессы там протекали точно так же, как ныне.

    Эта теория возникла в начале прошлого века и очень удачно состыковалась с эволюционной теорией Дарвина. Миллионы и миллиарды лет очень пригодились бы бактерии, собирающейся превратиться в разумного человека.

    В различных слоях осадочных пород находят окаменелости различных организмов. Несмотря на огромное количество исключений, в общем прослеживается такая закономерность: чем глубже залегают окаменелости, тем проще устроены погребенные организмы. Морские беспозвоночные, рыбы, амфибии, рептилии, звери – такова примерная последовательность окаменелостей, если идти по слоям от глубины к поверхности. В этом увидели последовательность эволюционного развития организмов от простых форм к сложным.

     

    Геологическая колонна

     

    Была составлена так называемая стандартная геохронологическая колонна, приводимая во всех учебниках биологии и геологии, от архейской до кайнозойской эры со всеми их периодами. Следует помнить, что давность эр и периодов и их продолжительность появились в учебниках задолго до того,как хотя бы один физический прибор позволил реально измерить или получить данные для расчета этих цифр. Если вещи называть своими именами, цифры эти взяты просто «с потолка», а на языке школьного учебника биологии это звучит так: «наукой установлено».

    Еще одно обстоятельство, которое следует всегда учитывать при разговоре о геологической колонне: если где‑нибудь на земном шаре начать бурение скважины через слои осадочных пород, то нигде вы не встретите их строгой последовательности, указанной в учебнике. Три‑пять слоев, соответствующих геологическим периодам, вам возможно удастся найти, и хорошо если их последовательность будет правильной, то есть никакой более «старый» слой не лежит поверх более «молодого» – и такое иногда бывает.

    Далее. Физико‑химический состав пород, как правило, ничего не может «сказать» об их возрасте. Одни и те же песчаники или сланцы могут встретиться и в «молодых», и в «старых» слоях. Название слоя – кембрийский, или юрский, или иной какой, – дается по характерным для этого слоя окаменелостям – так называемым руководящим ископаемым. Так для кембрийского слоя руководящими являются трилобиты, а для юрского – динозавры. До сего дня, даже после открытия радиодатировки, метод руководящих ископаемых является основным способом определения возраста данной конкретной породы.

    Итак, геологическая колонна была поставлена на довольно зыбком научном основании. «Подкрепить» ее помогло открытие радиоактивности. Впрочем, и эта поддержка, как мы увидим, не столь уж надежна.

     

    Датировка по радиоактивным элементам

     

    Около ста лет назад, когда прогрессивные геологи были убеждены, что жизнь на земле развивается вот уже многие миллионы лет, была открыта радиоактивность – превращение одних химических элементов в другие. Нашлись на счастье эволюционистам такие элементы, которые превращаются в другие очень медленно, с периодом полураспада в сотни миллионов лет.

    Определив такие длительные периоды полураспада для следующих пар элементов: уран–свинец, калий–аргон, рубидий–стронций, ученые решили использовать этот процесс для измерения давнего времени.

    При этом они приняли следующие неочевидные предположения:

    1. Дочерний элемент не присутствовал в датируемой породе изначально, а образовался толькоблагодаря распаду «материнского». То есть предполагается, что в начале в породе вовсе не было, положим, свинца, а был только один уран. Проверить это, разумеется, невозможно. Но очень сомнительно, чтобы устойчивого элемента изначально не было, а распадающийся элемент был.

    2. Датируемый образец предполагается совершенно замкнутой системой. То есть ни дочерний, ни материнский элемент из него не исчезали и в него не попадали на протяжении всех предполагаемых миллионов лет, которые от него ожидаются. Отсюда сразу следует, что для определения возраста собственно осадочных пород такое условие соблюсти принципиально невозможно. Более или менее правдоподобно выполнение этого условия в вулканических породах – гранитах и базальтах, но тут же возникает проблема, как соотнести возраст вулканической и близлежащей осадочной породы. Есть ли гарантия, что обе породы имеют равный возраст?

    В этом смысле самым ненадежным является калий‑аргоновый метод, поскольку соли калия легко растворимы в воде, а аргон является газом.

    3. Скорость радиораспада полагается постоянной, что также не факт, как мы видели на прошлом уроке, ибо она в прошлом явно была выше, хотя и неизвестно насколько. Следовательно, в прошлом распад шел быстрее, а значит, и рассчитанный возраст будет явно завышенным (рис. 8).

    4. Наконец, следует учитывать редкость этих тяжелых элементов в любых породах и их очень малые концентрации. В этих условиях просчет на несколько атомов дает уже большую погрешность в определении возраста.

    С учетом всех этих непроверяемых, сомнительных, а то и заведомо ложных предположений, неудивительно, что результаты радиодатирования одной и той же породы разными методами дают громадный разброс результатов – в сотни и тысячи раз. Публикуются только те результаты, которые соответствуют геологической колонне и совпадают с возрастом «руководящих ископаемых». Случаются и такие казусы, что возраст совсем недавно изверженных пород «составляет» до 22 миллионов лет, возраст черепа, похожего на человеческий – от 2,6 до 220 млн. лет, возраст живых улиток – 27 тысяч лет. Вряд ли все это можно назвать научным экспериментом. Если ученик на лабораторной работе получает такой разброс результатов, он легко сообразит, что продолжать работу на такой установке бесполезно. Если же при этом учитель будет настаивать на получении хотя бы каких‑то результатов, есть все основания полагать, что ученик их просто «подгонит» под теоретически ожидаемые. Не следует думать, что взрослые ученые поступают всегда намного честнее подобных школьников…

     

    Углеродный метод датирования

     

    Среди радио‑методов несколько особняком стоит углеродный метод, результаты которого для недавних сроков бывают еще более‑менее правдоподобными. Но этим методом никто не пытается измерить геологические сроки в миллионы лет. Дело в том, что период полураспада радиоактивного углерода‑14 составляет около 5700 лет, а для больших сроков все измерения будут заведомо ненадежны, поскольку малая погрешность в определении концентрации приводит к огромной погрешности в измерении возраста. Лучше всего это видно на приводимом графике зависимости концентрации от времени (рис. 9).

    Концентрация распадающегося элемента изменяется по экспоненте и при малых концентрациях график идет очень круто. Малейшее колебание ординаты дает очень сильный разброс по абсциссе.

    Углеродный метод основан на том, что под действием солнечного излучения из азота образуется радиоактивный изотоп углерода 14С. Химически он ведет себя как обычный углерод и быстро окисляется кислородом воздуха. В составе атмосферы всегда присутствует поэтому какое‑то количество углерода‑14. В процессе фотосинтеза он, как и обычный углерод‑12 попадает в ткани растений, затем, возможно, поедается животными и людьми и всегда остается присутствующим в любых живых тканях. Когда организм умирает и погребается без доступа воздуха (в окаменелостях) поступление углерода в ткани прекращается, а углерод‑14 своим темпом распадается и превращается в обычный углерод. Очевидно, чем меньше концентрация углерода‑14 в окаменелости, тем она должна быть древнее.

    Однако и здесь для достоверного измерения нужна четкая уверенность, что углерода‑14 в атмосфере всегда присутствует строго определенная доля, не изменяющаяся за весь датируемый срок. В природе должно быть строгое равновесие: сколько углерода‑14 образуется из азота – ровно столько же должно распадаться. Если не считать нынешнего радиационного загрязнения среды, логично было бы предполагать, что солнце облучает землю за всю ее историю равномерно и, следовательно, скорость образования углерода‑14 постоянна. А вот скорость его распада прямо пропорциональна его концентрации в данный момент – именно поэтому распад любого элемента протекает по экспоненте (см. рис. 9).

    В начале истории земли, когда только началось образование в ее атмосфере 14С, очевидно, концентрация изотопа была столь мала, что скорость распада практически равнялась нулю, между тем как скорость образования была постоянной. Углерод‑14 накапливался и постепенно должна была расти и скорость его распада – пропорционально концентрации. Очевидно, за срок в несколько периодов полураспада скорость распада должна была догнать скорость образования, и тогда наступило бы желаемое равновесие: сколько углерода‑14 образуется, столько же и распадается. Вот с этого момента в истории земли углеродный метод стал бы самым надежным среди прочих методов датировки – лишь бы только солнце не меняло скорости образования 14С.

    Но самое интересное, что как раз этот‑то момент равновесия еще не успел наступить! Хотя об этом не любят вспоминать сторонники униформизма. Лучше всего сказанное иллюстрируется рис. 10.

    На сегодняшний день соотношение между скоростями таково: скорость образования 14С составляет 2,5•10^4 реакций на квадратный метр поверхности земли в секунду, а скорость распада в тех же единицах – 1,6•10^4, то есть в полтора раза меньше!

    Из этого следуют два очень важных вывода:

    1. Содержание углерода‑14 в атмосфере не является постоянным, и потому все данные углеродного анализа, как минимум, сомнительны, а точнее всегда завышены, ибо в прошлом организмы умирали с гораздо меньшим содержанием 14С в костях, и будучи недавними выглядят как древние.

    2. О возрасте земли можно с достаточно большой уверенностью утверждать, что он не превышает 2‑5 периодов полураспада 14С, так как в противном случае скорости образования и распада успели бы выровняться. Итак, поскольку углерод‑14 должен был образовываться в земной атмосфере с самого начала, то ей (земле, ее атмосфере?) не более 10‑30 тысяч лет!

    Конечно, здесь проведена лишь верхняя граница. Скорость образования из‑за большей яркости солнца в прошлом могла быть больше или же меньше, если земная атмосфера была чем‑то еще защищена (магнитным полем или водно‑паровым экраном). Скорость распада могла также быть больше из‑за большей скорости света в прошлом. Так или иначе, ни то, ни другое обстоятельство не позволяют нам увеличить найденный возраст земли сразу на 5‑6 порядков! Зато снизить его вполне способны. О миллиардах лет земной истории не может быть и речи.

    Кстати, здесь мы наглядно видим, как теория униформизма противоречит сама себе. Предположив равномерное и постоянное протекание всех процессов, мы получаем очень серьезные ограничения возраста земли.

     

    Свидетельства молодого возраста Земли

     

    Кроме углеродного анализа, неожиданно показавшего молодость земной атмосферы, есть и другие способы оценки возраста земли, дающие сходные результаты.

     

    1. Океаны

     

    Как известно, каждый год реки приносят в моря и океаны большое количество частиц глины, песка, а также солей и других веществ. Количество каждого вещества, выносимого в океан всеми реками земли, может быть измерено. Если из этих веществ выбрать те, которые хорошо растворимы и могут быть еще добавлены в нынешнюю морскую воду, не давая осадка, то ясно, что эти вещества постепенно накапливаются в океане, все время поступая в него и не имея из него выхода. Измерив концентрацию этих веществ в морской воде и темпы выноса их в океан реками, можно оценить возраст рек.

    При этом мы вновь вынуждены сделать униформистское предположение, что изначальный океан был наполнен дистиллированной водой, не содержал никаких солей. Кроме того, мы не учитываем возможные катастрофы: вулканы, землетрясения и т.п., способные внезапно и сильно обогатить морскую воду солями. По крайней мере, из этих измерений мы можем получить довольно надежную верхнюю границу датировки, старше которой реки быть не могут.

    Результаты таких измерений представим таблицей:

    Чрезвычайно малые сроки, полученные для некоторых элементов, свидетельствуют о сильном экологическом загрязнении. Титана, хрома и марганца, видимо, было в океане слишком мало, а реками до недавнего времени приносилось еще меньше, чтобы можно было определенно судить по нынешним данным выноса о возрасте. Но все остальные перечисленные ионы дают также весьма малые сроки возраста по сравнению с тем, что требуют эволюционисты. Миллиардов лет никак не получается. Только нынешним загрязнением среды эти данные объяснить нельзя. К тому же и они будут сильно завышены, если первобытное море было соленым и соли в него вносят не только реки, но и подводные вулканы.

    Интересен расчет темпа накопления воды в океане за счет извержений вулканов. Известно, что значительную часть извергаемых вулканами материалов составляет вода, которой раньше не было на поверхности земли и которая потом никуда не девается с нее. Ученые отмечают примерно 10‑12 извержений вулканов в год, считая подводные. Их общий ежегодный выброс воды оценивается примерно так, что вся существующая ныне на земле вода должна была скопиться за 350 000 000 лет, то есть в предполагаемую эпоху рыб на земле не было воды!

    Если же подсчитать современные темпы образования прочих вулканических пород, то окажется, что вся земная кора только за счет извержений вулканов должна была сформироваться не более чем за 500 000 000 лет. Значит, в кембрийский период суши не было вообще?

     

    2. Береговая эрозия

     

    Сколько почвы смывается реками в океаны? Если принять нынешние темпы эрозии, окажется, что все континенты на земле должны были быть размыты до уровня моря за 14 миллионов лет, а за пятимиллиардный срок должны были «смыться» реками 440 раз подряд. И это при том, что в прошлом эрозия была, видимо, больше. Единственный выход – принять, что земля молода.

    По современным темпам образования почвы можно полагать, что при нынешней растительности, которая значительно уступает древней по пышности и скорости почвообразования, большинство современных почв должно было сформироваться за 5‑20 тысяч лет (слой в 20 см). Спрашивается, почему за многие миллионы лет органической эволюции мы не живем на сплошных многометровых черноземах? Почему плодородный слой до сих пор измеряется только сантиметрами?

    Известно, что реки делают в своих устьях довольно большие наносы ила и глины. При нынешних темпах заиления река Миссисипи, к примеру, «закупорила» бы свою дельту не более чем за 5000 лет. И это при том, что раньше река была еще больше и делала бо́льшие наносы.

     

    3. Магнитное поле Земли

     

    Впервые магнитное поле земли было измерено в 1835 году и с тех пор достаточно быстро снижается. Величина его должна была уменьшиться вдвое за 1400 лет. Это значит, что если оно изменялось непрерывно, то уже 10 000 лет назад оно должно было быть столь велико, что жизнь на такой планете была бы невозможна. Таким магнитным полем обладают очень горячие «магнитные» звезды.

    Логично предположить, что сейчас магнитное поле возвращается к своему нормальному состоянию после какой‑то глобальной катастрофы. Но если так, то вновь теория униформизма находит свое внутреннее противоречие: или примите 10 000 лет постепенного развития, или считайте, что развитие земли не было спокойным и плавным, а включало катастрофы, но тогда рушатся самые зыбкие основы миллионолетней постепеннойхронологии. Если на структуру нашей планеты главное влияние оказали катастрофы, то не остается вообще ни малейшего основания предполагать возраст земли в миллионы лет.

     

    4. Атмосферный гелий

     

    Еще одно остроумное доказательство молодости земли дает исследование верхних слоев атмосферы с помощью спутников.

    Предположим, что урано‑свинцовая хронология, дающая миллиарды лет существования земли верна. Тогда весь свинец на планете является продуктом распада урана. Но известно, что еще одним побочным продуктом этой реакции являются альфа‑частицы, то есть гелий. Как наиболее легкий газ, гелий должен был бы накапливаться в верхних слоях атмосферы. Атмосфера же вовсе не теряет гелия, а по‑видимому, даже наоборот приобретает его благодаря космическому альфа‑излучению. За миллиарды лет образования свинца и гелия из урана в верхних слоях атмосферы должно было накопиться гелия в сотни тысяч раз больше, чем его есть на самом деле. А на самом деле его в атмосфере столько, что он мог накопиться не более чем за несколько десятков тысяч лет (при условии, что сначала его там вовсе не было).

    Еще одно возражение одновременно и против большого возраста земли и против ураново‑свинцовой датировки, на которой основываются предположения о старой земле.

    Кстати, эта оценка возраста земли по гелию довольна надежна. Гелий «лежит» в тех местах, которые не потрясаются вулканами или землетрясениями, или потопами, которые не погребаются осадочными породами.

     

    5. Выход нефти и газа под давлением

     

    Когда бурильщики сверлят нефтяные скважины, чаще всего нефть выбивает из‑под земли фонтаном, в котором умываются довольные геологи. Нефть с большой глубины поднимается на высоту довольно высокого гидростатического столба и тем не менее образует фонтан. Почему?

    Осадочные породы, которыми окружена нефть, имеют некую пористость, хотя бы малую. Даже неспециалисту ясно, что за миллионы лет нефть должна была бы «стравить» свое давление через эти пористые породы. Специалисты же указывают, что если нефтяным месторождениям было бы более 10‑100 тысяч лет, давления в них и вовсе не было бы. Кстати, из факта нефтяного давления следует и то, что нефть могла образоваться только в результате катастрофы, когда исходный материал был внезапно погребен массивными слоями осадочных пород, создавших требуемое давление, под которым происходило дальнейшее формирование нефти. Невозможно представить себе, чтобы нефть образовывалась постепенно в условиях равновесия с окружающей средой, без высоких температур и давлений и при этом содержалась бы среди пород под громадным давлением.

    Лабораторные опыты по искусственному созданию нефти подтвердили, что для ее образования требуются не миллионы лет, а нужный режим давления и температуры.

     

    6. Каменноугольные пласты

     

    То же самое можно сказать и о каменноугольных залежах. Они не могли сформироваться за миллионы лет просто лежа в болоте. В этом случае деревья, как известно, просто гниют. Каменный уголь мог сформироваться только внезапным и быстрым погребением целого леса гигантских тропических деревьев, так чтобы в этой «лесной могиле» были созданы подходящие температура и давление. Лабораторные опыты, в результате которых из обычной древесины менее чем за месяц получается антрацит, показывают, что и для образования угля нужны не миллионы лет, а просто высокая температура и давление при отсутствии кислорода. То есть нужна была катастрофа – быстрое и внезапное погребение леса под горячими породами.

    Теорию постепенного образования залежей угля опровергают частые находки так называемых полистратов – окаменевших древесных стволов, пронизывающих несколько осадочных слоев поперек, когда дерево окаменело вертикально. Особенно эффектно смотрятся полистраты, расположенные корнями вверх! Как тут можно говорить об образовании каждого пласта в течение миллионов лет? Кстати, при постепенном отложении любых пород в течение столь долгого времени не было бы видно вообще никаких слоев с четкими границами.

    Однако могут указать на огромные залежи угля, которые вроде бы должны формироваться за много поколений растений. Но и здесь расчет показывает, что в мировых запасах угля содержится в 1,4 раза больше углерода, чем во всех растениях, которые могли бы покрыть землю так обильно, как в нынешних экваториальных лесах. Но древняя растительность и была намного пышнее даже современных экваториальных лесов – в этом согласны все палеонтологи, независимо от того, какие сроки давности они дают этой древней флоре. Кроме того, сама площадь суши, как мы увидим далее, должна была быть намного больше, чем теперь.

    Наконец, весьма интересно то обстоятельство, что углеродные датировки каменноугольных слоев дают сроки не в миллионы, а в тысячи лет. И это при том, что углеродный метод, как мы видели, склонен не занижать, а наоборот, завышать возраст.

     

    7. Некоторые ископаемые сюрпризы

     

    Теория постепенного и долговременного образования осадочных пород не может объяснить не только происхождение нефти, угля и газа. Непреодолимой трудностью для нее является само возникновение окаменелостей. Чтобы тело животного, или хотя бы кости, не разложились, требуется мгновенное и полное его погребение в плотной породе без доступа воздуха. Окаменелость образуется, когда полости в костях заполняются породой, дальнейшее разложение уже не происходит. Но представьте себе, как погребсти, положим, какого‑нибудь диплодока, размером чуть ли не в два автобуса?

    Вспоминается популярная книжка американского палеонтолога Эндрюза «Диковинные звери» о раскопках древних млекопитающих в пустыне Гоби. Автор – горячий эволюционист. Ему приходится часто сочинять такого рода сюжет. Идет, положим, мастодонт (разновидность слона) или белуджитерий (он же индрикотерий – 10‑метровый безрогий носорог), подходит к болоту, где растут всякие вкусные растения, увлекается обедом и не замечает, как его начинает засасывать пучина. Потом бедняга долго бьется в агонии, но все напрасно. Что‑то очень много должно было быть таких болот на земле, содержащих тысячи различных животных из разных периодов и даже из разных эр! Млекопитающие лежат в этих «болотах» рядом с земноводными и динозаврами. И каждую новую жертву «болото» столь заботливо покрывало толстым слоем породы, хотя бы это была многотонная туша, чтобы сохранить палеонтологам в возможно более целом виде.

    Все это не очень похоже на болото, но зато вполне соответствует тому взгляду, что богатая флора и фауна прошлого была уничтожена всемирным потопом – гигантским извержением воды и пород, смывших и заваливших осадками все живое. Подробнее об этом речь будет впереди, а пока остановимся лишь на некоторых необъяснимых с точки зрения эволюционного долголетия находках.

    В июне 1982 года в долине реки Пэлюкси (в иных источниках ее же именуют Палакси‑Ривер, штат Техас) после ливневых дождей обнажился слой породы, традиционно датируемый в 110 млн. лет, а на нем прекрасно сохранившиеся сотни отпечатков лап динозавров и ступней человека. Причем имеются двойные отпечатки: когда человек наступил в след динозавра или динозавр раздавил человеческий след. Антропологи вынуждены признать, что отпечатки ступней в точности соответствуют ногам современного человека.

    В тех же местах в Техасе при разломе песчаника, датируемого 450 млн. лет, был обнаружен «замурованный» в породу кованый железный молоток с остатками деревянной рукояти. Попасть туда он мог лишь до того, как слой застыл. Подобно тому, как и следы динозавров и людей должны были отпечататься на цементообразной породе непосредственно перед ее затвердеванием.

    На следующий же год аналогичное пересечение следов динозавров и людей было обнаружено в горах Кугитанг‑Тау в Туркмении, но о них промелькнуло лишь краткое сообщение в советской прессе. Такого рода находки вовсе не нужны были государственно‑атеистической науке.

    В запасниках Британского музея до сих пор хранится человеческий скелет, обнаруженный замурованным в цельной известковой глыбе, более прочной, чем статуарный мрамор, и датируемой 12‑25 млн. лет. Находка была привезена с Гваделупы и подарена музею в 1812 году, но во времена триумфа теории Дарвина была изъята из экспозиции.

    Никаких сомнений в том, что скелет принадлежит молодой женщине, ничем не отличающейся от современных, нет. Кости переломаны и вывернуты так, как это может совершить только поток воды или грязи. По‑видимому, этот поток и послужил причиной смерти, поскольку окружающая скелет порода наполнена органическим веществом. Погребение произошло в момент смерти или сразу же после нее. Ученые эволюционисты, исследовавшие породы Карибского бассейна, тщательно избегали рассмотрения этой находки и последний раз она упоминается в геологическом отчете за 1901 год.

    Подобные же находки окаменелых человеческих костей – полностью идентичных современным! – и относящиеся к породам, традиционно датируемым в 10‑12 млн. лет, были обнаружены и в других местах: трижды в Англии, дважды в Италии и во Франции, в Южной Африке, в Австралии, в США. Эти современные люди, если верить датировке геологов, жили задолго до своих воображаемых предков‑обезьян, австралопитеков и питекантропов.

    Еще одно простейшее соображение. Если современные люди жили на земле уже десятки тысяч лет, то как объяснить, что проблема демографического взрыва стала перед нами лишь в последнее столетие? Или население земли целыми тысячелетиями вовсе не росло? Почему все следы цивилизации имеют на земле возраст не более 5000 лет? Чем занимались люди остальные десятки тысяч лет свой эволюции, когда уже обрели современный вид и трудовые навыки? Почему, наконец, в земной коре находят так мало человеческих костей, когда на каждом квадратном метре они должны были скопиться во множестве? А если все их кости бесследно исчезли, то как могли сгнить каменные орудия, которыми люди пользовались столько тысяч лет?

    Итак, концы с концами явно не сходятся. Миллионолетние датировки не выдерживают проверки фактами. В этом случае ими легче всего просто пренебрегать – для спасения теории.

     

     

    Заключение

     

    Итак, у нас есть все основания полагать, что возраст Земли и Вселенной исчисляется тысячами лет, и нет никаких доказательств миллионных и миллиардных сроков жизни. Но если в распоряжении эволюции имелись лишь такие сжатые сроки, то ни один, даже самый смелый, эволюционист не возьмется строить эволюционные модели в столь стесненных временными рамками условиях. Генеалогические древа, ведущие от бактерии к человеку, не могут расти так быстро даже в школьных учебниках.

    Но против теории эволюции имеются и более конкретные доказательства из области биохимии, генетики, палеонтологии, демографии, филологии, к рассмотрению которых мы и перейдем. К тому же мы не ставим себе самоцелью только опровержение эволюции, т.е. рассказа о том, чего не было и почему его не было. Надо показать, и как оно былона самом деле. Если не эволюция, то что вместо нее?

     

    Приложение к уроку 3

    Расчет возраста земной атмосферы по методу углерод‑14

     

    Говоря об углеродном методе датировки, мы отметили, что скорость образования углерода‑14 в атмосфере выше скорости распада его. Эта разница возникает вследствие того, что равновесное состояние еще не достигнуто. Скорость образования 14С примерно постоянна, а скорость распада, пропорциональная концентрации, продолжает еще расти, догоняя скорость образования. Только когда скорости образования и распада уравняются, наступит равновесное состояние и концентрация 14С существенно меняться не будет.

    Попробуем определить закон изменения концентрации 14С в атмосфере, исходя из следующих простых предположений:

    1. Будем считать, что скорость образования постоянна во времени и равна нынешнему значению и =2,5·10^4 атомов/м2·с. Здесь мы пренебрегаем тем, что солнечная активность может меняться со временем, а также и тем, что защищенность атмосферы от солнечного излучения также может быть разной в разные времена. По окончании расчета мы постараемся хотя бы качественно учесть влияние этих факторов.

    2. Будем считать скорость распада строго пропорциональной концентрации изотопа, т.е. в любой момент времени будем полагать

     

     v = kс, (1)

     

    где v– скорость распада в тех же единицах, что и u– скорость образования, с– концентрация 14С в данный момент, k– постоянный коэффициент, не зависящий от времени, что строго говоря неверно, если скорость света меняется.

    3. Начальную концентрацию 14С в атмосфере примем равной нулю. Если верно соотношение (1), то распад 14С должен происходить по обычному закону радиоактивного распада:

     

     с = c0·exp(– kt).(2)

     

    По этой формуле можно найти связь между коэффициентом kи периодом полураспада Т(0,5). Действительно, по определению Т(0,5):

     

    0,5с0 = c0·exp(– kТ(0,5)).

     

    Откуда:

     

     k= –ln0,5/Т(0,5).(3)

     

    Таким образом, зная период полураспада, будем полагать известным и k. Теперь постараемся вывести закон изменения концентрации 14С в атмосфере земли, а с использованием его и известных на сегодняшний день значений скоростей образования и распада, определим возраст атмосферы земли в нашей модели.

    В произвольный момент времени tвыделим некоторый малый промежуток dt,в продолжение которого концентрация 14С изменится так мало, что скорость распада останется практически неизменной. За это время концентрация сизменится на dc<<c. Найти это приращение концентрации можно как разность между образованием и распадом. За время dtобразуется udtатомов углерода, а распадется vdt.Таким образом:

     

    dc= udt – vdt

     

    или, используя (1):

     

    dc= udt – kcdt.

     

    Поделив обе части на dt,получим:

     

     dc/dt = u – kc (4)

     

    или в иных обозначениях:

     

    с' = u – kс.

     

    Если теперь мы перейдем к пределу при dtстремящемся к нулю, наше приблизительное равенство станет строгим. Когда в курсе математики вводится понятие производной, проделываются аналогичные операции над малыми приращениями аргумента и функции.

    Полученное нами уравнение является простейшим дифференциальным уравнением. Его решением является не число, а функция, т.е. формула зависимости сот t.

    Дифференциальных уравнений в средней школе не решают, но мы постараемся угадать решение такого простого уравнения, вспомнив свойства показательной функции.

    Уравнение (4) показывает нам такую функцию, производная которой пропорциональна ей самой. Вы уже знаете, что это свойство показательной функции.

    Для удобства решения (4) произведем в нем замену переменной. Введем новую переменную

     

     z = и – kс.(5)

     

    Возьмем производную от обеих частей:

     

     z' = – kc.(6)

     

    Теперь подставим в (4) и получим:

     

     z' = – kz.(7)

     

    Мы догадываемся, что функция zесть экспонента.

    И действительно, уравнению (7) удовлетворит любая функция вида z = A·exp(‑kt),в чем легко убедиться, взяв от нее производную. Нужно только полагать, что постоянная А не зависит от времени.

    Чтобы теперь найти нужное из множества решений дифференциального уравнения – иными словами, чтобы определить нужное нам значение постоянной А, используем начальное условие.

    Но для этого вернемся к прежней переменной свместо z.Получим:

     

     и – кс =A·exp(– kt)(8)

     

    Наше начальное условие есть предположение о том, что при при t=0 и с=0. Подставив эти значения в (8), получим, что А = и.Иными словами,

     

     и – kс = и·exp(– kt) (9)

     

    или, разрешая относительно с:

     

     c= (u/k)·(1 exp(– kt)) (10)

     

    График этой функции очень похож на зависимость скорости изменения концентрации от времени, который мы уже разбирали на уроке (рис. 10). Ясно, что так и должно быть, если скорость пропорциональна концентрации, т.е. производная функции пропорциональна ей самой. Концентрация стремится к своему равновесному значению. При этом равновесном значении скорости образования и распада станут равными, и концентрация, соответственно, меняться не будет.

    Современный момент на этом графике обозначим буквой Т. Ясно, что эта точка довольно далеко отстоит от равновесного состояния. Как ее определить? Можно было бы использовать значение концентрации 14С в современных живых организмах, вообще на поверхности земли, подставив это значение в (10) и разрешив его относительно Т.

    Мы же, располагая данными только современных скоростей образования и распада, возьмем производную от (10) и приравняем к разности современных значений u и v,известных нам на нынешний день.

    Действительно, согласно (4):

     

     с'= и·кс – u·v.(11)

     

    Нужно только вместо vподставить современное значение скорости распада. Итак, берем производную от выражения (10):

     

     с'= u·exp(– kt). (12)

     

    И из (11) и (12) находим:

     

     T = ln(1 (v/u))/k. (13)

     

    Или, заменяя согласно (3) k на Т0,5, получим:

     

    T = T(0,5)·ln(1  (v/u))/ln0,5. (14)

     

    Подставляя в (14) экспериментальные данные и= 2,5·10^4, v= 1,6·10^4 атомов/м2·с и Т(0,5) = 5700 лет, получим Т= 8400 лет. Это вполне правдоподобные цифры, и теперь у нас есть даже возможность качественно оценить влияние наших упрощающих предположений, сделанных в самом начале.

    Прежде всего, если скорость образования 14С была меньше, чем ныне, благодаря вероятно существовавшему защитному водно‑паровому экрану земли, то из (14) следует, что и Т должно быть меньше, то есть 8400 лет – завышенная цифра возраста.

    Далее, если скорость света в прошлом была больше и распад шел быстрее, то и период полураспада был меньше, – значит, по (14) и наше значение Т также должно быть меньше.

    Мы полагаем, что такой закон нарастания концентрации, который дает нам формула (10), следовало бы считать действующим, начиная со времени после потопа. До потопа облучение атмосферы было, очевидно, существенно меньше теперешнего благодаря водно‑паровому экрану. Полученное же нами значение возраста несколько завышено по сравнению с библейским значением – очевидно, благодаря трудно учитываемому изменению скорости света, а значит, и плохо предсказуемому нарастанию периода полураспада со временем.

    В любом случае 8400 лет – скорее завышенное, чем заниженное значение возраста облучаемой атмосферы.

    Вот что реально дает ученым углеродный метод. Будучи задуман, как оружие против креационизма, он по Промыслу Божию сыграл самую серьезную роль в подтверждении теории недавнего сотворения земли.

     

     

    Урок 4

    Возможно ли самопроизвольное возникновение жизни?

     

    На первом уроке мы уже рассмотрели хромосомы в клетках как огромные компактные хранилища генной информации, тщательно копируемой и воспроизводимой. Законы передачи информации доказывают нам, что такая система не могла возникнуть случайно, сама собою, без воздействия всемогущего Разума.

    Однако вспомним, что говорится в школьном учебнике о происхождении жизни из неживой материи. Приводится гипотеза академика А.И. Опарина о случайном синтезе сложных молекул и их собирании в первобытном океане в сгустки – коацерватные капли, которые послужили основой возникновения некой праклетки, начавшей поглощать другие сложные молекулы из раствора и воспроизводить саму себя.

    Приводится и дата возникновения этой гипотезы – 1924 год, заставляющая задуматься. Возможно ли было объективное научное исследование в такие времена в России? Что стало бы с ученым, если бы он заявил, что жизнь не может возникнуть сама собою, а может быть только создана Творцом? Кроме того, что знали ученые о клетке в те годы, когда не было еще электронного микроскопа, когда никто не знал толком, что такое генная информация и как она конкретно передается? Как развивалась молекулярная биология в продолжение 70 лет после возникновения этой «гениальной» идеи и неужели наука до сих пор все еще принимает ее всерьез?

    Интересный, хотя косвенный, ответ дает нам пособие для учителей по проведению уроков биологии. Приведем несколько пространную цитату, школьники ныне вправе узнать один профессиональный секрет своих педагогов:

    «Принятое распределение материала по годам обучения педагогически обосновано. Ознакомление учащихся с эволюционным учением в 9‑м (ныне – 10‑м) классе… помогает установлению и развитию исторического подхода к изучению проблем, составляющих содержание курса 10 (11) класса. К изучению его сложнейших вопросов десятиклассники подходят вооруженные знаниями общей теории развития живой природы. Без такой мировоззренческой подготовки клетка с ее тончайшими структурами, саморегулированием, самовоспроизведением, биологическим синтезом белка и передачей наследственной информации показалась бы чудом и могла вызвать мистические представления. Изучение дарвинизма в 9‑м классе обеспечивает понимание клетки со всей ее слаженностью и согласованностью систем, как результата естественного отбора».

    Не дай Бог, еще в Бога уверуют! – так можно точнее и проще выразить эту яркую мысль.

    Давление идеологической установки на преподавание естественных наук, особенно биологии, заметно впрочем не только у нас в стране, но и на Западе. Фактор Божественного чуда из науки усиленно изгоняется. Спрашивается: зачем? Если клетка действительно есть результат естественного отбора, то изучи ее получше – и сам легко придешь к выводам Дарвина и Опарина. Не нужна будет предварительная материалистическая обработка сознания. Но в том‑то и дело, что из современных ученых никто не возьмет на себя смелость высказать принародно такую теорию, которая хорошо смотрелась 70 или 150 лет назад на фоне общего незнаниятех фактов биологии, которые мы знаем сейчас.

     

    Ошибки гипотезы Опарина

     

    Самопроизвольное возникновение сложной органической молекулы противоречит законам термодинамики. Всякая система стремится к минимуму своей потенциальной энергии и к наибольшему беспорядку в себе. Иногда минимум потенциальной энергии требует установки некоего порядка: так образуется красивая шестилучевая снежинка или монокристалл алмаза. При этом порядке расположение молекул или атомов в решетке наиболее энергетически выгодно. Чтобы растопить снежинку или кристалл, надо затратить энергию. Но снежинка и кристалл несут в себе очень мало информации. По ним можно разгадать лишь пространственную структуру молекулы воды или кристаллической решетки. Кстати, при абсолютном нуле упорядоченность всех атомов максимальна, никакого хаоса нет – в этом состоит третье начало термодинамики, которое не проходят в школе. Но порядок этот таков, что в нем практически нет информации, и ее невозможно передать. Это казарменный порядок, внутри которого не может быть разнообразия идей.

    Совсем не так обстоит дело с любыми сложными органическими молекулами. Все они высокоэнергичны. Сжигая в топке дрова или уголь, мы легко в этом убеждаемся. На синтез любых органических веществ требуется энергия, – при их распаде она выделяется. А со снежинкой и с кристаллом все происходит наоборот: на растопку нужна энергия, при кристаллизации она выделяется.

    Итак, если органическая молекула будет предоставлена сама себе, она устремится к минимуму энергии – то есть к распаду. К распаду она устремится и потому, что это более беспорядочное состояние. Если снежинка устремится к минимуму энергии – возникает простенький порядок. Беспорядок и минимум энергии как бы борются между собой за структуру снежинки: чья возьмет, еще неизвестно, это зависит от подвода или отвода тепла.

    Но с органической молекулой происходит не так. И стремление к беспорядку, и стремление к минимуму энергии здесь не борются, а дружными усилиями разваливают молекулу на возможно более мелкие части. Потому синтез сложной органической молекулы очень сложен: он требует и подвода энергии и своевременного вывода случайно образовавшейся молекулы из‑под действия этой энергии, иначе она развалит синтезированное образование и при том с большей охотою, чем вынуждена была его строить.

    Итак, главная ошибка Опарина состоит в том, что он не учел гораздо большую интенсивность реакций распада (обратных реакций) по сравнению с реакциями синтеза. Если есть какая‑то вероятность, что молекула, положим, некой аминокислоты может возникнуть в условиях «первобытного бульона» из неорганических веществ, то гораздо больше вероятность того, что эта молекула в этих же условиях распадется. Синтезировать такую молекулу природа должна по принципу: получилось – унеси, спрячь и никому не показывай, а не то рассыплется.

    Совершенной сказкой звучат рассуждения о том, как крупные молекулы собираются в коацерватные капли и начинают взаимодействовать друг с другом по образу будущего питания. Видал ли где‑нибудь кто‑нибудь в лаборатории что‑то подобное? К тому же для синтеза молекул предполагались задействованными разряды электричества, молнии, а для коацервации требуются спокойные условия. Как выполнить эти требования одновременно?

    Но предположим невероятное: необходимое количество биологических аминокислот собралось в одном месте и они не распадаются, каждую секунду вступая друг с другом по сто раз в реакцию. Какова вероятность того, что самопроизвольно в результате этих реакций составится простенький белок из 100 аминокислот, подобранных в строгой последовательности? Если вспомнить пример из первого урока и повторить расчет, то мы легко получим, что вероятность этого события равняется (1/20)^100, поскольку в белках используется 20 видов аминокислот, и вероятность того, что именно нужная молекула встанет на каждое конкретное место, равна 1/20.

    Для того, чтобы представить себе, как мала полученная вероятность, проведем следующие расчеты. Во всей видимой Вселенной приближенно насчитывают 10^80 элементарных частиц. Представим себе, что это не элементарные частицы, а только биологические аминокислоты, которые вступают во взаимодействие миллиард раз в секунду на протяжении тридцати миллиардов лет (самый большой из предполагаемых возрастов Вселенной). Но и тогда произойдет только 10^107 реакций. В миллиарде миллиардов таких Вселенных не произойдет при таких условиях достаточного количества реакций, чтобы их хватило на перебор нужного количества комбинаций, и то при условии, что каждая неудачно построенная комбинация тотчас разбирается и возвращается в исходное положение. Что говорить тогда о капле в этом космосе – о земном океане. Сколько миллиардов миллиардов лет понадобилось бы ему, чтобы даже при таких фантастически удобных условиях собрать самую простейшую из биологических макромолекул? Между тем в самой примитивной клетке этих молекул сотни и тысячи!

    На этом, кажется, вполне можно остановиться в подсчетах вероятности и под грудой сверхастрономических цифр навсегда похоронить гипотезу Опарина. Самые условия для расчета вероятностей выбраны нами благоприятными до невозможности. Тем не менее, даже имея возможность сделать указанный простенький расчет, очень солидные ученые тратили годы и десятилетия, чтобы доказать гипотезу Опарина экспериментально.

     

    Опыты С. Миллера

     

    Школьный учебник упоминает об экспериментах Миллера по синтезу аминокислот и белков в условиях предполагаемой первичной атмосферы земли. К сожалению, ничего не говорится о реальных результатах этого очень сложного эксперимента, а они весьма показательны.

    Миллер, пропустил разряды электричества в 60 киловольт через кипящую смесь воды, метана, водорода и аммиака. Как и следовало ожидать, продукты реакции тут же разлагались ее обратным ходом. Миллер использовал холодильный сепаратор, позволявший быстро удалить продукты из зоны реакции. (Где и какой слепой случай создал бы такой аппарат на первобытной земле? А без него у эксперимента не было бы вообще никакого результата.)

    Из продукта реакции – клейкой дегтеобразной смеси – удалось выделить две простейших аминокислоты, содержащихся в белках – глицин и аланин. Прочих 18 видов аминокислот, содержащихся в белках, так и не удалось получить. Впрочем, были получены аминокислоты, вообще не содержащиеся в белках.

    Были и другие подобные попытки, но не более удачные.

    Следует отметить, что искусственный синтез хотя бы какого‑то «фрагмента живого» из неорганических веществ свидетельствовал бы о высокой точности и грамотной постановке тончайшего и сложнейшего эксперимента, а вовсе не о неизбежности случайного возникновения жизни. В книгах по креационной науке часто встречается такой рисунок (рис. 11). Это свидетельство против самого себя!

    Нет нужды говорить о том, как далеки результаты этих опытов от самого простейшего белка и как далек был бы сам этот белок от простейшей живой клетки.

     

    Пространственная изомерия

     

    В курсе органической химии вы ознакомились с явлением изомерии, когда два вещества могут иметь одинаковый состав молекулы, то есть в точности равное количество атомов каждого элемента, но молекулы эти различаются пространственным расположением атомов. Это явление характерно и для биологических аминокислот. Как известно, общая формула аминокислоты такова:

    R – радикал, свой особый для каждой аминокислоты.

    Эту формулу можно переписать иначе:

    Оказывается, что это не одно и то же. Пространственное расположение аминной и карбоксильной групп влияет на свойства не только аминокислоты, но, главное, на свойства составленного из нее полимера. Если составить пространственную модель молекулы, то станет видно, что первая форма расположения является зеркальным отображением второй. Поэтому и принято различать так называемые правые и левые формы изомеров.

    Возникновение правой или левой формы в процессе миллеровского синтеза равновероятно, поэтому полученная им смесь аминокислот содержит равное соотношение правых и левых форм. Но интересно то, что в живых белках встречаются только левые формы аминокислот, которые только и могут придать белкам спирально закрученную форму. Какая молния или какие коацерваты сумели так тщательно разделить изомеры, химически почти неразделимые?

    Подобная же изомерия наблюдается у сахарозы, входящей в состав нуклеиновых кислот, причем все биологические сахарозы – правые изомеры. Как они могли отделиться в воображаемом первобытном бульоне от своих левых изомеров – химики не могут себе даже представить, не то что воспроизвести экспериментально. Кроме того, сахарозы могли бы соединиться с азотистыми основаниями и фосфорной кислотой множеством различных способов, которые нигде в живой ДНК не встречаются. Все это полагает непреодолимую преграду самопроизвольному возникновению жизни.

     

    Проблема кислорода

     

    Разработчики идеи самопроизвольного возникновения жизни вслед за Опариным считают, что в первобытной атмосфере не должно было содержаться свободного кислорода, иначе он окислил бы и разложил формирующиеся белки. Окисленное состояние одновременно и энергетически выгоднее, и беспорядочнее, чем состояние сложной молекулы.

    Но геологи отвергли эту идею, поскольку самые древние, какие только существуют на земле, осадочные породы содержат окисленное трехвалентное железо и карбонаты, то есть вещества с высоким содержанием связанного кислорода, которые вряд ли могли возникнуть в бескислородной атмосфере.

    Кроме того, если ранняя атмосфера не содержала кислорода, то она не могла иметь и защитного озонового экрана и свободно пропускала полный спектр смертоносных ультрафиолетовых лучей, к которым особенно чувствительны нуклеиновые кислоты. Это излучение должно было моментально уничтожить любые компоненты жизни при самом их зарождении. Печальный выбор стоял бы перед такими сложными молекулами – кто их уничтожит: если не кислород, то ультрафиолет, а если не ультрафиолет – значит, кислород.

     

    Проблема последовательности возникновения

     

    Еще одно очень важное условие возникновения самой примитивной формы жизни – это одновременное появление на свет в одном месте и в связанном в виде и белков, и нуклеиновых кислот, кодирующих эти белки. Синтез нуклеиновых кислот производится с помощью белков‑ферментов, а сами белки синтезируются по программе, записанной и переданной с помощью нуклеиновых кислот. Кроме того, в живой клетке всегда присутствуют исключающие друг друга белки. Если убрать некоторые препятствия, эти вещества тотчас взаимно уничтожат друг друга. Далее, клеточная мембрана обеспечивает условия внутри клетки, дающие возможность синтеза белка, но сама эта мембрана также состоит из белков.

    Подобные примеры можно продолжить, но уже и так совершенно ясно одно: ни один из элементов живой клетки не мог возникнуть раньше других, ни один не мог улучшиться или развиться сам по себе, независимо от других. Все молекулы, составляющие клетку, должны «шагать» в ногу на всем пути своей воображаемой эволюции. Вероятность же такого развития еще более ничтожна, чем возникновение белковой молекулы.

    Проще сказать, самопроизвольное возникновение жизни настолько невероятно, настолько противоречит законам природы и любым предполагаемым условиям на земле, что серьезные ученые давно уже в это не верят, предоставив, впрочем, педагогам забивать юные головы баснями про коацерватные капли. Но и признать сотворение жизни Единым Всесильным Творцом решаются немногие. Большинство же или вовсе не говорит на эту тему, как Дарвин в свое время, или сочиняют новые басни о наличии в космосе повсюду неких семян жизни, или о принесении жизни на землю какими‑то пришельцами из космоса. Но как могли возникнуть эти семена где бы то ни было? – Все приведенные против этого возражения остаются в силе.

    Удивительно, как много интеллектуальных и материальных жертв принесло и приносит человечество различным своим атеистическим химерам. Сколько лет нужно было трудиться над заведомо безнадежным экспериментом Миллера (а ведь подобным поиском занималась не одна лаборатория). Сколько сил тратится на поиск космического разума с орбитальных радиотелескопов, чрезвычайно дорогостоящих! Поистине, алхимики средневековья, пытавшиеся из смолы и грязных тряпок «сварить» живого человечка, не так уж глупо смотрятся на фоне современных ученых‑материалистов, синтезирующих клетку в пробирке!

     

     

    Урок 5

    Научные опровержения макроэволюции

    (Палеонтология, эмбриология, морфология, естественный отбор)

     

    Эволюция – не факт, а теория

     

    Как известно, теория Дарвина есть некое объяснение возникновения жизни и ее развития от простых форм к сложным, исключающее какое‑либо сверхъестественное вмешательство на каком‑либо этапе этого пути. Любую теорию следует отличать от научных фактов. Фактами именуются такие процессы или события, которые можно проверить наблюдением или опытом. Например, возможность синтеза аминокислоты глицина в опыте Миллера есть факт, который при необходимости можно легко проверить. Наличие давления в нефтяных месторождениях также есть факт, который также можно проверить. Отсутствие гелия в атмосфере земли также есть факт, доступный проверке.

    Истинная наука кладет в свою основу факты – данные наблюдений и опытов. Безусловно, не все процессы в мире поддаются наблюдению или эксперименту, прежде всего те из них, которые не доступны людям по причине удаления в пространстве или во времени. Например, характер излучения далеких квазаров нам неясен по причине их удаления в пространстве.

    Возникновение и развитие жизни недоступно нашим наблюдениям или опытам, потому что оно отстоит от нас в слишком далеком прошлом.

    Для объяснения связи между фактами наука оперирует различными теориями, которые еще не являются сами твердо установленными фактами или законами природы. Теория может объяснить некоторое количество фактов, иные же факты могут в нее не «вписаться». Хорошей проверкой верности теории является ее способность факты предсказать, с тем чтобы последующие опыты подтвердили предсказание и саму теорию.

    В этом смысле главное предположение эволюции – о том, что все виды существующей жизни развились из немногих самых простейших ее форм путем случайных наследственных изменений и их «проверки» естественным отбором – является не более, чем теорией. На нынешнем уроке мы и сопоставим ее с фактами биологических наук.

     

    Хронологическое несоответствие

     

    Последовательность эволюционных превращений требует по самой теории миллионолетних сроков. Если бы удалось за столетние или тысячелетние сроки хотя бы один раз наблюдать превращение животного или растения в существенно иные формы – то есть возникновение новых классов или типов живых существ – можно было бы говорить о возможности протекания эволюции в тысячелетние сроки. Но поскольку ничего подобного за всю свою историю человечество не наблюдало в природе ни разу и никогда не могло получить искусственно, то эволюционисты и требуют длительных временных промежутков, не доказывая впрочем, почему если не хватило тысячи лет, то хватит десятка миллионов.

    Однако же, как мы видели выше, у нас нет никаких серьезных оснований доверять эволюционной хронологии, но есть все основания ее отвергнуть согласно изложенным фактам. Тогда для протекания эволюционного развития практически не остается времени. За тысячу лет вывести из бактерии человека не представляется возможным никому из сторонников эволюции.

     

    Палеонтологические проблемы эволюции

     

    Дарвин считал, что видоизменение происходит путем постепенного накопления новых признаков у растений и животных, которые в случае их полезности для организма закрепляются естественным отбором. При таких условиях вся воображаемая геологическая колонна должна была быть наполнена в основном переходными формами, каждая из которых сохраняет признаки и предка (все более исчезающие) и потомка (все более нарастающие). В том, что было найдено палеонтологами ко временам Дарвина, сам он не увидел ничего похожего, но объяснил это существенной неполнотой геологической летописи, признав, что отсутствие промежуточных форм есть главное возражение против его теории.

    Со времен Дарвина палеонтология работала уже почти 150 лет и за это время накопила и изучила миллион миллионов окаменелых остатков организмов. Но никто из ученых не видит в этом многообразии ни одной эволюционной последовательности, переходящей от одного класса или типа к другому. Лишь некоторые формы принято считать переходными (хотя и это не совсем корректно, но об этом скажем далее), однако для подтверждения схемы Дарвина требуются не единичные формы, а целые цепочки их, на существование которых нет даже намека в летописи окаменелостей.

    Рассмотрим подробнее некоторые примеры.

     

    1. Кембрийские отложения

     

    Первый слой пород, в котором находят разнообразные окаменелости беспозвоночных – так называемый кембрийский. В докембрийских отложениях находят предполагаемые останки только одноклеточной жизни и сине‑зеленых водорослей. В кембрийском же слое все основные типы беспозвоночных появляются внезапно, в удивительном многообразии форм и в полностью сформировавшемся виде. Выделяют следующие типы кембрийских окаменелостей: губки, кишечнополостные (кораллы, медузы), различные черви, моллюски, ракообразные.

    Некоторые организмы, считающиеся типичными (руководящими ископаемыми) для кембрия, имеют очень сложную организацию. Например, трилобиты – ракообразные существа с плотно подогнанным пластинчатым панцирем, позволяющим при опасности сворачиваться колечком (рис. 12). Самое удивительное их свойство – полностью сформировавшееся зрение. Происхождение глаза со всеми его тончайшими органами и множеством функций сам Дарвин считал практически необъяснимым чудом. И вот этот глаз появляется у самых «ранних» или «примитивных» по оценкам эволюционистов животных в самых нижних слоях, где только встречаются окаменелости. Притом трилобиты для кембрийских слоев – подчеркнем еще раз – самые распространенные животные.

    Характерно, что докембрийские слои по своему составу и структуре практически не отличимы от кембрийских, однако окаменелостей не содержат. Итак, нет никаких сведений, что животные кембрия произошли от каких‑то более примитивных существ. Более того, не найдено ни одной окаменелости, которую можно было бы считать переходной формой между основными типами в самом кембрийском слое. Известный палеонтолог‑эволюционист Дж. Г. Симпсон долго занимался этой проблемой, но в конце концов признает, что отсутствие докембрийских окаменелостей (кроме микроорганизмов) «является главной загадкой истории жизни на земле».

     

    2. Переход к позвоночным

     

    Не найдено также ни одной переходной формы от беспозвоночных к позвоночным животным. Этот переход представляется чудовищно трудным. Между разными классами позвоночных гораздо меньше различий, чем между любыми позвоночными и беспозвоночными.

    Прежде всего, непонятным образом должен возникнуть внутренний скелет животного, затем должны быть перестроены системы дыхания, кровообращения, питания. Короче говоря, требуется настолько сложная перестройка организма, что право же, проще вновь создать позвоночного из ничего.

    Первые рыбообразные существа появляются в следующем за кембрием ордовикском слое и притом совершенно внезапно, без каких‑либо переходных форм. Между различными классами рыб переходных форм также не найдено. До недавнего времени предполагалось, что кистеперые рыбы дали начало амфибиям и первыми вышли на сушу. Эта версия рухнула после поимки в океане живой кистеперой рыбы целаканта (латимерии), ничуть не изменившегося за воображаемые 350 миллионов лет эволюции.

     

    3. Выход на сушу

     

    Эволюционисты предполагали, что мясистые плавники кистеперых рыб со временем преобразовались в конечности амфибий. Поимка живого целаканта показала, что эволюция кистеперых больше не продолжалась, а сам плавник остается настоящим плавником и ничем более. Также не найдено никаких «полурыб», у которых начала бы формироваться новая система дыхания и кровообращения.

    Кроме того, все отряды земноводных появляются в летописи одновременно и не содержат «соединительных звеньев» между собой. Не найдено и переходных форм между ископаемыми палеозойскими амфибиями и современными их представителями.

    Между земноводными и пресмыкающимися также не найдено ни одной переходной формы, хотя все они различаются и по скелету, и особенно по мягким тканям. Главный же отличительный признак – яйцо с твердой оболочкой – появляется также внезапно.

     

    4. Рептилии – птицы

     

    Этот воображаемый переход также требует коренного изменения во всем строении тела животного. Прежде всего необходимо преобразование конечностей в крылья, а чешуи в перья. Если бы такой процесс протекал «по Дарвину», должно было остаться множество промежуточных форм с полу‑крыльями и полу‑перьями.

    В действительности никакой такой последовательности не найдено. Ни один из палеонтологов не нашел еще полу‑чешуйки – полу‑пера и полу‑лапы – полу‑крыла. Найдено нечто совсем иное, не промежуточная, а так называемая «мозаичная» форма – археоптерикс.

    Это существо имеет некоторые признаки рептилии, оставаясь впрочем совершенно нормальной птицей. О рептилии напоминают зубы по бокам клюва и хвост из нескольких позвонков (рис. 13). Но крылья и перья уже полностью птичьи. На крыльях, правда, имеются когти, но они встречаются и у современных птиц. Ни одного рудиментарного, то есть ненужного, отмирающего органа у археоптерикса нет. Он, видимо, не был прекрасным летуном, но и сейчас есть, и в древности могли быть нелетающие птицы. Когти на крыльях помогали цепляться за ветки. Нет оснований считать археоптерикса чем‑то промежуточным. Вдобавок, не забудем, что для доказательства теории Дарвина требуется цепочка переходных форм, которой никто нигде не видел.

    Наконец, самое важное, что рядом с археоптериксом в тех же слоях найдены и обычные птицы, поэтому он никак не может считаться их предком.

     

    5. Рептилии – звери

     

    В этом предполагаемом эволюционном переходе также необходимо преодолеть коренную перестройку организма: и системы кровообращения, и органов размножения (должна возникнуть плацента), и покровов организма (должна исчезнуть чешуя и вырасти шерсть).

    Здесь имеется несколько форм, которые также можно считать мозаичными. У них есть признаки и рептилий, и зверей, но все соответствующие органы и системы полностью закончены и присутствуют в совершенном виде. В учебнике биологии рассматривается зверозубый ящер – стопроцентное пресмыкающееся, имеющее только разного размера и назначения зубы, подобно тому, как это бывает у млекопитающих. В остальном между этим ящером и любым млекопитающим – такая же пропасть, как и для прочих рептилий.

    Современного крокодила также можно считать мозаичной формой по одному признаку: у него четырехкамерное сердце. Больше никаких признаков млекопитающего у него нет. Можно ли считать его переходной формой или предком млекопитающих, если он прекрасно живет рядом с ними вот уже более 100 млн. лет по эволюционному счету, притом ничуть не изменяясь?

    Типичными современными мозаичными формами можно считать яйцекладущих – утконоса и ехидну, живущих в Австралии. Эти животные откладывают яйца, но кормят детенышей молоком, имеют нормальную шерсть и по всем прочим признакам напоминают зверей. Впрочем, у утконоса имеется утиный клюв и перепонка между пальцами – чисто птичьи признаки. Так от кого же и к кому является утконос переходной формой: от рептилий к зверям или от зверей к птицам? Вдобавок, нужно учесть, что он так и не «перешел» от кого‑то к кому‑то, а просто остался утконосом, сосуществуя и со зверями, и с гадами, и с птицами.

    Оказывается, существовали и млекопитающие рептилии, которых находят, правда, в более нижних слоях, чем динозавров, и никто не знает, каким млекопитающим эти рептилии могли дать начало. Ибо по эволюционной шкале между этими классами существ лежит большой временной разрыв.

    Главная особенность мозаичных форм – подчеркнем еще раз – это совершенно законченные в своем формировании структуры – перья, шерсть, чешуя и т.п., хотя в одном организме сочетаются структуры, свойственные разным классам животных.

    Не логичнее ли предположить, что мозаичные формы являются совершенно особыми творениями, которые созданы Творцом по особому замыслу? Ведь Конструктору всего живого не требовалась наша таксономическая система, где птицы, звери и гады строго разделены между собой? В конце концов наша классификация организмов существует только в нашем воображении, только для удобства нашего постижения замыслов Творца, но Самого Творца эта система вовсе не может подчинить себе в Его собственном творческом делании.

     

     

    Лошадиная серия

     

    Единственной цепочкой, которой могут похвастаться эволюционисты, является так называемая лошадиная серия. В учебниках приводится последовательность из четырех картинок древних лошадок, различающихся ростом и формой копыт (рис. 14). Но следует помнить, что такая схема выстроена довольно условно и искусственно. На самом деле в мире найдено не 4, а до 300 видов различных лошадей, причем в пределах одной территории никак не удается найти последовательности эволюционных изменений: внизу мелкие лошадки, далее все крупнее и крупнее вплоть до современных. Напротив, останки многих разновидностей встречаются в одних и тех же захоронениях. Как одни из них могли быть предками других?

    Кроме того, если лошадок расставить в воображаемой эволюционной последовательности, то окажется такая «эволюция» количества ребер: сначала 18, потом 15, потом 19, наконец снова 18. Подобные же вариации наблюдаются и в количестве позвонков.

    С другой стороны, в наше время иногда рождаются лошади и мулы с лишними пальцами, оканчивающимися карликовыми копытцами, совсем как у «первобытных» лошадей. Поэтому в существовании трех– и четырехпалых лошадей в прошлом нет ничего сверхъестественного. Просто первоначально сотворенный род лошадей имел достаточный запас наследственной изменчивости и первоначально это проявилось во множестве разновидностей, но впоследствии, видимо, часть этого разнообразия была безвозвратно утрачена.

    Если когда‑нибудь эволюционист‑палеонтолог раскопает современные породы собак от сенбернара до крошечного мопса, не построит ли он восходящую эволюционную последовательность от последних к первым, как путь развития от низших форм к высшим? Впрочем, об изменчивости в пределах рода мы скажем далее немного подробнее.

    Были ли лошади изначально разными видами в пределах одного семейства или относились к одному роду, – в любом случае лишнее ребро или лишнее копытце – это не замена чешуи на шерсть или перья. Общее правило, установленное всеми палеонтологами, таково: чем выше таксономическое деление от семейств и отрядов к классам и типам, тем меньше вероятность встретить какую‑либо форму, которую с какой угодно натяжкой еще можно толковать как переходную. Между классами еще встречаются мозаичные формы, между типами их уже нет, тем более форм переходных.

     

    Неодарвинистские теории

     

    Объяснить столь неутешительное для дарвинизма положение с переходными формами недостатком ископаемых остатков уже невозможно. Сами эволюционисты большей частью уже не держатся чисто дарвиновского учения о накоплении мелких эволюционных изменений, «фильтруемых» естественным отбором, и выдвигают видоизмененные теории.

    Предсказание Дарвина о множестве переходных форм оказалось полностью несостоятельным. С тех пор теория эволюции уже ничего не предсказывает. Вместо того, чтобы искать подтверждающие факты, она вынуждена постоянно давать объяснения опровергающим фактам.

    Различают две неодарвинистских теории, которые слегка затрагиваются и в школьном учебнике.

     

    1. Прерывистое равновесие

     

    Сторонником этого взгляда выступает известный биолог Стивен Джей Гоулд. Идея заключается в том, что переход от одних отрядов и классов к другим происходит очень быстро, буквально в несколько поколений в одной обособившейся популяции предков. Такое быстрое изменение не оставляет следа в окаменелостях. Быстрое изменение сменяется длительным периодом накопления непроявляемых мутационных изменений, пока их количество не перейдет в качество и вновь в отдельной малой популяции, где наследственных изменений накопилось много, произойдет новый скачок эволюции.

     

    2. «Обнадеживающий урод» (hopeful monster)

     

    Другая неодарвинистская теория сводит переход от одного класса к другому вообще к одному поколению: динозавр отложил яйцо, а из него вылупляется готовая птица. Автором этой теории является Гольдшмидт, про которого неодарвинисты шутят, что он сам снес это яйцо.

    Между сторонниками двух концепций эволюции давно ведется спор, сводящийся в основном к опровержению оппонента на том основании, что ни за ту, ни за другую версию не находится реально подтверждающих фактов. Разница между двумя названными теориями лишь в том, что первая требует долгого случайного повторения случайных изменений (мутаций), а последняя требует одной супермутации повышенной сложности. Трудность последнего случая состоит еще в том, что «обнадеживающему уроду» должен найтись точно такой же урод противоположного пола для деторождения. Не вдаваясь в подробности спора, мы можем лишь констатировать факт хрупкости и шаткости всех подобных построений. Обратим внимание и на то, что для исключения Бога из картины мира люди готовы придумать самую фантастическую нелепость и невероятицу вроде этих «обнадеживающих уродов», которые позволили совершенно случайно создать все многообразие земной жизни. В такую чушь верить – это научно, а верить во Всемогущего и Всеведущего Творца – почему‑то до сих пор считают недопустимым.

     

     

    Данные эмбриологии и эволюция

     

    Теория эволюции ищет поддержки в разных отраслях биологической науки. Не найдя для себя ничего обнадеживающего в палеонтологии, эволюционисты попытались найти общие признаки и общих предков всего живого, рассматривая строение организмов, и в частности их зародышей.

    Во всех учебниках биологии приводится изложение теории рекапитуляции Геккеля, сводящейся к тому, что любой зародыш в своем развитии проходит целый ряд стадий, каждую из которых предлагается рассматривать как повторение эволюционного пути данного вида.

    Этот «закон» иллюстрируется, например, тем, что на ранних стадиях развития у всех позвоночных зародышей появляется хорда, из которой потом формируется позвоночник. Из этого делается вывод, будто бы таким путем зародыш повторяет эволюцию древнейших хордовых. Но спрашивается: какие‑то группы зародышевых клеток должны же послужить материалом для развития позвоночника? Не может же одна клетка сразу иметь вид целого, сформировавшегося организма, только маленького. Причем тут воображаемые предки?

    Чтобы доказать свою теорию, Геккель указывал на складки кожи человеческого зародыша, уподобляя их жаберным щелям древнего своего предка – рыбы.

    На самом деле никаких жабр, ни жаберных щелей у человеческого зародыша нет, а складки служат для формирования различных органов. Приписывал Геккель также человеческому зародышу наличие хвоста, хотя на самом деле позвоночник зародыша сразу содержит 33 позвонка, как и у взрослого человека, немного опережая развитие нижней части туловища.

    Теория Геккеля, подкрепленная его рисунками зародышей была выдвинута в 1860 году. Дальнейшие работы других эмбриологов столь разительно опровергали его теорию, что в 1907 году он вынужден был признать, что намеренно преувеличивал данные, подгоняя их под свою схему. За эти подделки тогда же его осудил университетский суд города Йены. Но до сих пор его теория рекапитуляции приводится в учебниках, как подтверждение эволюции.

    Между тем известны закономерности как раз противоположного свойства. Выдающийся эмбриолог Бэр опровергал теорию рекапитуляции Геккеля в следующих словах: «Если бы это было правильно, то в развитии некоторых животных не наблюдалось бы в эмбриональном состоянии образований, которые остаются навсегда лишь у вышестоящих форм… Молодые ящерицы имеют очень большой мозг. У головастиков есть настоящий клюв, как у птицы. Зародыш лягушки на первой стадии оказывается бесхвостым – состояние, которое наблюдается лишь у высших млекопитающих, ибо даже взрослая лягушка имеет внутренний хвост». На этих примерах видно, как развитие зародыша не повторяет «прошлые», а предвосхищает «будущие» этапы эволюции!

    Самый логичный отсюда вывод: зародыш развивается совершенно по‑своему для каждого вида по Богоустановленным законам, по неведомому нам оптимальному пути. Поэтому его свойства иногда напоминают «прошлые», а иногда «будущие» стадии наших схем развития организмов. Меньше всего лягушкин хвост «думает» о хвостах млекопитающих или рыб. Каждый класс животных вполне неповторим в своих путях развития зародышей.

    Один ученый подытожил эту проблему так: «Как неразличимы здания офисов, домов и фабрик, когда еще только заложен фундамент, так эмбрионы многих различных существ выглядят похоже на начальной стадии развития, но по плану должны стать разными».

     

    Морфологические «доказательства» эволюции

     

    Морфологией называется раздел науки, рассматривающий строение организмов. Из этой области эволюционисты обычно приводят два главных довода в свою пользу – гомологичные органы и рудименты.

     

    1. Гомологичные органы

     

    У разных животных встречаются органы, имеющие одинаковую структуру. Такие органы называются гомологичными. Во многих учебниках приводятся рисунки передних конечностей различных животных, живущих в совершенно разных условиях (рис. 15). Конечности же имеют плечевую, лучевую и локтевую кости, а также сходное строение кисти и пальцев. Кости имеют разные виды и формы, пальцы могут быть и недоразвитыми (как у лошади), потому что все конечности приспособлены для разных функций. Но основные черты сходства принято относить за счет развития от общего предка.

    Сильное возражение этому взгляду состоит в том, что у разных животных гомологичные органы развиваются из разных зародышевых клеток и при участии разного генетического материала. Если бы все виды, имеющие гомологичные органы, происходили бы от общего предка, а тем более если бы при этом зародыш действительно повторял эволюцию от этого предка, то и развиваться эти органы должны были бы из одних групп зародышевых клеток, а информация о них была бы записана в одном месте хромосомы.

    Но дело обстоит иначе. К тому же и задние конечности животных, зачастую выполняющие иные функции, чем передние, имеют такое же строение: одна бедренная кость, сустав, две кости голени, стопа с пятью пальцами. Задние конечности также образуются из различных зародышевых клеток, из разного генетического материала у разных животных. Притом передние и задние конечности у одногоживотного, несмотря на сходство в своем строении, также образуются из различных зародышевых клеток, а информация о них также записана в разных местах хромосом.

    Напрашивается более разумное объяснение. Творцу и Конструктору всего живого благоугодно было реализовать похожую идею строения конечности, идею весьма универсальную, в самых разных формах и видах. Сделано это было именно для человека, пытающегося познать природу, чтобы тот наглядно видел единственность Творца и единство Его творческого замысла. Самопроизвольным же возникновением похожих органов из разного генетического материала гомологию объяснить невозможно, особенно с учетом того, что в гомологичных органах повторяется лишь самая основная конструктивная идея, а во всех деталях остается огромная разница.

     

    2. Рудиментарные органы

     

    Так называются органы, которые, предположительно, не несут никакой функции у данного вида, но у предков его играли важную роль. Поворот эволюционного пути делает эти органы ненужными и они постепенно атрофируются, отмирают, хотя еще сохраняются какое‑то время в недоразвитом состоянии.

    В прошлом веке список таких органов составлял для человека целых 180 наименований. Считалось, что если у человека вырезать гланды или аппендикс, и он продолжает жить, то удален был рудиментарный орган. В принципе человек может жить и с одной почкой, и с одним глазом, но это не признак рудиментарности.

    К нашему времени список рудиментов сократился буквально до нескольких наименований. Назовем функции лишь тех органов, которые упоминаются в школьном учебнике. Копчик служит для крепления тазовых мышц и его повреждение влечет крайне неприятные последствия. Аппендикс выполняет важную роль в поддержании иммунитета, особенно в юном возрасте. Выяснена работа и щитовидной железы, и мышц ушной раковины и других органов.

    Впрочем, наличие рудиментов само по себе ничего не говорит о восходящем развитии организма, о так называемом ароморфозе. Рудименты, если они и встречаются, должны свидетельствовать лишь о дегенерации, т.е. о том, что орган не работает уже больше в полную силу. Если у нас есть некоторые незадействованные остаточные органы, то это значит, что созданы мы были с более широкими возможностями, чем теперь. Так оно и должно быть, согласно христианскому вероучению.

    Другое дело, если бы наряду с рудиментами у животных наблюдались бы развивающиеся органы. Нужны не только «задние» шаги эволюции, а ее «передние» шаги, причем этих должно быть больше и они должны быть сложнее, если, конечно, эволюция действительно идет вперед и в наше время. Но подобных органов в животном мире не обнаружено ни одного!

    Спрашивается: а если недоразвитые органы все же появляются каким‑то образом, что станется с их носителем – «передовиком эволюции»?

     

     

    Роль естественного отбора

     

    Здесь мы вплотную подходим к выяснению действительной роли естественного отбора. Дарвинизм приписывает ему творческую роль – закрепление любого полезного для вида признака, помогающего выжить в борьбе за существование. Выживают самые приспособленные – такая установка тавтологична, потому ею можно объяснять все что угодно. Кто бы ни выжил, кто бы ни дожил до наших дней – он и есть наиболее приспособленный. Если бы было сказано, что выживают самые высокие и самые зеленые, то это положение можно было бы проверить наблюдением, но выживание самых приспособленных объяснит заранее результаты любого наблюдения.

    Но в этом‑то и слабость теории. Охватывая все, она не объясняет ничего. И прежде всего, такая трактовка естественного отбора не может объяснить возникновение новых органов и структур. При переходе от одного высокого таксона (класса, типа) к другому должен измениться не один орган, а сразу множество. При постепенном накапливании невыраженных изменений, при появлении развивающихся органов, которые еще не работают в полную силу, они будут создавать только помехи для выживания.

    Естественный отбор забракует прежде всего таких уродов, которые были не совсем безнадежными, но еще до конца не развитыми. Существует множество примеров в живой природе чудесной согласованности различных органов и великолепной слаженности их работы.

    Приведем лишь два примера. Жук‑бомбардир (Brachymus crepitans) при нападении врага выстреливает в него ядовитой жидкостью, вызывающей ожоги. Кроме того, жидкость образует облачко голубого пара, служащего дымовой завесой для прикрытия жука. Жук имеет две группы желез, вырабатывающих гидрохинон и перекись водорода, которые хранятся в смеси в особых мешочках. Такая смесь в лабораторных условиях мгновенно взрывается, но у жука хранится в нейтрализованном с помощью особого вещества состоянии. Когда смесь попадает в «камеру сгорания» действие ограничителя нейтрализуется еще одним особым веществом (рис. 16).

    Невозможно представить себе, чтобы не только камера и «дульца» жука возникли эволюционным путем, но чтобы таким образом у него развились четыре вещества, каждое из которых требует особого сложного синтеза и при этом соотношения концентраций должны быть тщательно подобраны. Ошибка на 1 % в концентрациях у воображаемого предка жука должна взорвать его самого или не произвести выстрела и предоставить жука в пищу хищнику. Естественный отбор может только уничтожать всякого обнадеживающего урода‑жука, пытающегося обзавестись такой реактивной пушкой.

    Другой пример – морская улитка Nudibranch. Ее основная пища – морские анемоны, покрытые чешуйками‑жалами, которые выстреливают яд при малейшем прикосновении. Однако улитка способна разрывать и глотать анемоны – и жала при этом не поражают ее. Еще более удивителен тот факт, что жала анемонов не перевариваются в желудке улитки, а проталкиваются из него по крохотным трубочкам к кончикам улиткиных отростков. Таким образом улитка крадет у анемон жалящее оружие и потом использует его для самозащиты, стреляя в рыб, пытающихся напасть на нее!

    Такое устройство никак не могло возникнуть в результате эволюции. Каждая деталь его должна была быть совершенной изначально. Изначально же и должны были существовать в современном виде и улитка, и анемоны, и рыбы. Никаких предков у всех трех типов животных быть не могло – иначе такое хитрейшее приспособление совершенно необъяснимо.

    Вообще, в природе имеется множество случаев симбиоза, совместного существования самых разных организмов, отделенных друг от друга сотнями миллионов лет по эволюционной шкале. Непонятно, каким образом естественный отбор мог так «сочетать» организмы, получающие взаимную пользу друг от друга.

     

    Естественный отбор и разнообразие видов

     

    Существующее многообразие видов находится в явном противоречии с «деятельностью» естественного отбора. В указанной выше тавтологии: «выживают приспособленные» появится смысловое содержание, если обратить внимание на самые простые, самые распространенные виды. Тогда окажется, что многие удивительно сложные приспособления, которыми обладают некоторые организмы, вовсе не дают им никакого особого преимущества.

    Рассмотрим несколько примеров. Говорят, что окраска бабочек отпугивает от них хищников, поэтому, мол, эволюция выработала нам таких красавцев, как всякие там махаоны, да павлиньи глазы. Между тем самая распространенная бабочка во всей умеренной полосе – обычная капустница, она же белянка, не обладающая никакой ни отпугивающей, ни мимикрирующей, ни защитной окраской. Роскошных бабочек трогают далеко не все птицы, капустница является самым распространенным кормом для птиц. И тем не менее, она встречается гораздо чаще – в силу своей плодовитости. Вопрос: не проще ли было естественному отбору, коль скоро он выполняет творческую роль, выбрать тех бабочек, которые откладывают побольше яиц, не обладая всякими вычурными окрасками?

    Можно отметить самую широкую распространенность и прекрасную приспособленность к любым условиям обычных мух. Однако же в природе существуют мухи, раскрашенные «под осу». Считается, что это приспособление выведено естественным отбором с целью отпугнуть хищника. Почему же тогда осовидные мухи не так широко распространены, как простые? Точно такой же вопрос можно задать и о жуках: почему среди них не все бомбардиры, коль скоро бомбардирам столь безопасно живется под своей хитроумной защитой? Ведь существует же и межвидовая конкуренция. Почему в ней, как правило, одерживают верх не сложные организмы со всякими техническими изобретениями, а самые простые?

    Другой пример на эту же тему – обычные крысы, существа простые, но плодовитые и приспособленные к любым широтам. Попав в Австралию или на разные острова вместе с кораблями европейцев, крысы быстро вытеснили там все виды, которые могли бы составить им пищевую конкуренцию. На крыс очень трудно найти управу: они хитрые, не боятся ни ядов, ни даже радиации, у них почти нет ни болезней, ни врагов. Перенося множество всякой инфекции, они сами почти не болеют. Вот лучшая приспособленность! Почему бы отбору не остановиться на этом замечательном виде? Зачем это отбор выводил еще каких‑то сусликов, полевок, зайцев, кроликов, кротов, ежей и всех прочих тварей, занимающих ту же экологическую нишу?

    В наши пруды был завезен дальневосточный ротан – мелкая рыбка, обладающая подлым свойством – поедать чужую икру. Вскоре вся прочая рыба в «зараженных» ротаном прудах исчезла. Спрашивается: почему бы отбору не пойти по пути наименьшего сопротивления, не создавая всего многообразия озерной рыбы, не остановиться ли на самом приспособленном?

    Роль прудового ротана в мире птиц выполняет ворона, однако она сосуществует в своей экологической нише с сорокой, сойкой, грачом и галкой, будучи приспособлена лучше их всех.

    Как естественный отбор мог сформировать певческие качества птиц? Если песня нужна птице только для пометки гнездовой территории, то гораздо проще с этим делом можно справится при помощи мочи или помета, а освободившееся от песен время употребить на поиск пищи или подруги. Таким образом, воробей оказывается гораздо лучше приспособленным, чем соловей. И тем не менее, соловей зачем‑то присутствует в природе.

    Вывод ясен: если заставить природу жить по Дарвину, то большинство самых красивых и оригинальных видов вымрут сразу же, что мы зачастую и наблюдаем, когда благодаря нам, цивилизации человеческой, некоторые приспособленные виды расширяют свой ареал и вытесняют аборигенов. Вымирают у нас на глазах самые редкие, самые красивые животные, на выработку хитрых приспособлений которых требуется больше всего труда. Если же природа всегда направлялась бы только естественным отбором, то кроме капустниц, простых мух, жуков, ротанов, ворон и крыс да нескольких других видов, которые просто не могут помешать друг другу, на земле не возникло бы вообще ничего живого.

    Не напоминает ли это нам законов информатики: видовое разнообразие не возникает само собой, а создается только разумным Художником. И второе правило: самопроизвольное течение событий только ухудшает, обедняет былое разнообразие.

    Нет сомнений, что живой мир создавался не случаем и не взаимной конкуренцией, а великим Художником, который в творениях Своих старался вкладывать Свое универсальное понятие о красоте, свойственное (вложенное) также и человеку – разумному созерцателю этой красоты. Иначе почти невозможно объяснить возникновение множества приспособлений и признаков живых организмов, гармоничность и правильность их устройства.

    Роль же естественного отбора на самом деле – сугубо пассивная: защищать вид от возникающих периодически уродов, безразлично – обнадеживающих или безнадежных, чтобы их уродства не передались по наследству. Никакой творческой роли у отбора нет. Смертью и убийством творить невозможно. Смертоносное оружие может – притом лишь иногда – помогать сохранению созданной жизни, но само давать жизнь оно неспособно.

     

     

    Урок 6

    Научные опровержения макроэволюции

    (Биохимия и генетика)

     

    «Живые» молекулы

     

    Все живые существа построены из макромолекул белков, нуклеиновых кислот, молекул углеводов, липидов, жиров и др. Оказывается, что сложность молекулярного строения клеток низших животных и человека имеет один порядок. Однотипные (хотя и разные) молекулы предназначены у разных организмов для выполнения сходных функций. Так например, белок гемоглобин предназначен для переноса кислорода в мышцы и для удаления углекислого газа и воды. Структура его сходна у самых разных животных.

    В структуру этого белка у человека входит железо, а к примеру, у каракатицы – ванадий. Это обусловлено условиями жизни, необходимостью вдыхать кислород при разном парциальном давлении. Но общее правило таково: на молекулярном уровне и «простые», и «сложные» организмы сложны одинаково. Ни один живой организм не использует «примитивных» белков или «недоразвитых» нуклеиновых кислот. Следовательно, с тех пор, как существует жизнь, не существует «эволюции» в сторону усложнения биомолекул. Как могла существовать такая «химическая эволюция» до возникновения жизни, как это полагают последователи Опарина, если в условиях отсутствия жизни вся сложность органического синтеза гораздо быстрее должна была уничтожаться обратным ходом реакций. Иначе: как могла сложиться такая ситуация, что за первый миллиард лет земной истории органические молекулы не просто возникают, но проходят сложнейшую химическую эволюцию, в миллионы раз повышая свою сложность, а затем в течение трех с половиной миллиардов лет, в гораздо более благоприятных условиях, чем в безжизненном пространстве, они нисколько не увеличивают своей сложности? Проще сказать: от камня до бактерии гораздо дальше, чем от бактерии до человека, если говорить о сложности органических молекул, но сложный путь пройден в три раза быстрее, чем более простой. Не следует ли отсюда, что не было никаких подобных путей развития?

     

    Различие сходных биомолекул

     

    Молекулярная биология позволила вычислить процент различия в последовательностях аминокислот для белков, выполняющих сходные функции у разных организмов. Для примера можно взять тот же гемоглобин и сравнить аминокислотную последовательность его для разных животных. Эволюционисты предсказывали, что это различие последовательностей будет нарастать от рыбы к лягушке, от лягушки к ящерице и далее к человеку. Как и в случае с переходными формами, это пророчество не оправдалось. В книге биохимика Майкла Дентона (1985), которого цитируют многие источники, приводится, в частности, такой пример. Гемоглобин миноги (бесчелюстного угря, предполагаемого «предка» рыб) отличается по аминокислотной последовательности от карпа на 75 %, от лягушки на 81 %, от курицы на 78 %, от кенгуру на 76 % и от человека на 73 %.

    Интересно подобное же сравнение по белку, именуемому цитохром‑С, содержащемуся в митохондриях клеток и у животных, и у растений. Этот белок состоит примерно из ста аминокислот, и удается четко выяснить их последовательность. Для близких животных различие не очень велико, для сильно различных оно больше. Например, между лошадью и собакой это различие составляет всего 6 %, между лошадью и черепахой уже 11 %, а между лошадью и плодовой мушкой – 22 %.

    Это же сравнение, приводимое между бактериями и всеми видами живых организмов – любыми позвоночными, насекомыми, даже растениями, – дает почти одинаковый результат: различие велико и составляет 65‑66 %. Иначе сказать, «биохимическое расстояние» от бактерии до всех прочих видов жизни одинаково, в то время, как эволюционная модель требует нарастания этого различия от «предков» к «потомкам». Восходящей линии от простых организмов к сложным на молекулярном уровне не существует.

    Подобное же заключение можно сделать, сравнив последовательность аминокислот цитохрома‑С у рыбы со всеми наземными позвоночными. Результат оказывается точно таким же: различие составляет гораздо меньшую, но тоже почти одинаковую величину для рептилий, птиц и разных млекопитающих. Все они отличаются по этому признаку от рыб на 13‑14 %. Подобным же образом и все млекопитающие отстоят от всех пресмыкающихся по данному признаку на одинаковом расстоянии. Подобные же результаты получаются и при сравнении любых двух групп животных.

    Вывод делает сам Дентон, проводивший эти сравнения и не разделяющий идей креационизма: «Каждый класс на молекулярном уровне уникален, изолирован от других и не связан с ними какими бы то ни было переходными формами. Таким образом, молекулы вслед за окаменелостями подтверждают отсутствие пресловутых переходных форм, за которыми столько лет безуспешно охотится эволюционная биология. Последние исследования показывают, что на молекулярном уровне между организмами существуют равноправные отношения. Нет организма, который в сравнении с другими можно было бы назвать „предком“ или „более развитым“, или напротив – „примитивным“.

     

    Законы генетики и эволюция

     

    Когда мы начинаем разговор о генетике, очень часто нам приходится сталкиваться с понятием информации. Генетика, собственно, и есть информатика живых систем. Она изучает, как передается информация родителей к детям. Поэтому, прежде чем начинать разговор о генетике, не лишним будет вспомнить разобранные на первом уроке законы передачи информации.

    Наследственная информация записана в ДНК хромосом. Вы знакомы с тем, как она прочитывается молекулами РНК, переносится на рибосомы клетки и там в точном соответствии с нею синтезируются белковые молекулы, определяющие все частные признаки организма: форму гороховых семян или цвет кроличьей шерсти. ДНК, таким образом, является громадной книгой, полной спецификацией всего оборудования той громадной живой фабрики, которой является каждый организм. Отметим известное нам из школьного учебника положение, что любая клетка организма содержит информацию в своих хромосомах о всех белках данного организма, хотя в данной конкретной клетке синтезируется и используется лишь некая часть их.

    С эволюционной точки зрения логично было бы предположить, что постепенное усложнение организации животных должно неизбежно привести к росту числа хромосом от бактерий к человеку. Но такой последовательности реально не наблюдается.

    Рассмотрим таблицу.

    Какое из упомянутых животных примитивнее по признаку числа хромосом – очень трудно сказать. Никакой восходящей линии, на верхнем конце которой был бы человек, не наблюдается. Каждый вид сложен по‑своему.

     

    Основные выводы из законов Менделя

     

    В школьном учебнике приводится описание опытов Менделя по скрещиванию различных сортов гороха и его результаты. Главный общий вывод, который следует из этих опытов, состоит в том, что все признаки потомков являются следствием различных комбинаций признаков родительских. В генах родителей может присутствовать значительно больше информации, чем ее проявляется внешне (фенотипически), и то, что было у родителей «записано», но не проявлялось, может проявиться у их потомков. Однако не бывает так, чтобы самопроизвольно появился у организма наследственный признак, никак не присутствовавший ранее в генах родителей.

    Эти выводы классической генетики, не учитывающие мутаций, то есть порчи самой генной информации, бывают верны в большинстве случаев по причине редкости мутаций. Они не разрешают одним видам «плавно перетекать» в другие путем беспредельного изменения наследственных признаков под действием отбора, как этого требует классический дарвинизм. Именно за это генетика и была объявлена в СССР буржуазной лженаукой, а сами ученые‑генетики во главе с Н.И. Вавиловым подверглись репрессиям.

    Когда инквизиторские методы научного поиска стали исчерпывать себя, атеистам удалось взять на вооружение понятие о мутациях. Об этом мы скажем чуть ниже, а пока подчеркнем, что главный способ образования разновидностей, пород, сортов – это различная перетасовка (по‑научному – рекомбинация) генной информации, присутствовавшей в исходной прародительской паре. На этом стоит вся селекция культурных растений и животных.

    В природе имеются виды с более или с менее богатым генофондом – то есть совокупностью признаков, которые обычно мало проявляются, но все же присутствуют и при необходимом скрещивании и отборе могут быть выведены фенотипически и стать основными для той или иной породы (сорта). Вся работа селекционера состоит в том, чтобы выбрать(селекция и означает в переводе «выбор») те особи, у которых желаемый признак наиболее проявлен, и далее, сводя их в пары, противоположные признаки свести к нулю. Таким образом из богатого генофонда дикого вида выбирается малая, но интересующая селекционера часть, которая и обусловливает качество породы – например, рост, или цвет, или что‑то иное.

    Если далее перестать тщательно соблюдать чистоту породы и позволить различным породам скрещиваться между собой (если они еще к этому способны), то в нескольких поколениях все породы возвратятся к исходному состоянию дикого вида. Например, если породистым собакам позволить скрещиваться как попало, они очень скоро вернуться к состоянию дворняжек, хотя ни одна из них первоначально не походила на дворняжку. Генофонд дворняжки включает в себя все генофонды породистых собак, все их признаки, но не все в выраженном виде. Обратимость селекции и естественное возвращение к исходному виду служат доказательством устойчивости исходных видов, а следовательно, отсутствия тенденции к эволюционному образованию новых таксономических единиц.

    В школьном учебнике показаны основные технические способы селекции, начиная с опытов Менделя, но не подчеркивается, что всякий раз мы выбираем из исходного, как бы достаем разные карты из одной и той же колоды. Эволюция же предполагает, что в процессе такой перетасовки в колоду неизвестным способом подбрасывается новая карта(рис. 17).

    Из дворняжки за сто поколений можно вывести дога или болонку, но тот и другая останутся собаками и будут воспринимать друг друга, как собака собаку. Но кошку из дворняжки получить еще никому не удалось.

     

    Природное видообразование

     

    Значит ли это, что все виды были созданы совершенно неизменными, и все примеры идиоадаптации, приводимые в учебнике, выдуманы? Нет, в отличие от ароморфоза (восходящего усложнения), примеров которому никто нигде реально не наблюдал, примеры идиоадаптации (приспособительного наследственного изменения) в природе часты. В школьном учебнике приводится пример различных видов синиц, которые все похожи друг на друга, но занимают разные экологические ниши – прежде всего кормовые. Приспособление к несколько разным условиям обитания не привело к образованию принципиального нового вида клюва, к примеру, или формы тела, но позволило выбрать из исходного генофонда более удачные для данных условий признаки. Вот к чему сводится роль естественного отбора. В итоге образуются, если так можно выразиться, «дикие породы» или различные виды в пределах одного общего рода.

    Точно так же образовались и различные виды галапагосских вьюрков, которых описал Дарвин, специализированные по роду корма и среде обитания. Совершенно верно, что далекие предки этих вьюрков были, вероятно, одинаковыми, но с точки зрения наследственной информации, предки содержали в себе все нынешние разновидности, не приобретя никаких добавлений в свою «генную книгу».

    Точно так же различаются близкие родственники других видов: волки, койоты, динго, собаки, относящиеся к одному роду. Вполне возможно, что первозданный собачий генофонд содержал признаки всех этих видов, но потом, в связи с разной средой обитания, часть исходной генной информации закрепилась у одних, а другая часть у других представителей рода. Кроме того, наверняка значительная часть исходной информации во всех нынешних видах уже утрачена, почему довольно редко бывает возможным скрестить два близких вида и крайне редко такие гибриды бывают плодовитыми.

    Ученые‑креационисты выделяют первозданный род организмов, используя особое название: барамин (от еврейских слов: бара – творить, мин – род; слова, употребленные в Библии, когда говорится, что каждая тварь была создана по роду своему). Иногда этот барамин в точности соответствует виду в современной классификации, иногда роду, иногда – даже семейству, но не выше. Ясно, что в первом случае исходный генофонд не был разнообразным и все потомки почти в точности похожи на предка. Во втором и особенно в третьем случае исходный генофонд был богатым, дав возможность организмам приспособиться к разной среде и в широком диапазоне использовать первоначально заложенные возможности к изменениям.

    Очень вероятно, что один из самых богатых генофондов был у первозданной лошади, почему он мог дать сразу такую богатую серию разновидностей. Биологи отмечают, что мелкая популяция, попавшая в существенно новые условия обитания, дает быстрые изменения, потому что в ней эффективно действует отбор. Это верно, но необходимо помнить, что речь по‑прежнему идет лишь о выборке наиболее подходящего наследственного признака из уже имеющегося генного материала. Полагать, что таким образом могут приобретаться принципиально новые структуры у организма – как это предлагает рассмотренная выше теория «прерывистого равновесия» – есть некорректное обобщение результата наблюдений, обобщение, противоречащее самим наблюдениям – отсутствию переходных форм между высшими таксонами.

    Итак, природное видообразование не является созданием новой наследственной информации, но вызывается лишь различным перебором имеющейся в некотором избытке первоначальной генной информации исходного рода (барамина).

    Разные школьники несколько по‑разному делают конспект одной и той же лекции или одной и той же книги. Все конспекты немного различаются, каждый школьник выбирает то, что ему более понятно или больше нравится, но эти изменения ограничены – в конспект никак нельзя написать то, чего не было в самой книге, иначе это уже будет не конспект, а совершенно оригинальное сочинение. Подобно сему и природное видообразование ограниченозаранее заданными первоначальными рамками.

     

    Мутация – генная диверсия

     

    Итак, естественный или искусственный отбор может предпочесть одну генную информацию другой, выбрать одну, отвергнув другую. Этим способом никогда не удастся получить бесконечно широкого разнообразия. Более того, желание выбрать самый лучший возможный признак, который интересует селекционера, приводит к потере жизнеспособности породы, потому что отвержение исходной информации не проходит даром. Так выводятся, например, желтые или зеленые семена Менделевского гороха, так раскладывается пасьянс исходной колоды «генных» карт. Но возможно ли поменять карты самой колоды: подбросить лишнюю карту, выбросить какую‑либо из карт, наконец испортить саму карту (методом крапления)?

    Оказывается, возможно, и такие операции с генной информацией называются мутациями. Мутации возникают при копированиигенной информации: при удвоении ДНК, при делении половых клеток – мейозе, при оплодотворении, когда парные хромосомы отца и матери соединяются между собой. (Могут возникнуть ошибки и при «списывании» кода ДНК на белок, но в этом случае портится только молекула белка, которая тут же разлагается, и на наследственность такая ошибка не повлияет.) Итак, мы имеем дело с копированием и передачей информации, причем огромного объема, так что здесь очень кстати будет вспомнить законы передачи информации из первого урока.

    При передаче информация не улучшается, а в лучшем случае остается постоянной или же, что более вероятно, портится в той или иной степени. Порча же бывает двух видов: утрата части информации (сигнала), и появление информационного «шума» – лишних бессмысленных сигналов. Таков общий закон информатики и он совершенно четко выполняется в живых системах – первоначальная генная информация утрачивается и портится любыми видами мутаций. Все факты наблюдений и экспериментов в генетике подтверждают это правило.

    Обратим внимание, что генная информация великолепно защищена от всяких ошибок при копировании. Образование нуклеотида, на которое современному химику со сложнейшей аппаратурой понадобится не один день, в клетке происходит со скоростью 100 раз в секунду, при этом подсчитано, что ошибки такого быстрого копирования исходной ДНК происходят со средней частотой один раз на сто миллиардов (10^11) нуклеотидов. Но в этих случаях в действие вступают особые ферменты – энзимы, которые исправляют испорченные нуклеотиды. Если бы такого контроля не было, ни один вид не смог бы сохраниться даже в нескольких поколениях.

    И все же ошибки при копировании в генах иногда возникают, особенно при использовании мутагенных препаратов или при облучении. В дело вступает вторая ступень контрольной защиты от мутаций – такой ген не способен функционировать, с него не «списывается» действующий белок. Если испорченный ген унаследован от одного из родителей, то обычно, необходимый белок «списывается» с парного (аллельного) гена другого родителя и мутация никак не проявляется, т.е. оказывается рецессивной. Большинство мутаций не просто редки, но и рецессивны, то есть безопасны хотя бы до поры до времени. Однако если по каким‑то причинам ген испорчен одними и теми же канцерогенами или лучами у обоих родителей, это может привести или к бесплодию, или к уродству потомства. Такой урод (даже если бы он казался эволюционистам обнадеживающим) безнадежно срезается в естественных условиях отбором. Это третья стадия контроля за точностью воспроизведения наследственной информации.

    Таким образом, мутации, во‑первых, редки, благодаря контролю в самом клеточном ядре; во‑вторых, почти всегда рецессивны, благодаря использованию неиспорченного гена второго родителя; в‑третьих, прошедшие эти две степени контроля мутации оказываются смертоносными или настолько вредными, что их «вычищает» естественный отбор. Могут ли эти случайные ошибки в отлично отлаженном и защищенном от ошибок механизме привести к созданию новых, более высокоразвитых существ? Смешной и праздный вопрос!

    И все же нелишне было бы оценить вероятность появления наперед заданной полезной мутации. Возьмем тот же цитохром‑С. При переходе от рыбы к амфибии он должен измениться на 13%. Какова вероятность такого изменения гена, отвечающего за синтез этого белка, чтобы синтезировался нужный для амфибии белок, если принять длину молекулы белка за 100 аминокислот?

    Для того, чтобы найти решение такой задачи, необходимо последовательно угадать места аминокислот (на ДНК – триплетов), подлежащих замене, затем независимо от этого поиска следует отгадать триплет, который заменит первый из подлежащих замене, затем второй, и так далее все 13 подлежащих замене триплетов. Общая вероятность будет равна произведению вероятностей всех этих случайных независимых событий. Для упрощения можно принять, что каждая аминокислота кодируется ровно тремя различными триплетами, а поскольку в состав каждого триплета входят три из четырех различных нуклеотидов, то вероятность ее отгадывания составит (1/4)^3+(1/4)^3+(1/4)^3 = 3/64 ≈ 1/20.

    Вероятность отгадать первое место подлежащего замене триплета равна 1/100,вероятность угадать после этого второе место – 1/99, потому что выбор идет уже из 99 неизвестных мест. Вероятность угадать все 13 мест составит (рис. 18, а):

    В итоге общая вероятность составляет:

    Опять получаем те же сверхастрономические цифры, что и при расчетах вероятности возникновения жизни. И это при условии, что мы пренебрегаем системой контроля за правильностью копирования, рассматриваем только один и притом простейший белок, кодируемый только одним геном из громадного количества генов, подлежащих точно такой же направленной замене. Проще сказать: вероятность обнадеживающего урода равна по порядку величины вероятности самопроизвольного возникновения жизни, что равняется нулю!! Случайная мутация никоим образом и ни при каких обстоятельствах не может служить причиной усложнения организма (ароморфоза)!

     

    Полезная дегенерация

     

    Значит ли это, что полезных мутаций вообще не бывает? – Конечно, впрочем за очень редкими исключениями. Возможны такие мутации, которые невозможно предположить, исходя из теории вероятностей, потому что они объясняются не ошибками в копировании нуклеотидов, а более грубыми вмешательствами в генотип. Например, если по каким‑то причинам часть хромосомы при мейозе просто утратилась, – нам очень трудно рассчитать вероятность такого неслучайного события. Однако такая «кража карт» из генной колоды должна привести к существенным дегенеративным изменениям в организме. Есть редкие примеры, когда такая дегенерация оказывалась для животных полезной и отбор позволил обнадеживающим уродам выжить, дать потомство и захватить первенство в виде.

    В книгах приводятся два таких примера: это потеря крыльев жуками, живущими на скалистых островах, и потеря глаз пещерными рыбами, живущими в полной темноте. Обе мутации оказались для выживаемости полезными: крылатых жуков чаще сдувало ветром в море, а бесполезные глаза чаще повреждались и вызывали заболевания, не принося ровно никакой пользы. Других примеров встречать в литературе не приходилось. Но даже если подобные примеры еще есть, они никоим образом не говорят о пользе мутаций для эволюции. Эволюция не может идти методом дегенерации – и только. Мутация может убрать глаз или крыло, но она не в силах создать глаз, крыло или ногу.

    Об этом красноречиво свидетельствует история опытов с плодовой мушкой дрозофилой. Уже несколько десятилетий ученые самыми разными способами вызывают у нее всякие мутации. Им не раз доводилось «вывести» бескрылую, или безногую, или безглазую муху, но никогда еще не удавалось вывести муху с какими‑то более совершенными приспособлениями. И это при том, что муха меняет 20 поколений в год, а скорость эволюции все биологи исчисляют не числом лет, а числом поколений.

     

    Общая дегенерация жизни

     

    Изучение биологии приводит нас к выводу, похожему на тот, что мы видели, говоря об астрономии. Как там мы видели, что энергия имеет свойство качественно ухудшаться, химический состав вещества во Вселенной стремится также к качественному ухудшению и обеднению в сторону устойчивых средних элементов, – подобно тому и в биосфере земли происходят на наших глазах изменения только в сторону дегенерации. Это проявляется как в исчезновении многих видов, то есть в качественном обеднении биосферы, так и в утрате этими видами многих ценных свойств, которые были у них ранее – виды вырождаются.

    Ископаемых видов множество, а новых видов человек не только не создал, но и никогда не видел их создания (мы подразумеваем виды, качественно более сложные, чем есть в природе). Ароморфоз учеными только воображается, дегенерацию же можно воочию наблюдать. О рудиментах еще говорят и, возможно, их находят, а о нарождающихся органах нет и помину. То и другое наглядно свидетельствует о качественной порче.

    Из этого следует, что когда‑то информация о всем живом на земле, если так можно выразиться, генофонд планеты имел начало.Затем он начал передаваться из поколения в поколение в точности по законам информодинамики: новая информация не возникала сама собой, а старая при передаче только портилась. Вымирание большинства исчезнувших видов невозможно объяснить только экологическим вмешательством человека, ибо они вымерли до начала сознательного их истребления людьми.

    Итак, общее растление мира проявляется на самых разных ступенях его бытия: в химическом составе, в энергетике, в биологическом отношении. Живя по нынешним законам, природа (да и человек сам посебе) не способна к прогрессу, но зато тяготеет к регрессу и растлению. И все же, она до сих пор еще удивительно сложна, разнообразна и прекрасна. Объяснить это можно только целенаправленным сотворением всего сущего Богом– Существом Всемогущим Всеведущим и Всесвятым – то есть бесконечно праведным и прекрасным.

    Отрицать Творца и утверждать в нынешнем мире действие законов прогресса – полное безумие, похожее на самодурство одного сказочного правителя, не желавшего подниматься вверх по лестницам и требовавшего от своих зодчих построить такой дворец, на вершину которого можно было бы подняться, лишь нисходяпо всем лестницам! Так и эволюция предлагает подъем от бактерии к человеку, имея в руках только дегенеративные процессы.

     

    Возможна ли целенаправленная эволюция?

     

    Но не мог ли Творец, разумно направляя всякие мутации, рождая обнадеживающих уродов, создать из первой клетки всю прочую жизнь? Может быть Он так и сделал когда‑то, а сейчас перестал так делать и мир самопроизвольно потихоньку деградирует?

    На эти вопросы наука точно ответить уже не может. Она может говорить только о той области, где действуют нынешние объективные законы природы. Рассматривая их, честный ученый должен прийти к выводу, что возникновение мира, жизни, разума и динамику их развития по нынешним законам объяснить невозможно и необходимодопустить воздействие иной, сверхестественной причиныбытия всего сущего. На этом функции науки должны кончиться. Познавать сущность бытия далее научными методами – наблюдением, экспериментом и логикой – уже невозможно. Основы дальнейшего познания мира даются человеку в Откровении – слове Божием, и могут приниматься иотвергаться верою,а не рассудком.

    Христианское Откровение – Библия – прямо отрицает возможность эволюционного превращения видов, выходящего за рамки признаков первого сотворенного рода. Точно так понимают это место Библии святые Отцы – древние учители Православной Церкви – и современные ученые‑креационисты.

    Поскольку нынешнее наше изложение намеренно не входит в область сугубо религиозную, мы только ограничимся констатацией факта: сам библейский текст и его классическое христианское понимание не допускают эволюции, хотя бы и направленной Богом. Впрочем, мы не обязываем читателя верить этому, как научному факту.Честная наука исключает лишь случайнуюэволюцию, а о направленной не может сказать ничего однозначно.

    Впрочем, даже против направленной эволюции есть косвенные научные свидетельства (и прямые библейские и святоотеческие опровержения, которых мы здесь касаться не будем). Одно из таких косвенных свидетельств затрагивается в самом школьном учебнике. В разделе «Генетика» указывается на одну нерешенную проблему, которая формулируется так:

    «В каждой клетке имеется весь набор генов данного вида. Очевидно, что в разных клетках и тканях функционируют лишь немногие гены, а именно те, которые определяют свойства данной клетки, ткани, органа. Каков же механизм, обеспечивающий активность определенных генов (в данной конкретной клетке – с. Т.)? Эта проблема сейчас усиленно разрабатывается в науке» [3, с. 238].

    Подобная проблема не одна. Несмотря на всю свою сложность, ДНК несет информацию о самых нижних по уровню элементах организма. ДНК – это только инструкция по изготовлению белков организма. Всех белков, во‑первых, и всех белков, возможных в различных расах, породах и сортах, во‑вторых. Проще сказать – это расширенная спецификация всех кирпичей здания во всех возможных вариантах и инструкция по изготовлению этих кирпичей – и не более того. Но достаточно ли этого для построения здания?

    Всякий организм начинается с одной клетки – зиготы. Откуда эта клетка знает, в какой последовательности при своем делении образовать мышечные, нервные, покровные и всякие прочие ткани? Как потом осуществляется сложнейшее взаимодействие между тканями и органами? Клетка с помощью ферментов может строить и отчасти регулировать саму себя, но каким образом строится и регулируется весь организм? Каким образом клетки каждого органа делятся в таком темпе, что организм растет пропорционально, а потом останавливается в своем росте? Если это регулирование пропорционального роста нарушается и клетки некой ткани «возмущаются» и размножаются как попало, не сообразуясь с другими тканями, – возникает злокачественная опухоль, насквозь пронзающая другие ткани и органы. Такова суть раковых заболеваний, причины которых также совершенно неясны ученым.

    Материальный носитель всей этой инструкции по управлению не обнаружен – вот о чем говорит приведенная цитата из учебника. Механизм этот в огромной своей части является наследственной информацией, которая записана неизвестно где, но не в ДНК. Что такое ДНК – удалось прочесть, но информации по управлению всем организмом там не обнаружено. Других материальных носителей информации в клетке, которые могли бы нести в себе подобного рода инструкцию, – тем более нет. Значит ли это, что необходимая информация не имеет материального носителя, хотя и соприсутствует организму во все время его жизни, и если где‑то эта информация портится, то организм может погибнуть? – По всей видимости, да, существует невидимая сущность живого организма (можно именовать ее душою животного или жизненной силой – нет большой разницы), идеальная по своей природе, но тесно связанная с материальным составом организма. Жизнь, иными словами, не сводится к физико‑химическому уровню, к законам химического взаимодействия молекул. Так искони считали все биологи до Дарвина, и всем им в той же мере, что и нам непонятенсостав и свойства этой невидимой сущности, этой информации, не имеющей материального носителя. Наука в этом вопросе вновь подошла к границам своей применимости.

    Теперь мы можем вновь вернуться к вопросу о направленной эволюции. Если действительно, каждый барамин, помимо генной своей инструкции несет не меньшую, а гораздо большую информацию по управлению, не имеющую материального носителя, то он становится настолько уникален, что его гораздо легче сделать заново, чем произвести из другой – столь же огромной, столь же уникальной, но все же иной – информации об ином барамине. Для блеклого сравнения можно поставить вопрос: чтобы великий писатель переделал один свой роман в другой методом перестановки букв и слов первого романа и добавлением лишь недостающихбукв в нужном количестве, – для этой цели, нет спора, нужен гений писателя и случайно такая перестановка не произойдет никогда. Но согласится ли сам писатель на такую ужасно глупую и нудную работу, которая только надорвет его творческие силы, отвлекая от действительно творческого замысла на самую отвратительную рутину?

    У нас нет научного доказательства, что Бог не творил мир такимспособом – методом эволюционной рутины. Но в то же время ясно видно, что эволюционный многократный переход от одного вида к другому – это самый неэффективный, самый косный и, кроме того, самый жестокий способ творения (ведь в инструменты здесь берется отбор – смерть, стирающая промежуточные формы жизни). Единственное оправдание этому способу могло быть в том, что он позволял бы все биологические процессы свести толькок органической химии. Но как раз этого‑то преимущества, как мы видели, он и не дает! Первую живую клетку все равно можно создать только чудом. Многоклеточный высокоразвитый организм кроме этого чуда все равно несет в себе чудо более высокого порядка – жизненную силу, живую душу, материально незакодированную информацию. Обойтись без чудес при творении все равно не удается. Зачем же Всесильному Чудотворцу – Богу опускаться до самых примитивных и жестоких способов творения, когда все равно к ним невозможно свести всей творческой работы?

    На этом мы ненадолго прервем рассуждение о творении и рассмотрим предварительно вопрос о происхождении человека, как существа не только биологического, и даже не только социального, но и нравственного.

    Философски рассуждая, в бытии мира есть такие качества, в которые, вопреки материалистической диалектике, никогда не может перейти количество более низшего качества. Жизнь невозможно свести к физике и химии и даже к классической информатике на материальных носителях. Как ни усложняй органическую химию – жизни не получишь. Многоклеточную жизнь невозможно представить себе как количественно усложненную одноклеточную. Законы развития биоценоза (да и отдельной популяции) не исчерпываются суммой всех биологических жизней, составляющих сообщество. Наконец, разум, а тем более нравственно‑духовные категории, не являются только высшей формой биологического достижения. Потому‑то между неживым, живым и разумным невозможно протянуть ниточку эволюционного восхождения.

     

     

    Урок 7

    Происхождение человека

     

    Один из основных вопросов эволюционного учения есть обоснование происхождения человека от животных предков (обезьян), а также вывод из этого утверждения, сводящийся к тому, что биологическая эволюция человека сменилась его социальной эволюцией, то есть поступательным восходящим развитием человека и общества (социально‑экономическим прогрессом). В таком учении видна внутренняя логика: если современные двуногие разумные существа суть потомки неразумных четвероногих, то, действительно, человечество приближается к светлому будущему, что, пожалуй, трудно усмотреть, глядя на современную действительность. Возникает вопрос: а верна ли исходная посылка, что человек происходит от обезьяны?

    Строго говоря, приводимые выше доводы против биологической эволюции не дают еще сами по себе конкретного ответа на данный вопрос. Природное видообразование в рамках исходного генотипа есть наблюдаемый научный факт. Не являются ли человек и человекообразные обезьяны вариациями на тему общего предка? На этот вопрос мы еще не дали ответа.

     

    Морфологическая близость человека и животных

     

    В школьном учебнике первым доказательством происхождения человека от обезьян являются морфологические признаки, т.е. наличие у человекообразных обезьян ногтей, одинакового с людьми количества ребер и поясничных позвонков, схожее строение зубов, сходство белков, общность гормонов, близость хромосомного набора, наконец даже общие паразиты (вши).

    Для несведущего человека все это звучит довольно убедительно, но следует помнить огромную сложность устройства всякого организма, в особенности человеческого, вследствие которой даже эти признаки сходства не много значат. Особенно если учесть, что существует множество животных, сходных с человеком по многим признакам гораздо более обезьян.

    Как мы уже видели, у шимпанзе на пару хромосом меньше, чем у человека и ящерицы. По сходству содержания аминокислот в белках, ближе всех к человеку стоит курица, а не обезьяна. По строению зубов ближе обезьяны стоит к человеку свинья. Можно вспомнить историю одного скандала с поиском обезьяно‑людей, когда зуб свиньи был принят за зуб нашего воображаемого предка, получившего название «небрасский человек». Свиная почка почти неотличима от человеческой и известны случаи успешной пересадки свиных почек человеку. Свиньи, в отличие от «вегетарианцев»‑обезьян всеядны, их кожная реакция сходна с человеческой, а удельный вес крови ближе к человеческому (наряду с зайцем), чем у обезьян.

    В некоторых чертах поведения многие животные копируют человека гораздо лучше обезьян. Так, слоны используют простейшие орудия труда, и не только для добывания пищи. Они способны выполнять однообразную работу и понимать команды людей на трех‑четырех различных языках, к чему обезьяны неспособны. Оказывается, что слоны даже закапывают своих умерших сородичей землей и растительностью. Попугаи способны внятно повторять членораздельные человеческие слова, чему обезьян так и не удалось научить. Есть птицы, умеющие расписывать свои гнезда изнутри краской из цветных фруктовых соков, смешанных со слюной. Это австралийские шалашницы. Самцы их дарят своим избранницам подарки, не имеющие никакой утилитарной ценности, например, цветы.

    Все эти примеры можно умножить, но мы не станем отвлекаться. Сходство строения и поведения человека и животных в некоторых чертах не может признаваться за близкое родство или общее происхождение. Есть очень резкие, буквально непреодолимые черты различия между человеком и обезьянами. Речь идет не просто об умственных способностях или социальной организации, речь идет о строении скелета, т.е. о признаках, имеющих объективное палеонтологическое значение. Выделим три из них.

    Первые два связаны с прямохождением человека. Для поддержания равновесия прямоходячему существу требуется более развитый, чем у четвероногих, вестибулярный аппарат, что отражается на строении черепа. Сравнение внутриушных каналов человека и обезьян дает по этому признаку непреодолимое различие.

    Кроме того, прямохождение в собственном смысле предполагает возможность распрямления колен. Существуют обезьяны (гиббоны, карликовые шимпанзе – бонобо, и некоторые другие), которые в некоторых случаях способны перемещаться по земле на задних лапах (медведя или собаку тоже можно этому научить). Но никто из этих обезьян не выпрямляет колен, что можно понять и по строению коленного сустава. Прямохождение должно отражаться и на строении тазового узла.

    У человека, некоторых видов мартышек и долгопятов нет кости, именуемой по латыни baculum, имеющейся у человекообразных обезьян и других приматов.

    Впрочем и без того ясно, что скелет человека невозможно спутать со скелетом обезьяны. Мы выделили лишь те признаки, которые понадобятся при анализе воображаемых предков человека – гоминоидов.

     

    Ископаемые обезьянообразные

     

    Решающим доводом в пользу обезьяньего происхождения людей сами эволюционисты признают находки «переходных форм» или обезьяно‑людей. Если время существования космоса, земли и жизни на ней ограниченно несколькими тысячами лет, то у нас, конечно, нет времени на превращение даже обезьяны в человека, не только – бактерии в обезьяну. Пять – шесть тысяч лет назад человек имел на земле высокоразвитые цивилизации и письменные памятники. Времени даже на кратчайшую эволюцию практически не остается.

    Эволюционная же теория требует на превращение обезьяны в человека нескольких миллионов лет. В этом случае верхние слои пород должны были бы содержать останки гоминоидов примерно в тысячи раз в большем количестве, чем археологические раскопки древних людей, которым никак нельзя дать больше нескольких тысяч лет. Мы должны были бы буквально ходить по костям наших обезьянообразных предков!

    На самом деле картина в точности противоположная. Ископаемых людей (совсем по виду современных) археологами обнаружено в тысячи раз больше, чем того материала, который именуют гоминоидами. Мы уже говорили о находках нормальных людей в гораздо более ранних слоях, чем останки гоминоидов, и там речь шла о подробных находках: почти целый скелет, почти целые черепа. Среди гоминоидов так и не обнаружено ни одного целого скелета, практически ни одного полного черепа, а большинство описанных и реконструированных видов «основаны» буквально на 1‑3 костях, да и то неполных.

    Известно такое сравнение: если все остатки этих наших воображаемых предков собрать в один гроб, то там осталось бы еще порядочно свободного места. Между тем нельзя сказать, чтобы поиски подобных костей велись лениво. Ученый мир и образованная публика буквально охотились за крошечными косточками, которые можно было бы истолковать как переходное звено от обезьяны к человеку, и из каждой такой находки делали сенсацию. И это при том, что целый человеческий скелет был на сто лет убран из экспозиции музея с глаз долой – только за то, что найден был в слоях на 15 миллионов лет «старших», чем те, где искали гоминоидов. Вообще, находок людей, орудий их труда и отпечатков их ног в «динозавровых» слоях гораздо больше, чем сомнительных косточек всяких «питеков» в более поздних слоях.

    Это обстоятельство необходимо иметь ввиду при анализе найденных окаменелостей. Налицо совершенно явная предвзятость в научном поиске, от которой невозможно ожидать взвешенных и обдуманных результатов. Дело дошло до прямых подделок некоторых видов окаменелостей гоминоидов.

     

    Научные подделки «научных» доказательств

     

    1. Пилтдаунский эоантроп

     

    Самой скандальной мистификацией подобного рода был так называемый «пилтдаунский человек» или эоантроп. В Пилтдауне (Англия) был найден в 1908 году окаменевший человеческий череп. Продолжением раскопок занялись ретивые охотники за черепами и вскоре нашли обезьянью челюсть и несколько зубов. Правда, челюсть была повреждена как раз в том месте, где должна была соединяться с черепом (рис. 19).

    Находке была дана широчайшая реклама. О ней писали популярные книги и защищали сотни докторских диссертаций. К тридцатилетию находки на том месте был воздвигнут памятный обелиск «первому англичанину».

    Лишь в 1951 году обнаружили разное содержание фтористых соединений в черепе и челюсти. Более тщательное исследование выяснило, что череп чисто человеческий и ему несколько тысяч лет, а челюсть принадлежит современному орангутану. Чтобы челюсть выглядела старой, ее подкрасили дихроматом калия, а зубы подпилили, чтобы придать им сходство с человеческими. Подобной же подделкой оказались и иные фрагменты находки, в частности, собачий зуб, также подпиленный, набитый песком и выкрашенный дихроматом.

     

    2. Яванский питекантроп

     

    Подобной же подделкой оказался другой «обезьяночеловек» с острова Ява, найденный в конце прошлого века. В слое осадочной породы, богатом окаменелыми костями, был обнаружен фрагмент черепа, похожего на обезьяний, часть обезьяньей челюсти и несколько коренных зубов. К ним прилагалась бедренная кость современного человека (рис. 20). Все это вместе и было названо «питекантроп эректус» – обезьяно‑человек прямоходячий, а дальше начались научные фантазии о том, что это двуногое имело объем мозга 900 см3 – среднее между обезьяной и человеком, и умело говорить. До сих пор в школьном учебнике рядом с фантастической картинкой питекантропа «в профиль» нарисован этот самый кусок черепа и человеческая бедренная кость. Был воссоздан его вид в полный рост. По меткому выражению одного ученого, питекантропа описывали так, «будто это был Питт, Фокс или Наполеон. Штриховка заботливо оттеняла каждый волосок на его голове. Неосведомленный человек, глядя на это тщательно вырисованное лицо, даже на миг не мог представить себе, что перед ним портрет бедренной кости, нескольких зубов, да кусочка черепа».

    Некоторые ученые того времени критиковали эту находку за явное сходство черепа с гиббоном, хотя и огромным. В конце концов ее автор Э. Дюбуа признал, что человеческая бедренная кость была найдена за 15 метров от черепа и притом год спустя после него. Кроме того, в том же слое были найдены человеческие черепа, о чем вначале удачливый исследователь предпочел скромно промолчать.

    Другая находка питекантропа на том же острове Ява была составлена следующим образом. Другой «охотник», найдя часть старого черепа, предложил туземцам по десять центов за каждый подобный обломок кости. Вскоре он получил целых сорок подобных фрагментов со следами свежих разломов, по которым реконструировал череп нашего предка! Итак, наше обезьянье сродство обошлось ученому всего в четыре доллара.

     

    3. Небрасский гесперопитек

     

    В 1921 году в штате Небраска (США) был найден окаменевший зуб, который не долго думая признали зубом обезьяно‑человека. Тут же было сочинено изображение гоминоида в полный рост, поднялась пропагандистская шумиха. Но несколькими годами позже были найдены и другие такие же зубы вместе с челюстью, но челюсть оказалась принадлежащей вовсе не обезьяне, а свинье. Вот еще одно доказательство того, что люди происходят от свиней!

     

    4. Синантроп

     

    Эта разновидность «обезьяно‑людей» была обнаружена близ Пекина, в пещере под слоем спрессованного пепла толщиной до семи метров. Растолкование находки дается в школьном учебнике, опять же в научно‑фантастическом стиле. «Возможно, – сказано там, – он добывал и умел поддерживать огонь, одевался, видимо, в шкуры. Были обнаружены мощный слой золы, трубчатые кости и черепа крупных животных, орудия из камней, костей, рогов» (рис. 21).

    Неужели в тех теплых краях древние охотники сумели в пещере натопить семиметровый слой золы, сохранившийся до наших дней? На такой недоуменный вопрос отвечают обстоятельства этой находки, по понятным причинам не названные в учебнике.

    Во‑первых, найдены были только разбитые черепа 24‑х существ. Ни одного целого черепа не обнаружено. Разбиты черепа были сразу же после смерти и примерно по одной схеме: из черепов извлекали мозг.

    Во‑вторых, раскопки и исследования проводил известный апологет эволюции Тейяр де Шарден, иезуитский священник, написавший очень много в защиту обезьяньего происхождения людей и непосредственно причастный к пилтдаунскому подлогу. Вместе с ним в той же пещере проводил раскопки китайский археолог Пей. Он обнаружил там десять человеческих скелетов, в том числе прекрасно сохранившиеся черепа, но как только стало ясно, что это чисто человеческие скелеты, они бесследно исчезли и были забыты.

    В‑третьих, зольные слои и состав окружающей породы свидетельствуют о том, что здесь производился людьми обжиг и гашение извести для строительства. Об этом же свидетельствуют и найденные орудия. Впоследствии известковые ямы, видимо, использовались в качестве свалки мусора, в частности, костей различных животных. В их числе оказались и эти обезьяны с проломленными черепами, съеденные такими неблагодарными потомками!

    В наше время об этих находках уже ничего нельзя добавить, кроме того, что сами черепа бесследно исчезли во время Второй мировой войны, и больше нигде ничего подобного не находили. Но в учебники эти обезьяны прочно вошли на правах наших предков.

     

    5. Рамапитек

     

    Это существо, предположительно существовавшее на свете 14 млн. лет назад, было «воссоздано» воображением пылких антропологов в полный рост на основе одного‑единственного фрагмента: обломка челюсти, размером пять сантиметров, найденного в Индии. Позже в Африке были найдены другие обломки челюсти и приписаны к той же разновидности. И вновь детальные рисунки, показывающие осанку гоминида и его волосяной покров, прочно вошли в учебники. Впрочем, некоторое время назад и этот «предок» из серьезных книжек начал исчезать, благодаря своему слишком явному сходству с орангутаном. Большинство специалистов, даже поддерживавшие поначалу эту «кандидатуру» гоминоида, соглашаются на том, что он в любом случае был не более, чем обезьяной.

     

     

    Более серьезные кандидаты на нашего предка

     

    Кроме явных подделок или явных «натяжек», история поиска гоминоидов дает нам на исследование и некоторые более‑менее подробные останки. К ним относятся австралопитеки, «человек прямоходячий» (Homo erectus) и неандерталец.

     

    1. Австралопитек

     

    Это существо представлено в научном мире довольно обширным количеством костей, и хотя бы уже этим признаком выгодно отличается от названных выше мифических существ. Впрочем, нигде, даже в школьном учебнике его не рискуют назвать чем‑то большим, чем обезьяной. Само название «австралопитек» в переводе значит «южная обезьяна». Сначала Льюисом Лики было найдено несколько черепов в Восточной Африке. Но в тех же слоях был найден еще ранее скелет вполне современного человека.

    Объем черепа австралопитека является характерным для обезьян, и единственными достопримечательными особенностями этой обезьяны ученые посчитали его способность к прямохождению и к изготовлению «орудий из гальки», что отмечается в учебнике. В 1974 году д‑р Иохансен нашел останки довольно полного скелета австралопитека, женского пола, которому дал имя Люси. Примечательными оказались тазовые кости, напоминавшие человеческие, откуда было сделано предположение, что австралопитеки были прямоходячими. Решительным аргументом в пользу такого предположения явился коленный сустав животного, напоминавший человеческий. Однако впоследствии сам автор находки признался, что именно эта кость найдена им за 2,4 км от самого скелета, и вдобавок в слоях на 60 м глубже.

    Серьезным возражением против прямой походки являются ушные каналы австралопитеков, о которых уже говорилось. Они очень напоминают обезьяньи, что свидетельствует о преимущественно четвероногом передвижении. Наконец, другие детали скелета роднят австралопитека с современным карликовым шимпанзе бонобо, который тоже может иногда передвигаться на двух задних лапах, но это не придает ему ничего человеческого.

    Что же касается «орудий» австралопитеков, то и ребенку должно быть ясно, что никакого нужного грубой обезьяне орудия ей не сделать из мелкой гальки, а сама галька может иметь довольно экзотическую форму, поэтому гипотеза об австралопитековых «орудиях из гальки» является, мягко говоря, натяжкой.

    В целом можно сказать, что австралопитеки уникальны. Самым близким к ним по строению скелета оказался тот же орангутан, хотя по ряду признаков австралопитеки отстоят и от человека, и от современных человекообразных обезьян дальше, чем те и другие друг от друга. Автор множества находок австралопитеков Льюис Лики признал их тупиковой ветвью эволюции.

     

    2. «Человек прямоходячий»

     

    После скандального провала питекантропов и синантропов в качестве наших предков были предложены найденные в Восточной Африке черепа, получившие название Homo erectus – человек прямоходячий. Объем мозга предположительно составлял у них до 1100 см3 против 400‑500 у обезьян и 1200‑1800 у современных людей. Впрочем, встречаются люди и с меньшим объемом черепа, причем не отличающиеся умственной отсталостью. Отличаются эти существа большим размером зубов и большими надбровными дугами, чем у современных людей, но исследователи связывают это свойство с необходимостью пережевывать грубую пищу и, следовательно, большей развитостью лицевой жевательной мускулатуры. Исследование аборигенов Австралии подтверждает, что зубы у них действительно в среднем больше, чем у европейцев, хотя никто не считает австралийцев переходными формами.

    Хотя свидетельства о Homo erectus все еще довольно отрывочны и неопределенны, нет никаких оснований считать их промежуточными звеньями. Скорее всего, это была обособившаяся раса людей.

     

    3. Сенсационный череп 1470

     

    Эта находка Ричарда Лики – сына Льюиса Лики, сделанная в Восточной Африке в 1972 году, получила название по своему номеру в каталоге Кенийского музея и пока не отнесена к какому‑то определенному виду (рис. 22). Лики‑младший поначалу считал, что это чисто человеческий череп, но самое интересное, что калий‑аргоновая датировка дает ему от 2,6 до 220 млн. лет. (Хороша же, кстати скажем, надежность метода!) Несомненно, что все прежде найденные кандидаты в переходные формы значительно моложе.

    Этой находке повезло значительно больше, чем скелету с Гваделупы. Пришлось признать, что прежде строившаяся последовательность предков, начинавшаяся австралопитеками, в принципе не подходит. Сам Ричард Лики громогласно объявил: «Или мы выбрасываем этот череп, или мы выбрасываем все наши теории, касающиеся раннего человека». И тем не менее, этот авторитет в антропологии не принимает идеи специального сотворения человека. «Эволюцию» проделали его взгляды на находку, так что в конце концов он отнес ее к разновидности австралопитеков, и про череп 1470 постарались поскорее забыть. Объяснение этому просто: кто в современном научном мире решится открыто отвергнуть «обезьянью версию», должен будет расстаться со всеми видами не только на карьеру, но и на любые самостоятельные исследования в антропологии.

     

    4. Неандерталец

     

    Подробные находки этих людей в Европе начались с середины прошлого века. Дарвинистам очень хотелось выделить и подчеркнуть в этих древних охотниках обезьяньи черты. Но факты говорят о другом.

    Средний объем черепа у неандертальцев, несмотря на низкий лоб, был больше,чем у современного человека. Далее стали известны некоторые особенности неандертальских останков. У них были обнаружены сложные орудия труда. Неандертальцы погребали мертвых. Известно захоронение неандертальца в железной кольчуге и с железными наконечниками стрел. Эти люди имели и определенные художественные способности, вплоть до того, что могли, например, изготовить флейту из голени медведя.

    Особенности же строения их скелета объясняются тем, что жили они в пещерах в ледниковом периоде и, очевидно, страдали рахитом и артритом из‑за недостатка витамина D, поскольку мало бывали на солнце. Кроме того, в тех же слоях или в чуть более поздних находят и совсем неотличимых от современных людей кроманьонцев. Вполне возможно, что отделившиеся человеческие племена, попадавшие в особо тяжелые условия жизни, могли приобретать некоторые «отметины» на своих костях, оставаясь во всем прочем обычными людьми (рис. 23).

     

     

    Археологические датировки и тирольский человек

     

    Как и в палеонтологии, в археологических раскопках обычно не принято полагаться со стопроцентной уверенностью на радио‑датировки, вследствие их малой надежности и большого разброса данных, который может достигать до 100 % в ту и другую сторону, как это мы видели на примере черепа 1470, возраст которого по одному и тому же методу с участием одного и того оборудования и персонала дал «вилку» значений от 2,6 до 220 млн. лет. Подобно тому, как палеонтологи привыкли из всего диапазона радиодатировок выбирать то, что соответствует «руководящим ископаемым», то есть эволюционной догме, – точно также и археологи главным образом определяют возраст человеческих стоянок вовсе не по углероду‑14, а по найденным орудиям труда. Если найдут каменные орудия – значит, это каменный век, если медные, бронзовые или железные – соответственно, медный, бронзовый или железный век.

    До недавних пор в распоряжении археологов были лишь отдельные кости людей ледникового периода. Но вот в 1992 году при таянии альпийского ледника был обнаружен чудесно сохранившийся труп мужчины, умершего и естественным образом мумифицировавшегося до покровения его ледником. По внешнему виду, по строению скелета и даже по составу ДНК этот человек, который должен был жить до появления неандертальцев, ничем не отличим от современного европейца. Он, видимо, регулярно стриг свои кудрявые темно‑шатеновые волосы, носил на теле татуировки, в ухе – серьгу из полированного камня с красочным орнаментом, на груди – талисман из такого же полированного камня с кисточкой из ниток.

    Одет он был в кожаные гамаши и меховой халат, искусно сшитый из шкур трех видов различных животных. Имел он кожаный рюкзак на особой раме, почти как совсем недавно вошедшие у туристов в моду станковые рюкзаки, а в нем целый набор различного инструмента: кремневые, костяные орудия, медный топор на тисовом топорище, стрелы с кремневыми наконечниками, а также тисовый лук, запасную тетиву, и даже целую походную аптечку – грибы на кожаном шнуре, содержащие антибиотик и витамин С. Углеродный анализ показал возраст находки от 4,5 до 5,5 тысяч лет. И хотя эти цифры довольно ненадежны, как и все углеродные измерения, бесспорно то, что этот человек умер естественной смертью до того, как был покрыт ледником.

    Этот человек имел две черты, отличающие его от современного и роднящие с неандертальцем. Во‑первых, это больший, чем у нас, «неандертальский» объем черепа. Во‑вторых, его 25‑30‑летний организм еще не достиг полной физической зрелости. Известно, что и неандертальцы взрослели примерно к 30‑32 годам. Видимо, обе черты были свойственны всем древним людям.

    Очень интересен набор инструмента древнего человека. Если бы из всего набора были найдены только кремниевые лезвия, их отнесли бы к каменному веку, а если только медные – то к медному. Если же найден был бы только лук, его отнесли бы уже к средневековью, потому что знаменитые английские луки изготовлялись из того же тиса примерно таким же способом. Но тут все принадлежности присутствуют одновременно у донеандертальского человека. Это подрывает под корень сам принцип археологической датировки, само деление времени на каменный, бронзовый и другие века.

    Главный же вывод, который дает нам эта находка, состоит в том, что человек всегда был человеком, и в самой глубокой древности владел высокими ремесленными технологиями, требовавшими ничуть не меньшего ума и навыка, чем ныне. Так называемый технический прогресс человечества состоит не в принципиальном увеличении этого ума и навыка, а лишь в накоплении знания и технологических образцов, которые у нас имеются, а у предков наших еще не были накоплены. Известно, что попытка заставить ради опыта современных студентов изготовить самое примитивное каменное рубило неандертальцев при помощи каменных же орудий при всех их стараниях не привела ни к какому успеху. Вот вам и примитивные люди!

    Итак, ископаемые останки предполагаемых предков человека делятся на следующие группы:

    1. Обезьяны: австралопитеки, возможно – рамапитеки.

    2. Люди: неандертальцы, «прямоходячие», «человек 1470».

    3. Существа, о которых практически невозможно сказать что‑либо определенное, настолько фрагментарны останки: синантроп, рамапитек.

    4. Прямые подделки: пилтдаунский эоантроп, яванский питекантроп, небрасский гесперопитек (рис. 24).

    Итак, в этом перечне мы так и не видим чего‑то промежуточного между обезьяной и человеком. Кстати, если разные существа претендуют на эту роль, то как объяснить поразительное единство рода человеческого? Пилтдаунский экземпляр имел человечий череп и обезьянью челюсть, а питекантроп – обезьяний череп. Упоминаемый в учебнике гейдельбергский человек имел челюсть с человеческими зубами, а рамапитек – с обезьяньими. Почему же еще до разоблачения подделок никто не задался вопросом: как все эти разные пути эволюции привели к общему результату? Что эволюция исправляла сначала, а что потом: челюсти или черепа? Почему люди всех рас под своей разноцветной кожей столь одинаковы, если они произошли от разных предков?

     

    Генетические доказательства сотворенности людей

     

    Ответы на эти вопросы можно найти в генетическом анализе современных людей. В 1995 году такие исследования были проведены и впервые опубликованы. Оказалось, что у любых двух людей с разных концов света гены более идентичны, чем у двух горилл из одного западно‑африканского леса. Значит ли это, что все мы происходим от одной пары предков?

    Американские биохимики также совсем недавно исследовали ДНК митохондрий. Митохондрии, как известно из школьного курса, не входят в состав ядра, и сперматозоиды их не содержат, поэтому они наследуются только от матери. Оказалось, что у всех этнических групп ДНК митохондрий идентичны. Отсюда ученые сделали вывод, что все мы происходим от одной женщины, которую назвали генетической Евой. Рассчитав по современным темпам мутаций ее возраст, генетики приняли его за 200 тысяч лет, когда по эволюционным меркам людей современных еще не должно было быть. Это недоумение объясняется очень просто: раньше мутации у людей встречались в сотни раз реже, далее мы увидим, почему.

    Если митохондрии наследуются только по материнской линии, то Y‑хромосомы – только по отцовской. Аналогичное исследование Y‑хромосом у представителей разных народов привело ученых к убеждению в существовании общего праотца всех людей земли. Его соответственно назвали генетическим Адамом. При этом эволюционная догма оказалась так прочно вбита в головы, что сообщение об этих открытиях снабжается таким комментарием: «Он (Адам) не был одиночкой, но, что гораздо вероятнее, был членом некой небольшой группы первобытных людей. Его гены выжили, скорее всего потому, что остальные мужчины оказались неспособны к зачатию». Подобно же и о «генетической Еве» заявляется, что и она была не одна, но каким‑то образом только она сумела оставить потомство.

    Интересно, уж не в Пилтдауне ли они поженились? В комментарии утверждается: «Нет никаких доказательств, что этот „Адам“ знал эту „Еву“». Обратите внимание, что подобные басни крепко приправлены словами: «вероятно» и «скорее всего». Непредвзятому человеку видно, насколько все подобные умопостроения о первобытных коллективах, в которых нашлось только два таких счастливца, невероятны. Скорее всего, – скажет нормальный человек, прочитав об этих исследованиях, – все было просто по Библии.

     

    Человеческая речь

     

    Способность членораздельно говорить – одно из самых очевидных отличий человека от обезьян. У человекообразных обезьян отсутствует речевой центр головного мозга. Кроме того, у них нет тонкого механизма управления диафрагмой и дыхательными мышцами, необходимыми для речи, чтения и пения.

    Самое важное, что нужно для языка, – это способность к абстрактному мышлению. Зрительный, мысленный образ необходимо закодировать и передать цепочкой членораздельных звуков. Ученые практически ни слова не могут сказать конкретно, как такое развитие могло произойти у обезьян.

    Заставить обезьяну говорить пока никому еще не удалось. Попугаи произносят звуки гораздо членораздельнее, а собаки улавливают смысл человеческих жестов значительно лучше обезьян.

    Один из лучших в мире специалистов по языкознанию Ноам Хомский утверждает: «Человеческий язык – неповторимое явление, он не имеет аналогий в животном мире… Нет причин полагать, что пропасть между человеком и животными преодолима. Утверждают, что „высшие“ формы развились эволюционным путем из „низших“, но с таким же успехом можно считать, что способность человека ходить появилась эволюционным путем из способности дышать».

    Очень важное свойство всех языков человечества – это их тяготение к упрощению и дегенерации. Во всех древних языках гораздо сложнее грамматические конструкции, обычно шире словарный запас, несмотря на появление неологизмов из технических и социальных терминов, больше возможности к словообразованию из природных корней данного языка (что ныне чаще всего заменяется простым заимствованием иностранных слов). Наконец, даже фонетически языки древние были гораздо богаче современных, о чем свидетельствует их расширенный по сравнению с нынешним алфавит. Исследование языков отсталых народностей показывает, что они тоже ничуть не примитивнее европейских. Напротив того, цивилизация существенно портит язык, отучает людей выражаться богато и правильно, замусоривает язык жаргоном и ругательствами.

    Итак, в языковом отношении мы видим «обратную эволюцию» от культурных людей к некультурным и далее – к обезьянам.

     

    Знания древних

     

    Исследование древнейших цивилизаций говорит о высоком уровне знаний у древних людей. Особенно это касается отвлеченных, абстрактных знаний, не имеющих особого утилитарного значения – математики, астрономии, а также художеств, литературы, поэзии. Люди с высочайшей точностью знали длину солнечного года, лунного месяца, знали звезды вплоть до невидимых невооруженным глазом, умели возводить числа в степени и извлекать квадратные и кубические корни и т.д. Между тем у нас давно укрепилось ложное мнение, что в те времена люди извлекали корни только съедобные.

    Поражают и успехи древних технологий. В шумерских раскопках находили гальванические элементы и электролитические установки. Шлифовка плит древнейших строений потрясает своей великолепной точностью, едва ли воспроизводимой современной технологией. Огромные каменные глыбы древние люди способны были вырубать из скалы и перетаскивать на большие расстояния, в том числе через реки, и поднимать на огромную высоту. Мы теперь редко когда можем угадать, какими приспособлениями они для этого пользовались.

    А что сказать об искусстве древнего ткачества, древней живописи, об умении мумифицировать трупы, о гончарном и кузнечном ремесле? На эти темы написано множество популярных книг.

    Человек с древности был никак не глупее современного, имел не меньшие способности мыслить абстрактно и отвлеченно, умел воспринимать мир гораздо менее утилитарно и более поэтически, чем теперь. Что же касается развития технологии, то здесь и в древности, и теперь всегда используется овеществленный опыт предыдущих поколений. Пока вы не сделаете хороших стамесок и резцов, вам не удастся далеко продвинуться в резьбе по дереву. Пока не освоите нужный метод закалки и отпуска железа, у вас не появится пружин и рессор, а следовательно, и колесного транспорта. И так во всем. Для технологического развития нужна прежде всего материальная база, а уже потом собственная изобретательность, на которую человек был способен всегда. Поэтому технология возрастает не в одном поколении.

    Кроме того, история дает основания полагать, что развитие высоко‑технологической цивилизации неоднократно в истории человечества пресекалось какими‑то катастрофами или, так скажем, необъяснимыми вмешательствами вроде всемирного потопа или рассеяния народов при строительстве Вавилонской башни. Библия объясняет это Божиим наказанием людей, отпадающих от жизни духовной в плотскую, греховную. Так или иначе, но историческое развитие технологической цивилизации не было непрерывным восхождением. Оно часто пресекалось тем, что люди лишались накопленной технологической базы и ставились в какие‑то новые тяжелые природные условия и многое приходилось начинать сначала. Не все племена продолжали развиваться прогрессивно. Исследование истории американских и австралийских народов показывает, что они являются вовсе не отсталыми, а деградировавшими цивилизациями. С точки зрения технического прогресса они к моменту их открытия европейцами двигались не вперед замедленными темпами, а назад, не сохранив достижений цивилизации своих предков.

     

    Эволюция религиозно‑философских взглядов

     

    Интересную пищу для размышлений дают исследования мифологии самых разных народов. Предсказание эволюционистов было и в этом отношении простым и скоропалительным. Сначала под воздействием суеверного страха перед стихиями природы люди должны обожествить их, затем оформить свои представления о божествах в более конкретном виде: людей или зверей, наконец, благодаря нарастанию естественнонаучных знаний о единстве окружающего мира, прийти к более отвлеченной философской идее – единобожию, формированию которого должны помогать и социальные факторы, в основании которых лежат классовые взаимоотношения.

    Но как и все прочие предсказания эволюционной теории, это точно так же бесславно провалилось. Оказалось, что многобожие, вера в различных духов и обожествление природных стихий появляются в более поздних вариантах мифологий. Самые древние редакции космогонических мифов восходят к понятию о Едином, невидимом, трансцендентном миру Творце. Многие язычники сохранили представление о некоем главном Божестве, от которого происходит все, но просто не считают полезным поклоняться Ему, или же не считают себя достойными такого поклонения.

    Что же касается содержания древних мифов, самых ранних редакций, то во всех частях земли сохранились некие общие черты повествования. Отметим лишь некоторые из них, смутно отражающие библейский рассказ:

    1. Мифы повествуют о том, что первые люди имели некие знания и сверхъестественные умения, полученные от плодов некоего дерева, но потом утраченные вследствие гнева богов, пославших на землю глобальную катастрофу. В христианской библейской трактовке это были сверхопытные знания и сверхчувственные (экстрасенсорные) способности, дарованные при создании первому человеку, но вследствие грехопадения направленные им во зло, к общению с падшими духами. Именно этими знаниями и способностями, видимо, объясняются успехи древнейших цивилизаций. Характерен постоянно встречающийся в мифах образ змея при древе познания.

    2. Катастрофой, полагающей конец первой цивилизации, повсеместно, буквально у всех народов земли, считается всемирный потоп, включающий не только водное потопление, но и мощное горообразование, выбрасывание из недр земли большого количества горных пород. Последнее обстоятельство, отмечаемое в ряде американских мифов и отсутствующее в Библии, понадобится нам при дальнейшем изложении.

    3. Общие черты описания потопа также совпадают в мифах разных племен. Это прежде всего сверхъестественное предсказание, данное через одного пророка (Ноя) всему человечеству, но не возымевшее действия ни на кого, кроме проповедника. Далее, спасаются только Ной, его жена и дети на особо построенном судне, а остальные люди и звери погибают. Затем, характерно, что на борт ковчега взяты самые разные животные. Под конец судно Ноя останавливается на высокой горе, и чтобы узнать, не пошла ли на убыль вода, Ной трижды выпускает из своего ковчега птиц, пока птица не приносит ему зеленую ветку. Выйдя из ковчега, Ной видит радугу. Наконец, он разводит огонь и приносит жертву (у некоторых народов – что‑то жарит), причем повсюду это огненное жертвоприношение имеет значение какого‑то общения Ноя с Божеством. В Библии – это жертва благоприятная Богу, в некоторых мифах по дыму от этой жертвы боги узнают, что не все люди погибли, – в любом случае этот огонь имеет прямой религиозный смысл.

    Так или иначе, общность всех этих черт древнего повествования о земной истории, передающая вкратце основную сюжетную линию, никак не случайна. С древних времен люди видят свою историю практически одинаково в том, что касается внешнего течения событий,хотя духовную причинно‑следственную связь этих событий все понимают по‑разному. Всюду присутствуют три основных черты, опровергающие эволюционный взгляд: 1) в древности люди были весьма цивилизованы, 2) они были лишены плодов цивилизации вследствие божественного гнева (или, так скажем, по причинам религиозно‑нравственного плана), 3) наказание людей совершено всемирным потопом.

    Единственно достоверным и духовно‑осмысленным вариантом этого общечеловеческого исторического повествования является библейский рассказ.

     

    Происхождение и общие черты нравственного закона

     

    Этот вопрос также является камнем преткновения для теории человеческой эволюции. Движущим фактором эволюции является борьба за существование и естественный отбор. Эта борьба должна быть основана на инстинкте самосохранения, а в переводе на язык нравственных категорий – на самом широком и разнузданном эгоизме, хотя иногда и групповом.

    Выживать должны только сильные, топчущие слабых, тормозящих прогресс человечества. Человеческие общности должны строиться только по законам уголовного мира: временный союз для устранения внешних конкурентов, а потом внутренняя «разборка» между недавними союзниками.

    Эволюционисты могут возразить: именно так всю жизнь и живет человечество, мы только открыли и сформулировали этот закон, показав его всеобщность и объективность.

    Можно спорить, насколько всю свою историю человечество действительно следовало этому закону клыка и дубины. Мы нигде не отрицаем нисходящегоразвития природы, человека и общества. Пожалуй, никто не научил человечество жить по сему закону лучше, чем это сделала сама теории эволюции, вскормившая и нацизм, и коммунизм, и бешеный капитализм, и расизм одновременно. Эволюция не открывает этот закон, а провозглашает его естественным, прогрессивным, имеющим статус закона. Но вот здесь‑то и возникает серьезный вопрос: как объяснить, что почти у всего человечества, не зараженного еще идеей эволюции, закон господствующего эгоизма вызывает внутреннее сопротивление? Почему все нормальные люди считают, что нельзя житьпо этому закону, независимо от того, действует он реально или нет? Никто сразу не принимает этого закона, как нормального и естественного. Для того, чтобы принять этот закон за норму, необходимо преодолеть некие препятствия совести, и уж конечно, ни в коем случае нельзя продолжать верить в Бога‑Творца и в бессмертие души.

    Почему люди разных стран и народов, разных религиозных убеждений считают общими некие принципы, противоречащие принципу общего эгоизма? Отметим лишь некоторые общие заповеди всех религий:

    – не позволяется брать чужое,

    – не позволяется оказывать неблагодарность и вероломство,

    – не позволяется иметь чужую жену (хотя в некоторых религиях разрешается многоженство),

    – всюду похваляются милосердие, храбрость и самоотверженность.

    Живущие по таким принципам всегда имеют заведомо меньше шансов на выживание, если жизнь действительно течет по дарвиновской схеме. Как же эти принципы не убраны до сих пор из человеческих сердец естественным отбором вместе с их носителями, которые должны исчезнуть (и всегда исчезают) первыми. Почему вообще большинство человечества, как бы грешно оно ни было, хотя бы в глубине души не одобряет эгоизм даже до сего дня?

    На эти вопросы теория эволюции не даст ответа до тех пор, пока будет оставаться последовательной и верной самой себе. Если Бога нет, то все позволено – в этом Достоевский абсолютно прав, но почему же реально еще не всепозволено даже тем, для кого давно уже Бога нет?

    Самоотверженность никак не вытекает из эволюционной борьбы за существование, она не может быть утилитарно‑полезной. Из соображений лучшей приспособленности к выживанию может вырасти групповой эгоизм, но между ним и братолюбием остается такая же пропасть, как между обезьяной и человеком. Итак, почему же люди не считают оптимальным принципом существования общества конкуренцию бандитских шаек?

     

    Нравственные плоды эволюционного мировоззрения

     

    Несмотря на еще остающееся у людей воспоминание о морали, как о норме абсолютной, не продиктованной соображениями наилучшего выживания, именно в области нравственности эволюционизм произвел самые коренные перемены в человечестве. Эти последствия для простоты можно условно поделить на два вида: грубые, социальные и тонкие, мировоззренческие.

    К первому виду относятся идеологии превосходства и соответствующие им социальные эксперименты. Мы уже называли их, повторим подробнее.

    – Идеи расового превосходства – расизм, гитлеризм – исходят из дарвиновского учения о происхождении рас и их неравнозначности. Сильным расам закон борьбы за существование якобы вменяет в обязанность силовое господство над прочими расами, вплоть до истребления последних. Воплощение этих идей в жизнь на примере гитлеризма описывать ныне нет нужды, но стоит отметить, что Гитлер очень почитал как Дарвина, так и Геккеля, автора рассмотренной нами лженаучной теории рекапитуляции.

    – Идея классовой борьбы также логично вытекает из «закона борьбы за существование». Именно этим законом объясняет марксизм возникновение классов и их борьбу, а отсюда уже логично выводится идея диктатуры пролетариата. Вместо расового проповедуется классовое превосходство.

    В школьном учебнике не случайно дается критика расистских выводов из дарвинизма, хотя совершенно неубедительная, но ни слова не говорится о классовых проекциях эволюционного учения – марксистских. Сам факт того, что дарвинизм приходится «отмывать» от расизма, чтобы предоставить его на службу марксизму, – говорит о многом. Оба социальных лжеучения, обошедшиеся человечеству в десятки миллионов жертв, со всей неизбежностью вытекают из дарвинизма, даже если ученым‑эволюционистам хочется убедить весь мир и самих себя в обратном.

    – Идея избранности по личным способностям породила обоснование капиталистической конкуренции и, в конечном счете, служит лукавым оправданием дикого мафиозного капитализма, которым в какой‑то мере переболел Запад и который столь неистово утверждается в нашей стране. Это диктатура криминальной, непроизводящей буржуазии, победившей в борьбе за существование и вполне оправдывающей себя известной формулой: что естественно, то не безобразно.

    Так или иначе, организация общества по Дарвину узаконивает самые отвратительные беззакония. Но не только этим страшна обществу эволюционная идея.

    Эволюционизм не сводится только к учению о своей главной движущей силе – борьбе за существование. Он обольщает человечество идеей прогрессивного развития к лучшему будущему. Лучшее будущее всему человечеству под эгидой избранных обещает и нацизм, и коммунизм, и традиционный националистический иудаизм. В человеке и в природе видится собственный источник улучшения. При этом человек естественно получает полную самостоятельность и право по‑своему планировать общественную и частную жизнь, не взирая на какие‑либо внешние по отношению к человеку и обществу ограничения – то есть заповеди Божий. Так обесцениваются нравственные нормы, а сама жизнь человека теряет свое священное значение.

    Таким образом человеку разрешаются любые «операции с жизнью», прежде считавшиеся святотатственными и абсолютно недопустимыми. Рассмотрим кратко некоторые из них.

    1. Абортыдо появления теории рекапитуляции везде рассматривались как человекоубийство. Но Геккель «доказал», что человеческий зародыш всего лишь эволюционирующая рыбка или головастик, поэтому убийство его ничего не значит. Этот грех страшен своей массовостью и легкостью. Никакие концлагеря и войны не унесли в XX веке столько жизней, сколько аборты.

    2. Эвтаназия– безболезненное медицинское прерывание жизни безнадежно больного человека. С эволюционной точки зрения – дело совершенно оправданное: незачем мучить человека, жизнь которого никому (даже ему самому) не нужна. Родственники старика хотят облегчить себе жизнь и путем эвтаназии становятся соучастниками убийства. Между тем страдания любого человека, посылаемые свыше, нужны ему самому для подготовки к вечности, а также окружающим его для воспитания милосердия и более серьезного отношения к жизни. Кроме того, что будет с нравственно‑духовным миром врачей, которым приходится непосредственно и неоднократно в порядке медицинской процедуры совершать убийство? Как будут они относится к тяжелым, неприятным, но вовсе не безнадежным больным?

    3. Трансплантация (пересадка) органови искусственное омоложение тканями и ферментами абортированных младенцев.Если эволюция доказала, что жизнь сводима к биохимии, то ничего страшного в такой утилизации частей тела умерших или убитых людей не видится – можно вшить свиную почку и чужое сердце, лишь бы прижились. Но если даже клетка в многоклеточном организме не сводима к химии, неужели же незаметно для души может пройти пересадка органа? Кроме того, если дать волю таким операциям, то реально это приведет к развитию новой криминальной отрасли – убийству «на органы», что мы и наблюдаем у нас в стране. Кстати, и эвтаназия может легко стать одним из методов заказного убийства. Главное дело – удешевление жизни – дарвинистское мировоззрение уже совершило. Поэтому и в абортах «на органы» уже не видят ничего страшного.

    4. Искусственное зачатие человека в пробирке.Это действие сопровождается выбором самих половых клеток и уничтожением тех, которые не понравятся. Непонимающим, что здесь плохого, можно привести одно пророчество прошлого века, что именно в результате таких манипуляций с половыми клетками родится самый гениальный злодей всей человеческой истории – антихрист.

    5. Равнодушное отношение к самоубийству,вплоть до помощи в этом деле и поэтизации его.

    6. Утилитарное и бездушное отношение к таинству зачатия новой жизни.У людей всех народов, даже самых диких, брачные отношения подлежали всегда некоему освящению и, конечно же, сокрытию от посторонних глаз. Органы деторождения и млекопитания у людей принято тщательно укрывать – сейчас об этом нужно напоминать, сейчас это вовсе не самоочевидная истина. Само половое общение никоим образом не должно быть случайным, или безответственным, или направленным к удовлетворению страсти. Это дело священное и мыслимо только в браке для продолжения рода. Играть такими вещами или извращать их – тяжкое преступление против образа Божия в человеке.

    В этом таинственном общении зачинается не только тело, но и душа человека, потому оно всегда сопровождается не только телесными, но и душевными ощущениями. Понятно, что зачатие в пробирке с полным нечувствием святости момента должно отразиться и на зачинаемом. Не потому ли антихрист изберет рождение таким образом, с целью стать максимально бездушным существом? И если половое общение совершается незаконно, то обычно, хотя бы поначалу, сопровождается тяжкими укорами совести, из чего люди всех племен и народов познают, что незаконное или извращенное употребление половых способностей есть смертный грех.

    Грехом является и так называемое сексуальное просвещение, когда вообще слишком много лишнего говорят об интиме, тем более, когда обучают в эти вещи играть.Отнесись к браку со всей ответственностью за жизнь перед Подателем жизни – и не нужно будет никакое специальное обучение. Особенно же важно ради святости брака хранить целомудрие до брака.

    Эволюционный гуманизм, освободивший человека от ответственности за все подобные действия, соделал убийство и блуд частью нашей повседневности. Не так страшно за массы убитых, как за массы нераскаянных убийц, даже не замечающих своей причастности к убийствам. Но такое легкое отношение к жизни обманывает людей! Ведь жизнь на самом деле не сводитсяк высоко‑организованной материи, она подается от Источника жизни. Игнорировать данные от Него же законы святости жизни – ни для кого не проходит даром. И не только в будущей, но зачастую еще в этой земной жизни ждет их тяжкая расплата за свои беззакония. Болезни, разводы, сумасшествия, отчаяние, самоубийство – да разве мало у Бога способов остановить беззаконника и дать ему возможность покаяния. Если же не кается, неспособен стал к покаянию, то сколько вокруг нас бывает жестоких смертей в назидание тем, кто грешит подобным же образом, но еще способен одуматься. Не будем же обманывать себя общим примером легкости греха. На следующем уроке предстоит нам узнать, как случилось в истории, что лишь один человек из всех живущих на земле оказался достоин помилования, а все остальные подлежали казни, хотя Бог при этом остается всегда милосердным и праведным.

     

     

    Урок 8

    Библейская история Земли в научном освещении

     

    Итак, если мир существует действительно всего лишь несколько тысяч лет, если он создан Богом в гораздо большей красоте и богатстве, чем теперь, если эволюции не было, то какова научная картина ранней истории земли? Есть ли достоверные научные факты, подтверждающие библейское повествование?

    Такие факты действительно имеются, и в последнее время наука сталкивается с ними все чаще. Перейдем к их рассмотрению.

     

    Допотопная (первозданная) Земля

     

    Первые главы Библии сообщают нам о том, что первозданная земля была устроена весьма совершенным образом. Бог оценивает все созданное Им как весьма хорошее.

    Черты первозданного мира Библия сообщает нам весьма скупо. Мы знаем только, что животным и людям дана была растительная пища, не приводившая к смерти ни животных, ни растения. Людям полагались в пищу плоды, а животным – зелень. Поедание того и другого безвредно для растений.

    Далее сообщается, что животным и людям дается благословение размножиться и наполнить землю и моря (водным животным). Первый человек Адам поставляется как бы управляющим, как бы царем над всею прочею тварью, ему Бог велит дать имена животным, что и было исполнено. Подчеркивается, что человек сотворяется особым образом, не какое‑то животное «переделывается» в человека, а отдельно из персти земной сотворяется его тело и особым Божественным вдохновением в него вдувает Бог душу, между тем как прочим тварям сотворяется душа из земли или из воды. Такое выражение показывает бесконечное отличие души человека от душ животных. Человек, сказано, создан по образу Божию, и этот образ прежде всего в душе, в нравственных понятиях, в возможности Богообщения, во владычестве над прочими тварями.

    Еще о допотопной земле упоминается, что на нее Господь не посылал дождя, но она орошалась из подземных источников, испускавших орошающий пар.

    Вот вкратце и все естественно‑научные библейские сведения о первобытной земле.

    Палеонтология сообщает нам, что древняя растительность была гораздо богаче, что у древних растений очень трудно различить годичные кольца, и что по всей земле от полюса до полюса был когда‑то весьма теплый и влажный климат, благоприятствовавший такой растительности. Среди ископаемой флоры и фауны встречаются зачастую современные виды, хотя явно, что господство принадлежало вымершим видам. Все окаменелости, похожие на современные, показывают, что в древности животные и растения достигали гораздо больших размеров и, вероятно, более длительных сроков жизни, чем теперешние их потомки тех же видов.

    Все эти факты и библейские сообщения объяснить просто, тем более, что и сама Библия дает подсказку: над атмосферой (твердью небесной) были собраны воды. Эта «вторая», водно‑паровая атмосфера, видимо, и создавала гигантскую общепланетную оранжерею, в которой был поселен весь первый мир (рис. 25). Расчеты показывают, что этот водно‑паровой экран был столь мощным, что создавал на земле двукратное атмосферное давление. При таких условиях состояние атмосферы, действительно, должно было быть стабильным.

    Свободно пропуская видимую часть солнечного света, паровой экран должен был задерживать излучаемую землей длинноволновую часть спектра, сдвигая общий тепловой баланс планеты. Это приводило к ровному теплому климату по всей планете, к малым колебаниям суточных и годовых температур. Ни ночью, ни даже зимою нигде на земле не ощущалось холода, потому и деревья не имели годичных колец, так как росли все время равномерно.

    Равномерный прогрев земли должен был заметно снизить активность воздушных масс. Известно, что даже в наших условиях, ясным утром тихо, а когда солнце немного согреет землю, поднимается ветер, поскольку одни места нагрелись сильнее, а другие меньше. Ранняя же земля прогревалась медленно и равномерно, благодаря своей второй атмосфере. К тому же резким ветрам должна была мешать буйная лесная растительность. Интересно, что у древних деревьев была слабо развита корневая система при огромной высоте ствола. На ветреную погоду такие деревья не были рассчитаны.

    Не должно было быть на земле и дождя. Атмосфера была насыщена влагой. Дождь должен был выпасть из той тучи, которая попала бы в более холодное место атмосферы, где пар мог бы сконденсироваться. Но благодаря равномерности прогрева всего гигантского «парника», такого места нигде не появлялось. Влага тихо испарялась и столь же тихо конденсировалась в виде росы. Потому и получалось, что пар поднимался и орошал все лице земли – как и сказано в Библии.

    Впрочем, под этим паром следует разуметь и геотермальные воды – активные источники, которые только и могли питать большие допотопные реки, упоминаемые в Библии.

    Упоминание о радуге, которую увидели люди только после потопа, наводит на мысль, что в допотопной атмосфере видеть ее было невозможно. Действительно, особенность радуги состоит в том, что она видна только на солнце и только под определенным углом, почему и имеет форму дуги. Иначе разложение белого света в спектр в мелких каплях не происходит. До потопа же и свет был гораздо сильнее рассеян, не образуя четко направленных лучей, и самих капель дождевых, очевидно, не было.

    Вторая атмосфера земли должна была создавать и двойное атмосферное давление. Это подтверждается находками янтаря с воздушными пузырьками, давление в которых даже сейчас, спустя тысячелетия, выше атмосферного. Находки окаменелых отпечатков древних насекомых свидетельствуют об их громадных размерах по сравнению с нынешними. Это также говорит в пользу более высокого атмосферного давления в древности, поскольку насекомые дышат через свой хитиновый покров и чем больше парциальное давление кислорода, тем на большую глубину он может проникнуть и тем больших размеров может достигнуть насекомое. В условиях повышенного давления и некоторые птицы, плохо или вовсе нелетающие ныне, вполне могли использовать свои крылья по прямому назначению.

    Повышенное атмосферное давление в древности снизилось до современного уровня, вследствие разрушения водно‑паровой оболочки, выпавшей на землю сорокадневным ливневым дождем. Этой переменой давления может быть объяснен факт опьянения Ноя. Очевидно, изготавливать виноградное вино люди умели и до потопа, но тогдашний его алкогольный эффект, который, как известно, сильно зависит от парциального давления кислорода в воздухе и, соответственно, в крови, – был незначительным, примерно как от кисломолочных продуктов. Поэтому даже незначительная доза алкоголя, принятая Ноем, впервые после потопа, в условиях пониженного атмосферного давления, причинила ему совершенно неожиданные неприятности. Ною, как величайшему праведнику в роде своем, наверняка была свойственна умеренность во всем и воздержание. Но ни он сам, ни его сыновья – судя по их реакции – просто не имели понятия о состоянии опьянения. Подобное могло случиться с любым жителем равнины, если бы он поднялся в горы и позволил бы себе там принять самую скромную дозу алкоголя.

    Водно‑паровой экран кроме прочего хорошо защищал землю от жесткого космического излучения. Наряду с повышенным давлением это весьма благотворно должно было сказываться на состоянии здоровья и долголетии всего живого. Гигантские деревья, как и гигантские пресмыкающиеся растут всю свою долгую жизнь – по этой причине они и могли достигать огромных размеров. Точно так же и люди должны были быть здоровее и жить дольше. Подтверждение этому мы находим в Библии, где указывается, что возраст допотопных людей исчислялся 8‑9 сотнями лет (рис. 26).

    Этому способствовал практически нулевой уровень радиации по сравнению с нынешним, что сводило на нет мутации соматических клеток, сокращающие долголетие, а также мутации половых клеток, которые могли бы приводить к наследственной дегенерации. Первым людям при таких условиях не страшны были родственные браки. Дети Адама могли брать себе в жены только родных сестер. Если на такие вещи дерзают современные люди – вопреки запретам любой религии – то жизнь показывает, что от таких браков непременно рождаются уроды. Это и понятно. Близкие родственники могут быть носителями одной и той же рецессивной мутации, унаследованной от общего предка. Если бы они вступали в неродственные браки, то мутация скорее всего не проявлялась бы, а в родственном (кровосмесительном) браке, она становится разрушительной. Но первым людям незачем было опасаться мутаций.

    Вспомните из курса генетики, когда проявляет себя рецессивный признак и что будет, если оба родителя несут один и тот же мутированный аллельный ген.

    Другой важный фактор общего долголетия всего живого – опять же двойное давление. Ныне иногда используется особая барокамерная терапия, когда человека помещают жить некоторое время в барокамере под избыточным давлением. Замечено, что такое воздействие способствует скорейшему заживлению ран, замедлению старения, профилактике различных заболеваний, улучшению системы кровообращения и т.п.

    Все обменные процессы в организме по идее должны идти лучше при повышенном давлении. В крови лучше растворяется кислород – человеку можно реже дышать. В таких условиях, видимо, не требовалась животная пища, поскольку и растительная, вероятно, была богаче. Потому людям лишь после потопа было позволено употреблять в пищу мясо. Скорее всего, это касается не только людей. Первозданные хищники по свидетельству Библии были травоядными. Видимо, нет ничего удивительного в том, что они могли есть траву, достаточно посмотреть, как ищет молодую травку кошка или собака. Весьма вероятно, что их когти и зубы, а также желудки, приспособленные к плотоядию, не использовались долгое время по назначению, поскольку первый род хищников (барамин) включал в себя значительный набор признаков. Видимо, целые семейства: медвежьих, псовых, кошачьих, происходят каждое из одного барамина. После потопа произошла быстрая специализация всех этих животных по климатическим и кормовым нишам.

    В целом можно сказать, что первый мир был устроен действительно гораздо совершеннее, чем теперь. В нем не было смерти, не было дегенерации всего живого. Если бы люди не нарушили Божию заповедь, это нетление сохранилось бы и упрочилось. Но вышло иначе.

    Совершив первое преступление, люди довольно быстро стали развращаться от поколения к поколению. Длительные сроки относительно безболезненной жизни в прекрасных климатических условиях способствовали забвению о смерти и обо всем духовном. Люди стали слишком плотскими, не способными к общению с Богом, а потому Бог решает истребить их, кроме одного праведника и семьи его, а для этих оставшихся сократить срок жизни и создать более трудные условия существования. Обе эти цели достигнуты были наведением на землю всемирного потопа.

     

    Потоп

     

    Господь, сотворив весь мир в шесть дней, указал на день окончания творения. С тех пор в мире действуют законы количественного сохранения:массы, энергии, заряда и т.п. После грехопадения человека начали действовать законы качественного распада:дегенерации и вымирания. Но Сам Законодатель остается превыше этих законов. Как сам мир сотворен не по этим законам, а вопреки им, так и после сотворения мира, по особому действию Божию возможно частное изменение этих законов, зависящее от воли Божией, а эта воля в какой‑то мере ориентируется на поведение людей: нужно ли их наказать или отвести от них наказание.

    Если мы называем чудом событие, противоречащее современным законам природы, то возникновение мира является чудом, абсолютно необъяснимым современными законами. Кто сотворил это чудо, Тот легко может сотворить чудо меньшее, поэтому с фактом чуда у нас не должно быть серьезного логического затруднения.

    Потоп мог быть или не быть – это зависело от воли Божией, а та в известной мере определялась нравственным состоянием человека. Бог от вечности предвидел, что человек падет, а потоп придется насылать для исправления рода людского. Поэтому возможно, что земля была сотворена в виде некой «бомбы замедленного действия», хотя и в самом прекрасном виде. Если бы человек не согрешил – тогда чудесным образом был бы «изъят взрыватель», и земля оставалась бы столь же прекрасной. Возможно и обратное: земля была создана без всякой возможности к катастрофе, но чудесным образом наведена была эта кара впоследствии.

    Так или иначе, потопная катастрофа в каких‑то основных своих причинах могла быть действием, не укладывающимся в законы природы. При этом видимые следствия этих глубоких скрытых причин были уже вполне объяснимы.

    В частности, предполагается, что допотопная земля содержала большее, чем ныне, количество воды, примерно 19‑20 %, – как в метеоритном веществе. Затем можно допустить, что после грехопадения по каким‑то причинам началось разогревание недр земли – путем радиоактивного распада, к примеру. Достоверно подтвердить или опровергнуть эти в принципе уже ненаблюдаемые явления под земной корой, имевшие место около пяти тысяч лет назад, не представляется возможным.

    Но если эти обстоятельства действительно имели место (по причине ли такого сотворения земли или чудесного вмешательства после грехопадения – нет существенной разницы), то дальнейшее объяснимо. Избыток воды, как вещества более легкого по сравнению с веществом мантии, начал перемещаться к земной коре, под которой скопилось большое количество перенасыщенного водного раствора в перегретом состоянии. При падении какого‑то метеорита или даже просто из‑за приливной деформации в натянутой до критического состояния земной коре произошел разлом, через который вода с растворенными в ней веществами устремилась на поверхность. Этот разлом был, очевидно, не один, потому что распространялся он очень быстро – со скоростью звука в породе и за два часа обогнул всю планету. Там, где земная кора была тоньше, могли образоваться и иные разломы. Все в совокупности они названы в Писании «источниками великой бездны». По сути дела, совершилось почти одновременно по всей земле грандиозное вулканическое извержение. Даже теперь до 90 % вулканических извержений составляет вода.

    Расчеты геофизиков показывают, что выброс пород мог составить до 20 км в высоту. Это должно было привести к довольно скорой конденсации водно‑парового экрана и его выпадению на землю в виде сорокадневного ливня. К общему уровню воды это прибавило еще 12 метров по всей поверхности. Но основную долю потопных вод должны были составить подземные выбросы. Эти «источники великой бездны» затопляли землю уже не 40, а целых 150 дней, как сообщает нам Библия. По‑видимому, первобытная земля не имела высоких гор, и чтобы затопить их, требовалось поднять уровень воды на несколько сот метров. Согласно Третьей Книге Ездры, при сотворении мира вода была собрана на седьмой части земли (3 Езд. 6, 42). Если бы все воды современных океанов распределить по земле равномерным слоем, то его толщина составила бы до 3,5 км. По расчетам, примерно половина вод современного мирового океана извергнута при потопе, так что нет оснований сомневаться в истинности Библии, когда она говорит, что над самыми высокими горами вода поднялась на 15 локтей.

    Водно‑паровой экран, а с ним и парниковый эффект очень быстро исчезли. Вулканический пепел, поднявшийся в небо в огромном количестве, в значительной степени заслонил от земли солнце, что должно было привести к резкому похолоданию в полярных областях. По данным многолетних метеорологических наблюдений самые низкие температуры и зимой, и летом в районе Москвы были зарегистрированы в 1880‑х годах после извержения знаменитого вулкана Кракатау. Причина – выброс пепла в верхние слои атмосферы. Есть предположения, что резкое похолодание в северном полушарии могло быть вызвано внезапным изменением угла наклона земной оси. У нас нет здесь возможности глубоко вдаваться в объяснение похолодания, но должно констатировать факт: вечная мерзлота представляет собой те же самые геологические слои пород, но не окаменевшие, а замерзшие. До сих пор бурение скважин в мерзлоте доставляет палеонтологам материалы для изучения: многочисленные остатки «свежезамороженных» животных и растений, пальмовые, сливовые деревья с зелеными листьями и спелыми плодами. Останки животных и растений, которые могли сохраниться в иных местах лишь в виде окаменелостей и отпечатков, здесь присутствуют с сохранением мягких тканей.

    Интересно, что ископаемых мамонтов издавна находили в мерзлоте и всегда в замороженном виде. Само слово «мамонт» происходит от татарского «мамма» – земля. В сибирских народах бытовало поверье, что мамонт – это особый гигантский подземный крот, который погибает всякий раз, как вдохнет свежего воздуха. В таком виде его обычно и находят люди.

    Долгое время бивни мамонта в России были основным источником слоновой кости. Мороженых мамонтов находили буквально целыми стадами. Документально известно, что сибирские собаки с удовольствием ели мясо мамонтов, которое только еще начинало портиться. Есть сообщения алеутов, что им тоже доводилось отведать этой давней «свежатинки». Научные экспедиции неоднократно находили мамонтов с непереваренной пищей в желудке и даже с недожеванной во рту! Можно ли после сказанного считать этого древнего слона жившим в ледниковый период и вымершего после него от потепления – как это пишут порою в книгах по эволюции?

    Несомненно, что прокормить такие стада таких крупных животных могла только буйная допотопная растительность, и что все эти стада были уничтожены практически одновременно одной и той же гигантской катастрофой: залиты грязевыми потоками, которые очень быстро, почти тотчас же замерзли. Вряд ли что‑то, кроме потопа, и притом потопа замерзающего, может объяснить находки мамонтовых туш, какова бы ни была причина замерзания потоков грязной воды.

    Очевидно, впрочем, что похолодание произошло далеко не во всех, а только в полярных районах. Однако в остальном картина катастрофы была схожая: окаменелости живых организмов, где бы они ни были найдены, несут следы внезапной и насильственной гибели. Встретим ли мы отпечатки свежих листьев, или рыбу, окаменевшую в момент заглатывания более мелкой рыбешки, или самку ихтиозавра, рожающую детеныша и в таком виде погребенную, или найдем целое кладбище костей древних животных из самых разных периодов и даже эр, где все кости перепутаны и переломаны, как только можно сделать гигантскими потоками – все это говорит о внезапности катастрофы.

    Ископаемых двустворчатых моллюсков находят с плотно закрытыми створками раковин, хотя известно, что естественно умершие моллюски раковины свои открывают. Есть отпечатки, показывающие, что некоторые моллюски даже пытались ползти внутри породы, уже будучи погребенными. Упоминавшиеся выше находки следов динозавров и людей также могли образоваться лишь при потопной катастрофе. Спасаясь от воды и динозавры, и люди пробежали по только что изверженному слою породы, на котором отпечатались даже крупные дождевые капли! Этот слой породы вскоре оказался залит водой и застыл прежде, чем на него лег новый слой.

    Опыты на моделях показывают, что каждый новый слой породы намывается потоком, просто изменившим направление. Потому осадочные породы и лежат повсюду слоями. Медленное же накопление осадков просто не могло оставить границ между слоями.

    Огромные приливные волны, уменьшенным подобием которых могут служить современные цунами, порою возникающие при извержении подводных вулканов, смывали с оставшихся участков суши все живое и «собирали» смытое в относительно спокойных местах, где останки очень вскоре погребались и спрессовывались новыми грязевыми потоками. Так возникли и каменноугольные залежи и «кладбища» динозавров. В конце концов вся планета покрылась толстыми (в сотни метров) слоями осадочных пород.

    В залегании геологических слоев, как указывалось выше, наблюдается определенная последовательность, хотя и содержащая множество исключений. Традиционная хронология, как мы помним, видит в этой едва прослеживаемой последовательности этапы эволюционного развития жизни. Но на самом деле эта последовательность не хронологическая, а экологическая (рис. 27).

    Поясним подробнее. Очевидно, что самая тонкая земная кора должна была быть на дне морском, как это наблюдается и теперь. Первые разломы, первые «источники великой бездны», вероятно открылись в море. Первые массы пород извергнуты были именно там и первыми жертвами внезапного погребения под этими породами должны были стать донные животные, которые вовсе не умеют плавать или плохо плавают. Потому‑то кембрийские породы и содержат все типы беспозвоночных, самого разного уровня организации от «простых» губок до сложнейших членистоногих. И по той же причине докембрийские слои не содержат подобных окаменелостей. Эти слои не более древние, чем кембрийские, но просто они были под дном моря, и кроме бактерий и сине‑зеленых водорослей там никто никогда не жил.

    Не вся, впрочем, донная флора и фауна была сразу же погребена. Часть ее была поднята волнами и раскидана по всей затопленной планете, почему до сих пор на самых высоких горах находят морские окаменелости. Любое место на земле было когда‑то дном моря – именно на протяжении одного года, когда бушевал потоп.

    Более способные пловцы из морских обитателей или вообще пережили катастрофу безболезненно, или по крайней мере были «накрыты» извергаемыми породами выше (позже) донных обитателей. Таким образом на геохронологической шкале появляется эпоха рыб и головоногих моллюсков.

    Затем потоки взвешенных пород хлынули на сушу и первыми жертвами стали прибрежные обитатели, особенно малоповоротливые из них – амфибии, потом точно так же погребены были и динозавры. Млекопитающие и птицы могли противостоять стихии дольше. Вдобавок, логичнее предположить, что звери жили не бок‑о‑бок с динозаврами в гигантских «меловых» болотах, а в более возвышенной местности. Наконец, дольше всего могли сопротивляться стихии именно люди, наверняка использовавшие подручные плавательные средства. Не забудем, что допотопные люди были намного здоровее современных. Кроме того, они, очевидно, хорошо знали, где находятся горы, куда бежать. Судя по сказаниям мифов, они знали предсказание о катастрофе и, хотя не придали ему поначалу должного значения, могли сразу же принять меры ко своему спасению, меры уже малоэффективные против такого катаклизма. Это, видимо, и является главной причиной того, что ископаемых «миоценовых» людей встречается мало. В большинстве своем люди не были погребены породами, или только верхним их слоем, вследствие чего тела их не образовали окаменелостей, а просто сгнили бесследно.

    Ясно, что при таком описании потопных событий мы никак не можем получить четкой геологической последовательности окаменелостей, но должны заметить лишь определенную тенденцию. Но именно такую картину и дает нам палеонтология: от донных морских беспозвоночных вверх к высшим позвоночным и при множестве исключений из этого общего правила.

     

    Окончание потопа

     

    Итак, земная кора значительно утолщилась и понесла на себе уже вдвое большее количество воды, чем было ранее. Изверженные породы распределились по поверхности земли неравномерно, верхний же слой воды над ними стал вполне гладким, горизонтальным.

    Вода имеет меньшую плотность, чем земная кора, а та, в свою очередь, еще меньшую, чем земная мантия, на которой «плавает» кора вместе с наземной водой. Постепенно вся система должна была вернуться к равновесию по окончании извержения подземных вод. и пород. Наиболее толстые участки коры, сильно «утопленные» в мантию начали всплывать, как всплывает дерево в воде, если будет сильно погружено. По сути здесь действует обычная архимедова сила, с учетом только того, что мантия – так сказать, более вязкая жидкость, а разной толщины участки земной коры связаны друг с другом, так что поднятие суши после потопа заняло почти год, как свидетельствует Писание (рис. 28).

    С поднимавшихся участков суши, всплывавших на мантии, стекали огромные потоки воды, которые и промыли широчайшие речные русла. Чем можно объяснить повсеместное существование речных долин, если река всегда имела такой же расход воды, что и теперь? Объяснение просто: когда‑то вся долина наполнялась отступавшей потопной водой. Еще труднее с позиций униформизма представить себе, как могли образоваться громадные каньоны у довольно небольших рек, как за те воображаемые миллионы лет, пока река все углубляла русло в каньоне, его отвесные стенки не осыпались вниз. Недавний же потоп объясняет все гораздо проще: большой поток отступающей воды сравнительно быстро промыл каньон в еще не очень твердых породах.

    В 1980 году свершилось величайшее извержение вулкана Сант‑Геленс, штат Вашингтон, США. Геологи получили возможность наблюдать, как быстро могут формироваться осадочные слои: до восьми метров в сутки. Общий слой новообразованных осадков имел толщину до 180 метров. В 1982 году с той же горы сошел селевой поток, который в еще не затвердевших слоях всего за один день проделал каньон глубиною до 43‑х метров! Опять же, миллионы лет, якобы необходимые для геологии, вызывают большие сомнения.

    Отметим, что довольно значительная часть потопных вод испарилась и выпала в полярных областях огромными ледяными «шапками», которые пребывают до сих пор. Растопление этих «шапок» затопило бы все прибрежные низменности, причем уровень океана поднялся бы на несколько десятков метров.

    После исчезновения парового экрана и по сути одновременного возникновения высокогорных массивов, климат на земле изменился. Неравномерность прогрева поверхности земли привела к сильным ветрам и возникновению климатических зон. Появились холодные и засушливые области, проще сказать география планеты приобрела практически свой современный вид. Естественно, поскольку вся потопная вода осталась на поверхности земли, океаны углубились, а поверхность суши в сравнении с допотопным временем сильно сократилась. Биосфера планеты должна была соответствующим образом измениться. Господствовавшие гигантские споровые растения выродились и вымерли. Подобным образом вскоре исчезли и многие животные. Но прежде чем об этом говорить, следует задать вопрос: как вообще могли сохраниться сухопутные животные и люди во время потопа?

     

    Ноев ковчег

     

    Как уже отмечалось, практически у всех народов мира хранится предание о спасении одного человека со своей семьей в большом судне, со многими животными на борту. Библия дает нам описание этого судна наиболее подробно.

    Из священного текста мы узнаем прежде всего размеры ковчега. Если локоть считать за полметра, то они составляют 150 м в длину, 25 в ширину и 15 в высоту. Водоизмещение судна, лишь наполовину погруженного в воду, должно составить до 20 тысяч тонн. Такого размера судов история не знала до самого недавнего времени, и никогда прежде такой корабль не делался из дерева (рис. 29).

    Размеры судна были заданы Ною в Божием откровении. Характерно, что их соотношение является оптимальным для устойчивого дрейфа при любом волнении. Это устанавливают лишь современные расчеты и судостроительная практика, которой не могло быть у древнего бытописателя. Указан был и материал для постройки – дерево гофер (неизвестно, что означает это название; большинство толкователей Священного Писания полагают, что это был кипарис или кедр), просмоленное изнутри и снаружи. Велено было Ною сделать судно трехпалубным и крытым. Общая площадь палуб ковчега должна была составить 9300 м2, а объем – 43 000 м3, что эквивалентно 569 стандартным железнодорожным вагонам для перевозки мелкого скота, вмещающим по существующим в мире нормам по 240 особей каждый. Животные, скорее всего, были взяты молодыми, ведь им надлежало принести как можно большее потомство после высадки.

    Из современных животных для спасения в ковчеге нуждались около 20 тысяч видов, что заполняло судно лишь на четверть. Взяты были, очевидно, и вымершие ныне виды, в том числе и динозавры. Вовсе не обязательно было допускать в ковчег гигантов, можно было взять молодняк или даже просто яйца рептилий. И даже при таком подсчете половина судна оставалась для запасов корма и людей.

    Огромные размеры ковчега, указанные в Писании, практически сводят вероятность фальсификации текста или вымысла к нулю. Три тысячи лет назад, когда писалась Библия, не только не строили громадных судов, но и не знали всего разнообразия животных – известно было самое большее – несколько сотен видов, для размещения которых вовсе не требовалось такое огромное судно. Тогдашнему фальсификатору гораздо проще было изобразить Ноев ковчег просто большой лодкой. Если бы потоп не был всемирным, то, конечно, не было нужды вообще строить ковчег, достаточно было, загодя получив откровение о наводнении, откочевать в местность, не подлежащую затоплению. Все это подтверждает достоверность библейского повествования.

    Что же сталось с ковчегом впоследствии? Писание сообщает, что он остановился «на горах Араратских». Действительно, недалеко от горы Арарат в вечном леднике, оттаивающем иногда в летнее время, некоторым путешественникам удавалось видеть часть деревянного судна. В Первую мировую войну ковчег увидели русские летчики. Несмотря на военное время, Государь Николай Второй отправил экспедицию в 150 человек, которая добралась до ковчега, сделала подробное описание и фотографии. Внутри ковчега было обнаружено множество перегородок, большие бревенчатые стенки и мелкие из железных прутьев – очевидно все для содержания животных. Был обнаружен даже жертвенник из камней – тот самый, который упоминается во всех мифах, где Ной приносил благодарственную жертву Богу. Часть ковчега была разобрана на дрова и на постройку хижины для жилья.

    Результаты исследований были уничтожены большевиками, которые уже захватили власть к моменту возвращения экспедиции. В дальнейшем исследования в этом районе были крайне затруднены, поскольку эта территория, отторгнутая от Российской империи, стала пограничной между СССР, Турцией и Ираном. С тех пор предпринимались различные попытки поиска, но с учетом указанных трудностей, не дали ожидаемых результатов.

    Легко сообразить, что оледенение ковчега и его погружение в леднике совершилось уже долгое время спустя, после покидания ковчега людьми и животными, – в результате дальнейшего поднятия нагорья.

     

    Люди и динозавры

     

    Если действительно мир создан в исторические времена, значит, люди должны быть современниками динозавров и прочих вымерших зверей. Но это же невозможно! – восклицают некоторые. – Что же в этом странного? – ответим мы.

    Допотопный мир едва ли вообще знал плотоядных животных. До грехопадения человека смерти на земле не было вовсе – так учит Священное Писание, хотя этот факт наукой принципиально не проверяем. После же изгнания человека из рая смерть вошла в мир, но условия первого мира в целом сохранились. В условиях жаркого климата, богатейшей растительности и двойного атмосферного давления животным требовались в несколько раз меньшие энергетические затраты и даже хищникам охота требовалась не так уж часто. Люди же, если верить Писанию, до падения имели полную власть над зверями, которую до какой‑то степени мы не утратили и ныне: дикие звери обычно избегают встречи даже с безоружными людьми. Так ли уж страшны были первым людям допотопные хищники?

    Большинство вымерших гигантов – твари заведомо травоядные. Самым свирепым чудовищем считается тираннозавр, изображения которого вошли в моду. Это чудище передвигалось на двух задних лапах и имело смехотворно недоразвитые передние конечности, которые не дотягивались даже до пасти. Много ли бед мог натворить такой монстр одними своими зубами? – Едва ли.

    Итак, роду человеческому такое сосуществование реально не угрожало мгновенным истреблением. Кроме того, мы знаем уже о находках пересекающихся следов человека и древних чудовищ. Следует вспомнить и о наскальных рисунках древних людей, по которым удалось опознать практически всех известных палеонтологии динозавров. Очевидно, художники видели своими глазами этих чудовищ.

    Во множестве древних сказаний, а главное – в письменных источниках Европы и Ближнего Востока, относящихся к христианской эре, – сохранилось множество сведений о битвах древних людей с драконами и ящерами, описания которых достаточно похожи на ископаемые существа. Легендарные черты чудовища приобретают лишь в преданиях тех народов, у которых письменность появилась поздно, например, наш сказочный змей‑горыныч с несколькими головами. Более древние хроники описывают ящеров гораздо более похожих на реальных динозавров.

    Упоминания о динозаврах можно встретить и в Библии. Укажем только два «классических» существа. В 40‑й главе древнейшей библейской Книги Иова Господь указует праведнику на самое громадное сухопутное и самое большое морское существо, которые в еврейском тексте именуются «бегемот» и «левиафан» соответственно. В славянском тексте эти слова переведены как «зверь» и «змей», а в русском оставлены без перевода. «Бегемот» и «левиафан» упоминаются и в Третьей Книге Ездры (3 Езд. 6, 49‑52) как два самых крупных животных от сотворения мира (в славянском тексте переведены, соответственно, как «енбх» и «левиафам»). Ни одно из ныне живущих существ не подходит под описание этих чудовищ. Бегемот – гигантский травоядный зверь, который поворачивает хвостом, как кедром, ноги его подобны медным трубам, кости – как железные прутья. Бегемот живет в прибрежных зарослях, не боится наводнений, хотя бы Иордан устремился к пасти его. Человек не может даже нос его пронзить багром, столь громаден и силен этот зверь. Конечно, короткохвостый гиппопотам (или же слон) на это описание «не тянет», а вот диплодок вполне ему соответствует (рис. 30).

    Из описательных черт левиафана отметим, что он покрыт плотно подогнанными гигантскими чешуями – щитами, между которыми даже воздух не проходит, он имеет в пасти два ряда зубов («двойные челюсти»). Силою и красивою соразмерностью членов он превосходит всех. Смешны любые попытки человека вступить с ним в единоборство. «Вся плавающая собравшеся не подымут кожи единыя ошиба (хвоста) его и корабли рыбарей – главы его» (Иов. 40, 26). Левиафан дыханием своим может изводить пламя.

    Ясно, что ни один кит не подходит под это описание. Это явно чешуйчатое пресмыкающееся, скорее всего – гигантский кронозавр. Что же касается сообщения о его пламенном дыхании, то не столь уж безрассудно предположение, что древние динозавры могли иметь реакторные камеры, подобные той, что мы видели у жука‑бомбардира, только, конечно, соответствующих размеров. Сведения об огнедышащих драконах в разных древних источниках настолько часты и при том независимы друг от друга, что вполне можно полагать реальную основу под этими описаниями.

    Отчего же вымерли эти чудовища? – Несомненно, от изменившихся условий жизни после потопа. Здесь можно отметить целый ряд причин.

    Во‑первых,это повышенный уровень радиации, который, производя мутации соматических и половых клеток, сокращает сроки жизни и способствует генетическому вырождению. Гиганты, естественно, не могли быть существами сильно плодовитыми, не могли они и быстро достигать половой зрелости. Поскольку растут они всю свою жизнь, то сокращение срока этой жизни не давало им оставить достаточно потомства.

    Во‑вторых,исчезла необходимая кормовая база, поскольку древняя растительность, уничтоженная потопом, уже практически нигде не восстановилась в прежнем виде.

    В‑третьих,почти нигде на земле не осталось прежнего теплого и влажного климата и у холоднокровных тварей должны были возникнуть серьезные проблемы с терморегуляцией. Вероятно, и яйца динозавров, которые прежде могли быть отложены просто на вольном воздухе, теперь нуждались в «насиживании», а этому динозавры при сотворении «обучены» не были.

    В‑четвертых,снижение атмосферного давления само по себе должно было осложнить жизнь гигантских существ, которым требуется большое кровяное давление. Свертываемость крови при таком атмосферном давлении резко падала, и любая царапина могла привести динозавра к смерти – чем, судя по древним записям, люди умело пользовались в сражениях с драконами.

    В‑пятых,в известной мере исполнилось библейское предсказание о вражде между человеком и всем «родом змииным», данное Богом после того, как диавол соблазнил людей на грех именно устами змия. Если же мы не будем сходить с языка науки, то должны констатировать, что люди даже в древности приложили усилия, прежде всего умственные, к тому, чтобы истребить этих «змиев», которые вовсе не были защищены от истребления достаточной плодовитостью.

    Следует отметить, что в океане климатические и радиационные условия изменились значительно меньше (сама вода служит неплохим экраном от жесткого излучения). В 1977 году японское рыболовное судно выловило у берегов Новой Зеландии труп недавно погибшего плезиозавра. К сожалению, рыбаки по скупости не захотели выбросить рыбу из рефрижератора, а предпочли выбросить столь сенсационную находку, которую, правда, догадались сфотографировать. Если бы они знали, как продешевили! Находка была объявлена главным открытием года (рис.31).

    Отметим еще целый поток свидетельств о подобном же чудище, обитающем до сих пор в шотландском озере Лох‑Несс (так называемый «Несси»). Его видели сотни раз на протяжении нескольких веков, есть и фотографии, но живого поймать его не удавалось. «Можешь ли ты удою вытащить левиафана и веревкою схватить за язык его?.. Он царь над всеми сынами гордости» (Иов 40, 20; 41, 26).

    Есть целый ряд и других свидетельств об обитающих в морской пучине осторожных и неуловимых морских чудовищах, явно отличных от китов, акул и тюленей. Впрочем, и наземные динозавры вымерли не все, Современные вараны и крокодилы – чем не динозавры?

     

    Потоп и население Земли

     

    После потопа люди вновь стали размножаться на земле. Подсчитано, что если потоп был около пяти тысяч лет назад, а рост населения составлял бы в среднем полпроцента за год (нынешний темп – два процента в год), то за это время население земли достигло как раз современного уровня. Темп в полпроцента взят средним. Вероятнее всего, в спокойной обстановке он был намного выше, вследствие же войн, катастроф, эпидемий мог снижаться до нуля и ниже. Во всяком случае, если бы ко времени первых послепотопных цивилизаций, которые раскопаны археологами и довольно единодушно датируются пятитысячелетним сроком, люди, происходившие от обезьян, насчитывали популяцию хотя бы в несколько тысяч – тогда демографический кризис наступил бы уже целые века тому назад.

    Характерно, что наш век, несмотря на доселе невиданные мировые войны, страшные тоталитарные режимы, неслыханное количество абортов и распространение противозачаточных средств, несмотря на бешенную преступность и терроризм, несмотря на всякие законы об ограничении рождаемости – дает самые высокие темпы роста населения. Поэтому предположение о полупроцентном росте населения в среднем за всю мировую историю достаточно правдоподобно, то есть его нельзя считать сильно завышенным.

    Впрочем, любые расчеты населения на длительные сроки назад, когда никто не вел реальной переписи населения, довольно приблизительны. Эволюционисты могут полагать, что в древних цивилизациях вовсе не было роста населения, но это неправдоподобно. Вывод один: сроки жизни человека на земле ограничены болезнями и другими обстоятельствами, а сроки жизни человечества ограничены земными ресурсами. Это не слишком длинные сроки.

    Как одному человеку следует иногда обдумывать свою жизнь и почаще вспоминать о ее неизбежном конце, так и всему человечеству стоит знать, что как бы ни тешило оно себя надеждами на прогресс, конец земной истории и ответ на суде Божием неизбежен. Как неприлично старухе изображать молодую девицу, так и современному человечеству давно пора оценить свой старческий возраст.

    Господь Иисус Христос объяснял, что конец земного мира наступит также внезапно для большинства людей, как и потоп для большинства современников Ноя. Как в те времена, так и перед концом света люди совершенно забудут Бога и вечность, будут тешить себя мечтами о земном счастье. Никто не станет воспринимать всерьез то, что мир и история движутся не столько естественными, научно‑познаваемыми причинами, сколько духовно‑нравственными двигателями.

    Впрочем, здесь мы опять отошли из области научного знания и в очередной раз очерчиваем его контур, показывая лишь ограниченность сего знания.

     

    Приложение к уроку 8

    Динозавры и древние пустынники

     

    В литературе по креационной науке самое интересное место занимают свидетельства совместного проживания на земле людей и динозавров. Если они действительно жили на земле одновременно, значит, возраст земли составляет лишь немногие тысячелетия в соответствии со Священным Писанием. Значит, не было и никакого превращения пресмыкающихся в зверей и людей. В доказательство часто приводятся ссылки на Библию (особенно на Книгу Иова, гл. 40) и на западноевропейские хроники. Но, оказывается, за подобными свидетельствами не нужно ходить далеко – они имеются в православной аскетической литературе, которую можно было бы назвать классической.

    Перед нами одна из таких книг – «Жизнь пустынных Отцев» пресвитера Руфина. Автор совершил длительное и опасное путешествие по египетским монастырям в 70‑х годах IV века и составил описание многих подвижников, с которыми ему довелось увидеться. Для нашей темы из его сочинения будут интересны лишь некоторые фрагменты – ведь автор не натуралист, он разыскивал в пустыне не динозавров, а монахов, чтобы научиться у них духовной мудрости. Но весьма большое внимание Руфин уделяет внешней стороне подвижничества своих героев, их постам, бдениям, особенно же – чудесам. И вот здесь встречаются в повествовании таинственные существа – бегемоты и драконы.

    «Однажды гиппопотам опустошал близкие по соседству страны. Земледельцы просили его (авву Бена) о помощи. Придя в ту местность и увидав огромного зверя, он обратился к нему со словами:

    – Именем Иисуса Христа запрещаю тебе опустошать эту землю!

    Зверь бросился бежать, как бы гонимый Ангелом, и никогда более не появлялся там» (гл. 4).

    К сожалению, мы располагаем только русским переводом текста и не можем точно сказать, каково название гиганта в оригинале. Впрочем, на гиппопотама он совсем не похож. Может ли этот «толстяк» сильно повреждать посевы целой области? И почему люди сами не решаются, собравшись вместе и вооружившись факелами, прогнать его? Скорее всего, это тот самый библейский бегемот, поворачивающий хвостом, как кедром, описание которого приводится в книге Иова и напоминает нам диплодока. Замечательно, что в сноске переводчика сказано: «Великолепное описание бегемота… см. в Книге Иова, гл. 40». Очевидно, переводчик XIX века священник М. И. Хитров просто не видит разницы между бегемотом и гиппопотамом.

    Более интересный случай описывает Руфин как прямой участник события:

    «Дорогой мы заметили следы огромного дракона – точно бревна были протащены по песку». Путники не без колебаний пошли по следу и уже приблизились к его логовищу.

    «Но в это время вышел к нам навстречу один брат, живший в соседней пустыне, который удержал нас.

    – Вы не выдержите вида чудовища, в особенности если вам не приходилось никогда видеть его. Я же частенько видал его – это зверь невероятных размеров…» (гл. 8).

    В этот час встреча с гигантом лицом к лицу не состоялась. Переводчик на слово «дракон» делает сноску: «Разумеется крокодил». Но в это поверить просто невозможно. Руфин описывает свои встречи с крокодилами, и никогда не употребляет в отношении их слова «дракон». Он никогда не ужасается их размеров. Встречает он крокодилов вблизи воды, а не посреди знойной пустыни. О крокодильих логовищах у него нет упоминания, а напротив, с точностью натуралиста он описывает их манеру лежать абсолютно неподвижно и без признаков жизни, подстерегая добычу (повадка, едва не стоившая жизни самому автору). И уж, конечно, вид крокодила тогдашнего путника нисколько бы не поразил. Далее идут еще более удивительные описания.

    «Мы пришли к пещере встретившегося нам брата (отговорившего путников от свидания с чудовищем – с.71). Он нас принял с искренней любовью, и мы у него отдохнули. Он поведал нам, что в этом самом месте жил один святой муж, его наставник, по имени Аммон. Господь много раз являл чрез него Свою силу. Вот что между прочим он рассказал нам.

    Питался Аммон одним только хлебом, да и тот разбойники часто отнимали у него, похищая его скудные запасы. Долго старец переносил эти обиды. Но вот однажды он отправился в пустыню и на возвратном пути повелел следовать за собою двум драконам. Им поведено было лечь у входа в пещеру и охранять его. Разбойники явились по своему обычаю, не подозревая, что за стражу найдут они у входа. Увидав драконов, они оцепенели от ужаса и, лишившись чувств, полумертвыми пали на землю. Старец вышел к ним и, увидав их в таком положении, поднял и сказал им с укором:

    – Вы видите, что звери добрее вас: они повинуются нам по воле Божией, а вы ни Бога не боитесь и не стыдитесь обижать Его служителей».

    Разбойники после этого покаялись, исправились, сами стали иноками, превзойдя многих своим подвижничеством.

    Или иное повествование о том же авве Аммоне:

    «В другое время ужаснейший дракон опустошал соседние местности, и много народу погибло от него. Жители пришли к святому Аммону и молили его, чтобы изгнал зверя из их страны. Чтобы склонить его к милосердию, принесли с собою мальчика, сына одного пастуха, который помешался от испуга при одном взгляде на дракона. Зверь точно отравил его своим дыханием, и он замертво, весь опухший был принесен домой. Старец помазал елеем отрока и возвратил ему здоровье. В душе он, конечно, желал гибели зверя, но поселянам не дал никакого обещания – как бы сознаваясь в своем бессилии помочь им. На другой день, вставши рано, отправился к логовищу зверя и, склонив колена, начал молиться. Зверь стремительно бросился было к нему, уже слышно было его ужасное дыхание, сопровождавшееся резким шипением. Бесстрашно взирал на него старец… Обратившись к дракону, он произнес:

    – Да поразит тебя Христос, Сын Божий, имеющий некогда поразить еще более страшного зверя!

    И лишь только он сказал это, как вдруг ужасный дракон, изрыгнув вместе с дыханием ядовитую пену, с треском лопнул посередине. Сбежались соседи и оцепенели от изумления; поднялось нестерпимое зловоние… Поспешили набросать на него огромные груды песку. Авва Аммон стоял тут же, потому что и к мертвому чудовищу не смели приблизиться одни, без святого старца…»

    Здесь уже совсем невозможно назвать чудище крокодилом или каким‑то иным известным нам современным животным. Невозможно подразумевать здесь и какое‑то бесовское привидение. О явлении бесов в виде всяких страшилищ много рассказывается в отечниках. говорит о них и сам Руфин, именно как о бесовских явлениях, не оставляющих после себя столь грубых и тяжко переносимых материальных последствий. Нет, очевидно, здесь только две возможности: или полная выдумка от первого слова до последнего, или довольно реальное описание динозавра.

    Против возможности вымысла говорит многое. Прежде всего – надежность и достоверность самого автора. Другой писатель‑патрист, преподобный Палладий, включивший сочинение Руфина полностью в свою книгу «Лавсаик», называет его «благороднейшим и доблестнейшим, ученее которого не было между братиями». Время написания древней рукописи и ее авторство не подлежат сомнению. Вряд ли такой человек стал бы заниматься сочинительством небылиц.

    Кроме того, у автора нет никакого резона выдумывать сказки. Он пишет не поэму, не былину, а путевые заметки. Поражать читателя чудесами виденных им пустынников он вполне мог бы без всяких драконов. Чудес в книге описано много, а динозавры встречаются всего лишь в приведенных нами немногих местах. Наоборот, явный вымысел какого‑то мифического чудища, которого никто никогда не видел, только подорвал бы доверие к автору.

    Цель автора – подвигнуть читателя к добродетельной подвижнической жизни. Призывать к аскезе обманом так же нелепо, как и сказать, например: «Приходите подвизаться в нашу пустыню, здесь живут такие страшные драконы, на которых вы даже посмотреть не сможете!»

    Конечно, для неверующего ни в какие чудеса сказанное не аргумент, как, впрочем, и совершенное на его глазах чудо. Но мы рассчитываем, как и пресвитер Руфин, не на такого читателя, а на благосклонного и желающего следовать, если уж не простой прямой вере, то хотя бы принципу Шерлока Холмса: отбросьте все невозможное, и у вас в руках останется истина, какою бы невероятною, даже чудесною, она ни казалась. Отбрасывая возможность вымысла и возможность спутать дракона с крокодилом или бесом, приходим к прямому пониманию того, что хотел сказать автор о динозавре.

    Наконец, прекрасное свидетельство мы находим у подвижника нашего столетия – недавно прославленного в лике святых Оптинского скитоначальника схиархимандрита Варсонофия. В «Житии Оптинского старца Варсонофия» (Изд. Введенской Оптиной Пустыни, 1995) приводится его письмо Оптинскому настоятелю архимандриту Ксенофонту, отправленное из Манчжурии в августе 1904 года, – вскоре после начала русско‑японской войны преподобный Варсонофий был направлен в госпиталь на Дальнем Востоке, в городке Муллин, для духовного утешения и напутствования раненых воинов. Вот замечательный абзац из этого письма:

    «Верую вместе со всеми православными русскими людьми, что непостижимая, Божественная сила Честнаго и Животворящаго Креста победит и раздавит темную силу глубинного змия‑дракона, красующегося на японских знаменах. Замечу, кстати, что мне пришлось тоже лично слышать от солдат, стоявших на постах у станции Хантазы, верстах в 70 от Муллина, что они нередко видели года два назад, как из одной горной пещеры выползал громадный крылатый дракон, наводящий на них ужас, и снова прятался в глубь пещеры. С тех пор его не видят, но это доказывает, что рассказы китайцев и японцев о существовании драконов вовсе не есть вымысел или сказка, хотя ученые естествоиспытатели европейские и наши вкупе с ними отрицают существование сих чудовищ. Но ведь мало ли что отрицается только потому, что не подходит под мерку наших понятий…» (с. 142).

    Интересно, что где бы ни появлялось в древней литературе сообщение о драконах, всегда описывается борьба человека с ними. Дракон всегда весьма мерзок людям на вид, всегда страшен и отвратителен. В этом тоже мы видим подтверждение истинности Божия слова о проклятии, изреченном змию при изгнании людей из рая и о законоположенной Богом войне между людьми и семенем змия. И только наше время всеобщего развращения вкусов и нравов сделало динозавра любимым героем фильмов, книг и картинок.

    В заключение приведем небольшое читательское наблюдение. Мы видим, как египетские пустынники побеждали чудовищ силою молитвы и упования на Христа. Европейцы, встречаясь с драконами, больше полагались на силу оружия или особые «военные хитрости». Так об этом повествуется в их летописях, например в знаменитой поэме «Беовульф». Спутники же Руфина, уговорившие его направиться по стопам дракона, уверяли его, что они уже побеждали змиев и драконов исключительно только своим молитвенным дерзновением. В какой‑то мере здесь мы можем сравнить – и вполне правильно – христианскую настроенность Востока и Запада. Взирая же на подвиги благочестивых предков, по слову Апостола, станем подражать вере их.

     

     

    Заключение

     

    Таковы в самых кратких чертах научные данные, доступные знанию школьника, которые дают иной, чем ныне принято взгляд на мироздание. Доводы креационистов на этом далеко не исчерпываются, равно как и трудности эволюционной теории. Человеческий разум слишком ограничен, чтобы вместить в себя детальное знание обо всем. Волей‑неволей мы делаем обобщения знаниям, и делаются эти обобщения верою.Вера же может быть разная.

    Можно продолжать считать возникновение мира, жизни и разума самопроизвольным и подвластным случаю. Но однако же следует рассмотреть и свойства этого Слепого Случая. Его можно увидеть лишь по результатам его вмешательства (то есть он невидим в своей сущности). Благодаря ему установлены законы природы, но сам он им не подчиняется, а идет против них (то есть он сверхъестествен). Он существовал еще до появления Вселенной (вечен). Его влияние простирается на всю Вселенную (вездесущ). Он – причина, косвенная или прямая всего того, что когда‑либо происходило (всесилен) [39, с. 1]. Чей же это портрет – Слепого Случая? – Очевидно, перечислены основные свойства Божества, но не все. Слепому Случаю, претендующему заместить на небесах Бога, не могут быть свойственны личностно‑нравственные качества. Он не может ни любить, ни желать, ни чего‑то требовать от человека, ни тем более – судить его и воздать ему по вере и делам его. Именно таков бог, которому рады поклониться любые атеисты! Именно этого и желают они от Бога. Их религию можно выразить просто: Боже, если Ты есть, уйди от нас и не мешай нам.

    Вот в чем разгадка, почему сейчас прямых атеистов меньше, чем дарвинистов и агностиков (т.е. не вникающих в вопрос о бытии Бога). Трудно ныне, слишком уж антинаучно, – всерьез доказывать, что Бога нет. Но можно по‑прежнему пытаться искать доказательства, что независимо от Него все и так идет само собой к лучшему будущему и отвечать за свою жизнь никогда не придется. К этому и направлены изыскания эволюционистов, люди ищут и добиваются независимости от Бога, «разрешая» Ему быть где‑нибудь или когда‑нибудь, только подальше от здешней жизни.

    Теперь мы с вами видим, насколько предвзято подавалась информация о научных изысканиях. Если, например, «вся имеющаяся на сегодняшний день коллекция останков „предков человека“ легко разместилась бы на биллиардном столе» (Дж. Ридер), то гораздо больше собрано чисто человеческих останков, в слоях заведомо более нижних («древних»), чем те, где нашли гоминидов. Но кто из нас хотя бы раз слышал об этих находках? Зато все мы знаем, что якобы наука доказала наше происхождение от обезьян, точнее от этих малюсеньких кусочков костей, которые помещаются на одном столе.

    Когда реальный материал для исследования столь малочислен, когда из фактов выброшено все, говорящее против общепринятой теории, – а по сути дела, все факты, могущие сказать какое‑то значащее слово, – то над оставшимися кусочкамифактов, допускающими любые кривотолки, можно теоретизировать сколько угодно.

    Хорошо сказал об этом доктор анатомии Солли Цукерман: «Те ученые, которые занимались ископаемыми останками приматов, не прославились сдержанностью выводов в своих логических построениях. Их заключения так поразительны, что закономерно возникает вопрос: вообще, ночевала ли здесь наука?»

    Ему вторит антрополог Тим Уайт: «Проблема многих антропологов в том, что они настолько жаждут найти кость гоминида, что любой обломок кости становится ею».

    Точно также считал и президент ВАСХНИЛ, академик т. д. Лысенко: «Для того чтобы получить определенный результат, нужно хотеть получить именно этот результат, если вы хотите получить определенный результат – вы его получите». Речь шла именно о научных результатах.

    Вся эволюционная картина мира построена как раз на такой «научной методологии», на таком горячем желании получить то, что задано. Некоторые нравственные, духовные и социальные выводы дарвинизма, выполняющего определенный духовно‑социальный заказ, мы уже отмечали.

    Не следует думать, что гласно противостать эволюционному учению сумела горячая вера простых сердец, та, которую атеисты именуют слепою. Когда появилась под восторженные аплодисменты публики книга Дарвина «Происхождение видов…», деятели западной церкви в основном хранили молчание, а гласно что‑то возразить попытались именно ученые. Но шквал пропагандистской трескотни заставил их замолчать. Впоследствии эволюция настолько укрепилась в общественном сознании, настолько хорошо выдала себя за абсолютную истину, что появились многочисленные попытки деятелей Церкви, католиков и – увы – православных, примирить эволюционизм с христианской верой. Попытки эти, какими бы изощренными они ни были, вынуждены всегда представлять Бога или не всемогущим, или не всеблагим, и таким образом, они всегдапротиворечат основам христианской веры. Но, как мы видели, еще в большей степени они противоречат самой науке, ее основным законам и многочисленным фактам.

    В нашей стране после революции наука была гонима в большей степени, чем религия. Религию сложнее гнать и уничтожать. Христианская вера вселяется неожиданно порой в самые зачерствелые сердца. В общем раскладе, простых верующих, которые просто не станут верить дарвинистам, может быть довольно много. Ученых же, имеющих доступ к исследованиям и публикациям, всегда будет мало. Верующий и в концлагере не оставит своей веры и молитвы, и даже проповеди. Ученый же в застенке вынужден оставить свое свидетельство и аргументы. Этим и объясняется такое страшное засилье материализма в нашей науке, такая отсталость ее мировоззренческих разработок.

    Рано или поздно всякому человеку стоит задуматься о жизни серьезно. Главные выводы, которые мы сами делаем из всего сказанного, таковы.

    Мир в своей основе сверхъестествен, выше науки. Тем более это относится к существованию жизни, а еще в большей мере – к разуму, душе и совести человека. Познание того, что для человека существенно важно, совершается прежде всего правильной верою в Откровение Божие, косвенно подкрепляемое свидетельствами истинной науки. Обе – вера и наука возвещают нам не только о том, как мир погублен и губится человеческим грехом, но и о том, как Бог спасает этот мир и человека и даже приводит их в состояние лучшее первобытного. Действительно, несогласно было бы с благостью и всемогуществом Божиим допустить столь прекрасно созданному миру быть погубленным взбунтовавшимися против Бога разумными тварями.

    И в преданиях множества народов в самом разном виде проходит надежда на будущее спасение и обновление мира. Правильный же взгляд на этот вопрос мы нигде, кроме Священного Писания Нового Завета не найдем. Ради спасения мира и искупления человека от греха Сын Божий приходит на землю, становится Человеком, страдает и умирает за грехи наши и побеждает смерть своим Воскресением. Раскрытие этого великого таинства выходит за рамки нашей книги. Здесь мы просто напоминаем о нем и сообщаем древний и всегда новый призыв Божий ко всем людям: искать спасения во Христе, принять всеваемое Им в наши души слово Божие, с тем чтобы посеянное принесло добрый плод.

    Спасение наше – дело многотрудное и никакому человеку своими силами его не получить. Для этого надо было бы ни много ни мало – выйти из под действия законов природы, установленных Богом, ведь к спасенной твари не могут уже относиться законы всеобщего тления и распада. Большую часть нашего спасения Бог уже совершил во Христе Иисусе. Но и нам необходимо принять этот дар верою, выражаемою в соответствующих делах и расположениях сердечных. Как это сделать – учит Церковь, основанная Иисусом Христом и Его апостолами на земле и далее руководимая Духом Святым во всех своих древних преданиях и традициях. Это Церковь Православная, путь к которой ни для кого не закрыт. И в ней самой часто можно увидеть преткновения, заблуждения и грехи отдельных людей, но непогрешимо в ней согласное, всегда и всеми православными похваляемое учение Святых Апостолов и Святых Отцов.

    Воздадим же славу Богу Живому, Любящему и Спасающему. Как ужасен был бы мир, основанный «богом атеистов» – слепым случаем. Бесцельна, тосклива и отвратительна была бы жизнь в таком мире под водительством такого мертвого бога. Именно такую унылую картину может навеять на живую человеческую душу эволюционная теория мироздания. И если у читателя под конец свалится с живой души эта мертвящая тяжесть лженаучного знания, если ему захочется и далее искать истину и жизнь и найти ее во Христе, то это также следует признать милостию Живого Бога, но не заслугою автора книги.

     

    Литература

     

    Стабильные школьные учебники и учебные пособия

     

    1. Г.Я. Мякишев, Б. Б. Буховцев. Физика 10‑11. М., «Просвещение», 1991.

    2. Е.П. Левитан. Астрономия. М., «Просвещение», 1994.

    3. Общая биология. Под ред. Ю.И. Полянского. М., «Просвещение», 1988.

    4. Уроки общей биологии. Пособие для учителей. Под ред. М.П. Корсунской. М., «Просвещение», 1977.

    5. Биология. Справочные материалы для учащихся. Под ред. Д.И. Трайтака. М., «Просвещние», 1983.

    6. Биология в вопросах и ответах. Под ред. В.В. Малахова. М., Харьков, Независимый научно‑методический центр «Развивающее обучение», 1997.

     

    Книги, монографии и брошюры

     

    7. Henry M. Morris. The Biblical Basis for Modern Science. 1984. – Генри Моррис. Библейские основания современной науки. СПб., «Библия для всех», 1995.

    8. Henry M. Morris. Creation and Modern Christian. 1985. – Генри Моррис. Сотворение и современный христианин. М., «Протестант», 1993.

    9. Dennis Petersen. Unlocking the Mysteries of Creation. 1986. – Деннис Петерсен. Открывая тайны творения. Книга первая. СПб., «Библия для всех», 1994.

    10. Ben Hobrink. Evolutie: Een ei zonder kip. 1993. – Бен Хобринк. Эволюция: яйцо без курицы. М., «Мартис», 1993.

    11. David Rosevear. Creation Science, Confirming that the Bible is Right. 1991. – Дэвид Роузвер. Наука о сотворении мира, доказывающая правоту Библии. Симферополь, Крымское общество креационной науки, 1995.

    12. Malkolm Bowden. Ape‑Man – Fact or Fallacy? 1988. – Малкольм Бауден. Обезьянообразный человек – факт или заблуждение? Симферополь, Крымское общество креационной науки, 1996.

    13. С.Л. Головин. Всемирный потоп. Миф, легенда или реальность? Симферополь, Крымское общество креационной науки, 1994.

    14. С.Л. Головин. Эволюция мифа. Как человек стал обезьяной. Симферополь, Христианский научно‑апологетический центр, 1997.

    15. Проблемы теории эволюции. Сборник статей для студентов и преподавателей. Симферополь, Крымское общество креационной науки, 1996.

    16. The Revised Quote Book. 1990. – Ученые – о теории эволюции. Симферополь, Крымское общество креационной науки, 1996.

    17. Carl Wieland. Stones and Bones. Powerful Evidence Against Evolution. 1994. – Карл Виланд. Камни и кости. Неопровержимые свидетельства против теории эволюции. Симферополь, Крымское общество креационной науки, 1996.

    18. В.Н. Тростников. Мысли перед рассветом. Paris, YMCA‑PRESS, 1975.

    19. Протоиерей Стефан Ляшевский. Опыт согласования современных научных данных с библейским повествованием в свете новейших раскопок и исследований. В кн.: Библия и наука. М., Издание православного братства во имя иконы Божией Матери «Неопалимая Купина», 1996.

     

    Буклеты крымского общества креационной науки

    (с 1997 года – Христианский научно‑апологетический центр)

     

    20. Джефф Чапмен. Кто я? Пер. с англ. 1994.

    21. Лейн П. Лестер. Почему кожа у людей разного цвета. Пер. с англ. 1995.

    22. Лейн П. Лестер. Генетика – враг теории эволюции. Пер. с англ. 1995.

    23. О. Тимофей Алферов, Сергей Головин, Дмитрий Побережий. Отчего опьянел Ной. 1995.

    24. Джефф Чапмен. Теория эволюции и святость человеческой жизни. Пер. с англ. 1995.

    25. «Сегодня верить в Бога глупо!» Пер. с англ. 1995.

    26. Пол Николе. Рост населения и продолжительность истории человечества. Пер. с англ. 1995.

    27. Джефф Чапмен. Наша юная Вселенная. Пер. с англ. 1996.

    28. Дмитрий Поберский. Болеет ли душа? 1996.

    29. Сергей Головин. Оледенение и история человека. 1996.

    30. Вернер Гитт. Информация – третья фундаментальная категория. Пер. с англ. 1996.

    31. Дмитрий Поберский, Евгений Новицкий, Сергей Головин. Что такое хорошо и что такое плохо? 1996.

    32. Дэвид Роузвер. Происхождение человека. Пер. с англ. 1996.

    33. Билл Купер. «Миоценовый человек». Человеческие окаменелости эпохи Нижнего Миоцена. Пер. с англ. 1996.

    34. Гордон Симмондс. Человекоподобие в мире животных. Пер. с англ. 1996.

    35. Сергей Головин. Горы на весах (гравитация и изостазия). 1996.

    36. Кен Хэм. Основа бытия. Пер. с англ. 1996.

    37. Питер Грэйс. Культурная пропасть. Пер. с англ. 1996.

    38. Пол Гарнер. Запечатлено в камне. Пер. с англ. 1996.

    39. Дэвид А. Прентис. Теории эволюции и сотворения. Обзор фактов. Пер. с англ. 1997.

    40. Эсме Гиринг. Происхождение видов. Существует ли предел изменчивости? Пер. с англ. 1997.

    Иллюстрации взяты из следующих источников:

    Рис. 7, 13, 14, 27, 30, 31– [9].

    Рис. 11, 12, 16, 25, 26, 28, 29 – [13].

    Рис. 19‑24 – [14].

    Рис. 15 – [3].



  • Дополнительно:
  • Применять с осторожностью, беречь от детей!
  • Мистика: понятие и сущность
  • Познание мира
  • Мистическое влияние в современном обществе
  • Ортодоксальная наука
  • Мистика и наука
  • Госзаказ на мистику
  • О мистике
  • О религии
  • О доказательствах чудесного
  • О телепатии
  • Доверие, уверенность, вера
  • Блаженные
  • Законы судьбы
  • Таинственные истории
  • Теория невероятности


  • Обсуждение Сообщений: 1. Последнее - 08.10.2009г. 21:35:46
    Дата публикации: 2008-07-13

    Качества статьи, оцененные пользователями Экспертов: 1
    Об авторе: Статьи на сайте Форнит активно защищаются от безусловной веры в их истинность, и авторитетность автора не должна оказывать влияния на понимание сути. Если читатель затрудняется сам с определением корректности приводимых доводов, то у него есть возможность задать вопросы в обсуждении или в теме на форуме. Про авторство статей >>.

    Тест: А не зомбируют ли меня?     Тест: Определение веса ненаучности

    Поддержка проекта: Книга по психологии
    В предметном указателе: Голографический принцип | О теориях мироздания | Ошибки теории эфира | Теория возникновения вселенной | Черные дыры | Эфирные теории | А.В.Рыков Вакуум и вещество Вселенной | А.В.Рыков Вакуум и вещество Вселенной | Брайан Грин Элегантная вселенная | Вселенная из ничего Лоуренс КРАУСС
    Последняя из новостей: Обзор эволюционного появления субъективных моделей действительности: Субъективные модели действительности.

    Нейроны и вера: как работает мозг во время молитвы
    19 убежденных мормонов ложились в сканер для функциональной МРТ и начинали молиться или читать священные тексты. В это время ученые наблюдали за активностью их мозга в попытке понять, на что похожи религиозные переживания с точки зрения нейрологии. Оказалось, они похожи на чувство, которое испытывает человек, которого похвалили.
     посетителейзаходов
    сегодня:23
    вчера:44
    Всего:48975787

    Авторские права сайта Fornit
    Яндекс.Метрика