Поиск по сайту

Короткий адрес страницы: fornit.ru/1603

Этот материал взят из источника: http://www.inauka.ru/analysis/article39959
Список основных тематических статей >>
Этот документ использован в разделе: "Блаженные"Распечатать
Добавить в личную закладку.

Что знают современные ученые о навязчивых состояниях


! Обратите внимание, что этот документ используется в сборнике "Мистические миры" в качестве иллюстрации творений мистических авторов - как пример некорректного, абсурдного подхода к затронутым вопросам.

Навязчивые мысли – двигатель прогресса, хотя чаще становятся тормозом. Все зависит от направления.

В конце пути человек получает то, чего хотел всю сознательную и бессознательную жизнь. Не обязательно отдавая себе отчет в существовании навязчивых желаний.

“«Почему?» – можно назвать матерью всех наук”
Артур Шопенгауэр

Открытия могут совершаться случайно. Наверное, именно таким образом были изобретены алкоголь, табак, наркотики и другие доставляющие организму ни с чем не сравнимое удовольствие дурманящие средства. «Ты пил или давал пить другому?» – первый вопрос, который задают католические священники пришедшему на исповедь мексиканскому индейцу, имея в виду зелье небезызвестного сока кактуса Lophophora williamsii пейотля. Зачем думать и напрягаться, если сама химия прокручивает в мозгу забавные мультики и привлекает на твою сторону потусторонние силы? Но вряд ли столь же случайно Менделеев открыл во сне периодическую таблицу химических элементов, Эйнштейн – теорию относительности, физики сконструировали ядерную бомбу, а военные – первую компьютерную Сеть. Сеченов насильно заставлял себя ежедневно пить водку в течение 2 лет, чтобы изучить ее отравляющее действие на организм. Чтобы по-настоящему чего-то добиться, необходимо постоянно и непрерывно думать об этом, иметь в жизни одну-единственную сверхзадачу и быть одержимым в ее достижении. Получится – не получится, другой вопрос, но если не думать, уж точно ничего не получится. «Пепел Клааса стучит в моем сердце», – признавался известный герой романа Шарля де Костера, и с ним трудно не согласиться, когда речь идет о чем-то действительно важном.

О том, как зарождаются в человеке навязчивые мысли и почему они преследуют его до конца жизни, никто не знает. Ученые рассуждают о шестом чувстве, о генетической памяти, о формировании с возрастом устойчивой связи между нейронами, о стремлении человека полагаться на свои инстинкты и полностью доверять им, о том, с какой легкостью мозг может обманывать сам себя и усилием воли провоцировать выделение амфетаминов. Педагоги говорят о роли воспитания, психиатры – о вреде навязчивых состояний, ведущих к шизофрении и деградации разума, – им бы еще показать на того нормального человека, полностью лишенного всякой зависимости и привязанности. Фрейд нашел в истории двух таких независимых людей: Моисея и Леонардо да Винчи. Себя-то он определенно причислял к натурально зависимым, хотя и ему удалось кое-чего достичь в этой жизни.

Инстинкты – опасная штука. Научная аксиома о том, что «филогенез повторяет онтогенез», приводит к мысли о том, что человек мало чем отличается от животных в тайных желаниях. Почему самым кровожадным хищником на планете считается акула? Потому что ее детеныши начинают пожирать друг друга уже в утробе матери – выйти наружу должен только один, окрепший и готовый к продолжению битвы. Чем не бессмертный Горец, пусть и водоплавающий? Человеку проще: в утробе матери близнецы не съедают друг друга, они просто рождаются достаточно редко. Но инстинкт хищника – агрессия – человеку, несомненно, присущ по жизни. Избавиться от него невозможно, но хорошо было бы направить его в правильное русло, на пользу себе и обществу. Для этого приходится думать, дабы не навредить простотой послушания и подражания кумирам.

Вопреки Фрейду, существует немало людей, близких к идеалу «нормального» человека. Это в основном простые женщины и мужчины, не «фарисеи» и не «книжники», не обремененные высокими абстрактными мыслями и заботами, живущие нынешним днем, стойко переносящие трудности жизни и более или менее удачно приспосабливающиеся к ним. Среди них обычно понимание того, что «нормальность» психики – весьма относительное представление, некий идеал, к которому можно приблизиться лишь в той или иной степени, и не нужно на этом задерживаться.

В то же время имеются человеческие существа, и их немало, психика которых резко контрастирует в отношении общепринятых норм, что проявляется в неадекватном, не вполне соответствующем реалиям поведении. У этих людей возникают бредовые состояния, «перевоплощения» в других лиц, они могут оказаться склонными к убийству, самоубийству, изнасилованию, причем подчас происходит это в извращенной или другой зверской форме. Некоторые люди проявляют тенденцию к непрерывной смене сексуальных партнеров, садизму, мазохизму и другим отклонениям от принятых обществом норм правильного поведения. Эти люди подчас действительно опасны человеческому сообществу и отдельным его членам. Их состояние и поведение иногда резко противоречит потребностям общества. Они действительно во многих случаях подлежат изоляции и лечению, но только тогда, когда их болезненное состояние неопровержимо доказано независимыми экспертами.

Абсолютное большинство людей находится в промежуточном состоянии от нормальной психики к отчетливому умопомрачению, ибо граница между обоими состояниями весьма размыта. Иначе говоря, их психика имеет особенности, которые отличают ее от норм, принятых в данном обществе то ли действительно большинством населения, то ли властными структурами. Это – нормальные, психически здоровые люди, из которых выделяются «системщики»: экстремалы, хакеры, бойцы, профессиональные спортсмены, путешественники и космонавты, члены закрытых тайных обществ и групп и др. Из них также выходят ученые, писатели, музыканты, актеры и представители иных творческих профессий. К слову, мастер ужасов Стивен Кинг – типичный «умственный Чикатило», не дошедший до осуществления своих идей, кроме как в вербальной форме. К числу актеров, вероятно, относятся и большинство политиков, в полной мере освоивших искусство власти, лицедейства и управления сознанием подчиненных. Уинстон Черчилль признавался на склоне лет, что в политику его толкнуло собственное тщеславие.

Французский писатель русского происхождения Ромен Гари однажды заметил, что «Любой кретин психиатр сам-то вполне сознает, что здравый ум – самый распространенный признак людей, страдающих депрессией”. Встречается немало людей, отличающихся от обывательской массы высокой социальной возбудимостью, стремлением к исправлению общественных недостатков и, самое главное, абсолютно полным бескорыстием. Часто такие люди несчастливы в личной жизни, в быту их называют «сумасшедшими», но не из злобы, а скорее от досады и недовольства. Трудно жить совместно с людьми, интересующимися семейными делами в последнюю очередь, постольку поскольку, готовыми пожертвовать карьерой или даже жизнью во имя неких абстрактных идеалов. «Он все на Пик Коммунизма глядел, и в горы его тянуло», – жаловалась одна соседка на бывшего мужа, окончательно спившегося.

Цветущий сад превосходства идейных флюидов над здравым смыслом продемонстрировала всему миру советская социалистическая действительность. Меньше думаешь – лучше спишь, так можно сформулировать главный лозунг борцов за народное счастье в обращении к народу. Труднее приходилось тем, кто в силу тех или иных причин был обречен на раздумье. Существовали различные факторы, позволявшие властям использовать психиатрию в качестве средства жестокого наказания инакомыслящих и инакодействующих личностей и запугивания основной массы критически настроенных людей, и не только их, а всего населения. Власти и их слуги в белых халатах решали конкретные задачи: зафиксировать «необычность» идей и их распространения, преувеличить эту необычность, где-то упростить, объявить болезненной и придумать название болезни. «Абстрактное мышление», «дисгармония чувств», «сомнения», «рисование действительности в мрачных тонах» были объявлены признаками не нормального, но душевно больного человека. Формула жизни была чрезвычайно проста и понятна всем: живи и радуйся, слушайся старших, никаких проблем на самом деле нет (см. статью «Борьба за воспитание в семье Черненко»).

О существовании животной агрессии в человеке коммунистам напомнила сама природа: Агрессия в объятиях любви? Ученые подтвердили, что происходящие в организме влюбленного человека изменения не ограничиваются одними счастливыми мыслями. Как показали множественные исследования, в случае любви мы имеем дело со сложными химическими и психическими процессами, причем характер этих процессов отличается на разных стадиях любовных переживаний.

Начало любви ученые связывают с природными стимуляторами мозга дофамином, норепинефрином и другими амфетаминами. Под давлением этих природных химических веществ люди теряют аппетит, сон и самообладание. Результаты некоторых исследований позволяют говорить о сходстве ощущений человека, переживающего романтическую влюбленность, с ощущениями азартного игрока или наркомана, принявшего дозу наркотика. Это свидетельствует о том, что наркозависимость может быть еще опаснее, чем принято считать, поскольку паразитирует на естественных чувствах. Как при наркотическом трансе, так и в состоянии влюбленности происходит возбуждение одних и тех же участков передней части мозга.

В развитии любви ученые различают три фазы. В период первой имеет место внеличностное половое влечение, когда мужчина и женщина ищут любовного партнера и «сгорают от нетерпения». Не последнюю роль в таком поиске играет повышенное выделение в мозгу гормона тестостерона. Вторая фаза романтической любви – когда голову продолжают кружить возбуждающие химические реакции, а внимание фокусируется на конкретном объекте вожделения, будь то картинка, навеянный музыкой образ или живая мишень. Выделяемый мозгом окситоцин делает нервные окончания более чувствительными и стимулирует мышечные сокращения. Ученые полагают, что именно окситокцин побуждает мужчин и женщин страстно обниматься при интимном контакте и вызывает оргазм.

Некоторым людям удобно думать, будто любовь вечна. Историки же подсчитали, что в древности вечная любовь длилась не более 4 лет. Изучив культуру и традиции 60 народов, они пришли к выводу, что пик разводов приходится как раз на отметку 4 года совместного проживания супружеских пар. И лишь рождение первенца или второго ребенка помогает продлить союз.

Третья фаза – привязанности и нежности – отличается значительно меньшим пылом. По-видимому, таким способом природа позаботилась, чтобы у потомства, появившегося в результате первых двух фаз, хотя бы на начальном этапе были оба родителя. Через 2-3 года совместной жизни организм перестает производить достаточное количество возбуждающих химических соединений, и это означает конец страсти. На место амфетаминам приходят эндорфины – вещества, успокаивающие нервную систему. Именно они дают влюбленным чувство умиротворенности, спокойствия и безопасности. Утрата на этом этапе любимого человека приводит к глубокой депрессии, стрессу и потери смысла жизни. С точки зрения химии, человек перестает получать свою ежедневную порцию «наркотиков», т.е. выработка эндорфинов прекращается, а перестройка организма еще не произошла.

Хорошо бы, разрыва не случилось, и люди, как парочка свивших гнездо аистов, жили бы долго и счастливо и умерли в один день. Но природа подкинула им еще не одно серьезное испытание супружеской верности (не зря все-таки филогенез повторяет онтогенез). Одно из них синдром Куллиджа – неукротимое стремление к смене сексуального партнера. С постепенным угасанием чувства влюбленности порой все сильнее разгорается и огонь совсем иного свойства, способный испепелить рассудок и породить и леди Макбет, и мавра Отелло, – ревность. Как показывают исследования, неразлучная подруга любви тоже бывает разной, в первом приближении трех степеней. Здесь многое зависит от воспитания и душевной предрасположенности. Некоторые интеллигентные люди умеют цивилизованно решить этот вопрос через обсуждение, сохраняя в отношениях такт и деликатность. Для них испытание ревностью есть данность, которую надо преодолеть с минимальными потерями для всех участников. Правда, подобная рассудительность встречается весьма редко, особенно у молодых и неопытных пар.

Гораздо чаще ревнивцы испытывают гнетущую подозрительность и недоверчивость, от которой сами же и страдают. Поводом может послужить не фактическая измена, а заурядный конфликт: красноречивый взгляд, брошенный в сторону интересной особы, невнимательность на действия партнера, затянувшийся телефонный разговор, чужой волос и следы помады на одежде. Любая попытка искать оправдание будет бесполезна. В лучшем случае инцидент может закончиться домашним скандалом, в худшем – демонстративным молчанием и отчуждением на неопределенное время. Ревнивцы не хотят и не умеют признавать за другом или подругой права на собственную жизнь, им кажется, что весь мир должен быть средоточием партнера вокруг них самих. Спасибо мне, дорогая, (дорогой), что у тебя есть такой (такая) душка как «Я». Случай тяжелый, и многим приходится либо с ним мириться, либо расстаться с мечтой о значительности собственной персоны – если нет желанного исправления, то рано или поздно придется подать на развод.

Хуже может быть только клинический случай, когда ревность перерастает в болезнь. “Жена была невнимательна ко мне, а я любил и люблю ее. Однажды я ей сказал: будет тебе белка, будет и свисток. А когда я второй раз находился в больнице, она пришла ко мне с ребятками. У Сашеньки был в руке свисток. Они выстроились в ряд, и Сашенька стал играть на свистке. А жена, сев задом на снег, показала таким образом белку... Я чувствовал долг семьянина, долг общественника... ждал от нее человечности... Я желал счастье приносить в семью своей работой, учебой и активным участием в общественно-политической жизни нашего народа... дети хоть и сомнительные, но я их полюбил, сжился с ними, они не виноваты...". Тут выход один – при первых же признаках срочно обратиться к психотерапевту. Такого рода состояния, как и любая другая форма паранойи, поддаются лечению. Нужно только приложить большие усилия и запастись огромным терпением. К сожалению, в российской глубинке обратиться не к кому.

Любовь и творчество – это прежде всего долгая и кропотливая работа, утверждают ученые. Англичане четко отличают falling in love (вхождение в любовь, по-итальянски – innamoramento) от being in love (быть влюбленным). Процесс вхождения краток и не зависит от состояния рассудка – просто «кайф». Сложнее научиться создавать на протяжении жизни оживляющие состояния вхождения в любовь (re-enamourement) – как и любому искусству, этому надо учиться. Некоторым «возобновлять молодость» дано от природы, в силу особенностей открытой и бескорыстной натуры, другим не дано никогда.

Пролить свет на психические метаморфозы организма чаще удается писателям, а не ученым. Большим знатоком человеческих душ был и остается Джованни Казанова, вошедший в историю как великий любовник. Его сексуальные силы начали иссякать еще до того, как ему исполнилось 40 лет, а в течение последних 30 лет (прожил он 73 года), что он прослужил библиотекарем в Богемии, у него вообще не было женщин. «Перестав быть господом в райских садах, он стал волком за обеденным столом», – вспоминает о нем один из современников. Физиологически, как признавался сам Казанова, с возрастом он стал испытывать не меньшее удовольствие от чтения и написания мемуаров, чем от похождений молодости. Читал он очень много и по этому поводу произвел такой афоризм: «Женщина – как книга. Хороша она или плоха, но должна доставлять удовольствие с первой до последней страницы». Собственно, благодаря мемуарам, состоящим из 4545 страниц, Казанова и вошел в историю, поскольку сексуальных связей (около 150) у него было на порядок меньше, чем у многих других экстравагантных знаменитостей (хотя бы у того же Распутина). Совершенно очевидно, что он никогда не ставил перед собой задачу достичь непревзойденного числа побед, все у него происходило естественным образом, само собой, и превыше всего Казанова ставил качество любовной связи, которым и делится с читателем. Как и Шекспира, и Оскара Уайльда, и Бернарда Шоу, Казанову сызмальства преследовала навязчивая идея своего происхождения и желание выбиться из низов в высший свет. «Я не родился дворянином – дворянства я добился сам». Так или иначе, но эта мысль давала ему стимул к существованию и творчеству.

Так же и любая другая навязчивая мысль – хорошо, когда она питает человека на протяжении жизни и не дает увязнуть в болоте повседневности. Такого рода ведущая по жизни путеводная идея – как система глобального позиционирования GPS – лишь одна позволяет держаться на плаву в бушующем житейском море.

Последнее редактирование: 2015-04-08

Оценить статью можно после того, как в обсуждении будет хотя бы одно сообщение.
Об авторе:
Этот материал взят из источника: http://www.inauka.ru/analysis/article39959



Тест: А не зомбируют ли меня?     Тест: Определение веса ненаучности

В предметном указателе: Гипноз | Измененные состояния сознания | Сессии холотропного дыхания | Эффекты ЛСД | Возможные концепции бессмертия в современной культуре | Все люди маги, только этого они ещё не знают | Генетические свойства юмора как эффективное средство преодоления кризисных состояний личности | Гипнотические состояния | Десять вопросов навязчивому незнакомцу или Пособие для тех, кто не хочет быть завербованным | Зависимые состояния
Последняя из новостей: О том, как конкретно возможно определять наличие психический явлений у организмов: Скромное очарование этологических теорий разумности.
Все новости

Может ли нейробиолог понять микропроцессор?
Нейробиологи, вооружившись методами, обычно применяемыми для изучения живых нейроструктур, попытались использовать их чтобы понять, как функционирует простейшая микропроцессорная система — «Мозгом» был процессор MOS 6502.
Все статьи журнала
 посетителейзаходов
сегодня:22
вчера:11
Всего:22223120

Авторские права сайта Fornit
Яндекс.Метрика