Главная книга сайта Форнит: «Мировоззрение». Другие книги:
«Познай себя», «Основы адаптологии», «Вне привычного» и Лекторий МВАП.
 
 

Наивное противостояние

Относится к   «Двухтомник художественной прозы «Вне привычного»»

Ознакомительная часть произведения «Наивное противостояние» из двухтомника художественной прозы «Вне привычного».

Справка. Это - оголтелая фантастика, наукообразная и местами даже научная, на фоне столкновения морали посткоммунистического общества с тем, что совершенно не чудесным образом воплощало конечные идеи как библейского, так и коммунистического гуманизма.
Хронотоп событий: конец 1980 годов, отдаленная горная провинция страны советов, колоритный азиатский город в сезон густой левитации тополиного пуха. Время пароксизма демократии, когда слово "товарищ" все еще являлось универсальным межгендерным обращением. Дверь в полутемном коридоре с импозантной табличкой. Это - скромные владения шефа биотехнологического отдела ОКБ ИИ (Особое Конструкторское Бюро Искусственного Интеллекта).
Ну, поехали...

В комнате у шефа был чужой. Он стоял спиной к вошедшему Вадиму. Воротник фирменной футболки вминался ремнем объемистой фото-сумки в загорелую шею. Шеф, потный с утра, в расстегнутой до глубокого декольте рубашке и взъерошенный от частого вздыбливания волос пятерней у вентилятора, стоял рядом, привалившись бедром к столу и утомленно давал снисходительные пояснения:
- Да, прямо вот этими, самыми обыкновенными слесарными метчиками "на пять" нарезаем в черепе резьбу, куда вворачиваем, пробки с микроэлектродами.
Чужак вежливо кивнул и двумя пальцами брезгливо уронил черные метчики на стол. При этом Вадим заметил усы, мужественно загнутые ниже уголков рта на худощавом, не очень приятном, но располагающем к себе лице и большую фотокамеру, висящую на шее.
Вадим решил быть проще и молча подошел поближе. Шеф отвалился от стола и взял этикет в свои руки:
- Знакомьтесь: Травкин, Вадим Романович, - шеф положил горячую и влажную руку на плечо Вадиму, чуть подталкивая к корреспонденту, который дежурно раздвинул усы в улыбке и сверкнул в глазах энергией общительности.
- Сквозняков, - продолжил было шеф.
- Дмитрий Давыдович, но лучше просто - Дмитрий, - корреспондент крепко сжал протянутую руку и не отпускал пока не закончил:
- Очень приятно с вами познакомиться. Я готовлю материал для публикации, и мне рекомендовали вас как специалиста-новатора, работающего в перспективном направлении.
- А я тогда просто - Вадим!
- О, практически - тезки!
Травкин с облегчением освободился от жилистой ладони и растеряно воззрел на шефа.
- Ну, ты покажи свое хозяйство, расскажи там!..
- Юрий Михайлович, сейчас Нефертити будет лекцию читать! 
Шеф апатично взглянул на часы. Он явно демонстрировал активное равнодушие к теме деяний какой-то Нефертити. Страдая от жары, он потряс воротником рубашки и, подавшись к вентилятору, вздыбил волосы в живительном потоке.
- У вас еще пятнадцать минут, успеете. Ты, Вадик, это... про отчет-то не забывай! - шеф трагически затряс вытянутым пальцем в сторону, - Ради бога, меня комиссии замучили, конкуренты не дремлют, нужно чтобы у нас все было!
- После лекции займусь, - проакцентировал Вадим твердое намерение посетить Нифертити и повернулся к корреспонденту Дмитрию: - Пойдемте?
- Тогда начнем с вас, а потом на лекцию таинственной Нефертити.
- Это - не женщина, - поморщившись пояснил шеф, обернувшись от вентилятора, - А Нефедов, Григорий Савельевич! Наша интригующая достопримечательность, - с многозначительным злорадством добавил он, и повернулся спиной чтобы еще на мгновение отдаться вентилятору. Демонстративно забыв про посетителей, он потянулся к своему недопитому чаю, хлебнул и, обойдя стол, ухнул во вздохнувшее кресло с висящим на спинке пиджаком. Потом удивленно взглянул на еще не ушедших, скосился на Вадима, передавая ему тем самым полномочия и вдруг, просияв, посоветовал корреспонденту:
- А вы сходите на эту лекцию, сходите! Сами увидите! - после чего насовсем исключился из общения.
Вадим сурово подмигнул Дмитрию и коротко кивнул на выход. У дверей они замешкались, пропускал друг друга, из-за этого несколько натянуто прошли по коридору. Вадим, набрал код, и, когда громко щелкнул соленоид, галантно открыл дверь. 
Корреспондент вступил за порог, озираясь и примеряясь к возможностям фотосъемки. Небольшая комнатка, выкроенная из бывшего туалета, опоясанная сан-кафелем на высоту человеческого роста и заставленная до той критической степени, за которой начинается клаустофобия, явно не вдохновляла на репортаж о новаторе.
-  Ничего, и не такое видал, - успокоил он скорее себя, чем и без того индифферентно настроенного Вадима, осторожно протискиваясь между железными неокрашенными стеллажами.
- Помещений у нас мало, развернуться негде. Поэтому многие разработки отдаем на откуп кооперативу.
- Что за кооператив?
- Научно-технический. Я, правда, с ними дела почти не имел. А шеф вам ничего не говорил?
- Абсолютно.
- Вот там и работает Нефертити.
- А где вы в черепе резьбу нарезаете?
- Это не я нарезаю, а зоофилы с вивария в цоколе. Я только методику текущих исследований заказываю.
- Ясно. Еще ваш шеф про установку говорил, покажете?
- Да вот она вся на том столе. 
Откуда-то сверху неожиданно громко и резко отстрекотала птица, и Дмитрий, вскинув голову, увидел нахохлившегося зеленого попугая в клетке на шкафу.
- Птичка... как же она здесь живет? - пробормотал корреспондент первое, что ему пришло в голову, - Или это такой индикатор, как на шахтах?
- Хорошая идея!.. - оценил Вадим, - Когда он сдохнет, я уволюсь. 
Это вырвалось у него самопроизвольно, просто по ассоциации. Он вовсе не собирался жаловаться и сетовать.
- Что, все так плохо? 
Попугай громко засвистел я защелкал одновременно.
- Цыц, Кеша! - строго приказал Вадим и, в самом деле, стало тихо, - Видите ли....
- Дима... - подсказал корреспондент располагающе.
- Простите, Дима... на самом деле все это как бы никому и не нужно. Вот это устройство, которое рекламировал вам шеф и вот эти наметки соответствующей теории, - Вадим небрежно хлопнул ладонью по какой-то папке, - они могут пока убедить только меня одного. Даже шеф толком не врубается. Другие же специалисты имеют по вопросу каждый свою любимую теорию.
- А у вас что за теория? 
Вадим вздохнул и беззащитно улыбнулся.
- Явно преждевременная теория. Короче, это концепция работы нашего мозга и, чтобы практически ее проверить, нужны колоссальные средства. Так что сейчас остается лишь философствовать на эту тему.
- Хм.. вроде бы это - нормальная судьба любого начинания, - Сквозняков развел руками.
- Нормальная?.. Что-то мне так не кажется. Все это идет поперек шерсти многим нашим авторитетам, и уж они первым делом перекроют кислород.
- Так оно обычно и бывает, но...
- Понимаю, - Вадим виновато улыбнулся, - у вас не тот профиль, нужны очевидные результаты успеха.
- Честно говоря я на это настроился... Вот думаю, как тут лучше показать. Давайте я расположу все как нужно, вы сядете вот там, хороший свет и ракурс...
- Не стоит, Дима, - Травкин усмехнулся, - Попробуйте просто получить удовольствие, тем более, что сейчас будет в самом деле впечатляющая лекция.
- Попробую, - кивнул Дмитрий, мысленно отмечая бесполезно пустой визит. Как же он на этот раз ошибся!
- Тут не только во мне дело. Из нас упорно выводили особую породу работников, которые получают зарплату за то, что вовремя приходят на работу и слушаются начальство. И если я не из этого стада, то до адекватного госфинансирования мне не добраться. Так что речь не идет о... Впрочем, да и фиг с ним... Кое-что вам показать, пожалуй, смогу!
- Обязательно. Я же для этого пришел, - он посмотрел на часы, - Так что это за лекция такая интригующая предстоит?
- Уже третья лекция, - Вадим улыбнулся, - не зная, что было раньше, вам это покажется очень странным поначалу. Особенно его наглядные демонстрации. Некоторых впечатлительных приходится за руку держать. Есть классные сеансы гипноза, есть классные представления иллюзионистов, а это - нечто совершенно иное. Я пока даже не могу точнее что-то сказать... только то, что не стоит это рассматривать как зрелище. А многие просто развлекаются, не вникая в суть. Для них это просто эффективное шоу.
Сквозняков сменил статус объекта из бесполезных в перспективные и решил попробовать вытащить сенсацию или хотя бы сделать классные фотки научных типажей в аффекте моментов их удивления.
- А нам не пора?
Вадим взглянул на часы, кивнул, и они вышли из комнаты. 
В коридоре стало более многолюдно, и теперь все направлялись в одну сторону.
- Кстати, вот он, кого-то тащит, ни фига себе! - Вадим повернулся против людского потока. Сотрудники прижимались к стенке, пропуская необыкновенно контрастную парочку. Среднего роста брюнет с колючим взглядом больших глаз и точеным носом, не очень опрятный на вид, но какой-то благородно подтянутый, держал, подломив под острым углом запястье, взлохмаченного гопника, одуревшего от боли, растерянности и унижения. Жертва была гораздо крупнее Нефертити. 
Сквозняков дернулся было вскинуть камеру, но понял, что не успевает с учетом полумрака в коридоре. Он вообще часто упускал кадры, не решаясь фотать в упор и завидуя своим более наглым коллегам.
- Григорий Савельевич, - окликнул Вадим, - Вам помочь?
- Спасибо, Вадик, я справлюсь, - Нефертити мотнул головой и попридержал дылду - Ты - в зал?
- Да, мы вот хотели с товарищем корреспондентом... а что, теперь отменяется? 
Нефертити с интересом посмотрел на Сквознякова.
- Корреспондент? Ну что же... Это, может быть даже, кстати. Я только отведу этого гражданина, - он чуть сильнее перегнул кисть и подтолкнул замычавшего дылду дальше.
- А чем-то похож на Нефертити! Сильный мужик! - с неподдельным уважением заметил Сквозняков.
- Тот парень колется, - пояснил Вадим, - мы давно подозревали, но ничего с ним не можем поделать.
Они пошли по пустеющему коридору. Последние сотрудники вливались в зал через зачем-то крепко подпружиненную дверь. 
Справка. Типовые, в меру опортреченные "актовые" залы, в то время предназначались для единогласного принятия решений и проектировались с голой сценой и ровными рядами фанерных седалищных блоков.
- Проходим вперед! - Скозняков, прикидывая лучшую точку для съемки, прошел к передним блокам. Вадим не привык быть настолько на виду, но возражать не стал. Они уселись в самом центре, там, где народ предпочитал не светиться.
Сквозняков, умащиваясь на скрипучей фанере, вдруг понял, что секунду назад мельком коснулся взглядом чего-то неожиданно-волнующего. Это было там, куда повернулся Вадим. Тот общался с соседкой слева. Она что-то говорила ему, и этот голос настолько оправдал предчувствие необыкновенного, что Сквозняков, подавшись вперед, довольно нескромно выглянул через Вадима после чего, непроизвольно сглотнув, откинулся на трагически вскрипнувшую спинку. Вадим неспеша принял нормальное положение и посмотрел на часы. 
- Вадим, - Сквозняков приблизился к уху Травкина, - Кто это?
- Где?
- Рядом с тобой! У меня чисто профессиональный интерес. Мне как раз нужен такой снимок. Познакомь, пожалуйста. 
Вадим деловито поднял одну бровь и еще раз взглянул на часы.
- Мне не совсем удобно вас знакомить, долго объяснять. Но я сейчас на минутку выйду, а ты уж сам профессионально... 
Нарочито громко сказав: "Щас приду, держите мне место, Дмитрий Давыдович!", устремился к выходу. 
Сквозняков, оставив огромную сумку на своем сидении, не спеша, занял место Травкина и повернулся к соседке: - Извините, я видел, вы знакомы с Вадимом Романовичем? 
Тонкое лицо настороженно повернулось, и Сквознякова смутил печальный взгляд со злыми искорками.
- С Вадькой? Конечно. Кто ж с ним не знаком.
- Видите ли, я корреспондент и готовлю о нем очерк.
- О Вадиме? - в ее глазах потеплел интерес, - Он стоит того.
- Вы знаете, сегодня, пожалуй, мне вдвойне повезло: у вас как раз такой типаж, что очень подошло бы к фото о специфике вашего института. Если бы вы разрешили мне сделать несколько снимков после лекции... 
- Что вы, я не фотогенична, - она тряхнула головой и опустила глаза. 
- Ну почему вы все так говорите? Я сделаю хорошие фотографии... Как я могу вас называть?
Девушка неприступно подняла лицо и Сквозняков с изумлением увидел выражение острой горечи и детской обиды.
"блиииин...." - подумалось ему досадливо, - "какая-то шизанутая....". 
- Простите, если вас чем-то обидел, - еле слышно выдохнул он предельно деликатно.
Девушка судорожно глотнула и, широко раскрыв глаза, молча отвернулась, а Сквозняков с тяжелым чувством откинулся на скрипучем сидении. 
На сцену героически взбирался какой-то толстяк, отжимаясь от ступенек правой толчковой и удерживая себя руками за колени. В зале приутихли, но несколько последних ехидных реплик явно ему адресовались.
- Товарисчи, - несопоставимо тонким голосом прокричал толстяк, - Григорий Савельевич задерживается с очередным его казусом, и я тут, кстати, решил поднять вопрос о дисциплине, - он отерся мятым платком и, уронив его мимо кармана на пол, продолжал:
- Вчера мы провели проверку, многие надолго запомнят! - он обличающе обвел зал маленькими заплывшими глазками, - Очень неутешительно. Есть лица, которые спорят, не желают предъявлять у входа. А другие меня увидели и сразу повернули назад. Думали, что походят где-нибудь часок, отсидятся. Они просчитались: мои помощники в это время фиксировали на рабочих местах. Выявлено двадцать семь нарушителей, из них шестеро злостных и двое - матерых. В столовой тоже безобразие. Зеленые билетики все время лезут в очередь красных, путают установленный регламент раздачи. 
Хлопнула дверь, и в зал вошел Вадим.
- Нарушителей дисциплины мы пометим, снизим им КТУ, вымараем из премиальных списков. 
Вадим с усмешкой направился к своему месту.
- Вот какая дисциплина, - даже тут никак не соберемся! - выдал ему в спину толстяк.
В зале зашумели. Сквозняков пересел, поставив сумку у ног, и Травкин, возбужденно дыша, повалился на сидение, качнув весь блок. В тот же момент опять хлопнула дверь и вошел Нефертити. 
Толстяк замахал рукой:
- Товарисчи, успокойтесь. Сейчас вам ваш Нефедов будет читать!
Шум моментально стих.
- Прошу, Григорий Савельевич, - толстяк, обстоятельно ступая на каждую ступеньку толчковой ногой, спустился с неуютной сцены. Нефедов подал ему оброненный платок, и толстяк на ходу отер им шею. 
Как-то буднично Нефертити бросил взгляд за широкие окна, где над верхушками тополей с залитыми солнцем кронами виднелась сияющая белизной цепь гор, посмотрел в зал, добродушно прищурился и негромко сказал:
- Не берите в голову, товарищи... Настраиваемся на работу. 
Кто-то коротко заржал. Непередаваемая потусторонность Нефертити, нисколько не подходящая к этому актовому залу, заряжала интригой.
- На основе представлений, которые мы формировали в прошлый раз, попробуем приблизиться к пониманию некоторых явлений психики, а также рассмотреть это в мировоззренческом плане, что позволит осознано экстраполировать эволюцию разума. Затем мы воочию увидим...
Дмитрий наклонился к Вадиму.
- Так это просто научная лекция?
- Нет, но похоже. Можно фильтровать слова, самое главное само себя покажет.
И точно, Нефертити только в самом начале заговорил как университетский препод. Он вплетал такие ярко-зримые и завораживающие фрагменты, что в целом, скорее, создавалось впечатление сеанса психотерапевта. Тем более, что в зале раздалось сомнамбулическое мычание.
- Вот почему у нас еще есть невидимые, но катастрофические проблемы... - Нефедов замолчал.
- Ой!.. опять! - послышался женский выкрик из зала, пополам с грохотом падающих вещей и треском ломающейся мебели. Некто с довольно массивной фигурой непомерно откинулся назад в круговом движении торса, воздев широко раскачиваемые руки, в точности как это показывали по телику на сеансе Кашпировского. Фанерный седалищный блок оказался не рассчитан на такое, и тело завалилось чуть ли не затылком к полу, а соседи, не успев выскочить из кренящегося блока, хором рухнули, окончательно развалив его.
- Ну вот, зачем это?!! - раздалось сразу несколько негодующих голосов фанатов Нефедова, - Каждый раз кому-то вступает в голову и устраивают срыв!
- С каждым разом эта чертовщина все забористее!.. - откликнулось крыло радикальных демократов.
- Ненунафиг, лучше свалить пока не затянуло... - эхом отозвались нонконформисты. 
Нефедов выжидал с непроницаемым лицом.
...

На этом прерывается публикация ознакомительной части произведения из двухтомника «Вне привычного».


Обсуждение Еще не было обсуждений.


Дата публикации: 2018-01-14

Оценить статью можно после того, как в обсуждении будет хотя бы одно сообщение.
Об авторе: Статьи на сайте Форнит активно защищаются от безусловной веры в их истинность, и авторитетность автора не должна оказывать влияния на понимание сути. Если читатель затрудняется сам с определением корректности приводимых доводов, то у него есть возможность задать вопросы в обсуждении или в теме на форуме. Про авторство статей >>.

Тест: А не зомбируют ли меня?     Тест: Определение веса ненаучности

Последняя из новостей: Футуристическая фантастика: Слава и первая смерть.

Ученые выяснили, почему в мозгу рождаются мысли и можно ли прожить без них
Язык связывает различные когнитивные функции, которые без него существуют отдельно.
 посетителейзаходов
сегодня:11
вчера:00
Всего:8197

Авторские права сайта Fornit
Яндекс.Метрика