Главная книга сайта Форнит: «Мировоззрение». Другие книги:
«Познай себя», «Основы адаптологии», «Вне привычного» и Лекторий МВАП.
 
 

Кечеты Баши

Относится к   «Двухтомник художественной прозы «Вне привычного»»

Ознакомительная часть произведения «Кечеты Баши» из двухтомника художественной прозы «Вне привычного».

Как обычно, совершено спонтанно, мы решили пойти в горы в пятницу вечером, сразу после работы. Ни много ни мало - на вершину, куда еще никто никогда не забирался. Первовосхождение, короче. Подходы к горам у нас очень короткие, мест, куда еще никто не ходил - множество. На гребень той горы, куда собрались, мы в прошлом году уже поднимались чтобы оценить возможность восхождения.
Снаряжение было наготове еще с прошлой недели, с продуктами нет проблем - набрал из того, что валялось в холодильнике, но кроме простых калорий желательна была энергия самой жизни, некая Образующая Воля Вселенной © Воннегуда, которая вырабатывалась в сложнейших солнечных процессах созревания ягод в моем саду.
Быстро и эффективно собирать черешню я научился, воруя ее у соседей еще в детстве. Это были странные, необщительные соседи, которые сами никогда не собирали свой урожай. Абрикосы и яблоки у них падали и сгнивали, вишня и виноград трагически засыхали на ветвях. Кроме тех, что нависали над крышей нашего сарая. Оттуда я обирал их начисто.
В домах, окружающих сельхозинститут, выращивали экзотику - предмет взаимной гордости сельхозных преподов. И каждый день с раннего лета до осени я наедался прямо с веток.
Приделав крючок к ручке большого ведра, я полез на дерево. На самом верху наливалась солнцем самая вкусная черешня. А ягоды, клюнутые воробьями, скорее из сытого любопытства, чем для еды, были еще вкуснее.
Расклинившись ногами среди веток, первые десять минут, ведомый рефлексами детства, я бездумно поглощал энергию жизни, пока она не подступила к самой макушке. При этом, так же рефлекторно, отстреливал скользкие косточки во все стороны, сжимая их пальцами.
- Ой!
Скосив глаз сквозь листву, я увидел внизу, за соседским забором незнакомую герлу, которая крутила головой куда угодно, только не догадываясь посмотреть над собой. Я ухмыльнулся, сорвал двойную черешневую “сережку” и замахнулся, рассчитывая ловко навесить ей на ухо или, в крайнем случае, попасть за воротничок домашнего халатика. Случайное знакомство, легкий разговор, встречи, увлечение, замужество, скучная семейная жизнь, банальный развод. И это еще не самый худший вариант. А как же горы? Я решительно бросил “сережку” в ведро, и оно гулким металлом возвестило конец моим сомнениям.
Она задрала голову на звук. Мы некоторое время смотрели друг на друга, чуть виноватая улыбка посетила меня, герла, видимо, все правильно поняла и молча, опустив голову, медленно уплыла по дорожке среди высоких белых нарциссов.
Виталий прикатил вовремя, мы перелили бензин для примуса в пластмассовую бутылку, запаковали рюкзаки. Большой посылочный ящик с черешней я разместил на самом дне.
Хотя горы - совсем рядом, до них нужно еще доехать, и мало кто соглашался травмировать свою тачку по разбитым дорогам. Поэтому лучшим вариантом оставался обычный маршрутный автобус.
Пока ехали, мы чуть было не подрались с крайне обидчивыми местными киргизами, от которых крепко несло бузой, но большая часть неравнодушного автобуса высказалась за мирное прекращение инцидента, да и железяки, торчащие из наших рюкзаков, настораживали.
- Быдла, - с отвращением создал Виталий множественное число из традиционно единственного, когда мы безнаказанно удалились от автобуса, - Им бы нажраться и бабу завалить - других интересов нет!
Впоследствии невзначай выяснилось, что он прямо и безыскусно пытался предложить свою плоть моей секретарше. А на вскоре грянувшей свадьбе не менее откровенными предложениями довел до слез местную топ-модель - юную подругу идейного врага моего брата, за что брат, отлучившись на минутку из хмельной нирваны, в пароксизме справедливости разбил ему нос своим кулаком бывшего десантника. Но это было в далеком будущем.
Наша гора светилась белой острой макушкой из-за крутого склона в лучах заходящего солнца. Если бы ее не было видно отсюда, то так бы и остаться ей безымянной среди множества таких же в этом массиве. Киргизы не забирались на гребень и, тем более, никогда не лазили по макушкам, а официальная альпинистская вотчина располагалось совсем в другом ущелье.
Первый родник и оживляющий припад к воде. Мы снова пришли в сознание после показавшегося тяжеловатым подъема и немного посидели на мешках.
- Это вот они и есть? - Виталий небрежно указал на полянку, усыпанную нежными сиреневато-белыми колокольчиками.
- Ты про аконит что ли?
- Ну, это же иссык-кульский корень?
- Ага. Верное средство от надоевших мужей у местного женского населения.
- Говорят, достаточно одежду по цветочкам повозюкать.
- Не знаю. Но есть народные врачюги, которые им рак лечат. Дают настоечки и одно из двух случается наверняка: или рак сдохнет или пациент.
Интерес Виталия был понятен после нескольких невинных жертв так и не выловленных террористов. Смерть постигала людей, угостившихся коньячком местного разлива, продаваемого в киосках.
Остатка вечера хватило, чтобы пройти цивилизованную лесистую часть ущелья до подножия башнеобразной горы Бодвей, откуда мы свернули вдоль боковой речки в места, куда мало кому приходило в голову забираться.
Здесь, среди невысоких кустарников, на песчаной отмели, рядом с чистейшей водой, струящейся между каменными обломками, мы поставили палатку, задали себе корм и завалились спать.
После недолгого дрожания в ледяном спальнике, который, набравшись тепла разгоряченного тела, стал по домашнему уютным, после нескончаемого потока убаюкивающих анекдотов Виталия, изливающихся вполне независимо от его сознания, промелькнул мир ускользающих грез, оставивших в воспоминании только смутное ощущение манящей сказки, и наступил День Восхождения, мобилизуя радостную решимость и необъяснимую уверенность в достижении цели.
По лицу пахнул морозный воздух из расшнурованной Виталием палатки. Раскрыв глаза, я успел заметить его спину и тянущуюся вслед длинную ленту туалетной бумаги.
На завтрак - заменитель женского молока для грудных детей, разведенный в тройной концентрации и густо сдобренный какао. Закусываем детским гематогеном, издавая радостные детские звуки.
Раннее утро. С собой берем только нужное на один день: ящик черешни, свежие огурцы, курагу, вяленое мясо, конфеты, веревку, бутыль крепкого горячего чая, завернутую в свитер, аптечку и что-то еще, о чем даже не стоит вспоминать. Все поместилось в один не обременительный рюкзак.
Прямо вверх круто уходила нескончаемая осыпь крупных каменных обломков, по которой предстояло проделать большую часть пути.
Я поднимался по ней однажды, чтобы разведать подступы к нашей вершине. В компании тогда было несколько суровых геологов и пятеро особей из строго женской спелеогруппы “Бездна” в качестве свободных экскурсанток. Это было зимой, в бесснежный, но холодный период. Мы шли другим берегом, пришлось перебираться через главную реку, которая неузнаваемо обмелела, и парни переносили девушек на руках, забросив штаны за спину. Стоило неосторожно ступить меж камней, как вода понималась выше плавок, а камни под ногами были очень разнокалиберными.
Мне досталась особа, визжащая при каждом неверном шаге. Не пошутить было невозможно, и я сымитировал падение. Эффект оказался примерно такой же как при попытке бросить кошку в ванну. С диким мявом она взбрыкнула, изворачиваясь всем телом и я, действительно потеряв равновесие, макнул ее задние лапы в ледяную воду. Она бы вся забралась мне на голову, если б я ее крепко не зафиксировал. Неудержимо хохоча, мы выбрались на берег.
В тот раз женщины остались ждать внизу, пока мы лазили на гребень. Нескончаемая осыпь оказалась очень изнурительной.
В горах есть места, где легкость, хорошее настроение и сила всегда сопутствуют подъему, а есть места, изматывающие, хотя, казалось бы, технических трудностей не представляющие.
Так вот этот склон вселял угрюмую враждебность, каждый шаг давался через силу. Здесь постоянно мучила жажда, даже сразу после того, как напьешься. Эти несколько предстоящих часов нужно было просто выстрадать. Или вернуться, теряя веру в себя и мучаясь стыдом.
К полудню, наконец, выбрались на гребень. Другой мир. Солнечно-ледяная идиллия под фиолетово-синим небом. Наша вершина ослепительно сияет снежной шапкой, переходящей в крутой ледник, окруженный гребнями склонов. Усталость сразу отпускает, как будто на новый уровень игры вышли.
Дальше мы идем вверх по неровному гребню с торчащими каменными уступами. Хотя этот путь технически сложнее, но идти почему-то стало гораздо легче. Здесь уже - сплошное скалолазание, хотя и не требующее особого мастерства.
- Куда ты, блин?! - заорал я.
Виталий готов был уже начать спуск с уступа по довольно неприятной стенке метров в шесть. Лучше всего здесь было не полениться и достать веревку.
- Да я тут и без веревки…
Я примерился и убедился, что он прав.
- Ладно. Давай сначала от мешка избавимся!
Я стянул с плеч рюкзак. Посмотрел вниз, прицелился и сбросил его на широкий уступ. Абсолютно непонятно как, упав точно на уступ, рюкзак прокатился дальше, лениво перевалил через край и закувыркался вниз к далекому языку ледника. Мы долго молча смотрели как он удаляется, превращаясь в красную точку, пока не замер на снегу на самом леднике.
- Наша веревка… - вздохнул я.
- Да уж…
- Ладно, обратно пойдем через ледник. Что без веревки - это минус, а что за спиной ничего не мешает - это плюс.
...

На этом прерывается публикация ознакомительной части произведения из двухтомника «Вне привычного».


Обсуждение Еще не было обсуждений.


Дата публикации: 2018-01-14

Оценить статью >> пока еще нет оценок, ваша может стать первой :)

Об авторе: Статьи на сайте Форнит активно защищаются от безусловной веры в их истинность, и авторитетность автора не должна оказывать влияния на понимание сути. Если читатель затрудняется сам с определением корректности приводимых доводов, то у него есть возможность задать вопросы в обсуждении или в теме на форуме. Про авторство статей >>.

Тест: А не зомбируют ли меня?     Тест: Определение веса ненаучности

Последняя из новостей: Про то, как опытные журналюги, блоггеры и артисты используют свои навыки для вранья в пользу своих представлений и активно продвигают это вранье методами изощренной, давно отрепетированной риторики.
: Почему артисты становятся президентами.

Как популяризация убивает науку
Новое исследование утверждает: чтение научно-популярных статей заставляет людей игнорировать экспертные мнения
 посетителейзаходов
сегодня:11
вчера:00
Всего:7390

Авторские права сайта Fornit
Яндекс.Метрика