Поиск по сайту
Проект публикации книги «Познай самого себя»
Узнать, насколько это интересно. Принять участие.

Короткий адрес страницы: fornit.ru/1447

Этот материал взят из источника: http://www.etology.atheism.ru/library/Borod_1.phtml
Список основных тематических статей >>
Этот документ использован в разделе: "Физика веры Тихоплавов или божественная физика"Распечатать
Добавить в личную закладку.

Торсионная лженаука Тихоплавов
А.В. Бородулин

РЕЗЮМЕ

В статье на фоне анализа известной лженаучной книги «Физика веры» (под авторством Тихоплав Т.С., Тихоплав В.Ю.) рассматриваются некоторые актуальные моменты научной и лженаучной деятельности в России. Основная цель работы – показать лженаучный характер «Физики веры» в частности и соответствующих теорий, являющихся теоретическим основанием рассматриваемой работы («торсионные поля» и «теория физического вакуума Шипова»). Анализ проводится с точки зрения философско-методологических оснований науки и современной научной картины мира.

ОБЩЕЕ МЕСТО

Появление на рынке научно-популярной литературы книги Тихоплав Т.С., Тихоплав В.Ю. Физика веры (ФВ) [1] и общее положение с лженаукой в России – звенья одной цепи. Распространение подобной литературы формально не противоречит ни российскому законодательству, ни принципу плюрализма мнений. На наш взгляд, законодательство не нуждается в поправках, регламентирующих выпуск литературы такого рода. Мы глубоко убеждены, что цензура ввиду своей потенциальной опасности – не метод. Но в силу сложившейся на интеллектуальном поле неблагоприятной обстановки российское общество как никогда восприимчиво к околонаучным спекуляциям. Спрос на лженауку ускоренно растет пропорционально снижению образовательного уровня. Но кризис образования, которому способствует и попустительство властей, и засилье клерикализма, и элементарная личная незаинтересованность в овладении знаниями, существенно снижает продуктивность борьбы науки и философии науки с лженаукой в России.

Выясняется, однако, что лженаука расцветает не только в России. В странах с развитой рыночной экономикой положительное или в лучшем случае нейтральное отношение широкой общественности к лженаучным уфологии, астрологии и проч. так же имеет место. Возникает парадокс: с одной стороны исследователи говорят о том, что лженаука и прочие иррациональные феномены общественного сознания начинают процветать, как правило, в условиях общественного кризиса, с другой – налицо распространение иррационализма не только в России, постоянно балансирующей на грани экономических и политических потрясений, но и в странах, где стабильность и обеспеченность, демократические свободы – прерогативы большинства.

По-видимому, тяга и укрепление предрасположенности людей к иррационализму – мультифакторный, сложный процесс. Без сомнения, идеологический кризис западного существенно постиндустриального общества потребления, который относительно мало поддается целенаправленному регулированию – существенный фактор, но не следует забывать, что, не смотря на то, что жизнь российского обывателя имеет мало общего с жизнью западного «среднего класса», конечные последствия дерационализации в этих разных условиях во многом схожи. При разных причинах и механизмах налицо почти идентичные следствия.

Самое действенное оружие в борьбе с иррациональным – разум и образованность. Это отмечают современные философы, например, директор Института философии РАН В.С.Степин указывает на самый эффективный, по его мнению, метод борьбы (а борьба необходима!) с лженаукой: «…открытое разоблачение лженаук в СМИ – это важно. Но это не решает проблемы. А решает ее отлаженная система образования» [28]. Это особенно актуально для современной России, механизмы развития духовного кризиса в которой особенно тесно связаны, во-первых, с падением десятилетиями навязываемой обязательной идеологии и духовными метаниями современного российского человека; во-вторых, со следствиями экономического кризиса вообще и с банальным снижением общеобразовательного уровня в частности.

В сфере академической науки наблюдаются не менее болезненные и резко негативные процессы. Несовершенство законодательной базы научной деятельности привело к тому, что в России на настоящий момент при попустительстве властей создано и беспрепятственно функционирует более ста двадцати самых разных академий [28]. В этом отношении ситуация складывается совершенно нездоровая: наряду с РАН, РАМН и РАСХН (которая, кстати, в 30-50-х гг., будучи еще ВАCХНИЛ, в полной мере испытала на себе власть лженаучной лысенковщины) существуют одиозные организации, никакого отношения к науке не имеющие, например, Всероссийская академия практической магии и гипноза и т.п. Под крышей некоторых из них находит себе хорошее прибежище лженаука, как это происходит с общественной Российской академией естественных наук (РАЕН). При участии «желтых» СМИ и сомнительных книг, при чрезмерно либеральном законодательстве, звания члена-корреспондента, академика, профессора, кандидата и доктора наук оказались девальвированными на фоне огромной массы учреждений, гордо именующих себя академиями и научно-исследовательскими институтами, деятельность которых не имеет ровным счетом никакого отношения к науке. Самозваные организации, конкурирующие с ВАКом, пытаются обязать государство согласовать процедуру защиты диссертаций с т.н. МСОАН (Международный союз общественных академий наук, куда входят Международная академия наук информации, информационных процессов и технологий, международная академия наук высшей школы, российская академия естественных наук и прочие) [28]. «…предложение Трайнева [Президента МСОАН – А.Б.] о том, чтобы ВАК сотрудничал с общественными академиями в присвоении научных степеней, заранее обречено на провал – его не поддержат ни Геннадий Месяц [Председатель ВАК Минобразования – А.Б.], ни Юрий Осипов [Президент РАН]» [там же].

Усугубляет обстановку катастрофическое организационное и финансовое положение фундаментальной науки, на которую не выделяется и малой доли тех средств, которые необходимы для нормального функционирования НИИ и лабораторий. Это естественные следствия глобальных организационных ошибок, допущенных еще в СССР: существенно экстенсивный путь развития науки, административно-командное управление научной деятельностью зачастую людьми, мало знакомыми с предметом, приоритетное развитие военно-промышленного комплекса, растущие запросы которого в конце концов поставили науку в зависимость от госзаказа, наконец, насильственное внедрение лженаучной лысенковщины и политизация науки… Последствия действия этих негативных факторов наряду с современным неадекватным отношением к науке власть имущих создают благоприятную почву для пресловутой «утечки мозгов», сказываются как на самой науке и научной общественности, так и на обществе в целом. Социальное положение и доходы ученых находятся на крайне низком уровне. Авторы программы «Намедни» небезоснова­тельно поставили ученых в ряд заведомо бедных людей, таких как «бюджетники», студенты, пенсионеры и т. д.

Социальные плоды отрицательных процессов, происходящих сейчас в сфере образования и науки налицо уже сегодня, один факт выхода и распространения литературы, подобной ФВ, представляется знаковым в отношении лояльности общественного сознания к творениям подобного рода.

Тем не менее, при всех отрицательных моментах настоящая российская наука все еще сохраняет свое лицо: рецензируемые журналы, такие, как «Наука и жизнь» и «Успехи физических наук» не публикуют торсионный и энергоинформационный бред, так что создателям т. н. «труда» не на что ссылаться, кроме своих же источников: «Принятие Творца современной наукой», «Торсионные поля Тонкого Мира» etc. РАН, пожалуй, единственная российская академия, чьи исследования в области физики достойны уважения и доверия и в ряды которой входят известнейшие ученые с мировыми именами, по-прежнему сохраняет лицо и остается одной из самых престижных научных организаций.

Никому не приходит в голову называть РАЕН авторитетной академией. Так называемый Международный институт теоретической и прикладной физики РАЕН, где реализуются одиозные торсионные «проекты» под руководством г-на Акимова, в свою очередь, давно дискредитировал себя в глазах российского научного сообщества (по крайней мере, той его части, которая живо интересуется обсуждаемыми проблемами науки). Однако это не мешает процветать лженаучным проектам под прикрытием некоторых явно заинтересованных чиновников, поскольку в крупномасштабные аферы, совершающиеся в аппарате государственного управления, привлечены огромные денежные средства.

Но вернемся к ФВ. Ненаучность книги – единственная тема, не являющаяся вопросом для обсуждения. С первых же строк у думающего читателя не должно возникать сомнений относительно бредово-апологетического характера книги. На первый взгляд она может показаться по-детски наивной, простота застит глаза. Но вдумчивое чтение открывает истинную природу книги: лженаука в кристально чистом виде. Самыми вероломными и откровенно реакционными по отношению к науке средствами эта антинаучная ересь пробивает себе дорогу в массы, укореняет в общественном сознании псевдонаучные идеи торсионных полей и энергоинформационного обмена, формирует абсолютно неверное понимание отношений науки и религии, попирает самые фундаментальные основы научной методологии. Каковы цели? На мой взгляд, ответ очевиден. Цель – создать прочный теоретический базис для процветания лженаучных идей, которые имеют своей конечной целью создание высокого спроса на чудеса и фантастические приборы, лечащие десятки болезней и поражающие врага на громадных расстояниях. Так или иначе, финансовая выгода – существенный признак лженауки, правда, признак, который может быть обнаружен лишь по факту… однако, недостатка в таких фактах в отношении «торсионных полей» нет, с чем мы столкнемся ниже. Сейчас же перейдем к рассмотрению непосредственно книги.

ВВЕДЕНИЕ В ПРЕДМЕТ

Определения

Для начала следует определиться с понятиями. Наука – одна из центральных тем нашего обсуждения. Мы принимаем определение науки [14] и будем понимать под наукой сферу человеческой деятельности, функция которой – выработка и теоретическая систематизация объективных знаний о действительности. Это определение отражает основную черту научной деятельности: стремление на основе построения аксиоматических (логико-математических) систем познать объективно существующие законы природы, человека и общества, постичь в конце концов, сущность мироздания.

Применяя философский метод, то есть, рассматривая всеобщее содержание «науки», для ответа на вопрос, что такое «наука», современная философия науки [23, с. 14] рассматривает несколько атрибутов «науки» как особого теоретического объекта, имеющего основания во всеобщих характеристиках сознания:

– во-первых, наука есть результат деятельности рациональной сферы сознания (в этом смысле она противостоит иррациональному во всех его проявлениях);

– во-вторых, наука – объективный тип сознания, существенно опирающийся на внешний опыт;

– в-третьих, наука в равной степени относится как к познавательной, так и к оценочной сфере рационального сознания.

Итак, наука с точки зрения всеобщих свойств сознания является рационально-предметной деятельностью человека, цель которой – построение и изучение на основе внешнего опыта свойств мысленных (в т. ч. математических) идеализаций и моделей объектов изучения. Отсюда следует, что источником научного знания не может быть ни чувственный опыт сам по себе, ни художественное воображение, ни религиозно-мистическое откровение, ни экзистенциальные переживания, а только мышление – либо в форме построения эмпирических моделей чувственного опыта, либо в форме конструкций теоретических объектов.

С этой точки зрения науке противостоит лженаука. Поскольку мы часто будем прибегать к этому понятию, следует особо уточнить, что употребляться оно будет в том смысле, какой вкладывает в него А.М.Хазен в своей специально посвященной этой теме работе «О лженауке, ее последствиях и об ошибках в науке»: «Лженаукой является введение в процесс научной работы, научных публикаций и обсуждений политических и религиозных установок, преднамеренной фальсификации экспериментов, прямой или косвенной цензуры, а также методов уголовного мошенничества, использующих научную терминологию, научные степени и званий, в частности, при рецензировании научных работ» [8].

В.Б.Губин [21] приводит ряд существенных признаков лженауки. Перечислим их.

1 – резко сниженная самокритика, «…без которой нет достаточных побуждений как можно полнее проверять свою теорию на согласованность со всем другим знанием»;

2 – плохая ориентация авторов в критериях правильности научной теории; в особенности часто нарушается основополагающий принцип согласованности новых гипотез с установленным знанием, что необходимо в силу того, что все теории «говорят об одном и том же мире и, следовательно, не должны противоречить друг другу»;

3 – обрывочные представления о современном состоянии научной области, в которой «работают» лжеученые, а так же общего процесса исторического развития науки и конкретных исторических фактов (лженаучными зачастую становятся теории «…уже неоднократно выдвигавшиеся и давно отвергнутые» как непродуктивные). Сюда же можно отнести и случаи преднамеренного искажения при изложении научных фактов и теорий (например, случаи с ЭПР-парадоксом и вакуумом, с которыми мы познакомимся ниже);

4 – рассуждения лжеученых зачастую нелогичны. В противном случае авторы часто упускают из виду тот факт, что сама по себе логика ничего не говорит о мире физических фактов: это совокупность правил корректного мышления, наполняющихся конкретным физическим смыслом только благодаря эмпирии. Следовательно, правильная научная теория должна быть органическим целым, состоящим из установленных фактов, объясняемых логически;

5 – «культ математики» в естественных науках, то есть неверное понимание роли математики в построении формальной модели действительности. «…правильность математического утверждения проверяется не сравнением с природным образцом, а проверкой правильности формального построения, т.е. фактически по наличию точки в конце доказательства». Предмет математики – структура рассуждений; в сущности, математику все равно, о чем он говорит, основной вопрос математики в этом отношении – не «Что я говорю?», а «Как я говорю». Каким бы четким ни было формально-математическое представление, оно вовсе не обязательно отвечает рассматриваемой области действительности, а если это и так, то, согласно геделевской неполноте, бесконечно сложная реальность a priori сложнее модели[1];

6 – отсутствие исторического взгляда на проблему: зачастую – а именно так действует команда Акимова-Шипова – производятся попытки сломать все исторически преемственное здание теоретической физики, якобы пребывающей в тупике, кризисе, и на его месте «…построить что-нибудь правильное и несомненно эффективное».

Историческая преемственность гипотез и теорий, о которой речь ниже, – необходимое условие, атрибут научности. Познание – процесс прежде всего исторический и в этом отношении требования диалектического материализма совершенно справедливы. Базовые эпистемологические принципы определены давно, их справедливость подтверждается всем ходом научного и общечеловеческого развития.

Целью данного эссе не является философский анализ лженауки вообще, поскольку эта интересная и неразработанная тема требует особого рассмотрения. Однако, рассмотрение лженаучной методологии требует обращения к общей философии науки.

И наука, и лженаука с философской точки зрения представляют собой формы общественного сознания, а потому имеют два онтологических аспекта: личный – деятельность (научная и лженаучная) конкретных индивидов, плоды этой деятельности и общественный, то есть, комплекс социально-исторических предпосылок и следствий деятельности всего научного/лженаучного сообщества. Если наука, как мы сказали, представляет собой историческую форму рациональной, разумной деятельности человека, то лженаука, как и религия, основана на иррационализме. Нужно сказать, что в индивидуальном аспекте действия лжеученых вполне осознаны и рациональны: в процессе деятельности ставятся определенные цели, для достижения которых используется целая совокупность соответствующих методов. Но социальный спрос на лженаучную деятельность коренится в глубинах общественного бессознательного, что и имеется в виду при разделении науки и лженауки по признаку отношения к общественному сознанию.

Анализ источников и ресурсов лженауки – предмет отдельного разговора. В данной же работе мы ставим вполне скромную цель: анализ отдельно взятой книги, которая, по нашему мнению, являет собой ярчайший пример опасной в социальном отношении лженаучной публикации, с учетом того, что подобная литература приобретает все большую популярность у широкого читателя.

ФВ в содержательном и структурном отношении

Итак, ФВ – книга, призванная, как заявлено в краткой рецензии на обложке, убедить читателя:

1. в том, что нормальная наука (в книге она часто именуется традиционной) в методологическом и содержательном отношении себя исчерпала и пребывает сейчас в состоянии глубокого парадигмального (в куновском понимании) кризиса;

2. в том, что в 90-х гг. российскими учеными, якобы открывшими пятое фундаментальное взаимодействие, совершена очередная научная революция, ознаменовавшая начало новой эры в истории Человечества;

3. в адекватности и научности теорий так называемого Тонкого Мира, торсионных полей и информационного единства Вселенной[2];

4. в необходимости синтеза методологического и содержательного компонентов науки, религии, эзотерики, признания научно достоверными религиозный и эзотерический методы познания (наравне с научным экспериментом);

5. в необходимости пересмотра всей системы ценностей современного общества, основанной на рационализме.

Как мы видим, авторы ставят амбициозные, даже дерзкие, но, к сожалению, абсурдные цели и пытаются достичь их соответствующими методами. По ходу содержательного предметного анализа мы увидим, что диапазон этих методов широк: от отсутствия ссылок до откровенной лжи.

В структурном отношении книга представляет собой три главы, первая из которых «Принятие Творца наукой» призвана ввести читателя в предмет и убедить его на вполне вульгарном уровне в том, что традиционная наука, находящаяся в кризисе, вынуждена признать, что новейшие данные подтверждают гипотезу божественного происхождения мира. Во второй главе «Научные аспекты тайн мироздания» дается краткий обзор современной научной картины мира, как ее понимают авторы. Это существенный момент, ибо зачастую можно видеть, как общепризнанные научные факты получают из уст авторов новое, совершенно удивительное толкование. Тема физического вакуума Г.И.Шипова – одна из основных, если не главная, это части книги; здесь же – торсионные поля А.Е.Акимова. Это самая обширная и содержательная глава, представляющая собой теоретическую основу всей книги. Третья глава «Информация, сознание, человек» повествует о Тонком Мире и его феноменах – пси-явлениях, которые получают новое объяснение в духе ФВ. Декларируется, что это объяснение вполне научно и не противоречит надежно установленным данным.

Характерным являются обильное цитирование и множество ссылок (в списке литературы 133 источника). Но на поверку авторы ссылаются на своих же идеологов: преимущественно Г.И.Шипова и особенно А.Е.Акимова, которые называются в книге учеными и докторами разных наук. Как мы увидим ниже, это ложь. Ни одной ссылки на авторитетный рецензируемый источник нет. Огромное большинство источников имеют прямое отношение к оккультным учениям, эзотерике, религии, что, согласитесь, малохарактерно для серьезного обсуждения физических вопросов. Среди них нет практически ни одного серьезного научного труда. В конце концов, сама книга выпущена издательством «Весь», специализирующимся на «нетрадиционной медицине» и подобной литературе.

Об отношении официальной науки к т. н. «теории физического вакуума» Г.И.Шипова и «теории торсионных полей» А.Е.Акимова можно судить по работам членов Комиссии по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований, которая учреждена при Президиуме РАН в 1998 году. Ознакомившись с публикациями авторитетнейших академиков РАН В.Л.Гинзбурга, Э.П.Круглякова и Е.Б.Александрова, легко составить себе впечатление о деятельности г-на Акимова и его приспешников, которые с легкой руки нечистоплотных журналистов получили звания профессоров и академиков, (очень широкая оценка деятельности А.Е.Акимова и всей группы «ученых-торсионщиков» на основании привлекаемых фактов дана, например, академиком Э.П.Кругляковым в [4, 5]).

Цели и задачи

Целью данной работы является методологический анализ содержания ФВ. В процессе работы поставим себе задачами:

– последовательную смысловую критику содержания книги;

– вскрыть основные методы и приемы, которыми пользуются авторы ФВ;

– показать пропагандистский, популистский и изначально ненаучный характер изложенного в ФВ материала;

– доказать, что рассматриваемая нами книга лженаучна (в указанном смысле слова), как и гипотезы, на которые ссылаются авторы, а главные идеологи всей работы, соответственно, лжеученые;

В силу ряда обстоятельств основным объектом нашего рассмотрения является философско-методологический аспект ФВ, мы не беремся критиковать торсионную теорию с позиций физики. Вряд ли наши аргументы убедят последовательных адептов ФВ. Главный научный тезис – «сомневайся во всем», и если нам удастся заронить зерно сомнения у человека, который до сих пор считает сведения, изложенные в ФВ научными, то будем считать, что мы достигли значительных успехов.

ОСОБЕННОСТИ ЛЖЕНАУЧНОЙ АРГУМЕНТАЦИИ

Методологический остов ФВ является характерным практически для любой псевдонаучной теории.

Требования В.Б.Губина к лженаучной теории, за исключением, пожалуй, только 5-го, выполняются со всей полнотой и для ФВ. В процессе анализа мы будем сталкиваться со всеми этими признаками в явном виде.

О принципиальной возможности научного доказательства бога

Для начала остановимся на одном из ключевых положений: «именно теоретическая физика на главный вопрос – есть ли Бог? – дала ответ: Бог есть!» [1, с. 47].

Рассмотрение этого момента очень важно не только потому, что такие утверждения звучат все чаще и в них начинают верить, но и потому, что здесь заключен один из существенных признаков лженауки (по Хазену): введение в обсуждение темы, обозначенной как «научная», религиозных установок.

Начать тут надо, пожалуй, с самого вопроса, который традиционно поставлен не просто некорректно, а философски безграмотно. Впрочем, надо отдать должное авторам ФВ: не они поставили этот вопрос, который, по-видимому, возник задолго до того, как сформировались мировые религии, корни его уходят в глубину тысячелетий. Так или иначе, вопрос этот является плодом «бытового философствования» и отражает донаучные представления о Вселенной, и сейчас мы попытаемся понять почему.

Определимся с понятиями. Совершенно не ясно, что имели в виду авторы ФВ, упоминая Бога. Само это понятие по своей сути алогично в большинстве из применяемых интерпретаций. Г-да авторы решили, что на самом деле все люди понимают под богом одно и то же, что, разумеется, не так. Неизвестно, какие у них были на это основания, но, так или иначе, споры относительно дефиниций бога не смолкают вот уже не одно тысячелетие. И это естественно, поскольку это понятие, в сущности, не отражает ничего данного, что можно было бы увидеть, услышать, потрогать, одним словом, чувственно воспринять. Например, если передо мной стоит некий предмет определенных линейных размеров, пространственной конфигурации, плотности, температуры и цвета, который состоит из четырех ножек и одной части, которую принято называть столешницей, то я совершенно достоверно могу сказать, что передо мной стоит стол – артефакт известного (по крайней мере, на концептуальном уровне) происхождения и назначения, который в данный момент воспринимается моими органами чувств. Причем, весьма вероятно, что то же самое (с известными поправками на личную точку зрения) выскажет и мой товарищ, который стоит рядом и воспринимает этот же объект. То же самое можно сказать о любом воспринимаемом природном объекте. Ничего подобного относительно бога мы сказать не можем. В силу своей принципиальной непознаваемости это понятие лишено физического наполнения. Хотя, некоторые общие черты абстрактного божества (на наш взгляд, исключительно благодаря действиям церкви) могут быть определены.

Но в свете последних научных теорий это понятие бога начинает утрачивать даже тот призрачный смысл, которым оно было наполнено испокон веков. Теперь и философу, и ученому следует говорить о боге очень осторожно, дабы не впасть в терминологическую и смысловую путаницу. Например, с точки зрения теории Х.Эверетта, «…философский Бог есть простой наблюдатель при условии, что он – часть Вселенной» [20] (речь идет о многомировой интерпретации квантовой механики). Мы сейчас не беремся рассматривать понятие бога: этому можно было бы посвятить целую монографию.

Предположим, мы миновали все трудности, и ценой весьма маловыгодных сделок с логикой определили бога как верховное всемогущее и всевидящее существо, стоящее вне мира и управляющее им. Но если философский бог изначально осмыслен слабо, то его существование, якобы доказанное, да еще не как-нибудь, а научно, лишает его вообще всякого смысла. Что в таком случае понимать под понятием «есть», или «существует» применительно к такому богу? Тут возникают еще большие трудности, чем в предыдущем случае. В обычном естественнонаучном понимании существование предполагает физическую актуализацию какой-либо потенциальной возможности.

Рассмотрим наш стол в качестве примера. Когда я говорю: «Этот стол существует», – что с научно-философской точки зрения я хочу сказать? Строго говоря, я имею в виду, что изначально имевшая место потенциальная возможность бытия этого стола была реализована, или, иными словами, я принимаю, что бытие этого стола не противоречит ряду физических законов и фундаментальных констант, то есть, изначально имеет место потенциальная возможность его бытия («стол может существовать») и эта возможность была когда-либо реализована («стол существует»). На мой взгляд, является очевидным, но заслуживает особой оговорки факт того, что изначально подразумевается физическое существование стола, то есть, не стола самого по себе, а стола в контексте физической реальности (пространства-времени), иначе стол не мог бы быть наблюдаемым и мы не смогли бы сказать, существует ли он. На это указывает и тот факт, что потенциальная возможность его бытия не должна противоречить некоторым законам природы[3]. Таким образом, понятие бытия есть осмысленное понятие лишь в том случае, если оно употребляется в физическом отношении к некоторому реальному объекту (напомним, что речь идет не о логике, а о физике понятия; логика изучает лишь структуру высказывания). Это лингвистическое требование является отражением исторического развития человека, бытовая жизнь которого всегда и всецело связана с материальной практикой. А ведь язык формируется именно в контексте повседневного бытия.

Но в таком случае возникает парадокс: с одной стороны, понятие бытия – это понятие, прежде всего отражающее объективность (физичность) некоего объекта, с другой – является фактом, что в языке есть утверждение «Бог существует», которое включает явно метафизическое понятие бога. На наш взгляд, этот парадокс уходит корнями глубоко в антропоморфизм религиозной картины мира. При начальных установках, диктуемых религией, человеку не остается ничего, кроме установления морфологической и субстанциональной корреляции бога и человека, запредельного и земного. При этом морфологическая тождественность декларируется изначально: изображения рая и ада вполне схожи с соответствующим образом подобранными земными пейзажами, а изображения бога в любой современной религии создаются «по образу и подобию» человека. Впрочем, сейчас неважно, кто кого, по чьему образу и подобию творит: человек ли бога, бог ли человека. Важно, что между человеком и богом явно существует некоторая корреляция: исторически изменяющийся общественный облик Человека так или иначе определяет характер господствующих теологических представлений со всеми вытекающими отсюда формальными последствиями, как то, изображения загробной жизни, бога, ангелов, демонов и т.д. В этом отношении тезис диамата о том, что историческая смена общественно-экономических формаций является движущей силой эволюции общественного сознания, представляется вполне правомочным, если только его [этот тезис] не абсолютизировать.

С субстанциональным антропоморфизмом немного сложнее: религией декларируется, что бог качественно отличен от человека, в частности, по механизмам своего бытия, которое в общем случае не подлежит детальному обсуждению, ибо бог, как правило, непостижим. При этом жесткие требования веры обрекают сознание среднего верующего на сделку с логикой: понять (и, следовательно, принять) существующего бога можно только в том случае, если он существует где-то. Таким образом, религиозное требование трансцендентности бога физическому миру сталкивается в сознании верующего с интуитивным требованием реальности и выполняется поэтому лишь номинально. Реально же помыслить бога, находящегося вне некоторого пространства-времени, тождественного тому, в котором живет человек, невозможно.

Но что значит «бог в мире, тождественном человеческому»? Это материальный бог. В этом случае мы приходим к понятию материи в ее ленинской интерпретации, то есть объективной реальности, данной человеку в ощущениях. В таком случае Бог перестает быть богом в традиционном смысле (бог непознаваемый, трансцендентный), теряет свои атрибуты и превращается в объект изучения естественных наук, исследующих объективную реальность, природу, окружающую человека. Такое положение вещей не устраивает ни религию, ни науку: религия утверждает, что бог трансцендентен миру, то есть, непознаваем, нематериален и (Sic!) находится вне [мира]; наука, в свою очередь, по определению не может постичь сию тайну, покрытую мраком, ограничиваясь рассмотрением теоретических идеализаций и феноменов, доступных изучению в эксперименте. Получается, что утверждение «Бог есть» («Бог существует») не имеет ни физического, ни теологического смысла, по крайней мере, в общепризнанной интерпретации понятия «бытие». Это подтверждается и побочными вопросами, которые можно задать к данному утверждению: где существует Бог, каково качество, первопричины и основания его бытия и многие, многие другие. Ответить на эти вопросы, не впадая при этом в противоречие, невозможно. Впрочем, есть один вариант: баптисты, например, ограждают себя от глупых с их точки зрения рассуждений на заданные темы, утверждая, что человек, задающий подобные вопросы, еще просто не готов принять бога. Как только он будет готов к этому, у него эти вопросы отпадут сами собой. Но нас такая формулировка не устраивает.

Причины же затруднений кроются не в отвечающих, а в задающих вопрос. На первый взгляд он кажется вполне правомочным и логичным. На самом же деле даже поверхностный анализ показывает его скрытую противоречивость. Похожий парадокс возникает при анализе тезиса всемогущества бога: может ли бог, будучи всемогущим, создать такой камень, который сам же не сможет поднять? Пытаться логически корректно ответить на этот вопрос бесполезно: сам вопрос противоречив, а делает его таковым понятие всемогущества.

Ну а что же относительно второй части фразы? Каков смысл (и есть ли он вообще) того, что теоретическая физика дала ответ на вопрос «Есть ли Бог?». Тут важно не то, какой именно ответ она дала. Важен сам факт того, что ответ был дан физикой.

Нужно ли говорить, что ни физика, ни биология, ни медицина не может дать истинностную оценку подобного рода умозаключениям? Естественнонаучное исследование никогда не покушалось на подобные вопросы, оно претендует на гораздо более скромный объект изучения – материю, обладающую единственным универсальным свойством «быть объективной реальностью». Даже психология и смежные с ней науки, объектом изучения которых являются индивидуальное и общественное сознание, изучают эти феномены лишь постольку, поскольку они доступны эмпирическому изучению. Другими словами, научное изучение суть прежде всего феноменологическое изучение. Ни одна наука, будь ее объектом природа или человек, его социальная или техногенная среда, принципиально не может говорить о трансцендентных материальному миру вещах хотя бы по той простой причине, что вывод в таком случае будет противоречить общим посылкам: наука занимается изучением принципиально наблюдаемых феноменов. Бог, данный в опыте или научной теории, не есть бог в общепризнанном смысле. С другой стороны, бог, которого нельзя познать, недоступен для науки. Идея бога как явление общественного сознания – феномен, сам бог – нет. Идею можно изучать, познавать ее причины, механизмы, сущность и следствия; изучать самого бога невозможно. Проще говоря, бог сам по себе – не предмет научного интереса.

Кроме того, говорить о боге в рамках строго научной (не научно-философской) дискуссии было бы некорректно еще и с методологической точки зрения. Представить себе положение, в котором были бы исчерпаны все остальные объяснения, невозможно. Известно, что при объяснении известных фактов возможно привлечение огромного числа самых разнородных гипотез. Но принцип бритвы Оккама требует, чтобы при объяснении новых фактов использовались теории, максимально просто и естественно и без привлечения дополнительных сущностей описывающие наблюдаемые явления. Трудно назвать максимально простой и естественной в научном смысле теорию, основным элементом которой является непостижимая вездесущая всемогущая сущность, которая вдобавок принципиально ненаблюдаема в эксперименте. Для любого ученого гораздо более приемлемы самые безумные и оригинальные теории. Сам А.Эйнштейн, будучи большим знатоком в области методологии научной работы, всегда предъявлял к физическим теориям два важнейших критерия: «внешняя оправданность» и «внутреннее совершенство», естественность, самоочевидность [10, с. 77]. Удовлетворяет ли гипотетическая теория бога этим критериям? Внешняя оправданность заменяется тут личными интересами, а самоочевидность – вульгарностью объяснения.

Апелляция к научным авторитетам

По рассмотренным причинам личное мнение любого ученого, в том числе, авторитетнейшего, например, академика РАН и РАМН, научного руководителя Института мозга человека Н.П.Бехтеревой, ничего не доказывает: «…потрясает заявление, сделанное с трибуны академиком РАН и РАМН Н.П.Бехтеревой: "Всю свою жизнь я посвятила изучению самого совершенного органа – человеческого мозга. И пришла к выводу, что возникновение такого чуда невозможно без Творца"» [1, с. 52].

В.Б.Губин [21] говорит, что для таких трудов попытка опереться на авторитеты типична. Действительно, ФВ изобилует цитатами известных ученых, часто академиков РАН и РАМН. Впрочем, характерным является тот факт, что практически ни одной ссылки на профильные работы этих ученых нет. По-видимому, авторов мало интересует собственно научная работа. Зато они с удовольствием используют личное мнение ученого, которое, разумеется, ни в какой мере не может считаться доказательным. Любой человек вправе иметь свой собственный взгляд на тот или иной философский вопрос. Более того, он вправе не уточнять причины своего мнения. Но когда речь заходит о научных проблемах, никакие личные взгляды не могут служить существенным основанием научных рассуждений.

Даже самый уважаемый ученый, а таким Ученым является, без сомнения, Н.П.Бехтерева, говоря о боге, выражает свое личное мнение, которое может оспариваться и критиковаться. Исследования Института мозга человека, в чем бы они не заключались, не могут выходить за определенные границы, скажем, они ограничены пределами анатомии, физиологии и патологии. Притом, что это – огромная непознанная область, любые философские выводы подобного рода из научной работы a priori можно смело назвать спекулятивными. Если спросить ученого почему он решил, что мозг человека был создан Творцом (кем бы и чем бы ни был этот трансцендентный миру Творец), а не, скажем, мгновенно возник в современном виде сам по себе из грязи (с точки зрения физики, законы которой одинаково нарушаются в обоих вариантах, эти случаи совершенно равноправны), то ни научное звание, ни заслуги перед наукой и Отечеством не помогут ответить ему ничего, что могло бы походить на научное объяснение. Кстати, по этой же причине высказывания атеистической направленности так же не могут использоваться в качестве доказательства или опровержения.

И физическое доказательство бога, и обращение за помощью к авторитетам – плоды острого дефицита по-настоящему научных доказательств – обозначены в списке существенных признаков лженауки номером 2.

Итак, подведем первые итоги:

– физика по ряду причин не может ни доказать, ни опровергнуть идею бога: она даже в философских основаниях не ставит себе таких целей;

– вопрос «Есть ли бог?» не имеет смысла и, следовательно, не подразумевает содержательного ответа;

– слова авторитетных ученых не могут служить аргументом ни в пользу гипотезы бога, ни против нее.

О моральных аспектах научной деятельности

Одним из ключевых моментов ФВ является навязчивая констатация факта глобального экологического кризиса: «Сегодня человечество стоит на пороге самоуничтожения от экологической катастрофы», «…Homo Sapiens, до зубов вооруженный знаниями, разграбил и промотал кладовые природы, отравив заодно собственную среду обитания» [1, с. 19].

Сам факт неудовлетворительного, чтобы не сказать критического, состояния природных ресурсов не вызывает сомнения, надо думать, ни у кого, ведь по заявлению самих авторов плачевные итоги разрушительной хозяйственной деятельности человека на Земле подведены ООН. Ученые понимают это как никто другой. Но далее находится весьма смелый вывод о том, что во всем виновата безнравственность технократической цивилизации и… науки: «Основной причиной, поставившей человечество на грань глобальной экологической катастрофы, является бездуховность нашей цивилизации» [там же], «Перспективы дальнейшего прогресса прикладной науки поставили под угрозу существование само человечество» [1, с. 25] и т. д.

Если факт крайне неблагоприятного состояния природы вследствие нерационального использования ее ресурсов налицо, то последние утверждения весьма спорны и требуют веских доказательств кроме ссылок и цитирования известных и не очень известных деятелей. Но обвинения в безнравственности и вообще во всех грехах Человечества в адрес науки, равно, как и установление прямой зависимости между уровнем научно-технического развития и глубиной кризиса весьма патогномичны, как сказал бы врач, для современной лженауки.

Безнравственность науки, точнее ее отмежевание от каких бы то ни было моральных принципов, характерно для картезианского периода развития науки. В XVII-XVIII вв. на фоне общей эйфории, порожденной феноменальными успехами фундаментальной и прикладной науки, бытовало мнение о том, что научно-исследовательская деятельность самодостаточна и независима от общественных моральных установок эпохи. Познание ради познания – характерное определение ситуации, сложившейся в научном сообществе времен Декарта и Бэкона, так называемого классического периода развития науки. Надо сказать, что такая идеология сыграла свою положительную роль, обусловив очень быстрый прогресс классической науки.

Кризис классической науки на рубеже XIX-XX вв. и события, связанные с переходом к неклассическому этапу развития, слабо повлияли на ситуацию – неопозитивизм, так или иначе, воспринял обсуждаемые идейные установки классики. И только ядерная угроза, нависшая над миром в середине прошлого столетия, поставила Человечество перед выбором относительно нравственных принципов науки: ограничивать ли свободу научного поиска, который может привести к трагедии, или продолжать познавать Природу так глубоко, насколько это возможно, насколько позволяют человеку его технологические возможности?

Как показывает практика, классический идеал науки, независимой от Личности, науки как объективности, возведенной в абсолют, не соответствует действительности. Науку делают люди. Пусть они работают в рамках парадигмы, пусть их действия ограничены и в известной мере регламентированы этой парадигмой, но на практике научное исследование вовсе не свободно от личных амбиций, от зависти, корысти, тех или иных предпочтений и пристрастий… Следовательно, нравственность, будучи всеобщей категорией общественного сознания, обнаруживает (должна обнаруживать) свое действие и в науке. Конечно, это в большей степени касается прикладных, нежели фундаментальных исследований. Очевидно, что в основные предпосылки индивидуальной научной деятельности должны быть органично включены как жажда знаний, так и естественные моральные потребности индивидуума. С одной стороны очевидно, что функция морали, применительно к научно-исследовательской деятельности, существенно ограничена. С другой стороны невозможно не замечать, что порой действия одного ученого или небольшой группы ученых с точки зрения общественно-исторических последствий не могут идти ни в какое сравнение с деятельностью даже целых масс, поскольку в руках ученых сейчас, в XXI веке, заключены огромные силы: ядерная и термоядерная энергия, пищевые биотехнологии и генная инженерия, фармакология и клонирование, военно-промышленный комплекс и оружие массового поражения и etc. Эволюция Человечества единожды противопоставившего себя Природе, впоследствии шла по пути все большего отчуждения от естественной среды обитания человекообразных предков и, одновременно, все более глубокой перестройки своей собственной среды, переоборудования ее «под себя». Если весь живой мир вынужден изменяться, приспосабливаясь к условиям среды, то человек выбрал иной путь: он предпочел, оставаясь относительно стабильным, изменять условия среды, приспосабливая их под свои потребности и нужды. Вполне естественно получилось, что, располагая лишь собственными руками, человек мало что мог изменить. Тогда-то на помощь ему пришла техника и технология, а техногенный путь, на который стал человек, оказался наиболее простым и естественным в этой ситуации. В итоге один человек оказался совершенно неприспособленным к жизни в агрессивных условиях дикой природы: у него нет ни острых зубов, ни достаточно сильных рук, ни быстрых ног, ни длинных когтей… Все эти функции за него выполняет его техническое оснащение, которое делает общество непобедимым по сравнению с любым другим биологическим видом. Кроме того, человек, будучи продуктом цивилизации, обладает очень неустойчивым организмом, что делает его выживание в диких условиях очень маловероятным. Но у общества есть медицина, которая существенно повышает шансы на выживание отдельного индивида. То есть, голый человек бессилен перед лицом стихии, но человек, у которого есть Техника, сильнее любой особи любого другого вида.

Если смотреть с точки зрения ученого как личности, можно легко установить некоторую корреляцию между уровнем ученого и его нравственными установками. Хорошо известно отношение известнейших ученых-физиков к ядерной угрозе: А.Эйнштейн, М. Планк и ряд других физиков-создателей современного естествознания жестко протестовали против применения ядерного оружия, а нежелание властей услышать их гуманистские и пацифистские призывы воспринимались ими как личная трагедия. Жизни крупнейших советских ученых Сахарова, Вавилова, Курчатова, Вернадского драматичны и наполнены стремлением к свободе и равноправию для всех людей, тяжелым переживанием о судьбах цивилизации. Ученые, двигающие прогресс науки и техники – люди высокой нравственности, гуманисты и пацифисты по своей сути. И можно ли обвинять научную общественность в том, что политики используют достижения науки в своих корыстных целях. Важно понимать и помнить, что не ученые развязали «холодную войну» и гонку вооружений, не они виноваты в том, что государства, заботясь только о сиюминутном финансово-экономическом благополучии не желают идти навстречу Киотскому протоколу и участвуют в приближении глобального потепления, наука не несет ответственности за то, что промышленники не желают тратиться на дорогостоящие очистные сооружения, за нежелание, наконец, населения бережно относиться к природе, ведь каждый выброшенный пакет, произведенный из синтетических полимеров, будет разлагаться в естественных условиях тысячи, сотни тысяч лет.

«Социальная ответственность ученых… оказывается одним из факторов, определяющих тенденции развития науки, отдельных дисциплин и исследовательских направлений» [15, с. 479]. В качестве примера можно привести факт призыва группы специалистов по молекулярной биологии и генетике во главе с П.Бергом (США) к объявлению добровольного моратория на эксперименты в области генной инженерии, которые могут представлять потенциальную опасность для генетической конституции живущих ныне организмов (речь идет об исследованиях генетически модифицированной флоры) [там же]. Это был прецедент с далеко идущими научно-социальными последствиями в виде разработки системы мер предосторожности, обеспечивающих безопасное проведение исследований. И еще раз подчеркивают авторы, что «…социальная ответственность ученых… это органическая составляющая научной деятельности, достаточно ощутимо влияющая на проблематику и направления исследований» [15, с. 481].

Наша цивилизация техногенна, хотим мы этого или нет и, по-видимому, будет оставаться таковой до конца своих дней. Совершенно очевидно, таким образом, что только путем научного совершенствования существующей материальной базы и разработки новых технологий можно стабилизировать экологическую обстановку. Мы принимаем аксиому о том, что альтернативы научно-техническому прогрессу не существует. Эту установку следует принять и работать в этом направлении. Без сомнения, создание и внедрение энергосберегающих и экологически чистых технологий, вторичная переработка отходов, переход на экологически чистое топливо, осторожное развитие термоядерной энергетики и биотехнологий влечет за собой расходы. Расходы, которые, в этом нет никакого сомнения, в случая умелого природопользования окупятся для наших детей и внуков восстановлением экологического равновесия, здоровой атмосферой, повышением урожайности почв, очищением и обогащением мирового океана. Для создания всех этих технологий у науки есть огромный потенциал при существенном дефиците средств, но ответственна ли за это наука? Ответ очевиден – вся полнота ответственности лежит не на создателях технологий, а на тех, кто их применяет (или не применяет) в своих геополитических или экономических интересах, не заботясь о благополучии цивилизации. Спички созданы не для того, чтобы дети ими игрались! Термоядерная энергетика в будущем может реально привести Человечество в энергетический рай, но уже сейчас в руках террористов или недобросовестных и преступных политиков может посеять смерть в масштабах всей планеты. Значит ли это, что следует, замораживать термоядерные разработки? Может быть, лучше позаботиться о том, чтобы не корысть, а та самая нравственность определяла действия научно безграмотных политиков и промышленников? Очевидно одно: настоящий ученый никогда не использует свое создание во вред цивилизации. Наука нравственна. Это доказали своими судьбами великие ученые. Но политика и экономика часто безнравственны, это доказали великие политики. Быть может, в постиндустриальном обществе, которое сейчас строится в передовых европейских странах, ученые получат власть, достаточную для того, чтобы использовать научные достижения во благо и только во благо цивилизации.

Итак, обвинения в адрес науки абсурдны. И еще более абсурдным кажется утвердительный характер изложения. Твердый тон и склонность выдавать домыслы и предположения, а порой и откровенные предрассудки и ложь за факты, между прочим, присущи многим лженаучным творениям, будь то «научный креационизм», «энергоинформационный обмен» или «торсионные теории». Именно в таком ключе делаются популярнейшие в лженаучной литературе заявления о якобы возникшем глубоком кризисе, который охватил все современное естествознание и технологию: «Современное развитие, несмотря на прогресс микроэлектроники, вычислительной техники, в средствах связи, в новых материалах и так далее, свидетельствует о начале кризиса технологии XX века» [1, с. 35]; «Для выхода из создавшегося положения требуется новая научная парадигма, которая позволит существенно расширить наше мировоззрение» [там же].

На фоне этого мнимого кризиса современная наука, по мнению авторов, вынуждена признать существование бога, сверхразума, абсолюта и прочей сентиментальной белиберды, что повлечет за собой неизбежную смену научной парадигмы: «наука заговорила о «запредельном существовании человека»» [1, с. 45], «как из рога изобилия посыпались открытия, подтверждающие основные положения религии и особенно эзотерики …в умах ученых созрела мысль о включении Тонкого (невидимого) Мира в сферу современного научного знания» [1, с 40], «…теоретиче­ская физика пришла к необходимости принятия Сверхразума-Абсолюта-Бога» [1, с. 41].

Не известно, как относятся сами представители церкви к таким идеям, но им первым стоило бы насторожиться и предпринять меры по отмежеванию от гипотез авторов ФВ. Судите сами. «Мистика – это проникновении скрытого знания в наше сознание» [1, с. 30], «Эзотерический круг – это мозг, вернее, бессмертная душа человечества, где хранятся все достижения, все результаты, успехи всех культур и цивилизаций» [там же, с. 31]. Вот как, говоря о религии, авторы настаивают на объединении всех самых разнородных ветвей идеализма: самой религии, эзотерики, оккультных учений и мистики. Но этого им мало, они прибавляют сюда еще и науку, которая, по их мнению, остро нуждается в том, чтобы быть поглощенной этой чудовищной смесью иррационализма, безграмотности и предрассудков: «Есть основания (какие именно – авторы деликатно умалчивают – А. Б.) считать, что ни из чего не вытекает преимущество традиционных наук. Более того, наука отстала от «ненаучных» форм мировоззрения» [1, с 32].

Обращение к религии имеет, по-видимому, буферную природу: на фоне резко возросшей в постперестроечные годы религиозности многие читатели, скорее всего, благожелательно отнесутся к идеям объединения научного и религиозного знания, тем более что клерикалы отчаянно кричат о такой возможности и необходимости. Таким образом, авторы перестраховываются от критики со стороны прорелигиозно настроенной части потенциальных читателей.

Смена научной парадигмы – один из ключевых моментов ФВ. Сильнейшие заявления, которые в случае истинности претендуют ни много, ни мало на смену общечеловеческого мировоззрения. Но сильные заявления должны быть подкреплены, как того требует закон достаточного основания, сильной аргументацией. И тут-то становится видно, что именно с аргументами у авторов, что называется, напряженка. С частным разбором «теории» и деятельности команды Акимова-Шипова и прочих лжеученых, а так же с отношением официальной большой науки к таким лженаукам, как астрология и холодный термоядерный синтез можно ознакомиться в материалах Комиссии по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований, например, [6], на страницах книги академика В.Л.Гинзбурга [5], а так же в работах других ученых, в том числе, В.Г.Сурдина [7], А.М.Хазена [8] и др. Но здесь стоит остановиться на пресловутой «смене парадигмы», якобы близкой и неизбежной.

О НЕКОТОРЫХ ФИЛОСОФСКИХ АСПЕКТАХ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОГО ПРОГРЕССА

О механизмах научного прогресса. Кумулятивизм

Строго говоря, синтез науки и религии/мистики/эзотерики, если он вообще возможен, грозит не сменой парадигмы, а гораздо большим. Если в результате научной революции меняется лишь парадигма, а сама наука не теряет при этом своих существенных признаков, оставаясь все же наукой в обычном смысле, то в случае объединения религиозного и научного подходов к реальности (читай иррациональной и рациональной сфер сознания) должны произойти такие изменения и философии, и методологии науки, которые по объективным причинам неизбежно приведут к утрате наукой своих атрибутивных свойств и, как следствие, своего статуса. В этом случае наука в принятом понимании исчезает. Это следует из тех формообразующих признаков «науки», о которых шла речь в начале, при определении понятий.

История науки действительно знает случаи коренной перестройки парадигмы. Например, революционной сменой классической парадигмы в начале XX века на новую – квантово-релятивистскую – наука обязана двум важнейшим научным проблемам, которые не могли получить удовлетворительного объяснения в рамках старой механистической парадигмы: отрицательный результат опыта Майкельсона-Морли и трудности в теории излучения. Тогда, на рубеже веков В.Томсон говорил, что наука наконец вошла в гавань, разрешила все коренные вопросы и может теперь только уточнять детали. Доходило до того, что преподаватели вузов отговаривали студентов поступать на физико-математические факультеты. Томсон упомянул только об двух «маленьких» проблемах [10, с 117], из которых потом и вытекла вся современная физика: теория относительности и квантовая механика. Справедливости ради стоит заметить, что эта великая научная революция закончилась лишь установлением границ применимости механики Ньютона, но никак не ее опровержением, точно так же, как в математике возникновение геометрий Лобачевского и Римана не привело к тому, что евклидова геометрия стала считаться ложной. Речь идет только о границах применимости, но никак не о разрушении теоретических основ, на которые покушаются новые физики г-да Шипов и Акимов и проч.

С непониманием механизма развития науки как целого связана возможность различного рода спекуляций со стороны лженауки. Именно об этом говорит В.Б.Губин, формулируя второй признак лженауки: важнейшим атрибутом научно-теоретического прогресса является преемственность и согласованность теорий и гипотез.

В прошлом философии науки бытовало мнение о линейном (кумулятивном) характере научного развития: эмпирия, поставляющая фактический материал теоретикам в виде установленных фактов, служит единственной основой развития науки, которое происходит путем механического накопления (кумуляции) фактов – результатов наблюдения и эксперимента, нуждающихся лишь в теоретической систематизации и описании. Таким образом, научной теории отводилась более чем скромная роль, а история науки представлялась как монотонное возрастание багажа фактов и теорий. Идеи кумулятивизма наиболее разработаны в рамках теории логического позитивизма – философской системы, господствовавшей в философии науки в течение довольно длительного времени и во многом определивших философский облик науки на сегодняшний день. Кризис позитивистской философии в последней трети XX века обусловил глубокий пересмотр взгляда на науку как на непрерывный прогрессивный процесс механического накопления фактов. Как в последствии выяснилось, такая схема при всей своей полноте и логичности содержит в себе скрытое фундаментальное противоречие между процессом возникновения нового знания и необходимостью его обоснования в контексте научной теории [15, с. 400]. Проблема заключается в том, что новые открытия далеко не всегда возможно объяснить в рамках существующих теоретических систем, даже если обратиться ко всему массиву научного знания, накопленному наукой за всю историю своего развития. С логико-математической точки зрения эти трудности возникают в связи с неполнотой формальных систем (теоремы Геделя, см. ниже).

Теория научных революций Т.Куна. Теоремы о неполноте

В настоящее время в философии и методологии науки весьма популярна оригинальная схема, предложенная Т.Куном. Именно, Кун говорит о двух основных состояниях, в которых может находиться наука – «нормальная наука» и научная революция. Особое внимание Кун уделяет научным парадигмам, под которыми он понимает признанные всеми научные достижения, которые в течение определенного времени дают научному сообществу модель постановки проблем и их решений [9, с. 17]. Более точное определение парадигмы находим в [14]: «Парадигма – сходная концептуальная схема, модель постановки проблем и их решения, методов исследования, господствующих в течение определенного исторического периода в научном сообществе». Из определения видно, что парадигма – это совокупность некоторых правил и предписаний, которые имеют четко императивный характер по отношению к действиям ученого или исследователя. И это не следует понимать, как негативный момент. Именно четкость и полнота однажды сформулированной (и, как мы позже увидим, в свое время победившей в научной революции) парадигмы обеспечивает эффективное развитие научной картины мира. Работа в рамках парадигмы протекает удивительно согласованно, обеспечивается преемственность гипотез, становится возможным глубокое взаимопонимание между учеными всего мира (все физики могут говорить на языке математики, даже если они не владеют иностранными языками). Для такого развития характерным является тот факт, что ученый, работающий в рамках одной парадигмы, почти никогда не подвергает ее сомнению – химик, занимающийся определением химического состава разных веществ, не подвергает сомнению содержание самого понятия химического состава. Преданность парадигме и хорошее владение ею – вот основа, объединяющая разные научные коллективы в международное научное сообщество.

Современную науку невозможно представить себе как географически и тематически разрозненные конгломераты научно-исследовательской активности. Напротив, глобализация науки – необходимое условие огромного прогресса, который был достигнут во второй половине XX века. В этой связи заявления о разных фундаментальных открытиях, которые совершаются в рамках засекреченных проектов и в закрытых лабораториях, звучат более, чем гротескно. Постоянный обмен научной информацией (а ее массив огромен и экспоненциально растет) – необходимое условие и предпосылка успешной исследовательской работы. Засекреченность остается прерогативой только прикладных исследований военно-промышленного комплекса, но никак не фундаментальной науки. Секретность тут просто не нужна, она даже мешает.

Нормальная наука – естественное состояние науки, развивающейся в рамках одной парадигмы, в которой существует некий теоретический ресурс, позволяющий непротиворечиво описывать новые фактические данные эмпирии. Это связано, прежде всего, с постоянным и эффективным развитием методов, которыми пользуются теоретики. Эти бурно развивающиеся теоретические (прежде всего логико-математические) методы позволяют адекватно описывать и систематизировать эмпирические данные и обеспечивают временную устойчивость парадигмы.

По мере развития теоретического массива парадигмы в данной аксиоматической системе с необходимостью возникают трудности в объяснении нового эмпирического материала, которые вынуждают исследователей искать новые теоретические пути с тем, чтобы процесс познания продолжился. Накапливающиеся противоречия фактических данных с возможностями логико-математического аппарата развитой теории со временем усиливаются настолько, что игнорировать или объяснить их в рамках господствующей парадигмы становится невозможным. Возникающая при этом ситуация служит предпосылкой истинной научной революции, которая путем введения в процесс познания новых аксиом и новых элементов математического аппарата должна устранить возникшие противоречия. При этом эпистемологический процесс переходит на новый эволюционный уровень, который характеризуется перестройкой мировоззренческой концепции научного сообщества. Таким образом, нельзя сказать, что новая парадигма является более совершенной в логическом и философском отношении к субъекту познания (индивида или общества), как того требует кумулятивистская модель развития. Она [новая парадигма] является качественно иной, нежели прежняя. В объективно-истинностном смысле, напротив, новая парадигма превосходит старую по признаку адекватности описания и, что важно, понимания сущности, субстанциональной основы объективной реальности и ее законов.

Методологическим и формально-логическим основанием кризисов познания в рамках формально-логических аксиоматических систем (а такими системами являются все математизированные науки) служат доказанные в 1931 году Куртом Геделем теоремы о неполноте, из которых, в частности, следует, что не существует полной формальной теории, где были бы доказуемы все истинные теоремы арифметики [14]. Это приводит к тому, что на некотором уровне развития аксиоматической системы возникают утверждения, истинностная оценка которых невозможна: данная система не может сказать, истинны они, или ложны. Кризис преодолим посредством введения новых ниоткуда не следующих аксиом, но и не противоречащих существующей аксиоматической базе, на основе которых в дальнейшем будет строиться новая аксиоматическая система, обобщающая систему «рангом ниже». Сделав тот или иной выбор мы сможем получать новые математические системы, наполненные каким-либо конкретным содержанием. Построение новой системы часто приводит к глубокому пересмотру господствующей до сих пор научной парадигмы со всеми вытекающими отсюда трудностями, связанными с кардинальной ломкой устоявшегося мировоззрения. Такие переломы в ходе развития науки называются научными революциями. Такова сущностная основа научных революций.

О консерватизме и традиционализме научного сообщества

Не следует ожидать, однако, что старая парадигма легко уходит. Напротив, научное сообщество в силу своего естественного консерватизма всегда жестко сопротивляется, факты, противоречащие господствующей парадигме, получают различные объяснения в ее рамках и только после того, как возможности старой парадигмы исчерпаны, а преимущества новой становятся очевидными, ученое сообщество вынуждено принять новую систему ценностей. Академический консерватизм и особое отношение к традициям хорошо известны и многие авторы (в лженауке весьма распространен такой подход) указывают на эти факторы в резко негативном ключе. Однако, традиционализм и консерватизм играют скорее положительную роль: считается, что нормальная наука очень быстро развивается, накапливая огромную информацию и опыт решения задач, не вопреки, а именно в силу своей традиционности [15, с. 206]. Помимо того, что традиционализм обеспечивает наиболее быструю и всестороннюю разработку и широкий охват методов, консерватизм, который проявляет научное сообщество в случае философско-методологической угрозы господствующей парадигме со стороны новых теоретических систем, создает чрезвычайно высокий барьер на пути проникновения в науку в составе всего нового лженаучных гипотез и теорий.

Рассмотрим один из главных методов возникновения нового знания – эмпирическое обобщение. Для того, чтобы то или иное объяснение наблюдаемых фактов стало научно признанным в полном смысле этого слова, оно должно преодолеть множество моментов, большинство из которых являются критическими для новорожденной гипотезы. Даже в самом общем случае эта схема изобилует трудностями. Новое эмпирическое исследование представляет собой наблюдение или опыт (последний предпочтительнее в силу того, что лабораторные ситуации легче поддаются созданию и изучению), который изначально планируется и разрабатывается с учетом теоретических предпосылок. Этот факт подчеркивается современной философией науки: «…никакого чистого опыта, т. е. такого опыта, который не определялся бы какими-то теоретическими представлениями, просто не существует. Без определенной теоретической установки не может возникнуть даже идеи эксперимента» [15, с. 181]. И уже на этом этапе проявляется действие господствующей парадигмы (мы помним, что для того, чтобы проявилась геделевская неполнота, новые необъяснимые факты должны быть обнаружены именно внутри данной парадигмы). Технологическая чистота эксперимента – необходимое условие того, что в дальнейшем исследователь не пойдет по ложному пути. Несмотря на краткость такой формулировки, технология включает в себя множество мельчайших чисто технических нюансов, каждый из которых важен для того, чтобы результаты эксперимента были правильны. Чистота опыта по мере углубления научного исследования приобретает все большее значение, поскольку для проникновения как в глубокий микромир, так и в отдаленные участки Вселенной требуются сложнейшие высокоточные установки, следовательно, должны исключаться малейшие побочные факторы, способные влиять на результаты эксперимента. Технология и методология исследовательской работы так же определяется парадигмой. Сюда включается и корректная статистическая обработка результатов, без которой работа не может быть принята к рассмотрению. Но это только начальный этап, который предваряет по-настоящему системную, масштабную, глубокую критику гипотезы, которая привлекается для описания и объяснения результатов исследования.

После того, как гипотеза сформулирована на основании надлежащим образом обработанных результатов корректно поставленного опыта, она должна быть вынесена на рассмотрение научной общественности, которая представлена научными периодическими изданиями, семинарами и симпозиумами академий, межрегиональными и международными научными и научно-практическими конференциями etc. Для того чтобы работа попала в тираж авторитетного издания, они должна пройти процедуру рецензирования компетентными в данной области специалистами, которые хорошо владеют методологией научного исследования и собственно его предметом – теоретическими основами опыта. В процессе рецензирования научный сотрудник (или несколько сотрудников) издания анализируют представленные в работе материалы на предмет логических, методологических и математических противоречий и ошибок и только в том случае, если таковых не выявлено работа пропускается в печать. С этой точки зрения внутри научного сообщества действует строгая (положительная!) цензура, задача которой заключается в обеспечении высокого качества работ, идущих в печать.

Следующий этап заключается во всестороннем обсуждении данной гипотезы в научной среде, которая, как мы уже говорили, отличается глубоким консерватизмом и преданностью господствующей парадигме, а так же, что весьма важно, – в многократном воспроизведении поставленного опыта в различных лабораториях, университетах и НИИ разными исследовательскими группами, ведь важным свойством физического эксперимента является его принципиальная воспроизводимость в разных частях мира в любое время разными людьми.

Этот жесткий методологический каркас науки носит атрибутивный характер, он никогда не исчезает и не меняется со временем, а если и меняется, то скорее в сторону ужесточения условий. Научная картина мира весьма резистентна как к новшествам (которые, будучи адекватными, рано или поздно приобретают достаточно много сторонников), так и к разнообразным спекуляциям и фальсификациям, в том числе, со стороны лженауки.

В настоящее время наука пребывает в состоянии нормальной науки – нет оснований считать, что данные опыта противоречат общепризнанным теоретическим схемам или при объяснении которых возникали бы непреодолимые трудности. Впрочем, некоторые специалисты все же полагают, что физика вошла сейчас в такую стадию своего развития, когда в скором времени можно ожидать революционных изменений [21, с. 266-267]. Основанием для таких мыслей они считают ряд факторов, а именно, длительное – более 75 лет – нормальное (в куновском понимании) развитие физики, в течение которого в ней не высказывалось революционных идей, сравнимых с квантовыми; распространение высказываний о том, что физика исчерпала себя как наука о природе и ее приоритетным направлением являются технологические приложения; накопление интересных экспериментальных фактов и частных теорий, требующих более фундаментального осмысления. Но даже если наука находится в предреволюционном состоянии, очередная научная революция, и это можно сказать совершенно точно, никак не связана с торсионными полями и энергоинформационным обменом. Границы применимости господствующей парадигмы лежат в глубоком микромире, либо на масштабах Метавселенной – дерева вселенных, либо в глубоком микромире. Так или иначе, эти границы до сих пор недостижимы и вряд ли станут достижимыми в ближайшее время. С другой стороны, весь накопленный эмпирический материал свидетельствует о том, что ОТО применима вплоть до масштабов космологической сингулярности, когда состояние вещества было близко к планковскому (ни одного эмпирического факта, противоречащего ОТО до сих пор не выявлено!), а широко проверенная и нашедшая прикладное применение СТО давно уже перестала быть объектом серьезной критики. Квантовая механика в целом, по-видимому, адекватна; открытым остается лишь вопрос ее интерпретации: помимо традиционной копенгагенской интерпретации рассматриваются варианты Давида Бома (движение микрочастицы по траектории), теория совместных квантовых историй (частично объясняющая возникновение классического макромира на основе принципиально статистических закономерностей микромира), а так же наиболее интересная и радикальная интерпретация Эверетта-Уиллера (ветвление Вселенной при каждом акте наблюдения/измерения) [24].

Прыжки и изменения направления развития (можно было бы назвать их микрореволюциями) в рамках большой парадигмы происходят непрерывно, но они не в состоянии привести к сдвигам мировоззренческого, философского масштаба. В прошлом, однако, подобные события имели место. Речь идет о коперниканской революции, а если брать более близкую историю, можно упомянуть о теории относительности Эйнштейна, квантовой теории, эволюционной теории Дарвина. Создание этих теоретических систем имело историческое значение. Они породили глубокий пересмотр общественного мировоззрения и оказали весьма заметное (положительное!) влияние не только на науку и философию. Принципы относительности, стохастичности и эволюционизма проникли в такие далекие от науки сферы человеческой деятельности, как искусство, культура, идеология.

Современная естественнонаучная квантово-релятивистская парадигма, которая в еще конце XIX-начале XX века в результате большой научно-философской революции сменила старую, хорошо работает и развивается. По-видимому, очередная большая революция будет связана с проникновением на планковские масштабы пространства-времени[4]. Очень вероятно, что мощное развитие ультрарелятивистской физики приведет к очередному установлению новых границ применимости современной физики и переход ее на качественно новый уровень. В этом случае следует ожидать очередную глубокую перестройку нынешней парадигмы философско-мировоззренческого значения. Однако проникновение в столь глубокий микромир сопряжено с почти непреодолимыми трудностями: планковские значения недостижимы в земных условиях. На пути физики высоких энергий стоит трудное препятствие, образованное естественными возможностями современных инструментов исследований. Поэтому у людей, которые хотя бы на популярном уровне знакомы с положением вещей в современной науке, утверждения о многочисленных сенсационных открытиях типа так называемого Тонкого Мира или торсионного взаимодействия с его фантастическими свойствами вызывают смех сквозь слезы – слишком абсурдны идеи, которые предлагаются в качестве научных и слишком много людей (порой образованных) в них верят.

НЕКОТОРЫЕ КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ СОВРЕМЕННОГО ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ

Современное состояние физики

«Около 50 лет я получаю письма и рукописи разных ниспровергателей научных основ и просто любителей, стремящихся объяснить загадки природы. И должен заметить, с некоторым даже удивлением и сожалением, что не помню ни одного случая (из сотен), когда встретилось что-либо ценное», – говорит В.Л.Гинзбург [5, с. 422]. Но если в СССР письма, не принимаемые научными редакциями всерьез, но и не пропускавшиеся в печать цензурой, шли к ученым, которые были вынуждены объяснять авторам нелепость их теорий, то сейчас стало возможным направлять рукописи прямо в редакции, которые за умеренную плату берутся печатать в красивой обертке лженаучный бред о торсионных полях в интерпретации хорошо уже известных «ученых» и распространять продукцию в среде малограмотных в философском и научном отношении обывателей. А далее… далее уже начинаются вопросы психологии. Разве не хочется человеку жить дольше, чем естественно устанавливает природа? Разве не соблазнительно все списать на божественное провидение/абсолют/высший разум; разве не удобно обращаться к богу по самым разным вопросам и искать утешения в том, что все мы лишь гости в этом мире? Фрейд не без основания считал религию специфической формой навязчивого невроза, которому подвержено молодое Человечество. Два мощнейших чувства – комплекс вины и страх смерти – вот истинные корни религии, мистики, оккультизма и прочих проявлений извращенного общественного сознания. Все эти факторы, помноженные на жажду легкой наживы, приводят к расцвету лженауки в современной России с ее богатыми положительными традициями научного поиска и одной из самых старейших и престижных в мире Российской Академией Наук.

Можно ли сравнивать нынешнее состояние науки с кризисом прошлого века? Ответ очевиден даже без глубокого анализа современных научных проблем. В 2001 году ныне лауреат Нобелевской премии по физике академик РАН В.Л.Гинзбург опубликовал свой знаменитый в научных кругах Список «особенно важных и интересных проблем», в котором вкратце проанализировал состояние современной фундаментальной физики [5, с. 14] и дал некоторые прогнозы на будущее [там же, с. 57]. Прогресс, который показывает развитие современной науки, по крайней мере, в области 30-ти важнейших и интереснейших научных проблем современности, поражает воображение. Прогнозы авторитетного и, без сомнения, знающего ученого, впечатляют, а эффект горизонта, который с давних пор действует в философии науки, до сих пор никем не отменен. По мнению В.Л.Гинзбурга, да и не только, наука как никогда быстро, динамично и продуктивно развивается. Создаются новые методы, изучаются новые явления, открываются новые горизонты. Физика как никогда сейчас далека от гибели: у нее есть прочный каркас (фундаментальные физические постоянные с, h, G, L, теории 4-х взаимодействий, квантовая теория, частная и общая теории относительно­сти – все теории, проверенные с огромной точностью), отдаленная и воистину великая цель (квантовая теория гравитации) и средства для ее достижения (уже развитые и развивающиеся логико-математические и инструментальные методы). Объективный признак кризиса – застой в развитии – для современной фундаментальной науки не характерен вовсе, напротив, прогресс последних тридцати лет очевиден и дает основание самым оптимистичным надеждам. Концептуальные границы применимости современной парадигмы, с другой стороны, достаточно хорошо определены и осмыслены.

Современная технология

Технология, которая, по мнению авторов ФВ, находится в стадии глубокого кризиса [1, c. 35], по-видимому, так же способна на гораздо более высокие результаты по сравнению с достигнутыми к настоящему времени.

«Микроэлектроника уже вышла на рубежи технологии, где дальнейшее уменьшение размеров элементов микроэлектронной техники невозможно» [1, с. 36]. Даже если не брать в расчет нанотехнологии, эти рубежи существенно раздвигаются путем освоения новых технологий, например, квантовых компьютеров.

«…в оптических ЭВМ быстродействие не может быть больше скорости света» [там же]. Сказано так, как будто скорость света уже по каким-то причинам перестала удовлетворять запросам техники. Но с каких это пор скорость передачи сигнала в 3×108 м/с стала слишком малой? Оптоволоконные системы имеют огромную (около 1,1×1012 бит/с!) потенциальную пропускную способность; предел плотности передаваемого сигнала до сих пор не достигнут, а разработки в области квантовой телепортации (не путать со спекуляциями парапсихологов на тему телепортации – никакой связи между этими явлениями нет), возможно, позволят вывести связь на качественно новый, более высокий уровень. Кроме того, не вполне ясно, что авторы понимают под быстродействием. Тактовая частота (количество выполняемых процессором за единицу времени операций) фактически не зависит от скорости передачи сигнала: затраты времени на распространение сигнала при нынешних размерах процессора пренебрежимо малы, да и увеличение «скорости» процессора достигается отнюдь не за счет увеличения скорости сигнала.

«Атомная энергетика вряд ли сможет реабилитировать себя в отношении безопасности» [там же]. Справедливо, но история Человечества не знает безопасных способов получения энергии. И чем больше энергии требуется человеку для его деятельности, тем все более опасными становятся источники этой энергии. В отношении термояда акад. Гинзбург не высказывает сомнений в возможности создать реальный термоядерный реактор [5, с. 18], биологическая опасность которого по сравнению с ядерными реакторами деления может быть снижена на четыре-пять порядков величины; отпадает необходимость промышленной обработки радиоактивных материалов и их транспортировки, качественно упрощается захоронение радиоактивных отходов [16, «Термоядерный реактор»].

Очевидно, что признаков глубокого технологического кризиса, о котором говорится в ФВ, нет. Ни о какой смене парадигмы не идет речи, но авторы ФВ с этим в корне не согласны: «Ошибаясь и начиная все сначала, наука упорно шла к разработке новой парадигмы, новых научных концепций, позволяющих по-новому взглянуть на проблемы Мироздания» [1, с. 59].

КРАТКО О НАУЧНОЙ КАРТИНЕ МИРА

Начало второй главы ФВ под названием «Научные аспекты тайн мироздания» отмечено очень лаконичным, ни к чему не обязывающим упоминанием об общепринятых физических теориях 4-х фундаментальных взаимодействий, занимающим всего-навсего полторы странички. Казалось бы, если авторы хотят донести до читателя суть своей теории так называемого пятого фундаментального взаимодействия, следовало бы подробнее остановиться на сложнейших научных проблемах, связанных с Великим объединением[5], построением Единой теорией поля (ЕТП)[6] и связанной с этой теорией проблема суперсимметрии и т. д. Заслуживают упоминания теоретические инструменты, применяющиеся для решения поставленных задач, например, теории типа Калуцы-Клейна, суперструны…

Авторы предпочли обойти эти вопросы молчанием, заботясь, по-видимому, о том, что, будучи несведущим в этих моментах, читатель не сможет подвергнуть дальнейшие рассуждения критике.

Итак, всю физику в зависимости от масштабов пространства-времени, охваченных изучением, можно разделить на три большие части: физика микро-, макро-, и мегамира.

Верхняя масштабная граница микромира примерно соответствует размерам атомного ядра (~10-8 см). В меньших масштабах начинает выполняться фундаментальное по современным представлениям соотношение неопределенностей Гейзенберга, длины волн де Бройля перестают быть пренебрежимо малыми и эффекты корпускулярно-волнового дуализма становятся статистически значимыми. На этих и меньших масштабах пространства-времени законы имеют фундаментально статистический характер и описываются законами квантовой теории.

На масштабах существенно больших размеров ядра атома и при скоростях значительно меньших скорости света применимо понятие макромира, законы которого описываются классическими теориями. Здесь с очень высокой точностью справедливы законы Ньютона, электромагнитные волны описываются уравнениями Максвелла, а эффекты общей теории относительности (ОТО) пренебрежимо малы. Это мир, с которым жизнь вообще и человеческая жизнь в частности связаны непосредственно. Эффекты, принадлежащие микро- и мегамирам лежат вне пределов чувствительности человеческих анализаторов и могут непосредственно наблюдаться только с помощью мощного исследовательского инструментария.

Такое положение вещей сохраняется вплоть до масштабов, сравнимых с размерами Солнечной системы (усредненный радиус размера нашей системы ~1 пк ~ 2×105 а. е. ~ 3,0857×1016 м) и до скоростей, сравнимых со скоростью света (~108 м/с). Примерно здесь начинается мегамир, хотя некоторые эффекты ОТО начинают проявляться уже на значительно меньших масштабах (смещение перигелия Меркурия). Геометрия пространства-времени, описываемая ОТО, вблизи больших тяготеющих масс (например, звезд) и экстремально сильных гравитационных полей (черные дыры, нейтронные звезды) существенно отличается от плоской (сумма углов треугольника становится отличной от 180°). Космологическое описание мира (Вселенной в целом) уже вообще не возможно в рамках классической теории тяготения и производится по правилам релятивистской теории гравитации, современная основа которой – ОТО.

Наша Вселенная по самым современным представлениям возникла в далеком прошлом, около млрд. лет назад [17, с. 301] как квантовая флуктуация первичного вакуума, грубо говоря, «из ничего». Однако, это понятие «ничто» (с физической точки зрения – вакуум) не соответствует классически сложившемуся в классической философии и науке понятию «ничто» как отсутствия всего. Справедливости ради стоит сказать, что наука еще далека от полного понимания того, что представляет собой этот первичный вакуум, но эта область науки, где теории элементарных частиц смыкаются с космологией, является одной из наиболее динамично развивающихся областей человеческого знания. Согласно современному определению, вакуум – это особое состояние космической среды, при котором плотность и энергия не изменяются со временем. Это весьма удивительное свойство, характерное только для вакуума. В чем особенность? Если плотности энергии вещества и излучения монотонно падают с течением времени [16, «Вселенная»] вследствие общего космологического расширения, то для вакуума это утверждение не выполняется.

Плотность первичного вакуума, из которого родилась Вселенная, по-видимому, была огромной, порядка планковской (см. выше). При такой колоссальной плотности первичный вакуум, по-видимому, мог создать такой разгон, что частицы смогли бы двигаться потом десять миллиардов лет и больше, сохраняя энергию первоначального толчка [17, с 278]. В начальный момент своей жизни Вселенная пребывала в состоянии т. н. космологической сингулярности, когда вся материя Вселенной была сосредоточена в масштабах, близких к планковским. Температура и плотность так же были планковскими. Это и создало условия для колоссального взрыва Вселенной, который традиционно называется Большим взрывом. Рождение классического пространства-времени произошло в начале инфляционной (квазиэкспоненциальной) стадии расширения, согласно современным представлениям, спустя 10-43 с после начала общего космологического расширения при громадной температуре 1032 К [26, с. 37]. За время инфляции (порядка 10-6 с – одна миллионная доля секунды) произошло раздувание (увеличение объема) Вселенной в огромное число раз. Эти цифры невозможно представить, в некоторых моделях они выражаются порядками порядков: (10100000, т. е., 10 со ста тысячью нулями) [26, с. 38; 16, «Раздувающаяся Вселенная»]. Последствия этого взрыва наблюдаются в нашу эпоху в виде фактов общего космологического расширения – разбегания галактик и связанного с ним эффекта красного смещения, регистрации фонового микроволнового (реликтового) излучения, крупномасштабной структуры Вселенной и т. д.

Однако, космологические модели начальных этапов расширения еще далеки до своего завершения: механизмы рождения Вселенной из первичного вакуума по-прежнему не ясны. По мнению А.Д.Линде существует ряд интересных инфляционных моделей, но пока невозможно даже сказать, есть ли среди них верная, а если есть – какая именно. В любом случае, космология – одна из самых быстроразвивающихся наук и ответ обязательно будет получен [17, с. 280].

Тем не менее, показателен сам факт того, что наука ставит вопросы космологического масштаба, говорит о том, «Как возникла Вселенная?», «Почему наблюдаемый мир столь однороден?», «Насколько и почему симметрична Вселенная?», наконец, общий вопрос, сформулированный А.Эйнштейном: «Почему природа является именно такой, какая она есть?». Поиск ответов на эти вопросы уже принес плоды общенаучного масштаба: пытаясь глубже понять природу, наука в сущности подтвердила тезис о материальном единстве мира, который был сформулирован еще диалектическими материалистами: физика элементарных частиц на ультрарелятивистском уровне энергий смыкается с релятивистской теорией тяготения, образуя единую релятивистскую квантовую теорию гравитации (КТГ). Следовательно, микромир и мегамир являются не столько масштабными полюсами Мироздания, сколько точками замыкания его в себе! А все уровни движения материи – частные случаи движения возмущенного первичного вакуума.

Физики говорят, что два электрона, движущиеся со скоростью света, при «лобовом» столкновении способны породить Вселенную. Имеется в виду, что плотность вещества в центре такого столкновения (в данной точке пространства-времени) будет близка к планковской (плотность первичного вакуума!) и, таким образом, будут реализованы условия, предшествующие началу Большого взрыва: вещество снова перейдет в состояние первичного вакуума с бесконечной кривизной, огромные антигравитационные силы которого обусловят новый Большой взрыв. Из этого можно сделать вывод о том, что в каждой точке нашего мира заключена потенциальная вселенная. Это далеко идущие выводы философского значения.

Одним из вопросов, которыми задаются физики, является вопрос о наблюдаемой в настоящее время размерности пространства-времени. Мы живем в многообразии событий, которые всецело определяется четырьмя координатами, три из которых пространственные и одна координата отражает время. В специальной теории относительности (СТО), которая является современной обобщенной механикой пространства-времени макромира, все это многообразие событий, разворачивающихся в четырех координатах, объединено в непрерывный пространственно-временной континуум, или просто пространство-время. В отличие от классической механики Ньютона, в которой время и пространство отделены и независимы друг от друга, в уравнениях Лоренца, входящих в математический аппарат СТО, время стоит в качестве четвертой равноправной координаты, необходимой для вычисления пространственных. Это и дает математическое основание для того, чтобы рассматривать пространство и время в связке.

Но почему наблюдаемый нами мир имеет именно такую размерность, ведь математически возможны даже бесконечномерные пространства? Эта проблема является одной из самых острых и интригующих в современной физике. Построение квантовой теории гравитации сталкивается с огромными трудностями, связанными с размерностью пространства-времени, поэтому естественным было бы предположить, что на самом деле наш мир обладает размерностью более, чем 4. Но почему в таком случае мы не фиксируем остальные измерения? Смелое предположение сделали в 20-х гг. прошлого века ученые Т. Калуца и О. Клейн, которые попробовали развить теорию поля в пятимерном (одна координата времени и четыре – пространства) пространстве-времени, в котором пятое измерение компактно и не фиксируется в макромире. Над осуществлением этого проекта долгое время безуспешно работал А. Эйнштейн. Ныне теория Калуцы-Клейна имеет чисто исторический интерес, однако сама идея многомерных единых теорий поля переживает новый расцвет в связи с успехами теорий суперсимметрии, супергравитации и суперструн. Предполагается, что в начале космологического расширения измерения, ненаблюдаемые в настоящем, по какой-то причине остались компактными, на уровне планковских размеров. Таким образом, на макро- и мегауровнях пространство-время по-прежнему 4-мерно, а на уровне глубокого микромира, где проявляются эффекты КТП, они заметны и играют свою роль, что помогает в построении квантовой теории гравитации.

Развитие КТГ предъявляет требования суперсимметрии, то есть симметрии физических систем, объединяющих состояния, подчиняющиеся различным статистикам. Дело в том, что в силу соотношения неопределенностей Гейзенберга поведение квантовых объектов описывается не динамическими (детерминистскими), а статистическими законами. Проще говоря, это значит, что точное положение микрочастицы (скажем, электрона) в данный момент времени с любой наперед заданной точностью указать невозможно. Можно лишь вычислить, с какой вероятностью частица будет находиться в данной точке пространства-времени. То есть, поведение микрообъектов имеет статистический характер. Это не связано с мерой нашего незнания, неосведомленности, это фундаментальное свойство микрообъектов. Существует две различные статистики, которым подчиняются микрочастицы: Бозе-Эйнштейна и Ферми-Дирака. Частицы, поведение которых описывается статистикой Бозе-Эйнштейна, называются бозонами. Соответственно частицы, подчиняющиеся статистике Ферми-Дирака, носят название фермионов. Не вдаваясь в сложнейший математический аппарат квантовой механики, следует сказать, что физические свойства фермионов и бозонов различны, и для создания общей КТП требуется построение такой математической теории, которая объединяла бы эти две разные статистики. Такая теория будет называться суперсимметричной.

К теориям типа Калуцы-Клейна относится и весьма популярная сейчас в научных кругах и быстро развивающаяся суперсимметричная теория суперструн, в построении и развитии которой физики добились значительного успеха и которая, возможно, даст, наконец, ученым ключ к построению единой КТГ. Плодотворность суперструнной картины на пути обобщения локальных теорий поля очевидна. Возможно, в рамках этой теории удастся построить самосогласованную квантовую теорию всех фундаментальных взаимодействий [16]. В этой теории четырехмерность наблюдаемого мира так же достигается путем компактификации «лишних» измерений при достаточно низких энергиях, образуя т. н. струны. Замыкание этих измерений происходит на планковских масштабах, а специфический формализм струн позволяет решить некоторые коренные проблемы, с которыми связано развитие КТГ.

КЛЮЧЕВЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ СТРУКТУРЫ ТОРСИОННОЙ ТЕОРИИ

Таковы некоторые узловые моменты современного фундаментального знания о природе, научной картины мира. Но даже при таком популярном и кратком изложении нетрудно понять, насколько стройно и величественно здание современной физики, насколько труден пройденный путь и сколько нужно еще пройти для того, чтобы вновь выйти на новые рубежи исследований, ведь Метагалактика – только часть чего-то неизмеримо большего. И все-таки при всей принципиальной необъятности мира, при всем многообразии проявлений и форм движения материи ядро физической науки, как показывает история ее развития, остается крайне стабильным: ученым известно всего четыре, не пять и не три, а именно четыре типа фундаментальных взаимодействий – два дальнодействующих (электромагнитное, гравитационное) и два короткодействующих (сильное и слабое). Этими взаимодействиями исчерпывается эмпирические данные современной физики. Это значит, что в спектре энергий, достигнутых на сегодняшний день экспериментаторами, нет места новым взаимодействиям. Теоретики не нуждаются в привлечении дополнительных сущностей для описания уже имеющегося огромного фактического материала, они теперь идут по иному пути: главная задача – связать все взаимодействия в рамках суперсимметричной КТГ.

В противоположность этому авторы ФВ утверждают, что «в 90-х годах XX века было открыто новое пятое фундаментальное взаимодействие – информационное» [1, с. 59][7]. Тут сразу нужно твердо оговориться, что ни о каком пятом фундаментальном взаимодействии, о котором говорят авторы ФВ, в научной среде не было и речи, ни один авторитетный физический журнал об этом не писал. Это понятно хотя бы даже из того, на какие источники ссылаются авторы[8]. Ни «УФН», ни «Наука и жизнь», ни «Вестник РАН», ни тем более «Nature» в списках литературы не фигурируют. А громких названий ожидать следовало бы, потому как открытие такого масштаба угрожает всему зданию современной физики, а за ним и философии естествознания. В таких обстоятельствах о новой естественнонаучной революции (а это была бы именно она) кричали бы все без исключения журналы. Так же с 1994 года, которым датируется выход в свет публикации в Терминаторе, можно было бы ожидать экспоненциального роста количества новых монографий, исследующих только непосредственно близкую этому открытию проблематику (вспомним, какой фурор в свое время произвела небольшая статья А.Эйнштейна «Электродинамика движущихся тел»), не говоря уже об исследованиях далеко идущих следствий и приложений теории. С другой стороны, ссылки только на УФН, редактируемый нобелевским лауреатом академиком РАН В.Л.Гинзбургом и рецензируемый ведущими специалистами, подняли бы ФВ и прочие работы «команды Шипова-Акимова» до уровня реальной научной дискуссии. Ничего этого нет и этот факт говорит сам за себя.

Авторы ФВ, разумеется, факт существования суперсимметрии и соответствующих теорий обходят гробовым молчанием. То ли они не хотят «загружать» читателя ненужной и вредной белибердой от науки, то ли просто не знают о существовании этих моментов…

Вообще говоря, вторая глава ФВ еще более замечательна, чем первая: если в «Принятии Творца наукой» в качестве основных методологических инструментов мы находим все-таки больше передержки и своеобразную трактовку известных фактов, то «Научные аспекты тайн мироздания» изобилует уже откровенной ложью. Тут и «факт» открытия пресловутого пятого взаимодействия, и не известно откуда взявшиеся и не известно кем представленные «разоблачение ошибочности постулата скорости света с параллельным доказательством материальности физического вакуума» [1, с. 61][9], и утверждения о многократно проверенных и экспериментально подтвержденных пси-явлениях[10], о якобы общепринятом метафизическом характере парадокса Эйнштейна-Подольского-Розена, и много чего еще… Все это, разумеется, как нельзя лучше согласуется с хазеновским определением, а так же с первым, третьим и шестым признаками лженауки.

Парадокс Эйнштейна-Подольского-Розена (ЭПР-парадокс)

Вообще, история с ЭПР-парадоксом весьма показательна. На страницах ФВ он предстал в совершенно новом свете: «…поскольку никакого разумного объяснения этому факту [нелокальной корреляции] не было, среди научной общественности практически единодушно существовало мнение, что ЭПР-парадокс имеет «метафизический» характер» [1, с. 88] (далее последовала ссылка на работу А.Е.Акимова с соавт.). Но рассмотрим собственно парадокс.

Немного истории. Формально-логическая формулировка парадокса была предложена А.Эйнштейном, Б.Подольским и Н.Розеном в 1935 году в контексте и в связи с глубочайшей научно-философской дискуссией, которая развернулась между Н.Бором и А.Эйнштейном о характере квантовомеханических законов и о когнитивном статусе квантовой механики вообще. В рамках дискуссии было предложено два подхода к объяснению особого статуса квантовой механики, законы которой, как известно, не позволяют описывать микромир в рамках классической причинности (квантовый индетерминизм). Статистическая интерпретация Эйнштейна: волновая функция (y-функция) дает статистическое (вероятностное) описание ансамбля тождественных микросистем; классическая причинность, таким образом, сохраняет справедливость своих требований: реальность описывается динамическими законами. Копенгагенская интерпретация Бора: волновая функция дает статистическое описание индивидуальной микросистемы, следовательно, законы, управляющие эволюцией каждой микросистемы (частицы) принципиально статистичны, динамическая (детерминистская) причинность не выполняется. На практике эти две позиции неразличимы, поскольку вероятностные предсказания квантовой механики могут быть проверены только на основе статистической обработки серии наблюдений [16]. Разные трактовки имеют, однако, существенные философские последствия. Если копенгагенская интерпретация верна, то следует отказаться от классического детерминистского принципа причинности (но не от причинности как таковой) и признать, что законы физики микромира имеют фундаментально вероятностный характер, а детерминизм макромеханики – следствие того, что огромное число микросистем, из которых состоят макротела, приближает вероятность стохастической эволюции макротел к единице, которая, таким образом, описывается динамическими законами. При выполнении требований Эйнштейна эволюция каждой микросистемы жестко детерминирована физическими законами, и, зная все начальные условия (включая гипотетические скрытые параметры), мы можем предсказать развитие системы с любой наперед заданной точностью. А.Эйнштейн считал квантовую механику в копенгагенской интерпретации не фундаментальной теорией, а лишь временным средством, назначение которого – помочь физикам перейти к более общей детерминистской теории, в которой будет соблюдаться всеобщий принцип причинности. Вероятностный характер квантовых законов, таким образом, по Эйнштейну, лишь мера нашего незнания всех характеристик микрочастиц, а не принципиальное свойство микромира.

Для демонстрации неполноты квантовой механики Эйнштейн, Подольский и Розен предложили мысленный эксперимент, с тем, чтобы отождествить измерение с индивидуальным наблюдательным актом, что могло бы привести к противоречию, указывающему на неполноту квантовомеханического описания.

При этом исходные требования ЭПР были следующими [16, «Эйнштейна-Подольского-Розена парадокс»]:

1. в полной физической теории каждый элемент физической реальности должен иметь соответствующее описание в теории;

2. если, не возмущая систему, можно измерить некоторую величину с вероятностью, близкой к единице, то существует некоторый элемент физической реальности, соответствующий этой величине.

Для наглядной демонстрации ЭПР-парадокса был предложен следующий мысленный эксперимент. Пусть некоторая частица с нулевым спином распадается на две частицы со спинами, соответственно, ½ и –½ (ЭПР-пара). Далее обе частицы проходят через некоторую измерительную установку, в которой определяется направление проекции спина на магнитное поле установки, ориентированное вдоль оси z. Поскольку спин сохраняется, направление проекции спина второй частицы можно установить a priori (оно будет обратным). Таким образом, согласно условию 2, проекции спина второй частицы на ось z соответствует некоторый элемент физической реальности. В то же время, если бы поле было ориентированно вдоль оси x, то следовало бы ожидать, что установленному направлению проекции спина на эту ось тоже отвечал бы указанный элемент физической реальности. Однако, одновременно определить направление проекции спина на обе оси, не возмущая систему, невозможно в силу законов квантовой механики. Из этого следует заключение, что, поскольку требование 1 не выполняется, квантовая механика принципиально неполна.

Такой вывод ЭПР, однако, неправомочен, поскольку для определения проекции спинов на разные оси потребовались бы разные, притом взаимоисключающие экспериментальные установки. ЭПР допускали, что если параметры некоторой микросистемы А и В, взятые по отдельности, есть элементы физической реальности, то их совокупность {А, В} – тоже элемент физической реальности, что не всегда выполняется в квантовой механике. С другой стороны, ЭПР-парадокс поставил новые, пока еще не решенные вопросы о том, что если совокупность параметров {А, В} в силу несовместности наблюдений не есть элемент физической реальности, то, возможно, причиной тому – существование некоторых скрытых параметров субквантового уровня, без знания которых невозможно полное, причинное в детерминистском понимании описание реальности.

В 1964 году Дж.С.Белл сформулировал неравенства, которые должны выполняться для любой классической (неквантовой) статистической теории, в которой выполняется требование локальности[11] (объективная локальная теория, ОЛТ), имевшие целью продемонстрировать принципиальное отличие предсказаний любой ОЛТ от предсказаний квантовой механики. В квантовой механике при измерении проекций спинов ЭПР-пары на различные оси эти неравенства обязаны нарушаться. Первым экспериментальную проверку в 1980-х гг. неравенств Белла произвел А.Аспект [25]. В дальнейшем были поставлены многочисленные эксперименты по типу эксперимента Аспекта. Все они сопровождались нарушением неравенств Белла, что говорит против выдвинутых А.Эйнштейном гипотезы о существовании скрытых параметров квантовомеханических систем. Невозможность одновременного выполнения несовместных измерений связано с тем, что поворот одного прибора, регистрирующего частицу, меняет информацию о системе и, таким образом, на вероятность измерения второго прибора. Носителя (частицы или поля) этого взаимодействия не существует. Эффект связан с редукцией волнового пакета, и демонстирирует невыполнение белловского требования локальности (невозможность влияния измерения в точке А на результаты измерения в точке В). Таким образом, невыполнение неравенств Белла свидетельствует о наличии нелокальной корреляции между частицами, однажды входившими в контакт.

Эксперименты Аспекта говорят в пользу существования нелокальной квантовой корреляции между компонентами ЭПР-пары: измерение параметра одного из компонентов в некотором смысле предопределяет результаты измерения параметра второго компонента, даже если они разделены пространственноподобным интервалом[12]. Субстанциональная основа этой корреляции, как мы уже говорили, неясна. Возможно, это все-таки следствие существования скрытых параметров, о которых говорил Эйнштейн. Такой поворот событий чисто философски в силу проблемы индукции не является принципиально невозможным: быть может, более точные эксперименты смогут сказать в пользу скрытых параметров. Однако, современная физика не имеет оснований к однозначному их признанию. Отрицательных аргументов больше, чем положительных и главные из них – результаты опытов.

Природа квантовой корреляции активно обсуждается в научной литературе. Например, в [27] автор говорит о нескольких вариантах объяснения этого факта. Во-первых, можно посмотреть на этот феномен с точки зрения отсутствия априорных значений фотонов до их регистрации. Формально парадокс нивелируется, однако остается открытым вопрос о самой природе корреляции. Физиков такая формулировака не вполне устраивает. Во-вторых, можно предположить существование некоторой таинственной пока необъяснимой связи, которую «до выяснения обстоятельств» следует называть квантовой нелокальностью. В-третьих, некоторые авторы предлагают принять, что одна из частиц «живет» в обратном направлении, то есть, движется во времени в направлении, обратном общему его ходу – из «будущего» в «прошлое». Такая частица рождается в детекторе и движется в пространстве по направлению к источнику, а во времени – по направлению к моменту рождения первой частицы. Ю.С.Владимиров (см. лит. в [27]) предложил оригинальную гипотезу, в рамках которой предположил отсутствие в микромире всеобщего пространства-времени. Предполгагается, что пространство-время макромира возникает как усреднение по индивидуальным временам всех микрочастиц, составляющих макрообъект. В таком микромире понятие априорности неприменимо и парадоксы так же нивелируются.

Так или иначе, сравним оценку выводов по результатам экспериментов в ФВ и ФЭ (подчеркивание в цитатах мое):

ФВ: «…эксперименты Аспекта поддержали позиции нелокальных скрытых переменных, существование которых предположил Эйнштейн» [1, с. 89].

ФЭ: «Поставленные эксперименты типа Эйнштейна-Подольского-Розена с парами частиц – фотонов и нуклонов убедительно свидетельствуют в пользу квантовой механики в её копенгагенской интерпретации против теории скрытых параметров» [16, «Белла неравенства»].

Кстати, сами ЭПР ничего не говорили о характере скрытых параметров (являются ли они переменными или константами), тогда как авторы ФВ берут на себя такое право.

В ФВ ЭПР-парадокс в своеобразной (неверной) интерпретации является одной из существенных предпосылок, на которые опирается теория Акимова: отсюда, в частности, выводятся возможность сверхсветового (мгновенного) перемещения торсионного взаимодействия и передачи информации со скоростью, превышающей скорость света. Таким образом, вся торсионная «теория», будучи лженаучной, построена, фактически, на недоразумении, ибо нет ровно никаких оснований для трактовки ЭПР-парадокса как метафизического базиса торсионного взаимодействия.

В связи с ЭПР-парадоксом возникает вопрос относительно причинности. О нарушении причинности ФВ говорит не прямо, но все-таки говорит: «Между осколками распавшейся частицы сохраняется связь, вроде переносной рации, так что каждый в любой момент знает, где находится другой и что с ним происходит» [1, с. 88]. Это, конечно же, ложь. На самом деле никакой связи по типу рации между компонентами ЭПР-пары не существует. Существует лишь корреляция, а это принципиально разные понятия. В случае существования заявленной связи релятивистская причинность действительно нарушалась бы вследствие того, что наблюдатели ЭПР-пары могли бы обмениваться информацией со сверхсветовой скоростью, однако вероятностный характер предсказания квантовомеханических эффектов не позволяет этого делать: положительное и отрицательное значения проекции спина на любую ось при каждом измерении равновероятны (с вероятностью ½). Ввиду того, что экспериментатор не может управлять результатами эксперимента, он не может послать наблюдателю второй ЭПР-частицы сигнал. Для второго наблюдателя результаты изменения параметра будут совершенно случайными. Следовательно, сверхсветовая передача информации невозможна, а это и значит, что квантовая нелокальность имеет специфическую корреляционную (не причинную) природу. Никакого противоречия ЭПР-эффектов с релятивистской механикой нет. СТО снова оказалась непоколебимой, в очередной раз доказав гений своего создателя.

Итак, подведем итоги по ЭПР-парадоксу:

1. ЭПР-парадокс не имеет отношения к метафизике;

2. ЭПР-парадокс не говорит о наличии каких-либо сущностей, которые можно было бы отождествить с какими бы то ни было элементами «торсионной теории»;

3. ЭПР-парадокс, следовательно, не может являться ни базой, ни элементом «торсионной теории»;

4. ЭПР-парадокс согласуется с релятивистским принципом причинности и СТО и не приводит к нарушению каузальной связи событий.

О физическом вакууме

А вот другой интересный случай, относящийся к истинно физическому понятию, которое в силу своих интересных свойств чаще других используется для введения читателя в заблуждение. Речь идет о многострадальном «физическом вакууме» и вот, что в этой связи пишут г-да Тихоплавы: «Гравитация, присущая любым массам, присуща и массе вакуума. На основании этого постулата сила взаимодействия тела с любой частью вакуума будет определяться законом всемирного тяготения. То есть тела притягивают к себе вакуум (выделение мое – А. Б.) подобно тому, как Земля притягивает к себе находящиеся на ней тела» [1, с. 105]. И еще: «Российские ученые полагают, что в физическом вакууме «упрятаны» скрытая материя и скрытая энергия, равные чуть ли не половине тех, что реализованы в виде Вселенной»[13] [1, с. 110].

Дальнейшая логика всецело строится на основе этого утверждения, что делает ее очень слабой в отношении критики. Так, если мы посмотрим на мнение настоящих российских ученых[14], то увидим прямо противоположное: «Только вакуум, он один, способен влиять и не испытывать на себе обратного влияния. …тот факт, что плотность и давление вакуума неизменны, означает, что на вакуум ничто, нигде и никогда не влияет (выделение мое – А. Б.). Он действует на вещество своим антитяготением, он влияет на свойства пространства-времени или даже полностью их определяет. А сам не испытывает влияния геометрии мира. Он оказывает действие, но не испытывает противодействия. Это единственный известный в физике пример, когда действие не равно противодействию – вопреки третьему закону Ньютона» [17, с. 241].

Сравнивая эти цитаты, обращая внимание на выделенные моменты, невозможно избежать глубокого удивления. Эта ключевая передержка, на которой основана содержательная часть ФВ, дает хорошее представление об уровне, на котором находятся знания авторов о космическом вакууме. Впрочем, существует единственная альтернатива невежеству: команда Акимова-Шипова, пользуясь тем, что большая часть их аудитории не владеет понятийным и вычислительным аппаратом высшей математики и релятивистской теории тяготения, намеренно искажает в свою пользу реальную физическую теорию вакуума, пытаясь подогнать ее под свою активно продвигаемую лженаучную идею торсионного поля.

На самом деле авторы по какой-то причине (которую мы будем считать случайной) не учли одного важнейшего открытия: в 1998-99 годах две группы астрономов, общая численность которых была около ста человек, открыли антитяготение и физический вакуум [17, с. 230]. Отталкивающий вакуум предсказал еще А.Эйнштейн, когда ввел в свои гравитационный уравнения ОТО для описания стационарного мира т.н. космологическую постоянную, или L-член. Спустя более, чем полвека его очередная гениальная догадка была подтверждена эмпирически. Суть L-члена состоит в том, что наряду с силами гравитационного притяжения во Вселенной существуют силы гравитационного отталкивания, что и подтвердили результаты работы групп Брайана Смидта, Адама Райеса и Сола Перлмуттера. Причем, Эйнштейн ввел L-член с тем, чтобы уравновесить силы притяжения, а факт ускоренного космологического расширения доказывает, что отталкивание существенно преобладает над притяжением. Субстанциональная основа ускорения, его двигатель – физический вакуум, антигравитационные свойства которого и определяются L-членом и который по плотности энергии преобладает над всеми другими видами материи вместе взятыми. На вакуум приходится не «чуть ли не половина», о которой говорят «российские ученые» в ФВ, а 67% всей энергии Вселенной. Темное вещество (скрытая масса – неизлучающее вещество) составляет около 30%, барионы (обычное вещество) – около 3%. Доля излучения еще в сотню раз меньше [17, с. 233]. При этом авторы [17] подчеркивают неоднократно, что плотность вакуума идеальна во всем мире, что он присутствует всюду и везде имеет строго одну и ту же плотность.

Итак, вакуум антигравитирует (отталкивает частицы вещества Вселенной), не испытывая на себе ответного влияния со стороны вещества, и является при этом изотропным и однородным, то есть, его физические свойства не зависят от выбранного направления и распределен он одинаково по всему объему Вселенной. Такие свойства вакуума формально следуют из его уравнения состояния: из которого видно: давление вакуума – при положительной плотности (а плотность вакуума, естественно, положительна) отрицательная величина, что и обеспечивает его расталкивающее влияние на вещество Вселенной (в уравнении pV – давление вакуума, rV – плотность вакуума, с – скорость света в вакууме).

Ключевые свойства вакуума выделены не случайно. Именно эти свойства делают невозможным существование вакуума Шипова, о котором говорится в ФВ. Эта странная среда по каким-то непонятным причинам больше похожа на классический эфир, чем на вакуум: от притягивает и притягивается (значит, испытывает на себе ответное влияние), увлекается за движущейся Землей[15], из чего делается далеко идущий вывод о том, что нет абсолютно неподвижного вакуума [1, с. 106]. Тут же утверждается, что вакуум – материальная среда, изотропно (равномерно) заполняющая все пространство [там же]. Как подвижный вакуум может быть изотропным, а изотропный вакуум – подвижным при этом не поясняется, равно, как не разъясняется само понятие подвижного вакуума. Изотропия – свойство, благодаря которому ни одна точка вакуума не может быть отличной от всех других его точек. Ни по каким параметрам, в том числе – по скорости! Таким образом, само понятие подвижности, применяемое к вакууму, не имеет физического смысла, как не имеет физического смысла вакуум Шипова[16].

Рождение торсионных полей

Но декларируемый вакуум – вакуум Шипова, как мы его назвали – помимо всех своих прочих удивительнейших свойств еще и поляризуется, притом не только электрическим зарядом и массой, а еще и так называемым «классическим спином». Согласно определению ФЭ «спин – это собственный момент количества движения элементарных частиц, имеющий квантовую природу (выделение мое – А.Б.) и не связанный с перемещением частицы как целого» [16, «Спин»]. К сведению читателей понятия «классический» и «квантовый» в современной физической терминологии являются антонимами. Они противоположны по смыслу, классический означает неквантовый. Спин ФЭ имеет квантовую природу, спин ФВ – классический. Терминологическая путаница, которой изобилуют произведения команды Акимова-Шипова, характерная для многих лженаучных работ, достигает своего апогея: классический спин Шипова, возмущая сказочный вакуум Шипова, рождает торсионное поле Шипова. Мы увидели, что ровным счетом никакой связи все эти понятия с нормальной физикой не имеют, поэтому остается предположить, что г-н Шипов на предпосылках Шипова создал свою новую физику, физику Шипова же. Страна может гордиться своим сыном академиком РАЕН Е.Н.Шиповым, который в одиночку смог построить грандиозную химеру, объединяющую, как заявлено, науку и эзотерику, при этом ничего общего с наукой не имеющую ни в методологическом, ни в философском, ни в конкретно-содержательном отношении.

Вот на таком нагромождении бессмыслицы и покоится торсионная теория. Но в чем не откажешь вакууму Шипова, так это в его финансово-экономическом потенциале: «возможность эффективного взаимодействия спинирующих (вращающихся) объектов с физическим вакуумом позволяет с новых позиций рассмотреть возможность создания торсионных источников энергии» [1, с. 110]. Вот мы и подошли к сути проблемы. В настоящих серьезных научных работах ученые, исследующие концептуальные проблемы естествознания, практически никогда не ставят прикладные вопросы, тем более, вопросы получения энергии. На то есть технические науки. Но авторы ФВ – смелые первопроходцы! Они оценивают плотность вакуума как планковскую и незамедлительно делают многообещающие по их же выражению выводы: поскольку энергия вакуумных флуктуаций гораздо больше любых других видов энергии и выделяется она при «спинировании», то торсионные технологии позволяют получать энергию прямиком из вакуума! Относительно планковских значений плотности энергии вакуума авторы, что называется, погорячились: обладай космический вакуум действительно столь чудовищной плотностью, кривизна пространства была бы громадной, как и темпы расширения Вселенной, которая находилась бы, по-видимому, в состоянии перманентного Большого взрыва.

Что же касается торсионных источников энергии и торсионных же технологий – они не заставили себя долго ждать. Генераторы торсионного поля Акимова уже можно купить по сходной цене. Карманные корректоры биополя широко рекламируются в СМИ[17]. Предпринимались даже попытки убедить Правительство отправить торсионный генератор на Марс! Вот где широкое поле для проявления скрытых возможностей вакуума Шипова, прежде всего возможностей по вышибанию из наивного населения и физически безграмотных чиновников денег.

Но экспериментальное опровержение заявленных торсионных эффектов – дело состоявшееся. Речь идет об эксперименте, описанном в [18]. Опыт проводили к. ф.-м. н. В.Г.Жотиков – главный специалист Управления фундаментальных исследований Миннауки России, акад. РАН А.С.Боровик-Романов – советник дирекции ИФП им. П.Л.Капицы РАН, заведующий кафедрой физики низких температур Московского физико-технического института, главный редактор "Журнала экспериментальной и теоретической физики" РАН и д. ф.-м. н. проф. Н.В.Заварицкий – главный научный сотрудник ИФП им. П.Л.Капицы РАН, заместитель заведующего кафедрой физики низких температур Московского физико-технического института. Итог, который подводит в своей статье д. ф.-м. н. А.В.Бялко, неутешителен: «утверждения "торсионистов" научной ценности не имеют, их теоретические и экспериментальные работы выполнены на непрофессиональном уровне» [18]. Плохо одно: перефразируя известную пословицу, бочку тягучего и очень сладкого лженаучного меда уж точно не испортить маленькой каплей горькой научной истины.

ЛОГИЧЕСКАЯ ПРОТИВОРЕЧИВОСТЬ И ФИЗИЧЕСКАЯ БЕССМЫСЛИЦА

Еще один атрибут ФВ как лженаучной книги – физическая бессмыслица, скрывающаяся под нагромождением сложной и бессмысленной же терминологии, очевидно призванная ввести читателя в глубокое заблуждение.

С терминологией дело особое. В силу своей высокой специфичности и непонятности для не связанных с наукой людей научная терминология (особенно в этом смысле отличается сложнейший понятийно-терминологический аппарат физики и медицины), используемая в лженауке, служит очень эффективным инструментом убеждения несведущего обывателя. Иногда даже высокие специалисты подвержены такому запутывающему влиянию: к примеру, не каждый врач может навскидку ответить, что отражает понятие «горизонт событий»; с другой стороны, найдется мало даже докторов физико-математических наук, которые знают наверняка, что такое, скажем, пневмоперитонеум. Эта ситуация нормальна, поскольку специфичность знания, то есть, его ограничение довольно узкими рамками, почти наверняка определяет специалиста, о котором говорят, что он хорош в своей области. Но в таком случае следует особо осторожно относиться к терминологическому аппарату новой теории. Особое внимание нужно уделять смысловому наполнению терминов, для того чтобы не пропустить переход с истинно научной на квазинаучную терминологию. Примером такого злоупотребления в ФВ служит уже упоминавшееся выше понятие «классический спин». Сами по себе понятия «классический» и «спин» являются совершенно научными, но их одновременное использование приводит к противоречию, следовательно, бессмысленно и ненаучно. Другой пример квазинаучного термина – научная терминология, лишенная своего изначального смыслового наполнения: понятие информации в том смысле, в котором оно употреблено в ФВ (см. ниже) или понятие реальности, лишенной своих физических атрибутов.

С методологической точки зрения научная и квазинаучная терминология используется в лежнаучных работах исключительно для того, чтобы завуалировать бессмыслицу, предлагаемую читателю в качестве истины. Использование подобного рода терминологии упоминается, между прочим, А.М.Хазеном в определении лженауки, которое мы приняли в качестве исходного. Кроме того, все случаи алогичности и физической бессмыслицы, рассмотренные в этом разделе, демонстрируют четвертый признак лженауки. Посмотрим внимательнее на некоторые несообразности.

«…ни одно из четырех взаимодействий не позволяет объяснить феномен сознания» [1, с. 58]. Сознание – свойство высокоорганизованной материи головного мозга. Объяснения феномена сознания лежат принципиально вне компетенции физики элементарных частиц, для этого существуют нейропсихология, психофизиология и ряд смежных наук, специализирующихся на изучении головного мозга и конкретно феномена сознания.

«Если частицу и античастицу вложить друг в друга, то такая система будет истинно электронейтральной… систему… называют фитоном» [1, с. 107]. Данная система «вложенных друг в друга» (кстати, физические механизмы такого «вложения» остаются в книге совершенно невыясненными) частицы и античастицы не имеет физического смысла, поскольку при объединении частицы и античастицы происходит аннигиляция (взаимное уничтожение частиц) с одновременным рождением частиц другого типа. Будут ли эти новые частицы системой «вложенных друг в друга» прежних частицы и античастицы? Очевидно, нет, поскольку свойства новых частиц будут принципиально другими, нежели свойства прежних. Например, при электрон-позитронной аннигиляции вся масса покоя этих частиц переходит в кинетическую энергию рождающегося фотона. В особых случаях возможно существование позитрония – системы из электрона и позитрона, но время жизни такой системы не превышает 1,4×10-7 с. Так какой смысл говорить о «системе», если такой системы в реальности не существует? Кстати сказать, поиски в ФЭ термина «фитон» успехом не увенчались.

«Существующая научная и техническая литература описывает в основном четыре уровня реальности: твердые тела, жидкости, газы, различные поля и элементарные частицы» [1, с. 111]. Прежде авторам стоило бы определить, что именно они понимают под уровнями реальности, ведь с физической точки зрения эта фраза совершенно некорректна. Классификация в данном случае не отвечает требованиям логики: в ней отсутствует единое основание. Твердое тело, жидкость и газ – агрегатные состояния вещества, в то время, как поля – особый вид материи, то есть, уровень, качественно иной, чем вещество. Элементарные частицы, вообще не понятно каким образом здесь появившиеся, составляют основу как вещества, так и физических полей. Не понятно так же, к какому «уровню реальности» в данной классификации относить плазму.

«Мир высшей реальности бесконечен, вечен и неизменен. В нем отсутствуют такие категории, как пространство, время, движение, эволюция, рождение, смерть» [1, с. 112]. В таком случае отсутствует и сам этот Мир высшей реальности, поскольку реальность и есть пространство-время, движение, эволюция и т. д. Вообще, реальность не бывает сама по себе. Реальность – категория, выражающая наличие чего-то. То есть, реальность как таковая – это прежде всего существование чего-то реального; но если реальность лишена всех атрибутов, возникает вопрос, что в таком случае реально? Такая реальность – чистая диалектическая потенция. Каковы субстанциональная основа, природа и законы такой «реальности» – не поясняется. Кроме того, авторы не учли, что не существует бесконечности (пространственной) без самого пространства, а вечности вне понятия времени.

По утверждению авторов торсионные поля обладают поистине фантастическими свойствами, среди которых их способность «…переносить информацию без переноса энергии; передавать информацию со скоростью, превышающей скорость света; распространяться не только в прошлое, но и в будущее» [1, с. 116]. Все эти утверждения начисто лишены физического смысла. Согласно ФЭ, «получение любой информации (например, в процессе измерения какой-либо физической величины) неизбежно связано с определенными затратами энергии и времени» [16, «Информация»]. Передача информации без переноса энергии невозможна по той простой причине, что такой сигнал невозможно зарегистрировать, ведь регистрация (чтение информации) – это процесс восприятия энергии сигнала. Информационный сигнал, который нельзя получить, по определению не является информационным. Информационное воздействие любого сигнала основано на переходе энергии из одного вида в другие. Перенос информации без переноса энергии противоречит закону сохранения энергии, который выполняется везде и всегда, даже при рождении Вселенной из первичного вакуума. Для того, чтобы принять выводы авторов, мы должны переопределить понятие информации, сигнала, энергии, времени и т. д.

Сверхсветовые скорости запрещены СТО (о тахионах в ФВ нет ни слова) и релятивистским принципом причинности, справедливость требований которого установлена вплоть до расстояний порядка 10-16 см и промежутков времени до 10-26 с [14, «Микропричинности условие»] и так же физически бессмысленны. По этой же причине невозможны влияния будущего на прошлое.

Снова мы видим, как элементарное непонимание, необразованность авторов (если только это не преднамеренное искажение понятий) приводит к тому, что совершенно абсурдные рассуждения трактуются как научные – третий признак лженауки.

«…первичное торсионное поле представляется собой элементарные пространственно-временные вихри, не переносящие энергию, но переносящие информацию» [1, с. 114]. Снова ерунда, теперь уже противоречащая не только нормальной физике, но и физике самого Шипова: согласно его же концепции, этот «2-й уровень – Поле Сознания Вселенной» предшествует появлению не только пространства-времени, но даже и вакуума! Откуда на уровне, где нет пространства-времени, взялись «пространственно-временные вихри»?

«Вот этот «свободный» спин, это оторванное от вещества вращение и является… той информацией, которая… определяет множество процессов во Вселенной» [1, с. 117]. Нужны ли тут комментарии… Понятие вращения, оторванного от вещества и не имеющего субстанциональной основы, бессмысленно не только физически, но даже лингвистически.

«Скорость распространения торсионных волн не менее 109с (где с – скорость света в пустоте), то есть практически мгновенно из любой точки Вселенной в любую точку», «высокая скорость распространения торсионных волн снимает проблему запаздывания сигнала даже в пределах Галактики» [1, с. 124-125]. Несложный математический расчет показывает, что даже в пределах Галактики, размеры поперечника которой ~30 кпс, запаздывание такого сигнала должно составить 50 минут. О том, чтобы мгновенно связать любые сколь угодно далекие точки Вселенной, в таком случае не может идти речи: на расстоянии, на котором проявляется крупномасштабная структура Вселенной (около 200 Мпс), запаздывание торсионного сигнала, распространяющегося со скоростью 109с, составит уже около 685 лет. Впрочем, это уже не важно. Сам факт наличия в природе информационных импульсов, распространяющихся с такими скоростями, абсурден.

«Торсионные поля проходят через любые естественные среды без потерь энергии. Высокая проникающая способность торсионных волн объясняется тем, что квантами торсионного поля являются низкоэнергетические реликтовые нейтрино» [1, с. 125]. Авторов не смущает, тот факт, что по их же словам торсионный сигнал вообще не переносит энергию, то есть, энергия этих «реликтовых нейтрино» должна равняться нулю. Теперь это уже «низкоэнергетические» частицы, следовательно, обладающие хоть и низкой, но энергией. Стоит ли говорить, что частицы с нулевой энергией E (не энергией покоя E0) запрещены СТО, конкретно – уравнением ?

«В целях защиты от воздействия торсионных волн ученые создали искусственные экраны» [там же]. Но сами же авторы утверждают, что торсионные поля практически не взаимодействуют с веществом. Это свойство действительно характерно для нейтрино, которое присовокупили сюда Тихоплавы. Но в таком случае, во-первых, никакой опасности для обычного вещества («любых естественных сред», из которых, надо думать, состоят тела всех организмов) торсионные волны представлять не должны и защита от них не требуется, а во-вторых, со слов самих же авторов, невозможно создать эффективный экран, который бы останавливал торсионное излучение. Реальные нейтрино свободно проходят толщу Земли, они рождаются в звездах и свободно выходят из их недр, практически не взаимодействуя с их веществом, это известно из физики элементарных частиц. Детектирование нейтрино представляет собой сложнейшую задачу современной наблюдательной астрономии, а «ученые», надо полагать, из совершенно неизвестного науке материала взяли, да и создали «искусственные экраны». Ай да ученые! Ай да молодцы!

Относительно прикладного значения торсионного поля авторы высказываются, уже совершенно потеряв всякую скромность и логическую последовательность: «Перспектива: мгновенная связь на любые расстояния с ничтожными затратами энергии», «созданы генераторы торсионных полей и опробованы для мгновенной (все выделения мои – А. Б.) передачи информации на большие расстояния» [1, с. 131]. Только что торсионные волны распространялись с огромной, хотя и конечной скоростью, как уже они мгновенно (без затрат времени) покрывают информационным сигналом любые расстояния, попирая основы современной физики и элементарной логики самих же авторов.

«…с помощью генераторов выплавляют металл…» [там же], не смотря на то, что, по словам самих же Тихоплавов, торсионное излучение не взаимодействует с естественными средами и имеет низкоэнергетическую нейтринную природу.

«Энергию, оказывается, можно черпать из ниоткуда…» [там же]. Подумаешь, какой-то глупый закон сохранения энергии! Законы вообще созданы для того, чтобы их нарушать.

Вот такая бессмыслица царит на страницах ФВ вопреки здравому смыслу и научным реалиям. Но такое положение вещей очень характерно для всех лженаучных спекуляций: от астрологии до «научного» креационизма. Удивительно другое: вполне здравомыслящие люди, теряя логику, охотно верят околонаучному бреду, физическая бессодержательность которого бросается в глаза при первом же рассмотрении. По-видимому, этот факт имеет сугубо иррациональные корни, уходящие глубоко в бессознательное. Впрочем, этот вопрос требует дополнительного и внимательного рассмотрения. Мы же возвращаемся к ФВ и команде Акимова-Шипова.

О НЕКОТОРЫХ АСПЕКТАХ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЛЖЕУЧЕНЫХ

В поле деятельности созданной в 1998 г. при Президиуме РАН Комиссии по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований, под председательством академика РАН Э.П.Круглякова, команда Акимова-Шипова попала практически сразу. Э.П.Кругляков посвятил торсионной афере не одну публикацию. Наиболее объемный и детальный анализ А.Е.Акимова и Г.И.Шипова председатель комиссии дал в своей статье «Потомков детей лейтенанта Шмидта нельзя оставлять без присмотра», где подверг резкой критике деятельность этих одиозных личностей.

Посмотрим, что говорят по этому поводу авторы ФВ. Цитировать будем в виде таблицы, дабы упростить сравнение.

В.Ю.Тихоплав, Т.С.Тихоплав, [1]

академик РАН Э.П.Кругляков, [4]

«Эти работы поддерживают многие известные ученые, в том числе академик Н.Н.Боголюбов», с. 130

«Сообщаю Вам, что к данным работам я не имею отношения, поскольку узнал о них из Вашего письма. Все ссылки на мое имя необоснованны» (цитата из ответного письма Н.Н.Боголюбова на запрос академика РАН Е.Б.Александрова)

«Воздействия торсионных полей на расплав металлов были экспериментально подтверждены в Институте проблем материаловедения АН Украины», там же

«Виктор Иванович [Трефилов] сообщил, что лет 8 назад они наблюдали, что при воздействии на расплавы происходят какие-то изменения. Но он отнюдь не может утверждать, что это связано с проявлением эффекта торсионных полей, но может объясняться, например, воздействием ультразвука. Что же касается цифр, приведенных Акимовым, то академик Трефилов возразил: ничего подобного никогда не наблюдалось»

«В НПО «Энергия» готовится к испытанию первая летающая тарелка», с. 131

«По словам первого вице-президента В.П.Легостаева, РКК "Энергия" не занималась, не занимается и не предполагает заниматься разработкой "летающих тарелок" на основе генератора торсионного поля»

Э.П.Кругляков неоднократно в своих статьях указывал на то, что разработка т. н. «торсионных технологий» – крупномасштабная афера, об этом же в свое время заявило бюро Отделения общей физики и астрономии АН СССР [13]. Кроме того, в последние годы существования СССР г-н Акимов извлек из разных ведомств под сверхсекретную «программу» 500 млн. рублей, а в 1991 г. Правительство выделило на бредовую программу получения энергии из камня 120 млн. рублей [там же]. Ситуация складывается булгаковская: «А вашему товариществу, Никанор Иванович, полнейшая выгода и очевидный профит» с одной лишь разницей: 500 и 120, соответственно, миллионов рублей (думается, этим великий российский ученый не ограничился) – реальные, не книжные деньги, которые были бы вовсе не лишними любому тогда еще советскому НИИ. С другой стороны, если бы торсионные технологии действительно существовали, то даже неспешное их промышленное внедрение с конца 80-х гг. могло бы уже сейчас обеспечить человечество и высокопрочными суперматериалами, и совершенным оружием, и безэнергетичными средствами связи, и приборами для лечения всех существующих и потенциальных болезней, и много еще чем. Короче говоря, жили бы мы сейчас в раю, не иначе. Но почему-то золотые торсионные технологии все время ускользают, как меж пальцев вода. Говорят, изобрели уже давно, механизм действия известен, а где же технология? Человечество по-прежнему вынуждено пользоваться несовершенным телефоном, телевидением, Интернетом и прочими пережитками каменного века. Вдвойне удивителен тот факт, что российская олигархия до сих пор не взялась за финансирование торсионных программ, ведь они сулят огромную сверхприбыль при минимальных, чисто символических затратах.

Но продолжим знакомство с лжеучеными Шиповым и Акимовым. Выясняется, что они не только не имеют ни одной публикации в авторитетном рецензируемом научном журнале [12], но и то, что они сами себе присваивают ученые степени: «На мой [акад. Круглякова – А. Б.] запрос в ВАК поступил ответ: «Г.И.Шипов никаких диссертаций не защищал». Как, впрочем, и А.Е.Акимов» [4]. И еще: «Ответ [деканата физфака МГУ – А. Б.] гласит: "Г.И.Шипов никогда не читал на физическом факультете МГУ курса лекций "Теория физического вакуума" или других курсов лекций"»[18] [4]. Мы, кстати, помним, что незаконное использование научных степеней и званий отмечает в определении лженауки А.М.Хазен.

Не имеющая себе равных по лживости глава 2 оканчивается очередным приемом, с помощью которого авторы играют на патриотических чувствах россиян: «…именно России суждено ввести Мир в Новую Эпоху, обеспечить переход в Новую Расу человечества Эпохи Водолея, как предсказывали эзотерики на протяжении многих столетий» [1, с. 132]. Пафос момента подчеркивается заглавными буквами. Упоминание эпохи Водолея указывает на органическую связь теории торсионного поля и астрологии.

Что ж, Россия действительно имеет огромный научный и интеллектуальный потенциал, который, к сожалению, используется далеко не полностью и не самым рациональным образом. Более того, команда Акимова-Шипова в составе прочей лженаучной общественности, о формировании которой можно с уверенностью говорить, прилагает огромные усилия к тому, чтобы этот потенциал еще больше снизить: делает из людей болванов и тупиц, внушая им антинаучные торсионные идеи, пропагандируя астрологию и эзотерику.

Можно с полной уверенностью сказать, что Россия займет достойное место в международном научном сообществе только в том случае, если примется за целенаправленную и жесткую борьбу с растущей научной безграмотностью и поднимающей голову организованной лженаукой.

ОБ АНТРОПНОМ ПРИНЦИПЕ

Наконец, мы добрались до третьей, последней главы книги. Она называется «Информация, сознание, человек». Неуклюжие невнятные рассуждения авторов на тему «Что есть сознание», разумеется, с «торсионной» точки зрения, не заслуживают отдельного рассмотрения. Внимание привлекает раздел «Научная версия сотворения мира». Одно название заставляет вспомнить печально известную и очень докучливую версию «научного» креационизма, которая усердно продвигается христианскими фундаменталистами. С первых же строк, впрочем, как и в остальных частях книги, слабость аргументации бросается в глаза.

«Вероятность случайного образования веществ Вселенной ничтожно мала» [1, с. 183]. Этот излюбленный аргумент противников современной научной картины мира не имеет под собой рациональных оснований. Справедливости ради стоит заметить, что «вероятность случайного рождения вещества Вселенной» никто никогда не вычислял по той простой причине, что вычислить это на современном уровне знания невозможно: нет данных о первоначальных условиях рождения Вселенной. Но дело даже не в этом, ведь для случившихся событий понятие вероятности не является определяющим аргументом «за» или «против». Предположим, есть некоторая очень большая совокупность совершенно одинаковых объектов, скажем, небольших шаров. Пусть таких шаров будет миллиард, что само по себе допустимо. При прочих равных условиях ни один шар не имеет преимущества перед другими в случае выбора. Но нам нужно выбрать один из шаров, что мы и делаем. Вероятность того, что мы выберем именно этот, а не иной шар, составляет один к миллиарду, т. е. 10-9. Согласитесь, вероятность ничтожная, но значит ли это, что мы не можем ее реализовать и выбрать именно тот шар, который мы выбрали? Очевидно, нет. По этим соображениям ненулевая вероятность случайного рождения Вселенной, как бы она мала ни была, не может говорить против уже свершившегося факта. Детальный анализ этого и других аргументов «против» можно найти в работе М.Пераха [18].

Итак, вся критика современной научной концепции возникновения и эволюции Вселенной сосредоточена в одном абзаце, которым начинается апелляцией к вероятности и продолжается такими словами: «…фундаментальные константы Вселенной… оказались таковыми, что даже малейшие изменения большинства из них привело бы тому, что атомы и молекулы просто не могли бы образоваться» [там же]. Все так, что очевидно, но последующие выводы ошеломляют: «…большинство [?!?! – А. Б.] ученых пришло к выводу: материальная Вселенная… создана Сверхразумом. Был провозглашен антропный принцип, который означает, что вселенная еще до своего рождения была запрограммирована на появление в ней вещества, живой материи и разумных существ» [там же][19].

Антропный принцип (АП), существующий в науке, можно отнести к группе принципов, наиболее часто используемых в лженаучной литературе. Разумеется, они всегда приводятся в извращенной форме, и ФВ, разумеется, не стала исключением. Научный АП принято разделять на сильный и слабый, при этом сила принципа определяется не его реальной выполнимостью, а логической обязательностью, жесткостью его предписаний. Более архаичный сильный АП гласит, что сама Вселенная, законы, которыми она управляется, а так же ее фундаментальные характеристики должны быть такими, чтобы на некотором этапе ее эволюции в ней мог возникнуть наблюдатель [16, «Вселенная»]. Но сильный АП был сформулирован без учета ныне господствующих в космологии инфляционных сценариев развития Вселенной и, вообще говоря, дает основания для телеологического его толкования, в том числе, для наиболее радикального – теории божественного замысла. Наличие сильного АП, на мой взгляд, отражает тот период развития науки, когда считалось, что Вселенная является единственным объектом своего рода и было «немодно» говорить о Вселенной в контексте ее множественности. Сейчас же все наоборот: мало кто сомневается в том, что идея множественности миров по крайней мере имеет право на существование. Общепринятой в настоящее время считается теория «вечной инфляции» А.Д.Линде, согласно которой на стадии инфляции каждая раздувающаяся область Вселенной способна в определенных условиях порождать другие вселенные.

Слабый АП является результатом осмысления АП в контексте многомировых теорий. «Слабый принцип утверждает: если в мире много разнообразных вселенных, мы находимся там, где наша жизнь возможна» [17, с. 301]. Согласно школе одного из ведущих космологов современности А.Д.Линде, если мы живём в 4-мерном пространстве-времени, в котором существуют известные нам типы взаимодействий, это, возможно, происходит не потому, что только так и может быть устроен мир. По-видимому, в разных частях Вселенной могут реализоваться все мыслимые состояния, но жизнь известного нам типа возникает только в 4-мерном пространстве-времени с вполне определенными типами взаимодействий между элементарными частицами. [16, «Раздувающаяся Вселенная»]. Антропоцентризм сильного АП нивелируется при переходе к масштабам, на которых возможно существование множества вселенных с совершенно различными свойствами, непрерывно порождаемых раздувающимися (инфляционными) областями. Среди этого множества вселенных находится и наша Вселенная с нами, наблюдателями. Действительно, если принимать гипотезу о том, что вселенных много, то совсем неудивительно, если среди них окажется вселенная, похожая на нашу. Если же это бесконечная совокупность, в которой последовательно реализуется весь спектр возможных вселенных, то требование существования вселенной с известными нам свойствами должно строго выполняться. [17, с. 304]. К проблеме АП можно так же подойти с точки зрения т. н. многомировой интерпретации квантовой механики Хью Эверетта III [20]. Не будучи солипсистами, мы уверены, что некоторая Вселенная существовала до человека. Если ее ветвление при каждом акте наблюдения (а наблюдатель – это не только человек, но любая система, изменяющая в процессе наблюдения/взаимодействия свое состояние и способная действовать в соответствии с результатами наблюдения) физически реально и при этом ни одна вселенная не повторяет своих «почти близнецов», то почему бы в процессе непрерывной метаэволюции, в конце концов, не возникнуть такой вселенной, которая стала бы пригодной для существования органической жизни и человеческого разума? Дальнейшая эволюция – уже, как говорится, дело наживное. Тут, конечно, возникает проблема – для такой метаэволюции необходимо наличие во Вселенной сознания… Впрочем, это лишь досужие рассуждения, выходящие за границы, очерченные нами в самом начале, но, так или иначе, можно сделать один вывод: АП (по крайней мере, слабая его интерпретация, которая в свете последних научных теорий является наиболее предпочтительной) никоим образом ни доказывает, ни декларирует существование Сверхразума, всеобщей программы и т. п. Никаких оснований включать АП в лженаучный массив ФВ и команды Акимова-Шипова не существует.

ИТОГИ

Рассмотренная книга, как и предполагалось, являет собой ярчайший пример агрессивной лженауки. Здесь использованы все мыслимые методы введения в заблуждение читателя: и манипуляции с фактами, их искажение и неадекватная трактовка, и пустые ни к чему не обязывающие ссылки, и вообще полное отсутствие каких бы то ни было ссылок – голословные заявления в вопросах, связанных с важнейшими проблемами теоретического естествознания и философии, и откровенная ложь, и игра на патриотических чувствах читателей, российский национализм, и обращение к естественному иррациональному стремлению людей максимально облегчить жизнь, и вера в чудеса, и обвинения против науки… словом, полный арсенал. Надо сказать, что такой подход оказывается весьма действенным: люди, теоретических знаний которых не хватает для того, чтобы адекватно, критически воспринимать ерунду книги Тихоплавов (а таких людей большинство) оказываются беззащитными перед соблазнительными идеями нового Золотого века Человечества, перед обещаниями легкого бытия, перед чудесами торсионных полей. Но чудес, и это постоянно доказывает научно-технический прогресс, на свете не бывает, как ни прискорбно это говорить.

Обращение к религии и потустороннему делает еще более навязчивым характер лженаучной агитации: «какой выход видится из тупикового положения, в котором оказалась наука, разум, рассудочность? А он прост… необходимо соединить интуитивное и научное знания, уравнять в правах на критерий «истинности» то, что получено в результате озарения, транса или наития, и то, что выявил точный эксперимент и логическое построение» [1, с 32].

Совершенно очевидно, что эта фраза отражает самые глубинные надежды и чаяния команды Акимова-Шипова. Авторы, сами того не желая, открывают карты и показывают конечную цель своей деятельности. Такое уравнение науки и эзотерики в правах было бы более, чем желательно. Это сокровенная мечта всех лжеученых, ведь при этом открылись бы дотоле невиданные горизонты их деятельности, разумеется, со всеми вытекающими отсюда, прежде всего кредитно-денежными, последствиями. Тут уж вся наша лженаука раскрылась бы в полную силу и показала бы свое истинное лицо, только было бы уже поздно: общество религиозно-мифологического сознания – ни что иное, как общество темного Средневековья.

Точный эксперимент на то и точен, на то он и эксперимент, что его можно проверить в любой точке планеты, в любой лаборатории, и при этом результаты эксперимента не должны зависеть ни от личных качеств физика, ни от его настроения, ни от языка, на котором он говорит, ни от книжки, которую он читал накануне вечером. Логика для всех одна и усмотреть ошибку в построении не представляет трудности, а вот так горячо любимые авторами книги наитие, транс или озарение – не более, чем хорошо известные психиатрии «измененные состояния сознания», а пророки в большинстве своем – психически неуравновешенные истероидные личности или попросту душевнобольные, и в это можно легко убедиться, открыв и изучив классические труды по психиатрии, а для наглядности и вящей убедительности можно и вообще посетить психиатрическую клинику – уж там-то пророков, жрецов, изобретателей, мессий и спасителей человечества великое множество и ни одному нормальному врачу не приходит в голову считать слова, сказанные в бредовом забытьи пророчеством, а галлюцинаторные явления – «третьим глазом». Но если приравнять эти способы «познания» к науке, то придется верить каждому шизофренику и психопату. И трудно даже представить, во что тогда превратится наша и без того трудная и полная противоречий жизнь.

P. S. Работа над данной темой продолжается. Предполагаются периодические обновления статьи.

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ИСТОЧНИКИ

1. Тихоплав Т.С., Тихоплав В.Ю. Физика веры, – СПб.: ИД «ВЕСЬ», 2002. – 256 с;

2. Александров Е.Б. Теневая наука. «Наука и жизнь» № 1, 1991 г., с. 56-60;

3. Кругляков Э.П. Какое, милые, столетье на дворе? Сб. статей «Что же с нами происходит?» Новосибирск: Изд-во СО РАН, 1998., http://www-psb.ad-sbras.nsc.ru/6rtfw.htm;

4. Кругляков Э.П. Потомков детей лейтенанта Шмидта нельзя оставлять без присмотра, http://www.sbras.ru/HBC/2000/n03/f12.html;

5. Гинзбург В.Л. О науке, о себе и о других: Статьи и выступления, 3-е изд., дополненное. – М.: Издательство Физико-математической литературы, 2003. – 544 с;

6. Кругляков Э. П. Сб. статей «Что же с нами происходит?» Новосибирск: Изд-во СО РАН, 1998;

7. Сурдин В.Г. Почему астрология лженаука? «Наука и жизнь» №11 79; №12 130 (2000),

часть 1 № 11, стр. 79 - 83 http://nauka.relis.ru/cgi/nauka.pl?01+0011+01011079+HTML,

часть 2 № 12, стр. 130-135 http://nauka.relis.ru/cgi/nauka.pl?01+0012+01012130+HTML;

8. Хазен А.М. О лженауке, ее последствиях и об ошибках в науке,

http://www.astronet.ru/db/msg/1187552;

9. Кун Т. Структура научных революций: Пер. с англ. / Т. Кун; Сост. В. Ю. Кузнецов. – М.: ООО «Издательство АСТ», 2003. – 605, [3] с. – (Philosophy).

http://www.philosophy.ru/library/kuhn/01/00.html;

10. Кузнецов Б.Г. Эйнштейн. Жизнь. Смерть. Бессмертие. 5-е изд., перераб. и доп. – М.: Наука, 1979;

11. Кругляков Э.П. Науке с лженаукой не по пути, электронный вариант статьи, находящийся в редакции газеты "Энергия-Импульс" ИЯФ СО РАН;

12. Кругляков Э.П. Физики не верят в чудеса, Аргументы и факты, № 06 (1059) от 07/02/2001;

13. Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия, 10CD/DVD;

14. Философия и методология науки: Учеб. пособие для студентов высших учебных заведений/Под ред. В.И.Купцова. – М.: Аспект Пресс, 1996. – 551 с;

15. Физическая энциклопедия, 2CD, Изд-во «Большая Российская Энциклопедия»;

16. Черепащук А. М., Чернин А. Д. Вселенная, жизнь, черные дыры. – Фрязино: «Век 2», 2003. – 320 с. – («Наука для всех»);

17. Бялко А.В. Торсионные мифы. Природа №9, 1998;

http://www.ibmh.msk.su/vivovoco/VV/PAPERS/NATURE/RENIXA1.HTM

18. Перах М. Разумный замысел или слепая случайность? Схватка двух мировоззрений. Континент, № 107, 2001;

19. Лебедев Ю.А. Неоднозначное мироздание. – http://www.chat.ru/~everettian/index.html

20. Голубева О.Н., Суханов А.Д. Структурирование физического знания и определение границ классической физики // Наука: возможности и границы / [Отв. Ред. Е.А.Мамчур]. – М.: Наука, 2003. – 293 с.

21. Губин В.Б. О методологии лженауки // О физике, математике и методологии. – М.: ПАИМС. 2003. Философские науки, 2002, № 1, стр. 150-156; № 5, стр. 158-159.

22. Философия науки / под ред. С.А.Лебедева: Учебное пособие для вузов. – М.: Академический Проект; Трикста, 2004. – 736 с. – ("Gaudeamus");

23. Менский М.Б. Квантовая механика: новые эксперименты, новые приложения и новые формулировки старых вопросов // Успехи физических наук, Том 170, №6, июнь 2000;

24. Aspect A.Nature (London) 390 189 (1999);

25. Сажин М.В. Современная космология в популярном изложении. – М.: Едиториал УРСС, 2002. – 240 с.

26. Белинский А.В. Квантовая нелокальность и отсутствие априорных значений измеряемых величин в экспериментах с фотонами // Успехи Физических Наук, Том 173, №8.

27. Старцев Б. Академики кислых щей. – http://www-sbras.nsc.ru/HBC/1999/n18/f11.html;

28. Степин В.С. Наука и лженаука. – http://www.psychosophia.ru/main.php?level=11&cid=1, http://vivovoco.rsl.ru/VV/JOURNAL/SCILOG/STEPIN1.HTM

© Александр Владиславович Бородулин,

Таганрог 2004



[1] Впрочем, авторы ФВ не утруждают себя столь глубоким математическим проникновением в теорию.

[2] Тезис «Вселенная как информация» – лейтмотив книги и одновременно связующее звено между основными лженаучными теориями современности, в первую очередь теориями торсионного взаимодействия и энергоинформационного обмена, а так же астрологией. Этот тезис, как мы увидим, является следствием прямого смыслового искажения понятия информации.

[3] Этот ход рассуждения можно применить, разумеется, не только к столу или богу, но и к любому мыслимому объекту, физичность которого утверждается. Часто от адептов можно слышать упреки в адрес физиков, дескать, на каком основании они отвергают то, что не могут измерить (т.н. Тонкий Мир)? Понятно, что физики-то имеют на это полное основание не только потому, что существование Тонкого Мира (по меньшей мере, в торсионистской интерпретации) во многом противоречит данным физической эмпирии и теории, но и чисто философски: «существование», если оно претендует на отражение объективных отношений, всегда физично, тогда как «Тонкий Мир», который нельзя измерить, явно метафизичен.

[4] Планковская система принята в физике высоких энергий. В этой системе величины выражаются через фундаментальные физические постоянные – скорость света с, гравитационную постоянную G и постоянную Планка h. Планковская длина равна 1,6 × 10-33 см; планковская масса – 2,2 × 10-5 г; планковский промежуток времени – 10-44 с, планковская плотность – 5 × 1093 г/см3. Эти значения лежат далеко за пределами потенциальных возможностей современных ускорителей элементарных частиц. Общепризнано, что на планковских масштабах пространство-время пребывает в дискретном состоянии и его свойства сильно отличаются от свойств привычного нам макромира. На этих масштабах характер тяготения приобретает квантовый характер, понятия времени «до» и «после», равно как и понятие эволюции как процесса развития во времени теряют свой смысл. Планковские величины, по-видимому, реализовались в начале Большого Взрыва (космологическая сингулярность) и в состоянии первичного вакуума.

[5] Великое объединение – научно-теоретическая проблема построения единой модели квантовой теории поля (КМП), в которой электромагнитное, слабое (эти два взаимодействия объединяются в одно электрослабое) и сильное взаимодействия описываются единой калибровочной теорией. С этой точки зрения они являются низкоэнергетическими «остатками» одного общего взаимодействия. Эффекты Великого объединения проявляются предположительно на очень малых расстояниях 10-28 см, для исследования которых потребовалась бы энергия ~1014 ГэВ, лежащая далеко за пределами возможностей современных ускорителей.

[6] Единая теория поля [ФЭ] – единая теория материи, призванная свести все многообразие свойств элементарных частиц и их взаимопревращений (взаимодействий) к небольшому числу элементарных принципов.

[7] в полном согласии с первым признаком лженауки по В.Б.Губину. Кроме того, учитывая, что никакого пятого взаимодействия открыто не было, этот случай подпадает и под действие определения А.М.Хазена как фальсификация научных результатов.

[8] Акимов А. Е. Пятое фундаментальное взаимодействие // Терминатор. 1994. №2-3. С. 66-72.

[9] Кстати сказать, представляется очень странным, что такого рода «разоблачения», имеющие колоссальное значение для всей науки, приводятся по ссылке на какую-то IV международную конференцию, которая, по-видимому, даже названия не имела. Никаких ссылок на публикации в рецензируемой научной периодике нет. Между тем, разоблачения второго постулата Эйнштейна (постулата постоянства скорости света) – чистый блеф; в научной литературе нет таких разоблачений и быть не может ввиду того, что постоянство скорости света в вакууме уже давно стало наблюдательным фактом. СТО проверена с высочайшей точностью, и ее эффекты учитываются в современных наукоемких технологиях, в частности, при проектировании ускорителей элементарных частиц. Заниматься опровержением теории относительности давно стало неблагодарным занятием; это все равно, что доказывать что число Õ не равно его современному значению.

[10] Меж тем известно, что все положительные результаты парапсихологических экспериментов являются либо продуктом некачественной постановки опыта, либо следствием неправильной обработки его результатов, либо откровенными фальсификациями. Для принятия т. н. пси-явлений нет ровно никаких эмпирических оснований, что неоднократно публично подтверждалось ведущими учеными. К слову сказать, тут проблема та же: никаких ссылок на публикации нет по причине отсутствия оных.

[11] т. е., передача информации невозможна со скоростью, превышающей скорость света.

[12] Пространственноподобный интервал – одно из понятий теории относительности. В системе координат Минковского это длина вектора с началом в точке О, лежащего вне пределов светового конуса. Проще говоря, два события в пространстве-времени, разделенные пространственноподобным интервалом, могут быть причинно связаны только сверхсветовым сигналом.

[13] Тут авторы ссылаются на: Швебе Г.И. Холистическая научно-эзотерическая картина мироздания // Сознание и физическая реальность. 1998. Т. 3 №5. С. 3-14. «Российские ученые», чувствующие себя стесненно в рамках пресловутой научной картины мира, приступили к разработке «научно-эзотерической» картины мироздания.

[14] Авторы [17] – Анатолий Михайлович Черепащук, доктор физико-математических наук, член-корреспондент РАН, директор Государственного Астрономического института им. П.И.Штернберга (ГАИШ) МГУ, заведующий кафедрой астрофизики и звездной астрономии физфака МГУ; Артур Давидович Чернин, доктор физико-математических наук, профессор, ведущий научный сотрудник ГАИШ МГУ.

[15] Совершенно очевидно, что тут авторы черпают суждения из ныне архаичной гипотезы эфирного ветра, которую попытались привлечь сторонники эфира, спасая классический эфир после отрицательных результатов опыта Майкельсона. СТО сделала понятие эфира ненужным.

[16] Примеры с ЭПР-парадоксом и вакуумом демонстрируют действие третьего признака и одновременно принятого нами определения лженауки.

[17] С учетом того, что такая реклама может рассматриваться, как заведомо ложная (Ст. 182 Уголовного Кодекса РФ), действия по распространению торсионных генераторов и т. п. вполне можно рассматривать как «методы уголовного мошенничества», о которых говорит А.М.Хазен в своем определении.

[18] Речь идет о якобы прочтенном на физическом факультете МГУ осенью 1993 и весной 1996 гг. курсе лекций «Теория физического вакуума», что следует из приводимой в [4] цитаты самого Шипова.

[19] Тут авторы вновь применяют уже хорошо опробованный метод ссылок на некомпетентные источники: говоря об антропном принципе, они ссылаются на Лунин Е.В. Великие пророки о будущем России. – М.: «Аквариум ЛТД», 1999. – 384 с. Следовало бы ожидать, что, говоря об антропном принципе, авторы приведут множество ссылок на работы по философии науки, на научные журналы, где эта тема довольно широко раскрыта… Ничего этого, разумеется, нет.



Последнее редактирование: 2014-12-18

Оценить статью можно после того, как в обсуждении будет хотя бы одно сообщение.
Об авторе:
Этот материал взят из источника: http://www.etology.atheism.ru/library/Borod_1.phtml



Тест: А не зомбируют ли меня?     Тест: Определение веса ненаучности

Поддержка проекта: Книга по психологии
В предметном указателе: Акимов, Шипов | Торсионные поля | Fornit Торсионные теории | Gazeta.Ru: Саша Шерман Торсионные поля | А.В. Бялко, ТОРСИОННЫЕ МИФЫ | Александр Хазен об итогах работы Комиссии по борьбе с лженаукой | Александр Хазен об итогах работы Комиссии по борьбе с лженаукой | Киборг торсионных войн
Последняя из новостей: О том, как конкретно возможно определять наличие психический явлений у организмов: Скромное очарование этологических теорий разумности.
Все новости

Нейроны и вера: как работает мозг во время молитвы
19 убежденных мормонов ложились в сканер для функциональной МРТ и начинали молиться или читать священные тексты. В это время ученые наблюдали за активностью их мозга в попытке понять, на что похожи религиозные переживания с точки зрения нейрологии. Оказалось, они похожи на чувство, которое испытывает человек, которого похвалили.
Все статьи журнала
 посетителейзаходов
сегодня:22
вчера:11
Всего:68929594

Авторские права сайта Fornit
Яндекс.Метрика