Поиск по сайту
Проект публикации книги «Познай самого себя»
Узнать, насколько это интересно. Принять участие.

Короткий адрес страницы: fornit.ru/1652

Этот материал взят из источника: http://www.gpntb.ru/win/inter-events/crimea99/doc2/Doc124.html

Мои комментарии включены фиолетовым цветом
В некоторых местах я могу ссылаться на номера из "списка критериев", взятого из ГЛАВНОЙ ТЕМЫ
Список основных тематических статей >>
Этот документ использован в разделе: "Мистические миры"Распечатать
Добавить в личную закладку.

Экоэтика электронной информации


! Обратите внимание, что этот документ используется в сборнике "Мистические миры" в качестве иллюстрации творений мистических авторов - как пример некорректного, абсурдного подхода к затронутым вопросам.

Экоэтика электронной информации. Проблемный доклад

Ecoethics of Electronic Information. Problem presentation

Екоетика електронної інформації. Проблемна доповідь

Волченко В.Н.

Московский государственный технический университет им. Н.Э. Баумана, Москва, Россия

Vladimir N. Volchenko

N. Bauman Moscow State Technological University, Moscow, Russia

Волченко В.Н.

Московський державний технічний університет ім. М.Е.Баумана, Москва, Росія

Описаны экологические и этические проблемы, встающие на пути развития электронных средств информации, Итернета, технологий виртуального киберпространства. Дан мировоззренческий анализ глобального влияния электронной информации на мир сознания личности и общества. Описана модель информационно–энергетического пространства витальности Универсума, поясняющая фундаментальное значение информации в мире.

Ecological and ethical problems, which the development of electronic information media, Internet, technologies of virtual cyberspace faces, are described. The analysis of electronic information global impact on the mentality of individual and society is proposed. The model of information-energetic space of Universum Vitality explaining the fundamental role of information in the world is described.

 

Господи, прости им –

Ибо не ведают, что творят.

Из Евангелия

Этот безумный, безумный, безумный мир. . .

Американский кинофильм

Согласно эпиграфу, провожая Христа на Голгофу и издеваясь над ним, израильтяне действительно не ведали, что творят. Многие столетия, разрушая природу, большинство людей, пожалуй, тоже не очень сознавали, что терпение ее не бесконечно. Разрушались и собственные духовные начала. Однако сейчас общество стало грамотней, и теперь все ведают, что происходит. Человек создал этот поистине “безумный, безумный, безумный мир”, который ввиду обилия в нем зла не совсем отвечает замыслу Бога–Творца.
Nan: Какое смелое заявление! Значит Бог не справился?
Спасение природы и самого человека в ней становится приоритетным велением, то есть нравственно–экологическим императивом.

1. Исходные соображения

Название статьи не совсем точно, потому что разговор будет не только об электронной информации, но и о средствах ее реализации в культуре. Электронные средства информации появились совсем недавно, но известно, что в последние годы наблюдается настоящий информационный шквал [1, 2, 3]. Он связан в первую очередь с необычайно стремительным совершенствованием компьютеров и компьютерных сетей. Апогеем развития процесса компьютеризации явилось появление планетарной системы Интернет.

Не будем перечислять все возможные достижения компьютеризации: их множество в политике, экономике, финансовой деятельности, медицине, управлении, образовании и даже воспитании… По многим источникам за истекший век кардинально изменилось соотношение вещества, энергии и информации в выпускаемом продукте.
Nan: Обалдеть! Соотношение вещества и информации нужно немедленно включить в единую теорию поля!
Если в начале столетия материальная часть продукта достигала 70–90% его стоимости, а информационно–интеллектуальные затраты менее 10%, то теперь почти наоборот.
Nan: А я думал, что произведения искуства (тоже продаваемый продук!) - это в основном не стоимость материала!
Информация во всех ее ипостасях выходит на первое место!

Действительно, невозможно переоценить положительный эффект внедрения ЭВМ в жизнь современного общества. Новая цивилизация поистине может называться информационной, поскольку именно информация становится самым эффективным рычагом прогресса. Однако, термин прогресс по крайней мере двузначен: наряду с плюсами он несет немало весьма значительных отрицательных проявлений. С появлением Интернета мир превратился как бы в одну большую деревню, в которой люди разных континентов могут обмениваться информацией за считанные секунды. Но свобода информации, как и свобода слова, дает положительный эффект, если ее содержание не только полезно для жизни, но и благостно для человеческой души. К сожалению, как на ТВ, так и в Интернете содержится наряду с добром много мусора и даже зла.
Nan: Интернет - всего лишь отражение реальной жизни. Сколько в жизни насилия и "даже зла", столько и в инете.

Компьютеризация повлекла за собой также появление так называемого виртуального киберпространства, в котором могут быть отображены практически все объекты и явления реального мира. Соответственно, доля отражения положительных объектов и явлений может быть превалирующей, но, к сожалению, свободный доступ в Интернет любой информации без всякого контроля оказывается иногда весьма опасным. Особенно велика опасность неконтролируемой разрушающей информации для людей с неустойчивой или ранимой психикой. Больше всего страдают дети, подростки.

Наряду с вещественными атрибутами прогресса незримые информационные сети, как паутина, наброшены на человеческое сознание по всей планете. Если не понять как именно взаимодействуют компьютерные системы, их виртуальное пространство с человеческой психикой и психологическими архетипами, то можно получить неожиданные отрицательные эффекты.

Уже сейчас накопилось много данных о негативном воздействии на человечество информационных потоков из разных источников. Такие источники могут быть классифицированы по ряду признаков, но нас здесь интересуют только электронные средства массовой информации. Внесетевое использование компьютеров обычно не связано с существенными нравственными искажениями, но остаются физические и психологические агенты отрицательного воздействия. Например, человек, который прячется в виртуальный мир от реальной жизни, часто отучается работать с книгой, избегает, с одной стороны, стратегического творческого поиска, а с другой, — элементарных счетных операций.
Nan: Он, блин, даже разучился считать на счетах!

Но по мнению авторитетнейших специалистов компьютер не может вытеснить книгу, а должен лишь дополнить книжную культуру, облегчив, в частности, ее сохранение. Также точно никакие электронные секс–программы не могут привить человеку настоящую любовь. Скорее секс– и порнопродукция, также как сцены человеконенавистничества и насилия, тиражируемые Интернетом для миллиардов людей, способствуют возвращению их к дикости.

С другой стороны, электронные средства недостаточно отражают благостную информацию, в частности, сюжеты, повествующие о христианской и светской нравственности. На TV демонстрируется очень мало передач, посвященных христианскому просвещению и образованию. Столь же недостает там передач по экологическому просвещению и воспитанию.

А ведь именно Интернет и TV могут стать главными средствами воспитания гуманного человека XXI века, показывая образцы высокой духовной культуры. Нужно вернуть в значительной мере утерянное в XX веке преклонение перед высокой ролью женщины, если хотите, попытаться оживить идею романтической любви, восходящей к заповедям Христа. Но для этого установки шоу–бизнеса, в которых реклама и продажа женского тела превалируют и где не любят, а “занимаются любовью”, должны быть заменены экоэтическим императивом. Понимаем, однако, что бороться с рыночной стихией крайне трудно, но совершенно необходимо. Только духовный человек, а не алчный потребитель, может сохранить гибнущую планету. Таким образом, весь стиль программ TV, и, соответственно, его “интернетского” тиражирования должен быть изменен в сторону благостной информации.

Отметим, что имеется опасность различных видов вредоносного воздействия и так называемого “хакерства”, то есть взламывания компьютерных программ и коммуникаций. Опасны также искажения смыслового содержания той или иной деловой информации, что чревато финансово–экономическими, экологическими, политическими и военными катаклизмами. Настоящим бедствием может быть также заражение ЭВМ разного рода компьютерными вирусами.

Заметим, что все эти напасти могут генерироваться людьми как сознательно (тогда это преступление), так и бессознательно, ошибочно. Nan: Ну уж нет! По ошибке вирус не напишешь! Кроме этого, в среде подростков — школьников и студентов — хакерство может принимать формы некоторой игры и своеобразного соревнования в компьютерном остроумии.

Конечно, против всяческих вторжений в компьютерные программы и коммуникации разрабатываются столь же многообразные способы защиты. Целые отделы министерств и институтов заняты разработкой систем обеспечения информационной безопасности. Но вот в чем очередной парадокс современной цивилизации: чем капитальнее разработанная защита, тем изощреннее и хитрее взломщики–хакеры. Более того, стала появляться организованная хакерская преступность и хакерский терроризм. Опасность его весьма велика и соизмерима с опасностью глобальных бедствий.

Что же делать? Бесконечно усложнять системы защиты и безопасности, наращивать штат криптологов… Наверное, это нужно. Но честно смотря в будущее, надо признать, что наиболее эффективным и долговременным средством информационной безопасности может быть только усиление моральных устоев и нравственных начал в человеке. Лишь при этих условиях может быть эффективной и достаточно безопасной та открытость и прозрачность информации, которая была провозглашена в глобальных сетях.

Как объявлялось в рекламах о седьмом континенте Интернета, “информация отобрана у властей и отдана абоненту”. Но тут опять возникает неизбежный парадокс жизни. Ведь “кто владеет информацией — тот владеет миром”. Каждому ясно, что абоненты владеть миром не могут. Значит власть со всеми ее атрибутами все равно необходима. А нравственная цензура информации должна осуществляться не государством, а независимыми структурами гражданского общества.

Изложенное позволяет сформулировать еще раз вывод о том, что любой компьютер это не самоцель, а лишь средство, инструмент для достижения гуманистических целей цивилизации. Как бы не усложнялся компьютер и компьютерные сети, они всегда должны оставаться инструментом. Гуманизм не может быть запрограммирован самим компьютером, как этого хотел бы Айзек Азимов в своих законах робототехники. Нравственность и гуманность должны быть в самом человеке, в его сознании. Но по нашей концепции [4, 5], кратко излагаемой ниже в модели витальности, составными частями сознания человека являются: Разум, Душа и, наконец, Дух, проникающий в нас из Божественной среды [6].

2. Экоэтика и психосфера

В последние десятилетия, как известно, наука все более становится производительной силой, все быстрее реализуясь через технику. Появляется некий кентавр — науко–техника. Для того, чтобы этот кентавр приносил наименьший вред человечеству необходимо, чтобы электронная информация во всех ее ипостасях от компьютеров в проектных институтах до программ Интернета была пронизана заботой о сохранении среды обитания. Поэтому ниже дается краткий экскурс в эту глобальную проблему.

Первым критерием в оценке значимости любых решений в управленческой и производственной областях все в большей мере становится охрана среды обитания. У нас принято говорить об экологических проблемах, а в англоязычной литературе и документах ООН принят термин Environment Protection. Однако в последние годы все более высвечивается этический аспект сохранения природы. Постепенно развивается концепция, состоящая в том, что любая инвайроментальная проблема неизбежно должна становиться проблемой нравственной, проблемой человеческой совести. Соответственно, вполне логично появление синтетического термина — экоэтика. В аппарате науки этические аспекты, как правило, отсутствуют. В то же время такой авторитетный ученый, как В.И. Вернадский, неоднократно указывал, что личность ученого должна быть связана не только с суммой знаний, но и с его высоким нравственным уровнем.

Таким образом, под экоэтикой мы будем понимать научное направление и мировоззрение, включающее одновременно как экологический, так и нравственный или этический аспект взаимоотношения человека с природой. В природе часто выделяют биосферу как некую сферу жизни. Развитие сознания общества привело к появлению понятия ноосферы (Леруа, Шарден, Вернадский) как биосферы, “пронизанной” человеческим разумом. Но, как оказалось, человеческий разум несовершенен, и путь технократической цивилизации привел ее к кризису.

Видимо требуется выделение наряду с понятием биосферы и ноосферы отдельного понятия психосферы как мира сознания всего человеческого общества. Этот мир сознания теперь “обогатился” новыми искусственными компонентами, такими как ЭСМИ и, особенно, телевидение, сеть Internet и виртуальное компьютерное пространство. Соответственно, забота о чистоте психосферы становится главнейшей среди экоэтических проблем.

К сожалению, нравственные пожелания часто на практике не выполняются. Достаточно еще раз упомянуть о ядерных катастрофах, многочисленных, не оправданных жесткой необходимостью, испытаниях водородных бомб. Не столь эффектными, но столь же трагичными для природы, оказались грандиозные гидросооружения на Волге, Днепре, Дону и других равнинных реках. Множить далее примеры нет необходимости. К сожалению, в тоталитарных системах, и особенно в военных ведомствах, сведения об экологических бедствиях часто замалчивались или преуменьшались. Недавно подписана международная конвенция о свободе экологической информации. К сожалению, из ведущих стран мира только Россия отказалась ее подписать (говорят, ФСБ не дало визы). Безусловно, именно электронные СМИ и система Интернета должны всеми способами доводить инвайроментальную информацию до широкой публики.

Отметим, что рукотворная эпоха катастроф, организованная по существу неразумной деятельностью самого человека, рождает ситуации, для которых не видно привычных научно–технических решений. И тут человеку, наряду с наукой, несомненно, должна приходить на помощь религия с ее канонами нравственности и верой в некую Высшую совесть мира и его Создателя. Главная мысль, возникающая в головах людей, попавших в неразрешимую ситуацию, — это упование на Господа. Однако современный человек привык обращаться к Богу только тогда, к сожалению, когда ему уже не помогает никакая наука.

Можно ли игнорировать подобные свойства человеческой души? Конечно, нет! С другой стороны, нравственные устои общества, его этика всегда опирались на те или иные религиозные учения. Поэтому мы полагаем, что парадигма развития общества на рубеже двадцать первого века должна опираться не только на науку и технику, но и на сотрудничество с религией. Это означает, что религиозное просвещение, в том числе как часть культуры, должно присутствовать во всей образовательной пирамиде государств современного мира.

Воспитание нравственности веками связывали с религией, а наука, мол, пусть себе переделывает природу под нужды человека. Таков технократический посыл. Быть может именно поэтому многие крупные ученые в пору своей зрелости приходили к вере в Бога. Но великий ученый должен быть велик во всем, поэтому, наверное, те, кто не принял Бога, искали этические элементы в самой науке (Анри Пуанкаре, Луи де Бройль, Эдуард Циолковский). Однако ни в каких научных моделях нравственность и этика пока не присутствовали. Тот же Пуанкаре, например, полагал, что через сто лет они, наконец, проявятся в научных концепциях.

3. Экоэтический смысл в модели витальности и понятие информации

Действительно, пожелание Пуанкаре, кажется, может сбыться. В рассмотренной ранее [1,2,3] IEV–модели нравственно–этические элементы присутствуют вполне реально. Их, по крайней мере, шесть.

Но сначала напомним, что IEV–диаграмма представляет собой некую лестницу, где по вертикали отложены информативность (I) и энергетичность (E) систем, а по горизонтали — витальность (V = I / E). Причем ось витальности отвечает росту сложности систем в их эволюции от косного вещества до сознания человека. Для пояснения механизма развития систем были введены понятия о неких “особых” точках (областях или границах) сингулярности a , b , D , g , W (рис. 1).

Уточним, что информацию мы понимаем как структурно–смысловое разнообразие.
Nan: ??? все равно, что ничего не сказал.
При этом возможны следующие категории информации: непроявленная, проявленная и отображенная. Причем отображенная информация, в свою очередь, может быть просто отраженной (когда она не изменяется), собственно отображенной — с изменением структуры, а также творящей. В свою очередь, творящая информация, которую можно считать Информацией–Сознанием, может быть программно творящей или свободно творящей. В частности, творящая информация, в которой реализуется свобода выбора, будет соответствовать сознанию и сверхсознанию человека.
Nan: И откуда это все высасоно? Это винегрет, а не понятие информации. И это понятие уже определено и не нуждается в переделке. Все же, что здесь изложено никакого отношения к этому понятию не имеет.

В описанной IEV–диаграмме первый этический элемент заложен в самом показателе витальности. Здесь информативность I предполагается как основная характеристика эволюции сознания в живых системах. Чем более совершенно проявление Жизни, тем больше в ней Информации–Сознания. Можно полагать, что при развитии организмов от простейших к более сложным и далее к человеку сознание расширяется. У человека, например, появляется еще и сверхсознание, как канал связи с высшими благостными слоями тонких миров.

В структуре информации–сознания для человека все более превалирует духовно–смысловая составляющая, и в итоге он получает от Творца душу, нравственность и совесть. В животном мире нравственные элементы неразвиты, поэтому в IEV–диаграмме имеется некий D –барьер, который подразумевает кардинальное отличие сознания человека от психики животных. Человек обладает неограниченной свободой творчества, а животное только копирует имеющиеся образцы: степени свободы их сознания конечны. Животные тоже могут мыслить, но не абстрактно, как человек, а лишь предметно–практически. Поэтому животные, например, не знают веры в Бога. А один известный зоопсихолог сказал, что лишь человек, в отличие от животных, является проблемой для самого себя.
Nan: Во-первых, ни один профессионал (зоопсихолог - это что-то новое! :) не станет отличать человека от животных, т.к. человек относится к животным. (на то и зоопарки, а не животнопарки :) Во-вторых, отметим, что здесь автор обделяет зверей душой, но наделяет сознанием. И тогда получается, вопреки, многим мистическим теориям, что мыслят они без помощи души. Насчет "абстракных мыслей" автор просто профан. Мысли бывают только абстрактными: они охватывают только некую абстракцию реальности. Звери, как и люди, видят сны, у них есть т.н. "опережающий прогноз" событий, т.е. мысли, отвлеченные от непосредственного восприятия. Их сознание обладает абсолютно всеми теми же атрибутами, что и человеческое Стихи они, конечно, не пишут :), но вербальные символы общения у них есть! У них есть игры и фантазии, они даже умеют шутить и, бывает, довольно хитро! В-третьих все это - примитивно и неумно постороенная чушь.

Тут вполне уместно вспомнить слова великого философа Иммануила Канта, о том, что его всегда изумляло “звездное небо над нами и нравственный закон внутри нас”. Поскольку в модели витальности номогенез (не случайное развитие, а по законам природы) мы связываем с эволюцией сознания, а, значит, и с появлением нравственности, то все практические приложения IEV–модели оказываются как бы “пронизанными” нравственным императивом.

Вторая, но не менее важная роль в IEV–модели отводится этической функции гамма–барьера между вещественным и тонким мирами. Эта так называемая граница g –сингулярности обладает некими свойствами “полупроницаемости” для потоков или квантов сознания при взаимодействии с тонким миром.
Nan: Откуда взялись кванты сознания? Они кем-то зарегистрированы? Если это- теоретическое предположение, то в чем их сущность и что тогда такое сознание? Все построено на пустом месте одним только вымыслом. Все остальное нет смысла воспринимать с критической точки зрения.
Согласно IEV–модели трансфизические воронки сквозь g –барьер (зеркало) обусловливают разную вероятность перехода потоков сознания в “зазеркалье”, поскольку эти воронки предполагаются существующими как бы на разной высоте по оси I — информации–сознания.

 

На более высоких ступенях развития человеческого сознания будем предполагать наличие и более высокого уровня нравственности. Чтобы обеспечить этот высокий уровень, нужна, кроме “генетической” чистоты помыслов, тщательно продуманная благостная система воспитания и образования. Эта система должна, безусловно, широко реализовываться через Интернет и все электронные СМИ. Пока же электронная информация, во-первых, пересыщена “негативом”, а во-вторых, обладает громадной избыточностью по отношению к “емкости” человеческой памяти. Кроме того, избыток электронной информации, как некая штора на g –барьере (см. рис. 2), перекрывает каналы связи сознания человека с информационной средой тонкого мира или Божественной средой Тейара де Шардена [6].

Третий элемент нравственности, заложенный в IEV–модели, связан с духовно–смысловой структурой омега–сингулярности. С омега–областью мы отождествляем представление о первичном потоке сознания–информации, а в религиозном аспекте — представление о животворящей Троице [3]. По эзотерическим канонам во многих религиозно–философских системах Троица, безусловно, благостное начало для развития (творения) всего сущего во Вселенной. Полагаем, что в нашей модели точка W отражает именно такую Божественную сущность, которая априори направлена на всемерную поддержку жизни, на обеспечение Красоты и совершенства природы и ее синергийности с человеком.

Четвертый, сугубо нравственный аспект IEV–модели присутствует в структуре трех уровней человеческого сознания: подсознания, активного сознания и сверхсознания. Здесь особо важно, что подсознание в модели витальности связано с первичным потоком сознания. Этот поток инициируется двойной точкой сингулярности W –a (см. рис. 1) и несет в себе всю априорную информацию о будущем вещественном мире. Еще раз напомним, что Христос сказал: “Я есмь альфа и омега творения” — одновременно! Таким образом, наша модель как бы отражает и библейские истины.

Подсознание — как бы первый этаж на лестнице IEV–диаграммы или сквозной тоннель первичной информации, совпадающий со стрелой витальности. Но одновременно первый этаж создает некие подвалы нашего сознания. Именно из этих “подвалов” всплывают в активное человеческое сознание образы, связанные с миром животных, растений и косной природы. В то же время не забудем, что подсознание обеспечивает автоматически все априорные бессознательные функции любого организма в живых системах Универсума. Подсознание связано с вегетативной нервной системой в организмах и с программой упорядочения структуры в косной природе.

Активное человеческое сознание выстраивается на базе развития первичного потока подсознания как итог совершенствования предшествующих человеку живых систем. Именно активное сознание регулирует взаимоотношение человека с окружающим миром. Оно занимает второй этаж IEV–лестницы номогенеза. В обыденном смысле активное сознание обозначают просто как “сознание” и оно ассоциируется с деятельностью мозга и центральной нервной системы.

Сверхсознание, рассматриваемое как некий аналог высших сфер души человека, обеспечивает контакт с тонким миром. Все три отмеченные уровня сознания скоррелированы с объемом, скоростью переработки и качеством “усвоенной” информации. Соответственно, ценность трансформируемой через сознание информации носит тот или иной нравственный оттенок. Его палитра зависит как от источника информации, так и от путей ее возможного использования. Именно эти пути (как говоришь и что делаешь!) определяют чистоту сознания, в том числе разума и души человека.

Крайне важно отметить, что электронная информация через компьютеры, TV и Интернет воздействует не только на активное сознание человека, расширяя или “затмевая” его, но и на подсознание. Причем именно этот вариант внедрения электронной информации часто оказывается наиболее опасным для психики и здоровья человека. Напомним здесь эффект так называемого XXV, “лишнего” кадра и неоднократные казусы при демонстрации TV–передач. Известен факт массового заболевания детей после просмотра TV в Японии.

Пятый экоэтический элемент IEV–модели связан с весьма вероятным наличием в творящей программе эволюции человечества отдельных ниш или вакансий для разных рас, этносов, наций, религиозных систем, а также некоторых общественных групп и отдельных личностей. Тут наша модель как бы соответствует библейской интерпретации: “Каждая новая форма бытия появляется в результате отдельного акта творения”. Безусловно, рассчитывать на линейность процесса эволюции в развитии человечества вряд ли имеет смысл. Так же как наши “меньшие братья” собаки не произошли от кошек, так и разные народы или расы не произошли друг от друга. Скорее всего, они занимают отдельные вакансии на некой библейской лестнице Иакова, которая условно отражена IEV–моделью.

Соответственно, с позиции номогенеза представляются совершенно бессмысленными притеснения национальных меньшинств в любых странах. Подаваемая журналистами электронная информация о национальных конфликтах должна проходить через “сито” высочайшей нравственной ответственности. Иначе мы получаем террор и войны в Ольстере, Чечне и Югославии… Ответственность Интернета вследствие его открытости должна быть еще более высокой. А как ее реализовать — пока неясно?!

Наконец, шестой экоэтический фактор IEV–модели заключается в самом использовании понятия информационно–энергетического (или энерго–информационного — кому как нравится) пространства витальности как мира сознания. Без введения указанного понятия, пользуясь только геометрическим пространством–временем, невозможно вычленить какие-либо нравственные элементы. Действительно, геометрия и время — сами в известной степени продукты сознания. Они, по определению, не могут содержать ничего связанного с такими понятиями как Дух, Абсолют, Логос, Добро, Зло…, которые до сих пор являются метафизическими или теологическими. Кроме того, используя IEV–модель в качестве диаграммы номогенеза, можно анализировать степень соответствия Божьего замысла тому, с чем мы сталкиваемся в реальной жизни.

4. Ножницы “вред–польза” в развитии науки

В то же время необходимо отметить, что чем выше уровень научных достижений, тем все более опасными и антигуманными они оказываются для человечества. Интересно рассмотреть мысленный график, где по горизонтали отложено время, а по вертикали — научно–технический эффект в двух его проявлениях — положительном и отрицательном. Из графика видно, что во второй половине двадцатого века линия вреда зачастую оказывается выше линии пользы и между ними можно заштриховать область так называемых ножниц научно–технического (НТ) прогресса.

В эпоху НТР оказалось, что большинство научных новшеств приносят наряду с пользой не меньший, а иногда и больший вред. Опасными оказываются как раз высокие наукоемкие технологии. Особенно это зримо в атомной, ядерной энергетике, космической технике и других направлениях, связанных, так или иначе, с военным противостоянием на планете. Сказанное полностью относится и к информационным технологиям, в том числе к использованию электронных средств массовой информации (ЭСМИ).

Экология человека — на пути становления. Но природа гибнет так быстро, что человечество может не успеть ее и себя спасти идя тривиальным технологическим путем. Видимо, нужно кардинально менять сознание каждого человека и общества в целом в сторону принятия новой парадигмы. В рамках прежнего мировоззрения сознание общества не готово поступиться ни граном из достигнутого уровня комфорта и потребления. Изменяться должна психосфера. Но как?

Оставаясь реалистами, нельзя не видеть, что инженеры будущего века, которым предстоит за несколько десятков лет исправить ошибки, совершенные за сотни лет их предшественниками, будут вынуждены мыслить философски, а прививать им это экоэтическое мышление надо начинать сегодня. Например, в МГТУ им. Н.Э. Баумана в последние годы автором стимулируется некий инженерно–философский курс “Экоэтика науки и техники в современном мире”. Его должны изучать сначала студенты I курса, а затем еще раз, но на более высоком уровне, те же студенты перед выходом на диплом.

Соответственно, они призваны научиться отвечать не только на вопрос “как?”, что типично для науки, но и на вопросы “зачем?” и “почему?”
Nan: Ну, вот и противопоставление науки и того, что здесь излагается! То, что пишет автор - не наука. Автор здесь просто проболтался :)
Кроме того, данный курс должен формировать людей широких взглядов, а не узких специалистов. Вспомним, друзья, Козьму Пруткова “Узкий специалист подобен флюсу — полнота его одностороння!”

В решении проблемы “ножниц” исключительно важным становится использование колоссальных возможностей ЭСМИ и, в частности, Интернета. Интернет может и должен стать источником быстрой и правдивой информации для всего мира о возможном вреде или пользе каждого локального, а тем более глобального объекта деятельности.

5. Чистые мысли, чистые слова — благие дела

Полагаем, что в цепочке ценностей современного социума на первом месте стоит политика– экономика, затем техника– наука и далее образование, искусство, культура, нравственность. Как видим, нравственность, а значит, духовность, мораль и этика оказались в хвосте прагматических потребностей общества и власти. Оптимальной является обратная последовательность, где нравственность должна быть в начале, а политика — в конце.

В самой культуре поведения надо иметь в виду жесткую причинно– следственную цепочку значимости ее проявлений: начало в чистоте слов и мыслей, тогда и дела чистые и добрые: нет ни Чернобыля, ни Чечни! Соответственно, чиста и психосфера общества.

К сожалению, в российском обществе везде — от семьи и школы до властных охранников, милиции и депутатов разных дум зачастую господствует сквернословие, а, значит, и скверномыслие. По приблизительным оценкам социологов существенно более половины населения (70–80%) систематически используют бранные слова в быту и на производстве.

Но если мысли и слова грязные, то и дела такие же, и никакого светлого будущего такое общество не добьется. Его культурный уровень крайне низок. Значит начинать надо с культуры общения, с этики и экологии отношений к человеку и природе.

Россия всегда отличалась некоей “свободой” в наборе ругательных слов. Однако в дореволюционный период ругань была уделом низов (холопов, плебса) или черни — по А. Пушкину. Классики русской литературы XIX–XX веков известны замечательным целомудрием, нравственностью и высокой художественностью языка. Но все это было без ложного ханжества: была и пушкинская Гаврилиада, был и Барков. Всяческое свободословие было как бы за скобками классики, а в ней проявлялось многоточиями для умных людей.

Тоталитарная эпоха, провозгласившая близость власти к народу, ознаменовалась реализацией этой близости в том числе и через сквернословие на самом высшем уровне и на всех этажах управления. Редкая хозяйственная оперативка обходилась без нецензурных слов, унижающих достоинство подчиненных. Особенно это проявилось в Гулаге и тюрьмах, где блатная “феня” опускала людей ниже скотов. Вот так “планомерно” искажалась культура в прошлую эпоху.

Заметим, что во всех тоталитарных системах язык, как правило, становился искаженным по отношению к ранее принятому стилю. Как пишет, например, Джеймс Оруэлл в знаменитом романе–антиутопии “1984” в некой мифической стране будущего появился “новояз”. Этот новояз отличался крайне скудным словарем и как бы “ободранными” словесными конструкциями — без окончаний и предлогов. По мысли политизированных, технократических создателей новояза он должен был как бы экономить время и энергию говорящих.

Подобный новояз возник и в России в 20-ые годы и устойчиво существовал в том или ином виде до 90-ых годов. Апофеозом любых новоязов являлись немыслимые аббревиатуры и словосочетания, например, РАБКРИН, ПРОЛЕТКУЛЬТ, НАРКОМДЕЛ, ЧК, ГПУ, НКВД и т.п. Самое печальное, что постепенно новояз становился некой новой нормой языка, в которую органично вплетались политический, профессиональный и тюремно–блатной жаргоны. Еще более печально, что эту искаженную норму бытового жаргона стали оправдывать некоторые деятели искусства — в печати, на сцене, на телевидении, а теперь и в Интернете.

Теперь социализм ушел, но с чистотой языка стало во сто крат хуже. Браниться стали не только мужчины, но и женщины, школьники и школьницы, дети. Новый бандитский капитализм, как предупреждали наши известные философы И.А. Ильин, П.Д. Успенский и др., породил псевдо– и полуинтеллигенцию, которые для духовности общества страшнее хулиганов. Эти будто бы интеллигенты под лозунгом “если есть в реальности, пусть будет в искусстве” издают словари сквернословия и “фени”, объявляют классиками Алешковского и Лимонова. А затем эта позиция отражается почти как позиция духовных отцов нации в разных СМИ, на ТВ и далее в Интернете.

Совершенно ясно, сколь велика опасность псевдодуховного воспитания на худших образцах реальной жизни, демонстрируемых посредством искусства и электронных СМИ. Не забудем, что вначале были мысль и слово, а затем дело. Например, преступность и коррупция, имея истоком алчность, получают существенную поддержку в низкой культуре и невежестве.

Защищая культуру и образование, деятели этих сфер должны настойчиво противостоять той волне бескультурья и пошлости, которая сейчас связана со стихией так называемого рынка. На смену искусству приходит шоу–бизнес, а это совершенно не одно и то же. На смену блестящим профессионалам отечественной музыки приходят некие “группы”, худшие наследники советских ВИА, зачастую собирающие непрофессиональных и пошлых исполнителей. Поют они сплошь и рядом не на русском, а на “англоязе”, который часто называют “наглояз” и “англофеня”, поскольку в этих словах как бы отражается господствующий стиль новой псевдокультуры.

Мы полагаем, что глубокие корни чистого русского языка помогут ему преодолеть временные успехи пошлости и геройства ругани среди молодежи и канцелярский новояз среди чиновников. Залогом такого оптимизма служит неиссякаемый гений А. Пушкина, языком которого до сих пор говорит значительная часть России. Заметим, что когда в Италии во времена фашизма был искажен прекрасный итальянский язык, то гений Данте позволил народу во многом вернуть его чистоту.

Воспитывать нравственность и духовность, учить культуре поведения, прививать внутреннюю культуру следует на всех уровнях общества — от семьи и школы до высших этажей власти, ее политической и экономической элиты.

В обществе, где бессмысленная брань составляет больше чем половину произносимых слов нельзя ожидать высокой культуры жизни. В таком “обществе мусорной речи” ее будут, как следствие, сопровождать свалки мусора во дворах, на откосах железнодорожных путей, на берегах рек и т.д. Как правило, брань расцветает там, где потакают пьянству. К сожалению, пьянство в России стало национальным бедствием. Но прямое следствие пьянки и похмелья — все разлагающая лень. Ясно, что в связке брань–пьянство–лень ни о какой высокой культуре не приходится и говорить.

Еще раз отметим, что материальные трудности в обществе, его материально–энергетические проблемы и взаимодействия, связанные с экономическим фундаментом государства, безусловно важны для формирования психосферы. Угроза нищеты, беспредела криминальных элементов, самоуправство чиновников всех мастей, особенно милицейских и судейских, травмируют психику людей, а люди, соответственно, начинают браниться все больше и больше. Отсюда сугубо материалистический вывод: бытие (и битие...) определяют сознание. Но мы полагаем, что сознание определяет бытие в гораздо большей степени.

Например, в Храмах — благолепие и благостная речь существует не только в урожайные, но и в голодные, и холодные годы.

6. Светская и христианская этика

Учитывая всепроникающее значение электронных СМИ и компьютерных сетей полагаем желательным дать ниже краткий экскурс в истоки этического мировоззрения.

Начиная с Аристотеля сложилось представление о нравственности как внутреннем свойстве личности, тесно связанном с совестью. Мораль отражает нормы нравственности, принятые в обществе, — они могут сильно различаться в отдельных этносах, сословиях, общественных группах, а также в разные периоды истории. Ну а этика как наука изучает и то, и другое.

Здесь полезно сказать о принципах фундаментального обоснования этичности поступков. Их известно по крайней мере четыре. Первый принцип, этического утилитаризма, возник относительно недавно — в XIX–XX веках. Сейчас в России мы связываем его с рыночным прагматизмом: “я тебе — ты мне”. То есть делайте так, как хотелось, чтобы делали Вам. Как ни странно, но этот этический принцип совпадает с некоторыми евангельскими канонами. Но бывает и худшая “рыночная” этика как символ разобщенности: “это ваши проблемы!”

Второй принцип — принцип долга. По Иммануилу Канту нравственно или этично только то, что соответствует понятию долга и обычно связано с некоторым страданием. Третий принцип — справедливость. Его связывают с античной философией Аристотеля и Платона. Четвертый принцип — принцип сострадания. Он идет к нам как бы с востока, но завершается философией альтруистического эгоизма и благоговением перед жизнью по Альберту Швейцеру.

Наконец нам представляется весьма актуальным предложить пятый принцип этичности: этично — то, что экологично! Тем самым обосновывается представление об экоэтике как концепции, в которой природа и человек неразделимы. Природа и весь окружающий мир в нашей модели такие же живые системы, как мы с вами.

Надо просто понять — то, что больно для человека, может быть связано с аналогом боли или тревоги для любой живой системы. И если, например, планета Земля — живая система, то ей больно, когда на ней взрывают атомные или водородные бомбы, бурят десятикилометровые скважины для захоронения ядерных или химических отходов, копают где попало (например, на берегу Оки) громадные рудные или песчаные карьеры и т.п.

Как видим, ни один из приведенных принципов не абсолютен. В реальной жизни главенствует, видимо, тот этический принцип, который наиболее востребован обществом в данный момент. Но здесь опять нельзя забывать, что общество многослойно и каждая его часть может исповедовать свою мораль. Во всяком случае, ни один из этических принципов не предопределяет неизбежности борьбы как необходимого пути к высокой нравственности.

Более того, в идеологии тоталитарных обществ общечеловеческая нравственность и мораль отрицались. На первый план часто выносилась классовая, национальная или общинная мораль, используемые, как правило, для борьбы за власть. А борьба, соответственно, рассматривалась как универсальное средство достижения цели. Для природы это была знаменитая триада Дарвина, отраженная в курсе “Основы дарвинизма”. Для общества — теория революционных переворотов: “весь мир насилья мы разрушим, кто был ничем, тот станет всем!”

Абсурдность идеализации борьбы как главного средства достижения цели при воспитании молодежи удачно показана в “Сказке о тройке” братьев Стругацких: “Фурфуркис... сердцем всегда с молодежью, но он не закрывает глаза на ее существенные недостатки. Нынешняя молодежь мало борется, мало уделяет внимания борьбе, нет у нее стремления бороться больше, бороться за то, чтобы борьба по-настоящему стала главной, первоочередной задачей всей борьбы, а ведь если она, наша чудесная талантливая молодежь, и дальше будет так мало бороться, то в этой борьбе у нее останется мало шансов стать настоящим борцом, который борется за то, чтобы борьба...”

Но с другой стороны, больше половины россиян, судя по социальным опросам, за то, чтобы закоренелых преступников уничтожать. Но встает вопрос, а справедливы ли суды и судьи, оценивающие факт преступления и личность преступника. А ведь законы весьма далеки от совершенства. Таким образом, возможность смерти для невинных людей вполне соизмерима с вероятностью правильных приговоров. Но тогда явно побеждает многоликое зло… Поэтому, мы в ракурсе IEV–концепции принципиально против узаконенного убийства людей как через смертную казнь, так и через “усмиряющие” войны. Так же точно в рамках номогенеза не борьба является стимулом развития, а некий высший замысел Творца.

В христианском контексте определение культуры очень просто и в то же время многозначно: культура есть Любовь. Слово Любовь здесь отражает необходимость глобального приоритета Добра над Злом. Будем полагать, что в терминах термодинамики и синергетики путь Добра соответствует антиэнтропийным, негэнтропийным процессам — стреле витальности в нашей IEV–диаграмме. Зло здесь как бы отождествляется с энтропийными процессами, приводящими к хаосу и разрушению.

Однако заметим, что в IEV–концепции, как ранее указывалось, хаос, представляющий абсолютное ничто, содержит в себе первичный поток сознания, как поток Добра. Таким образом, в нашей IEV–модели Добро непреодолимо по определению. Оно вечно. А Зло временно, поэтому каждое существо смертно, но Душа и Дух бессмертны.

Оговоримся сразу, что эмоциональные проявления любви в человеческих отношениях не всегда сопровождаются добрыми делами. С этим, опять-таки, приходится считаться как с фактом. Так, например, что должен делать добрый христианин, когда у него есть искушение? Пойти ему направо или налево? Но где добро, а где зло, — он сам точно не знает. Напомним, что согласно тем же христианским Заповедям у него есть свобода выбора, а также возможность учиться и воспитывать в себе Веру в Бога как олицетворение благости.

В связи с этим полезны мысли из посланий апостола Павла. В них он многократно напоминает, что интуитивное стремление к благости и вера в Бога сильнее любых законов, установленных людьми. Опять-таки — законы временны, а Божья благодать постоянна.

Сегодняшний мир, обладающий ядерным оружием, высокими технологиями производства средств уничтожения и Интернетом, видимо, несовместим с насилием как средством достижения чьей-то справедливости. Не бессмысленная борьба, а тщательно осмысленное соревнование разных политических систем и религий — вот единственный путь в современной фазе социокультурного номогенеза.

Возвращаясь к христианству, необходимо добавить, что совершенно уникальна здесь также идея богочеловечности, аналогов которой в других религиях практически нет. Квинтэссенцией христианской нравственности, несомненно, может служить Нагорная проповедь Христа.

Заповеди Иисуса Христа отличаются гораздо большей нравственной силой и проникновенностью, чем ветхозаветные заповеди Моисея. Что касается смысла любви в проповедях Христа, то вспомним его обращение к апостолам на Тайной вечере, когда он дает им две новые заповеди о любви к Богу и ближнему. Как выше отмечалось, в образе христианской Троицы — Бог–Отец, Бог–Сын и Бог–Святой Дух — именно Святой Дух есть символ любви и сотворчества человека с Богом. В более широком смысле мы понимаем сотворчество человека с Богом как сотворчество или синергийность человека с природой.

Тезисы о справедливости и любви очень близки к вопросам о добре и зле. И здесь часто как верующих, так и неверующих смущает расхождение между христианскими догматами приоритета добра и кажущимся повседневным торжеством сил зла на Земле. По существу это сложнейшая проблема любой религиозной системы: как оправдать наличие мирового зла перед лицом сотворившего мир Всеблагого.

На этот вопрос, с нашей точки зрения, прекрасно отвечает Пьер Тейар де Шарден в книге “Божественная Среда” [6]. Он говорит, что нам неведом замысел Божий. Может быть, Он, как умный садовник, обрезает ненужное для будущего гармоничного Творения. Он как бы убирает то, что мешает общему замыслу Сада. Кажущееся зло здесь — не сила уничтожения, а инструмент шлифовки и огранки камня для превращения его в драгоценный бриллиант. Тем самым Творец как бы призывает каждого человека к готовности жертвовать своим комфортом в интересах всего человечества. Сила любви к Богу у христианина должна быть так велика, чтобы он был готов даже умереть во имя переселения в того, кого любит. Вот это и есть предел — абсолютное соединение человека с Богом в сотворчестве до самоотречения.

Шарден, развивая идею ухода человека от своего ограниченного разума к Сверхразуму Творца, предлагает уход от эгоцентризма и автоэротизма к самоограничению. Таким образом, духовному развитию, как это ни парадоксально для некоторых людей, вполне способствуют и пасхальный, и рождественские посты. Необходимы и другие пути умеренной аскезы, как разумного ограничения непрерывно растущих потребностей современного человека.

Важнейшим элементом христианской нравственности является приобщение к Богу путем смирения. Часто противники христиан упрекают их в пассивности перед злом и уходе от жизни; тогда действительно получается только один опиум для народа. А христианство становится религией обреченных: “я раб Божий”.

Но нет, говорит Шарден. В подчинении такой силе, как Бог, отсутствует отвращение от мира. В союзе с Богом надо сопротивляться злу путем активного созидания на основе глубокой Веры, терпеливо продвигаться, побеждая несовершенство мира в себе и вокруг себя.

Приведенные рассуждения позволяют нам считать весьма полезным применение IEV–концепции номогенеза. В этой концепции модель витальности со всеми ее ступенями, матрицами или нишами является как бы эталоном или информационным образцом, по которому априори гармонично должно идти Творение вещественного мира. Наблюдая резкие отклонения от эталона в реальной жизни, мы обязаны учитывать их и исправлять. Делать поправки, исходя только из научного знания неверно и, как показала история, — недопустимо. Необходимо также религиозное знание и образование. В этом один из главных аспектов экоэтики как синтетического типа знания.

Заключение

Как видно из представленного текста, парадигма развития общества XXI века должна включать наряду с прагматическими аспектами приоритетные духовные ценности. Но с другой стороны, безудержная компьютеризация вплоть до всевластия Интернета содержит в себе опасность понижения еще сохраняемого уровня духовности. В то же время надо учесть, что современное естествознание постепенно приходит к принятию идеи Творца и тонкого мира как не противоречащих науке. Но с идеей Творца и христианской Троицы тесно связано понятие Божественной среды, в которой живет все сущее, в том числе и сам венец творения — человек. Задача Человека XXI века, если он хочет уцелеть на планете, сочетать несочетаемое: развить духовность и не отказываться при этом от достижений науки, техники и информационных технологий.

Говорят, что уход с технократического пути цивилизации невозможен, но есть искусство компромисса, и ему надо учиться: компьютеры и Интернет должны учить духовности, а не разрушать ее!

Литература

  1. Волченко В.Н. Экоэтика мира сознания, Интернета и компьютерного виртуального пространства. // Сознание и физическая реальность. 1997. Т. 2, № 4. -с. 3–14.

  2. Волченко В.Н. Неизбежность, реальность и постижимость тонкого мира (Введение в биоэнергоинформатику). // Сознание и физическая реальность. 1996. Т. 1, № 1 – 2. -с. 3–14.

  3. Волченко В.Н. Приятие Творца современной наукой. // Сознание и физическая реальность. 1997. Т. 2, № 1. -с. 1–7.

  4. Волченко В.Н. Экоэтика использования компьютерных сетей и виртуального пространства // Библиотеки и ассоциации в меняющемся мире: новые технологии и новые формы сотрудничества. Материалы 5-й международной конференции “Крым 98”. Том 2. Судак, Автономная Республика Крым, Украина, 6–14 июня 1998. -с. 725–730.

  5. Волченко В.Н. Меморандум “Об организации Международного экоэтического образовательного союза” // Там же. -с. 733–734.

  6. Пьер Тейяр де Шарден. Божественная среда. М.: Наука, 1991. -120 с.

Последнее редактирование: 2014-12-18

Оценить статью можно после того, как в обсуждении будет хотя бы одно сообщение.
Об авторе:
Этот материал взят из источника: http://www.gpntb.ru/win/inter-events/crimea99/doc2/Doc124.html



Тест: А не зомбируют ли меня?     Тест: Определение веса ненаучности

Поддержка проекта: Книга по психологии
В предметном указателе: Восприятие информации | Выставка кошек | Голографический принцип | Автоматическая и контролируемая переработка информации и внимание | Актуальные проблемы обеспечения доступа к информации | Дэир (Дальнейшее энерго-информационное развитие) | Информационные и мотивационные компоненты внимания | Информация | Информация как основа жизни | Исследование информационной теории эмоций
Последняя из новостей: О том, как конкретно возможно определять наличие психический явлений у организмов: Скромное очарование этологических теорий разумности.
Все новости

Нейроны и вера: как работает мозг во время молитвы
19 убежденных мормонов ложились в сканер для функциональной МРТ и начинали молиться или читать священные тексты. В это время ученые наблюдали за активностью их мозга в попытке понять, на что похожи религиозные переживания с точки зрения нейрологии. Оказалось, они похожи на чувство, которое испытывает человек, которого похвалили.
Все статьи журнала
 посетителейзаходов
сегодня:33
вчера:00
Всего:215284

Авторские права сайта Fornit
Яндекс.Метрика