Поиск по сайту
Проект публикации книги «Познай самого себя»
Узнать, насколько это интересно. Принять участие.

Короткий адрес страницы: fornit.ru/1327

Этот материал взят из источника: http://humanism.al.ru/ru/articles.phtml?num=000029
Список основных тематических статей >>
Этот документ использован в разделе: "Экстрасенсы"Распечатать
Добавить в личную закладку.

Скептицизм как глобальный феномен П.Куртц


! Обратите внимание, что этот документ используется в сборнике "Мистические миры" в качестве иллюстрации творений мистических авторов - как пример некорректного, абсурдного подхода к затронутым вопросам.

Научные исследования

Какое отношение имеет скептическое исследование к изучению заявлений о существовании паранормальных явлений? Принципиальный спор между сторонниками существования паранормальных явлений, т.е. теми, кто утверждает, что человеческий опыт имеет паранормальное измерение, и/или верит в существование реальности, недоступной изучению средствами, которыми располагает современная наука, и скептиками, оспаривающими подобные утверждения и верования, имеет длинную историю. Сторонники существования паранормальных явлений предъявляют скептикам обвинения в догматическом неверии. В свою очередь, скептики, утверждают, что сами сторонники существования паранормальных явлений зачастую прибегают к прыжку веры, не располагая для этого достаточными основаниями, или же предвзято истолковывают паранормальные явления.

Первые серьезные попытки научного расследования заявлений о паранормальных явлениях были предприняты в конце XVIII - начале XIX века. В то время многие ученые подвергали серьезному сомнению результаты опытов Франца Месмера, который утверждал, что обладает сверхъестественными способностями излечивать людей при помощи "животного магнетизма". Две научные комиссии, назначенные по инициативе Французской академии наук и Королевского медицинского общества в 1784 г., не нашли каких бы то ни было доказательств в пользу достоверности этого феномена. Однако критики этого расследования взяли Месмера под свою защиту, указывая на то, что его опыты способствовали развитию гипнотизма. Другая группа исследователей, в которую входил Лавуазье - основатель современной химии - созданная по инициативе Французской Академии наук, занималась изучением предмета, якобы упавшего с неба и по форме напоминавшего камень. Они пришли к выводу, что истории о подобных "небесных камнях" являются плодом обычного суеверия. По их мнению, это был простой железистый песчаник, спрессованный ударом молнии. Однако проведенный в 1803 г. химический анализ показал, что в действительности исследователи имели дело с метеорами. Сторонники существования паранормальных явлений объяснили выводы комиссии, в которую входил Лавуазье, узостью мышления ее членов. Однако они упустили из виду тот факт, что научное сообщество изменило свою точку зрения на этот феномен сразу же после того, как были получены достаточные эмпирические доказательства, опровергающие выводы комиссии.

Научное изучение аномальных феноменов приобрело особую популярность в XIX веке в связи с появлением спиритуализма. История спиритуализма началась в 1848 г. в Хайдсвилле, штат Нью-Йорк, когда две девочки Маргарет и Кейт Фокс заявили о своих способностях к общению с духами умерших людей. Они утверждали, что те передают им послания с того света в форме постукиваний. Первыми учеными, которые исследовали в 1851 г. этот феномен, стали три доктора из только что открывшейся Медицинской школы при Университете в Буффало. Они предположили, что таинственные постукивания имеют значительно более прозаическое объяснение. По их мнению, сестры Фокс умышленно похрустывали суставами пальцев ног, беззастенчиво используя для этого пол или кровать. Подобные скептические оценки не имели значительных последствий и никак не повлияли на убеждения сторонников спиритуализма. Тысячи медиумов внезапно объявлялись тут и там по обеим сторонам Атлантического океана. Они заявляли о своих чудесных способностях и демонстрировали их как некритически настроенным зрителям, так и скептикам. Кроме стуков первым скептикам приходилось исследовать такие аномальные явления, как столоверчение, левитацию, автоматическое письмо, вещие голоса, которые слышали люди, впадавшие в транс, и т.п. Возможно, самым известным скептиком того периода был физик Майкл Фарадей, который тщательно исследовал в 1852 г. ряд случаев столоверчения и их возможные объяснения. Суть этого явления состояла в том, что несколько человек располагались вокруг стола, положив на него руки, после чего стол приходил в движение якобы под воздействием сверхъестественных сил. Фарадей объяснил столоверчение непроизвольными движениями мускулов участников сеанса, которые те совершали, руководствуясь своими невольными ожиданиями.

Значительным стимулом для дальнейшего развития научного и скептического методов исследования феноменов, объявляемых сверхъестественными, стало основание в 1882 г. Общества физических исследований и в 1885 г. - Американского общества физических исследований. Они объединили многих видных ученых и философов того времени. Эти общества изучали такие феномены, как жизнь поле смерти, привидения и полтергейст. Члены этих обществ надеялись найти конкретные эмпирические аргументы в пользу их существования. Позднее сфера исследований была расширена и стала включать в себя такие феномены, как чтение мыслей, ясновидение и гипноз. Причем подчас в установках исследователей трудно было отделить скептицизм от допущения реальности паранормального, сомнение от веры.

Уильям Джеймс - выдающийся американский философ и психолог - вспоминал, что он и его коллеги по обществу были уверены в том, что "если подойти к проблеме строго и, насколько это возможно, экспериментально, то объективная истина будет установлена" 1. Как и Генри Сигвик он надеялся на получение немедленных результатов. Однако спустя 20 лет Сигвик признался Джеймсу, что ему так и не удалось избавиться от своих сомнений и обрести твердую почву под ногами. А спустя 25 лет уже сам Джеймс сообщил о том, что его теоретические изыскания не продвинулись с того времени ни на шаг вперед. Оказалось, что "полное обоснование" практически недостижимо. Было выявлено столько "возможностей для мистификации и прямого мошенничества", что весь корпус свидетельств мог в любой момент оказаться абсолютно бесполезным. Подобное же беспокойство выражали и другие исследователи на протяжении всей истории изучения паранормальных явлений.

Скептический подход к изучению паранормальных явлений без сомнения был оправдан фактами разоблачения огромного количества недобросовестных медиумов. Так, например, Маргарет Фокс Кейн 21 октября, 1888 г. призналась перед большой аудиторией в Нью-Йорке, что вместе со своими сестрами Кейт и Ли она в течение 40 лет обманывала доверчивых людей, похрустывая суставами ног и выдавая эти звуки за стуки из загробного мира. Таким образом, оправдались подозрения скептиков, с самого начала сильно сомневавшихся в необычных способностях сестер-экстрасенсов. Дуглас Блэкберн признался 1 сентября 1911 г. газетному репортеру, что в 1881 г. он совместно с Дж. П. Смитом дурачил исследователей Общества физических исследований. В 1881 г. члены Общества провели эксперименты по "чтению мыслей" и пришли к заключению, что результаты экспериментов со Смитом и Блэкберном являются достаточным доказательством в пользу достоверности феномена телепатии.

Подобная же проблема имела место в случае с сестрами Крири, которые под наблюдением своего отца, преподобного А. М. Крири, демонстрировали телепатические способности. Тщательная научная проверка необычных способностей итальянского медиума Палладино внесла раскол в научное сообщество, поделив его на тех, кто верил в них, и на тех, кто сомневался в том, что ее психические способности вообще чем-то отличаются от аналогичных способностей обычных людей по той причине, что ее неоднократно уличали в обмане. Некоторые члены Общества были настроены крайне скептично. Фрэнк Подмоур, старший научный сотрудник Британского Общества психических исследований, долгое время ожесточенно споривший со сторонниками магической трактовки реальности, постепенно сам стал жертвой обмана. В конечном счете, он задался вопросом: "Возможно, существует что-то ценное по ту сторону разнообразных уловок и трюков, накопившихся за последние пятьдесят лет?" 2 Другим известным скептиком того времени был Симон Ньюкоум, американский астроном и первый президент Американского общества психических исследований, который заявлял, что после многолетних исследований занял крайне скептическую позицию в отношении "оккультизма". Следует также упомянуть о Гуго Мюнстенберге - психологе из Гарварда, который 18 декабря 1909 г. уличил Палладино в мошенничестве. К аналогичному результату пришел и Джозеф Ф. Ринн, который дал подробное объяснение трюков Палладино после того как исследовал ее феноменальные способности в Колумбийском университете. Особо заметных успехов в рассматриваемой области достиг Гарри Гудини: он разоблачил медиума Мэрджери Крэндон и других не менее известных его коллег. Книга, написанная Эми Тэннер о спиритизме, разоблачила Леону Пайпер, которую Джеймс считал настоящим медиумом. 3 Важные исследования для дальнейшего развития научного скептицизма провел Джон Э. Кувер, психолог Стэнфордского Университета, который критиковал "метапсихизм", преимущественно за его несоответствие критериям, принятым в науке, и требованиям, предъявляемым к доказательствам. 4

Следующая волна скептических исследований, была вызвана к жизни экспериментальными исследованиями Дж. Б. Райна. Он учился вместе с Мак-Дугаллом в Гарварде, а впоследствии основал лабораторию в Дьюке. Дж. Б. Райн уверял, что может доказать существование ESP (экстрасенсорных явлений: ясновидение, телепатия и предвидение) и PK (психокинез), используя для этого строгие статистические методы исследования в лабораторных условиях. Он нашел людей, как он считал, с необычными психическими способностями, которые позволяли им показывать достаточно хорошие результаты в тесте с картами Ценера. Многие американские психологи пытались повторить эксперименты Райна, но безуспешно. Полученные ими результаты оставляли желать лучшего, а те же эксперименты, проведенные другими исследователями, вообще потерпели фиаско. Эти психологи критиковали как техническую реализацию эксперимента, так и методику его проведения. Более того, они полагали, что результаты, полученные Райном, могли иметь значительно более прозаическое объяснение. Эти результаты объясняли утечкой сенсорной информации, плохой организацией экспериментов, сомнительными измерительными процедурами, мошенничеством и т. п. Результаты экспериментов Райна критиковали такие скептики, как: Дж. Л. Кеннеди (Стэнфорд), профессор В. С. Кокс (Принстон), Е. Т. Адамс (Колгейт), Дж. С. Крамбо (Южный Методистский университет), Реймонд Виллубай (Браун), и С. П. и Дж. Х. Хайнлайн (Институт Дж. Хопкинса). В сентябре 1938 г. состоялся симпозиум Американской ассоциации психологов по методам исследований экстрасенсорных явлений и был создан комитет под председательством С. Б. Селса (Колумбийский университет) для анализа и публикации результатов экспериментов с экстрасенсорными восприятиями. Отчеты были неизменно негативными. Б. Ф. Скиннер (Гарвард) - влиятельный философ - бихевиорист и Дональд Дж. Хебб (Мак Гилл) жестко критиковали эксперименты Райна. Важную критическую статью о психокинезе опубликовал Эдвард Джерден. Он получил также отрицательные результаты.

Дальнейшее развитие научно-методологического скептицизма связано с экспериментами Соула-Голдни, которые проводились в 1851 г. в Лондоне. Сэмюэл Дж. Соул в течение многих лет пытался повторить результаты Райна, однако, безуспешно. Проанализировав данные экспериментов, он пришел к выводу, что испытуемые Райном Бэзил Шеклтон и мисс Глория Стюарт обладают необычными психическими способностями. В конечном счете, он заявил, что может доказать реальность феноменов телепатии и предвидения. Однако его шансы на успех были ничтожны. В статье в журнале "Scienсе", опубликованной в 1955 г. 5 Джордж Р. Прайс, работавший на медицинском факультете Миннесотского университета, усомнился в достоверности результатов экспериментов Соула. Его сомнения разделили и другие ученые. С. Е. М. Хэнсел в своей книге "Паранормальные явления: научная оценка" 6 привел сильные аргументы против Соула, Райна и других. Однако лишь в 1978 г. Бетти Марквик убедительно доказала, что С. Дж. Соул фальсифицировал тест Соула-Голдни посредством нечистоплотных операций со случайными выборками, которые он использовал при эксперименте. 7 Этот скандал привел к массовому оттоку специалистов из области парапсихологии и росту скептических настроений среди них. Все это способствовало укреплению мировоззренческих и методологических позиций научных скептиков. Здесь можно вспомнить имена таких известных людей, как Энтони Флю, Кристофер Скотт, Дэнис Парсонс и Эрика Дингвалла.

Неоскептицизм

Следующим важным фактором, повлиявшим на повышение авторитета скептических исследований, стало основание в 1976 г. Комитета по научному расследованию (investigation) заявлений о паранормальных феноменах КСАЙКОП (CSICOP). Скептические расследования, о которых идет речь, имеют много общего со скептицизмом, который я назвал "новым". Такой скептицизм конструктивен и позитивен. Он имеет в виду скорее исследование, чем сомнение, и основывается на осознании того факта, что скептицизм составляет неотъемлемую часть процесса научного исследования.

Здесь я хотел бы остановиться на причинах создания Комитета по научному расследованию паранормальных феноменов. В течение долгого периода времени я критиковал заявления о паранормальных (и сверхъестественных) явлениях, в силу их неподкрепленности достаточным количеством доказательств. С удивлением я отметил, что довольно большое количество заявлений продолжает пользоваться поддержкой общественного мнения даже в том случае, если существуют факты, их опровергающие. Более того, средства массовой информации буквально охотятся за заявлениями о паранормальных явлениях, а медиумы-гуру имеют огромное количество преданных последователей. И со всем этим приходится иметь дело в действительности, несмотря на тот факт, что эти заявления научно исследованы и отвергнуты за недостатком необходимых доказательств. В этой связи достаточно указать на астрологию, основные положения которой опровергнуты астрономами, физиками, статистиками, психологами и другими учеными: ни гороскопы, ни астрология солнечных знаков не имеют какого бы то ни было эмпирического подтверждения; космология астрологии основывается на давно дискредитированной системе Птолемея; результаты научной проверки предсказаний и прогнозов неизменно оказываются негативными. К сожалению, широкая публика практически не знает об этой критике и нередко смешивает астрологию с астрономией.

Имея это в виду, я совместно с Бартом Боком и Лоуренсом Джеромом принял участие в составлении заявления под названием "Возражения астрологам" 8. Это заявление одобрили 168 ведущих ученых, среди которых было 19 лауреатов Нобелевской премии. Оно привлекло внимание широких слоев публики особенно после того, как "Нью-Йорк Таймс" поместила его на первую полосу. Мне кажется, что успех "Возражений астрологам" особенно в научных кругах, приветствовавших их, показал, что научное сообщество должно что-то противопоставить беспрепятственному распространению веры в паранормальные явления. Руководствуясь этими соображениями, я предложил создать организацию, которая состояла бы из ученых, философов, скептиков и других специалистов. Я пригласил критиков паранормальных явлений на открытую конференцию, чтобы выявить возможности формирования организованной оппозиции безальтернативному росту веры в паранормальные явления. В конференции приняли участие такие известные критики, как Мартин Гарднер, Мильбурн Кристофер, Марчелло Труцци, Рэй Хейман, Джеймс Рэнди и другие. Одновременно я пригласил ряд выдающихся философов и ученых, среди которых были Эрнст Нагель, Сидней Хук и У. В. Куайн, для подписания составленной мной декларации.

Конференция состоялась на территории нового кампуса Государственного университета штата Нью-Йорк в Буффало (в пригородной зоне этого города, Амхерсте). В то время я исполнял обязанности редактора журнала "The Humanist", который в то время был одним из ведущих журналов, критически трактующих религиозное мировоззрение и религию как таковую. На первом заседании Комитета по научному расследованию заявлений о паранормальных феноменах во вступительной речи "Научный подход к анти- и псевдонауке" я отметил, что между религией и наукой существует конфликт, имеющий длительную историю, и что сегодняшний день предъявляет принципиально иные требования к науке ввиду неконтролируемого роста псевдонаучного знания и количества заявлений о паранормальных явлениях. Для сознания эпохи Водолея, о наступлении которой заявили астрологи, были симптоматичны вера в эксорцизм 9, новых ведьм и сатанизм. Различные экстрасенсорные явления, психокинез, истории об НЛО, Бермудском треугольнике, снежном человеке и других паранормальных явлениях средства массовой информации представляли без каких бы то ни было критических комментариев. В то же время на свет появилось огромное количество квазирелигиозных культов, иррациональных по своему характеру. Среди них культы Харе Кришны, преподобного Муна и сайентологии. Сам факт возникновения этих культов свидетельствовал о формировании контркультурной оппозиции науке и требовал достойного ответа со стороны научного сообщества. Нужно было предоставить каждому человеку возможность познакомиться с научной критикой псевдонаучных, а порой и просто сфабрикованных заявлений о паранормальных явлениях.

Я поставил следующий вопрос: можем ли мы утверждать, что революция в науке, которая началась в шестнадцатом веке, все еще продолжается? Или же мы должны признать, что ее поступательному развитию грозят мощные иррациональные силы?

Мой ответ был отрицательным. В современном обществе наука и технология играют исключительно важную роль, они определяют и поддерживают само его существование. В пользу этого говорят эмпирические данные. Хотя, конечно, нельзя полностью исключить возможность того, что иррациональная стихия когда-нибудь сможет возобладать над наукой. 10

Много воды утекло с тех пор. Появился на свет и приобрел популярность постмодернизм, отрицающий за наукой право на объективное знание и рассматривающий ее в ряду других мифических нарративов. К большому удивлению ученых-скептиков, начались атаки на идеалы Просвещения и научной революции.

Сегодня эти протесты антисциентистов сопровождаются возрождением фундаменталистских религий. Так что науке приходится иметь дело не только с адептами паранормальных явлений, но и с приверженцами многих религий. Считаю нужным подчеркнуть, что лично я считаю, что скептики должны уделять одинаково серьезное внимания как критике утверждений верующих о чудесах, так и критически относиться к заявлениям о паранормальных явлениях. Тем не менее, я рекомендовал Комитету по научному расследованию паранормальных феноменов (КСАЙКОП) сконцентрировать свои усилия на изучении псевдонаучных заявлений о паранормальных явлениях. Британское и Американское общества по исследованию психических феноменов изначально строили свою работу именно по этому принципу. (Так, например, в Университете Дьюка была создана лаборатория Райна.) С тех пор КСАЙКОП занимается научным исследованием паранормальных явлений. Кроме того, в сферу его компетенции входит проверка утверждений о достоверности заявлений религиозного характера в тех случаях, когда они поддаются проверке. Позднее были основаны журнал "Free Inquiry" и Совет по демократическому и светскому гуманизму (в 1980 г.) с целью непосредственного изучения достоверности заявлений религиозного характера. Таким образом, в сферу пристального внимания скептиков попала религия.

Первое заседание Комитета по научному расследованию заявлений о паранормальных феноменах имело огромный общественный резонанс. Его освещали практически все крупные газеты мира, начиная с "Вашингтон пост" и "Нью-Йорк Таймс" и заканчивая "Ле Монд" и "Правдой". Ведущие научные журналы приветствовали создание КСАЙКОП. В нем получила социальное оформление давно назревшая в обществе, в целом, и научных кругах, в частности, потребность дать научную оценку паранормальным явлениям. В течение года был организован новый журнал, который первоначально назывался "The Zetetic" (гл. редактор Марчелло Труцци), затем он был переименован в "Skeptical Inquirer" ["Скептический исследователь"] (гл. редактор Кендрик Фрейзиер, который был одновременно редактором "Science News"). К нашей радости скептическое движение стало быстро распространяться по всему миру, организованные группы скептиков появились в таких странах, как Англия, Китай, Россия, Испания, Мексика и др. На сегодняшний день число таких групп перевалило за 90. Более 60 журналов и информационных бюллетеней издаются нашими коллегами. Конечно же, нами было многое сделано для того, чтобы эти организации и журналы появились на свет.

Все эти достижения способствовали тому, что новый скептицизм стал шаг за шагом превращаться в движение мирового масштаба. Сегодня мы располагаем гибкой и постоянно растущей международной сетью научно-скептических организаций, взаимодействующих с КСАЙКОП и "Skeptical Inquirer". Мы являемся сторонниками научной программы, т.е. придерживаемся скептической установки по отношению к заявлениям о паранормальных и оккультных феноменах и не могут рассматриваться как соответствующие действительности до тех пор, пока они не будут подтверждены и воспроизведены независимыми исследователями. 11

Некоторые итоги

Напрашивается вопрос: а что мы, скептики - после двадцать пять лет напряженных исследований - знаем о паранормальных феноменах? Для ответа на него я хотел бы обратиться к полученным данным и следующим из них выводам, т.е. к тому материалу, которым на сегодняшний день располагают скептики, изучающие заявления о паранормальных явлениях. Эти выводы основываются буквально на сотнях, даже тысячах экспериментов, которые были проведены совместно с КСАЙКОП, и мета-анализах других экспертов. Итак, подведем итоги.

Во-первых, сам термин паранормальное крайне спорен. Мы решили использовать этот термин только потому, что его употребляют наши оппоненты. В этой связи стоит указать на Дж. Б. Райна. Мы сомневаемся в том, что паранормальные явления существуют отдельно или независимо от явлений физического мира. Мы ищем понятные и естественные объяснения для паранормальных феноменов. Лучшее определение термина паранормальное состоит в том, что в человеческой жизни встречаются странные, неожиданные аномалии (это определение Чарльза Форта), которые мы не отбрасываем a priori, а стремимся непредвзято исследовать. Мюррей Джелл Мэнн, лауреат Нобелевской премии и член КСАЙКОП на состоявшейся в 1986 г. конференции в Колорадском университете, заметил, что скептики отрицают существование паранормальных явлений потому, что объясняют их более естественными прозаическими причинами, что в свою очередь составляет неотъемлемую часть естественнонаучного мировоззрения. Повторяю, мы не исходим из каких-нибудь предубеждений и стремимся исследовать аномалии непредвзято, при условии, что заявления наших оппонентов достаточно надежны и обоснованы.

Устные сообщения. Мы обнаружили, что большое число свидетельств об аномальных явлениях основывается на устных рассказах. Поскольку этот материал нельзя просто игнорировать, особенно в том случае, когда он выглядит вполне достоверно, постольку исследователи-скептики не только собирают устные сообщения, но и систематически изучают причины, вызвавшие их появление на свет. Многие устные нарративы основываются на субъективном и интроспективном опыте, на не всегда надежной памяти о прошедших событиях или на свидетельствах вторых или третьих лиц.

Важно, чтобы такие сообщения были по возможности тщательно отфильтрованы еще до начала исследования. Устные рассказы могут нести в себе зерно истины или заключать новую и важную информацию, которую трудно получить другими способами. С другой стороны, они могут содержать серьезные галлюцинации или ошибки памяти, истории, украшенные многочисленными фантастическими деталями, фактами, которые не имели места в действительности; эти истории могут основываться не сомнительных свидетельствах чувств, вызванных, скажем, внушением. Многие из этих сомнительных рассказов при передаче третьими лицами принимают характер сплетен, народных сказок и городских легенд. Часто их значение может быть непропорционально раздуто. Среди людей, верящих в оккультные силы, существует тенденция к приукрашиванию явлений, имеющих прозаическое объяснение и преувеличению значения случайных событий. Такое преувеличение обычно имеет место, например, в сообщениях о явлениях привидений, о предчувствии смерти в критической ситуации, о визитах инопланетян и пророчествах. В свою очередь, скептики хотят знать, произошло ли событие так, как о нем рассказывает свидетель, является ли предложенная им интерпретация наиболее адекватным объяснением события?

До тех пор, пока устное сообщение не подтверждено независимыми исследователями, следует с осторожностью относиться к его аутентичности. Это имеет отношение не только к фактам, о которых утверждается, что они имели место в действительности, но и к их интерпретации в оккультных терминах, которые принимаются за единственно возможные в ситуации, когда настоящие причины явления неизвестны.

Скептики считают, что сообщения о паранормальных явлениях могут быть истинными или ложными и что если уж они имели место в действительности, то их вполне можно объяснить естественными причинами. Следует только разобраться, имеем ли мы дело с реальным событием или с ошибочным восприятием, галюциногенным опытом, фантазией или с некорректной интерпретацией?

Свидетельство очевидца. Информация из первых рук всегда была основным источником нашего знания о себе и о мире. При этом данные берутся непосредственно из опыта. Важно, однако, тщательно исследовать такие свидетельства. Особенно актуальна такая проверка в случае, когда речь идет об аномальных, необычных или странных явлениях. Если человек сообщает, что на улице идет проливной дождь и подкрепляет свое заявление указанием на то, что он промок до нитки, и при этом его утверждение не противоречит тому, что мы знаем о мире, то оно не потребует веских доказательств (хотя этого человека могли облить из шланга или ведра). Мы можем проверить подобные утверждения, просто выглянув в окно, справившись у других очевидцев этого атмосферного явления или посмотрев на барометр. Если же, напротив, он поведает о том, что на улице с неба падают волшебницы в розовом, то его необычное сообщение потребует подтверждения со стороны независимых и беспристрастных свидетелей.

Психолог Элизабет Лофтус из Вашингтонского Университета провела большое количество экспериментов, чтобы продемонстрировать зыбкость и обманчивость информации, которую мы получаем при помощи наших органов чувств. Она обнаружила, что показания очевидцев ограбления или несчастного случая нередко сильно противоречат друг другу, особенно в тех случаях, когда они эмоционально окрашены. Тенденция к ошибочному восприятию на эмоциональной почве может возрастать. Это особенно заметно в случае, когда некто заявляет, что видел плачущую статую Девы Марии или чудесное исцеление посредством внушения. В таких случаях необходимо не только тщательно проанализировать свидетельства очевидцев, но и корректно оценить интерпретации этих феноменов. Таким образом, желательно, чтобы очевидцев было, как можно больше, чтобы они могли сообщить как можно больше подробностей, и чтобы их свидетельства имели надежное подтверждение. Сообщения об НЛО мало чем отличаются друг от друга, независимо от того, в какой точке земного шара проживают очевидцы этого паранормального явления. Эти сообщения идут обычно волнами, нередко вызываемыми нездоровым стремлением СМИ к сенсационной подаче материала о НЛО. Исследователь спрашивает, что же на самом деле видели эти люди? Можно ли проверить их интерпретацию событий? Исследователи-скептики всегда искали естественных объяснений феноменам НЛО, за которые очевидцы порой принимали метеоры, метеозонды, ракеты, самолеты и т.д.

Заявления о необычных явлениях требуют необычных свидетельств. Этот принцип применяется при сообщениях об аномальных явлениях. Если паранормальное явление, противоречащее научным законам, получило достаточное обоснование, то необходимо привести дополнительные доказательства в его пользу для того, чтобы оно получило признание со стороны специалистов. При этом свидетельства не должны быть слишком скудными или случайными. Желательно, чтобы они были надежными настолько, чтобы не поверить в них было сложнее, чем поверить. Исследователи-скептики согласны как в том, что не следует игнорировать свидетельства без предварительной проверки, так и в том, что дополнительные более основательные аргументы потребуются в случае, если они вступают в противоречие с фундаментальными научными законами. Так, например, были приведены основательные аргументы в пользу того, что при психокинезе мысль способна передвигать материальные предметы без какого бы то ни было постороннего воздействия на них со стороны физического объекта или материальной силы. Но в качестве подкрепления подобным заявлениям о сверхъестественных феноменах потребовались бы отнюдь не обычные, а такие же сверхъестественные свидетельства. Гельмут Шмидт заявил о том, что эксперименты с генератором (random generator) наглядно свидетельствуют о том, что люди могут оказывать влияние на события в прошлом. Это из ряда вон выходящее заявление входит в противоречие с законами физики и требует пересмотра физической картины мира для получения адекватного объяснения. Скептики настаивают на воспроизведении этого эксперимента независимыми экспертами для подтверждения истинности этого заявления.

Бремя доказательства. Некоторые парапсихологи и среди них Джон Белофф, утверждали и продолжают утверждать, что самым достоверным и надежным доказательством в пользу существования паранормальных явлений служат опыты знаменитых медиумов и экстрасенсов прошлого. Так, например, необычные способности Ефсафии Палладино были подвергнуты неоднократным испытаниям компетентными учеными. Некоторые эксперты уличили ее в мошенничестве. Однако ее способности все же были признаны паранормальными, на том основании, что другие компетентные специалисты не смогли установить ни фактов обмана, ни найти естественного объяснения этим феноменам. 12 Такая же ситуация имела место с Д. Д. Хоумом, известным медиумом, якобы пролетевшим на высоте 75 футов над одной из улиц Лондона и совершившим ряд других достаточно странных трюков, которые до сих пор не получили квалифицированного научного объяснения. Белофф утверждает, что до тех пор, пока исследователи-скептики не объяснят, как медиумы совершили свои трюки, последние нужно рассматривать как правдоподобные. На это исследователь-скептик отвечает, что бремя доказательства лежит на человеке, утверждающем, что паранормальное явление имело место в действительности. Именно он должен объяснять подобные случаи удовлетворительным образом, в противном случае ему лучше воздержаться от суждения и придерживаться скептической позиции. Это особенно важно в отношении случаев, уже ставших достоянием истории, и детали которых трудно воссоздать. Поэтому скептики считают необходимым требовать воспроизведения того или иного паранормального феномена в конкретных условиях настоящего времени для подтверждения утверждения о том, что он имел место в прошлом.

Аргумент от бремени доказательства достаточно часто использовался в сфере религии. Например, верующие часто задают вопрос: имеет ли право верующий верить в Бога таким образом, каким он считает нужным, еще до того как скептик привел убедительные доказательства в пользу того, что Бог не существует или не продемонстрировал ему, что атрибуты, приписываемые Богу, не существуют в реальности? Скептики отвечают на этот вопрос следующим образом: если некто утверждает, что русалки существуют, то он должен доказать свое утверждение прежде, чем потребует от скептика опровергнуть его.

Обман. Использование мошенничества пользуется дурной репутацией в истории человечества. Пострадала от него и ортодоксальная наука (достаточно, например, вспомнить фальсификацию останков Пилтдаунского человека**). Особенно распространен обман в сфере, связанной с паранормальными явлениями. Многие медиумы и экстрасенсы были уличены во лжи. Хотя в некоторых случаях обман не был преднамеренным, следует обратить внимание на то обстоятельство, что в ряде других случаев было выявлено значительное число фактов сознательного обмана. Таким образом, по мнению исследователей-скептиков, важно, чтобы были приняты все возможные меры предосторожности против фальсификаций. Проведение любого серьезного эксперимента для определения достоверности паранормальных явлений требует участия в нем независимых наблюдателей, чтобы исключить возможность как произвольной, так и непроизвольной фальсификации данных со стороны испытуемых. C. E. M. Хансель указал на то, что результаты ранних экспериментов Дж. Б. Райна выглядели весьма сомнительно по той причине, что условия их проведения были слишком свободными. В известном эксперименте Пирса-Пратта, в котором подвергался проверке феномен телепатии, Пратт мог легко подсмотреть содержание карт Зенера, просто пробравшись из библиотеки к тому месту, где находился другой участник эксперимента. Кроме того, он мог прибегнуть и к помощи сообщника. Многие ученые пали жертвой обмана со стороны детей. Так, например, физик Джон Тэйлор наблюдая за детьми через двустороннее зеркало, обнаружил, что они гнут ложки и вилки руками. Сюзи Котрелл была уличена в том, что использовала трюк с краплеными картами для того, чтобы обмануть наблюдателей. При более серьезной проверке ее способностей, проведенной КСАЙКОП при помощи скрытой камеры, было установлено, что она использует специальные приемы, когда тасует колоду карт и незаметно подглядывает в них. Не менее важно исключить возможность экспериментального обмана. Известный случай в парапсихологической лаборатории Дж. Б. Райна прекрасно иллюстрирует сложность проблемы. Уолтер Леви фальсифицировал эмпирический материал тестов с цыплятами, внеся изменения в данные.

В области изучения феноменов, связанных с НЛО, также не обошлось без явных подлогов. Достаточно вспомнить Билли Майера из Швейцарии и Эда Уолтерса из Галфа Бриз (штат Флорида), фальшивые концентрические круги на поле пшеницы, специально сделанные с целью имитации визита инопланетян в Великобритании, филиппинских хирургов-экстрасенсов и евангелических лекарей верой, разоблаченных Джеймсом Рэнди и Комитетом по научным исследованиям в области религии.

Основная же причина, обусловившая рост числа не разоблаченных фальсификаций в заявлениях о паранормальными феноменах, состоит в том, что ученые, как правило, являются хорошими специалистами в узких областях исследования, в то время как для проведения надежной экспертизы нередко требуется комплексное исследование. Кроме того, экстрасенсы нередко владеют техникой выполнения фокусов не хуже профессиональных фокусников, что позволяет им вводить в заблуждение доверчивых исследователей.

Предвзятое мнение экспериментатора. Бессознательное предубеждение экспериментатора ставит перед исследователями большие проблемы практически во всех областях науки. Ученые, создающие теории, часто не являются самыми компетентными судьями при оценке фактического материала, подкрепляющего или опровергающего эти теории. Предвзятое мнение экспериментатора может быть осознанным или неосознанным. Хорошей иллюстрацией в данном случае может служить пример Мишеля Гокелина, в котором многие хотели видеть основателя новой науки астробиологии. Он утверждал, что обнаружил зависимость между расположением планет и профессиональными достижениями определенных групп людей. Согласно его воззрениям, положение Марса в ключевых секторах (1 и 4) создавало необходимые предпосылки для высоких спортивных достижений и способствовало появлению чемпионов в тех или иных видах спорта. Однако не вызывает сомнения тот факт, что Гокелин отбирал спортсменов-чемпионов, основываясь на предварительном знании о том, с какими ключевыми секторами Марса коррелируются их дни рождения. Таким образом, предвзятое мнение Гокелина оказало более сильное влияние на достижения спортсменов, чем Марс. Независимые исследователи так и не смогли найти подтверждение его гипотезам.

Известный парапсихолог Гертруда Шмайдлер как-то заметила, что между верующими и скептиками существует такое же различие, как и между овцами и козлами. Это различие препятствует последним достичь результатов, аналогичных тем, которых достигают первые. Однако мы сомневаемся в том, что сами овцы обладают способностью к стабильному воспроизведению паранормальных феноменов. На практике овцы более предрасположены к позитивной интерпретации экспериментальных данных. С другой стороны, может иметь место обратная ситуация, когда сами экспериментаторы-овцы упускают из виду некоторые данные, благодаря своей предубежденности. В дискуссии с Чарльзом Гонортоном Рэй Хайман указал на необходимость изменения условий эксперимента в тестах Ганцфельда посредством уточнения процедур измерения и увеличения роли фактора случайности. Другие указывали на сомнительность процедур измерения видения объектов на расстоянии в тестах, проведенных Таргом и Путхоффом в Стэнфордском университете.

Требование воспроизводимости. Главный аргумент исследователей-скептиков как в сфере изучения паранормальных явлений, так и в науке состоит в требовании воспроизводимости результатов экспериментов. Скептики совсем не убеждены в том, что экстрасенсорное восприятие и психокинез существуют в действительности. И они имеют право сомневаться в этом до тех пор, пока исследователи паранормального не предложат такие условия проведения экспериментов, при которых явление смогут наблюдать независимые наблюдатели. Самые жаркие споры разворачиваются вокруг вопроса о том, существуют ли такие стандарты воспроизведения экспериментов, которые могли бы подтвердить существование паранормальных явлений для независимых исследователей. Пока это условие не выполнено, скептики воздерживаются от признания экспериментальных результатов, якобы подтверждающих существование таких явлений.

Магическое мышление. Многие исследователи-скептики были озадачены неуемной склонностью некоторых людей к магическому мышлению, т.е. к сверхъестественным объяснениям, не имеющим под собой достаточных эмпирических оснований. Речь идет о паранормальных интерпретациях феноменов или о вере в оккультные силы, якобы действующие в природе. Существует также тенденция приписывать некоторым индивидуумам магические силы. Исторически эта тенденция берет начало со времени пророков, заявлявших о том, что они получают откровения свыше и обладают сверхъестественными способностями. Это также имеет отношение к гуру, шаманам, разнообразным знахарям, исцелителям, - короче, ко всем тем, кто заявляет о том, что обладает необычными психическими способностями. Люди, которые мыслят магически, чаще всего некритически используют оккультные и паранормальные объяснения. В таких случаях чудотворца рассматривают как авторитет, а фактический материал используют только для того, чтобы любой ценой подтвердить достоверность того или иного чуда.

Психологические интерпретации паранормального. Многие исследователи-скептики считают, что ключ к пониманию паранормальных явлений следует искать в глубинах человеческой психологии. Это означает, что вера в паранормальные явления, не имеющая под собой достаточного эмпирического базиса, укоренена непосредственно в человеческой природе. Она имеет множество источников, среди которых можно выделить следующие: подверженность внушению, склонность к фантазиям и магическому мышлению, тенденцию к некритическому преувеличению значения тех или иных данных под влиянием личных желаний, надежд или пристрастий. Рэй Хайман продемонстрировал эффект беспристрастного анализа данных на примере хиромантии. Его выводы могут быть в полной мере отнесены и ко многим другим областям паранормального.

Широкое распространение астрологических гороскопов дает огромный материал для исследования психологии сторонников паранормальных явлений. Известно, что астрология опирается не на достаточное количество фактических данных, а на космологию Птолемея, которую современная астрономия признает устаревшей. Более того, ни один эксперимент, имеющий целью проверить истинность утверждений астрологии, не увенчался успехом. 13 Все усилия, направленные на то, чтобы установить достоверные статистические корреляции между датой, местом рождения того или иного индивида и расположением небесных светил пока не дали положительного результата. Но, несмотря на это, люди все же не перестают верить в то, что гороскопы содержат истинную информацию. Скептики объясняют это тем, что люди считают подобную информацию истинной, потому что склонны считать ее таковой. Хиромант, астролог или экстрасенс дают настолько общую информацию, что любой человек может применить его оценки и прогнозы к себе и своей жизненной ситуации. Таким образом, по моему мнению, паранормальные явления потому пользуются такой широкой популярностью, что многие люди верят в то, что они существуют. Именно это я назвал "синдромом безразмерных носков" по той причине, что такой носок можно натянуть практически на любую ногу, независимо от ее размера.

"Искушение потусторонним". Какова природа искушения потусторонним? Возможно, история происхождения этого искушения уходит корнями в эволюционное прошлого человечества. Возможно, что искушение трансцендентным обусловлено генетическими причинами. Некоторые исследователи, такие как E.O. Уилсон, заявляют о том, что религиозность имеет социобиологическую природу. Скептики не согласны с ним и указывают на то, что его концепция недостаточно обоснована. Согласно мнению Джона Шумейкера, австралийского психолога, человеку для поддержания умственного здоровья необходимы определенные иллюзии и даже искажения реальности. 14 Большинство людей старается избегать неприятных мыслей о смерти и бессмыслицы повседневного существования, поэтому они успокаивают себя, произвольно приписывая природе скрытые возможности вроде жизни после смерти или общения с умершими людьми. Это же объяснение применимо и к другим паранормальным явлениям. Таким образом, вера в паранормальные явления подпитывается жаждой потустороннего.

Гипноз. Надежность гипноза как источника знания является предметом оживленной дискуссии. Является ли гипноз особенным "состоянием транса", в которое впадает субъект или же последний просто действует под внушением гипнотизера? Ясно, что гипноз можно эффективно применять во многих областях человеческой деятельности. Вместе с тем, его применение приводит ко многим неверным выводам, якобы подтверждаемым фактами гипнотической регрессии. Так, например, некоторые исследователи используют "регрессии в прошлые жизни" в качестве свидетельств в пользу реинкарнации. Бадд Хопкинс, Дэвид Джэкобс и Джон Мэк прибегали к гипнотическим регрессиям как к свидетельствам в пользу похищения людей пришельцами из других миров якобы с целью проведения сексуально-генетических экспериментов. Скептики объясняют эти странные истории вмешательством гипнотизера, который, используя внушение, навязывает определенные идеи пациенту и способствует развитию его скрытых фантазий. Скептики утверждают, что нет никакой необходимости постулировать прошлые жизни или похищения людей инопланетянами по той простой причине, что существуют альтернативные объяснения этим феноменам. 15 Некоторые люди, которые в обычных условиях обладают нормальной склонностью к фантазированию, при гипнозе, как правило, активно используют свое воображение. Нередко криптомнезия способствует тому, что идеи и переживания, глубоко скрытые в подсознании, рассматриваются как реальности, соответствующие действительности.

Псевдонаука против протонауки. Важно провести различие между псевдонаукой и подлинной наукой. К сожалению, между ними не всегда возможно провести четкую демаркационную линию, и иногда то, что мы определяем в качестве псевдонауки, на самом деле является протонаукой. По мнению Марчелло Труцци, огульное отрицание протонауки чревато тем, что при этом могут быть отвергнуты ценные идеи лишь потому, что они не соответствуют принятой научной парадигме. Для того чтобы отличить протонауку от псевдонауки следует ответить на следующие вопросы: достаточно ли четко определены ее понятия и насколько они непротиворечивы? Фальсифицируемы ли ее теории? Существуют ли процедуры, позволяющие установить достоверность ее теорий или гипотез? Так, например, френология и биоритмология были признаны псевдонауками лишь после тщательной проверки понятий, теорий и гипотез, которыми они оперируют. При проведении демаркации между наукой и псевдонаукой следует быть предельно осторожными, так как во многих областях исследований ведется отчаянная борьба за их признание со стороны общепризнанной науки. Впрочем, не избежали этой кровопролитной борьбы и дисциплины, получившие признание с ее стороны.

Критики указывают на то, что психология, социобиология, антропология и политология буквально завалены экспериментальными исследованиями сомнительного характера. Самое разумное в такой ситуации - это придерживаться скептической установки не только в отношении псевдонауки, но и в отношении ортодоксальной науки и не исключать возможности пересмотра любых научных принципов, включая самые фундаментальные в случае, если они не выдержат критики со стороны исследователей. Смысл же скептической установки состоит не в сомнении, а в исследовании, поскольку последний составляет только один из элементов процесса исследования. Скептика интересуют не вера или неверие как таковые, а факты, теории и методы верификации.

Насмешка. Многие из тех, кого критикуют скептики, негодуют, видя в критике несправедливую насмешку над тем, во что они верят. Мартин Гарднер указал в этой связи на то обстоятельство, что "хороший смех может стоить тысячи силлогизмов". Это дает скептикам полное право развенчивать и высмеивать порой весьма странные заявления о паранормальных феноменах. В общественной жизни, особенно в средствах массовой информации эти заявления нередко раздуваются непропорционально их эмпирическому базису. Заявления превращаются в сенсации, а публику убеждают в том, что они достаточно обоснованы и проверены учеными, хотя на самом деле это может и не соответствовать действительности. В такой ситуации объективная оценка безапелляционных заявлений о паранормальных явлениях может не получить серьезного резонанса в обществе, что обусловливает необходимость обращения не только к специфически научным способам их критической интерпретации. Здесь скептики вступают в область риторики и искусства убеждения. Понятно, что насмешка как таковая не должна подменять исследования и имеет практический смысл только после тщательного изучения существа вопроса. Как убедить широкую публику в том, что определенное заявление о паранормальном явлении неправдоподобно, или в том, что следует воздерживаться от суждения в случае, если мы не располагаем достаточным эмпирическим материалом для его формирования? Этот вопрос составляет серьезную проблему для всех сторонников научных методов исследования паранормальных явлений. Все скептики согласны в том, что исследование проблемы должно предварять любые попытки ее интерпретации, поскольку последние правомерны лишь после такого исследования.

Альтернативные причинные объяснения. Цель любого научного исследования состоит не в простом описании того, что произошло или что происходит (дескриптивное знание), а в интерпретации явления посредством объяснения его причин. Для этого исследователям-скептикам необходимо проявлять творческую изобретательность и демонстрировать все, на что они способны. Нередко бывает так, что та или иная аномалия имеет самое, что ни на есть прозаическое объяснение. Многие события, которые кажутся необъяснимыми, можно объяснить простым совпадением. Так, например, причиной чудесного исцеления вполне может быть действие внушения или эффект, вызванный применением безвредного лекарства, а корреляцию статистических результатов вполне можно объяснить случайными совпадениями данных. Научный подход оказывается особенно плодотворным, когда мы имеем дело с "упрямыми фактами". Следует не отрицать существование аномалий как таковых, а стараться разобраться в том, почему они все-таки имеют место в нашей жизни. В последнем отношении наука неуклонно продвигается вперед, давая обоснованные интерпретации явлениям, которые кажутся одновременно и таинственными и необъяснимыми. Таким образом, конечная цель скептического исследования - поиск адекватного описания и, если возможно, объяснения тех или иных феноменов - не отличается от цели любого другого научного исследования.

Эффект утки, которая никогда не тонет. После более чем двух с половиной десятилетий исследований, которые велись скептиками, по-прежнему вызывает удивление тот факт, что вера в существование паранормальных явлений сохраняется, независимо от того насколько эффективна их критика. На практике происходит так, что один раз всесторонне исследованные и полностью опровергнутые паранормальные явления, вновь и вновь властно овладевают вниманием широкой публики. При этом люди продолжают верить в их достоверность, несмотря на контраргументы скептиков. Именно это любопытное явление я назвал "эффектом утки, которая никогда не тонет". Конечно, все знают забаву в тире, когда посетителям предлагают выстрелом из пневматического ружья сбить двигающиеся мишени в форме уток. Так вот, в этих случаях утки, как ни в чем ни бывало, всплывают даже после удачного выстрела.

Скептики выполняют крайне важную функцию в обществе, поскольку в нем были, есть и будут люди, принимающие на веру самые фантастические вещи, склонные к "магической интерпретации реальности", неустойчивые по отношению к "искушениям потусторонним". Они не считают возможным замалчивать правду, если им удается обнаружить несостоятельность или разоблачить то или иное заявление о паранормальных явлениях. Скептики имеют дело не только со старыми мифами, которые овладевают умами все новых поколений, но и с новыми, более причудливыми, которые становятся модными сразу же после их возникновения. Общество постоянно испытывает потребность в скептическом исследовании, и скептики будут продолжать играть полезную во всех отношениях роль оводов или санитаров общества. Исследователи-скептики пребывают в роли зрителей на маскараде жизни: они не позволяют себе принять те или иные абсурдные убеждения, господствующие в обществе. Их миссия сводится к тому, чтобы сохранять верность духу скептического исследования и задавать острые критические вопросы - даже в том случае, если это может кого-нибудь оскорбить или вызвать в ответ потоки брани и клеветы.

Таким образом, новый скептицизм играет в обществе одновременно позитивную и конструктивную роль, и до тех пор, пока феномен человеческого легковерия продолжает существовать, будет сохраняться потребность в том, чтобы кто-то настаивал на его исследовании. Мы должны продолжать находить разумные объяснения заявлениям о паранормальных и оккультных явлениях и независимо от того, какими будут наши открытия, публиковать результаты исследований, чтобы довести их до сведения широкой общественности. Скептики не должны отчаиваться, видя все возрастающий поток иррациональных верований, угрожающе надвигающийся на них, а сохранять верность духу знания и истины. Нашей главной целью является исследование, и в этом отношении не сам скептицизм, а скептическое движение в целом будет играть жизненно важную роль в пространстве человеческой культуры.

Дальнейшие ретроспективные соображения

Когда мы основали КСАЙКОП, то, конечно же, не могли предположить, что это событие вызовет такой отклик со стороны научного сообщества и широкой публики.

Быстрое распространение паранормальных верований, напоминающее эпидемию, в значительной степени обусловлено быстрым развитием средств массовой информации. Эти средства распространения информации практически заменили собой школы, колледжи и университеты. Дни самоотверженных ученых-одиночек, проводящих дни и ночи в лаборатории, и ученых, пишущих статьи или книги для относительно узкой аудитории, давно уже позади. Сегодня идеи быстро популяризируются - в полусыром или готовом виде - и распространяются даже в том случае, если они недостаточно проверены. Похоже, что большинство медиамагнатов заинтересовано, скорее, в пропаганде развлечений, получении прибылей и продаже рекламируемой продукции, чем в достоверной информации, истине и распространении знаний. Это приводит к тому, что паранормальные идеи преподносятся доверчивой публике без какой бы то ни было критической оценки, и способствует стиранию тонкой границы между иллюзией и реальностью. Сомнительные эксперименты экстрасенсов, явления ангелов и Девы Марии, сатаническая одержимость, плачущие иконы, чудесные исцеления, пророческие видения и другие паранормальные феномены рекламируются и продаются вместе с овсяной кашей, жевательной резинкой, лекарствами от простуды и слабительными средствами. Публику неустанно пичкают сенсационными описаниями "другой" реальности, а псевдонауку подчас ошибочно выдают за науку подлинную. Даже издатели с солидной репутацией предпочитают публиковать скорее книги о паранормальных феноменах, чем объективные научные отчеты о них. Почему лишь малая часть из многих тысяч книг, написанных об астрологии, экстрасенсорных восприятиях и уфологии, посвящена критике этих паранормальных феноменов? "Такие книги не продаются", - таков, обычно, ответ тех, кто поет хвалу паранормальным явлениям. Это - достаточно печальный факт, характерный для времени, в которое мы живем.

Но как бы там ни было, скептики должны разъяснять широкой общественности задачи, которые ставит перед собой наука, и пытаться убедить влиятельных медиамагнатов в том, что те несут ответственность за формируемое ими отношение к науке и рациональности. Одна из задач КСАЙКОП состоит в том, чтобы создать эффективное противодействие потоку псевдонаучной информации, ежедневно обрушивающейся на нас из средств массовой информации. Ясно, что, реализуя эту задачу, недостаточно действовать исключительно в тесных рамках научно-академических организаций. Нужно выходить на массовую аудиторию. Исследуя качество информации о паранормальных явлениях, мы, конечно же, стремимся не к цензуре продюсеров и издателей. Мы просто хотим, чтобы сообщения были более взвешенными. Ведь именно благодаря средствам массовой информации многие люди, не задумываясь, принимают на веру бездоказательные утверждения о том, что такие психические способности, как ясновидение, телепатия, предвидение существуют в действительности. Доверчивых людей убеждают в том, что при психокинезе мысль способна передвигать материальные объекты, что экстрасенсы способны помогать детективам в розыске преступников, что больных можно лечить чудесным образом, не прибегая к использованию средств научно обоснованной медицины, и что пришельцы с других планет посещают Землю для проведения сексуально-генетических экспериментов с людьми. Количество телевизионных передач, посвященных паранормальным, оккультным, научно-фантастическим явлениям растет день ото дня. Скептики считают, что так называемые "документальные драмы" о паранормальных явлениях, транслируемые по телевидению, должны рассматриваться в первую очередь с точки зрения того фактического материала, который они в себе содержат. Следует отметить также тот печальный факт, что во многих ток-шоу, так или иначе, имеющих дело с паранормальными явлениями, почти не представлена точка зрения скептиков. А если ее вообще доводят до сведения широкой публики, то подают как нечто третьестепенное, не заслуживающее внимания.

После двух с половиной десятков лет неблагодарной работы по исследованию топких болот паранормальных заявлений я убедился в том, что они представляют собой не что иное, как квази-религиозный феномен. Вера в паранормальное выполняет функцию эквивалента религиозной веры. Мы живем в таком культурном пространстве, в котором любая критика религиозных утверждений обычно воспринимается как проявление неразумия или дурного вкуса. Ментальность нового времени буквально напичкана оккультной и паранормальной символикой. Она изобилует описаниями переживаний смерти и похищениями пришельцами с других планет, воспоминаниями о прошлой жизни и рассказами о чудесных исцелениях. Это не входит в противоречие с довольно аморфной религиозностью, доминирующей в современной культуре, особенно в американском обществе. Популярность паранормального мировоззрения, на мой взгляд, обусловлена тем комплексом, который я называю искушением потусторонним, т.е. тенденцией к постижению таинственных глубин так называемой трансцендентальной реальности, непознаваемой методами научного исследования. Это есть ни что иное, как возвращение к первобытным формам магического мышления. Преодолеть веру в паранормальное нелегко, ведь мы имеем дело, прежде всего, с верованиями и убеждениями, а не с теориями или гипотезами, которые можно фальсифицировать. Возможно, это объясняет враждебное отношение к науке со стороны довольно значительной части населения, - также как и преобладания антинаучного мышления, иррационализма над объективными стандартами научного исследования. Уж слишком много людей считают скептическое отношение к паранормальным явлениям излишне жестким и ко многому обязывающим. Люди жаждут чего-то более легкого на потребу.

Современная наука и технология неузнаваемо преобразили мир человека, значительно увеличили продолжительность жизни и повысили ее уровень. Как сторонники научного мировоззрения, мы отнюдь не собираемся отказываться от своих программных целей и будем продолжать использовать научные методы и технологии для исследования природы и решения проблем, стоящих перед человечеством. Мы считаем, что следует воздерживаться от суждений о достоверности заявлений о существовании качественно новых форм реальности до тех пор, пока они не будут подвергнуты тщательной проверке. Для этого они должны быть, по крайней мере, принципиально фальсифицируемыми. В постмодернистский век, когда торжествует нигилистическая субъективность, многие интеллектуалы считают нашу точку зрения "устаревшей" и критикуют научных скептиков за защиту идеалов Возрождения. Они не согласны с тем, что методы, применяемые в науке, и критическое мышление являются наиболее эффективными процедурами для проверки истинности наших суждений и решения проблем, стоящих перед человечеством. Мы утверждаем, что использование научных методов в истории человечества было крайне плодотворным, и выступаем за то, чтобы эти методы были распространены и на другие области исследования. Методы науки далеки от совершенства. Но, несмотря на это, они представляются нам самым лучшим способом обретения надежного знания.

Наука постоянно осваивает новые рубежи, ее границы крайне подвижны, а это значит, что мы должны быть готовы в любой момент пересмотреть свои теории. Однако тот факт, что наши теории и гипотезы подвержены изменениям, не должен ввергать нас в состояние отчаяния или неопределенности. Если мы не можем высказывать абсолютных или окончательных суждений, то это отнюдь не значит, что мы вообще не можем ни о чем судить. Мы располагаем достоверными знаниями, которые дают информацию о природе вселенского эволюционного процесса и месте человека в нем.

Несогласные утверждают, что такое понимание вселенной выглядит чересчур натуралистическим и материалистическим, что оно оставляет слишком мало места для спиритуалистических, оккультных и паранормальных измерений реальности или вообще исключает их. Лично я придерживаюсь естественнонаучной (натуралистической) интерпретации вселенной. Однако, будучи сторонником научного мировоззрения, я не отрицаю значимости художественного творчества, страстей, эмоций и других форм человеческого опыта и той роли, которую они играют в жизни, но настаиваю на том, что они не могут служить источником достоверного знания. Кому-то это может не понравиться. На это я могу ответить следующее: чтобы отказаться от применения объективных методов исследования, нужно иметь на то серьезные основания.

Важной чертой нового скептицизма является то, что мы используем объективные методы науки для определения истинности тех или иных утверждений, конечно, в тех случаях, когда и где это возможно. Это совсем не значит, что мы вообще не признаем чудесное как таковое. Величайшие научные открытия последних четырех веков значительно расширили границы нашего понимания. На макроуровне мы узнаем много нового о солнечной системе и галактиках, на микроуровне мы проникаем в тайны неживой органической материи, таким образом, обнаруживая прежде неизвестные области реальности. Но скептики считают, что интуитивные и спекулятивные теории должны быть подкреплены вескими аргументами и надежными экспериментальными результатами.

Не все сторонники методологии скептического исследования согласятся принять эту широкую натуралистическую интерпретацию наук. Мы и не требуем от них этого, однако, они могут обнаружить в наших объяснениях паранормальных феноменов что-то полезное и для себя. Наша исследовательская работа опирается не на мнения так называемых экспертов в таких областях как астрология или уфология, а на результаты междисциплинарных исследований. Многие специалисты пользуются ее плодами при проведении научных исследований в своих областях.

В заключение позволю себе небольшой комментарий критического характера. Высказав утверждение о том, что более широкая интерпретация вселенной натуралистична, я, конечно же, вступил в область, изучением которой занимается философия науки. Найдется немного специалистов, которые бы в век тотальной специализации научного знания отважились на такой рискованный шаг.

Будущее нового скептицизма

Я попытался кратко охарактеризовать историю скептического движения последних 25 лет. Сейчас перед нами стоят вопросы, что ждет нас впереди? куда мы идем? Я считаю, что наша работа только началась, что в современном обществе по-прежнему сохраняется потребность в скептической точке зрения. Конечно, было бы хорошо, если бы скептики могли оставить свою работу! Увы, это невозможно. Все новые и новые заявления, часто значительно более нелепые и возмутительные, чем прежние (например, о "статуях, пьющих молоко"), появляются на свет и вопиют о тщательном научном исследовании.

Наша главная задача состоит в том, чтобы продолжать дело, начатое Сократом. Ведь общество по-прежнему нуждается в укусах оводов, возвращающих нас к реальности и разуму. А это значит, что мы должны способствовать дальнейшему распространению научного скептицизма в тех областях, где по-прежнему сильно влияние сторонников достоверности паранормальных феноменов. Это также значит, что нам нужно и дальше совершенствовать критические методы исследования, независимо от того, как на них реагируют те, кого мы критикуем. Одновременно мы должны продолжать развивать и укреплять в общественном мнении уважительное отношение к научному исследованию и научному мировоззрению. В этом смысле наша роль сводится преимущественно к образованию и просвещению.

Мы должны искать новые пути для того, чтобы донести свою точку зрения до широкой публики. К сожалению, сделать это не всегда возможно. Нередко наши усилия оказываются тщетными. Но мы убеждены в полезности нашего дела для общества и считаем, что необходимо продолжать убеждать влиятельных политиков и промышленников, директоров корпораций и руководителей СМИ в том, что свободное демократическое общество будет процветать только в том случае, если новый скептицизм и критическое мышление займут в нем достойное место.

П. Куртц,
почетный профессор Университета штата Нью-Йорк (Буффало, США), председатель Комитета по научному изучению заявлений о паранормальных феноменах (CSICOP)


* В первую часть данной работы вошла моя статья, специально написанная для "Энциклопедии паранормальных явлений" (ed. By Gordon Stein, Amherst, NY.: Prometheus Books, 1996), с. 684-701. Вторая часть включает главу из второго номера "Skeptical Briefs" за июнь 1998 г., с. 1-3, 9-11. (Она неоднократно перепечатывалась в журналах, издаваемых скептиками Испании, Австралии, Германии, Нидерландов и Италии.) Заключительная часть статьи представляет собой выдержки из доклада, прочитанного на Первом мировом конгрессе скептиков "Наука в век (дез)информации", состоявшемся в июне 1996 г. и приуроченном к 20-летию со дня основания Общества по расследованию заявлений о паранормальных явлениях. Доклад был опубликован под названием "20 лет Обществу по расследованию заявлений о парнормальных явлениях" в 4 номере "Skeptical Inquirer" (июль/август 1996), с. 7-8.

** Пилтдаунский человек - название ископаемых останков, якобы принадлежавших вымершему роду гоминид, переходному звену между человекообразными обезьянами и ранним человеком. Они были обнаружены в 1910-12 г. геологом-любителем Чарльзом Доусоном. В 1953-54 гг. после тщательной научной проверки было установлено, что на самом деле исследователи имели дело с искусно обработанным черепом современного человека, возраст которого составлял около 600 лет, к которому искусно была прикреплена челюсть орангутанга с сохранившимися зубами. Эта находка оказалась одной из наиболее успешных мистификаций в истории науки. Ее автор до сих пор точно не установлен. (Прим. переводчика".)


  1. Gardner Murphy, R.O. Balbour, William James on Psychical Research (New York: Viking, 1969)
  2. Цит по: E. J. Dingwall, "The Need for Responsibility in Parapsychology: My Sixty Years in Psychical Research", in: Paul Kurtz, ed., A Skeptic's Handbook of Parapsychology (Buffalo, N.Y.: Prometheus Books, 1985), p.172.
  3. Amy Tanner, Studies in Spiritism (Buffalo, N.Y.: Prometheus Books, 1994)
  4. John Coover, "Metaphysics and the Incredulity of Psychologists: Psychical Research before 1927," in: Karl Murchison, ed., The Case For and Against Psychical Research (Worcester, Mass.: Clark University Press; reprinted in: Paul Kurtz, ed., A Skeptic's Handbook of Parapsychology)
  5. George R. Price, "Science and the Supernatural", Science 122 (1955), pp. 359-367.
  6. C. E. M. Hansen, ESP: A Scientific Evaluation (New York: Scribner's, 1966). Переработанное издание было опубликовано под названием ESP: A Critical Re-evaluation (Buffalo, N. Y.: Prometheus Books, 1980). Следующее переработанное издание имело название The Search for Psychic Power: ESP and Parapsychology Revisited (Buffalo, N. Y.: Prometheus Books, 1989).
  7. Betty Markwick, "The Soal-Goldney experiments with Basil Shackleton: New Evidence of Data Manipulation", Proceedings of the Society for Psychical Research 56 (1978), pp. 250-277.
  8. Paul Kurtz, with Bart J. Bok and Lawrence E. L. Jerome, "Objections to Astrology", The Humanist 35, no. 5 (September/October 1975), pp. 4-6.
  9. Вне всяких сомнений этот термин обязан своим происхождением роману The Exorcist Уильяма Питера Блэтти и появившемуся позднее фильму под тем же названием. (Эксорцизм - заклинание, используемое для изгнания демонов из людей, предметов и т.д. Прим. переводчика.).
  10. "The Scientific Attitude vs. Pseudoscience and Antiscience" // The Humanist 36, no. 4 (July/ August 1976), p. 131.
  11. Здесь я считаю нужным сделать примечание личного характера: будучи скептиком по убеждениям, я все же стремился быть максимально объективным, когда начинал эти исследования. Например, мне казалась не лишенной оснований гипотеза о том, что НЛО могут иметь внеземное происхождение. Многочисленные свидетельства, казалось, указывали на то, что подобное объяснение имеет право на существование. И только после тщательного изучения сообщений о НЛО, которое провел Филипп Дж. Класс, я пришел к убеждению, что эти свидетельства либо ложны, либо имеют более прозаическое объяснение. В то же время я интересовался исследованиями психических феноменов, встречался с философами Куртом Дюкассом и Х. Х Прайсом и изучал их работы в этой области. Более того, я всегда подозревал, что моя вторая жена Клодин ? обладает способностями к телепатии и экстрасенсорному восприятию. Каким-то необъяснимым образом она читала мои мысли. При этом она настаивала на том, что могла делать это лишь благодаря умению интерпретировать движения моего тела. Я никак не мог поверить в это. Она знала о моих мыслях и желаниях уже в тот момент, когда я сам сознавал или испытывал их, и это нервировало меня. Я провел с ней множество экспериментов по чтению мыслей в отдельной комнате (включая эксперименты с картами) и считал, что они принесли очень хорошие результаты. Читала ли она мои мысли, выдавал ли я их каким-то образом или этот феномен имел другое объяснение? Таким образом, в то время, когда я предложил создать КСАЙКОП, мой подход к изучению психических феноменов был непредвзятым. Я решил прочитать спецкурсы в Университете штата Нью-Йорк в Буффало на тему "Философия, парапсихология и паранормальные явления". Сотрудничество с этим университетом продолжалось в течение 15 лет. Основной целью курсов было научить студентов мыслить критически и дать им необходимые знания о том, как составлять строгие протоколы экспериментов. Помимо этого я преследовал свою собственную цель: я хотел расследовать определенное количество заявлений и разобраться в том, что же они все-таки представляют собой на самом деле. Я тестировал своих студентов на способности к экстрасенсорному восприятию, телепатии, предвидению и ясновидению. Более того, студенты объединялись в группы по три-пять человек, в которых самостоятельно изучали такие феномены как предвидение, телепатия (при помощи протоколов Ганцфельда), гороскопы, психокинез, карты Таро, явления призраков, планшеты для спиритических сеансов, хиромантия и свидетельства о НЛО. В общей сложности было поставлено более 100 учебных экспериментов. Считаю своим долгом сообщить, что результаты оказывались неизменно негативными. Я никогда не публиковал их, потому что наши эксперименты проводились в учебных целях. Парапсихолог Бетти Марквик однажды сказал мне, что это фантастическая ситуация: часть экспериментов обязательно должна была принести положительные результаты. В этой связи непонятно, откуда такие результаты могли бы взяться, если эти феномены в действительности не существуют? Или это объясняется "эффектом козла", благодаря которому "козлы" вообще не могут получить положительные результаты? В любом случае, эти результаты способствовали укреплению моего скептического мировоззрения. Однако я должен признаться, что и сегодня я все еще не могу однозначно ответить на вопрос, обладает ли моя жена способностью к чтению мыслей. У меня сохраняется недоумение относительно того, каким образом ей удается это делать? Она утверждает, что знает меня как облупленного и не обладает какими-то необычными способностями. Изучив мои настроения за годы совместной жизни, она знает о том, что я хочу, и в чем я нуждаюсь. Однако насколько я могу припомнить, она демонстрировала свои способности к чтению мыслей еще в самом начале нашего романтического знакомства. Психологи, хорошо известные своими скептическими убеждениями, Рэй Хайман и Джеймс Алкок разделяют точку зрения моей жены (здесь следует добавить, что она проявляет свои способности только в тех случаях, когда ее никто не контролирует специальным образом). В свою очередь, парапсихологи утверждают, что паранормальные явления не терпят строгого контроля. Должен признаться, что я не уверен в том, что скептическое объяснение паранормальных феноменов является абсолютно адекватным. Может быть, Клодин - моя белая ворона? Такой белой вороной Уильям Джеймс считал Леонору Пайпер (медиума с сомнительной ? репутацией), хотя многие критики и среди них Мартин Гарднер, не разделяли его точки зрения.
  12. E. Fielding, W. W. Baggally, H. Carrington, "Report on a Series of Sittings with Eusaphia Palladino," Proceedings of the SPR, 23 (1909), pp. 306-569.
  13. Roger B. Culver and Philip A. Ianna, Astrology: True or False? (Amherst, N.Y.: Prometheus Books, 1998).
  14. John Shumaker, The Corruption of Reality (Amherst, N.Y.: Prometheus Books, 1995).
  15. Philip J. Klass, UFO Abductions (Amherst, N.Y.: Prometheus Books, 1989).


Последнее редактирование: 2014-12-18

Оценить статью можно после того, как в обсуждении будет хотя бы одно сообщение.
Об авторе:
Этот материал взят из источника: http://humanism.al.ru/ru/articles.phtml?num=000029



Тест: А не зомбируют ли меня?     Тест: Определение веса ненаучности

Поддержка проекта: Книга по психологии
В предметном указателе: Воостановление зрения методом ... | Метод бронникова | Саша Левит | Скептицизм | Феномен внутреннего видения | Школа Бронникова | Великая иллюзия сознания: феномены, эксперименты, модели | Глобальный социальный паразитизм | Знание как сознательный феномен | Контекстная установка, как психический феномен
Последняя из новостей: О том, как конкретно возможно определять наличие психический явлений у организмов: Скромное очарование этологических теорий разумности.
Все новости

Нейроны и вера: как работает мозг во время молитвы
19 убежденных мормонов ложились в сканер для функциональной МРТ и начинали молиться или читать священные тексты. В это время ученые наблюдали за активностью их мозга в попытке понять, на что похожи религиозные переживания с точки зрения нейрологии. Оказалось, они похожи на чувство, которое испытывает человек, которого похвалили.
Все статьи журнала
 посетителейзаходов
сегодня:11
вчера:33
Всего:8901121

Авторские права сайта Fornit
Яндекс.Метрика