Поиск по сайту
Проект публикации книги «Познай самого себя»
Узнать, насколько это интересно. Принять участие.

Короткий адрес страницы: fornit.ru/243
Список основных тематических статей >>
Этот документ использован в разделе: "О системной нейрофизиологии"Распечатать
Добавить в личную закладку.

Власть - как социально-психическое явление

Власть - как социально-психическое явление

С помощью наиболее популярных словарей выберем наиболее общее в понятии "власть" для корреляции этого социально-психического явления с механизмами психики.

Власть   Словарь Ушакова

1. только ед. Право и возможность подчинять кого-что-н. своей воле, распоряжаться действиями кого-н. Государственная в. Родительская в. Законодательная в. Исполнительная в. Брать, взять, потерять в. Подчиняться власти кого-н. Быть под властью кого-н., во власти кого-н. Властью председателя, лишаю вас слова. Иметь в. над кем-н. В. имущие (см. имущий). 2. Права и полномочия правительства, правительственного лица (полит.). Вся в. Советам! (лозунг Октябрьской революции). В СССР у власти коммунистическая партия. Кто же поставлен у власти? Блок. Прийти к власти (получить правительственную в.). 3. только ед. Образ правления, государственный строй (полит.). Советская в. 4. перен., только ед. Могущественное влияние, принудительная сила. В. тьмы. В. золота. Во власти страстей. 5. чаще мн. Лица, облеченные властью, начальство. В. на местах. Местная в.

Власть   Словарь Даля

право, сила и воля над чем, свобода действий и распоряжений; начальствование; управление; || начальство, начальник или начальники. Всякому дана власть над своим добром. Закон определяет власть каждого должностного лица, а верховная власть выше закона. Великая власть от Бога. Всякая власть от Бога.

Власть   Социальная психология

соотнесение господства и подчинения в отношениях между людьми. В. является социально необходимым условием управления, сопровождается направленной передачей информации и реализуется в поведении. В. действительно эффективна лишь при постоянно функционирующей обратной связи, обеспечивающей поступление информации о том, насколько властные решения целесообразны и эффективны. В тоталитарном обществе этот информационный поток ограничен и В. функционирует при ослабленной или отсутствующей ее коррекции. В подобных обстоятельствах В. окружена ореолом гаранта социальной стабильности и ведущей силы политической жизни; ошибки В. обычно преуменьшаются, не замечаются или сохраняются в тайне. В социальной психологии исследования авторитарного руководства показывают, что многие психологические особенности индивида, наделенного В., трансформируются: его самоотношение характеризуется пониженной критичностью, а уровень притязаний неадекватно возрастает. Властные полномочия являются одним из трех факторов (наряду с аттракцией и авторитетом), характеризующих "значимого другого". (А.А. Брудный)

Психология групп, лидерства и руководства

Власть .   Общественные науки

форма влияния, при которой индивидуум, группа или организация имеют возможности добиться изменения поведения других людей даже вопреки их воле. Различают: власть санкций, власть отношений, власть экспертов и легитимную власть.

Власть .   Википедия

способность и возможность осуществлять свою волю, воздействовать на деятельность и поведение других людей даже вопреки сопротивлению. Суть власти не зависит от её основы. Способность и возможность достигать свои цели может базироваться на различных методах: демократических и авторитарных, честных и нечестных, насилии и мести, обмане, провокациях, вымогательстве, стимулировании, обещаниях и т.д.

Очевидно, что власть - настолько широкое понятие, что его можно использовать буквально в отношении чего угодно: в самом общем смысле это - проявление зависимости одного от другого. Это - не определение слова или термина, а наиболее общее в понимании явления "власть".

Но т.к. интересует именно власть - как явление психики в социуме, то, соответственно, ограничим использование этого слова в рамках этой статьи: не будем говорить о "власти золота" вообще, а не на кого-то, обладающего личностью (см. Личность, система значимости) и волей (см. Мотивация или про свободу воли). И наоборот, тот, кто обладает личностью может использовать как живые так и не живые внешние объекты для своей цели, проявляя тем самым власть над ними. Но не будем говорить о власти огня над хворостом.

Для личности не имеет никакого принципиального значения, живое или не живое он использует для достижения своей цели, поэтому говорить о власти над предметом можно с той же обоснованностью, выявляя соотвествующие механизмы психики, обеспечивающих такой вид поведенческой адаптации, что и адаптацию с участием другой личности.

Самый общий такой механизм - приспособление внешнего для своей цели, осуществляется корректировкой навыка такого использования, когда успешная попытка (соответствие желаемого и получаемого) подкрепляет такой вариант поведения в данных условиях и поведение оказывается адекватным, а неудача (не соответствие желаемого и получаемого) тормозит такой неадекватный вариант на будущее.

Получаемый опыт фиксируется как ассоциированный с позитивной или негативной оценкой результата системой значимости личности, что в будущих аналогичных ситуациях, в момент осознания того, насколько ситуация нова и требует корректировки, становятся возможны прогнозы возможного исхода выбираемого варианта поведения.

Приведенные ссылки позволяют достаточно глубоко понять задействованные механизмы на уровне нейрофизиологии, так что тем, кого интересует более полное обоснование стоит с ними разобраться. Хотя эти статьи написаны в стиле междисциплинарной популяризации, их понимание потребует немалых усилий от не подготовленного.

Развитие навыков использования внешнего (творческих навыков) у индивида соответствует тому, что удалось выработать эволюционно и передающиеся как наследственно в виде предрасположенностей (см. Наследование признаков), так и в виде культурной преемственности, что для высших животных чрезвычайно важно.

Для ребенка в принципе все равно: научиться властвовать (владеть) над соской или матерью, чтобы удовлетворить свою потребность сосать. Соответственно, вопрос о "подчиненности власти" снимается: если удалось желаемым способом приспособить что-то для своих целей, то неважно как называть то, почему это оказалось в соответствии с желаемым (или избегаемым - для полной симметрии). Групповая власть осуществляет совместно согласованное желание или избегание.

Поэтому власть - это не способность и возможность осуществлять свою волю (золото не имеет воли), а проявление зависимости от чего-то, что включено в приспособительную реакцию личности. Если властитель проявляет власть, то это означает, что он пытается использовать что-то или кого-то для получения желаемого, он - зависим от этого при получении желаемого, хотя имеет способность и возможность воспользоваться этим. Расширяя понятие в область негативной мотивации добавим: или имеет способность и возможность избегать этого.

Понятно, что внешне, чаще всего, власть выглядит - как принуждение властителя. На самом деле эти внешние проявления умений приспосабливать что-то и кого-то для своих целей в желаемом или избегаемом, прежде всего, отражают наработанный навык использования и, соответственно, без используемого не реализуются. Власть зависима от того, чтобы объект использования проявлял известные и используемые свойства и не помешал как-то его использованию. Не золото имеет власть - как способность и возможность осуществлять свою волю, а может мотивировать желание использовать его самого, и тогда тот, кто им обладает, его будет использовать, хотя сам зависим от его свойств (цены, опасности обладания  и т.п.).

То, что проявляется как результат сформированного приспособительного навыка с использованием чего-то, в обыденном восприятии воспринимается как власть над используемым. При этом часто возникает впечатление, что нечто не обладающее личностью так же способно к целенаправленному влиянию (власть золота), тогда как это - лишь стимул для мотивации личности. Т.о. власть золота - мотивация для установления власти над золотом, - зависимость, которая уже есть, но которая пока еще не приспособлена для использования золота (не реализована способность и возможность его использования).

Можно долго философствовать над этим двуличием понимания слова власть, которое применялось еще до того, как стали понимаемы механизмы адаптивного поведения, но лучше просто хорошо воспринять эти механизмы и в этом контексте рассматривать проявления власти. Это окажется адекватнее и проще в качестве описания этого социального явления (а в предельном случае - явления индивидуальной адаптации).

Поэтому в этом контексте будем избегать более расхожих представлений о власти, которые формировались в культуре издревле и упорно и о которых очень интересно рассказывается на примере Дискуссия фуко хабермас: вопросы теории власти:

Чем Фуко не устраивала классическая теория власти? В чем заключается преимущество генеалогии? Классическая теория власти предлагает модель (в «Воле к знанию» Фуко называет ее «дискурсивно-юридической», в «Двух лекциях» – «суверенитетной»), в соответствии с которой власть интерпретируется следующим образом.

Во-первых, власть понимается по аналогии с собственностью как совокупностью благ, которыми можно владеть, пользоваться и распоряжаться. Современный политический лексикон, кажется, подтверждает такое понимание власти. Мы говорим: «наделять властью», «распределять власть», «передавать власть» и  т.д. ...

Во-вторых, власть интерпретируется по принципу бинарной оппозиции: всегда  есть субъект и объект власти, тот, кто осуществляет власть и тот, по отношению к кому власть осуществляется. Если власть является своеобразной собственностью, то становится очевидным факт «неравного распределения» власти среди субъектов, вследствие чего одни субъекты получают возможность применять свою власть по отношению к другим. Таким образом, власть – это система господства, в которой  имеются субъект и объект. Олицетворением этой системы является государство, в котором   субъект-объектность власти юридически фиксируется.

В-третьих, на микроуровне власть связывается, преимущественно, с рациональным выбором субъекта. Если власть оказывается специфической формой собственности субъекта, то именно субъект решает вопрос ее применения, распределения или передачи. Власть, таким образом, - это атрибут целерационального действия. ...

В-четвертых, способ бытия власти – репрессивность. Именно в принуждении, репрессии наиболее полно выражает себя власть. Власть – это «задержанное насилие»[1][15]. ...

В-пятых, с негативностью власти связан и ее «внешний» характер. Власть всегда действует извне, она не является имманентной характеристикой тех регионов бытия, в которых проявляется. Власть всегда навязывается, порождая репрессивные отношения. ... По мнению Исаака, определить власть – это значит определить возможные границы внешнего влияния на человека[2][17].

Если такая модель понимания власти была еще оправданной при анализе домодерного европейского общества, то ее применение к модерным практикам власти уже не может быть адекватным. Ведь тот тип режима власти-знания, который начал утверждаться в конце XVIII – начале XІX века, уже никак нельзя назвать репрессивным. Это кажется очевидным, принимая во внимание   просвещенческую идею «гуманизации власти». Так, в XIX веке исчезает практика телесных наказаний. То, что еще каких-то пол века назад казалось нормальным и даже обычным явлением (например, публичное четвертование), начинает восприниматься европейцем «просвещенного века» как варварство. Главным заданием пенитенциарных институтов  становится не изоляция опасных для общества элементов, а их «исправление», «нормализация....

Таким образом, модерную власть нельзя определять как репрессивную. Скорее наоборот, она манифестирует либерализацию и гуманизацию социальной жизни. Однако, на самом ли деле такая   либерализация и гуманизация означают ослабление власти? Означает ли это, что власть отказывается от части самой себя? По мнению Фуко, под маской гуманизации власти скрывается неординарное событие: смена режимов власти-знания с классического, домодерного, на дисциплинарный. Общей характеристикой такой смены является то, что власть начинает использовать более тонкие и опосредованные механизмы влияния. В отличие от предыдущего режима, дисциплинарная власть не исключает и дисквалифицирует, а наоборот – включает и стимулирует, не уничтожает, а исправляет и нормализует. На микроуровне дисциплинарная власть проявляется как «политическая анатомия тела» (anatomie politique du corps)[3][18]: власть начинает заботиться о продуктивности тела, эффективности использования его сил и энергий. ... При помощи политической анатомии человеческого тела дисциплинарная власть достигает дрессуры, оптимизации и повышения эффективности использования тел, воспитания покорности, развития человеческих способностей, интеграции тела в систему контроля.

...

....власть не следует мыслить по аналогии с товаром, которым можно владеть, пользоваться и распоряжаться, поскольку ее функционирование практически не зависит от ее носителя.

... власть не является отношением доминирования субъекта над объектом. Объекта власти в том смысле, как его мыслила классическая теория, вообще не существует. Ведь объект власти означает «лишенность власти», однако, «там где есть власть, там всегда есть и сопротивление, которое никогда не находится по отношению к этой власти во внешней позиции»[4][23]. И даже там, где мы наблюдаем ситуативное доминирование определенной силы, всегда может произойти реверсия. Контрвласть, а также Коррелятивные ей маргинальные формы дискурса, всегда имплицируются господствующей властью и Коррелятивным ей «тотализирующим дискурсом». В связи с этим власть следует мыслить как комплексную ситуацию взаимовлияний, пространство, являющееся условием возможности существования как господствующей власти, так и контрвласти. «Власть – это не институт, и не структура, и не определенная способность: это имя, которое дают комплексной стратегической ситуации в данном обществе»

.... власть не является субъективной способностью или атрибутом. Действительно, власть всегда осуществляется через индивидуальные мотивы и интересы, но она никогда не тождественна им. Тезисы о медиативности и ситуативности власти заставляют предположить, что субъективные мотивы и интенции – лишь инструменты отношений власти, «тактики», задействованные в глобальной анонимной игре власти.

.... власть может проявляться через негативные санкции, однако, любой режим власти-знания, в своей основе, является «позитивным», поскольку он обязательно продуцирует определенные массивы научного и донаучного знания.  Это касается не только дисциплинарного, но и домодерного режима власти-знания.

... власть всегда имманентна тем сферам бытия, в которых она проявляется. Она никогда не является простой внешней детерминацией. Если в определенной сфере социальных отношений имеют место эффекты власти, это означает, что власть имманентно присуща этим сферам. Фуко подчеркивает элементы динамичности и имманентности, формулируя определение власти как «множественности отношений силы, которые имманентны области, в которой они осуществляются и являются конститутивными для ее организации»[5][26].  Элементарной формой проявления власти является «локальный очаг» (foyer local) власти-знания, например, отношения, имеющие место между  учителем и учеником, врачом и пациентом, руководителем и подчиненными, отцом и сыном. Все общество представляет собой «сеть» таких локальных очагов власти-знания.

...

Обобщая концепцию власти Фуко необходимо обратить внимание на такие моменты. Во-первых, опираясь на исследование имманентности и ситуативности власти, Фуко фактически отождествляет ее с социальными отношениями. Любая интеракция или коммуникация всегда опосредована игрой «неравных сил». «Что делает действие социальным, так это его возможность влиять и быть объектом влияния со стороны действий и экспектаций других»

... Фуко критикует любые попытки локализировать власть исключительно в рамках политической системы: такая «системная парадигма» власти отрывает этот феномен от его укорененности в повседневной социальной практике и неправомерно сужает  сферу его осуществления. Вместо этого Фуко разрабатывает методологию «восходящего анализа» власти, «который начинает с бесконечно малых  ее механизмов, каждый из которых имеет свою историю, свою траекторию, свои техники и тактики, а потом смотрит, каким образом эти механизмы власти были и продолжают быть инвестированными, колонизированными, утилизированными,  трансформированными, перемещенными, расширенными и т.д. большими механизмами в форму глобального доминирования»

... Фуко пробует разработать такую методологию исследования власти, которая бы снимала вопрос о ее легитимности или нелегитимности: «…необходимо локализировать власть в экстремальном пункте ее существования, там, где она всегда лишена легальности»

...

...теоретическую деятельность самого Фуко можно оценивать как форму контрвласти ...возникает вопрос: почему мы вообще должны оказывать сопротивление тотализирующему дискурсу и господствующей власти? Почему сам Фуко разрабатывает концепции «локальных критик» как форм контрвласти, которые противостоят дисциплинарному режиму? Где те критерии, по которым можно было бы отличить «хорошую» власть  от «плохой»? Очевидно, что  ответ на   эти вопросы предполагает референцию к ценностно-нормативной сфере.   Вопрос “почему мы должны оказывать сопротивление?” касается  мотивов деятельности, укорененных в определенных жизненномировых ценностных предпочтениях и нормативных экспектациях. А вопрос о «хорошей» или «плохой» власти является вопросом  о ее легитимации,  то есть  тем вопросом, которого  так старательно избегал Фуко.

...

Принципиальное различие в понимании власти между Хабермасом и Фуко состоит в том, что  первый считает властью только то влияние, которое возникает  вследствие   реализации  действия, ориентированного на успех, в то время как  для Фуко власть тождественна влиянию вообще.

Освежив теперь понимание власти - как сформированное умение личности что-то использовать с проявлением зависимости от того, что используется, станет понятно, что вся система социальной коммуникации - культура - проявляется как взаимная власть между личностями в общей системе их коммуникации (культуре).

Если номинальный властитель использует своих подчиненных, то он от них так же зависит в достижении своих целей использования. И эту зависимость уже может как-то использовать подчиненный, изменяя свои свойства, которые оказываются не вполне отвечающим навыку властителя и требуют переадаптации, что может и поменять роли начальник-подчиненный. Возникает некий баланс взаимопользования - взаимовлавствования между людьми данной культуры (субкультуры).

Особенно эффективно взаимоиспользование при условии выраженной взаимной симпатии, - возникает очевидно обоюдная "власть" одного над другим. Слово власть - в скобках для того, чтобы подчеркнуть различие обыденного понимания явления и его личностно-адаптационную основу, что придает этому пониманию более глубокий и в то же время более простой смысл, не требующих множественности нюансов описаний при различных проявлениях власти.

Так, становится понимаемым, что кроме сбалансированного взаимопользования бывает и альтруистическое самопожертвование для пользы другого, что, обычно, предрасположено наследственно, т.к. в целом является выгодным для вида. Альтруизм матери в контексте понимания власти ребенка оказывается, в конечном итоге, так же взаимоприспособительным, но уже в целом для социума личностей:

... зоопсихологи выделяют так называемое альтруистическое поведение, имеющее несколько форм. По Д. Мак-Фарленду, к альтруистическому поведению можно отнести поведение какой-либо особи (донора) выгодное для других особей (реципиентов), однако при этом донору приходится расплачиваться снижением своей приспособленности. С одной стороны это противоречит здравому смыслу, но, с другой, если это поведение полезно данной группе или виду в целом, оно закрепляется и передается по наследству. Кооперация, или сотрудничество, которая так распространена между стайными животными и которая лежит в основе взаимодействия собаки с человеком, обычно включает какую-то форму альтруизма. Например, совместная охота у волков, шакалов, гиеновых собак, львов и гиен проводится родственниками. Животные кооперируются при отборе жертвы и во время преследования. Во время погони лидеры могут меняться и таким образом делить тяжесть погони на длинной дистанции.

Забота о потомстве — еще одна из форм альтруизма. Затрачивая время и энергию на уход за детенышами, родитель увеличивает их приспособленность в ущерб своей собственной и оберегает этих молодых за счет возможного будущего потомства.

Был приведен фрагмент из книги Дрессировка для начинающих, где описана организация власти, взаимопользование в собачьих стаях и случае, когда собака оказывается в человеческой семье:

Собачья стая, как любой коллектив, образуется по принципу доминирования и подчинения. Доминировать это значит иметь больше прав и уметь подавлять возможных конкурентов. Животного, обладающего такими признаками, называют доминирующим, или доминантным. А того, кто подчиняется попыткам подавления и имеет меньше прав, называют субдоминантом.

Во главе стаи стоит лидер. Как правило, это животное среднего возраста, физически сильное, в драках доказавшее свое превосходство. Лидер имеет право первым подойти к пище и больше съесть, занять самое комфортное место отдыха, он первый имеет право на обладание самкой и т. д. Но самое главное — у него есть право управлять поведением других членов стаи. Если субдоминант не реагирует на рычание и угрожающую позу, лидер может устроить ему выволочку.

Иногда в стае есть вожак. Чаще всего это старое опытное животное, которое обычно большую часть времени отдает воспитанию молодняка. Однако в ситуациях опасных, новых или нестандартных вожак может повести за собой стаю и руководить ею. Когда ситуация разрешается, лидер снова занимает свой «трон».

... Иногда случается, что в одной ситуации животное ведет себя как доминант, а в другой — как субдоминант, т. е. иерархическая структура достаточно динамична и может изменяться в зависимости от конкретной ситуации.

... Иерархические взаимоотношения чрезвычайно важны для организации совместного поведения, а оно у стайных животных достаточно сложное (оборонительное, охотничье, территориальное, родительское и т. п.). Успех такого поведения зависит от четкой координации действий членов стаи, что и обеспечивается ее иерархической структурой.

... Джейн И. Гуго и Ван Лавик-Гудолл в книге «Невинные убийцы» пишут: «С самого начала исследований нас больше всего интересовала иерархия доминирования, или „порядок клевания“, в стае гиеновых собак. Многократно заявлялось, что ничего подобного нет, но читатель не мог не убедиться в том, что такая иерархия существует. Во всех стаях, которые мне удавалось наблюдать больше недели, я обнаруживал некоторые указания на определенный иерархический порядок, хотя бы среди отдельных особей. Почему же таких выводов не сделали другие наблюдатели? Ситуация, на мой взгляд, напоминает семью, где родители прекрасно понимают друг друга, а дети-подростки хорошо воспитаны и ладят со взрослыми. Много дней подряд родителям не приходится делать детям замечания, разве что иногда нужно ласково пожурить. Мать или отец могут что-то приказать детям, используя при этом свое доминирующее положение, но если наблюдатель не знает их языка, он, возможно, и не поймет, что происходит... ».

... Щенок, попадая в человеческую семью, быстро понимает «кто есть кто», даже если лидер и не общается с ним.... Оценив ситуацию, маленький пес, взрослея, будет пытаться занять место поближе к лидеру, а то и сместить его, как нашептывает ему своими генами природа.

... Социальное значение члена стаи характеризуется не только его иерархическим рангом, но и специальностью — социальной ролью. Конечно, обладать специальностью — громко сказано, просто в силу физических, половых, психологических причин член стаи может с большей частотой, охотой и несколько лучше, чем все остальные, выполнять какую-либо функцию.... всего можно выделить 6 собачьих «специальностей»: вожак (лидер), мать (лидер по линии сук), воин (основная единица для обороны и охоты), опекун (дядюшки и тетушки), щенок и инвалид.

... адаптивные возможности щенка дают ему возможность быстро освоиться в мире человека без особого напряжения.

... Оптимальный период внутривидовой социализации (идентификации) сопровождается, похоже, несколькими критическими периодами иерархиче-ских взаимоотношений, выражающихся в ряде последовательных стадий: пищевой, территориальной, сексуальной и родительской.... Если молодой собаке не предлагают соответствующее место в иерархической структуре стаи, она занимает его по собственной инициативе и разумению. И занимает высокое место, часто доминирующее даже по отношению к владельцу, что совместную жизнь не облегчает.

... Если вы ведете себя не по-собачьи, она быстро поймет, что вы не подходите на роль лидера и перестанет вам подчиняться. Так что научитесь держаться и вести себя как лидер по отношению к собаке. Будьте доброжелательны, но покажите ей свое интеллектуальное превосходство, требовательность и властность. ... Однако с собакой, которая уже стала лидером — рычала на вас или кусалась, — придется повозиться. Прирожденные лидеры и социальные карьеристы сами никогда не откажутся от своего «трона».

 

В качестве дополнения понимания развития иерархии лидерства, проявляющегося как властность в стае и малых субкультурах, близких по уровню социализации со стаями животных, предлагаю ознакомиться с работой Лидерство в преступных группах:

Поскольку каждая преступная группа как разновидность малой социальной группы формируется и развивается в соответствии с социально-психологическими закономерностями, то, исследуя преступные группы, нельзя пройти мимо такого сложного социально-психологического феномена, в котором определенным образом фокусируются и проявляются важнейшие характеристики группового развития, как лидерство в преступной группе.

В социальной психологии под лидером в группе понимается член группы, который спонтанно выдвигается на роль неофициального руководителя в условиях определенной, специфической и, как правило, достаточно значимой ситуации, чтобы обеспечить организацию совместной, коллективной деятельности людей для наиболее быстрого и успешного достижения общей цели. ... при расследовании групповых преступлений, а в дальнейшем при уголовно-правовой оценке его преступной деятельности лидер получает определение как организатор группового преступления.

... Суть объективного фактора при выдвижении лидера в преступной группе состоит в том, что в лидеры стихийно выдвигается тот член группы, который наиболее полезен ее деятельности - совершению групповых преступлений, который с точки зрения других членов группы наилучшим образом проявляет себя в специфической ситуации - при совместном совершении преступлений. Ценность лидера определяется группой через успешность ее совместной преступной деятельности. Именно успешная специфическая деятельность - совершение групповых преступлений - способствует выдвижению и закреплению в преступной группе данного лица в качестве лидера.

Субъективный фактор заключается в том, что лицо, выдвигаемое в лидеры, обладает определенными личностными качествами, которые необходимы для осуществления функций лидера в преступной группе. К. Т. Чернова, исследовавшая организованные группы расхитителей, указывает, что во главе организованных групп расхитителей становились люди наиболее активные, энергичные, решительные, обладающие неплохим интеллектом, жизненным, а зачастую и преступным опытом, твердостью характера, умеющие благодаря этим качествам внушить веру в себя, подчинить себе других, занять самую высшую ступень в иерархической структуре группы, руководить ее преступной деятельностью.

Однако ...качества лидера имеют значение постольку, поскольку они необходимы ему для решения общих стоящих перед группой задач в ее преступной деятельности. Таким образом, личные качества лидера в преступной группе опосредствуются через ее преступную деятельность. Если эти качества не помогают успешному функционированию преступной группы, не являются одной из основ ее преступной деятельности, то они ничего не будут значить для группы, останутся только личным достоянием данного лица.

... Как только лидер становится менее полезен группе, почти неизбежна его смена. Конечно, смена лидера сопровождается яростной борьбой за власть, влияние и руководство преступной группой. ...Порой она является причиной острых конфликтов, которые ведут к расколу группы и разобщению ее членов.

... Лидер преступной группы выполняет определенные функции: организаторскую, информационную, стратегическую, иормативно-ценностную и дисциплинарную.

... Стратегическая функция лидера заключается в том, что преступная группа живет его идеями, осуществляет его планы и замыслы. Лидер лучше других видит цели и задачи, возможности группы, прогнозирует вероятные трудности, определяет будущие направления преступной деятельности, изменения в персональном составе, пути использования добытых ценностей, денег и т. д.

... Таким образом, лидер в преступной группе выполняет важные социально-психологические функции. Именно во многом благодаря деятельности лидера преступная группа становится сплоченной, личный состав ее стабилизируется, отношения в группе формализуются, утрачивая былую эмоциональность, происходит распределение ролей.

Во всех случаях добротных исследований (а не только в приведенных здесь) проявления властности у животных и, в частности, у людей, подчеркивается наличие общественной роли лидера или вожака в качестве консолидирующей (инициатор взаимодействия, взаимопользования) и целеобразующей (сумматор общих ожиданий). Цели данного социума формируются как мотивация смыслом социальной роли лидера, когда он, учитывая отдельные цели личностей, формирует общую цель, которая становится его собственной.

Такая роль личности предполагает большие возможности, чем у любого другого в стае и большую его значимость для стаи, что выражается в большем внимании и привилегиях. Как обычно бывает, эта сторона лидерства может доходить до крайностей от полного эгоизма до полного альтруизма. Первая крайность может мотивироваться по-разному, например: Агрессия доставляет удовольствие мозгу, тем более, что консолидирующая функция лидерство в стае чаще осуществляется по принуждению и агрессия необходима для этого в случае не явного превосходства или же она необходима для выявления самого лидера (см. Агрессия Конрад Лоренц).

 

Формы реализации взаимовлияния в современном обществе очень сложны и разнообразны, но всегда основываются на общей культуре этноса потому, что взаимопонимание, а значит и возможность взаимовлияния определяется общими символами коммуникабельности. Все же базовые механизмы использования, основные механизмы личностной адаптации  - остаются теми же самыми.

Среди всего многообразия возможно проследить главную тенденцию: развитие форм власти от централизованного управления к децентрализованному, что коррелирует с тенденцией развития любого социума в сторону усиления возможностей коммуникабельности - все большее сближение в возможностях понимания.

Простейшее лидерство в очень разрозненной по возможностям понимания стае необходимо предполагает сильную личность, подчиняющую своей воле остальных так, что стая становится единым организмом, управляемым одной личностью с относительно небольшой обратной связью от остальных.

При большей однородности стаи выделение какого-то одного лидера на все время становится затруднительным и не оправданным. Даже в стаях волков в зависимости от ситуации роль лидера может переходить от одного волка к другому (что было показано в книге по дрессировке).

Отрицательные черты централизованного управления в большом обществе ярко демонстрируется любым тоталитарным строем с волюнтаристическим управлением. Конечно же, одна личность, какой бы гениальной она ни была, не способна адекватно реагировать по всем направлениям развития общества.

Все в большей степени, вместе с развитием общей коммуникабельности, взаимовлияние в обществе децентрализуется, когда на первый план выступает наиболее компетентная (и авторитетная) в данной ситуации личность. Внимание общества в такой момент фокусируется на ней.

Идеалом развития видится пример, представленный природой в виде организации "подлинностей" мозга, каждая из которых специализируется в контексте определенных условий, основные из которых соответствуют базовым эмоциональным состояниям. Но базовые эмоции иерархически развивают еще более специфичные условия восприятия-действия в которых актуальная подличность специализируется независимо от других подличностей (см. Эго). Статья, где описывается подобная организация общества: Фасеточный разум.

Дополнительно:
  • Недержание власти
  • Право на агрессию


  • Обсуждение Еще не было обсуждений.
    Дата публикации: 2009-08-06

    Оценить статью можно после того, как в обсуждении будет хотя бы одно сообщение.
    Об авторе: Статьи на сайте Форнит активно защищаются от безусловной веры в их истинность, и авторитетность автора не должна оказывать влияния на понимание сути. Если читатель затрудняется сам с определением корректности приводимых доводов, то у него есть возможность задать вопросы в обсуждении или в теме на форуме. Про авторство статей >>.

    Тест: А не зомбируют ли меня?     Тест: Определение веса ненаучности

    Поддержка проекта: Книга по психологии
    В предметном указателе: Интеллектуальные механизмы | Организация памяти мозга | Природа сна | Что такое мысль | Что такое психика | Что такое сознание | Fornit Бессознательное как явление организации памяти мозга | Fornit Заявление на хрюкинг | Боль - как психическое явление
    Последняя из новостей: О том, как конкретно возможно определять наличие психический явлений у организмов: Скромное очарование этологических теорий разумности.
    Все новости

    Нейроны и вера: как работает мозг во время молитвы
    19 убежденных мормонов ложились в сканер для функциональной МРТ и начинали молиться или читать священные тексты. В это время ученые наблюдали за активностью их мозга в попытке понять, на что похожи религиозные переживания с точки зрения нейрологии. Оказалось, они похожи на чувство, которое испытывает человек, которого похвалили.
    Все статьи журнала
     посетителейзаходов
    сегодня:11
    вчера:33
    Всего:79869719

    Авторские права сайта Fornit
    Яндекс.Метрика