Поиск по сайту
Проект публикации книги «Познай самого себя»
Узнать, насколько это интересно. Принять участие.
 

" > Это – копия оригинальной страницы, взятая из инета,
адрес которой http://biohacker.boom.ru/to_be_con2.htm и ее ссылки сохранены, но убраны некоторые рисунки, скрипты и форматирование.

Этот документ использован в разделе В.М. Бронников и Зрячие.



Смотрите так же Мистические миры

Программа Дмитрия Диброва Апология

Наташа надевает повязку
Сдвигает повязку немного вверх
Повязка неплотно прилегает к лицу. Это видно по тени на щеке от осветительного прибора.
Дмитрий Дибров рисует домик
Дибров пишет слово
"А куда это Вы идёте?"-спрашивает Дибров.
"Мне не видно", - отвечает девочка.
Дибров рисует револьвер.
Авторучка видна
через щель, если держать её сбоку (примерно под 45°) и ниже уровня
лица.
Дибров читает
фрагмент статьи журналиста Никонова.
Дибров примеряет маску.
Пробует лобными мышцами приподнять её.
Пробует иначе,
в зале - смех.
Наташа надевает повязку и, завязав тесёмки, два раза сдвигает её вверх.
Проходит около
10 секунд. Наташа молчит.
И, наконец,
через 25 секунд, увидела!
Дибров перекрывает щели рукой.
Показывает четыре пальца
Наташа
"перекрыла"щели сама.
"Сейчас
Вы показываете кулак."
Вмешивается
Бронников.
"Вы
сейчас показали кулак..."

Дибров: У Вас в руках вот эта самая повязка, да? Значит, вы хотите сказать, что сейчас здесь я буду рисовать, а вы, завязав глаза вот этой повязкой, всё будете видеть?

Наташа: Да.

Д: Но в том смысле, что только не глазами? Повязка совершенно непрозрачная?

Н: Да.

Д: Попробуем? Давайте.

Бр: Я хотел бы сразу, пока она одевает, сказать, что дело здесь не в повязке. Повязка нужна только для того, чтобы не падал свет в глаза и не мешал этому видению.

Д: А если бы не было повязки, Наташа бы закрыла глаза...

Бр: Было бы ей сложно всё это делать, потому что включается другое свойство видения. Это свойство изучается Натальей Петровной Бехтеревой в институте Мозга человека. Это быстрый сон в бодрствующем состоянии.

Д: Быстрый сон в бодрствующем состоянии?

Бр: Это определенная функция мозга.

Д: Ну что, начнём? Наташа, я вот сейчас кое-что нарисую, а вы скажите, что я сейчас собственно рисую? Дорогие друзья, мы совершенно не договаривались ни с Вячеславом Михайловичем, ни с Наташей, что я, собственно, намерен нарисовать в следующую секунду. Я и сам не знаю, что. Что я нарисовал, Наташа?

Н: Это домик.

Д: А каковы подробности этого домика?

Н: Крыша (делает шаг вперёд, к экрану). Дальше – основание. Посередине – окошко кривое. И сверху – труба.

Д (смеясь): Знаете, какое смог, такое и нарисовал. Так, ладно. А вы сможете разобрать, если я напишу какой-либо текст?

Н: Да.

Д: Что я сейчас пишу?

Н: Сеанс…

Дибров: А сейчас?

Наташа молчит.

Дибров: А?

Наташа делает несколько шагов вперёд, вдоль тумбы-экрана.

Дибров (заикнулся от неожиданности): А сейчас что?

Девочка почти вплотную подходит к Диброву .

Дибров: А куда вы идёте?

Наташа (смеясь): Мне не видно.

Бронников (подсказывает): А с этой стороны видно ещё.

>Д: Конечно, не видно. Ха-ха. Конечно, не видно. Вот вы и не должны видеть. А-а… Наташа не может уловить, если чего-то не видит и простой человек, да? Просто дело в том, что как если бы видели глазами, только не глазами?

Н: Да.

>Бр: А вот с той стороны концовка видна. (Трогает Наташу за плечо и указывает ей, в какую сторону нужно смотреть. )

Н: (читает) Э-э .. Черной магии.

Д: Сеанс черной магии. Да, верно. То, что затем последует… (стирает старый рисунок). Предположим (рисует новый рисунок). Ага. Это что?

Н: Это пистолет.

Д: Неправда. (Наташа удивилась.) Но вы можете не знать, это – револьвер. Ха-ха. Впрочем, какой художник, такой у него и револьвер. Так, ну что же?

Бронников: Я предлагаю ещё один вариант, если хотите. Давайте я покажу на основе той же ручки. Я сейчас встану. (Обращаясь к Наташе.) Отними у меня ручку.

(Авторучку Бронников всё время держит сбоку от девочки.)

Дибров: То есть Наташа, не видя ручки, тянется туда, куда нужно?

Бронников: Видите?

Д: Значит, у нас здесь есть заметочка. Критика журналиста Никонова из «Огонька», где товарищ Никонов пишет, что всё дело в том, что в этом самом... в повязке у Наташи… он говорит «у детей Бронникова»… дырочка в этом. Вот смотрите, товарищи, здесь написано на тумбе. Дело в том, что в этой повязке имеется маленькая дырочка. «А всё дело в том, что в нижнем углу повязки была небольшая дырочка, и нужно только правильно повернуть голову.» И вот журналист Никонов, надев эту повязку, с легкостью всё прочитал. После чего даже выступил в телепередаче, что ли, закрыв текст непрозрачным от Наташи и других подобных развитых детей непроницаемым предметом, а именно таким же журналом. Что вы на это скажете? Наташа, у вас дырочка там?

Н: Нет, у меня нет никакой дырочки.

Д: Поклянитесь чем-нибудь, что вам дорого.

Н: Ну чем, например?

Д: Ну, например, светлым образом академика Бронникова.

Н: Пожалуйста.

Д: А почему Никонов там нашёл дырочку? Он что, её придумал?

Бр: Понимаете, у некоторых людей дырочки есть в других местах, знаете.

Д: Поговорим по телефону. Прошу вас.

Голос по телефону: Алло?

Д (примеряя маску): Да-да, пожалуйста.

Голос: Здравствуйте.

Д: Здравствуйте.

Голос: Приветствую вас, Дима.

Д: Вас также.

Голос: Меня зовут Самвел Гарибян.

Д: А, здравствуйте, Самвел, уважаемый. Вот наш очень важный гость. Сейчас будет академику харакири. Ну-ну.

Голос: Однажды я одного из так называемых учеников господина Бронникова уже разоблачил в передаче Юлии Меньшовой «Продолжение следует». Это было показано недавно. То, что вы сейчас надели маску…

Д: Знаете, Самвел уважаемый, Я ничего не вижу, действительно.

Самвел: Секундочку. Они мышцей лба во время просмотра, поднимают мышцами лба …

Д (Дибров пробует приподнять повязку мышцами лба, в зале смех.) : Я это пробую. Ну-ка, ну-ка. Ну-ка, Наташа, минуточку (передаёт повязку девочке).

С: Они делают это очень мастерски, жульнически, и в щель через зазор там всё видно. Я надел на себя эту маску…

Д: Уважаемый Самвел, мы попросим оператора весьма крупно взять Наташу… (Наташа надевает повязку и, завязав тесёмки, два раза сдвигает её вверх.) … И сейчас я сверну какую-то фигуру из пальцев, правда немного фигур из них можно свернуть, а вы, дорогие друзья, посмотрите, пожалуйста, как Наташа будет мышцами лба её сносить. Потому что мышцы лба это не такие мышцы, которые можно так просто мастерски запрятать.

Дибров: Итак, сколько пальцев я сейчас показываю? (Поднимает руку с тремя пальцами.)

На крупном плане видно, что Дибров держит руку напротив ее лица . А, как вы, наверное, догадались, то, что находится напротив лица, увидеть через боковую щель у носа невозможно. Наташа наклоняет голову вниз, потом приподнимает. Проходит примерно 9-10 секунд, а Наташа ничего не говорит. Потом, слегка заикаясь, разводит руками и произносит:

- Вы п… Покажите вот так. – И просит, чтобы Дибров отвел руку в сторону .

- Вот специально сейчас зазор ищет, - комментирует Гарибян.

- Ищет зазор и не видит, да? – переспрашивает Дибров. – А вот что-то лбом ничего не делает.

У Наташи ничего не получается. Прошли уже 25 секунд.

- Нет, - тихо говорит она и качает головой. (А перед этим так бойко лопотала про то, что видела на экране…)

И лишь когда Дибров отвел руку достаточно далеко, а девочка повернула ГОЛОВУ ВБОК, только тогда она смогла ответить.

Н: Сейчас три пальца вот так .

Д: Да, правильно, Наташа, молодец.

Самвел: Там есть зазор.

Дибров: Есть зазор?

С: Пусть ватой закроют зазор, специально закроют намертво, - предлагает Гарибян.

Д: А вот зачем ватой, у меня же рука есть, - говорит Дибров.

Примерно на расстоянии 5-7 см от лица перекрывает зазор. При этом другой рукой показывает 4 пальца.

Д: Сейчас, Наташа, что я показываю? Сколько пальцев?

Проходит несколько секунд. Ответа нет.

(А девочка, оказывается, уже 5 лет занимается «вот этим».)

- Вы мешаете своей…, - вмешивается Бронников, не зная чем прервать обстановку.

Ответа так и не последовало. Дибров убирает руку.

Наташа: Давайте я буду, я могу закрыть.

Самвел: Ага, пожалуйста. Не доверяйте ей. Это банда жуликов. Я заверяю вас, откровенно.

Дибров: Уважаемый Самвел, а вот если Наташа сейчас сама закроет руками свои глаза?

С: Я не доверяю. Они мастерски всё это могут сделать. Вы сами закройте, Вы.

Д: Наташенька, давайте теперь вы попробуйте.

Н: Что попробовать?

Д: Ну вот вы закрывайте руками. Вот так.

С: Ага, пожалуйста, зазор специально оставила.

Д: Зазор, да? А сейчас сколько пальцев я показываю? (Показывает один палец.)

Бронников (обеспокоено встал с кресла и подошёл к Диброву): Понимаете, это просто неприлично, я Вам скажу.

Наташа: Сейчас вы показываете кулак .

Дибров: Не-ет.

Самвел: Это господину Бронникову должно быть неприлично. О каких-то дырках говорит… А вы, интересно, каким местом думаете? И людей на всю страну хотите обмануть.

Дибров: Так. Спасибо, уважаемый Самвел. (Обращаясь к Бронникову.) Что вы говорите?

Наташа: Вы сейчас показали кулак, - талдычила своё девочка, потому что через щель могла видеть только часть руки Диброва, а то, что было напротив лица, она видеть никак не могла.

Бронников: Знаете, понимаете, просто неприлично получается, что Наталья Петровна Бехтерева третий год занимается со своим институтом с нами. Эту программу финансирует администрация Санкт-Петербурга. Сейчас готовится огромная группа детей слепых в Санкт-Петербурге…

Голос в телефоне: Алло, вы слышите?

Д: Да-да, слышу.

Голос: Это Петров говорит. Москва.

Д: Очень приятно.

Голос Петрова: Вот вы этот эксперимент очень сложно показываете. Эта повязка непонятная. Неужели нельзя просто шарфом завязать? Сделать экран из вашей даже куртки? И всё сразу бы снялось. Вы такую интригу закрутили с этой повязкой! Почему повязку нельзя другую сделать?

Дибров: Почему нельзя сделать другую повязку?

Бронников: Вариантов в принципе можно использовать много всяких. Значит, я вам скажу, что в основе метода – практическая психология. Поэтому упражнения построены таким образом, что эта повязка является как бы сигналом в мозг, что включается другой режим. Понимаете, всё построено на психологии.

____________________________________________

Снимая повязку, Наташа, кажется, опять забыла сделать всплеск глазами. Во всяком случае, когда она первый раз снимала повязку, точно этого не сделала, это было хорошо видно. Что такое всплеск глазами? – спросите вы. А это когда человек из темноты, из астрала возвращается в мир реальный, он испытывает шок, как при виде внезапного яркого солнца прямо в глаза, как при виде привидения. Отсюда и получается всплеск глазами.

(«Нужно сделать всплеск глазами, - комментирует Бронников. – Это определенная техника.») И следующий мальчик в конце сеанса «видения» именно такой всплеск изображает, сначала сильно зажмуривает глаза, а потом с испугом их открывает - ну прямо так, как это делают в КВНе, когда изображают удивление.

В середине передачи было дано слово маме девочки. Эта мама шила повязку. После ее рассказа Дибров подытожил:

- Вы, к несчастью, показываете весьма слабые навыки полемиста, ведь вы употребили по крайней мере 4 слова, которые можно истолковать двусмысленно. Первое. Вы заявили, что ваша дочь «работает» уже 5 лет. Во-вторых… что вам было роздано задание. Третье. Вы заявили, что эта повязка двойная, здесь весьма недалеко до идеи про двойное дно…

Когда же вышел мальчик с косоглазием, и бельмом (извините за такие подробности) на одном глазу, то нам попытались внушить, что он был слепым от рождения. Он при постоянных подсказках Бронникова стал повторять заранее заученные фразы, что у него отсутствовало зрение, и он ориентировался только на осязание.

...

Бронников: Вот тот парень, которого Гарибян оскорбил, что он подглядывает. Вообще-то слепые подглядывают, я вам скажу. Расскажи, как ты к нам пришёл, какое видение у тебя было? Видел что-либо? Как ориентировался?

Левит: Ну я хочу рассказать, как я пришёл заниматься по методу академика Бронникова…

Бр: Когда это было?

Л: Это было в 1994 году, мне было 9 лет, мой папа занимался спортом, и на одной конференции по нетрадиционному развитию спорта они познакомились. У меня отсутствовало зрение. Я видел только свет и тень, мог различать только свет и тень. И… я различал только свет и тень…

Бр (перебивая): А ориентировался?

Л (повторяя вызубренные фразы): Ориентировался только на осязание. У меня была очень плохая успеваемость в школе. Я учился в третьем классе, скатывался буквально с тройки на двойку, не выполнял задания, засыпал на уроках, на парте. К тому же было очень ослаблено физически здоровье и не было интереса к учебе и к жизни.

Д: Саша, и дальше что же произошло?

(Пропускаю рассказ мальчика, как у него менялись ощущения.)

Дибров: Это конечно, отрадно, но всё это можно отнести к разряду убеждений. А вот со зрением…

...

Это был тот мальчик, которого опозорили в программе Юлии Меньшовой недели за две до программы Диброва «Апология», когда человек, не проходивший школы Бронникова, взял эту повязку и точно так же, как мальчик стал читать сквозь нее слова.

А в этой программе мальчик большую часть времени стоял к залу спиной (лицом к надписям), поэтому видеокамеры снимали только его спину и затылок.

....

В заключении передачи:

Бронников: Я бы вам сказал большее. Ни на одну передачу телевизионную мы сами не просились.

Дибров: Да-да, вас приглашали. Но смотрите, какая вещь. Ведь интересно. Нет такой передачи, в которой не оказались бы Ваши ученики, выпускники, на которой бы не оказался Саша, и на которой бы его не назвали шарлатаном, тем самым нанося ему личное оскорбление. Саша, а почему Вы, однако, тем не менее ходите на все эти передачи? Разве не ясно, что там опять начнется старая история про то, что такого не бывает, и рано или поздно кто-то обязательно назовет вас шарлатаном. Вы бы уже в конце концов плюнули на всё на это и работали бы себе в академии по диагностике энергетики?

Левит: Ну, нет. Я решил для себя так, что, во-первых, я учитываю то, что даже какая-то скандальная информация - она тоже является информацией. И а в нашем деле важна прежде всего информация.