Этот материал взят из источника в свободном доступе интернета. Вся грамматика источника сохранена.

Хочу, чтобы мне отрезали ногу

Относится к   «Идея-фикс»

В некотором царстве, в некотором государстве жила-была девочка (впрочем, никакое это было не царство, а самый обыкновенный занюханный российский городишко, каких на наших просторах огромное множество), и девочка была самая обыкновенная, одна из многих-многих тысяч. И вряд ли бы эта девочка, ставшая к настоящему времени взрослой красивой девушкой, попала в героини нашей истории, если бы не одно «но». С раннего детства у девушки была мечта, да не простая, а… Впрочем, лучше она сама об этом расскажет. Предлагаем вниманию читателей блицинтервью, которое нашему корреспонденту удалось взять у Аллы К.

— Это возникло, наверное, когда мне было пять или шесть лет, короче, в глубоком детстве. То есть, сколько я себя помню, всегда мечтала о том, чтобы мне ампутировали одну ножку выше колена и я бы ходила на костылях.

— Зачем? Боль, страдания, немощь, что в этом привлекательного? Что вообще привлекательного в девушке-инвалиде?

— Мы по-разному на это смотрим. Для вас, может быть, девушка с одной стройной ножкой на костылях — это инвалид и немощная калека. Для меня — идеал женственности и красоты. Для вас ходить на костылях — мучение, а для меня — настоящее удовольствие. Да и боли-то, в общем, нет никакой особенной. Я разговаривала с женщинами, у которых ампутирована нога: все в один голос говорили, что ощущения в культе приятные, и даже очень.

— Сколько вам лет?

— 23 года.

— У вас есть сестры, братья?

— Нет, я единственный ребенок в семье.

— Знают ли родители о вашей мечте? Вообще с кем-нибудь из близких вы делились своими мыслями?

— Естественно, нет. Они меня не поймут. А в дурдом мне не хочется.

— Чем вы занимаетесь? Работаете, учитесь?

— Работаю бухгалтером в небольшой фирме. Закончила «Плешку» — Экономическую академию им. Плеханова.

— Как проводите свободное время?

— В теннис играю, машину свою люблю, часто катаюсь просто так.

— Вы готовы пожертвовать теннисом и многими другими радостями жизни, которые человеку с одной ногой вряд ли будут доступны?

— Конечно, готова! На теннисе свет клином не сошелся. Тем более что Уимблдон я все равно не выиграю.

— Хотите ли вы иметь семью, детей?

— Хочу.

— И вас не пугает мысль, что с инвалидом вряд ли кто-нибудь из нормальных мужчин захочет связать свою жизнь?

— Вот уж неправда ваша! Видимо, вы далеки от предмета.

— Может быть, у вас есть молодой человек, разделяющий вашу идею фикс?

— Увы, пока нет.

-Вы, случаем, спиртным, наркотиками не злоупотребляете?

— Нет, и не собираюсь.

— Знаете ли вы кого-нибудь кто бы имел… гмм… аналогичные вашим интересы?

— Да, таких людей полно. За границей существуют целые клубы. Правда, из России никого не знаю.

— Обращались ли вы к врачам?

— Нет, конечно.

— Почему?

— Я уже говорила, что в дурдом не хочу.

— Вы думали о том, каким образом ваша мечта могла бы осуществиться?

— Желательно с помощью врача, с минимальным риском. Лезть под поезд мне как-то не хочется. Лучше уж остаться с двумя ногами, чем одноногим трупом.

— Хотелось бы вам стать, как все?

— Нет. Я хочу быть тем, кем я хочу — красивой девушкой, у которой левая ножка ампутирована выше колена на уровне верхней трети бедра.

— Если я вам скажу, что есть доктор, который готов сделать вам операцию, вы согласитесь?

— Конечно!

Лечить! И чем раньше, тем лучше

Прокомментировать рассказанную выше историю мы попросили профессора-нейропсихолога Евгения ШАПОШНИКОВА, врача высшей категории, доктора медицинских наук.

ПЕРВАЯ реакция психически нормального, далекого от медицины человека на прочитанное — вытаращенные глаза и желание отбросить текст как чушь несусветную.

Но профессиональный, опытный врач, особенно психиатр, наверняка отнесется к нему чрезвычайно серьезно. И первым его побуждением будет понять клиническую подоплеку высказываний несчастной девушки. А вторым — взвесить возможности оказания ей незамедлительной психотерапевтической, а лучше всего психиатрической помощи. Пока не произошла трагедия и в результате прогрессирования несомненного психического заболевания дикая «мечта» не обернулась кровавой болью. Конечно, речь не идет о хирургическом вмешательстве врачей (ни один не пойдет на это в здравом уме), а только о возможности самотравмирования, самоувечья.

Однако оказание конструктивной лечебной помощи в конкретном случае — дело архитрудное. Особенно в настоящее время, когда действует принятый в демократическом угаре (начало 90-х годов) закон о психиатрической помощи населению, запрещающий принудительное лечение психически больных — социально опасных не только для окружающих, но и для самих себя.

Что касается девушки, с пугающей откровенностью поведавшей о своей «нестандартной задумке» расстаться с мешающей ей ногой, то, скорее всего, здесь речь идет о так называемой дисморфомании. Это болезненно навязчивая идея нанести какой-либо вред своему собственному телу, организму. Хорошо, что не чужому (хотя от этого не легче). Дисморфомания (нередко она вызвана шизофренией и является разновидностью бреда) может проявляться в самых вычурных формах. Начиная с расковыривания гвоздем кожи на своем теле, постоянного вырывания волос на голове и кончая вот такими дикими мечтами, грезами или даже поступками.

Иногда приходится слышать, что якобы на Западе существуют всякого рода клубы «по интересам», центры самоубийц, мазохистов, садистов и т. д., о чем пишут в некоторых бульварных романах и фантастических книжонках. Если они и есть (что маловероятно), то в глубоком подполье. Лично я, довольно часто бывая в Швейцарии, Австрии, Франции, ФРГ, Польше, Норвегии, Швеции и других научно и культурно «придвинутых» странах, о подобном не слышал. В то же время в этих странах очень сильно развиты социальные службы (не говоря уж о полиции). Поэтому подобный «салон» сразу же попал бы в поле зрения социальных педагогов, психологов, врачей (психотерапевтов, психиатров). А они уж профессионально нашли бы «ключики» к душам таких «нестандартных» личностей и обязательно им так или иначе помогли, оказали социально-психологическую поддержку.

Что можно посоветовать этой девушке? Первым делом — открыться родителям, близким людям. Именно на них ложится колоссальная ответственность. Необходимо действовать, причем незамедлительно.

Не имея возможности поведать в короткой заметке о многочисленных научных методических подходах, имеющихся в распоряжении современной медицины, психиатрии, посоветую только найти грамотного, опытного и высококвалифицированного специалиста и с ним откровенно посоветоваться. Лучше, если это не скороспелый «психолог-психотерапевт» (в последнее время появилось много малограмотных деятелей, выдающих себя за таких специалистов, храбро берущихся за «лечение» сложнейших болезней). И не так называемый «психоаналитик» (по данным Министерства здравоохранения РФ, в перечне разрешенных врачебных специализаций такой не существует). Больше всего реальных возможностей, по существу, спасти девушку имеется у хорошо обученного, подготовленного врача-психотерапевта, глубоко разбирающегося в психопатологии, психоневрологии. Он найдет (должен это сделать!) способ установить доверительный контакт с пациенткой (она еще сама об этом не знает, но, выздоровев, будет благодарить врача и тех, кто его нашел). А остальное — дело техники, или, лучше сказать, лечебной технологии, которая существует и обычно хорошо работает. Как правило, помочь здесь могут только правильно подобранные лекарства. Но ни в коем случае не стоит обращаться к специалистам по «нечистой силе» (сглаз, порча), «посланникам космического разума», экстрасенсам, «ремонтникам кармы», «наладчикам чакр» и прочим контактерам с астральными телами и знаками зодиака.

В лучшем случае будут потеряны зря деньги и еще более драгоценное — время. Дисморфомания же при содействии этих новорусских служителей мракобесия может так разрастись, что лечить ее даже самыми передовыми, научными и на ранней стадии, как правило, эффективными методами станет практически невозможно.


Владимир КИРИЛЛОВ



Последнее редактирование: 2018-04-19

Оценить статью можно после того, как в обсуждении будет хотя бы одно сообщение.
Об авторе:
Этот материал взят из источника в свободном доступе интернета. Вся грамматика источника сохранена.



Тест: А не зомбируют ли меня?     Тест: Определение веса ненаучности

В предметном указателе: Борец с сектами Александр ДВОРКИН: «Важно, чтобы не озлобилась душа…» | Несколько слов об интуиции. Что нужно, чтобы ее развить | Достаточно ли умны люди, чтобы судить об уме животных? | Чтобы академические ученые спохватились и стали менее доверчивыми нужны критические причины | Дофаминовые нейроны нужны мухам, чтобы учиться на ошибках | Чтобы прекратить социальный конфликт, сильные должны выслушать слабых | Чтобы настроиться на инструмент в руке, мозгу нужно полчаса | Чтобы стать людьми, обезьянам не хватает рабочей памяти | Чтобы никогда не чувствовать боли, человеку достаточно отключить один ген | Асимметрия мозга | Бессознательное | животное человек | Организация памяти | практика осознанного сновидения | Сессии холотропного дыхания | Человек среди животных | Тест текущего словарного запаса | Лечение больного алкоголизмом | Роль мотивации в изучении инос...
Последняя из новостей: Обобщение исследований организации психики на 2018 год: Что люди узнали о мозге.
Все новости

Ученые создали первый в мире искусственный организм с одной хромосомой
Вооруженные генетическим редактором CRISPR ученые сумели создать вполне жизнеспособный искусственный организм, геном которого состоит всего из одной хромосомы. Тем самым, как сообщает авторитетный журнал Nature, был установлен новый мировой рекорд.
Все статьи журнала
 посетителейзаходов
сегодня:22
вчера:33
Всего:55236005

Авторские права сайта Fornit
Яндекс.Метрика