Главная книга сайта Форнит: «Мировоззрение». Другие книги:
«Познай себя», «Основы адаптологии», «Вне привычного» и Лекторий МВАП.
 
Короткий адрес страницы: fornit.ru/30499
Вернуться на страницу с топиком от nan

Осознание своего уровня жизни

Статья Социальные проблемы психики дополнена еще одним пунктом, тема которого возникла после обсуждений на формуме. Вот что там написано.

 

Революционеры обосновывают свои задачи сменить власть в государстве тем, что люди там влачат недостойное человека существования, их жизнь попирается паразитической диктаторской верхушкой, только и думающей, как одурачить людей, и подавленный властями народ вынужден жить в стрессе и страхе. Обычно при этом сравнивается положение такого народа с народом другой, более прогрессивной по мнению революционеров культуре.

Исключим из этого тех, кто практикует методы свержения неугодной власти в силу политических мотивов. Те, из революционеров, кто искренне считает, что их вмешательство спасает народ от ужасов диктаторских режимов, сравнивают с собственным или каким-то другим эталонным положением, попадая в иллюзию примерки своих представлений о том, что такое хорошо и плохо на совершенно иной менталитет. Они не задумываются о том, что их эталон может восприниматься столько же недопустимо ужасно с точки зрения более прогрессивной и обеспеченной культуры будущего, ведь то, что считалось приемлемым две сотни лет назад, сегодня воспринимается как настоящее бедствие. Они не понимают, что их идеи ужасны и не приемлемы и для более “низко развитой” и вообще любой иной культуры. Ну как если пытаться навязать мораль московского офисного работника популяции шимпанзе в джунглях.

Революционеры просто не понимают того, что баланс самоощущения хорошо и плохо в норме адаптивности к окружающему миру всегда поддерживается в определенной пропорции, обеспечивающей сбалансированность реакций организма в данной среде.

Человек древнего мира, которому нужно было поутру вставать, чтобы успеть наковырять съедобных личинок и при этом не стать добычей хищников или враждебных племен, жил без ужаса и подавленности потому, что для него это было привычной нормой, к которой он приспособился, а если туда попадет офисный работник, то не продержится и до вечера. Стресс в привычной жизни возникает только в отдельные критические моменты, которые адаптированная особь научилась настолько успешно преодолевать, что ее вид остается жизнеспособным.

Если человек с детства приспосабливается к определенной жизни и вдруг его перенести в другую жизнь, то все его навыки, понимание, умения окажутся ненужными, а ничего иного у него нет так, что он или умрет или чудом что-то поможет ему заново приспособиться.

Дикие животные, которых человек в относительно взрослом состоянии заставляет жить у себя, лишая привычного, испытывают очень большой и длительный стресс необходимости переучиваться с нуля всему. Они по-настоящему страдают, совершая множество ошибок и получая негативные последствия этого, а сделать что-то правильно они не могут очень долго, пока не освоят все, но не в периоды раннего развития, которые были оптимальны для такого обучения, а в состоянии уже трудно корректируемого отношения и поведения.

В норме во время постижения нового негативные переживания значительно превышают позитивные потому, как ставится новая проблема, требующая нахождения решения. Это приводит к повышенному напряжению систем адаптации, стрессу, способствующему решению проблемы. Если решение найти невозможно, но актуальность оказывается критически высокой, то стресс становится постоянным, уже приводя к соматическим и психическим патологиям. В своей привычной среде обитания, в норме организм подготовлен к проблемам его уровня и в целом особи вида оказываются в жизнеспособном состоянии.

Но если настолько резко изменить условия, что весь жизненный опыт становится неприменимым, стресс сопровождает недопустимо долго. В реальности особь просто выходит за рамки возможной жизни.

В случае революций за рамки жизни всегда выбрасывалось большинство людей, недостаточно подготовленных к таким переменам, и лишь достаточно молодые или достаточно обеспеченные оказывались способны войти в новые условия жизни и выработать к ним новую адаптивность. Тех, кто активно препятствовал этому, революционеры всегда уничтожали как врагов.

Проходило время и люди приспосабливались к новой жизни, любой, какая бы они ни была абсурдной, и все приходило в новую привычную норму баланса адаптивности. И люди опять доверяют своим вождям, строят личные планы, радуются и печалятся в своей новой норме.

У фантастов Стругацких есть повесть “Трудно быть богом”, где прогрессоры пытаются внедрить свою мораль совершенно иной культуры в общество по из мнению погрязших в пороках инопланетян. Литературный эксперимент показывает неизбежность множества ужасающих противоречий в таком прогрессорстве.

 

Живой организм, сложностью как человек, просто не может жить, если у него нет нормального баланса плохого и хорошего. В любой самой жуткой стране, пусть в Африке, пусть в Мордоре, люди испытывают позитивные и негативные переживания потому, что это необходимый атрибут адаптивности, без этого не будет жизни. И если какой-то революционер пытается доказать, что все ужасно у этого народа и ему требуется хирургическая помощь, что все только и дрожат от ужаса и подавленности (потому как для этого революционера такая жизнь ужасна), то он или намерено врет или просто не понимает сути социальной адаптивности.

Плохое или хорошее – понятия не только относительные, но принципиально субъективные. Плохое и хорошее для данного человека есть в любом обществе, и на разных его уровнях социальной иерархии. То, что для нас очень плохо, для средних веков – просто сказка из будущего. Все это – не объективные, а субъективные точки отсчета.

Те, кто хочет в соответствии со своими личными представлениями сместить эту точку отсчета в сторону все плохо – напрямую совершает агрессию против адаптивности общества. Но в реальности сумевшие получить власть революционеры всегда ввергали народ страны в действительно тяжелые периоды и убивали тех, кто не мог и не хотел утрачивать большую часть себя, без которой он оказывался бы просто инвалидом в новых условиях.

 

Если не доверять властям, не полагаясь на их компетенцию, то остается выйти за рамки системы управления и оказаться со своими представлениями. А это сильно изменяет баланс плохо-хорошо и люди, не могущие адаптироваться нормально в новой системе (при революционных сменах представлений) уничтожаются или физически при из активных попытках сломать систему или погружаются в депрессию, не совместимую с полноценной жизнью.

Любое изменение достигнутого баланса модели личной адаптивности – стресс, который без реального разрешения противоречий обрекает особь на откол от общей системы адаптивности. Так что искусственные нарушения баланса это – не нормальная адаптивность, а низвержение до уровня отбора с вынужденным уничтожением не вписавшийся особей. Это – ломка старой системы социальной адаптивности и фатальное для большинства формирование новой с откатом культуры взаимоотношений на уровень почти полного отсутствия взаимопонимания, которое заново нужно нарабатывать в долгом развитии социальных отношений.

Те же, кто сумел принять новую власть и адаптировался, обретет свою норму социальной жизни и будет жить с нормальным рабочим балансом хорошо-плохо. У него будет все нормально, он будет радоваться и горевать без депрессии, не совместимой с жизнью.

Это происходило во время всех политических революции и преобразований (вроде прихода к власти Гитлера), это произошло со всеми выжившими советскими людьми.


Дата публикации: 2019-05-28 15:02:05
Комментарии 10 комментов.

Яндекс.Метрика