Поиск по сайту
Проект публикации книги «Познай самого себя»
Узнать, насколько это интересно. Принять участие.

Короткий адрес страницы: fornit.ru/1657

Этот материал взят из источника: http://knowledge.allbest.ru/law/2c0a65625b3bc78a5d53b88421306c26_0.html
Список основных тематических статей >>
Этот документ использован в разделе: "Ошибка"Распечатать
Добавить в личную закладку.

Экспертные ошибки

План

Введение

1. Понятие ошибок

2. Виды экспертных ошибок

3. Отдельные экспертные ошибки по отдельным видам экспертиз

3.1 Ошибки по психофизиологическим экспертизам

3.2 Ошибки при проведении биологических экспертиз

Заключение

Библиография

Введение

В настоящее время выявление и расследование многих преступлений, например связанных с экономической, корыстно-насильственной и иной направленностью или совершаемых преступными группами и организациями, осуществляются чрезвычайно сложно. Преступники тщательно подготавливают и маскируют свою криминальную деятельность, активно противодействуют расследованию. В таких условиях наблюдается недостаток информации, под угрозой оказывается весь процесс производства по уголовному делу, что побуждает следователей уделять особое внимание доказательственной базе, грамотно и скрупулезно вести расследование, своевременно и эффективно взаимодействовать с другими подразделениями правоохранительных органов, использовать специальные знания в различных областях науки и практики.

В основе привлечения сведущих лиц для нужд правосудия лежит обладание ими специальными знаниями. Как показывает практика, чаще всего в процессе расследования по уголовному делу пользуются такими знаниями при назначении судебных экспертиз, в ходе проведения которых устанавливаются различные факты, характеризующие преступление, круг лиц, участвующих в нем.

Заключение эксперта, как известно, является одним из источников доказательства. В отдельных случаях следователи, дознаватели, судьи, прокуроры и иные участники уголовного процесса вопреки закону рассматривают заключение эксперта как доказательство, обладающее преимуществом перед другими доказательствами, не подвергая его тщательной проверке и должной оценке. Не ставя под сомнение объективность результатов, полученных экспертом в ходе проведенных исследований, принимаются процессуальные решения, основанные на его предположительных, а не достоверных выводах. Эксперт, по сравнению с другими участниками, вовлеченными в процесс расследования, рассматривается как лицо, компетентное во всех вопросах, застрахованное от ошибок, не имеющее недостатков в организации и реализации своей профессиональной деятельности.

Ошибки, допущенные экспертом в ходе проведенных исследований, детерминируются в ошибки следственные и судебные и в конечном итоге ведут к нежелательным, негативным последствиям, затрагивают интересы многих граждан, разрушая их веру в возможность защиты прав и свобод человека.

1. Понятие ошибок

В повседневной жизни феномен ошибок встречается довольно часто. Когда мы читаем статьи в газетах, смотрим программы телевизионного вещания, общаемся, то не раз слышим и используем этот термин. Причем в таких случаях данная дефиниция не всегда верно интерпретируется. Зачастую происходит подмена одного понятия другим, производным от самого термина» ошибка». В словаре русского языка «ошибка» определяется в общем смысловом значении без какой-либо конкретизации как «неправильность в действиях, мыслях» Ожегов, С.И. Словарь русского языка .14-е изд., стер. М.: Рус. яз., 1982. 816 с..

Следует отметить, что определение содержания термина «ошибка» разрабатывается не только юридическими науками, но и такими отраслями знаний, как философия, логика, медицина, математика и др. Все научные подходы к анализу феномена ошибки, разработка структурной и содержательной стороны базового термина, наработанные различными отраслями знаний, безусловно, являются важным подспорьем при определении юридической природы понятия «ошибка».

В юриспруденции существуют различные мнения по определению сущности рассматриваемого термина. Так, исследователь в области права А.Б. Лисюткин под ошибкой понимает следствие какого-то действия, а именно «признанный в установленном законодательстве порядке юридически значимый негативный результат, препятствующий достижению субъектами права официально провозглашенных целей, реализации права и свобод, законных интересов и подлежащий исправлению правовыми средствами». Автор, исследуя категорию «ошибка» в правоведении, подходил к сущности рассматриваемой дефиниции с точки зрения методологического аспекта. Встречаются определения ошибки с позиции отраслевого аспекта, характерные как для правотворчества, правоприменения, так и для судебной, следственной, экспертной деятельности. Занимаясь изучением феномена ошибки сквозь призму категории «истинность», правовед В.М. Баранов под правотворческой ошибкой понимал» официально реализованное, добросовестное заблуждение, результат неправильных действий нормотворческого органа … влекущих путем издания ложной нормы права неблагоприятные социальные юридические последствия» Баранов, В.М. Истинность норм советского права: проблемы теории и практики / В.М. Баранов; под ред. М.И. Байтина. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1989. 400 с..

Один из инициаторов и разработчиков теории ошибок в следственной деятельности профессор А.Б. Соловьев следственную ошибку определял как «незаконные и обоснованные действия следователя при расследовании преступления, которые по ошибочному представлению следователя являлись правомерными и якобы были направлены на обеспечение задач уголовного судопроизводства» Характер, причины и способы устранения ошибок в стадии предварительного следствия: метод. пособие / В.В. Воскресенский [и др.]; рук. авт. коллект. А.Б. Соловьев. М.: Изд-во ВНИИ проблем укрепления законности и правопорядка, 1990. 80 с.. Исследователь в области права В.Н. Карташов также давал трактовку юридической ошибки, определяя ее при этом как ошибочную юридическую деятельность, действие Карташов, В.Н. Ошибочная правотворческая деятельность (дискуссионные вопросы понимания) / В.Н. Карташов // Правотворческие ошибки: понятие, виды, практика и техника устранения в постсоветских государствах: материалы междунар. науч.-практ. стола, Н. Новгород, 29-30 мая 2008 г. / Нижегород. акад. МВД России; под ред. В.М. Баранова, И.М. Мицкевича. - М.: Проспект, 2009. С. 115-122..

В итоге можно сделать вывод, что в юридической традиции сложились два подхода к пониманию данной дефиниции. Одни исследователи определяют ошибку как результат (А.Б. Лисюткин, В.М. Баранов), другие - как само действие (А.Б. Соловьев, В.Н. Карташов). Как представляется, оба подхода имеют право на существование, так как содержат весомые аргументы в поддержку занятых позиций.

Предметом особого внимания выступает и этимология понятия»экспертная ошибка», которая представляет собой самостоятельную проблему, требующую научного толкования. Дефиницию «экспертная ошибка» разрабатывали в своих трудах и ученые в области экспертологии, и видные деятели в области криминалистики. Так, ученый-криминалист Р.С. Белкин в общем виде экспертную ошибку определил как «несоответствующее объективной действительности суждение эксперта или его действия, не приводящие к цели экспертного исследования, если и искаженное суждение, и неверные действия представляют собой результат добросовестного заблуждения» Белкин, Р.С. Курс криминалистики: в 3 т. / Р.С. Белкин.  М.: Юристъ, 1997.  Т. 2: Частные криминалистические теории.  464 с.. Данного определения придерживалась ученый Е.Р. Россинская, использовав этот термин при составлении комментария к Федеральному Закону «О государственной судебно-экспертной деятельности». Криминалист Н.И. Клименко экспертные ошибки ограничивал от синонимичных терминов признаками существенности и типичности и определял их как «недостатки экспертного исследования непреднамеренного характера, которые повлекли дачу неправильного заключения» Клименко, Н.И. Экспертные ошибки и их причины / Н.И. Клименко // Криминалистика и судебная экспертиза.  1988.  Вып. 37. С. 35-38. Определение экспертной ошибки как недостатка не позволяет в полной мере раскрыть природу данного феномена, понять его структуру. Так, в толковом словаре В.И. Даля недостаток интерпретируется как «погрешность, ошибка…» Даль, В.И. Толковый словарь живого великого русского языка: в 4 т. / В.И. Даль. М.: Рус. яз. Медиа, 2005.  Т. 2.  779 с.. Исходя из этого представляется, что для правильного толкования как в целом ошибки, так и экспертной ошибки было бы не совсем верно использовать синонимичное понятие, не позволяющее уловить специфику изучаемой дефиниции.

Эксперт-криминалист Г.Л. Грановский предложил свое определение экспертной ошибки, обозначив ее как «выводы (основные и промежуточные), не соответствующие действительности, а также неправильности в действиях или рассуждениях, отражающих процесс экспертного исследования - в представлениях, суждениях, понятиях» Грановский, Г.Л. Природа, причины экспертных ошибок и пути их устранения / Г.Л. Грановский // Новые разработки и дискуссионные проблемы теории и практики судебной экспертизы; Экспресс-информ / ВНИИСЭ МЮ СССР.  М.; 1983. Вып. 2.  C. 1-9.. Имеет смысл проанализировать данное определение. Так, экспертное исследование как основная форма экспертной деятельности включает в себя самостоятельные стадии - подготовительную, аналитическое исследование объектов, представленных на экспертизу, сравнительное исследование, синтез результатов исследования и формулирование выводов эксперта Шляхов, А.Р. Судебная экспертиза: организация и проведение / А.Р. Шляхов.  М.: Юрид. лит., 1979. 168 с.. На каждой из стадий уже изначально могут присутствовать объективные факторы, способствующие наступлению ошибки. И вряд ли имеет смысл делать акцент при даче определения только лишь на одной из них, пусть даже и такой важной, как формулирование выводов. Субъективные факторы, лежащие в основе психического, волевого, морального отношения эксперта к результатам своей деятельности, а именно непреднамеренность, неосознанность, нежелание наступления тех или иных последствий - являются ключевыми основаниями, позволяющими отличать, проводить грань между экспертной ошибкой и совершаемым экспертом преступлением против правосудия, в основе которого лежит фактор умышленного, осознанного изменения «существующего положения». Данный аспект при даче определения экспертной ошибки не раскрывается.

В интерпретации термина «ошибка» интерес представляет тот факт, что достаточно часто полное смысловое оформление данное понятие приобретает лишь тогда, когда обличается оно и в действии, и в суждении (мысли, слове, представлении). Так, еще в ХIХ в. «ошибку» представляли как погрешность в слове или в деле Словарь церковно-славянского и русского языка: в 4 т. / сост. 2-е отд. Императорской Акад. Наук.  СПб.: Тип. Императора Акад. Наук, 1847. Т. 3. 589 с.. В связи с этим проанализируем в дальнейшем понятие «экспертная ошибка» и как действие, и как суждение.

2. Виды экспертных ошибок

Экспертные ошибки - это не соответствующие объективной действительности суждение эксперта или его действия, не приводящие к цели экспертного исследования, являющиеся результатом добросовестного заблуждения Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. М.: Изд-во»БЕК", 1997. С. 157..

Экспертные ошибки неоднородны и могут быть разделены на три класса:

- ошибки процессуального характера;

- гносеологические ошибки;

- деятельностные (операционные) ошибки.

Ошибки процессуального характера:

- нарушение экспертом процессуального режима и процедуры производства экспертизы;

- выход эксперта за пределы своей компетенции;

- выражение экспертной инициативы в не предусмотренных законом формах;

- самостоятельное собирание материалов и объектов экспертизы;

- обоснование выводов материалами дела, а не результатами исследования;

- осуществление не санкционированных судом (следователем) контактов с заинтересованными лицами;

- принятие поручения на производство экспертизы и материалов от неуполномоченных лиц;

- несоблюдение процессуальных требований к заключению эксперта (в том числе отсутствие в заключении необходимых по закону реквизитов).

Гносеологические ошибки коренятся в сложностях процесса экспертного познания. Они могут быть допущены при познании сущности, свойств, признаков объектов экспертизы, отношений между ними, а также при оценке результатов познания, итогов экспертного исследования, их интерпретации.

Ошибки гносеологического характера связаны с процессом экспертного познания, который строится с учетом законов логики и определенных правил. Они делятся на логические и фактические (предметные). Россинская Е.Р., Галяшина Е.И. Настольная книга судьи: судебная экспертиза. Москва: Проспект, 2011. 464 с.

Логическая ошибка - это нарушение какого-либо закона, правил и схем логики. Логические ошибки связаны с нарушением в акте мышления законов и правил логики, некорректным применением логических приемов и операций, например смешение причинной связи с простой последовательность во времени или обоснование тезиса аргументами, из которых данный тезис логически не вытекает.

Логические ошибки обычно связаны с различными логическими операциями и видами умозаключений. Так, можно выделить ошибки в делении понятий, в определении понятий, ошибки в индуктивном выводе, ошибки в дедуктивных умозаключениях, ошибки в доказательстве: по отношению к тезису, к аргументу, к демонстрации Ивин А.А., Никифоров А.Л. Словарь по логике. М.: ВЛАДОС, 1997. С. 261..

Логические ошибки следует отличать от фактических ошибок. Последние обусловлены не нарушением правил логики, а незнанием предмета, фактического положения дел. Фактические (предметные) ошибки проистекают от искаженного представления об отношениях между предметами объективной действительности.

К логическим ошибкам нельзя причислять также ошибки словесного выражения суждений эксперта. К числу последних относится широко известная омонимия - смешение или подмена понятий, происходящие вследствие того, что разные понятия часто выражаются похожими словами и словесными оборотами. Россинская Е.Р., Галяшина Е.И. Настольная книга судьи: судебная экспертиза. Москва: Проспект, 2011. 464 с.

Деятельностные (операциональные) ошибки связаны с осуществляемыми экспертом операциями (процедурами) и могут заключаться в нарушении предписанной последовательности этих процедур, в неправильном использовании средств исследования или использовании непригодных технических и иных средств исследования, в получении недоброкачественного сравнительного материала и т.д. Россинская Е.Р., Галяшина Е.И. Настольная книга судьи: судебная экспертиза. Москва: Проспект, 2011. 464 с.

Причины экспертных ошибок могут быть объективными, т.е. не зависящими от эксперта как субъекта экспертного исследования. К ним относят:

- отсутствие разработанной и апробированной методики;

- несовершенство используемой экспертной методики;

- применение ошибочно рекомендованных методов;

- применение методов, находящихся в стадии экспериментальной разработки;

- применение неисправного оборудования;

- использование методов и приборов, не обладающих достаточной чувствительностью или разрешающей способностью;

- использование для измерений физических величин приборов, не относящихся к сертифицированными средствам измерений;

- применение неповеренных средств измерений и эталонов;

- использование неаттестованных методик измерений физических величин;

- использование неправильных математических моделей и компьютерных программ;

- применение нелицензионных программ для ЭВМ;

- отсутствие полных данных, характеризующих идентификационную и диагностическую значимость признаков, устойчивость их отображений в следах и др.

К субъективным причинам экспертных ошибок относят:

- профессиональную некомпетентность эксперта: незнание современных экспертных методик, неумение пользоваться теми или иными техническими средствами, инструментами; неприменение рекомендованного метода, оптимального для данной экспертной ситуации; неправильная оценка идентификационной значимости признаков, результатов, полученных другими членами комиссии при производстве комплексной экспертизы, и т.д.;

- неполноту или односторонность исследования;

- пренебрежение правилами и условиями применения методик экспертного исследования и технических средств;

- профессиональные упущения эксперта: небрежность, неаккуратность, поверхностное производство исследования, пренебрежение методическими рекомендациями, правилами пользованиями техническими средствами и приборами, неполное выявление существенных признаков объекта; использование не всех известных эксперту методов исследования, игнорирование тех или иных свойств объектов или их взаимозависимости.

Экспертные ошибки могут быть связаны с определенными чертами личности эксперта:

- дефекты или недостаточная острота органов чувств эксперта: зрения, слуха и т.д.;

- неординарное психологическое состояние эксперта или его измененное сознание, например вследствие болезни, переутомления, стресса, тревоги, эмоционального или психического напряжения, поспешности;

- характерологические свойства личности эксперта (неуверенность в своих знаниях, повышенная внушаемость, мнительность, конформизм или, наоборот, излишняя самоуверенность, амбициозность, пренебрежение мнением коллег);

- психоэмоциональные свойства эксперта (темперамент, психологическая устойчивость, волевые качества, мотивационные установки и т.д.);

- стремление проявить экспертную инициативу без достаточных к тому оснований, утвердить свой приоритет в применении нетривиальных методов и оригинальных решений экспертной задачи, отличиться новизной и дерзостью решения, самобытностью суждений и неординарностью выводов;

- логические дефекты умозаключений эксперта;

- дефекты в организации и планировании экспертного исследования.

На ошибочность заключения эксперта могут повлиять сами материалы дела, заключение предшествующей экспертизы и некритическое его осмысление, а также поведение вышестоящих руководителей, следователя, иных участников судопроизводства. Россинская Е.Р., Галяшина Е.И. Настольная книга судьи: судебная экспертиза. Москва: Проспект, 2011. 464 с.

Ошибки могут быть обнаружены:

- при проверке самим экспертом хода и результатов проведенного им исследования на любой его стадии, и особенно на стадии формирования вывода;

- при анализе и обсуждении результатов экспертного исследования, осуществляемого комиссией экспертов при производстве однородной комиссионной и комплексной экспертизы;

- при анализе экспертом или специалистом заключений предшествующих экспертиз;

- при контроле хода и результатов экспертного исследования руководителем экспертного учреждения;

- следователем, присутствующим при производстве экспертизы;

- при оценке заключения эксперта следователем или судом (первой, апелляционной, кассационной, надзорной инстанций);

- в процессе обобщения экспертной практики, осуществляемом в практических или научных целях.

Существенное для судопроизводства значение имеет обнаружение тех ошибок, которые повлекли или могли повлечь неправильный вывод эксперта. При обнаружении таких ошибок эксперт или руководитель экспертного учреждения обязан поставить в известность орган, назначивший экспертизу.

Экспертные ошибки следует отличать от заведомой ложности заключения, т.е. умышленного действия, направленного на сознательное и целенаправленное игнорирование или умалчивание при исследовании существенных фактов и свойств объекта экспертизы. Заведомо ложное заключение может состоять в осознанных неверных действиях по проведению экспертизы, умышленно неверном применении или выборе методики экспертного исследования, заведомо неправильной их оценке.

Осознание ложности своих выводов или неправильности действий исключает заблуждение как такое психологическое состояние, при котором субъект не осознает неправильности своих суждений или действий. Такое заблуждение является добросовестным. Эксперт искренне полагает, что он мыслит и действует правильно.

Причина ошибочности экспертного заключения может быть не только в допущенных экспертом ошибках. Экспертное исследование может быть выполнено безупречно, сделанные выводы полностью соответствовать полученным результатам. Но если исходные данные были ошибочными или исследуемые объекты не имели отношения к делу, были фальсифицированы, то и заключение эксперта в аспекте установления истины по делу окажется ошибочным. Однако в этом случае нельзя говорить об экспертной ошибке, поскольку причиной ошибочного заключения является ошибка субъекта, назначившего экспертизу, либо его умышленно неправильные действия, правонарушения. Россинская Е.Р., Галяшина Е.И. Настольная книга судьи: судебная экспертиза. Москва: Проспект, 2011. 464 с.

Возможности предупреждения экспертных ошибок во многом зависят от специфики того или иного рода или вида судебной экспертизы.

В общем виде можно выделить следующие подходы:

- полноценность, доброкачественность, полнота и достаточность представляемых на экспертизу объектов и материалов;

- совершенствование методов и средств экспертного исследования, внедрение в экспертную практику современных высокотехнологических и компьютеризированных методов исследования объектов экспертизы, активное развитие информационного обеспечения экспертной деятельности;

- профессиональная подготовка квалифицированных экспертных кадров, подтверждение и повышение квалификации экспертов в рамках целевой профессиональной переподготовки;

- контроль за качеством экспертных исследований, включая взаимное и внешнее контрольное рецензирование экспертных заключений с привлечением независимых специалистов. Россинская Е.Р., Галяшина Е.И. Настольная книга судьи: судебная экспертиза. Москва: Проспект, 2011. 464 с.

В предыдущих разделах уже давались примеры экспертных ошибок и пути их преодоления. Приведем еще пример типичных экспертных ошибок, выявленных специалистом.

Перед специалистом стороной защиты был поставлен вопрос: «Дан ли экспертом И. в полном объеме ответ на вынесенный следователем в постановлении о назначении судебной фоноскопической экспертизы вопрос: «Установить дословное содержание разговоров на представленных спорных фонограммах". Специалисту был представлен CD-R-диск с копией спорных фонограмм.

Для исключения погрешности, связанной с качеством воспроизведения фонограмм, при проведении исследования применялись программное обеспечение и аппаратура, аналогичные тем, что использовались экспертом И. при производстве экспертизы.

Для устранения погрешности, связанной с субъективизмом восприятия звукозаписей, прослушивание спорных фонограмм осуществлялось двумя специалистами независимо друг от друга. После чего производилась сверка установленных текстов фонограмм. При обнаружении разночтений производилось повторное прослушивание для устранения сомнений.

Специалисты установили, что при расшифровке разговоров экспертом пропущены отдельные слова и выражения, а также добавлены слова и выражения, отсутствующие в звукозаписи, что искажает смысловое содержание записанных разговоров.

Специалист может сделать вывод, что установленные экспертом тексты спорных фонограмм не являются дословным содержанием разговоров, зафиксированных в указанных файлах, а являются лишь отдаленно напоминающей содержание разговоров их расшифровкой и не соответствуют зафиксированным разговорам как по объему слов, так и по их смыслу. Россинская Е.Р., Галяшина Е.И. Настольная книга судьи: судебная экспертиза. Москва: Проспект, 2011. 464 с.

3. Отдельные экспертные ошибки по отдельным видам экспертиз

3.1 Ошибки по психофизиологическим экспертизам

В настоящее время психофизиологические исследования и экспертизы с применением полиграфа в порядке, установленном Федеральным законом от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" (далее - Закон о ГСЭД), проводятся: с 2002 г. - в Институте криминалистики Центра специальной техники ФСБ России, с 2004 г. - в 111 Главном государственном центре судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Минобороны России (далее - ГГЦСМиКЭ), с 2005 г. - в Экспертно-криминалистическом центре МВД по Республике Татарстан, с 2010 г. - в Экспертно-криминалистическом управлении ФСКН России. Комисарова Я.В. О типичных ошибках при производстве судебных психофизиологических экспертиз с применением полиграфа // Эксперт-криминалист. М.: Юрист, 2012, № 1. С. 19-23

Кроме того, в августе 2009 г. в структуре Главного управления криминалистики Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации было сформировано Управление организации экспертно-криминалистической деятельности, призванное через свои отделы оказывать следственным органам организационно-методическую и практическую помощь в использовании экспертно-криминалистических средств и методов по уголовным делам, в том числе путем обнаружения, изъятия и исследования следов и других вещественных доказательств; проведения экспертных исследований различных криминалистических объектов, в том числе психофизиологических исследований с применением полиграфа. Комисарова Я.В. О типичных ошибках при производстве судебных психофизиологических экспертиз с применением полиграфа // Эксперт-криминалист. М.: Юрист, 2012, № 1. С. 19-23

Судебные психофизиологические экспертизы с применением полиграфа (далее - СПФЭ) проводятся в нескольких негосударственных экспертных учреждениях, а также множеством частнопрактикующих специалистов-полиграфологов, что создает ряд проблем, связанных, во-первых, с низкой квалификацией отдельных «специалистов", во-вторых, с незнанием полиграфологами основ юриспруденции, теории и практики судебной экспертизы, в-третьих, с различием в научных подходах к обоснованию методик проведения исследования.

В ГГЦСМиКЭ регулярно поступают запросы как от адвокатов, так и от следователей на проведение рецензирования заключений полиграфологов, составленных по результатам производства психофизиологических экспертиз с применением полиграфа по уголовным делам, в целях получения заключения специалиста (в рамках ст. 80 УПК РФ) по вопросу о том, подготовлены ли предоставляемые ими заключения экспертов с учетом единого научно-методического подхода к практике проведения психофизиологических исследований и экспертиз с применением полиграфа, профессиональной подготовке и специализации полиграфологов. Обобщение накопленных таким образом материалов позволяет выделить несколько наиболее распространенных ошибок, допускаемых полиграфологами при производстве СПФЭ. Комисарова Я.В. О типичных ошибках при производстве судебных психофизиологических экспертиз с применением полиграфа // Эксперт-криминалист. М.: Юрист, 2012, № 1. С. 19-23

На первом месте по частоте встречаемости - типичная ошибка процессуального характера: сплошь и рядом эксперты-полиграфологи выходят за пределы своей компетенции, отвечая на правовые вопросы.

Разрешение перечисленных и прочих, подобных им, вопросов выходит за пределы процессуальной компетенции эксперта-полиграфолога, так как предполагает выявление обстоятельств, согласно ст. 73 УПК РФ подлежащих доказыванию, в то время как в соответствии со ст. 74 УПК РФ заключение эксперта является источником сведений, на основе которых наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, устанавливает суд (прокурор, следователь, дознаватель). В каждом из указанных случаев, руководствуясь ст. ст. 16 и 41 Законам о ГСЭД, эксперты были обязаны составить мотивированное письменное сообщение о невозможности дать заключение и направить его лицу, назначившему судебную экспертизу.

Надо сказать, что чаще всего при производстве СПФЭ выход эксперта за пределы своей компетенции является следствием ошибок гносеологического характера, избежать которых даже опытному специалисту-полиграфологу достаточно сложно. За десятилетия использования полиграфа во многих странах мира было накоплено значительное количество эмпирического материала, свидетельствующего об эффективности его применения, однако исследования, направленные на формирование соответствующей теоретической базы, практически не проводились. Психофизиологические закономерности по своей природе принципиально отличаются от точных законов, действующих, к примеру, в области физики. Определенная взаимосвязь между психическими и физиологическими явлениями сегодня очевидна и доказана, но, в отличие от наработок в точных науках, она является не детерминированной, а вероятностной, поэтому существует большое количество теорий, с помощью которых предпринимаются попытки описать природу психофизиологических реакций, выявляемых в ходе тестирования на полиграфе. Но ни одна из предложенных теорий (ни «условно-рефлекторная", ни «угрозы наказания", ни «целенаправленного тестирования памяти") в настоящее время не является общепризнанной. Впрочем, эмпирически обоснованные методы, учитывая специфический характер вопросов, интересующих следствие и суд при производстве по уголовному делу, во все времена достаточно активно использовались (и продолжают использоваться) в судебно-экспертной деятельности. Здесь главное - не переоценить значимость полученных с их помощью доказательств.

При назначении СПФЭ экспертные задачи могут быть определены в форме вопросов следующего содержания: выявляются ли в ходе психофизиологического исследования с применением полиграфа реакции, свидетельствующие о том, что гражданин(-ка) - Ф.И.О. - располагает информацией о деталях случившегося? вследствие отражения каких обстоятельств могла быть получена обследуемым лицом эта информация? могла ли она быть получена в момент события?

Поскольку правила проверки и оценки доказательств, закрепленные действующим законодательством, не позволяют придавать информации, полученной из какого бы то ни было источника, приоритетное значение, процессуальная оценка заключения эксперта-полиграфолога в соответствии со ст. 88 УПК РФ является прерогативой уполномоченного на то лица - дознавателя, следователя, прокурора или суда. Однако данное очевидное требование закона и разработанные с учетом положений процессуального законодательства методические рекомендации практикующие полиграфологи соблюдают далеко не всегда. Комисарова Я.В. О типичных ошибках при производстве судебных психофизиологических экспертиз с применением полиграфа // Эксперт-криминалист. М.: Юрист, 2012, № 1. С. 19-23

С учетом изложенного излишне говорить о том, насколько важно ведение видеозаписи (не предусмотренное действующим законодательством при проведении судебных экспертиз) при производстве СПФЭ. Лишь при наличии видеозаписи у сторон есть реальная возможность оценить адекватность действий конкретного эксперта-полиграфолога не только единому научно-методическому подходу к экспертной практике в области полиграфологии, но и элементарным требованиям этики. Присутствие кого-либо при проведении тестирования на полиграфе, помимо обследуемого и полиграфолога, может (при необходимости) способствовать решению вопроса о том, не было ли допущено в отношении обследуемого лица каких-либо действий, ущемляющих его права, унижающих честь и достоинство и пр. Однако присутствие третьих лиц без ведения видеозаписи не позволяет объективно решить вопрос о том, были или не были соблюдены лицом, проводившим тестирование на полиграфе, все существенные методические требования. Комисарова Я.В. О типичных ошибках при производстве судебных психофизиологических экспертиз с применением полиграфа // Эксперт-криминалист. М.: Юрист, 2012, № 1. С. 19-23

Подводя итог изложенному, надо признать, что в спорах между профессионалами может родиться Истина, но для такого рода дискуссий есть цивилизованные условия при организации научных изысканий, подготовке методических документов, проведении научно-практических конференций и т.п. Когда при производстве по уголовному делу решается судьба человека, СПФЭ - не повод для проявления личных амбиций. Лишь при условии строжайшего соблюдения научно обоснованных и апробированных практикой стандартов применения полиграфа заключение эксперта-полиграфолога может быть признано допустимым доказательством по уголовному делу. Комисарова Я.В. О типичных ошибках при производстве судебных психофизиологических экспертиз с применением полиграфа // Эксперт-криминалист. М.: Юрист, 2012, № 1. С. 19-23

3.2 Ошибки при проведении биологических экспертиз

Некоторые ошибки могут быть выявлены при внимательном изучении и сопоставлении материалов уголовных дел, если они содержатся в соответствующих процессуальных документах: постановлениях о назначении экспертиз, протоколах отбора образцов для сравнительного исследования, протоколах следственных действий, заключениях эксперта. Например, поставлены или нет все необходимые вопросы на разрешение эксперта, отобраны ли нужные образцы для сравнительного исследования, проведены ли дополнительные следственные действия, использованы ли необходимые в данной следственной ситуации тактические приемы допроса и т.д.

Более опасными являются неочевидные ошибки, которые простым изучением материалов уголовного дела сложно, а иногда и невозможно выявить. О наличии таких ошибок зачастую узнают по их негативным последствиям. Поэтому нельзя своевременно принять меры к их устранению или хотя бы уменьшению нежелательных последствий этих ошибок.

Анализируя изложенное, считаем, что экспертные ошибки нельзя рассматривать отдельно от следственных, поскольку они зачастую связаны между собой; иногда следственные влекут за собой экспертные, и наоборот. Не было бы никакой ошибки относительно «непричастности" Чикатило к серии убийств, не было бы новых жертв, как, возможно, не было бы дальнейшей дискуссии о «парадоксальном выделительстве", если бы следователь отобрал образцы крови, спермы и назначил дополнительную экспертизу. Необходимость в этом была, поскольку на местах преступлений Чикатило своей крови не оставлял, только сперму. Но ее для исследования у него не взяли. По словам следователя, не знали, как это сделать . В данном случае упущение следователя повлекло за собой ошибку эксперта. Последняя же, в свою очередь, дала основания для преждевременного и неправильного вывода следствия о непричастности подозреваемого и освобождения А. Чикатило. См.: Кривич М., Ольгин О. Чикатило и его жертвы. М.: Изограф, 1996. С. 104.

В настоящее время наиболее точные и доказательные результаты исследования объектов биологического происхождения обеспечивает молекулярно-генетический идентификационный анализ, который проводится в рамках судебной генетической экспертизы Горбулинская И.Н. Использование специальных познаний в процессе расследования серийных убийств (первоначальный этап расследования): афтореф. дис. ... канд. юрид. наук. Барнаул, 2007. .

В связи с указанными потенциальными возможностями генетической экспертизы, следует предупредить следователей о следующем важном моменте. «Некоторые следователи предпочитают сначала назначать серологическую экспертизу, а в зависимости от ее результатов решать вопрос о необходимости исследования ДНК. Данная позиция может быть оправдана в тех ситуациях, когда биологического материала на исследуемых объектах достаточное количество и расследование не ограничено во времени. При изъятии следов биологического происхождения и, что особенно важно, в случаях, когда крови, пота, слюны, спермы и других веществ обнаружено незначительное количество, данные объекты необходимо сразу направлять на генетическую экспертизу, минуя серологическое установление групповой принадлежности", - указывает И.Н. Горбулинская. Поддерживая указанное мнение, отметим, что назначение генетической экспертизы обосновано не только заботой о сохранности идентификационной информации на исследуемых объектах. Не менее важен временной фактор: своевременное получение результатов экспертизы позволит быстрее использовать эту информацию для поиска и изобличения преступника.

Ошибки при назначении и проведении экспертиз касаются также взаимодействия следователя и эксперта. Поэтому в качестве рекомендации предлагаем: при назначении экспертизы следует хотя бы в общем ставить в известность эксперта о категории дела, конечно, если это не создаст в последующем трудности расследованию. Здесь, в частности, имеется в виду возможное противодействие расследованию путем вынесения экспертом определенного (желаемого) заключения об известных уже обстоятельствах совершенного преступления (преступлений). Осведомленность о деле может быть принята экспертом во внимание при проведении экспертизы, в том числе для уточнения поставленных на разрешение и постановки новых вопросов (в соответствии со ст. 200 УПК Украины). В деле Чикатило нам не удалось установить, знал ли эксперт, проводя исследование, о том, что расследовалась серия убийств. Возможно, зная об этом, он более ответственно подошел бы к истребованию необходимых образцов, не вынес бы поспешного отрицательного заключения, а взвесил бы все «за" и «против" такого вывода.

Кроме полноты проведения экспертами исследований и подготовки ими правильных, обоснованных заключений важную роль играет также работа следователя по оценке результатов экспертиз. Правильно отмечается, что «каждое заключение эксперта по каждому из эпизодов серий сексуальных убийств необходимо тщательно изучить. В актах судебно-медицинской экспертизы, например, следует обратить внимание на полноту проведения исследования; взятие проб крови для определения ее групповой принадлежности... Такое изучение необходимо для сопоставления и анализа данных, имеющихся по всем эпизодам серии. Кроме того, такое изучение помогает своевременно выявить имеющиеся «пробелы" в проведенных экспертизах по тому или иному эпизоду и при необходимости оперативно назначать проведение дополнительной или повторной экспертизы" Тихонова Е.В. Расследование и предупреждение серийных сексуальных убийств: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 2002.. Следует оценивать заключение эксперта и с точки зрения современного состояния науки, как предлагает И.В. Усанов. Для осуществления этого следователь должен иметь представление относительно новейших разработок в области проведения судебных экспертиз, осознавать, какие при этом возможности открываются перед следствием, а также иметь сведения о применении данных методик на практике См.: Усанов И.В. Проблемы раскрытия и расследования серийных убийств на сексуальной почве. М.: Юрлитинформ, 2005. С. 134 - 135.. По одному делу такая осведомленность следователя привела к назначению повторной экспертизы, которая дала правильный результат Бюллетень Главного следственного управления МВД СССР. 1988. N 4 (57). С. 77 - 78..

экспертный ошибка психофизиологический

Заключение

Хотелось бы подчеркнуть, что экспертная деятельность является одной из производных видов социально-общественной деятельности, и эксперт, как и каждый другой гражданин, не застрахован от ошибок. Исходя из этого сущность понятия «экспертная ошибка» характеризуется как общими признаками, которые интерпретируют ошибку любого субъекта общества, так и специфическими признаками, которые отражают особенности ошибок в сфере экспертной деятельности.

Обобщая вышеизложенные положения, отмечаем, что, во-первых, экспертная ошибка представляет собой не соответствующее объективной реальности суждение эксперта, вызванное незнанием, неведением каких-либо признаков объекта ошибки, а также действие эксперта, препятствующее достижению истинных, единственно верных целей экспертного исследования. Во-вторых, ошибка является результатом непреднамеренности, неосознанности. В-третьих, экспертная ошибка реализуется в особой сфере судопроизводства - экспертной деятельности. В-четвертых, субъектом экспертной ошибки всегда является судебный эксперт.

Ошибки были и продолжают оставаться объективной реальностью. Однако это ни в коей мере не исключает необходимости прилагать усилия для их исправления. Ошибки содержат определенную опасность, угрозу как для отдельного гражданина, так и для всего общества, государства. В заключение хотелось бы привести слова Л. Ермошиной, которая верно охарактеризовала трагедию, произошедшую в пермском клубе, унесшую жизни 155 человек: «Это хуже, чем преступление, - это ошибка. То, что произошло, - ошибка. Но их частота - симптом, сигнал, обязывающий к политической и социальной диагностике. И правильные выводы помогут сохранить много жизней» Ермошина, Л. Пять событий недели / Л. Ермошина // Сов. Белоруссия. 2009. 12 дек. С. 3.. Сохраняясь как явление социальной действительности, то огромное количество совершаемых ошибок, тот отрицательный, негативный накопленный опыт заставляет нас по-новому осмыслить проблему существования ошибок, ставят перед необходимостью объяснить и понять их природу, выработать комплекс мер, связанных с профилактикой и путями их преодоления.

Библиография

1. Баранов, В.М. Истинность норм советского права: проблемы теории и практики / В.М. Баранов; под ред. М.И. Байтина. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1989.

2. Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. М.: Изд-во»БЕК", 1997.

3. Белкин, Р.С. Курс криминалистики: в 3 т. / Р.С. Белкин. М.: Юристъ, 1997. Т. 2: Частные криминалистические теории.

4. Бюллетень Главного следственного управления МВД СССР. 1988. N 4 (57).

5. Горбулинская И.Н. Использование специальных познаний в процессе расследования серийных убийств (первоначальный этап расследования): афтореф. дис. ... канд. юрид. наук. Барнаул, 2007.

6. Грановский, Г.Л. Природа, причины экспертных ошибок и пути их устранения / Г.Л. Грановский // Новые разработки и дискуссионные проблемы теории и практики судебной экспертизы; Экспресс-информ / ВНИИСЭ МЮ СССР. М.; 1983. Вып. 2.

7. Даль, В.И. Толковый словарь живого великого русского языка: в 4 т. / В.И. Даль. М.: Рус. яз. Медиа, 2005. Т. 2.

8. Ермошина, Л. Пять событий недели / Л. Ермошина // Сов. Белоруссия. 2009. 12 дек.

9. Ивин А.А., Никифоров А.Л. Словарь по логике. М.: ВЛАДОС, 1997.

10. Карташов, В.Н. Ошибочная правотворческая деятельность (дискуссионные вопросы понимания) / В.Н. Карташов // Правотворческие ошибки: понятие, виды, практика и техника устранения в постсоветских государствах: материалы междунар. науч.-практ. стола, Н. Новгород, 29-30 мая 2008 г. / Нижегород. акад. МВД России; под ред. В.М. Баранова, И.М. Мицкевича. - М.: Проспект, 2009.

11. Клименко, Н.И. Экспертные ошибки и их причины / Н.И. Клименко // Криминалистика и судебная экспертиза. 1988. Вып. 37.

12. Комисарова Я.В. О типичных ошибках при производстве судебных психофизиологических экспертиз с применением полиграфа // Эксперт-криминалист. М.: Юрист, 2012, № 1.

13. Ожегов, С.И. Словарь русского языка .14-е изд., стер. М.: Рус. яз., 1982.

14. Россинская Е.Р., Галяшина Е.И. Настольная книга судьи: судебная экспертиза. Москва: Проспект, 2011.

15. Словарь церковно-славянского и русского языка: в 4 т. / сост. 2-е отд. Императорской Акад. Наук. СПб.: Тип. Императора Акад. Наук, 1847. Т. 3.

16. См.: Кривич М., Ольгин О. Чикатило и его жертвы. М.: Изограф, 1996.

17. См.: Усанов И.В. Проблемы раскрытия и расследования серийных убийств на сексуальной почве. М.: Юрлитинформ, 2005.

18. Тихонова Е.В. Расследование и предупреждение серийных сексуальных убийств: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 2002.

19. Характер, причины и способы устранения ошибок в стадии предварительного следствия: метод. пособие / В.В. Воскресенский [и др.]; рук. авт. коллект. А.Б. Соловьев. М.: Изд-во ВНИИ проблем укрепления законности и правопорядка, 1990.

20. Шляхов, А.Р. Судебная экспертиза: организация и проведение / А.Р. Шляхов. М.: Юрид. лит., 1979.



Последнее редактирование: 2014-12-18

Оценить статью можно после того, как в обсуждении будет хотя бы одно сообщение.
Об авторе:
Этот материал взят из источника: http://knowledge.allbest.ru/law/2c0a65625b3bc78a5d53b88421306c26_0.html



Тест: А не зомбируют ли меня?     Тест: Определение веса ненаучности

Поддержка проекта: Книга по психологии
В предметном указателе: О теориях мироздания | Ошибки теории относительности | Ошибки теории эфира | Эфирные теории | В Казахстане введут уголовную ответственность за врачебную ошибку | Есть ли ошибка в опыте Майкельсона? | Комментарии к Эфирный ветер: проблема, ошибки, задачи В.А.Ацюковский | Ошибка | Ошибки и штампы в фантастике | Склонность к наркомании и азартным играм связана с неспособностью учиться на своих ошибках
Последняя из новостей: Обзор эволюционного появления субъективных моделей действительности: Субъективные модели действительности.
Все новости

Нейроны и вера: как работает мозг во время молитвы
19 убежденных мормонов ложились в сканер для функциональной МРТ и начинали молиться или читать священные тексты. В это время ученые наблюдали за активностью их мозга в попытке понять, на что похожи религиозные переживания с точки зрения нейрологии. Оказалось, они похожи на чувство, которое испытывает человек, которого похвалили.
Все статьи журнала
 посетителейзаходов
сегодня:22
вчера:55
Всего:16012621

Авторские права сайта Fornit
Яндекс.Метрика