Поиск по сайту
Проект публикации книги «Познай самого себя»
Узнать, насколько это интересно. Принять участие.

Короткий адрес страницы: fornit.ru/1098

Этот материал взят из источника: http://socion.net.ua/med_journal/articles/gerontology/chebotarev.htm
Список основных тематических статей >>
Этот документ использован в разделе: "Угасание человеческих качеств"Распечатать
Добавить в личную закладку.

Преждевременное (ускоренное) старение: причины, диагностика, профилактика и лечение

ЧЕБОТАРЁВ Дмитрий Фёдорович

Доктор медицинских наук, профессор.
Академик АМН Украины, академик НАН Украины, академик РАМН, член Немецкой Академии естествознания Леопольдина.
Почётный член национальных обществ геронтологов Болгарии, Германии, Венгрии, Польши, Италии, Бразилии и др. стран.
Заслуженный деятель науки и техники Украины.
Лауреат Государственной премии Украины.
Автор 310 научных работ.

КОРКУШКО Олег Васильевич

Доктор медицинских наук, профессор, академик АМН Украины, член-корреспондент НАН Украины, член-корреспондент РАМН.
Заведующий отделом клинической физиологии и патологии внутренних органов Института геронтологии АМН Украины.
Член Президиума правления Украинского общества геронтологов и гериатров, член правления Украинского научного кардиологического общества, почётный член обществ геронтологов Германии и Болгарии.
Заслуженный деятель науки и техники Украины.
Лауреат Государственной премии Украины.
Автор более 450 научных работ.

ШАТИЛО Валерий Брониславович

Доктор медицинских наук.
Ведущий научный сотрудник отделения клинической физиологии и патологии внутренних органов.
Заведующий терапевтическим отделением Института геронтологии АМН Украины.
Автор 190 научных работ.


Старение — сложный биологический процесс, отражающий одну из сторон развития живого организма, развитие его во времени; процесс внутренне противоречивый, объединяющий как регрессивные тенденции, так и прогрессивные (формирование новых приспособительных механизмов).

Известно, что старение человека в преобладающем большинстве случаев происходит по преждевременному (ускоренному) типу. Условия жизни современного общества, заболевания, широко распространенные во второй половине жизни (атеросклероз, ишемическая, гипертоническая болезни и т.д.), ускоряя процесс старения, приводят к преждевременному старению и смерти до достижения видового биологического предела жизни. Поэтому предупреждение, раннее обнаружение и лечение патологических процессов является важным моментом в комплексе мероприятий, направленных на профилактику преждевременного старения [27]. Вместе с тем среди ученых и до настоящего времени эта проблема продолжает активно обсуждаться; высказываются диаметрально противоположные взгляды по этому вопросу.

В современной геронтологической литературе широко применяются термины "физиологическое" и "преждевременное" старение, однако вопрос об этих двух типах старения дискутируется почти сто лет. Правомерность выделения физиологического типа старения и физиологической старости, а также преждевременного (ускоренного) типа старения обсуждается в работах С.П.Боткина, И.И.Мечникова, А.А.Богомольца, Н.Д.Стражеско, Д.Ф.Чеботарева, О.В.Коркушко, В.П.Войтенко, А.В.Токаря, Н.Б.Маньковского, В.В.Фролькиса, F.Bourliere, V.Коrenchevsky, W.F.Anderson и других исследователей.

В литературе имеются многочисленные данные об изменениях органов и систем организма в процессе естественного, физиологического старения. Совершенно иначе обстоит дело с изучением преждевременного старения, которое является основной, наиболее часто встречающейся формой старения людей в возрасте после 40-50 лет.

При всей сложности выделения синдрома преждевременного старения необходимость его изучения обусловлена клинической практикой и важностью уточнения причин и механизмов преждевременного старения, его основных показателей и путей лечебно-профилактического воздействия.

Критериям физиологического и преждевременного старения был посвящен семинар ВОЗ по проблемам геронтологии, состоявшийся в 1963г. в Киеве. В соответствии с его резолюцией, физиологическое старение означает естественное начало и постепенное развитие старческих изменений, характерных для данного вида и ограничивающих способность организма адаптироваться к окружающей среде. Под преждевременным старением следует понимать любое частичное или более общее ускорение темпа старения, приводящее к тому, что индивидуум "опережает" средний уровень старения той здоровой группы людей, к которой он принадлежит. Было подчеркнуто, что физиологическое и преждевременное старение обусловлено воздействием как внутренних факторов (в том числе генетических), так и факторов внешней среды. Естественно, что при каждом из названных типов старения влияния этих факторов совершенно различны.

Сложность и спорность чёткого определения синдрома преждевременного старения связаны с тем, что нам ещё не до конца известны механизмы, последовательность процессов, развивающихся при физиологическом старении. Во всяком случае, можно предположить, что факторы, ведущие к преждевременному старению, могут включаться на разных этапах развития физиологического старения, видоизменяя его механизмы и проявления, сказываясь на темпе и характере развития старческих изменений.

Таким образом, под преждевременным старением следует понимать возрастные изменения, наступающие раньше, чем у здоровых людей соответствующего возраста. Иными словами, при преждевременном старении биологический возраст (БВ) человека опережает его календарный возраст (КВ).

Главные трудности возникают при попытке определить сущность преждевременного старения, его механизмы и пути развития. Здесь возможны два различных подхода. При первом подходе раннее развитие признаков старости рассматривается независимо от причины, его вызвавшей. Действительно, клиницистам хорошо известны различные патологические процессы, приводящие к довольно быстрому одряхлению, раннему появлению внешних признаков, типичных для людей более пожилого возраста, функциональные и структурные изменения в органах и системах, сопровождающие заболевание и отягощающие его. Достаточно вспомнить, насколько старше своих лет даже внешне выглядят больные ишемической болезнью сердца, ХНЗЛ, язвенной болезнью, сахарным диабетом и др. Эмоциональное перенапряжение, психические стрессы, облучение радиоактивными веществами и многие другие факторы часто являются причиной преждевременного и быстрого развития старческих изменений.

Сторонники другой точки зрения считают, что возникновение ранних признаков старости (ускоренное старение) не связано с какими-либо конкретными заболеваниями или внешними причинами, а обусловлено своеобразными эндокринно-обменными сдвигами. Однако такое понимание вряд ли может найти широкую поддержку, так как то, что в настоящее время из-за ограниченных диагностических возможностей нельзя выявить, в дальнейшем может оказаться вполне доказуемым.

Нам представляется более продуктивным и имеющим конкретную практическую значимость изучение преждевременного старения в аспекте тех заболеваний или патологических состояний, которые видоизменяют и осложняют процесс старения, приводят к раннему и быстрому одряхлению и инвалидности.

Характерной чертой преждевременного старения является более выраженное ограничение приспособительных возможностей организма, которые, однако, снижаются и в ходе нормального, физиологического старения. Это, в конечном счете, может привести к резкому сокращению резервных возможностей функционирования органов и систем организма. При преждевременном старении некоторые структурные и функциональные возрастные изменения не только ускоряются, но порой приобретают характер, противоположный наблюдаемому при физиологическом старении.

Рассматривая различные аспекты физиологического и преждевременного старения, нельзя упускать из виду гетерохронность изменений организма. При преждевременном старении, как правило, усугубляется неравномерность изменений в органах и системах организма.

Отмечено, что между физиологическим и преждевременным старением существуют количественные различия (большая неравномерность возрастных изменений, дальнейшее ограничение компенсаторных механизмов при преждевременном старении), однако эти количественные сдвиги дают, по сути, новое качество. Если физиологическое старение является закономерным, биологически детерминированным процессом, то преждевременное старение — отклонением от естественного течения этого процесса, связанным с различными факторами, которые могут быть познаны, изучены и в той или иной степени устранены.

В том случае, если факторы, вызвавшие преждевременное старение, на данном этапе развития науки, общества ещё трудно устранимы, то можно с успехом воздействовать на те изменения органов и систем, которые обусловлены влиянием этих факторов. Рассматривая вопрос о физиологическом и преждевременном старении, следует отметить, что прогнозирование возрастных изменений в организме человека должно основываться не на календарном, а на биологическом возрасте (БВ). Сопоставление биологического и календарного возраста даёт объективное представление о темпе старения и возможной продолжительности жизни.

Из огромного числа факторов риска преждевременного старения можно выделить эндогенные (болезни, наследственность) и экзогенные, средовые факторы (гиподинамия, психические стрессы, избыточное питание, вредные привычки, загрязнение окружающей среды и др.). Ускоряя процесс старения, они могут привести к неполному использованию человеком видового биологического предела жизни. Одним из главных факторов, определяющих продолжительность жизни, тип старения человека, является, несомненно, социальный фактор, характеризующий всю сложную гамму воздействия внешней среды на организм человека. Преобразования природы и общества способствовали, с одной стороны, улучшению состояния здоровья населения и резкому увеличению средней продолжительности жизни, с другой — привели к появлению дополнительных факторов риска преждевременного старения.

Среди заболеваний сердечно-сосудистой системы, являющихся одной из основных причин развития преждевременного старения, следует выделить в первую очередь атеросклероз и артериальную гипертензию. Хронические неспецифические заболевания лёгких, приводя к гипоксии, неблагоприятно сказываются на кислородном снабжении тканей, способствуют развитию выраженных изменений. Преждевременному старению способствуют хронические болезни желудка и печени, патология нервной и эндокринной систем — сахарный диабет, гипо- и гипертиреоз, ожирение, опухоли надпочечников и т. д. Известны случаи прогерии, когда характерное для старения изменение внешнего облика и деятельности внутренних органов отмечается даже в раннем возрасте.

Преждевременное старение может быть наследственно обусловлено. Определенная роль при этом принадлежит наследственной отягощенности (сердечно-сосудистые заболевания, гиперхолестеринемия, сахарный диабет и др.).

Более того, многими исследователями отмечена положительная корреляция между продолжительностью жизни и частотой семейного долголетия. Обращает на себя внимание и тот факт, что среди людей, у которых родители были короткожителями, отмечена повышенная смертность во всех возрастных группах.

Согласно адаптационно-регуляторной теории старения В.В.Фролькиса [16,14], составной частью которой является генорегуляторная гипотеза, первичные изменения в процессе старения связаны со сдвигами регуляции генома. Признание связи старения с нарушением реализации наследственной информации, по мнению автора, делает перспективным поиск средств увеличения продолжительности жизни.

Ограничение двигательной активности человека, или гиподинамия, вследствие распространённости и многообразия вызывающих её причин, имеет в эпоху научно-технического прогресса общебиологическое и социальное значение. В совокупности с нарастанием интенсивности нервно-психической деятельности гиподинамия (гипокинезия) способствует развитию и учащению многих заболеваний, а также преждевременного старения.

Огромный фактический материал о старении организма человека позволяет в настоящее время сделать по крайней мере два бесспорных вывода: во-первых, при старении снижается мышечная работоспособность, во-вторых, изменяется характер реакций различных функциональных систем на мышечную нагрузку. В основе этих изменений лежат нарушения в разных звеньях регуляции двигательного поведения: снижение интенсивности восстановительных процессов, лабильности мионеврального синапса, ослабление симпатических нервных влияний на сосуды и повышение их чувствительности к гуморальным факторам, уменьшение трофических воздействий, ослабление влияния пессимального, реципрокного торможения на восстановительные процессы и т. д.

Большинство физиологов, гигиенистов и клиницистов-геронтологов в настоящее время полагают, что функциональная нагрузка органов и систем стареющего организма путём поддержания достаточно высокого уровня двигательной активности не только препятствует преждевременному старению, но и способствует функциональному, структурному совершенствованию органов и тканей.

В исследованиях показано, что мышечная деятельность представляет собой источник мощных стимулирующих воздействий на обмен веществ, оказывает мобилизующее влияние на рефлекторные и гуморальные механизмы обеспечения внутренней среды.

В пожилом и старческом возрасте гипокинезия особенно отрицательно сказывается на функциональном состоянии различных органов и систем, течении обменных процессов. В этом возрасте создаётся как бы порочный круг — старение ограничивает мышечную активность человека, а возрастная гипокинезия в свою очередь может способствовать развитию преждевременного старения.

Отрицательное влияние гиподинамии может быть объяснено с позиций современных представлений о значимости моторно-висцеральных рефлексов. Исходя из этой концепции, каждое движение не только результат нервных импульсов, но и причина возникновения множества сигналов, идущих из двигательного аппарата в различные органы и системы организма. Они передаются на органы кровообращения и дыхания, стимулируя их работу, ускоряют обменные и энергетические процессы. Такая своеобразная отдача каждого двигательного акта несет трофический заряд, усиливая восстановительные процессы, способствуя обновлению деятельных тканей, повышая их функциональные возможности.

Проведенные нами [5,8] клинико-физиологические исследования свидетельствуют о том, что у людей, систематически занимающихся физическим трудом, физкультурой, значительно медленнее снижается мышечная сила, физическая работоспособность, сохраняется высокая толерантность к физической нагрузке. Значение физической активности нельзя сводить к простому восполнению дефицита движений. С помощью работы мышц можно не только изменить состояние организма в целом, но и воздействовать на отдельные его функции. При мышечной деятельности возникает рефлекторное влияние работающих мышц на внутренние органы. Это обеспечивает адекватное соотношение между интенсивностью мышечной деятельности и уровнем метаболизма тканей, состоянием важнейших функциональных систем.

При старении ослабляются метаболические процессы, снижается интенсивность окислительно-восстановительных реакций. Эта особенность в значительной мере обусловлена снижением активности ферментных систем, обеспечивающих использование кислорода тканями. Вместе с тем, исследования показывают, что под влиянием систематических физических упражнений интенсифицируются обменные процессы, повышается экономичность использования кислорода, снижается "кислородная стоимость" выполняемой работы [28,8]. Активный двигательный режим оказывает положительное влияние на ЦНС, значительно улучшает состояние сердечно-сосудистой системы, повышает приспособляемость органов кровообращения к физическим нагрузкам, устойчивость к стрессовым ситуациям [26]. Таким образом, физическая активность — важнейшее условие нормального, физиологического старения. Кроме того, физические тренировки являются важным направлением в профилактике ускоренного старения, о чем свидетельствуют результаты наших многолетних исследований.

Перенапряжение нервной системы, часто повторяющиеся стрессовые ситуации, вызывающие нарушение регуляции, функциональные, а затем и структурные изменения различных физиологических систем организма, в значительной мере способствуют развитию патологических отклонений и, таким образом, к преждевременному старению. В этом отношении заслуживают внимания экспериментальные данные, относящиеся к моделированию ускоренного старения животных путем экспериментального невроза [23].

Это подтверждается и клиническими данными: постоянно действующее психоэмоциональное напряжение является одним из факторов риска развития ишемической болезни сердца, гипертонической болезни и способствует преждевременному старению. Это особенно отчетливо выявляется у лиц, занятых напряженным умственным трудом.

Среди многих средовых факторов большое значение имеет питание. Изменение питания оказывает существенное влияние на функциональное состояние организма и обмен веществ. Нарушение питания нередко является причиной развития тяжелых заболеваний, среди которых особое место принадлежит атеросклерозу как одному из основных факторов риска преждевременного старения. Отмечено, что ожирение укорачивает продолжительность жизни на 6-8 лет.

Следует подчеркнуть, что в развитии патологических процессов и преждевременного старения играет роль не только энергетический дисбаланс, но и дисбаланс отдельных компонентов пищи, так как с возрастом снижается толерантность как к углеводам, так и к жирам. Поэтому рационально построенное питание в детском и юношеском возрасте закладывает основы активного долголетия. Не менее важно его значение в пожилом и старческом возрасте, когда изменяются обменные процессы, масса тела, двигательная активность, появляются сопутствующие возрасту заболевания. Важным принципом геродиететики является сбалансированность энергетической ценности пищевого рациона и энергетических трат организма.

Клинические и эпидемиологические наблюдения последних лет показывают, что важным фактором риска преждевременного старения является курение, часто действующее синергично с другими главными факторами риска — дислипопротеидемией и артериальной гипертензией.

Перенапряжение нервной системы, часто повторяющиеся стрессовые ситуации, вызывающие нарушение регуляции, функциональные, а затем и структурные изменения различных физиологических систем организма, в значительной мере способствуют развитию патологических отклонений и, таким образом, к преждевременному старению. В этом отношении заслуживают внимания экспериментальные данные, относящиеся к моделированию ускоренного старения животных путем экспериментального невроза [23].

Это подтверждается и клиническими данными: постоянно действующее психоэмоциональное напряжение является одним из факторов риска развития ишемической болезни сердца, гипертонической болезни и способствует преждевременному старению. Это особенно отчетливо выявляется у лиц, занятых напряженным умственным трудом.

Среди многих средовых факторов большое значение имеет питание. Изменение питания оказывает существенное влияние на функциональное состояние организма и обмен веществ. Нарушение питания нередко является причиной развития тяжелых заболеваний, среди которых особое место принадлежит атеросклерозу как одному из основных факторов риска преждевременного старения. Отмечено, что ожирение укорачивает продолжительность жизни на 6-8 лет.

Следует подчеркнуть, что в развитии патологических процессов и преждевременного старения играет роль не только энергетический дисбаланс, но и дисбаланс отдельных компонентов пищи, так как с возрастом снижается толерантность как к углеводам, так и к жирам. Поэтому рационально построенное питание в детском и юношеском возрасте закладывает основы активного долголетия. Не менее важно его значение в пожилом и старческом возрасте, когда изменяются обменные процессы, масса тела, двигательная активность, появляются сопутствующие возрасту заболевания. Важным принципом геродиететики является сбалансированность энергетической ценности пищевого рациона и энергетических трат организма.

Клинические и эпидемиологические наблюдения последних лет показывают, что важным фактором риска преждевременного старения является курение, часто действующее синергично с другими главными факторами риска — дислипопротеидемией и артериальной гипертензией.

Из всего изложенного следует, что важнейшей задачей современной геронтологии является борьба с преждевременным (ускоренным) старением человека, за максимальное использование его биологических лимитов жизни. В связи с этим на современном этапе важной задачей клинической геронтологии является определение биологического возраста (БВ) человека. Необходимость найти адекватные критерии и методы установления БВ индивидуума связана с решением многих медикосоциальных вопросов, в том числе определения индивидуального темпа старения, перспективного планирования медицинского обслуживания и правильного использования остаточной трудоспособности пожилых людей. Данные о БВ необходимы для правильной оценки изменений органов и систем стареющего человека, его состояния здоровья, выявления преждевременного старения. Пользуясь показателями БВ индивидуума, можно объективно оценить эффективность мероприятий, направленных на уменьшение проявлений старения, его темпа.

Представление о БВ предполагает описание количественной характеристики возрастных изменений различных органов и систем, обменных процессов на различных их уровнях (органном, клеточном, субклеточном), регуляторных механизмов, обеспечивающих жизнеспособность организма.

Существует большое количество определений БВ. По мнению Д.Ф.Чеботарёва, А.Я.Минца [25], О.В.Коркушко, А.Я.Минца [25], О.В.Коркушко, Д.Ф.Чеботарёва, Е.Г.Калиновской [5]; В.П.Войтенко и соавт. [3], А.В.Токаря и соавт. [12], В.В.Фролькиса [15], N.Shock (1978), БВ отражает функциональные возможности организма, его работоспособность, жизнеспособность. По мнению В.П.Войтенко и соавторов [2,3], БВ – мера системной дезинтеграции организма в процессе старения. А.В.Токарь и соавторы [12] считают, что БВ, с одной стороны, является ретроспективной оценкой индивидуума и характеризует его с позиций пройденного участка жизненного цикла; с другой – это перспективный (прогностический) показатель, отражающий вероятность естественной смерти в определенном отрезке времени.

По мнению В.В.Фролькиса [15,14], БВ представляет собой степень возрастных изменений биологических возможностей организма на каждом этапе онтогенеза, биологических возможностей, определивших прожитое и предстоящую продолжительность жизни. Определяя БВ как степень жизнеспособности организма, достигнутую в онтогенезе, оправдано выражать его как длительность предстоящей жизни, как вероятность смерти в определенном отрезке времени.

Многие исследователи наряду с определением БВ организма в целом (интегральный БВ) предлагают в зависимости от поставленных задач определять БВ его систем — нервной, сердечно-сосудистой, дыхательной и др. — и даже выделяют клеточный БВ. Более того, некоторые выделяют психологический, интеллектуальный, социальный возраст человека.

Итак, БВ следует рассматривать как математическую модель функциональных возможностей организма, его работоспособности, иными словами, жизнеспособности. При физиологическом старении индивидуума его БВ и KB, естественно, должны совпадать. Расхождение в показателях БВ и KB позволяет определить степень прогрессирования старения индивидуума и изменение его функциональных возможностей.

В мировой геронтологической литературе имеется большое количество работ, посвящённых описанию различных изменений органов и систем у людей старших возрастов, приводятся средние возрастные величины отдельных показателей для тех или иных возрастных групп. Все эти данные являются существенным вкладом в клиническую геронтологию, способствуют раскрытию механизмов старческих изменений и дополняют наши представления о клинико-физиологической характеристике позднего этапа онтогенеза человека. Однако необходимо подчеркнуть, что не каждый показатель функционального состояния тех или иных органов и систем может быть использован для определения БВ. Следует подчеркнуть, что для определения БВ пригодны только те показатели, которые существенно изменяются с возрастом. При этом динамика изучаемого показателя в сопоставляемых последовательных возрастных группах должна отражать более значительные различия, чем разброс в пределах одной возрастной группы.

Важной методологической проблемой является выбор адекватной группы людей для отработки тестов, которые предполагается использовать для определения БВ. Так как в настоящее время чаще всего наблюдается преждевременное старение, обусловленное внешнесредовыми влияниями, мы стоим на позиции выработки нормативов по методике случайной выборки в группе здоровых людей различного возраста и пола соответствующего региона (климатогеографической зоны). Этого же мнения придерживаются и A.Comfort (1972), N.Shock (1978). В то же время. В.П.Войтенко, А.В.Токарь [12], В.П.Войтенко и соавт. [2,3], А.М.Полюхов [2] предлагают использовать тесты для определения БВ, исходя из среднепопуляционного показателя. Однако с таким положением вряд ли можно согласиться, так как само понятие нормы строится на неоднородности контингента. Особенно это касается людей старших возрастов. При таком подходе вычисленный показатель отражает в данный конкретный период времени не норму, а состояние здоровья конкретной исследуемой популяции, которое может изменяться в значительной степени в зависимости от социальных условий, экологической ситуации, состояния медицинской помощи.

Сложность выбора тестов для определения БВ заключается в том, что старение организма характеризуется гетерохронностью, гетеротропностью, разнонаправленностью [14].

Для определения БВ важно учитывать показатели, изменение которых тесно связано с KB и отражает жизнеспособность организма.

В этой связи надёжность тестов, используемых для определения биологического возраста, оценивается по величине корреляции с KB: чем выше корреляция, тем надёжнее тест. Под надёжностью взятого теста следует понимать постоянство, воспроизводимость установленных на его основе индивидуальных различий.

Следует подчеркнуть, что до настоящего времени всё ещё не обобщены данные об информативности наиболее распространенных моделей определения БВ, строящихся на множественной линейной регрессии между KB и маркерами старения. Математический смысл множественной регрессии заключается в определении БВ по совокупности маркеров старения.

На основании литературных данных и собственных исследований к тестам, используемым для определения БВ, предъявляются следующие требования.

  1. Тесты должны нести информацию о функциональном состоянии органа, системы, обменных процессов, регуляторных особенностях организма.

  2. Тест должен коррелировать с возрастом.

  3. Тест должен иметь не только количественную оценку (характеристику), но и быть надежным, т. е. при повторных исследованиях через короткий промежуток времени одного и того же индивидуума должен давать сравнимые результаты.

  4. Информативность того или иного показателя, используемого для определения БВ, зависит от его связи с другими показателями. Чем меньше корреляционная связь одного показателя с другими, тем выше информационное значение каждого из них в оценке БВ.

  5. Тесты должны быть пригодны для применения у лиц любого возраста и по возможности просты, быстровыполнимы.

  6. В комплекс предлагаемых тестов следует включать функциональные нагрузки. Так, высокая корреляция с возрастом теста на работоспособность и максимальное поглощение кислорода (J.Dirken, 1972) свидетельствует о целесообразности включения их для определения БВ. Вместе с тем следует указать, что определение максимальной работоспособности весьма затруднительно для пожилых и старых людей, требует технических навыков и умения. Тем не менее, желательно включать эти показатели для определения БК в связи с их информативностью, в особенности в тех случаях, когда требуется максимальная точность.

  7. Применение комплекса тестов с последующим расчётом БВ на основании уравнения множественной регрессии даёт возможность более точно определить БВ, чем на основании какого-либо одного теста.

  8. Для оценки значимости каждого теста в расчетном показателе функционального возраста необходимо проведение поэтапного регрессионного анализа.

В настоящее время используются разные наборы тестов для определения БВ. Предложенные для определения БВ программы отличаются друг от друга не только отобранными показателями, но и разными принципиальными подходами к задачам исследования.

Так, R.Conard (1960) включил в программу четыре типа тестов: кожные, для органов чувств, циркуляторные, нейромышечные. В 1966-1968 годах под руководством Д.Ф.Чеботарёва и Н.К.Витте была предложена методика определения БВ человека в амбулаторных условиях, включающая показатели одряхления, рентгенографии кисти, жизненной ёмкости легких, динамометрии, времени распространения пульсовой волны по артериальным сосудам, аккомодации глаза и аудиометрии. W.Bocher, J.Heemgkerk (1969) предложили определять БВ (функциональный возраст) на основании биологических, психологических и социальных характеристик индивидуума. W.Ries (1972) определяет БВ с помощью комплекса тестов, включающих разные аспекты старческих изменений – нуждаемость в посторонней помощи, умственные способности, состояние зубов, локомоторную систему, функцию кровообращения, дыхания, органы чувств и т. д. F.Bourliere (1971) предлагает набор биологических (включающих морфологические и физиологические) и психологических тестов. В.Bell, С.Rose, A.Damon (1972) изучали БВ на основании ряда показателей химизма крови, антропометрических изменений, личностных характеристик, трудоспособности, слуха и данных социологических исследований.

Среди предлагаемых математических подходов для определения БВ заслуживают особого внимания исследования, выполненные в Институте геронтологии [9,2,3,7,6].

Как показывает опыт, наиболее удобными для практической работы являются батареи тестов, состоящие из небольшого числа показателей. Так, Т.Л.Дубиной, А.Я.Минцем, Е.В.Жук [9] для определения БВ на основании уравнений множественной регрессии были использованы 3 показателя: динамометрия (Д) кисти правой руки (в кг), кратковременная память (П) по репродукции 10 слов после каждого из 10 предъявлений (сумма всех воспроизводимых слов) и порог вибрационной чувствительности (В) при стимуляции II пальца кисти вибрацией частотой 125 Гц (в дБ). Эти показатели в определенной степени отражают общее физическое состояние, сенсорные и нейропсихологические процессы.

В 1984 году В.П.Войтенко, А.В.Токарь, А.М.Полюхов [2] разработали и опубликовали методику определения БВ на основании множественной линейной регрессии. Авторы предложили три варианта определения БВ. Первый (наиболее сложный) требует определения 13 клинико-физиологических параметров и предназначен для углубленных исследований в области клинической геронтологии и гериатрии; второй основан на определении 4 наиболее информативных параметров из 13 и требует меньших затрат труда; третий позволяет оценить БВ с помощью 4 достаточно информативных и технически простых тестов. Однако последний вариант даёт, как указывают авторы, приближенные оценки БВ и может быть использован при эпидемиологических обследованиях больших контингентов.

При расчёте БВ в формулы подставляют абсолютные величины полученных показателей соответствующих тестов.

Как уже упоминалось выше, некоторые исследователи выделяют психологический, интеллектуальный, социальный возраст и др. В последнее время для решения конкретных задач клинической геронтологии и гериатрии предлагается определять кардиопульмональный возраст [12], функциональный возраст сердечно-сосудистой системы [7], функциональный возраст нервной системы [9], дыхательной [6] и других систем.

Особое значение с практической точки зрения имеет определение функционального возраста системы кровообращения. Это определяется тем, что сердечно-сосудистую систему следует рассматривать как ведущую в реализации физиологических (непосредственно связанных с механизмами старения) и патологических детерминант — смерти индивидуума. Так как сердечно-сосудистая система, в основном, определяет жизнеспособность, отсюда понятны попытки многих исследователей включать в определение БВ батарею тестов, отражающих состояние системы кровообращения [2], F.Bourliere, 1971; N.Shock, 1978.

Как уже подчёркивалось, одной из наиболее общих закономерностей процесса старения организма является ограничение диапазона функциональных возможностей физиологических систем. Для определения диапазона адаптации необходимо проведение нагрузочных тестов с учётом уровня физической работоспособности. Было установлено, что физическая работоспособность закономерно снижается с возрастом. Так, коэффициент корреляции между возрастом и уровнем максимального потребления кислорода (МПО2) составляет 0,84 для мужчин и 0,813 для женщин, а между возрастом и мощностью субмаксимальной (90% от максимальной) нагрузки — соответственно 0,881 и 0,803. Уровень физической работоспособности зависит, в свою очередь, от функционального состояния сердечно-сосудистой системы, её резервных возможностей. Это положение подтверждает тесная взаимосвязь между уровнем мощности субмаксимальной нагрузки и величиной максимального минутного объёма кровообращения (vr = 0,870). Следовательно, определив величину мощности субмаксимальной нагрузки у конкретного исследуемого, можем с большой долей вероятности прогнозировать функциональный возраст его сердечно-сосудистой системы и всего организма в целом.

ФВ сердечно-сосудистой системы:

для мужчин: ФВ = (855 - 0,593у - 0,016у2) х 0,1

для женщин: ФВ = (753,8 +5,6у - 0,088у2) х 0,1

(где у — субмаксимальная физическая нагрузка, которую может выполнить данный пациент).

Итак, установление надёжного и достоверного показателя БВ имеет не только теоретическое, но и большое практическое значение. Вместе с тем следует подчеркнуть, что эта проблема, несмотря на достигнутые успехи, далека от окончательного разрешения, и по мере накопления новых сведений будут вноситься дополнения и изменения. Однако остается несомненным тот факт, что определение БВ имеет, во-первых, большое значение для понимания особенностей процесса старения, выяснения механизма старения; во-вторых, для разработки средств увеличения продолжительности жизни, эффективности которых можно дать объективную оценку лишь на основании определения БВ; в-третьих, для решения ряда практических задач: правильной диагностики и терапии, индивидуального подхода к решению вопросов о социальном устройстве, необходимости изменения профиля и темпа работы.

Научные предпосылки и пути осуществления действенных мер профилактики и лечения преждевременного старения человека непосредственно вытекают из современных представлений о закономерностях влияния биологического и социального факторов на процесс старения. Поэтому максимально возможное оздоровление условий внешней среды, характера и режима труда, отдыха, питания, устранение факторов риска является залогом успешного разрешения проблемы долголетия человека.

В то же время многочисленные экспериментальные исследования убедительно демонстрируют возможность увеличения продолжительности жизни при использовании ряда веществ и препаратов — так называемых геропротекторов [11,24,10].

В клинической практике более широкое распространение получил термин "гериатрические средства". Под этим термином подразумеваются лекарственные средства, предназначенные для предупреждения или ослабления явлений преждевременного старения. К ним предъявляется ряд требований.

Современные гериатрические препараты — это биологически активные вещества широкого спектра действия, направленные на коррегирование энергетических процессов, усиление компенсаторных, адаптационных и регуляторных механизмов, нормализацию реактивности организма на экзогенные и эндогенные раздражители.

Применение гериатрических средств (геропротекторов) является одной из наиболее актуальных и в то же время наиболее дискутабельных проблем современной геронтологии. Прежде всего, возникает вопрос, показано ли применение гериатрических средств при так называемом физиологическом старении. Казалось бы, физиологическое старение, представляющее собой постепенное закономерное развитие старческих изменений, не требует специальных лечебных воздействий. Однако уже при физиологическом старении возникают показания к осуществлению мероприятий, стимулирующих функции органов и систем. Предпосылкой к применению гериатрических средств при физиологическом старении является развитие комплекса изменений, которые снижают уровень функционирования физиологических систем. Следует также учитывать значимость возрастных изменений в формировании патологии в старости. Доказано, что учащение патологических процессов в старости обусловлено непосредственным влиянием процесса старения. Математическое моделирование старения и болезней показало, что с возрастом соотношение влияния средовых воздействий и внутренних факторов в развитии многих заболеваний значительно изменяется. Оказывается, что в пожилом и старческом возрасте значительно увеличивается роль внутренних факторов в развитии ряда патологических процессов (системы кровообращения, бронхолегочного аппарата, желудочно-кишечного тракта, ЦНС и др.).

С другой стороны, различные заболевания сами по себе являются факторами, ускоряющими процесс старения, служат предпосылками проявления преждевременного (ускоренного) старения.

В этом плане использование геропротекторов может способствовать разрыву патологической цепи в структуре старение — болезни. Действительно, если возрастные изменения (внутренний фактор) играют всё большую роль в развитии патологии в старости, то можно предположить, что использование геропротекторов, воздействующих на механизмы старения, позволит уменьшить предпосылки к развитию патологии в старости и тем самым уменьшить вероятность развития заболеваний.

Использование геропротекторов как базисной терапии при различных заболеваниях у лиц старших возрастных групп также будет способствовать расширению адаптационных возможностей организма и профилактике преждевременного старения, обусловленного влиянием болезней старости.

Таким образом, использование геропротекторов показано уже при физиологическом старении, так как может препятствовать развитию болезней, а тем самым и преждевременному старению. Однако возникает вопрос, насколько эффективно применение гериатрических средств. Ведь если старение обусловлено морфологическими, необратимыми сдвигами, рассчитывать на эффективность лечебных воздействий трудно.

Однако современная геронтология располагает данными, позволяющими сделать оптимистический вывод о целесообразности гериатрических воздействий при старении. О такой перспективности свидетельствует значительный удельный вес функциональных факторов в детерминировании старческих изменений.

В ряде исследований [22,21,17,4,9] показано, что при старении, наряду со снижением функций, развиваются механизмы компенсации неблагоприятных старческих изменений. Широкое признание получило положение В.В.Фролькиса [21] о том, что старение не является простым разрушением структуры и функции, а представляет собой новый уровень приспособления к среде. Поэтому, совершенствуя механизмы адаптации, можно повысить жизнеспособность организма и предупредить преждевременное старение даже при воздействии неблагоприятных факторов внешней среды.

При разработке и назначении гериатрических средств следует иметь в виду следующие обстоятельства:

  1. выделение звеньев, лимитирующих надёжность организма;

  2. пути воздействия на эти звенья;

  3. оптимальные схемы применения геропротекторов;

  4. оценку их эффективности.

Что касается 3-го и 4-го пунктов, то они взаимосвязаны. На основании рассмотрения динамики показателей, наиболее отчётливо отражающих те процессы, на которые воздействует то или иное гериатрическое средство, разрабатывают схемы его применения, обеспечивающие наибольший эффект.

Как показывают исследования, важным методом оценки эффективности геропротекторов служит определение БВ (ФВ). Так как БВ является интегральным показателем функционального состояния организма, его определение в процессе использования геропротекторов даёт возможность проследить динамику функционального состояния организма, количественно оценить геропротекторный эффект различных препаратов.

Значение имеет выбор звеньев воздействия. Это, как правило, звенья, лимитирующие функциональные возможности при старении.

Схематическое ограничение функциональных возможностей органов и систем при старении обусловлено следующими процессами:

Нам представляется, что применяемые в гериатрии средства должны назначаться с учётом воздействия на эти процессы, обладать антиоксидантными, антисклеротическими свойствами, повышать устойчивость к стрессу. Представляется перспективным также включение в состав геропротекторов аминокислот и являющиеся предшественниками медиаторов ЦНС, стимуляторами энергетики мозга, регуляторами липидного обмена.

В Институте геронтологии проведены многолетние комплексные исследования по изучению эффективности механизмов действия ряда гериатрических средств (геропротекторов) на различные функции, обменные процессы стареющего человека. Результаты этих исследований подтверждают принципиальную возможность и целесообразность использования биологически активных веществ с целью профилактики и лечения преждевременного старения.

Вместе с тем современные знания о так называемых гериатрических средствах (геропротекторах) подтверждают необходимость соблюдения определенной осторожности при назначении их людям старшего возраста. Ограниченность диапазона функциональных возможностей стареющего организма, нередко изменения его чувствительности к действию биологических агентов определяют необходимость уменьшения и подбора индивидуальных доз применяемых стимуляторов, сокращения курсов лечения. В связи с этим лечение гериатрическими средствами должно проводиться под строгим контролем врача. При назначении геропротекторов необходимо учитывать характер типа преждевременного старения, т. е. соблюдать дифференцированный подход.

Большой интерес представляет механизм благоприятного влияния биологически активных веществ на процесс старения организма. В проведенных исследованиях обращает на себя внимание однородность эффекта ряда гериатрических средств, несмотря на различные механизмы их действия. Подобная однонаправленность терапевтического эффекта гериатрических средств с разными точками приложения в организме свидетельствует, повидимому, об общности конкретных для каждого препарата механизмов действия. Все они в значительной степени опосредуются влиянием на регуляторные системы. Действительно, нормализующее влияние гериатрических средств на метаболизм, а значит, на все органы и системы, на организм в целом улучшает функции не только конкретных звеньев, структур организма, но, что очень важно, его регуляторных систем. Улучшение нейрогуморальной регуляции на фоне повышения трофики, стимуляции компенсаторных механизмов систем-исполнителей, несомненно, расширяет диапазон адаптации отдельных звеньев и целостного стареющего организма. Старение же, особенно преждевременное, характеризуется выраженным сокращением этих возможностей. Поэтому есть все основания считать, что в результате повышения адаптации с помощью геропротекторов можно изменить характер и темп старения, в значительной мере нормализовать деятельность функционирующих систем организма в соответствии с их возрастными показателями. Тем самым геропротекторы могут явиться действенной мерой не только профилактики патологических процессов в старости, но и их лечения.

Таким образом, современная геронтология располагает рядом средств, которые с полным основанием могут рассматриваться как геропротекторы. Дальнейшие изыскания новых, более действенных методов профилактики преждевременного старения – одна из актуальных задач превентивной геронтологии и гериатрии. Достижения современной науки о старении и старости подготовили почву для дальнейших шагов к успешному решению проблемы использования человеком его биологического лимита жизни.


Резюме: В статье представлены результаты многолетних исследований (1960-2000гг.) сотрудников Института геронтологии АМН Украины, связанных с проблемой диагностики и профилактики ускоренного старения (УС) человека. Рассмотрены внешнесредовые и эндогенные факторы, способствующие развитию УС. Показана важность изучения биологического и функционального возраста для ранней диагностики УС, определения варианта развития УС, оценки эффективности геропротекторного влияния.

Ключевые слова: преждевременное старение, биологический возраст, функциональный возраст, геропротекторы.


Резюме: В статті представлені результати багаторічних досліджень (1960-2000 рр.) співробітників Інституту геронтології АМН України, пов'язані з проблемою діагностики та профілактики прискореного старіння (ПС) людини. Розглянуто зовнішньосередові та ендогенні фактори, що сприяють розвитку ПС. Показано важливість вивчення біологічного та функціонального віку для ранньої діагностики ПС, визначення варіанту розвитку ПС, оцінки ефективності геропротекторного впливу.

Ключові слова: передчасне старіння, біологічний вік, функціональний вік, геропротектори.


Summary: The article presents the results of long-term period (from 1960 to 2000) investigations of collaborators of Institute of Gerontology AMS of Ukraine, connected with the problem of diagnostics and prevention of accelerated ageing (AA) of a person. The environmental and endogenous factors favoring the development of AA are considered. The importance of studying the biological and functional age for diagnosis of AA, determination of the variant of AA development and assessing the efficacy of geroprotecting measures has been shown.

Key-words: premature ageing, biological age, functional age, geroprotectors.



Последнее редактирование: 2014-12-18

Оценить статью >> пока еще нет оценок, ваша может стать первой :)

Об авторе:
Этот материал взят из источника: http://socion.net.ua/med_journal/articles/gerontology/chebotarev.htm



Тест: А не зомбируют ли меня?     Тест: Определение веса ненаучности

Последняя из новостей: О том, как конкретно возможно определять наличие психический явлений у организмов: Скромное очарование этологических теорий разумности.

Нейроны и вера: как работает мозг во время молитвы
19 убежденных мормонов ложились в сканер для функциональной МРТ и начинали молиться или читать священные тексты. В это время ученые наблюдали за активностью их мозга в попытке понять, на что похожи религиозные переживания с точки зрения нейрологии. Оказалось, они похожи на чувство, которое испытывает человек, которого похвалили.
 посетителейзаходов
сегодня:22
вчера:1517
Всего:4331049411

Авторские права сайта Fornit
Яндекс.Метрика