Поиск по сайту
Проект публикации книги «Познай самого себя»
Узнать, насколько это интересно. Принять участие.

Короткий адрес страницы: fornit.ru/650

Этот материал взят из источника: http://www.bulvar.com.ua/arch/2006/8/43fb0496e2eb5/view_print/
Список основных тематических статей >>
Этот документ использован в разделе: "Возвращение Кашпировского"Распечатать
Добавить в личную закладку.

Легенда о Кашпировском

Легенда
Анатолий КАШПИРОВСКИЙ: "Светила луна, бледные фонари кидали слабый неоновый свет. "Вот и пришла моя смерть", - мелькнула вдруг мысль"
О знаменитом психотерапевте Анатолии Кашпировском в народе уже много лет слагают легенды и анекдоты, но весь этот пестрый фольклор бледнеет и меркнет на фоне реальных фактов из его феерической биографии.

Чего стоит хотя бы нашумевшее выступление в Министерстве иностранных дел СССР в далеком уже 1982 году, когда Анатолий Михайлович уложил на пол три десятка высокопоставленных дипломатов. История умалчивает, кто от чего излечился, но достоверно известно, что в результате никого из них работать за границу не пустили: начальство посчитало, что эти сотрудники поддаются гипнозу и могут, того и гляди, выдать важные государственные тайны.

А вспомните сенсационные телемосты "Москва - Киев" и "Киев - Тбилиси", во время которых дистанционно и без наркоза (!) были проведены три хирургические операции! Находясь за сотни километров от пациенток, Кашпировский каким-то чудом обеспечил им полную анестезию до такой степени, что одна из дам со страшным 40-сантиметровым разрезом в области живота прямо во время хирургической операции от радости и переизбытка чувств пела.

Я уже не говорю о телевизионных сеансах (Кашпировский, кстати, очень это слово не любит), показанных в 89-м году Всесоюзным телевидением. Напомню: их посмотрели более 300 миллионов человек в десятках стран мира. В том же 89-м, обойдя по популярности Горбачева, Ельцина, Сахарова, Гдляна и Собчака, Анатолий Михайлович был признан в СССР "Человеком года", а позднее, в 1993 году, избран в Госдуму России от ЛДПР. Поговаривают, Жириновский многому у него научился...

Как только его не называют: гением, шарлатаном, даже современным Распутиным. Некоторые (у кого, по словам Кашпировского, совсем поехала крыша) считают его гипнотизером, охмурившим и развалившим СССР. Каждый, одним словом, судит о нем по-своему, но при этом, как правило, руководствуется мнением, навязанным желтой прессой и порожденными ею же недоброжелателями. И все-таки даже критики и скептики не отрицают: Кашпировский наделен необычайно ярким, бесспорным даром...


Дмитрий ГОРДОН
"Бульвар Гордона"


ДОКТОР, ЕГО ФЕНОМЕН И МОЩИ

Замечу, что резко отрицательную по отношению к Анатолию Михайловичу позицию занимает и церковь — единая в этом порыве с расплодившимися на постсоветском пространстве в невероятном количестве религиозными сектами. В своих выпадах против Кашпировского служители культа не брезгуют распространять о нем необоснованные обвинения и вымыслы, порой доходя в этом до полного беспредела. Подтверждением тому неоднократно опубликованное в прессе интервью журналистки Ставицкой с настоятелем Киево-Печерской лавры отцом Павлом, в котором он на полном серьезе утверждал, что Кашпировскому при посещении Свято-Успенской Киево-Печерской лавры в момент прикосновения к мощам сделалось так плохо, что он упал и его едва из Лавры вытащили. Вот, мол, как сила святых мощей разит "посланника демонических сил Кашпировского".

Ссылки на это интервью стали широко использоваться священниками и сектантами в многочисленных статьях, книгах, листовках, брошюрах, на радио и телевидении, в проповедях и всевозможных жалобах как неопровержимое доказательство демонизма прославленного психотерапевта. В некоторых городах, взвинченные информацией, идущей от самого настоятеля Лавры, религиозные фанатики выкалывали Анатолию Михайловичу на афишах глаза.

Действительно, в 1988 году Кашпировский побывал в Лавре на экскурсии по приглашению тогдашнего настоятеля отца Ионафана, лично сопровождавшего его в Дальних и Ближних пещерах. Вторично он посетил Лавру в 2003 году с целью создания документального фильма и фоторепортажа о своем пребывании среди, как он говорит, "бессильных что-либо сделать ему мощей". (Нетрудно догадаться, что оба раза с ним ничего не случилось). Настоятель Лавры отец Павел, у которого Анатолий Михайлович потребовал объяснений, согласился говорить с ним только с глазу на глаз — без операторской группы. Представляю, каково ему было под суровым взглядом Кашпировского заверять того, что подобная информация никогда не исходила из его святых уст.

Сия беседа высокопоставленного церковного чиновника с "грешником Кашпировским, отвергнутым мертвецами", все же записана на пленку (отец Павел не учел возможностей доктора в радиотехнике) и ждет своего часа для размещения в интернете на личном сайте самого Анатолия Михайловича.

Стремясь получить в борьбе с Кашпировским твердый научный фундамент, святые отцы постоянно, как на некую высшую инстанцию, опираются (вместо того, чтобы опираться на Бога) на ученого из Москвы Лебедева, голословно утверждавшего, что, согласно его "исследованиям", телевизионные выступления Кашпировского принесли людям вред. Многие советские эмигранты, живущие в США, а также бывшие диссиденты, прошедшие тяжелые муки принудительного лечения в отечественных психбольницах, хорошо знают Лебедева как врача-эксперта, который, согласно полученным указаниям свыше, специально ставил им, нормальным людям, психиатрические диагнозы, о нем до сих пор с презрением вспоминают как о палаче в белом халате. По отношению к Кашпировскому Лебедев также продемонстрировал склонность белое выдавать за черное, но был с позором развенчан, когда известный журналист Стив Шенкман провел изобличающее ложь Лебедева журналистское расследование, о чем написал в книге "Феномен Кашпировского".

Кстати, о феномене. В январе 1991 года на Первой Украинской конференции, посвященной психотерапевтическому и духовному феномену Анатолия Кашпировского, проведенная им работа на телевидении была глубоко и всесторонне проанализирована в научных докладах специалистов и представителей науки.

В своем заключении свыше 250 ученых из крупных научных центров Союза, а также зарубежные гости из Австрии, Австралии, Польши и Швеции признали работу Кашпировского выдающимся открытием и предложили ходатайствовать о выдвижении Анатолия Михайловича на Государственную премию СССР, а также о присвоении ему званий "Народный врач СССР" и "Доктор медицинских наук". По материалам конференции был выпущен научный сборник "Психотерапевтический феномен Анатолия Кашпировского".

В 1990 году его, единственного иностранца, польское телевидение удостоило престижнейшей премии "ВИКТОР" за наивысшую популярность серии его передач "Телевизионная клиника Анатолия Кашпировского", оздоровивших, согласно статистике, сотни тысяч поляков. В Польше он регулярно, в течение почти четырех лет, занимался лечением по телевидению, и характерно, что за все эти годы ни один человек не заявил о каком-то вреде от его выступлений. Кроме того, Кашпировский постоянно собирал в Польше многотысячные аудитории, проводил массовые встречи практически во всех костелах. За оздоровление польской нации ему выразил благодарность президент Лех Валенса.


"ПОДАВ БЕДНОМУ МИЛОСТЫНЮ, ВЫ НЕ СТАНЕТЕ БЕДНЕЕ, А ОН — БОГАЧЕ"

Год спустя ему, единственному из врачей бывшего СССР, была предоставлена трибуна ООН, с которой он предложил применить его методы для борьбы с последствиями радиоактивного облучения, рубцами и СПИДом.

Кстати, если уж на то пошло, Анатолий Михайлович — врач. В 1962 году он окончил Винницкий мединститут и 25 лет проработал психиатром и психотерапевтом в Винницкой психиатрической больнице. (В 1987 году работал также врачом-психотерапевтом сборной СССР по тяжелой атлетике).

...Он появился на свет 11 августа, и именно в этот день в разные годы скончались по прихоти судьбы всемирно известный американский психолог Дейл Карнеги, Вольф Мессинг и Ванга. Поди догадайся, совпадение это или какой-нибудь знак...

На многих языках мира о нем написаны десятки книг, опубликованы тысячи статей, интервью, созданы фильмы.

У него нет ничего общего с так называемыми экстрасенсами, магами, колдунами, биоэнергетиками, ясновидцами и другими "спасителями", огромная волна которых стремительно захлестнула СССР вследствие фантастической популярности его телеопераций и телепередач. Именно это, а не что-либо другое заразило людей интересом и тягой к человеческим тайнам и тысячи из них побудило заняться психологическим лечением.

Возбудив небывалую в истории умственную эпидемию психоцелительства, охватившую со временем целые континенты, и став предтечей появления целого легиона "чудотворцев", Кашпировский неожиданно стал жертвой "экстрасенсорного" джинна, которого сам же, образно говоря, выпустил из бутылки.

Своей грубой ложью о "связях" с космосом, "зарядке" энергией, "коррекции" биополя, "карме", "снятии порчи и сглаза" и другим антинаучным бредом рожденные им последователи стали резко компрометировать в глазах миллионов его идею, коверкать и извращать учение, бросать на него свою шарлатанскую тень.

Именно по этой причине многие оппоненты начали ставить его, ученого и первооткрывателя, в один ряд с широко разрекламированными прессой и телевидением аферистами, невеждами и сумасшедшими, из-за чего среди значительной части населения распространилось твердое убеждение, что и сам он является одним из "целителей" и "экстрасенсов".

Поразительно, но, помимо спасения страждущих с помощью своего уникального учения, Кашпировский способен ради людей рисковать собственной жизнью.

После восьмичасовых переговоров с Шамилем Басаевым, Кашпировскому удалось спасти жизнь нескольким тысячам заложников, захваченных чеченскими террористами в больнице Буденновска


В 1995 году он смело явился в захваченную чеченскими террористами больницу в Буденновске, где, проведя в переговорах с Шамилем Басаевым восемь часов, сумел-таки договориться с обеими сторонами о переводе напряженной ситуации в русло мирных переговоров. Этим поступком настоящего мужчины и гражданина Кашпировский предотвратил штурм больницы российскими войсками и спас жизнь нескольким тысячам невинных людей. Уже поздней ночью, расставшись с Басаевым, Анатолий Михайлович забрал с собой его подарок — 40 заложников.

Увы, как это часто бывает, лавры победителя несправедливо достались другому — правозащитнику Ковалеву. Только на следующий день после проведенных Кашпировским переговоров, спасаясь от собравшихся на площади казаков, жаждущих физической расправы над Ковалевым за сокрытие геноцида русских в Чечне, правозащитник укрылся у Басаева, который отблагодарил его таким образом за былые заслуги перед чеченцами. Затем, внеся себя в список добровольцев-заложников, Ковалев без всякого риска проехался с ними в Чечню и обратно и, воспользовавшись этой рекламной поездкой, с удивительным бесстыдством стал разыгрывать роль смелого освободителя. Без каких-либо угрызений совести он принимал из рук высоких руководителей в России и за рубежом незаслуженные награды за свое высосанное из пальца "геройство".

Все эти годы Анатолий Михайлович занимался настоящей, а не показной благотворительностью. Создал при советском консульстве в Варшаве и при Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке фонды, оказал большую материальную помощь детским домам, семьям погибших милиционеров и воинов-афганцев, спортсменам, которые стали калеками, и детям Чернобыля. В Белоруссии он оснастил гематологическую станцию автобусами, а еще не раз посещал тюрьмы (оставляя там телевизоры, магнитофоны и продукты питания), делал немалые пожертвования польским костелам, помог в ремонте пострадавшего после пожара Ченстоховского монастыря. Это на его средства была сооружена мемориальная доска Солидарности в Гданьске ("Надо было как-то уменьшить агрессию поляков по отношению к нашим", — говорил он).

Кашпировский никогда не отказывался от помощи церквям — и в Украине, и в России (это подтверждают документальные фото— и видеоматериалы), не говоря уже о том, что, идя по улице, нищих не обойдет. "Подав бедному милостыню, вы не станете беднее, а он — богаче", — как-то произнес он.

Однажды в Белой Церкви, увидев роющегося в поисках еды в мусорном ящике около шашлычной человека, он посадил его за стол, угостил и на месяц вперед заплатил владельцу шашлычной, чтобы тот кормил его обедами. Что интересно, этот нищий в прошлом был инженером.

"Мне очень стыдно быть богаче других, — словно оправдываясь, не раз говорил он, — а кроме того, когда кому-либо я что-то дарю, испытываю необыкновенное наслаждение. Не зря писал Горький: "Лучше дать, чем взять".

"Когда я стал состоятельным, — рассказывал мне Анатолий Михайлович, — заныли старые раны. Я же до 40-ка лет был бесквартирным, а тут на тебе — оказалось, что сам могу дарить жилье. Можете мне поверить: получал большой кайф, вручая людям ключи в каждом городе, куда приезжал. Квартиры дарил только четырехкомнатные (никаких "двушек"!), и обязательно чтобы кирпичный дом, третий этаж".

Наверное, его можно не любить. За пристальный, проникающий глубоко в душу взгляд исподлобья, непредсказуемость реакций и иной раз жесткие, резкие слова, которые не смягчает даже его украинский говор. Впрочем, наивно ждать, что человек, снимающий с нас слоями огрубевшую кожу и до предела оголяющий наши нервы, будет приятным во всех отношениях. Удивляться нужно, скорее, другому — как после выпавших на его долю испытаний он не возненавидел людей и по-прежнему готов прийти на помощь первому встречному. "Тот настоящий человек, которому жаль первого встречного" — одно из его изречений из будущей книги собственных афоризмов.

Анатолий Михайлович до сих пор, наверное, с содроганием вспоминает страждущих, круглосуточно осаждавших его дверь навязчивых пациентов, которые заглядывали ему в окна с соседних крыш, ночные телефонные звонки, экзальтированных поклонниц с явным эротическим бредом... Эти люди не давали жизни не только ему, но и семье. Сына, например, чтобы не похитили, пришлось прятать в "Артеке" под чужой фамилией, в Польше к нему была приставлена охрана, а потом мальчишку и вовсе отправили от греха подальше — за океан.

Чтобы вернуть соотечественникам здоровье, прославленный психотерапевт пошел на многие жертвы, но в итоге наряду с признанием столкнулся и с обильными лживыми обвинениями, презрением, ненавистью, непониманием, насмешками, черной неблагодарностью. Загляните ради любопытства в интернет — и вы в этом убедитесь. Не понимаю: как он это выдерживает?..

Первое публичное выступление Кашпировского состоялось 17 июня 1970 года в небольшом захолустном городке Ямполе Винницкой области. (Надо же, именно в этот день спустя 20 лет он выступал на трибуне ООН перед огромной аудиторией). Казалось бы, 35-летие столь знаменательного события — прекрасный повод собрать специалистов, сообща поразмышлять над феноменом нашего земляка, подумать о том, как его глубокие познания, опыт и фантастические открытия использовать на благо людей.

К сожалению, юбилей прошел незамеченным, зато русскоязычное население 50-ти стран мира увидело бойкую телепрограмму ОРТ "Пусть говорят" с заранее запланированным сценарием очернения Анатолия Михайловича дилетантами. Передача Андрея Малахова запомнилась неожиданной для организаторов этой затеи эффектной концовкой, когда за наглую попытку сексолога Князькина плюнуть ему в лицо Кашпировский послал зарвавшегося хама в нокаут.

Разумеется, в Москве после этого Анатолий Михайлович не задержался. Он лишь на день заглянул в Киев, побывал на заседании редакционного совета "Бульвара Гордона" и отправился в США, где проводит сейчас большую часть времени. История повторяется: что имеем, не храним...


"ВСЕОБЩЕЕ СПАСЕНИЕ НЕВОЗМОЖНО: ЛЮДИ НЕ ЗНАЮТ, ОТ ЧЕГО ИМ СПАСАТЬСЯ"

— Увидел вас, Анатолий Михайлович, я поймал себя на мысли, что смотрю в ваши глаза с ностальгией, какой давно уже не испытывал. Что ни говорите, но глаза, в которые вглядывался 16 лет назад весь Советский Союз, равнодушным оставить не могут. На какое-то время вы выпали из поля зрения, сюда о вас доходят лишь слухи. Где вы сейчас живете, чем занимаетесь?


— Официально я прописан в Москве — там у меня квартира, полученная от Государственной Думы России. Впрочем, в этой квартире я редкий гость, потому что, как говорится в посвященных мне когда-то стихах, "я не цыган, но все-таки дорога мне и сестра, и мать". Часто бываю в Соединенных Штатах, в других странах, правда, последние годы практически провел в Украине.

— Вы ощущаете себя человеком мира?

— Все люди есть человеки мира, но это только в одном смысле. В другом же... Нет, это исключено! Мир очень большой, многоязычный, разнообразный... Своим я чувствую себя лишь здесь.


Анатолий Михайлович перед мощами Киево-Печерской лавры
— Недавно вы мне сказали, что по сравнению с самим собой образца 1989 года ощущаете себя Гулливером, но при этом являетесь лилипутом в сравнении с тем великаном, которым покажетесь потомкам...

— Это действительно так. За последние годы мои взгляды на человека стали шире и глубже, проникновение в его мир и глубины еще больше, а эти глубины куда сложнее, чем кажется, поэтому познание их бесконечно... На сегодняшний день я убежденно считаю свою работу психологической стимуляцией аутоклонирования человека. Запомните, придет день и час, когда откроют наличие стволовых клеток в организме не только зародышей — взрослых и даже пожилых людей. Я это знаю теперь, ну да ладно... Об этом как-нибудь в другой раз...

— Не сомневаюсь, что в мыслях вы то и дело возвращаетесь в 89-й — год своего наивысшего триумфа, прокручиваете в памяти все, что тогда с вами и с огромной страной под названием Советский Союз произошло. Ничего не хотелось бы изменить?

— Хотелось бы одного — вернуться к той стране да и саму страну вернуть... Человечество с осуждением относится к великим завоевателям, таким, как Македонский, Чингисхан и другие, но, несмотря на неоднозначную оценку их исторической роли, надо признать: инстинктивно они стремились объединить огромные массы людей — к этому сводились в конечном итоге их действия. В этом огромный плюс, потому что людей может спасти только объединение. "Границы создают вражду, вражда создает границы" — это один из первых моих афоризмов. Как было бы хорошо, если бы весь мир объединился под одним флагом! Впрочем, зачем бы тогда понадобился флаг?

— Думаете, это возможно?

— К сожалению, нет. Слишком разные у людей мораль, воспитание, уровень интеллекта... Целый ряд факторов мешает объединению, и главнейшие из них — невежество, низкая культура, многочисленные религии. Вряд ли такое произойдет, и только одно объединит когда-нибудь всех людей на земле — неминуемая всеобщая гибель.

— А всеобщее спасение?

— Оно невозможно, поскольку люди не знают, от чего им спасаться. Если же что-то и знают, то... не хотят.

— По специальности вы врач-психотерапевт, но не любите, чтобы вас так называли, поскольку давно это узкое понятие переросли. Согласитесь, Анатолий Михайлович: то, чем вы занимались (и не только когда заседали в Государственной Думе России), — это политика. Думаю, вас потому с телевидения и убрали, что испугались стремительно растущего влияния...

— Внесу важное уточнение: "убрал" меня один-единственный человек — это я сам. Когда меня пригласили на Центральное телевидение в Москву и задали вопрос, сколько планировать передач, исходя из того, что в Украине в 88-м году мы создали пять программ, я назвал роковую цифру шесть. На Союз, я так решил, можно пустить на одну больше, чтобы не подумали, будто хочу красоваться на экране.

Это была огромная ошибка, истоки которой таились в старой пословице: "Скромность украшает героя". Рабская, сковывающая инициативу и уменьшающая самооценку пословица была, как говорится, в крови, настраивала на никому не нужную скромность, зависимость от чужого мнения, слабость. Надо было на 30 передач пойти — телевидение в тот момент соглашалось на любое количество. Тогда я смог бы не только пробить брешь в непонимании своего дела и до основания разрушить поросшие мхом старые представления о человеке и способах пробуждения его глубин, но и использовать реальный шанс стать бесспорным лидером государственного масштаба.

"БОГ — ЭТО ИСТИНА, КОТОРАЯ НЕ ВИДНА И НЕ СЛЫШНА"

— Приоткройте завесу тайны: в чем суть происходящего при вашем воздействии, какой принцип лежит в основе вашего метода?


— "Лишнее" или "недостающее" в организме тело создает само, а коли так, оно, значит, имеет ресурсы убрать лишнее и воссоздать исчезнувшее. Поэтому у него всегда есть возможность самому победить недуг, ибо оно же его и создало. Есть, правда, одно очень важное но. Свои нарушения человек приобрел бессознательно, а значит, только бессознательно может их и разрушить — остается лишь его на это настроить. Настроить не ум, а материальную сущность, весь этот биохимический оркестр.

Судите сами: с мельчайшими частицами, из которых мы состоим, по-русски или по-украински не договоришься, хотя в принципе, по большому счету, договориться можно. Условие? Только с помощью природы, языком ситуации, если ее создать, взяв эти факторы на вооружение. Важно постичь законы, как это сделать, а законы в своей совокупности — это и есть Бог, но только Бог настоящий: не человекоподобный, а сама истина, которая, как говорил когда-то Лао-Цзы, не видна и не слышна.

На каждом шагу природа словно кричит: "Возьмите меня в помощники — я спасу вас от преждевременной смерти, потому что могу изменять естество человека". Ну, например, Африку населяют люди с черным цветом кожи, а почему? Да потому, что там много солнца. Что сделало кожу темной? Ситуация, сама природа, закон, что так неминуемо должно быть. Другой пример. В странах, где много песков, у людей узкий разрез глаз. Почему? Потому, что из-за частого попадания в глаза песка им во избежание этого на протяжении тысячелетий приходилось постоянно щурить глаза. Вот и дощурились...

— Это и есть ситуация?

Служители культа запрещали верующим посещать выступления Кашпировского, а религиозные фанатики выкалывали ему на афишах глаза


— Ну конечно, только ситуация программирующая. Еще один пример — из области спорта. Разве там нет влияния ситуации? Да сколько угодно! Мировые рекорды в прыжках в высоту или в беге в закрытых помещениях намного ниже, чем в открытых.

— Хотя, казалось бы, причин для этого нет...

— Это только казалось бы. На самом же деле, видя крышу и стены, спортсмен бессознательно находится под программирующим давлением самой этой крыши и стен, вынуждающих его бесконтрольно уменьшать силу толчка в прыжке или скорость в беге. Чем ниже будет крыша, тем больше организм будет автоматически страховать себя от удара в нее головой и ослаблять силу толчка и тем слабее будет результат в прыжке. Как и другие, эта страховочная программа "впечатана" в сферу бессознательного в течение тысячелетий, поэтому никаким сознательным усилием ее не преодолеть — таков закон. А вот увидеть его нельзя. Позвольте, я сформулирую это афористически, так будет понятнее: "Мы смотрим на то, что видим, но не видим того, на что смотрим".

Яркие примеры программирующего влияния ситуации, подавляющей даже возникновение беременности, иллюстрируют хищники. Находясь в зоопарках в клетках, они не дают потомства, ибо подчинены мощной программе, ограничивающей размножение в тесном пространстве во избежание появления опасного "третьего лишнего". Именно это приводит к выработке у самки противозачаточного вещества.

Способность организма под влиянием сильнодействующих ситуаций вырабатывать новые, не присущие ему вещества, и есть той силой, которая в состоянии изменять ткань, — вот почему решающая роль ситуации для преодоления телесных болезней перенесена мною в мое дело.

Без создания программирующих ситуаций до молекул не доберешься и естество человека в нужную сторону не изменишь, а словами, которыми пользуются представители всех поведенческих наук, в том числе психотерапия и религия (молитвы — это тоже слова), ткань изменить невозможно. В этом отношении человек человеку не подвластен — он подчиняется только законам, или, говоря языком религиозным, Богу. Надо только уметь с ним "договориться", то есть осуществить закон правильного построения "неговорящей" обстановки, ситуации — тогда он и придет на помощь.

Есть закон, что при массовых встречах с людьми возникает множество моментов, в своей совокупности создающих сильную программирующую ситуацию. Вот почему во время моих телепередач от тяжелых, ранее неизлечимых болезней избавились сотни тысяч людей. (В целом, согласно статистике, здоровье поправили порядка 10 миллионов человек).

Из ученых ближе всего к Богу (напоминаю: Бог — это совокупность всех мировых законов и истин) физики — кто, как не они, открыли множество истин, без которых человечество не знало бы цивилизации. В то же время многие истины зачастую постигали поэты: благодаря присущей им обостренной интуиции одной фразой они вскрывали нередко целые пласты неизведанного.

Гениальный Борис Пастернак одним росчерком пера инстинктивно вывел закон, без применения которого немыслимо осуществлять настоящее спасение человека. "Искусственному замкнутость нужна. Природному Вселенная тесна" — вот вам концепция и ситуация! Только там, где достаточно пространства, есть возможность для маневра, борьбы, и это легко доказать. Коль уж упомянули мы спорт, обратимся к спортивным примерам. В состоянии ли футболист блеснуть мастерством в тесноте, не имея места ни для разбега, ни для сложных финтов? А вот на поле возможности его безграничны.

Не понимая роли пространства, апологеты старой психологической науки громко и глупо ратуют за так называемые индивидуальные сеансы, когда пациент и врач встречаются один на один: дескать, как бы чего не случилось. Но случиться не может ничего, кроме скуки, потому что людям уже давно надоели их примитивные заклинания, призывы расслабиться, испытать тяжесть в ногах и спокойствие...

Увидев успех моих телепередач в спасении людей от тяжелых физических заболеваний (чего раньше никогда не было!), представители устаревшей психотерапевтической школы всерьез обеспокоились, что будут из-за своего бессилия на фоне моей славы и популярности невостребованы. Поэтому и решили со мной бороться, но ничего лучшего не придумали, как критиковать меня за прогрессивную систему, сокрушившую их немощную, и публично заявлять, что с больным надо работать индивидуально, иначе без обратной связи может что-то нехорошее произойти.

Какая неимоверная глупость! Почему с этими нелепыми предостережениями о необходимости обратной связи они не обращаются к авторам фильмов ужасов или литературных произведений, где описываются всякие впечатляюще-страшные сцены (чего у меня как раз нет и в помине). Обратная связь в вышеперечисленных случаях отсутствует, тиражи этих фильмов и книг многомиллионные...

Так и подмывает сказать: пусть эти радетели человечества (постоянно подвергаемого стрессам от просмотра картин со сценами насилия и прочтения страшных рассказов) разведут большой костер и начнут жечь книги писателей-"страшильщиков" — Эдгара По, Амброза Бирса, Гоголя ("Страшная месть"), Тургенева ("Бежин луг"), Бунина ("Белая лошадь")...

Вы как-то спрашивали меня, почему коллеги-психотерапевты так протестуют против моих массовых встеч. Отвечу: боятся, но не за людей (потому что сами не верят в придуманные ими "опасные последствия", которых не было и быть не может), а за себя.

Во время своих выступлений я заражал зрителей положительным примером, и в этом мне помогало пространство, которого у врача, когда он занимается с одним пациентом, нет. Допустим, передо мной больной, которому хочу устранить язвенную болезнь желудка. Согласитесь: одно дело — говорить ему: "У вас проходит язва" в кабинете, с глазу на глаз (но так она никогда не пройдет), и совсем другое — когда рядом будут тысячи людей и многие скажут, что у них эта язва прошла. В таком случае программирующая информация неумолимо овладеет подсознанием, где находится управленческий аппарат всего тела, и, естественно, скорее всего, человек этой информации поддастся, подчинившись ей не умом, а бессознательным "я".

"ЗНАМЕНИТЫЙ ВЛАДИМИР МОЛЧАНОВ СКАЗАЛ, ЧТО МЕНЯ БОИТСЯ"

— Думаю, в жизни вы много страдали и продолжаете страдать от тотального непонимания...


— У меня нет страдания — есть лишь сожаление, что ум людей ограничен и скован. Один философ, кажется Валье, сказал: "Мудр тот, кто может изменить свое мнение". Мои оппоненты прочно застряли на старых правилах психологического влияния и не в силах их изменить из-за ограниченности ума. Раньше наши предки ходили пешком, в лучшем случае тряслись на подводах, но жизнь шла вперед, и сегодня человек летает на реактивных самолетах, даже на Луне побывал. Что было бы, если бы люди принципиально свое мнение не меняли?

...Страдание... (Грустно). Конечно, оно есть, а больше всего угнетает неизменный признак глупости — инертность мышления, то есть упрямая зацикленность на привычных понятиях и представлениях. Особенно эта инертность проявляется среди журналистов, хотя, казалось бы, это каста интеллектуалов. Я это испытал тысячи раз. Недавно, беря у меня в Москве интервью, знаменитый Владимир Молчанов сказал, что меня боится... Я был шокирован, но сразу ответил, что боюсь его еще больше. "Почему?" — спросил он. "Потому, что, боясь меня, вы проявляете дремучее невежество, а невежество есть враг человеческий...".

— Сегодня вы проводите много времени в Соединенных Штатах Америки. Вам нравится за океаном? Находите общий язык с местными жителями?

— На встречи со мной приходят в основном выходцы из бывшего СССР, хотя в последние годы все больше интереса проявляют коренные американцы, в том числе чернокожие.

— Вы же, я знаю, любите чернокожих...

— И даже очень. Впрочем, люблю человека вообще, он мне интересен. Не зря заметил Экзюпери: "Единственная известная мне роскошь — это роскошь человеческого общения". Думаете, я не ездил в знаменитый Гарлем ночами, не окунался в самую его гущу?

— Думаю, ездили. Хотелось почувствовать адреналин?

— Да нет, любопытно просто было наблюдать за теми, кто непривычен нашему европейскому глазу. В основном обитатели черных кварталов выходят на белый свет ночью. В два-три часа собираются толпами на каждом перекрестке, а перекрестки там с интервалом в 50 метров.

...Это было в 91-м году, перед Новым годом, в городе Сан-Франциско. После развода терзала меня депрессия, не спалось, да и разница во времени была большая, поэтому гулял по ночному городу. Тянула к себе черная улица Эдди-стрит, как магнит. Она наподобие Гарлема в Нью-Йорке — друзья не советовали ходить туда даже днем, но разве я слушаю советы по поводу того, где, когда и как изучать мне людей (как, впрочем, и самого себя)?

Помню, довольно далеко углубился я в ее дебри. Была на мне простенькая курточка, в руке видеокамера, в кармане — 10 тысяч долларов. Мой совершенно обычный вид не привлекал ничьего внимания, разве что нищие, законченные алкоголики и наркоманы то и дело подходили и клянчили деньги. Давал им по 25 центов и шел дальше, простаивал то в одной, то в другой толпе, присматривался, кое с кем заговаривал. Никто меня не трогал, не окликал...

Так набрел я на очередное скопище людей — как и в других толпах, их стояло человек 200. Состав был абсолютно тот же — нищие, почти догола раздетые девицы, разрушенные до нечеловеческого вида наркоманы, спившиеся алкоголики. Попадались, конечно, и нормальные лица, но вид у всех был примерно один — висящие, почти съехавшие штаны и кепочки с козырьками назад. Чтобы пройти через эту черную массу, хватило бы метров 10-ти, и вдруг я перехватил обращенный в мою сторону любопытствующе-негодующий взгляд. Высокий чернокожий красавец — видать, заводила — впился в меня глазами, полными ненависти.

Интуитивно я почувствовал, что это чрезвычайно опасно, но я ведь и шел туда, чтобы встретиться с опасностью. Испугался ли? Честно говоря, не помню. Было интересно, что буду делать я и что будет делать он, — исследовательский интерес и тут меня не покинул. Инстинкт и опыт заставили, не меняя скорости шага, идти прямо на него. Он между тем выжидал — жертва сама нахально шла в пасть. Сделав пару шагов через густо стоявших людей и подойдя к нему близко, я с беспечным видом, который удачно удалось разыграть, ударил его слегка по плечу, на ломаном английском сказал, какой он здоровый парень, и, не давая опомниться, добавил, что я тренер по боксу и интересуюсь такими же, как он, ребятами для своей школы.

Cвоим неожиданным содержанием последняя фраза мгновенно переключила его с агрессивного настроя, вызванного вторжением чужака на подвластную ему территорию. "Вы боксер, тренер?" — спросил он с презрительным выражением лица. Округлившиеся глаза выдали возмущенное недоверие: он совсем не увидел во мне спортсмена, тем более тренера по боксу. "You?" — снова негодующе повторил он и вдруг резким движением сорвал с себя куртку. "Come on ("Иди сюда". - А. К.)! — почти крикнул он. Потом еще раз: — Сome on!!!".

Светила луна, бледные фонари кидали свой слабый неоновый свет на лица стоявших людей, придавая им странный, потусторонний вид. "Вот и пришла моя смерть", — мелькнула вдруг мысль. Играя великолепной мускулатурой, возбужденный красавец-геркулес красиво пританцовывал, нанося удары пока только в воздух. Толпа расступилась, сделав большой круг. Перенеся камеру в левую руку, я поднял ее до уровня плеча: показал, что принял вызов и хочу, чтобы кто-то подержал камеру. Через мгновение кто-то невидимый сзади меня ее потянул — я только почувствовал, как шнурок скользнул по ладони. В тот же миг тоже снял с себя куртку и залихватски швырнул ее на асфальт. Затем туда же вдогонку бросил свитер и принял стойку, настроившись не пропустить удар.

Кроме прекрасного сложения, мой противник оказался еще очень быстрым и резким: как кошка, нет, как пантера, он приготовился меня разорвать, и это было ясно всем. Раздались одобряющие голоса, плотно обступив нас, толпа быстро нарастала — с того и другого конца улицы стали сбегаться желающие посмотреть зрелище.

Не скрою: когда я обнажился, чаша весов слегка колыхнулась в мою сторону. Я наверняка знал, что это будет мой козырь, — как-никак в то время легко по 10 раз выжимал одной рукой 50-килограммовую гантель и по 60-70 раз катал колесо для пресса (надеюсь, не забыли мое знаменитое упражнение?). Все это отчетливо читалось на моем торсе.

"Сколько вам лет?" — спросил я чернокожего красавца. "25". — "А мне в два раза больше". Он: "Really?". ("Действительно?").

Вся эта стремительно возникшая сцена плюс мое не такое уж плохое телосложение произвели на этого парня соответствующее впечатление. Я видел: его гнев смягчился, но видно было и другое — уж очень ему хотелось блеснуть мастерством и отправить белого чужака на асфальт. Тем более что среди обступивших нас было немало смазливых шоколадного цвета девиц...

Мы начали спарринг. Конечно, кое-какие удары я пропускал (так же, как, впрочем, и он), но из-за своей мало кому удобной позиции левши имел преимущество. Кроме того, адреналина у меня было намного больше: я сражался за жизнь, а он просто боксировал, уже не имея гнева — только спортивный азарт. Правда, после того, как я неплохо угостил своего соперника в корпус слева, на его лице снова появилось агрессивное выражение и он кинулся в атаку. И все же ни одного серьезного удара я не получил. Сказалась школа, пройденная когда-то в Виннице у замечательного тренера Сергея Пачковского и уникального мастера рукопашных боев Виктора Вдовкина.

Минуты через три-четыре мы, не сговариваясь, остановились, но он уже был мой. Обнялись... "Fifty?" — снова переспросил чернокожий. "Yes". — "Вы очень хороши", — заметил он, переводя дух. "Вы тоже", — улыбнулся я. Затем мы постучали, как он показал, кулаком в кулак, потом растопыренными ладонями сплели руки. Это был местный ритуал, обозначающий взаимное одобрение и дружбу.

Я надел куртку, спросил, могу ли гулять здесь. "О, yes, any time" ("О да, в любое время"). Пора было уходить, но как же идти без камеры? Вот вам ситуация — три часа ночи, мы стоим в огромном кругу, вокруг ни одного белого человека. Довольная зрелищем, толпа не расходится, ждет от нас какого-то интересного продолжения, проститутки (их было человек 10-12) игриво мне улыбаются, но где же камера? Я снова поднял ладонь к плечу и пристально посмотрел на недавнего спарринг-партнера. Нас разделяли два метра. Он долго держал мой взгляд, а потом сделал малозаметное движение бровями, и оп! — камера снова оказалась в моей руке. Я кивнул и пошел дальше.

Кому ни рассказывал, не верят, что такое могло быть, но, как видите, все возможно, если вести себя спортивно и правильно. Разумеется, психотерапевт, психолог, любой человек, который хочет властвовать над другими людьми, должен иметь в своем арсенале не только стандартный набор скучных фраз типа: "Ваши руки-ноги тяжелые", но и огонь внутри, обязан следить за своим телом, быть крепким, сильным, выносливым, отчаянным, может быть, ну и актером, если на то пошло. Непросто завоевать человека — подчинить его ум, чувства, а тем более тело.

"НЕЗНАНИЕ ЧЕЛОВЕКА — БИЧ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА, ЭТО СТРАШНЕЕ АТОМНОЙ БОМБЫ"

— Вы говорите об интересе и любви к людям, а я вспоминаю, как уже в конце жизни великий хирург, философ и гуманист Николай Михайлович Амосов, который очень вас уважал, ценил и понимал ваше значение в жизни общества, признался мне, что люди на самом деле намного хуже обезьян. Вы с ним согласны?


— Думаю, это у Николая Михайловича вырвался просто вздох разочарования, потому что выдающиеся личности всегда жаждут понимания. Я, кстати, тоже страдаю аллергией на глупцов.

— Много их в вашей жизни встречается?

— Понимаете, человек в своем деле может глупцом и не быть — гораздо труднее ему понимать самое сложное: человека. Это и есть подлинное мерило ума — ориентироваться в самом сложном. Для примера сравним две картинки. На одной Нью-Йорк, колоссальные здания, глядя на которые не понимаешь, как человек мог их построить, мягко шурша шинами, проезжают роскошные машины, витрины магазинов заполнены сложной техникой — словом, цивилизация.


"Обычно в залах я укладывал тысячи людей..."
И другая картина. Ночь. Высоко на круче над рекой сидит на старом пне седобородый старик с книгой в руках. Светит луна, доносится кваканье лягушек, далекий собачий лай, а он смотрит куда-то вдаль... Кто это? Приближаемся к нему — Лев Толстой.

Теперь ответьте мне, где цивилизация? Там, где эти шикарные авто, в которых люди с наушниками дергаются в такт музыке? Там, где бетон, стекло, асфальт, неоновые огни, компьютеры, интернет, или на круче, где Лев Николаевич? Наверное, все-таки там, где Толстой, где не убивают, не обманывают, не воруют, где размышляют о высоком, где глубокое познание души человеческой. Если бы все мужчины были такого уровня интеллекта, как Лев Толстой, а женщины, скажем, как Леся Украинка, нужна была бы полиция? Совершались бы убийства, грабежи, изнасилования? Нет! Чего не хватает человечеству? Культуры, высокой морали и человечности.

Незнание человека — бич человечества, это страшнее атомной бомбы, потому что невежество несет угрозу всему живому.

Тем не менее люди мне интересны, и я не могу сказать, что они хуже обезьян. Каждый рождается гением, но в силу обстоятельств не успевает им стать, понимаете? Условия не позволяют, бедность, отсутствие школы... Если допустить, что школы удалось хорошо оснастить, что, на ваш взгляд, в них самое главное?

— Учитель...

— Да, учитель, но разве может он быть настоящим, если голова занята тем, как бы не опоздать на вторую работу, где числится... дворником? Кстати, и в былые времена, еще до развала Союза, учителей не жаловали. В идеале преподаватель должен иметь прекрасную квартиру, секретарей, условия, чтобы думать, читать, развиваться... Директор школы должен следить за интеллектуальным ростом учителя, его самосовершенствованием, внешним видом, красотой речи и поступков, ибо все противоположное этому учениками схватывается и копируется быстрее. Глядя на то, что происходит на самом деле, я придумал изречение: "В нашей стране дети — жертвы учителей, а учителя — жертвы государства".

В свое время я встречался в Донецке с гениальным педагогом (его официально признали лучшим в СССР) Виктором Федоровичем Шаталовым... Это было в 91-м — меня пригласили туда на соревнования штангистов. Приехал мой старый друг супертяжеловес Василий Алексеев, пришли знаменитый Сергей Бубка и Виктор Шаталов. Долго говорил с каждым, особенно с Шаталовым. Неудобно, конечно, это рассказывать, но... Он был очень бедно одет, нуждался в материальной помощи для издания своих уникальных книг. Мне стало страшно обидно за него и больно за страну, за возмутительно преступную слепоту ее руководства, так небрежно обращающегося со своими лучшими сыновьями. Как же можно было допустить такое с титаном среди учителей мирового уровня? Он ведь даже запущенных детишек, которых считали дебилами, выводил в отличники. Первоклашки у него через несколько месяцев знали высшую математику, в которой ничего не смыслили десятиклассники.

— Я всегда с восхищением наблюдал, как в огромных аудиториях вы каким-то непонятным образом заставляли людей падать, причем роняли не одного-двух, а 200-300 и более. Естественно, это производит неизгладимое впечатление, но как такое вам удается, почему люди падают, как подкошенные?

— В 2003 году я выступал в Кривом Роге. Зал огромнейший, пришли тысяч пять человек, причем часть сидела, а другая (наверное, больше двух тысяч) стояла прямо перед сценой. Вдруг у меня мелькнула мысль, что, вопреки привычной схеме, все надо сделать коротко и моментально. Поверьте, я потратил на выступление всего шесть минут, но за это время под аккомпанемент довольно ритмичной музыки уложил несколько тысяч человек.

"НЕ НАДО ИСКАТЬ МЕХАНИЗМ — ИЩИТЕ НЕВИДИМОЕ, КОТОРОЕ ВСЕГДА СИЛЬНЕЕ ВИДИМОГО"

— И все упали? Но как?

— Вот так и упали, и лежали потом почти друг на друге. Вы даже не представляете, какой после этого был колоссальный эффект, сколько произошло исцелений. Ну, например, одна дама прозрела от врожденной слепоты, которая была у нее 44 года...

Кстати, совсем недавно в Кливленде в зал на носилках принесли больного с выпадением дисков (кое-как усадили). Когда наступил нужный момент, я стал всех ронять, но при этом, хорошо зная привычку тамошних пациентов, чуть что, подавать на врачей в суд, предупредил: "Слушайте, американцы! Я хочу сделать вам хорошо, но если в ответ на это, обнаружив у себя маленький синяк, вы захотите меня "отблагодарить", подав в суд, знайте, что я этого не боюсь. Сяду в самолет и улечу домой — ищите потом в каком-то Крыжополе".

Этого парня с выпадением дисков я умышленно резко под такие полушутливые разговоры бросил. Он грохнулся и долго лежал вместе со всеми, не шевелясь. Потом, когда все поднялись, он тоже легко вскочил — позвонки в момент падения сразу встали на место.

— Одну минуточку: люди ведь не просто падают — вы по ним еще ходите, наступаете каблуком на руки-на ноги, и при этом они не чувствуют боли...

— Нет, я по ним не хожу, а вот на пальцы для демонстрации нечувствительности к боли иногда становлюсь. Однажды в Москве даже Жириновского, который пришел на мое выступление, попросил тоже попробовать встать на пальцы любому лежащему на сцене. Он ходил, осторожно так наступал — видно, боялся...

Быстро возникающая анестезия смотрится очень эффектно и усиливает в числе других факторов программирующую ситуацию. При всем этом действии, для непосвященных кажущемся опасным, я очень осторожно и бережно отношусь к испытуемым. Все-таки огромный опыт! Сколько их перепадало у меня за десятки лет — не счесть...

Изредка возникают, правда, и непредвиденные ситуации. Помню, однажды в Днепропетровске поставил женщину на край стола и подал сигнал к падению, рассчитывая, что она упадет вперед — на стол. Что у нее сработало в этот момент в голове, не знаю, но, видно, сигнал мой был ею неправильно принят, и она грохнулась со стола назад, вытянув руки по швам — прямо на пол спиной. Что же вы думаете, она разбилась или получила травму? Никак нет. Сработала в ней, как говорил Николай Михайлович, обезьяна, хотя он имел в виду другое. (Здесь как раз уместнее вспомнить Дарвина). Словом, всплыла у этой женщины из подсознания первобытная ловкость далеких предков, и она упала так, что не получила даже малейшей царапины.

Такие случаи производят на зрителей ошеломляющее впечатление. Опыт бросания, повторяю, у меня большой, ведь чтобы настроить людей на более сильное восприятие моих программ, я должен показать им кое-что необычное. Раньше много лет демонстрировал проколы иглами и обжигание огнем — никто не чувствовал боли. Анестезия, вы знаете, мой самый сильный конек, но еще более сильным по сравнению с обезболиванием считаю падение на спину плашмя, не сгибаясь, как натянутая струна. Правда, рефлекс самосохранения неизменно срабатывает — падающий ударяется сначала лопатками, а потом, уже с небольшой высоты, — затылком. Для меня и моих подопечных это упражнение совершенно не страшное, хотя я знал чемпионов Союза по акробатике, которые так упасть не могли, — падая, они cгибали ноги в коленях и приседали, страхуя затылки.

...Еще, помню, был случай. В одном городе — кажется, украинском — я вызвал на сцену нескольких мужчин и стал ронять их на пол спиной. Только дошел до последнего, как вдруг в зале раздался истошный крик: "Стойте! Не делайте этого!", и какая-то женщина бросилась прямо на сцену. Поначалу я подумал, что это мама одного из парней: ну, дескать, что она понимает в моем искусстве? Решил ее подождать, чтобы посмотрела поближе, и, как только она подбежала ко мне вплотную, махнул рукой, и этот парень красиво, я бы сказал, классически, грохнулся на пол спиной.

"Ой, что вы наделали?! — завопила она. — Вы хоть знаете, кто я такая?". — "Мама, наверное". — "Больше, чем мама, больше — врач-нейрохирург, а это мой пациент: неделю назад я выписала его из больницы. Два месяца он лежал у нас без сознания, отхаживали его — после катастрофы у него был раздроблен затылок. И вот вы теперь так страшно его кинули — что же с ним будет?".

В отчаянии она заломила руки, и я тут же дал парню команду подняться. Он ловко вскочил, подошел к своему доктору и стал ее успокаивать, говоря, что все хорошо и что он совсем не ударился. Правда, для верности, доказывая безопасность и безвредность падения, я еще раз его бросил, чем снова шокировал эту женщину, со слезами хватавшую меня за руки.

— Я помню, раньше, лет 18 назад, вы подходили к шеренге людей и, едва прикоснувшись ко лбу, их роняли — они падали назад, не сгибаясь. Со временем вы перестали даже к ним прикасаться: делаете соответствующее движение рукой, микрофоном...

— Во-первых, я и раньше вызывал падения как прикасаясь, так и не прикасаясь. Да и сейчас тоже — как когда. При этом моя рука не толкает: касание лба — это лишь информация к падению. Кстати, подать команду вполне реально без слов. Я "говорю" рукой, а можно и ситуацией, и дистанционно — по радио, например. В последние годы я постоянно практикую коррекцию носа. Недавно в Нью-Йорке с одним журналистом мы провели радиопередачу, заранее условившись, что дистанционно, по радио, я осуществлю попытку скорректировать слушателям поврежденные носы. Заговорившись, оба забыли об этом, а когда он вспомнил, до окончания эфира оставалось минуты три. Я успокоил его: "Давайте попробуем — может, еще успеем". Вы не представляете, какой шквал писем и звонков захлестнул редакцию, — люди сообщали, что у них выровнялись и стали дышать носы.

— Я своими глазами видел, как вы делаете знак микрофоном — и люди падают, причем по нескольку человек сразу. Я вам все намекаю: ну объясните же в конце концов механизм, а вы упорно от этой темы уходите...

— Я от объяснения не ухожу — это вы, простите, уходите от понимания моего объяснения. Не надо искать механизм — ищите невидимое, которое всегда сильнее видимого. Ну вот пример: допустим, к вам в редакцию пришла приятная женщина, которая всем понравилась. Давайте спросим у нее: "Как вам удается производить такое впечатление, каков тут механизм? Почему вы такая приятная, почему так хорошо выглядите?". Разве она объяснит?
Легенда
Анатолий КАШПИРОВСКИЙ: "Я знаю, как вернуть Президенту Ющенко лицо. Только рискую при этом потерять собственное"
Дмитрий ГОРДОН
"Бульвар Гордона"

(Продолжение. Начало в № 8)


"СНЯВ СО СТОЕК ШТАНГУ ВЕСОМ 200 КИЛОГРАММОВ, Я 10 РАЗ ПРИСЕЛ С НЕЙ И ПОДНЯЛСЯ. "СМОТРИТЕ, — ГОВОРЮ, — ПЕНСИОНЕРЫ, КАК НАДО ВСТАВАТЬ С НОЧНЫХ ГОРШКОВ"

— Когда вы обнажаете свой торс, которому может позавидовать любой молодой мужчина, это вызывает совершенно естественное восхищение. Скажите: вам доставляет удовольствие качаться, вы получаете от этого процесса кайф?


— Думаю, что если спросить людей, доставляет ли им удовольствие каждый день чистить зубы и умываться, надевать и снимать туфли, вряд ли они ответят утвердительно. Что поделаешь — есть вещи необходимые, требующие каждодневного исполнения. Из них важнейшей считаю настоятельную необходимость тренировать тело, ибо, как писал Маяковский: "Нет лучше на свете одежи, чем бронза мускулов и свежесть кожи".

Умеренные физические нагрузки нужны, чтобы сохранить подвижность суставов и поддерживать в хорошем состоянии сердечно-сосудистую систему. Сами понимаете, при любом напряжении давление поднимается и сосуды расширяются, они не закостеневают. И потом, у меня уже вошло в привычку хорошо выглядеть, чтобы не краснеть перед самим собой. Конечно же, это нелегко, особенно мне, человеку, который постоянно в дороге.

Бывает, что форма очень хорошая, а потом чуть-чуть график нарушил, не то съел, два-три дня пропустил — и уже лень затягивает. Утром встаешь, знаешь, что надо потренироваться, а так не хочется: приходится заставлять себя. Вдобавок бываю часто простуженным, гриппозным — я же общаюсь с огромной массой больных. Каких только бацилл и вирусов они не приносят: нет заразы, которой бы в жизни я не нахватался. Однажды сажусь в машину — подбегает худющий человек, открывает дверь и, придвинувшись прямо к лицу, смачно спрашивает: "А открытую форму туберкулеза вы лечите?". Представляете? И так каждый раз. Люди очень близко подходят, разговаривают, дышат, поэтому я часто подвержен вирусным инфекциям, а в таком состоянии ничего делать не хочется.

— Помню, однажды, когда вы приехали в гости и я выгружал из машины ваши вещи, среди прочего там оказались и гантели — по 40 килограммов каждая. Я чуть не умер, пока дотащил их до дома, а ведь вам (поскольку вы не девушка, я это скажу) 66 лет! Какие упражнения вы в своем возрасте делаете? Какие у вас рекорды?

— Года полтора назад телевизионщики снимали мою тренировку в одном из залов. Сняв со стоек штангу весом 200 килограммов, я решил пошутить и, присев с ней, сказал в камеру: "Смотрите, пенсионеры, как надо вставать с ночных горшков!". Затем легко с этой штангой поднялся. "Что, не поняли?" — переспросил, продолжая шутить. "Смотрите еще раз" — и снова присел. И так 10 раз подряд — вот вам одно из моих упражнений.

Человек в любом возрасте может достичь большой физической силы, добиться рельефа мускулатуры, выносливости и хорошего внешнего вида. А вот ногти, зубы и волосы нам, пардон, не подвластны. Хотя, если мышечная система и сосуды на уровне, это в какой-то степени отражается и на состоянии других органов.

Я тренируюсь везде, дружу в Америке со многими знаменитыми бодибилдерами. (Никто из них, кстати, не верит, что мне уже столько лет). В Украине у меня тоже почти во всех городах есть хорошие знакомые, рекордсмены и чемпионы мира. Так, в Черкассах живет очень приятный человек Всеволод Бабенко. Ему где-то под 70, а он приседает с весом в 300 килограммов. Вообще, кого из сильных людей ни возьми — все обаятельные, спокойные, скромные. Там же, в Черкассах, проживает рекордсмен мира Владимир Иваненко (он приседает с 420 килограммами), а в Красном Лимане — атлет мирового класса Алексей Рокочий (мы очень с ним дружим).

— В конце 80-х к вашему дому выстраивались километровые очереди: людям, приехавшим из других городов, таксисты за большие деньги продавали ваш адрес прямо на вокзале. В вас ведь тогда полстраны влюблялось — дамы мечтали хотя бы подойти, дотронуться до своего кумира. Сегодня вы женское внимание ощущаете?

— И к счастью, и к несчастью, да, хотя и не в таких гигантских масштабах. Влюбленные, как правило, есть всегда, — человек создан, чтобы влюбляться. Люди, например, часто влюбляются в киногероев, многие в восторге от Шварценеггера, от того же Мохаммеда Али (этого легендарного боксера обожают, по-моему, все). Помню, как в Луганске году в 92-м утром в дверь моего гостиничного номера постучали. Заходит человек восемь с мятыми ушами, по виду борцы. Достаточно было одного взгляда, чтобы понять, кто они... "Что-то случилось?" — спрашиваю. "Нет-нет, — говорят смущенно, — мы совсем по другому поводу". — "По какому же?". — "Мы слышали, что вы боксировали с Мохаммедом Али". А такое действительно было — в 1991 году меня приглашали к нему домой на консультацию.

— Надеюсь, боксировали вы с ним в шутку?

Анатолия Михайловича и легендарного Мохаммеда Али связывает давняя дружба. "Вначале Али вел себя со мной так, будто я ничего в боксе не смыслю. Потом понял, что я в этом деле немного ориентируюсь, и тогда уже стал боксировать быстро и резко"


— Ну разумеется. Cначала он вообще вел себя так, будто я ничего в боксе не смыслю, — нарочито спарринговал в очень замедленном темпе. Потом понял, что я в этом деле немного ориентируюсь, и тогда уже стал боксировать быстро и резко, исполняя при этом свой знаменитый танец. Во время дружеского спарринга Али полностью раскрепостился и у него исчезла паркинсоническая скованность. Я посоветовал ему продолжать тренироваться, мы подружились. (Кстати, этот сюжет показывали по телевидению — у меня сохранилась пленка).

Али большой шутник. Я чуть-чуть зацепил его правой, но он притворился, будто я его в нокдаун отправил, и стал падать в сторону. Я даже поначалу испугался, аж в жар бросило...

— А что же бригада в Луганске?

— Скромно присели на диван: "Очень просим, расскажите про Мохаммеда Али". Стали допытываться, какие у него пальцы, какая рука. "А кулак большой?". Я говорю: "Побольше, чем у меня". — "А по сравнению с моим?". — "Меньше". — "Ты смотри!" — удивлялись.

Какое у него предплечье, какой нос, какой дом, какие машины — все их интересовало. Рассказывал я подробно — вы бы видели, как они слушали и какие у них были глаза. Думаю, это был один из лучших дней в их жизни. Уходя, сменив умилительные выражения лиц на серьезные, гости сказали: "Если вдруг где-то что-то не так, сразу нам сообщайте. Прибудем в любую точку Союза".

...Я не согласен с постулатом: "Не сотвори себе кумира", — надо же на кого-то равняться. Знаю из области спорта много историй, когда слабые, а иногда калеки, пытаясь равняться на кумиров, становились нормальными людьми и даже атлетами.

"МОЙ ИДЕАЛ — ЖЕНЩИНА С ВЕСНУШКАМИ, ЧУТЬ-ЧУТЬ ВЗДЕРНУТЫМ НОСИКОМ, СКУЛАСТАЯ, РЫЖЕВАТАЯ. НРАВИТСЯ, ЧТОБЫ ФИГУРА НАПОМИНАЛА ГИТАРУ"

— Мы затронули тему влюбленных в вас женщин. Признайтесь, тянет иногда ответить взаимностью?


— Ну и подсекли вы меня этим вопросом... Что я могу сказать? Определенный типаж женщины у меня, очевидно, в генах, поэтому только он и привлекателен — другие совсем не волнуют.

Мой идеал — дама с веснушками, чуть-чуть вздернутым носиком, скуластая, хорошо, если немножко рыжеватая. Фигура — дело особое: мне нравится тип телосложения, напоминающий гитару.

— Извините, но известная писательница Валерия Васильевна Врублевская, видимо, не случайно отправилась из Киева в Москву на передачу к Малахову, забыв о болезнях. По-моему, в основном ею двигало уязвленное женское самолюбие — до нее дошли слухи, что вы не испытывали к ней любовных чувств, потому что у нее узкие бедра...

— Не знаю, что ею двигало, или, вернее, кто двигал... Валерия Васильевна — очень интеллигентный и тонкий человек, — сама того не ожидая, попалась в малаховский капкан и, думаю, сожалеет об этом. Она, я уверен, не ожидала такой бесцеремонности и неуважения к людям, которые позволил себе проявить этот заказной крикун Малахов, и уж, конечно, она не заслуживает унизительного ярлыка "виртуальной жены", который он ей навесил.

У нас с Валерией Васильевной были чистые, дружеские отношения. Не хочу опускаться до обсуждения деталей ее фигуры — меня тогда ничья фигура не интересовала, я очень любил жену. Это первое, а второе... Коль уж затронули вы тему бедер, логически рассуждая, придем к тому, что женщина с широкими бедрами всегда более привлекательна. Так угодно природе: в утробе такой дамы плод находится в большей безопасности из-за большего слоя тканей.

Что же касается очень тонких, худых женщин... В Америке они страшно популярны, но это, я думаю, пошло от законодателей мод с нетрадиционной сексуальной ориентацией. Примером тому был Версаче, о чьей, простите, голубизне не знали разве что дети. Такие, как он, в каждой женщине видели мужчину и навязали обществу столь неестественный для женщин мужской образ.


"Определенный типаж женщины у меня в генах, поэтому только он и привлекателен — другие совсем не волнуют". С любимой женой Ириной
— Ну хорошо, а длинные ноги, большая грудь вам нравятся?

— Любому нормальному мужчине нравится все женское, равно как и любой женщине все мужское. Большая грудь? На меня это не действует. Другое дело — тип телосложения, о котором я говорил. Обратите внимание, Венера Милосская большой груди не имеет, но зато остальное у нее развито достаточно хорошо. Вот настоящий образ женщины, матери и жены.

— Когда на пути встречаются поклонницы, соответствующие вашему идеалу, откликаетесь на их чувства?

— Такие практически не встречаются, а вот идеал именно такой женщины жил в моей душе всегда. Когда-то у меня была девушка по имени Лилия — она училась и жила во Львове. Лилия и была такой, как я описал...

...На последнем курсе мединститута нас послали на практику. Мне выпало ее проходить в Хмельницком — там нас, нескольких человек, поселили прямо в подвальном помещении, где я впервые услышал по радио песню "Тишина". Помните: "Ночью за окном метель, метель, белый беспокойный снег..."?

В этом промозглом подвале приходилось коротать зимние, холодные ночи. Зима тогда выдалась очень суровой, и вот ночь, за окном метель, воют подвальные трубы, пахнет сыростью, друзья уже спят, а я сижу и пишу ей письмо. Сам не знаю как, но вдруг по причине тоски по Лиле придумалась одна душещипательная вещь. Я написал ей, чтобы в указанное время встретила поезд из Хмельницкого, нашла такой-то вагон и дотронулась до него в определенном месте. Чтобы было видно, где прикасаться, я пообещал ей, что нарисую на нем мелом круг.

Я был счастливым безумцем: поздно вечером шел в лютый холод в легкой одежде на вокзал, с волнением, как к живому существу, прикасался к ледяному вагону, а потом представлял, как на следующий день она тоже притронется к тому месту, которого касалась моя рука. Не знаю (грустно), приходила она на вокзал или нет, — тогда я думал, что приходила...

И вот, накопив на том же вокзале немного денег на разгрузке вагонов, я не выдержал, сорвался с практики и поехал к ней. С трепетом звоню: гудки, гудки... Вдруг слышу: "Это ты, Коля?". — "Нет, — говорю, — это не Коля. Прощай!"... Сел на автобус и, как расстрелянный, уехал обратно. На этом все закончилось, но идеал остался.

В 91-м году, когда моя семейная жизнь была разрушена, душа, конечно, жаждала замены. Я как раз выступал в Чехии, а у меня было заведено после встреч подавать зрителям руку. И вот город Сланы, подает руку милая-премилая девушка, улыбается. Я обомлел: так это же она, мой идеал. Через полгода Ирина стала моей женой.

— Она похожа на Лилию?

— Очень похожа, но лучше!

— Вы сказали, что семейная жизнь дала трещину. По вашей вине или..?

— Наверное, по моей. Я долго анализировал наши отношения и понял, что изначально был не прав. Из-за непроявления мною терпимости — главного условия в семье — создал очень шаткий фундамент для будущей совместной жизни, поэтому считаю себя перед Валентиной Николаевной в большом моральном долгу. Конечно, сейчас, пройдя этот университет, я стал другим. Поневоле приходишь к выводу: чтобы удачно построить семью, нужно перед этим попытаться создать ее несколько раз, а иначе где брать опыт? Я, конечно, шучу, но в каждой шутке...

"МТБЭ — САМАЯ СТРАШНАЯ ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА СЛЕДУЮЩЕГО ДЕСЯТИЛЕТИЯ"

— Сегодня утром, когда я встретил вас из Москвы, вы несколько раз порывались рассказать мне о какой-то воде. Что вы имели в виду?


— Самую обыкновенную воду, которая давно уже перестала быть обыкновенной, — человечество превратило ее в отраву. Все думают, что, пропустив воду через фильтр, ее очистили или что в источниках она первозданно чиста. К сожалению, это далеко не так. Прежде чем я объясню, что к чему, взгляните на несколько фотографий, которые я принес. Вот на этой изображен президент Соединенных Штатов Буш-старший, а рядом академик Виктор Иванович Петрик. Родом он из Житомирской области, живет в Петербурге. На второй фотографии мы с Виктором Ивановичем сидим у него в лаборатории и он объясняет мне, что такое фуллерены, тритий, дейтерий, наномир и многие другие сложные вещи. Ваши барабанные перепонки эти слова еще не сотрясали?

— Абсолютно...

— Чтобы было более понятно, я лучше приведу выдержку из статьи о Викторе Ивановиче. "Даже ядерному синтезу не предсказывают такого будущего, как фуллерену. Ученые всего мира ищут наиболее эффективные и дешевые способы его получения, и как только этот продукт будет получен промышленным способом, можно будет говорить об изменении облика цивилизации. В мире зарегистрировано полторы тысячи патентов, связанных с фуллереном, 80 процентов которых принадлежит японским ученым, 15 процентов — США, 4 процента — Германии, а из 8 российских 6 получил академик Петрик.

Занимаясь исследованиями фуллерена, Виктор Иванович изобрел чудодейственный порошок со сложным названием "углеводородная смесь высокой реакционной способности", или УСВР. Материал этот обладает целым букетом уникальных свойств, главное из которых — способность очищать планету от всякого рода скверны. Производит Петрик этот порошок у себя дома, он же обладает первым в мире патентом на производство УСВР.

Торжественные испытания УСВР прошли в Петербурге в присутствии замминистра МЧС России Хетагурова. На деле же порошок помог спасти Новгород от экологической катастрофы, когда пару лет назад в канализационную систему города утекло большое количество мазута, а в озеро Ильмень — 50 тонн керосина. Бедствие было столь значительным, что грозило крупными неприятностями не только Новгороду, но и Балтике. Бригада Петрика привезла с собой единственный в своем роде генератор по выработке УСВР и всего за три дня полностью очистила загрязненную акваторию. Когда после завершения работ из Ильменя были взяты пробы воды, результаты ошеломили — вода оказалась чище, чем до аварии.

Несколько месяцев назад с помощью чудодейственного порошка были полностью очищены от разлившейся нефти не только водная поверхность в Клайпедском порту, но и ограждения, и портовые сооружения".

С академиком Виктором Петриком. "У него много открытий: если начать перечислять, это покажется сказкой"


Виктор Иванович Петрик — гениальнейший ученый, масштаб которого не передать никакими сравнениями и эпитетами. Почему он стоит рядом с Бушем и в середине января по личному приглашению президента США снова полетел к нему для встречи? Дело в том, что Америка поражена страшным ядом под названием МТБЭ — метилтретбутиловый эфир. Массово его стали применять в качестве добавки к бензину, которая должна была обеспечить быстрое сгорание топлива, но оказалось, что МТБЭ — сильнодействующее ядовитое вещество.

Американские аналитики считают проблему МТБЭ самой страшной экологической катастрофой следующего десятилетия. Из машин, заправленных бензином, яд попадает в почву с каплями, испарениями, выхлопами, и поэтому вода в Соединенных Штатах невероятно загрязнена. Эту воду пить невозможно — изменены вкусовые ее свойства и к тому же в ней присутствует сильный канцероген МТБЭ. Мало того, это химическое соединение уже находится в земле, в грунтах, и никто его "вынуть" оттуда не может. С осадками все это постепенно движется и к другим слоям воды, и поэтому в штатах, где оно еще не обнаружено, все впереди.

Характерный пример — город Санта-Моника, восемь скважин в котором полностью опечатаны. На время здесь, конечно, вышли из ситуации: купили горную воду, но она может скоро закончиться, а что делать дальше — большой вопрос. Можете себе представить масштабы катастрофы: нет питьевой воды, без которой невозможно жить. Одна скважина дает четыре тонны воды в минуту, а это 240 тонн в час. Умножьте на восемь — такое вот количество воды. Откуда вы ее возьмете, откуда привезете?

В Санта-Монике состоялся суд, и фирма Киндер-Морган выплатила городу в качестве штрафных санкций миллиард 800 миллионов долларов, после чего другие штаты принялись за судебные процессы над нефтяными компаниями. Тогда правительство США и президент Буш поняли, что это грозит стране небывалой экономической катастрофой. Правительство взяло на себя финансовую ответственность и сегодня выделило на решение этого вопроса 32 миллиарда долларов.

Американцы обратились к Виктору Ивановичу, о котором были уже наслышаны, и через четыре месяца он послал в США телеграмму, что средство борьбы с МТБЭ найдено. Его изобретение позволяет самую плохую, страшную воду превращать в чистую.

Когда к Виктору Ивановичу Петрику приехала делегация из Америки, она привезла с собой воду из скважин Санта-Моники, содержащую 110 и 140 микрограммов МТБЭ на литр. Это была тяжело зараженная вода. В письме президента Буша на имя Петрика сказано: "Мы молим Бога, чтобы Вам удалось снизить количество МТБЭ хотя бы до 30 микрограммов". В его лаборатории директор государственного аналитического центра США встал на колени и выпил воду, очищенную с помощью установки Виктора Ивановича, потому что первичные методы анализа показали, что МТБЭ в ней нет. Когда же вода была привезена в Америку и там провели анализы в стационарных условиях, оказалось, что после очищения машиной Петрика следов МТБЭ в воде вообще не обнаружено.

В декабре 2005 года я был свидетелем его телемоста с Хабаровском, куда воды Амура принесли многокилометровое бензолфенольное пятно, образовавшееся после аварии на китайском химическом заводе. Чтобы уберечь население от отравления, хабаровские власти распорядились усиленно хлорировать воду, но в сочетании с хлором фенол образует страшный яд диоксин, который более чем в 150 тысяч раз сильнее синильной кислоты. Над жителями города нависла страшная опасность, поэтому Виктор Иванович отправил туда две своих установки — в больницу и детское учреждение. Произошло чудо — проходя эти установки, вода становилась абсолютно чистой.

"НЕ РАДИАЦИЯ, НЕ САМОГОНКА НАС УБИВАЮТ — УБИВАЕТ ВОДА"

— Украины, думаю, все это не касается — у нас-то вода наверняка хорошая...


— Чтобы вы знали: еще хуже, чем в Америке. Во-первых, и в России, и в Украине существуют заводы по производству МТБЭ, а во-вторых, в трубы вода поступает грязная, неочищенная, туда примешивается ржавчина и все остальное. Итог печален — и Украина, и Россия являются странами с самым высоким уровнем смертности, поэтому мы с Виктором Ивановичем сейчас этой проблемой и занимаемся. Во мне он увидел соратника, потому что мое дело тоже, если разобраться, связано с так называемыми наночастицами. Мы очень сблизились, понимаем друг друга с полуслова. Я всегда говорил: "Большое боится маленького, маленькое боится мельчайшего, мельчайшее боится отсутствующего", ну а отсутствующее — это истина, закон, Бог, если хотите. Моя задача — пропагандировать изобретения Виктора Ивановича и привлекать к ним самое пристальное внимание.

— Вы считаете, с помощью фильтров сможем изменить воду, которую пьем?

— Конечно. В первую очередь нужно позаботиться о детях, женщинах, больных, то есть устанавливать фильтры прежде всего в больницах, роддомах, детских садах и школах.

— Но это, очевидно, должна быть государственная программа...

— Разумеется, а чтобы у руководства было полное понимание этой опасной проблемы, проведите журналистское расследование, пригласите специалистов — пусть проверят украинскую воду.

— И что, если вода станет чистой, люди будут жить дольше?

— Это уже другой вопрос. Формула воды, между прочим, не Н2О — в ней есть еще тритий, дейтерий. Никто не может уклониться от попадания в организм радиоактивного водорода — мы вдыхаем его и пьем. За последние 20 лет количество трития в воде увеличилось в 120 раз, и нет более опасного источника радиации на Земле, чем тритий.

Недавно в российском поселке Кузьмолово было пролито 14 тонн тритиевой воды. Что там случилось? Проржавела бочка — и вся вода вылилась. Впопыхах обложили эту воду кембрийскими глинами. Да, они могут задержать соли радиоактивных металлов, но не изотоп водорода — он всепроникающ. Он ушел, он уже в водоемах. 14 тонн — вы представляете, что это такое? Каждую минуту в организмах людей идут десятки распадов, в результате чего происходит деформация, уничтожение, разрыв человеческих клеток.

Извлечение дейтерия — очень сложный, энергоемкий процесс, но у того, кто будет выпивать 200 миллилитров чистой воды в день, резко поменяются метаболизм, обменные процессы, и, как уверяет Виктор Иванович, такой человек мог бы жить 500-600 лет. Я тоже давно говорил, что у нас заложена программа жить 500 лет, хотя у обывателя эти слова вызывают усмешку. Обыватель привык к разочарованиям, к простоте, к поражениям, к маленькому, он боится замахнуться на что-то большое.

— Представляете, сколько мерзавцев будет жить по 500 лет?

— Надеюсь, за первые 200 лет они перевоспитаются.

Пользуясь случаем, от имени Виктора Ивановича Петрика хочу обратиться к читателям "Бульвара Гордона".

Дорогие соотечественники, украинцы! Помните, во времена СССР плакаты: "Берегите лес, он наше богатство"? С тех пор у многих из нас сохранилось представление, что Россия, Украина и Белоруссия — самые зеленые в мире страны. Недавно я был буквально шокирован, узнав, что ни одна из них не вошла в список 17 наиболее зеленых государств. Еще более страшная ошибка — считать, что у нас много озер и рек, много питьевой воды.

Никто из вас в действительности не представляет подлинных масштабов трагедии, связанной с зараженной водой. Во времена СССР, когда страна делала колоссальные усилия, чтобы догнать и перегнать Америку, при гигантских масштабах промышленности, никто даже не задумывался о таких "пустяках", как экология. Тогда и была заложена нынешняя трагедия. Я хорошо знаю, что именно вода является причиной того, что по продолжительности жизни граждан наше государство находится на самом краю — на 130 месте в мире.

Вода, которая дает жизнь, ее же и отбирает. Назову только два фактора. Любому химику средней руки хорошо известно, что углеводороды с хлором образуют смертельные соединения диоксины, в 100 тысяч раз более смертоносные, чем цианистый калий. Так вот, наши реки, озера и подземные источники загрязнены нефтью, фенолом, бензолом и прочими углеводородами, а в каждом городе воду хлорируют допотопными методами.

На селе не легче... В погоне за урожаем землю наполняют беспрецедентным количеством удобрений. Сегодня практически в каждом колодце содержание нитратов в десятки раз превышает предельно допустимые концентрации.

Родившийся в Украине великий ученый Виктор Иванович Петрик сделал открытие, которое может дать каждому ребенку и каждой матери настоящую воду, а вместе с ней жизнь.

Дорогие соотечественники! Просите у вашего правительства не хлеба — просите воды. Помните: не радиация, не самогонка, как вам пытаются внушить, вас убивают — вас убивает вода!

Сейчас дело всей моей жизни состоит из трех частей. Во-первых, я считаю себя программистом, вызывающим аутоклонирование человеческого организма, во-вторых, занимаюсь пропагандой очистки воды, а в-третьих... мусором. Да, да, не удивляйтесь. Знаете ли вы, сколько его, например, в России? Если весь этот мусор погрузить на железнодорожные платформы, длина состава будет равна 110 расстояниям до Луны. В Украине его раз в пять меньше, но здесь ведь нет такой территории.

Мусор — это зло, но, с другой стороны, добро. Это в неограниченном объеме электричество, тепло, асфальт, цемент... Конечно, если переработать этот мусор с помощью новейших технологий. Именно такую американскую технологию я и предлагаю Украине — заметьте, бесплатно, на компенсационных условиях. Потом, в процессе эксплуатации заводов, затраты за пять-семь лет будут возмещены. Прецедент имеется — построенный Хаммером аммиачный завод в Одессе.

Новейшая технология переработки мусора разработана в Чикаго в Институте газовых технологий, патентом владеет доктор Роберт Эндакот. Для осуществления этой замечательной идеи я создал в США компанию, где возглавляю совет директоров. Доктор Эндакот предоставил моей компании эксклюзивное право на строительство заводов по всей территории СНГ. Сейчас эта технология, и ранее не имевшая в мире равных, стала на несколько порядков выше после внедрения в технологический процесс открытий Виктора Петрика.

В ближайшем будущем начнется строительство такого завода в одном из северных городов России.

"МЭР ХЕРСОНА ВЛАДИМИР САЛЬДО ПОХОРОНИЛ ВСЕ — И ГОСПИТАЛЬ, И ПОРТ, И ЗАВОД"

— Как в России? Вы же так много рассказывали мне о проекте размещения мусороперерабатывающего завода в Херсоне, даже уговорили разместить в "Бульваре Гордона" интервью с херсонским мэром Владимиром Сальдо. Как там теперь дела обстоят?


(Грустно). Ничего с Херсоном не вышло. Похоронил мэр прекрасную идею, жаль только, что так много времени потеряли, да и средств. А ведь уже давно стоял бы красавец-завод в Херсоне — и электричество давал бы, и тепло.

— Что вы говорите, а госпиталь, который собирались в Херсоне открыть? Неужели и его тоже..?

— И госпиталь похоронил, а заодно и порт...

Имея сейчас в Украине сеть таких заводов, можно было бы за свет и тепло не беспокоиться. Только теперь, в эти холода, поймут украинские руководители, что такое настоящая независимость. Говорил ведь я мэрам, с которыми встречался, о необходимости застраховаться по поводу энергоносителей на всякий случай, как говорится, на черный день. Вдруг кислород (в смысле газ) перекроют. Или нагрянет стихийное бедствие — что делать? А мусора вон сколько — вот вам неисчерпаемый источник энергии и тепла. Я уже не говорю о дармовом цементе и улучшении экологии. Не доходило до них, ухмылялись, отнекивались. А сколько ехидничала пресса, мол, Кашпировский перешел на мусор. Не верили, что так вот, без всяких вложений и кредитов, можно построить в каждом областном центре завод. 25 таких заводов неньке-Украине было бы предостаточно. Те же попы издевались, слыша, что Кашпировский хочет задарма строить в Украине заводы стоимостью 30-50 миллионов долларов. Только не я, а Америка — я всего лишь организатор. Больно было смотреть на все это узколобие...

У обывателей вызывает смех: как так — Кашировский вдруг занялся мусором? Но извините: за этим спасение миллионов людей. Можно взять большой мешок с лекарствами и ходить по Крещатику, выдавая каждому встречному пакетик аспирина. Можно поить людей микстурой или зазывать в подворотню и ставить им там клизмы, но врачу, который действительно хочет вылечить пациентов, этого мало, он смотрит на вещи шире. Чтобы облегчить страдания больного, нужно подумать о его жилье, о его семье. В свое время, работая в психбольнице, я очень часто выбивал для своих пациентов квартиры, и вместе с кулечком лекарств люди получали ордера.

— Но подождите: херсонская делегация ездила ведь в Америку...

(С тоской). Вышло так. Мой хороший друг Юрий Николаевич Вдовин в ноябре 2003 года познакомил меня с мэром Херсона Владимиром Сальдо. Я коротко изложил ему идею строительства мусороперерабатывающего завода и план действий, первым этапом которых было приглашение херсонской делегации в Нью-Йорк.

Понравился он мне сначала — молодой, красивый, спортивный, заводной, деятельный. Подумал, дело пойдет, но началась волокита... Тянулась она полгода, еле-еле удалось уговорить Владимира Васильевича приехать. Встречали как полагается, даже более. Лимузин, гостиница, перелет — все за мой счет. Телевидение, документальный фильм, экскурсии, развлекательные мероприятия — на это тоже денег я не жалел. А визы членам делегации на пять лет, думаете, просто было сделать?

10 дней гостили в США херсонцы, отпраздновали даже день рождения Владимира Васильевича в ресторане "Татьяна". Естественно, посетили опытный завод в городе Биньон. Завод мэру понравился. Толковые вопросы задавал он владельцам технологии, вникал в каждый нюанс, проявляя высокую грамотность. Мы только переглядывались, любуясь им. Американцам он тоже пришелся по душе.

Потом была встреча в консульстве Украины — там тоже затею с заводом одобрили, — а напоследок я познакомил Владимира Васильевича с крупным судовладельцем греческого происхождения, в свое время сотрудничавшим с самим Онассисом. Наш Сальдо, которого все мы успели уже полюбить, сумел произвести впечатление и на этого миллиардера. Узнав, что в Херсоне есть греки, тот выразил желание безвозмездно вложить семь миллионов долларов в оборудование госпиталя, да еще вдобавок расширить местный порт.

По его приглашению херсонцы гостили в престижнейшем клубе для миллиардеров Sky Club (Небесный клуб) на 56-м этаже в центре Нью-Йорка (членство в этом клубе обходится состоятельным и уважаемым людям в 100 тысяч долларов в год).

На всех этапах телевидение снимало каждый шаг нашего передвижения. Договорились также с компанией, занимающейся конфискатом, о доставке в Херсон любых запрашиваемых товаров по самым мизерным ценам, подписали протокол намерений и проводили гостей в аэропорт.

Ну уж теперь мэр тянуть резину не будет — думали, и правда, на первых порах он организовал подготовку ТЭО (громоздкого технико-экономического обоснования). И все... Владимир Васильевич даже не показал горожанам документальный фильм о поездке херсонской делегации в США, а ведь на эту ленту пошли солидные деньги. Кстати, когда первый раз я был у Малахова, там прокрутили кадры из этого фильма, на которых я снят в лимузине. Вот, мол, как Кашпировский жирует в Америке, на каких тачках там разъезжает. Но этот лимузин я нанял для херсонцев, чтобы встретить гостей по большому счету.

Не захотел Владимир Васильевич ничего делать... Под горячую руку обменялись мы поначалу несколькими письмами и звонками, а дальше дело совсем заглохло. Не была ему интересна эта идея, не нужны были ни госпиталь, ни порт. Так пролетел остаток 2004 года, а в 2005-м уже никаких контактов не было. Спрашивал пару раз о нем наш миллиардер, а мы не знали, куда девать глаза. Предал он и меня, и моих товарищей, предал свой город и жителей, мерзнущих сейчас от холода. Занят, очевидно, личными своими делами, которые легко можно крутить, имея на голове корону мэра, которым надеется быть избранным вновь.

Сейчас Владимир Сальдо во всеуслышание заявляет (мне это передали), что будет строить в Херсоне мусороперерабатывающий завод. Никогда он не будет его строить, не дам я ему никакого завода, потому что эксклюзивные права, повторяю, принадлежат моей компании. Обойдемся без таких, как он, тем более что сил у нас теперь прибавилось очень много: переоборудование заводских фильтров Виктором Ивановичем Петриком поставит завод на наивысшую технологическую ступень. Смело могу утверждать, что конкуренции со стороны самых передовых технологий мира для нас не существует.

— Странно, что о ваших усилиях помочь Украине абсолютно ничего не было в прессе...

— Зато было и есть другое — стремление постоянно что-то обо мне лгать. Возьмите хотя бы ту же "Комсомолку". Кстати, выпуск "Комсомольской правды в Америке" в 1995 году обошелся мне в очень приличную сумму.

— Так вы и в этом участвовали?

— Участвовал. До сих пор никто об этом не знает, я молчал. Мне просто хотелось, чтобы наши центральные газеты были представлены в США — вот и дал "Комсомолке" старт.

"ВСЕМ, КТО ОКРУЖАЛ ЯНУКОВИЧА, Я НАПРАВИЛ ПО ТЕЛЕФОНУ SMS-КИ С ПРЕЗРЕНИЕМ И ПРОКЛЯТИЯМИ ЗА ПРЕДАТЕЛЬСТВО"

— Интересно, а во время "помаранчевой революции" вы чем занимались?


— Выступал.

— В поддержку кого-то из кандидатов?

— Нет, просто выступал. Согласно законодательству, я не мог стать на ту или иную сторону, но, хотя формально являюсь гражданином другой страны, душой принадлежу Украине. Я здесь родился, большую часть жизни провел на этой земле, в ней могилы моих отца и матери, поэтому тяжело было оставаться в стороне.

Если честно, я не знал, кому из двух претендентов отдать предпочтение. Да, были предложения стать на сторону Виктора Андреевича. Однажды я его видел совсем близко на передаче Яна Табачника "Честь имею пригласить". Был восхищен: красивейший человек! (Кстати, и в России в то время был очень красивый премьер-министр). Виктора Федоровича же я мог лицезреть только по телевидению.

Учитывая, что проблему строительства заводов вероятнее всего было решить с премьер-министром, я попросил наших общих знакомых этот проект ему предложить. Виктору Федоровичу ими была передана документация и фильм, а затем эти же люди 30 сентября 2004 года организовали нашу встречу.

К тому времени избирательная кампания уже набирала темп. Я был уверен, что мое предложение сможет сильно помочь Януковичу добиться победы на выборах, но с первых же слов нашей беседы мне стало ясно, что эту тему в полном объеме ему не донесли, и поэтому он был настроен на что-то другое. Скорее всего, нуждался в моральной поддержке, и как я ни пытался обратить его внимание на то, ради чего пришел, это никак не получалось.

Мы сидели за небольшим столиком, на диване слева стоял мой ноутбук с фильмом о пребывании херсонской делегации в Соединенных Штатах. Беседовали мы с Виктором Федоровичем более трех часов. Я все хотел привлечь его взгляд на экран, а он все три часа смотрел мне прямо в глаза и говорил, говорил, словно освобождаясь в своем монологе от какого-то тяжелого и невысказанного груза. Говорил очень интересно, доказательно, заставляя все больше и больше им восхищаться.

Я, хотя и не специалист в экономике, понял, что он знает, как еще больше усилить темп экономического роста Украины. Чувствовалось, что морально ему тяжело, может, даже и одиноко, и этим он привлекал еще больше. Впрочем, он уходил от главного, не предполагая, что я знаю рецепт его безоговорочной победы. Было неудобно его прерывать и приступать к обсуждению тактики решительного и сильного действия по овладению умами и чувствами миллионов людей, ведь вся его предвыборная кампания была выстроена, прямо скажу, очень неудачно. На каждом перекрестке агитационная продукция кричала не за него, а как раз против. Ну что значит: "За мир и стабильность!", как гласил один из плакатов? Кого могли задеть или взволновать эти пустые, неубедительные слова? Другое дело, если бы звучало: "Я дам свет и тепло в каждый дом" или "Я не позволю Украине умирать от плохой экологии".

"В воинских частях дедовщины больше не будет": тоже хорош лозунг — уж очень больная эта тема для матерей. Что это за солдат, который перепуган и бит? Эх, кто, как не я, хорошо знал, как завести людей, преподнеся нужное и важное для них?

Увы, Виктор Федорович рассказывал о своей жизни. Да, это было очень интересно, но ничего на алтарь победы не возлагало. Выслушав меня, он должен был перестроить свой план, применив нечто нестандартное, а не надеяться на горе-пиарщиков, впоследствии его предавших. Хотелось посоветовать ему разогнать их всех — недалеких и бездарных — однако, чтобы не обидеть, приходилось только уважительно слушать.

Он видел, что я слушаю с искренним интересом, а чем больше он раскрывался, тем больше представал передо мной тонким, ранимым, необыкновенно добрым и мягким человеком. Пришли его сыновья, почтительно поздоровались. Они знали меня по телевидению с ранней юности, в них чувствовалась скромность, деликатность, воспитанность.

Темы заводов мы все же коснулись. Бросив несколько беглых взглядов на экран, Янукович сказал, что займется ими после выборов и, если предложенный проект окажется таким, как я его описал, построит в Украине много таких заводов. Я стал настаивать, чтобы процесс, как говорится, уже пошел. В ответ на мою настойчивость он пообещал прислать ко мне человека для более подробного ознакомления с предложенной идеей.

Конечно, этот человек так и не появился, а жаль — заводы были для Виктора Федоровича гетманской булавой. Увы, он ее не взял, а последовал советам тех, кто никогда не владел большими массами людей и не знал, как их привлечь на свою сторону. Он пошел обычным, скучным, неинтересным и дорогостоящим путем — путем, ведущим к проигрышу. На прощание он провел меня до самого выхода из своей резиденции — добродушный великан, в такой же степени сильный, как и беззащитный. Уже на пороге я спросил самого себя: "Выиграет?", и тут же, подчиняясь своей интуиции, сам себе и ответил: "Нет, проиграет".

Очарованный его личностью, мыслями и планами, как организовать дальнейший подъем Украины, я вышел буквально влюбленным в него и, несмотря на свой собственный прогноз, решил быть на его стороне до конца. Я еще надеялся, что он опомнится, а сам снова переборщил со скромностью, не взяв у него ни одного номера телефона для связи. (В который раз эта скромность меня подвела).

Что я мог сделать в ситуации, когда основное действие для победы было проигнорировано? Прорывались, правда, у меня на выступлениях легкие намеки в его пользу, да в нескольких газетах удалось высказать свое восхищенное о нем мнение. Я многократно пытался связаться с его вялыми, безынициативными помощниками, но ничего от них добиться не мог. Видел — они его предают. Потом эти люди и вовсе перестали отвечать на мои звонки. Все было бесполезно — чаша весов Виктора Федоровича неуклонно пошла вниз, а вместе с ней на дно стала уходить замечательная идея строительства так нужных Украине заводов.

Смириться с этим я не мог, и перед третьим туром выборов в интервью Черкасскому телевидению с открытым забралом пошел в атаку — эмоционально высказал все, что могло бы перевести стрелки в другую сторону. Однако интервью это показано не было — ничего, кроме неприятностей, оно уже телеруководству не сулило. Зато сразу пришлось за это поплатиться.

Посыпались жалобы сектантов (власти очень их уважают), обвинения, плохие статьи в газетах и в интернете, поступило предписание прокуратуры о запрете моих выступлений. Собственно, мой тур заканчивался и без этого — просто не дали доработать два дополнительных дня.

В знак протеста сотни людей взяли прокуратуру в осаду, Майдан небольшой устроили — телесюжет об этом мгновенно разлетелся по всему миру. Помню, в толпе, осаждающей прокуратуру, подошел один из прокуроров и, обратившись ко мне в неуважительной манере, стал угрожать. Как только в ответ я не врезал по его толстому животу — сам не пойму, еле-еле сдержался. Видя, что этот массовый протест ничего не даст, я попросил снять осаду. Душу немного успокоило то, что после прокурора получил все же разрядку — хорошо дал пришедшему в мою гримерную наглому и упертому сектанту или попу, пытавшемуся убедить меня в том, что я Сатана. Долго будет меня помнить, а то, видимо, думал, что я буду заниматься полемикой и выслушиванием его бреда.

...Начались мрачные дни, я видел, как вокруг Януковича в геометрической прогрессии нарастает предательство. Одним из первых его предал заместитель по партии в Херсоне Владимир Сальдо. Я уже тогда знал, что этот высокомерный человек не из категории тех, на кого можно положиться.

Мог и я, конечно, перейти на сторону Виктора Андреевича Ющенко, и это было бы, уверен, оценено должным образом, но при всем уважении к нему и даже больше — глубоком сочувствии, я не мог этого сделать ни за что. В душе у меня всегда была какая-то самурайская стойкость и верность друзьям (даже тем, кто когда-то мне сделал хоть что-то хорошее). Не думаю к тому же, что в глазах Виктора Андреевича я бы поднялся, предав Виктора Федоровича. Да и сам Виктор Федорович неожиданно выкинул номер: на глазах у всей Украины стал перед какой-то теткой с рушником на колени. Конечно, это общепринятая традиция — опускаться на колени перед женщиной, символизирующей Украину, страшного в этом ничего нет, но все же делать этого было нельзя. Украину, стоя на коленях, не возьмешь, да и не только Украину...

Закончилось мое пребывание на родине тем, что всем, кто окружал Януковича и чьи телефоны у меня имелись, я направил по телефону резкие sms-ки с презрением и проклятиями за их предательство — начиная с Герман и заканчивая всеми остальными, на которых он был так слеп. Не исключено, что слеп и сейчас...

Предателей не терплю, какого бы ранга и сорта они ни были, поэтому я остался на стороне Виктора Федоровича и не перевоплотился, как многие, в "оранжевого". Хотя Виктор Андреевич был очень мне симпатичен хотя бы потому, что вел себя по-бойцовски.

"ПОКОРИТЬ ТИМОШЕНКО Я МОГ БЫ, ЕСЛИ, ПОМИМО ВСЕГО ПРОЧЕГО, ИМЕЛ БЫ ДЛЯ ПОДАРКА НА ЕЕ ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ХОТЯ БЫ ОДНУ СТРАНУ"

— Кстати, а помочь Виктору Андреевичу в ситуации с лицом вы могли бы?


— Неэтичная постановка вопроса, хотя... Хотя, так и быть, отвечу. Я знаю, как вернуть Президенту Ющенко лицо, правда, при этом рискую потерять собственное.

— Что вы имеете в виду?

— А то, что здесь должно быть только стопроцентное попадание. Шанс у него есть, а это главное. При тяжелых отравлениях диоксином и другими веществами помочь может созданное Виктором Ивановичем Петриком вещество УСВР, которое обладает фантастической всасывающей силой и способно извлекать из организма любой яд, где бы он ни прятался. Мы обсуждали с ним эту тему, и он высказался оптимистически. Кстати, Петрик поддержал мысль о благотворном сочетании УСВР с психологическим воздействием моего плана.

Резюмируя все вышесказанное по поводу применения новых технологий для нормализации экологии в стране, скажу: тот политик, который сделает своей главной целью спасение украинского народа от страшной угрозы, таящейся в воде и в окружающей среде, и станет настоящим лидером нации.

— Рискну задать вам немного пикантный вопрос. Нельзя не заметить, что обладающая яркой, мощной харизмой Юлия Тимошенко воздействует на население Украины примерно так же, как в свое время вы (правда, никого и ни от чего пока что она не исцелила). Не потому ли многие мужчины в нее влюблены? Кстати, а вам как женщина она нравится?

— Что ж, Юлия Владимировна действительно очень привлекательна, но имеет один недостаток — у нее слишком много достоинств. Именно поэтому покорить эту уникальную женщину или хотя бы очаровать — труднейшая задача для любого современного мужчины, несмотря на то, что все женщины жаждут мужской власти над собой (даже те, кто жаждет власти над всеми). Решить эту задачу могли бы разве что Александр Македонский или Спартак... Может, еще Степан Разин или Мато из романа Флобера "Саламбо"... Пожалуй, это весь список...


С Дмитрием Гордоном
— Ну а вы, если на то пошло, с вашей-то потрясающей способностью влиять?

— Ну нет... Не забывайте, она давно и глубоко замужем — это первое, а второе... Мог бы, конечно, попытаться, если, помимо всего прочего, имел бы в кармане хотя бы одну или две страны для подарка на ее день рождения...

— Когда-то Леонид Утесов пел: "Сердце, тебе не хочется покоя...". Вы могли бы уже давно нежиться на золотых песках в далекой стране, имея на счету энное количество миллионов долларов, могли бы ни о чем не задумываться. Вы же продолжаете носиться по свету, продуцируете новые идеи, все время чего-то вам не хватает. Не хочется отдохнуть, забросить все к чертовой матери?

— Хочется, но мешает отсутствие миллионов. С другой стороны, нельзя убить в себе тягу к познанию — это один из сильнейших рефлексов, свойственных человеку. Дайте ребенку коробочку — он непременно захочет ее открыть: а что там? Ну а познание чего у нас на первом месте? Познание людей. У Шекспира сказано: "Домашняя мудрость подобна глупости". Вот и приходится скитаться.

Да и как можно оставаться безразличным, когда столько всего интересного существует? Несколько раз я был у Виктора Ивановича Петрика дома, слушал его и думал: "Как, ну как донести это до человека?".

— Петрик что-то еще изобрел?

— О, у него много открытий: если начать перечислять, это покажется сказкой. Он работает во многих направлениях — в частности, занимается наночастицами, которые полностью преобразуют вскоре лицо цивилизации. Президенту Соединенных Штатов он подарил драгоценный камень, на который нанес его портрет. Кстати, академик Петрик может доводить драгоценные камни до состояния, когда они становятся мягче пластилина, — например, при помощи своих приборов расшатывает в алмазе алмазную решетку.

Кроме того, он делает великолепные скрипки, вычислив секрет гениального Страдивари в их изготовлении. Ни разу не побывав в египетских пирамидах, Петрик в точности воссоздал их макет со всеми каморками, а еще он вплотную подошел к созданию пуле— и снарядонепробиваемой ткани. Она тонка и легка, но если в упор бить по ней из автомата Калашникова, пули будут отскакивать, как горох.

— Ну что ж, Анатолий Михайлович, не знаю, как вы от моих вопросов, но я от ваших ответов получил огромное удовольствие. Благодарю вас за эту встречу, за то, что нашли в своем плотном графике время и приехали на несколько часов в родной Киев. Если можно, скажите напоследок читателям несколько заветных слов, которые они наверняка от вас ждут...

— Недавно я был в Тихвине под Санкт-Петербургом: видели бы вы, какая там грусть и убожество, — ну невозможно. Местный журналист попросил: "Пожелайте что-нибудь людям!". Желать им того, что все обычно желают, было глупо — все равно ничего не сбудется. Желать надо только правду, если ее чувствуешь, вот я и сказал: "Уважаемые жители Тихвина! Продавайте скорее ваши квартиры, машины и дачи и тикайте из этого города куда только глаза глядят". Смутился журналист. Хотел, чтобы под его дудку я пропел этому заброшенному, нафаршированному сектантами городку песнопения, но все-таки мои слова опубликовал.

Нет, ни киевлянам, ни жителям других городов и сел Украины подобного не скажу. Хотя я считаюсь россиянином, Украину очень люблю, причем настоящее отношение к ней сформировалось у меня в последние годы. Никогда я так не любил эту землю, как сейчас, повидав другие страны. При всей моей любви к России, там я все равно инородное тело. Украина — моя родина, поэтому я и хочу помочь своему народу и руководству страны. Возьмитесь за эту тему хоть вы, Дима, донесите до людей сказанное мною. Я сейчас улетаю в Нью-Йорк, а редакция "Бульвара Гордона" пускай станет эпицентром приема информации и предложений от тех, кто, по большому счету, сможет этой темой воспользоваться. Вдруг нам сообща удастся сдвинуть закоченевшее дело спасения людей с мертвой точки?

Последнее редактирование: 2015-04-08

Оценить статью можно после того, как в обсуждении будет хотя бы одно сообщение.
Об авторе:
Этот материал взят из источника: http://www.bulvar.com.ua/arch/2006/8/43fb0496e2eb5/view_print/



Тест: А не зомбируют ли меня?     Тест: Определение веса ненаучности

Поддержка проекта: Книга по психологии
В предметном указателе: Возвращение Кашпировского | Кашпировский в Киеве | Кашпировский лжет | Кашпировский покоряет Россию вновь | Кашпировский преступил моральную грань врача | Кашпировский укладывает харьковчан штабелями | Легенды о юзабилити | Метод Кашпировского. Не гипнозом, так кулаком | Наезд Кашпировского на Сумы
Последняя из новостей: О том, как конкретно возможно определять наличие психический явлений у организмов: Скромное очарование этологических теорий разумности.
Все новости

Нейроны и вера: как работает мозг во время молитвы
19 убежденных мормонов ложились в сканер для функциональной МРТ и начинали молиться или читать священные тексты. В это время ученые наблюдали за активностью их мозга в попытке понять, на что похожи религиозные переживания с точки зрения нейрологии. Оказалось, они похожи на чувство, которое испытывает человек, которого похвалили.
Все статьи журнала
 посетителейзаходов
сегодня:55
вчера:56
Всего:76689586

Авторские права сайта Fornit
Яндекс.Метрика