НАЗАД

Природные чудеса


Чудеса постоянно случались в моей жизни. Это не то, что просто вызывает удивление на сколько-то градаций выше безразличия, а то, что удивляет фактом своего существования. То, что объяснить трудно, даже если разум способен услужливо предложить такое объяснение. И, обычно, это то, что имеет некую позитивную направленность и поэтому вызывает или восхищение или облегченное обалдение счастливо минувшим.
В принципе, в мире буквально все обладает чудесными качествами. Даже то, что способно причинить беду, может быть понято и принято как есть, ведь, в конце концов, не мир приспосабливается к нам, а мы к нему.
Надо признать - мир чудесен и удивителен, и дети особенно хорошо чувствуют это. Способность же чувствовать это - сама по себе необъяснимое чудо и вызывает неизменную зависть тех, кто умудрился утратить ее. Ведь потерять способность радостно удивляться и видеть чудеса - это все равно, что потерять вкус к жизни.
Окидывать сытым взглядом поднадоевшие картины бытия, пытаться извлечь хоть какие-то чувства пусть из самых примитивных потребностей и с ужасом осознавать, что даже это уже не радует. Это означает не искушенность, а уход в себя, отрыв от того, что может дать мир душе, и, значит, почти смерть.
- Завтра пойду в минералогический музей. Хочешь?
- Ой, да что, я камни не видел?
Этот кислый взгляд, такой одинаковый на любом лице и такой печальный.
- Такие точно не видел!
- Да все не перевидаешь. В куче щебня они тоже все разные если присмотреться. Удельный вес - в два раза больше воды.
- У баритов - в десять раз!
- Не, не тянет... в смысле в музей!
Я пошел. Еще в детской энциклопедии читывал про музей Ферсмана и засматривался завораживающими иллюстрациями. Пытался в горах найти пусть не такие же, но камни, хоть чем-то красивее обычных. Не везло, блин! Да и горы у нас не Уральские, а хоть и круче, но на самоцветы не богатые.
Захотелось как-то синтезировать рубин. У меня в сарае лаборатория была довольно клевая. Батя - зав.кафедрой химии, ничего для преемника по профессии не пожалел. Вот только на объяснения скупился. Не хотел, например, говорить, почему нитроглицерин не образовывался, - была в той реакции маленькая хитрость, которую я уже в универе просек. Зарядил я в пробирку окись алюминия, окись хрома, зажал в штатив и под ней поставил горелку. Не хотелось верить, что скорее пробирка расплавится, чем все в рубин спечется. То, что произошло, до сих пор - чудо для меня. Честно говоря, не знаю объяснения. Пробирку разнесло взрывом в пыль, и именно поэтому со мной, сидящему напротив, ничего не случилось. Вероятно, не совсем сухие порошки были, не знаю, больше рубин я так не делал.
Музей Ферсмана в Москве - у метро Октябрьская. С другой стороны улицы - галерея "Версаль" со шпагами, доспехами, мечами и пулеметами на витрине. Не доходя - огромные желтые корпуса психиатрической больницы. А сразу за музеем - Нескучный сад.
В музее серьезно организована ментовская охрана, что неудивительно: думаю, что стоимость экспонатов может впечатлить многих. Хотел подать идею под каждым камнем еще дописывать его приблизительную стоимость, что несомненно вызвало бы живейший интерес, но это явно не то направление мыслей, которое хотели бы создать у посетителей организаторы музея. Учитывая, что там висит ящик для сбора пожертвований на поддержку штанов.
Начинается выставка с камней, упавших на Землю: железных и каменных метеоритов. От огромных, оплывших как мороженое под феном, глыб, опаленных диким жаром булыжников - до мелких осколков. Все, что врезается в атмосферу со скоростью в десятки километров в секунду (в сотни раз быстрее пули), встречает чудовищное сопротивление. Скорость несущихся навстречу частиц соответствует сверх-огромным температурам так, как если бы тело падало на Солнце. Энергия движения выступает в ипостаси энергии тепла.
Вот осколок Сихотэ-Алинского кумушка, вырывшего при падении огромную воронку в сотни метров.

Его разрешается трогать руками, ногами, бить кулаком и головой. Если уж он выдержал удар о землю, то посягательства какой-то протоплазменной сущности ему не страшны.
На нескольких стендах покоятся осколки далеких планет, оказавшихся на Земле. Это - часть далекого космоса. Тут же пояснения: когда, где свалилось и на чью голову.

Внешне- все они все - как из печки: обугленные и оплавленные. Чтобы можно было посмотреть, а какие же они внутри, некоторые разрезали.

Вероятно, если Землю разбить на куски, то некоторые будут выглядеть так же.

Без экскурсовода дальше довольно трудно тем, кто хотел бы знать больше, чем скупо написанное на этикетках. А именно такие сведения и позволяют понять истину о минералах, понять, чем же это отличается от художественно расцвеченного и шлифованного стекла.

А отличатся, главное, тем, что никто не шлифовал эти строго геометрически ориентированные грани. Ну, и тем, что стекло - это твердая жидкость, а не кристалл.
Выросли они в раскаленной печке природных процессов, кристаллизовались, обрастая слой за слоем молекулами этого минерала в расплаве породы или в парах молекул минерала в разогретых пустотах. В последнем случае для этого потребовалось поистине долгое время, но, зато и кристаллам ничего не мешало стать идеальными по форме и поразить красотой того, кому посчастливилось проникнуть в такую полость.
Вот кусок породы, который оброс кристаллами таким образом и снаружи и внутри.


Чудом кажутся цвета и переливы оттеноков минералов, хотя известно, почему различные примеси соединений металлов дают присущий им оттенок. Еще Ломоносов, изучив такую зависимость, стал добавлять в расплав стекла эти примеси, получая любые желаемые цвета и оттенки.
Уральские мастера сваяли некое подобие входа в пещеру природных драгоценностей, собрав на малахитовой подставке поразительное по красоте творение. Фотография может дать только тень живого впечатления от этого зрелища.


Чудом кажутся и размеры, которых могут достигать кристаллы, не теряя своей строгой формы.

Вот бы найти такую глыбу где-нибудь в горах!

Или такой камешек:

Особенно красивыми многие минералы бывают в шлифованном срезе .

И, конечно же, в виде граненных или полированных самоцветов.


Чудом кажутся формы минералов, хотя известно, почему молекулы могут сцепляться именно в такую форму кристалла. Но, кроме строгих кристаллов бывают и самые дикие, фантастические формы, о причинах образования которых можно только гадать, как гадают о сверхъествественном.






















Если в горах Киргизии непросто найти самоцветы, то с фантастическими формами там все в порядке! Особенно в Таласе, где можно встретить самую удивительную работу ветра по граниту: причудливо вылизанные гигантские фигуры, стоящие по гребням гор и у вершин.
Вода творит не менее удивительные формы. Я лазил по еще не разграбленным пещерам, где все вокруг, от гигантских, до тончайших как паутина образований, устилает искрящимися переливами от белоснежного до розового.
В музее Ферсмана я узнавал эти формы. Вот так примерно свисают сверху сталактиты.

Невозможно представить разнообразие и фантастичность того, что открывается человеку, впервые проникнувшему в пещеру. Это нужно видеть своими глазами. Следом приходят другие и каждый считает, что ему-то позволено прихватить с собой самое красивое, что удается отбить молотком. Пол усыпается осколками. Поэтому часто первооткрыватели снова закапывают вход и хранят место в тайне. Пещера становится личным музеем. Я знал такой в Киргизии и бывал там, где еще ничего не было разграблено.



Галереи фото из музея им. Ферсмана:
Самое необычное и красивое
Кристаллы
Минеральные формы
Агат
Пещерные камни
Изделия из камня

Более старые галереи:
Выраженные кристаллические формы
Выраженные кристаллические формы, чсать 2
Выраженные кристаллические формы, чсать 3
Обработанные самоцветы
Пещерные образования
Разные минералы
Еще минералы :)


Но не только камни способны ненавязчиво напомнить о чудесах в природе. Как хотелось бы ездить по миру и снимать фильмы о лесах, закатах, реках и океанах, о животных и инопланетянах, свалившихся на Землю!
В следующий раз иду в биологический и зоологический музеи :) Разве животные - это не чудо? Посмотрите на мою кошку! Обсуждение Сообщений: 14. Последнее - 01.09.2008г. 13:02:39