! Если Вы обнаружили на странице ошибку, выделите мышью слово или фразу и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter (подробнее).  Закрыть

 
Поиск по сайту >>
НАЗАД

Комарчек - это такое место в Киргизии, где можно было бы снимать фильм про Марс.

Это что-то вроде Гранд каньона, но только про него мало кто знает. По дороге на знаменитый Иссык_Куль на правых склонах Боомского ущелья можно видеть кирпично-красные образования, похожие на фантастические небоскребы.

Ни одна мама не упустит случая укрепить свой давно растоптанный авторитет, показав своим оборзевшим деткам эту достопримечательность из окна машины. Но это только намек на Комарчек. Сам он гораздо глубже в горах: целая сеть больших и малых извилистых и глубоких каньонов, с почти вертикальными стенами.

Я был там несколько раз со своей старой кампанией. Обратно мы обычно шли по ущелью, где постоянно приходилось переходить вброд речку, и, традиционно, каждый раз переносили женщин на руках, что было важной особенностью этого приключения.

На этот раз инициатором была подружка Лена. Она выдала все как самую наимоднейшую новость:

- У нас обнаружена пустыня, там растут кактусы и бонсаи и вообще обалдеть! Только воды надо брать побольше.

Ее фирма заказала микроавтобус и проводника Михаила из нашедших свое призвание фанатов-горнолюбителей. Скинулись по 300 сом с хвоста,- это у нас так деньги называются, что-то около $8.

Сама езда по Боомскому ущелью всегда впечатляет, особенно летом. Вдоль дороги - река Чу, вокруг высокие склоны, поросшие зеленью и теплый ветер с запахом реки и горных растений.

Мы подъехали к мосту, смазались кремом от загара. Я тоже слегка размазал крем по лицу, уже сгоревшему после Ак-Сая, но забыл про шею, и сейчас она у меня облазит.

Это был мост через почти сухой приток из бокового ущелья. Михаил подошел к бетонированному краю и глянул вниз.
- Ну, нам туда, - он спрыгнул и начал функционировать:

- Вот это - эфедра - самый сильный местный наркотик, - он сорвал веточку, похожую на хвощ и сунул в рот, - Очень хорошо пожевать если устал. Здесь вообще все крупное. Барбарис тут - как маленькие яблочки.
Мы пошли по бетонному покрытию, легко переходя через хилый ручеек. Скоро бетон закончился, и мы вошли в ущелье.

- Нам могут встретиться камнееды, - продолжал функцициклировать Михаил, - Вот этот барбарис уже можно есть, а это растет жостер от запора.

Мы свернули в узкое боковое ущелье. Склоны поднимались почти вертикально, а дно было плоским будто песчаная река. Красиво в сочетании с полоской синего неба.

По дороге попалась ленивая змея, которую все безжалостно сфотографировали и и прогнали.
Начали возникать препятствия в виде довольно высоких каменных порогов, по которым водопадом стекала речка. Мы перелазили через них, помогая женщинам, и так петляли пока не вышли в небольшую долину, откуда и начиналось пространство каньонов.

Первые сюрреалистические фигуры из песчаника уже позировали нам со склонов.

- Вот эти штуки, как кактусы, - закричала Лена, тыкая пальцем в темно-фиолетовый столбик неприличной формы, торчащий среди травы.

- Это грибы такие, вероятно, - сказал Михаил.

Я потрогал один. Такой штуковины я никогда не видел. Она была твердая, и я сломал ее как картошку. Срез и был белым как у картошки. Я понюхал. Пахло дохлой кошкой.

- Блин! - заорал я с отвращением, - ты понюхай этот кактус!

- Какашка, - определила Лена и скромно сморщилась.

Я оттер сочной травой фиолетовые ладони. А солнце как бы говорило: "Сегодня, глупые ребятки, я вас поджарю". Мы перекусили и напились из захваченных бутылок.

- Оставляем вещи здесь и пошли. Михаил повел нас по каньону.

Мы лазили по песчанику как дети и фотографировались.

- А кто это все понаделал? - то ли в шутку то ли с кокетством поинтересовалась самая тихая, но вряд ли слишком стеснительная наша попутчица.
- Да это я, - Михаил скромно потупился, - от нечего делать ходил с молотком и ваял, - он похлопал глазами, видя, что его версия вот-вот будет принята, - Ну, конечно же - это все ветер и вода сделали!
В одной из торчащих скульптур была дырка и самая тихая со своей подругой, всегда открытой для общения, полезли туда по крутому склону песчаника, чтобы просунуть в дырку головы и сфотографироваться. Я выкопал пару интересных растений, чтобы посадить у себя на подоконнике. Сейчас одно из них пустило многообещающую стрелку.

Мы вернулись и застали толпу школьников разного калибра около наших вещей. Их было штук сорок.

- Не волнуйтесь, это мой сын привел, - сообщил Михаил, - сейчас мы слегка отдохнем и пойдем вместе.

Я немного сник от такой перспективы и вдруг нагло запел "Взвейтесь кострами". Мне охотно подпели наши женщины. Школьники полностью проигнорировали это выступление и продолжали свою щенячью суету. Наверняка они и понятия не имели об этой мобилизующей пионерской песне прошлого вымуштрованного поколения.

Теперь по одному из каньонов поползла вся эта толпа, а наша компания тащилась позади, с чувством горланя похоронный марш с вариациями.

Мы дошли до тупика, где стены поднимались вокруг и был только один проходимый скалистый склон. Конечно же, школьники полезли вверх.

- Мы идем туда? - спросил я Михаила и тот кивнул.

Школьники хоть и борзые, но быстро выдыхаются. Наша матерая группка обходила их одного за другим, часто дышащих с высунутыми языками и запаренных. Конечно, жара доставала основательно. Душный воздух, похоже, был здесь без кислорода.

Мы забрались на верхушку склона и осмотрелись. Вокруг во все стороны простирались живописные каньоны, а пленка в фотоаппаратах кончилась. Поэтому все впечатления записывались в долговременную память.

Ничего не происходило, каньоны так и продолжали стоять, каменееды не вылазили, инопланетяне не прилетали, метеорит не падал, только ветер высушивал тела. Я прервал оцепенение и двинул назад.

- Не туда! - мне махали руками, указывая на соседний склон. Ага, приключение не кончилось.

Какой-то малявка лет не больше 10 очень шустро начал карабкаться впереди всех. Я наперерез последовал за ним, остальные были где-то за склоном. Парень, вообразив себя проводником, начал останавливаться в ключевых местах, чтобы со скромными детскими комментариями скормить очередное захватывающее зрелище.

Отсюда, действительно, еще лучше была видна ближайшая часть системы каньонов. Мы смотрели вниз с высоты около 100 метров, и плевок летел прямо вниз, не попадая на стенку.

Подоспела Лена с подружкой.

- Смотри, бонсай! - она тряхнула искореженным растением.

Я тоже решил привезти экзотику и потянул из песка круглый и мягкий зеленый ежик, обнаруживая неожиданно длинные корни.

Мы прошли по длинной дуге и нырнули в начало каньона. Это была очень узкая и извилистая щель. Мы спускались по скалистым порогам, проползали в промытые в песчанике дыры и ходы и, наконец, вышли недалеко от наших оставленных вещей.

Пить хотелось страшно. Маленькими группками начали подходить остальные, причем появлялись из самых разных мест. Все задыхались от жары и пили все без разбору.

Наконец подошли самая тихая наша попутчица со своей всегда открытой для общения подругой. Воды больше не было. Открытая для общения начала ритуал незаслуженной обиды. Я достал из рюкзака полную бутыль с минералкой, которую она же туда и засунула, и протянул ей. Мир был спасен.

Обратная дорога не заслуживает того, чтобы ее описывать. Хотя бы потому, что не нужно было переносить женщин на руках через речку. Мы дошли до трассы, около юрты купили кумыс и на этом наши острые ощущения закончились.