! Если Вы обнаружили на странице ошибку, выделите мышью слово или фразу и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter (подробнее).  Закрыть

 
Поиск по сайту >>
Короткий адрес страницы: fornit.ru/27
НАЗАД
Земля и небо авиашоу
Место, где 3 дня длился грандиозный авиа-шабаш, названо Международным Авиационно-Космическим Салоном. Мне упоминание всего бесконечного Космоса показалось чересчур всеобъемлющим и, в невольной скромности ограничив сферу влияния салона примерно в миллион миллионов раз, я втихомолку называл его Авиационно-Галактическим.
Задолго ходили разговоры о том, что, несмотря на нескончаемую дождистую пасмурность, тучи будут разогнаны к празднику самолетами, и людей порадует необъятная синева неба. Посмотрел в метеосайты. Все они сурово и беспощадно предрекали в этом месте безнадежную облачность и кратковременный дождь. Чудо случилось уже в среду. После тоскливого вторничного дождя, с утра на небе ни облачка и так продержалось целый день. "Отличная репетиция, ребята!" подумалось мне.
В пятницу на остановках автобусов от ближайших метро выстраивались обезнадеживающие очереди, дорогу необщественному транспорту перекрыли, а контактная сеть электрички в направлении на Москву оборвалась как бы отрезая возможность возвращения. В этот день 50 тысяч людей побывали на зрелище. На следующий прогнозировалось во много раз большее многолюдье и поэтому я выбрал именно в субботу.
Утреннее небо пасмурно серело, и на кустах стелился сонный туман. А как же разгон облаков? "Йодистое серебро совсем не дешево!" - резонно заметила моя осведомленная Старшая Сестра - генеральный суперспециалист ЦАГИ, лучший инженер россиян в своей категории (без балды, ее в самом деле наградили в кремле этим титулом :).
Перед въездом на территорию медленно текла очередь шириной во весь тротуар и длиной метров пятьдесят. Она довольно быстро продвигалась к коридору бдительных стражей во всем черном (как и я сам, что всколыхнуло ревнивое чувство). Меня раздели взглядом, заглянули в сумку и в душу, собака деловито понюхала ботинки, но взрывчатки в них не обнаружила. Я бы с удовольствием потрепал ее симпатичную морду, если б она не слишком серьезно относилась к своим обязанностям, да и сзади привалило чье-то нетерпеливое пузо, оттесняя вперед.
- Профанация, - фыркнула сеструха, - да тут запросто, если надо, террорист может проникнуть!
- Как, расскажи?! - живо заинтересовался я.
- Да вон, смотри, божий одуванчик ползет и никому не интересно!
Действительно, скореженной жизнью бабке никто не уделил должного внимания.
Вдали, в конце длинной дороги, окаймленной высоким лесом и частой цепью черных стражей, виднелось неказистое обшарпанное зданиьице.
- Нет кадра! - сокрушался я, - Неужели не могли соорудить что-нибудь эффектное? Например, 150-метровую статую Ленина с межконтинентальной ракетой в правой руке и отбитой как у Афродиты левой?
Как только я произнес это, рядом резко затормозил автобус, и стражники указали на распахнувшиеся двери. Когда набилось столько тел, что стало жарко дышать, автобус повез груз к месту окончательного досмотра.
- Это полностью коммерческое действо! - объяснила сестра, явно больше выдыхая, чем вдыхая.
Имелось в виду, что не стоит ждать от организаторов особой чуткости к зевакам: не ради них все делается. Если толпу и воодушевит происходящее, то это будет побочный эффект. Каждый из организаторов надеется использовать его в своих целях: кто-то получить заказы на технику и расширить связи, кто-то улучшить политическую ситуацию в своей области, кто-то заиметь выгоду от продажи билетов (200р с носа. а на спецпоказе - по 700р) и аренды площади торговцам, торговцы - от ажиотажного спроса на еду, питье, сувениры и переносные туалеты.
Когда мы выбрались из автобуса, поняли, что такое Настоящая очередь. Огромная площадь, размером со взлетное поле, была наполнена толпой. Далеко за ней виднелись самолеты и разноцветные аэростаты (все - воздушные рекламы, как, например, огромная летящая бочка пива).
Следующий уровень досмотра и контроля. В толпе раздавались саркастические реплики о том, что три часа будем стоять здесь, три часа выбираться обратно, а час - на просмотр. Прошло минут сорок, меня снова не смогли уличить ни в чем опасном, и вот оно - первое поле галактического салона. По обе стороны широкой асфальтовой полосы стояли ряды самолетов, вертолетов и автожиров. Толпы бродили среди них, забирались в кабины и на самый верх. Я никогда не видел большинства из них. Советскую технику (потому советскую, что, как мне было объяснено, в настоящее время новая техника практически не выпускается) отличало от зарубежной в основном явно обновленный окрас, часто неудачных и аляповато-ярких сочетаний цветов и заклепки, делающие корпуса похожими на покрытые заплатками.
- Заклепки - это очень надежный и проверенный способ монтажа! - объяснила сеструха.
- Доступный любому самодельщику в сарае, - угрюмо продолжил я.
- Ах, плакать хочется! - сестра опасно заморгала, - Такие великолепные идеи были, так все увлеченно делалось, такие высочайшие специалисты работали, а теперь это - никому не нужно!
Веселые американцы скалили зубы толпе у своих действительно великолепно выглядевших прекрасной формы машин.
- Янки, гоу хоум! - прокричал кто-то в шутку, и американцы, добродушно засмеявшись, подняли вверх большие пальцы.


Один из них забрался на макушку огромного транспортного самолета и снимал оттуда камерой.


Русскую девушку тоже поставили на крыло и она, не имея возможности сама спуститься оттуда, гордо расхаживала, демонстрируя преимущества русского женского обаяния.


По полосе прокатился паровозик, таща вагончики с зеваками в неблизкое путешествие по периметру салона. Когда мы дошли до конца полосы, захотелось есть и вообще чего только не захотелось: всему наступило свое время. Но пока мы еще не дошли и были в самом начале.
Грузовик тянул за собой военный истребитель второй мировой войны, который выглядел наряднее и новее многих новых самолетов.


Длинный ряд небольших самолетиков вызывал горячее желание обладать одним из них, чтобы взлетать с площадки заднего двора и летать к соседям на вечерний чай. Я посмотрел на цены. В среднем полмиллиона за хвост. Пока это явно нам не по карману.


Но дальше шли вертолеты от двухсот тысяч баксов.
- Это наша идея - надувать лопасти под давлением, - говорила сестра, - для контроля начала разрушения. Как только давление стравливается, значит, появилась трещина и лопасть нужно отстреливать.
- А сколько их можно отстрелить в полете?
- Можно все сразу!
- Зачем???
- Чтобы безопасно катапультироваться.


Еще дальше стояли совсем маленькие индивидуальные авиажиры: открытое сидение и педалями и движком. От сорока тыщ баксов. Круто для такой вот на вид непритязательной техники. Или потому, что ручная работа? Пацан-переросток увлеченно нажимал на педали одной такой штуковины и сердито дергал все ручки подряд. Я выжидал некоторое время, когда он невзначай запустит двигатель и улетит нафиг, но этого, к сожалению, не случилось.
Поодаль в поле ритмично поднимались и опускались аэростаты. Сестра проследила мой взгляд.
- Хочешь прокатиться? - спросила она с внезапной заботой. Я вспомнил время, когда она водила нас с братом в парк кататься на карусели, прикинул очередь, подумал и мягко отказался.


Передо мной стоял мото-дельтаплан, о котором я мечтал всегда. Такой бы в наши горы и можно было бы легко залетать в самые классные места. Брат-журналист отведал полет на самом обычном дельтаплане, чтобы достоверно написать статью и на посадке отбил себе копчик. На этой модели такого бы не случилось :)


Ряд российских истребителей, производство которых давно уже остановлено, а новых не выпускается, разве что единичные образцы на продажу. Сегодня будут летать на образцах 80-х годов. Сколько они еще протянут?


Конец полосы и конец терпения. Мы по диагонали пересекаем травяное поле к зовущим дымам шашлычниц. Там безнадежно длинные очереди людей, готовых стоять что бы не случилось. Я не был готов к такому и выбрал самую маленькую очередь к скрученным в спирали обжаренным колбаскам, напоминающим... напоминающим, что с голодухи можно съесть все.

Отсюда начиналась другая полоса экспозиций, больше с военным уклоном. Радиоуправляемые самолетики с телекамерами, ракеты и ракетные установки и просто пушки, непонятно как связанные с авиацией.


А дальше, за всем этим, я и не подозревал, что "салон" настолько грандиозен, было огромнейшее поле с зеленой травой, почти все занятое сидящими, лежащими и стоящими людьми, наблюдающими показательные полеты.


На фото показана самая небольшая часть поля, примыкающая к основной экспозиции, а сзади в стороны - еще раз 6 по столько.
- Это французы! - сходу определила сестра, хватая меня за руку, - нет, ты смотри!
Небо чертило разноцветными дымами звено небольших истребителей. Они крутили бочки, взмывали вверх, описывая дугу "мертвой петли" или срывались в пике, разделялись и летели навстречу друг другу и даже нарисовали удивительно изящное сердце, пробив его затем стрелами своих машин.
- Молодцы какие! Нет, ты смотри! - хлопала сестра меня по плечу в восторге.


Мы смотрели долго. У народа вокруг кончались батарейки в видеокамерах и пленка в фотоаппаратах и неудачники громко сетовали на свою нерасчетливость.


Российские истребители выглядели куда больше и издавали потрясающий рык двигателями. Им не было необходимости жечь дымы потому, что за каждым стелился отчетливый серый выхлоп.
- А если б еще звуковой барьер взяли, - воскликнула сестра, - вот тогда хлопнуло бы! Нужно дождаться самолета с изменяемым вектором тяги! Вот тогда настоящие чудеса увидишь: он может останавливаться, как угодно зависать и поворачиваться!
- А в бою это может пригодиться? Или когда он перед боем продемонстрирует противнику как он может поворачиваться, тот в ужасе удерет?
- Да ну, тебя, ты ничего не понимаешь!
Но один из типов русских машин мне очень понравился тем, что напоминал грациозной формой космический челнок из фантастического фильма.


Но настоящие чудеса показал небольшой самолетик, который пилотировала молодая женщина ("Ах, какая она умница и красавица" - несколько раз со вздохом проговорила сестра), имя которой по полевому громковещателю я расслышал как Светлану Копанину. Я не искушен в особенностях наблюдения за искусством пилотирования, но то, что видел, было так же очевидно виртуозно и прекрасно для любого, как музыка Паганини.

Все когда-нибудь кончается. Мы пошли назад, проходя по пути через закрытые залы различных фирм. В одном из них шло компьютерное сражение на авиаимитаторах, которое можно было наблюдать на большом экране.
Река людей нескончаемо вытекала в широкой проход к постоянно подходящим автобусам.

В последующем это мотивировало интерес к теме авиации, особенно военной, так что стал посещать периодически все авиасалоны, был в музее авиации в Монино, не пропускаю фактические и достоверные публикации, как, например, обзоры истории боевой авиации, воспоминания, сохраненные архивы - не только в России, а как это случилось в 2012 году в Одессе, где проходил международный сбор патриотической молодежи с участием представителей практически всех бывших республик, с посещением музеев и даже специально прошедшей реконструкции эпизода ВОВ.