Поиск по сайту
Проект публикации книги «Познай самого себя»
Узнать, насколько это интересно. Принять участие.
 


Смотрите так же Мистические миры

Космический разум и Р. Шекли.

- Но ты мог бы все-таки найти сбыт для своих яхт,  -  сказала  она  с неприятной прямотой. - Почему же ты не пытаешься?
Он  улыбнулся,  немного   по-детски,   очаровательно   улыбнулся:  
- Действовать - это не мой удел. Я  специализируюсь  на  раздумье  и  легком сожалении.
- То есть, ты - лентяй?
- Вовсе нет. Это все равно, что сказать, будто ястреб плохой  скакун, а у лошади слабая способность летать. Нельзя  сравнивать  разные  виды.  Я просто не принадлежу к типу деловых" людей. Я планирую, мечтаю, воображаю только ради мысли самой, а не ее воплощения в вещь.
- Я просто ненавижу такие разговоры, - сказала она со вздохом.
Из повести Корпорация "Бессмертие" Р. Шекли


Р. Шекли пишет с такой вывернутой напоказ правдой ситуаций, что его с восхищением воспринимают даже те, кто не любит фантастику. Но это не его заслуга: вот образец статьи, где предполагается, что "все это приходит из Глобального Разума": Понимание текста: проблемы земные и космические.

В культуре каждого этноса, даже неподражаемо самобытного, есть общие понятия для всех культур: "непреходящие ценности", о чем убедительно и справедливо утверждается в статье Гуманитарное знание как обоснование духовной деятельности этносов.Достаточно ли этого, чтобы говорить об общем "информационном поле"? Ведь даже общие понятия в каждом этносе имеют свою этническую окраску, и гораздо больше понятий, которые формируются спецификой обитания и определяют самобытность художественного, ремесленного и познавательного творчества.

Сегодня уже есть представления, которые объясняют мышление, творчество, идеи и озарения, не привлекая ничего кроме того, на что способна организация мозга человека. Есть ли место для Космического Разума при объяснении творчества? Да никто и не пытается осмыслить творчество в контексте Космического разума. Оно становится не познаваемым :) А творец лишается авторской ответственности (да личной свободы вообще) за свое творчество, если все идеи варятся в некоем общем "информационном поле". В то же время личная свобода - как понятие, характеризующая индивидуальность взаимодействия с миром, безусловно наблюдается.

Концепция Космического разума предполагает, что материальное тело человека не способно само творить, что все идеи, озарения и даже мысли - продукты Космического разума, что само материальное тело - лишь неразумный  "носитель", связанный с духом- его разумом.

Другая концепция, в которой, пользуясь термином Вернадского, можно использовать понятие ноосферы этноса, предполагает, что в этносе существуют общие понятия, выработанные развитием культуры, которые обеспечивают коммуникабельность и питают ассоциации (осознанные и, в большей части, неосознанные), формируя идеи и озарения.

Первая концепция лишает индивидуум личной творческой воли, т.к. предполагает, что все идеи уже существуют (откуда же они там взялись?). Она не может объяснить почему даже самые продвинутые в духовном отношении (тибетские монахи?)  не способны почерпнуть относительно простые, но специфичные идеи и озарения ни в художественном, ни в научном, ни в ремесленном плане, даже если бы от этого зависело их существование.

С обдумыванием концепции Космического Разума возникает множество безответных вопросов. Зачем нужно пребывание на Земле, если итак все уже известно Космическому Разуму, а если какой-то новый опыт на Земле все-таки приобретается, то, значит, далеко не буквально все подсказывается самим Космическим Разумом? Почему на одни и те же вопросы Космический разум дает разные до противоположности ответы, судя по существующим разнобойным мировоззренческим теориям?

Можно предположить, что Космический Разум - это не просто общее море знаний, а некое единое сообщество духовных сущностей, частично воплощенных на Земле. Это предположение снимает большинство противоречий, но далеко не все, в cвою очередь, порождает новые вопросы типа: почему при воплощении становится недоступным физическим телам вековой опыт этих сущностей, в то же время предоставляя им идеи и озарения. Этих вопросов, на которые не возможно получить достоверно определенный ответ, неизмеримо больше, чем в случае второй концепции. Рассмотрим ее подробнее.

Жизненный опыт, сложившийся в контексте культуры данного этноса, представлен неисчислимым числом оптимизированных (и продолжающих оптимизироваться) связей нейронных структур мозга, который проявляется во время каждой активности этих структур. Но осознается лишь одна из многих активных структур, остальные остаются  фоном, в "подсознании". Было бы неоправданно говорить о культуре только как бессознательном (коллективном бессознательном) потому, что в следующий момент любая из подсознательных активностей может осознаваться, и нет между ними всеми никакой принципиальной разницы, кроме выделения одной из них фокусом внимания.

Если бессознательную (подавляющую) часть работы мозга так легко списать на Космический Разум, то осознаваемая - уверенно причисляется к личности. А эта личность в творчестве проявляет себя нисколько не менее самобытно, чем породившая ее культура. Стиль Пушкина не похож ни на чей другой. Юмор Жванецкого - это совсем не то, что юмор Хазанова. Каждому гению Космический Разум подсказывает только его личное. Конечно, при определенном усилии можно научиться пародировать гения, но чтобы действительно заменить его, а не только внешне походить, нужно пройти весь путь развития его таланта.

Даже "непреходящие ценности" в разных культурах и, особенно, в разных эпохах, могут немало отличаться. И действительно, только два крайних полюса в этих ценностях неизменны и обезличены: любовь (хорошо) и ненависть (плохо). Все остальные "ценности" строятся на их основе.

Получается, сколько индивидуумов - столько и личных миров бытия и творчества, сколько этносов - столько и ноосфер общих понятий ("Космических разумов"), и если есть самые общие понятия, выработанные в общении между живыми существами (не обязательно людьми), то, значит, есть и ноосфера, объединяющая все эти разумы, но только в рамках выработанных понятий, которые формируются при попытках общения и хранятся в головах каждого из этих существ.

Представление же об общем Космическом Разуме вызывает необходимость придумывать ответы на вопросы типа: почему специфичные сведения одной культуры не доступны другой до тех пор, пока ее представители не выработают общих понятий, почему сапожнику приходят озарения только про сапоги, но никогда не строфы Пушкина.

Безусловная вера в Космический разум порождает множество нелепых убеждений, вплоть до загадывания желаний, уверенности в легкости понимания людей и происходящего, которые приходят к противоречиям при любой попытке последовательного осмысления.

 

Она уютно уселась ему на колени, обвила шею и прошептала, потершись носом у него за ухом:

- Сказушай напове, Мурркисик!

- Снануля?

- Сатложа, я те хрушу, Муркис!

- Ё, вникама. Ом! А за нямкус и збыли?

- Нямкус?

- Ё, невтыка?

- ? Перекусить, что ли, Мур?

- Ну да, что же еще? Неужели так трудно врубиться?

- Но раньше покушать у нас было хавумать, Му…

- Я знаю, что ты склонна к точным формулировкам, но пойми! Это же аэлолингема! Это нужно понимать душой, а не разумом! Это вербомыслеформы, а не термины!

- Ё, Му, хавумчи сомоми!

- Чиво-о-о?

- Невтыка? Если так, сам иди готовить!

 

В таких диалогах может формироваться локальная ноосферочка, объединяющая только двоих. Не сходу, не легко, с выяснением каждого невтыка :)

Обычно Космический Разум понимается как Бог, а суть человеческой жизни и совершенствования - в конечном единении с Богом. Из Бога вышел, к Богу пришел. Вот небольшой отрывок из книги Р.Шекли Координаты чудес: беседа с Богом :)

 

- Мои священники вечно препирались между собой, дискутируя о моей природе и моих совершенствах. Я как дурак их слушал. Приятно послушать, как какой-нибудь богослов разглагольствует о тебе, однако это оказалось и опасно. Я сам начал дивиться своей природе и своим совершенствам. Я размышлял и занимался самоанализом. И чем больше я ломал голову, тем непостижимей себе казался.

- А почему вы не спросили себя? Ведь вы же были Богом?- удивился Кармоди.

- Вот в том-то и загвоздка, - вздохнул Мелихрон. - Мои творения не видели проблемы. Для них я оставался Богом, пути которого неисповедимы, но который тем не менее основной своей задачей считает воспитание и наказание всех этих существ, обладающих свободой воли (будучи, по сути, мною). Все, что я делал, было выше всякой критики, потому что это делал я. Ведь все мои действия, даже простейшие, были в конечном счете неисповедимы, поскольку неисповедим я сам. Другими словами, чтобы постичь смысл моих действий, необходимо охватить всю реальность целиком, на что способен только божественный разум. То есть мой. Примерно так преподносили все это и мои выдающиеся мыслители. И они добавляли еще, что полным пониманием я удостою их на небесах.

- Вы и небеса создали?

- Конечно. А так же преисподнюю. - Мелихрон улыбнулся.- Вы бы видели лица этих существ, когда я воскрешал их в аду или раю! Ведь на самом деле даже самые преданные не верили в потусторонний мир.

- Полагаю вам нравилось это?

- Только поначалу. Но со временем надоело. Без сомнения, я немного тщеславен, но бесконечная неискренняя лесть надоела мне до отвращения. Ну скажите, бога ради, зачем же восхвалять Бога только за то, что он выполняет свое Божественное назначение? С таким же успехом можно молиться муравью за успешное обделывание им своих муравьиных делишек. Это положение дел перестало меня удовлетворять. Я нуждался в самопознании, а видел лишь восторженные взгляды своих творений.

- И что же вы придумали?

- Да упразднил все!.. Стер жизнь с лица моей планеты - растительную, животную, всякую. Зачеркнул заодно и грядущее. Мне надо было подумать.

Потрясенный Кармоди только хмыкнул.

- Впрочем, я ведь никого и ничего не уничтожал,- торопливо сказал Мелихрон. - Я просто воссоединил в себе частицы себя. - Мелихрон улыбнулся. - У меня на планете было множество типов с безумными глазами, которые постоянно болтали насчет блаженного слияния со мной. Ну вот они и слились!

- Может быть, им это понравилось? - предположил Кармоди.

- Откуда я знаю? Единение со мной и есть я. Оно означает потерю сознания сознающим единение. В сущности это смерть, хотя и звучит красивее.

 

Важно ли знать, как на самом деле обстоят дела? Да важно, потому, что это не только выбор: загадывать ли желания и ждать дармового озарения, или для осуществления целей нужны вполне определенные усилия (которые очень не легко осуществить из-за того, что не ты один желаешь этого же самого). Это и не только простое любопытство, хотя и любопытство - очень не маловажно для человека. Это не только оптимизация доверчивости, которую гораздо легче бывает отдать тому, кто уверенно обещает, чем самому пуститься на поиски истины. Это, прежде всего, вопрос понимания сути собственного существования - основы накопления личного опыта.

Поэтому, как бы ни говорили мистики, что им не нужно ничего никому доказывать, но большинство из них готовы на все, чтобы им поверили. Ведь одним из критериев убеждения самого себя является способность доводов, а не веры быть принятыми другими. Но чем важнее кажется задача, тем легче обосновать, что цель оправдывает средства. И в качестве доказательств часто предлагаются путь не явно сфальсифицированные данные, но больше воздействующие на доверчивость, чем на разум. Этим пользуются те творцы теорий (так по-разному и взаимнопротиворечиво навеянных Космическим Разумом ), о которых уже говорилось на сайте Форнит в разделе Сны наяву: Гроф, Монро, Бронников, Гребенщиков и другие.

Этим пользуются и такие принципиально околонаучные авторы как А.Дубов и В.Пушкин в своей книге "Парапсихология". Я не буду рассматривать сейчас критически содержание приводимых ими доводов. Скажу только, что они составляют две группы. Одна - факты необычных явлений, но которые вовсе и не относятся к паранормальным (например, некоторые из экспериментов по т.н. "SETI"), хотя придают своей необычностью нужную общую окраску. Другая - опыты, явно требующие для объяснения привлечения паранормального, но методики содержат погрешности, которые не позволяют трактовать однозначно результаты (из-за чего они просто напросто не воспроизводятся, а воспроизводимость результатов - единственный критерий того, что условия опыта выбраны именно те, что определяют результат и он не случаен). Это особенно заметно, когда про одни и те же опыты читаешь у разных авторов:

P. Джан, Б. Д. Данн, Границы реальности. Роль сознания в физическом мире. 
С. В. Сперанский, Телепатия как банальность
Г.Н.Дульнев Регистрация явлений телепатии  (методологические основы измерений)
Н. Путгофф, В. Тарг, "Перцептивный канал передачи информации на далекие расстояния"
Карпенко М. Вселенная разумная
Л. А. Мисюк, Л. П. Гусакова, О возможности участия цитоплазматических белков в реакции растительной клетки на действие магнитного поля
Г. И. Дульнев, Регистрация явлений психокинеза (магнитные и тепловые методы)
Н. Н. Лебедева, И. С. Добронравова, Организация ритмов ЭЭГ человека при особых состояниях сознания
Н. Е. Свидерская, Т. А. Королькова, А. Г. Ли, Возможности и перспектива использования топографического картирования биоэлектрических процессов для парапсихологических исследований.

Но большинство тех, кто пытается доказать параявления, настолько увлечены целью, которая оправдывает средства, что прибегают к явному обману, демонстрируя фокусы, понять суть которых обычные ученые, не искушенные в этом искусстве, не в состоянии. Так, например, случилось с Бронниковым. Об этом - посмертное признание В.Мессинга в том, что никакой он не паранормал, а просто очень умный, чему мистики верить отказались :)

Я, например, не способен понять, на чем основан фокус. У меня перед глазами можно сколько угодно сцеплять и расцеплять совершенно безукоризненные большие кольца, и не ясно как же это происходит. Недавно по телику показывали секрет иллюзиона с исчезновением огромного грузовика на глазах у множества зрителей. Я смотрел сначала как выглядит сам фокус и ловил себя на мысли, что не в состоянии догадаться, как он может быть выполнен: грузовик не только бесследно исчез, но даже пропала ограда, на которой висел закрывающий балахон. Он упал к ногам зрителей, оставив пустую площадку. Мне и в голову не пришло, что все эти "зрители" просто получили свой гонорар за участие, что затем и было показано. Сам трюк оказался неимоверно примитивным и этим отвратителен :)

Вот отрывок из повести Р. Шекли Оптимальный вариант:

 

- Должно быть, вы нездешний, ведь я очень знаменит. В данном воплощении я Ронсар Великий, вероятно, самый великий из магов, которых знала вселенная.

- Какая чушь, - пробормотал робот.

- Пусть моя внешность не вводит вас в заблуждение, - сказал Ронсар. - Да, я сейчас балуюсь свистом в ожидании несуществующего поезда в

этих богом забытых местах. Всех нас одолевает карма, не так ли? Но что-нибудь всегда происходит. Не хотели бы вы стать свидетелем чудес?

- Мне бы очень хотелось, - сказал Мишкин.

- Дерьмо все это, - буркнул робот.

Ронсар пропустил мимо ушей реплику угрюмого механизма.

- Первым номером нашей программы будет фокус с кроликом, - объявил он.

- Я уже видел его, - сказал робот.

- А я нет, - возразил Мишкин. - И помолчи, пожалуйста.

Робот откинулся назад и скрестил руки. Вызывающая скептическая улыбка появилась на его металлическом лице, а все углы его корпуса выражали недоверие. Мишкин же с интересом наклонился вперед, обхватил колени руками. Вид у него был заранее удивленный.

Ронсар открыл сундук и вынул из него сложного вида панель управления, две автомобильные батареи, моток провода, три клеммника, фляжку с какой-то мутной жидкостью и небольшой тахометр. Все эти предметы он замкнул с помощью проводов, а затем подсоединил всю систему к красно-черному проводу, который, в свою очередь, прицепил к краю своего цилиндра. Затем он вынул из сундука тестер, проверил цепи и повернулся к Мишкину.

- Итак, мой дорогой сэр, этот цилиндр пуст, как вы можете убедиться. - Ронсар показал цилиндр Мишкину и роботу, в ответ на это робот демонстративно зевнул.

- Начнем, - сказал фокусник. Он вынул из сундука кусок белого сатина и накрыл им цилиндр. Сделав правой рукой несколько пассов, он произнес: "рье-сгампо, ринцоше-хи лам мчог ринпоше хи хренч-ва зес бья-ва бжугс-се", и ткнул пяткой правой ноги в контрольную панель.

Взлетел сноп искр, и послышался громкий шипящий звук. Стрелки приборов дернулись и вернулись в прежнее положение.

Фокусник снял сатин, вытащил из цилиндра живого кролика, опустил его на землю и поклонился.

Мишкин захлопал в ладоши.

- Он проделывает это с помощью зеркал, - хмыкнул робот.

Кролик полез было обратно в цилиндр, но фокусник оттолкнул его.

- Подумаешь, - процедил робот, - все фокусники вынимают кроликов из цилиндров.

- Это только цветочки, - сказал фокусник. - Но вообще должен заметить, что в этом нет ничего сверхъестественного. Я занимаюсь иллюзиями, представляющими собой лишь внешнее проявление, что обеспечивается в результате подготовки, мастерства и наличия необходимого оборудования. Вот, собственно, и вся кухня.

- Что же представляет собой иллюзия? - Спросил Мишкин.

- Все, что по природе своей феноменально, можно считать иллюзией, - пояснил фокусник. - Ну, а сейчас я покажу вам фокус с картами. Не стоните, сэр (это относилось к роботу). Разумеется, это не ахти какой фокус. Я планирую свои выступления с учетом интенсивности и кумулятивного эффекта. Фокус с картами, в сущности, должен вызвать интерес у зрителя, он не фантастичен и не поражает воображение, но лишь способствует повышению восприимчивости зрителей перед наступлением главных событий вечера (в данном случае, разумеется, дня). Итак...

Фокусник вынул из сундука колоду карт.

- Итак, перед вами колода обыкновенных игральных карт. Я отдаю их вам, и вы можете проверять их безупречность, сколько вашей душе угодно. Удостоверьтесь, что упаковка не вскрыта, что карты не крапленые.

Он протянул колоду Мишкину, тот распаковал ее и тщательно осмотрел все карты. Потом их обследовал робот. А фокусник тем временем вновь открыл сундук и извлек из него три параболических зеркала на штативах, вычислительную машину с комплектом батарей и портативный радар. Он

установил зеркала, направив их в разные стороны, и подсоединил их к вычислительной машине и радару. Взяв в руки колоду карт, он веером пролистал их перед одним из зеркал и ввел программу в вычислительную машину. Затем он немного подождал, пока радар не издал тонкий пронзительный писк.

Фокусник вытащил из сундука складной деревянный столик на шатких ножках, установил его и бросил на стол колоду карт рубашкой вверх.

- Обратите внимание, что я совершенно не прикасаюсь к колоде, так что о подтасовке не может быть и речи. А теперь прошу вас тщательно перетасовать колоду и выбрать одну карту. Сделайте это незаметно от меня и запомните ее, - сказал фокусник.

Мишкин и робот сделали так, как им было сказано, Мишкин перетасовал колоду три раза, а робот - двадцать семь, разложив карты так, что

соседство двух карт одной масти или одного достоинства было полностью исключено. Затем они выбрали себе карту.

- Внимательно посмотрите на нее, запомните и положите обратно в колоду, - сказал фокусник. - А теперь перетасуйте.

И вновь Мишкин три раза, а робот двадцать семь раз тасовали колоду. (Из робота вышел бы неплохой крупье для игры в канасту, и справедливости ради заметим, что ему и вправду предлагали однажды это доходное место в общественном центре северного района Майами Бич).

- А теперь, - заявил фокусник, - умножьте номер вашей карты на семнадцать, имея в виду, что в колоде одиннадцать карт одной масти. Если результат будет четным, добавьте семь, если нечетным - вычтите два. Из полученного числа извлеките квадратный корень с точностью до трех

десятых. Добавьте к последней цифре девять в соответствии с мастью - черная масть представляет мнимые числа, красная масть - реальные

числа. Прибавьте к результату любое число от единицы до девяноста девяти. Ну как, все готово?

- Семечки, - ухмыльнулся робот.

- Какое получилось число?

- Восемьдесят два.

Фокусник ввел данные в компьютер и из него тут же полезла перфолента.

- Ваша карта - валет бубей!

- Верно, - удивился робот, а Мишкин поспешно кивнул.

- И все же каждый знает фокус с картами, - не унимался робот.

- Никто не отрицал, что ничто человеческое мне не чуждо, - ответил фокусник.

- А сейчас он наверняка будет распиливать пополам женщину, - шепнул робот Мишкину.

- Следующий номер нашей программы - распиливание женщины пополам, - объявил фокусник.

- Вот это да! - Восхитился Мишкин.

- Это все трюки с зеркалами, - хмыкнул робот.

 

Спустя много лет Мишкин все еще помнил лицо фокусника: длинное, типично американское лицо, покрытое гримом. В его голубых глазах как бы отражался застывший пейзаж, а когда глаза превращались в окна, через них был виден внутренний пейзаж, идентичный наружному. Это было лицо человека, с надеждой ожидающего снов, но безнадежно замученного кошмарами. В конечном итоге лицо оказалось более запоминающимся, чем все его фокусы.

 

Шекли подкупает тем, что никогда ни с кем не пытается полемизировать, не пытается принять и отстаивать какую-то свою идею. Он просто наблюдает и выделяет то, что позволяет увидеть его колоссальный жизненный опыт, трезвый и беспощадный :)

В том же Оптимальном варианте:

 

В возрасте двенадцати лет Мишкин так любил бога, что односторонне нарушил собственный брачный обет.

Мишкин и сегодня неверен себе, он предпочел шикарный спортивный автомобиль и замшевую куртку своему пылкому постоянству и безграничной любви.

- Ваша проблема, - сказал психиатр, - заключается в неспособности любить самого себя.

- Но я люблю себя! - Воскликнул Мишкин. - Люблю!

Я действительно люблю себя!

- Вы думаете, я вам поверю? - Спросил психиатр. - Я вижу, что вы обращались к Сартру, Камю, Монтеню, Платону и Торо - и это лишь небольшой перечень ваших увлечений. Когда же вы перестанете заниматься этими непрерывными, абсурдными и ничего не стоящими аферами?

- Я люблю себя, - заплакал Мишкин, - правда, люблю.

- Все еще курит, - заметил психиатр, - подвержен летаргии, пассивен, не может себя контролировать. Ведь именно так вы обращаетесь с тем, кого, как вы утверждаете, любите?

 

А вот - из Алхимического марьяжа Элистера Кромптона:

 

- И вы, и Лумис, и Стэк - все  вы  лишь  ступеньки  эволюции,  не  более. Миллионы лет назад в Совете, ведающем тайными документами человечества, была запланирована ваша встреча с единственной целью - доставить сюда  бодхисатву Майтрейя <Майтрейя - в буддийской мифологии  бодхисатва  и  Будда  грядущего мирового порядка, который ждет своего прихода в  мир  людей.>,  который  вам известен под именем Бартона Финча.

- Финч! - вскричал Кромптон. - Но он же дебил!

- Так-то вы разбираетесь во всем этом! - сказал жрец.

- Вы это серьезно?

- Абсолютно.

- И вы настаиваете на том, что смысл всей моей жизни - доставить Финча  в этот мир?

- Прекрасно сказано, - согласился  жрец.  -  И  вас  будут  почитать  как непосредственного предвестника сверхчеловека. Вы как личность выполнили свое космическое предназначение, что должно послужить для вас великим  утешением. Теперь вы можете отдыхать, Кромптон, - и вы, и Лумис, и Стэк, так  как  ваши кармические обязательства исполнены, и вы освободились от цикла страданий  и перерождений, наслаждения и боли, зноя и стужи. Вы свободны от Колеса Жизни! Разве это не прекрасно?

- О чем это вы? - подозрительно спросил Кромптон.

- О том, что вы достигли нирваны!

- А что такое нирвана?

Этот вопрос вызвал оживление в рядах жрецов и  послушников,  поскольку  в наше время редко выпадает возможность продемонстрировать свои  эзотерические познания в ответ на столь прямо поставленный вопрос - не то  что  в  далекие времена дзэн (Течение в буддизме, возникшее в Китае в VI в.), когда  в  мире было еще много прямодушных людей.

- Нирвана, - сказал один из жрецов, - это опухоль на моем мизинце.

- Нет, - сказал другой. - Нирвана - это все что угодно, только не опухоль на вашем мизинце.

- Зачем вы так усложняете? - сказал третий.  -  Нирвана  -  это  то,  что остается после того, как вытекла вся вода.

И еще многие готовы были высказать свои соображения, но тут невысокий, но довольно почтенный жрец поднял руку, требуя тишины, и громко пукнул.  Четыре ученика немедленно впали в состояние самадхи (Состояние религиозного  транса (санскр.).). Казалось, окончательный ответ наконец-то найден, но тут  другой невысокий и очень почтенный жрец недовольно буркнул:

- В этом больше вони, чем смысла.

- Совсем не легко  объяснить  нирвану,  -  сказал  Кромптону  первый  его собеседник. - Для этого никакие  слова  не  годятся,  так  что  трудно  дать определение. Короче говоря, вы просто ничего не будете чувствовать и даже не будете осознавать, что ничего не чувствуете.

- Мне это не нравится, - мгновенно отреагировал Кромптон.

- Да вы только подумайте, - сказал ему судья, - вы  же  отказываетесь  от очень  выгодного  предложения.  Этот  религиозный  джентльмен  весьма   мило предлагает вам нирвану в обмен на то, что  из  вас  вылупится  их  Бог,  или дьявол, или какой-то чудодей, словом, этот самый Финч, а вы тянете  волынку, будто он предлагает вам что-то ужасное.

- Эта нирвана, - сказал Кромптон, - похоже, не что иное, как смерть.

- Ну так что же, - сказал судья, -  попробуйте,  может,  это  не  так  уж плохо.

- Если вам это кажется таким привлекательным, почему  бы  вам  самому  не попробовать?

- Потому что я недостоин, - сказал судья. - Но все-таки, где этот Финч? Я хотел бы получить от него автограф для сына. Трудно  найти  хороший  подарок для ребенка двадцати двух лет, который дал обет жить в нищете и поселился  в пещере Бхутан.

 

И еще :)

 

- Долго же вы точили зуб на меня, - заметил Кромптон.

- Мой "зуб" питает и  насыщает  меня,  -  сказал  Блаунт.  -  Мне  с  ним интересно жить, благодаря  ему  я  раскрыл  в  себе  новые  таланты.  Я  вам чрезвычайно признателен, Кромптон. Без вас я бы никогда не  узнал  истинного смысла и цели моей жизни.

- И цель вашей жизни, видно, состоит в том, чтобы мстить мне.

- И это тоже. Но  это  только  начало.  Сколько  возможностей  открылось, Кромптон!

- Не понимаю.

- Вы верующий, Кромптон? Думаю, что нет. И вы едва  ли  способны  постичь всю грозную красоту того, что случилось со  мной  однажды  в  роковой  день,

когда я как всегда твердил себе: "Не забудь, ты должен отомстить Кромптону".

- Что же с вами случилось?

- В моей голове вдруг раздался голос, великий  Глас,  который,  казалось, шел ниоткуда и отовсюду, и я пал на колени, так как  сразу  узнал,  что  это Истинное Слово. И Глас сказал мне: "Джоник! (Да,  он  употребил  именно  это имя, так  меня  называла  только  моя  покойная  бабушка!)  Джоник!  Что  ты собираешься делать,  когда  покончишь  с  Кромптоном?"  Я  ответил:  "Тогда, наверное, я буду нуждаться в отдыхе; может быть, куплю на  несколько  недель Португалию". И Глас сказал мне:

"Мелко плаваешь, Джоник!" И я  сказал:  "Согласен,  Господи,  это звучит

довольно банально, так ведь?  Вот  я,  самый  богатый,  самый  умный,  самый всемогущий человек во Вселенной, и на что я расходую свою жизнь? На отмщение какому-то Кромптону! А потом у меня вообще ничего не останется.  Скажи  мне, что я должен делать?" И Он сказал: "Все очень  просто,  Джоник.  Покончив  с Кромптоном, примись за всех остальных. И словно яркий свет вдруг озарил  мою душу, и я упал ниц, и смеялся, и плакал, и благодарил Господа.  Единственный раз в жизни меня посетило божественное откровение!

Блаунт прервался, чтобы отпить глоток воды.

- И чем больше я размышлял об этом, тем больше убеждался в  Его  правоте. Действительно, почему бы  не  отомстить  всем  тем,  кто  хоть  когда-нибудь причинил мне неприятность? Это была захватывающая  идея,  и  я  тут  же  сел составлять список. Но таких людей оказалось слишком  много.  Тогда  я  решил разбить их по категориям. Надо  было разделаться  со  всеми  официантами  и водителями такси, поп-певцами  и  полицейскими,  контролерами  автомобильных стоянок  и  устроителями  гонок  на роликах,   фермерами   и   виноделами, фолк-певцами,  наркоманами,  юристами, албанцами,  бейсболистами...  Я  мог перечислять еще и еще.

- Уверен, что не  только  могли,  но  именно  так  и  сделали,  - сказал Кромптон.

- Тогда я понял, что лучше составить список тех, кого я не хочу убивать,

это сэкономит время. Я думал, думал и пришел к выводу, что таких просто нет. Я было решил спасти грязных далматов, потому что один далмат воспитал  меня. Но даже они немало соли насыпали мне под хвост. И вдруг меня озарило: ведь я ненавижу всех и вся. Это облегчило мою задачу. Я сообразил,  что  мне  нужно делать. Уверен, и вы поняли, что я имею в виду.

- Вы действительно имеете в виду то, о чем я подумал? - спросил Кромптон.

Блаунт помолчал немного.

- А что вы подумали?

- Я подумал, что  вы  на  полном  серьезе  намереваетесь  уничтожить  все человечество.

- Правильно! Именно это я  собираюсь  сделать!  И  мужчин,  и  женщин!  И животных, потому что все они - дерьмо собачье.

- Да вы спятили! - задохнулся Кромптон.

 

 

 

Активность
Главная
Темы
Показы
Полезное
О сайте