Поиск по сайту >>
НАЗАД

Очень раннее "творчество".

Оно, в основном, характеризуется безудержным рифмованием (“папашка-какашка”), сюрреалистичнской графикой (виды разбитых о соседское окно помидоров) и непрекращающимися попытками прервать свою музыкальную карьеру с помощью увлечения взрывчаткой (что удалось успешно реализовать значительно позже, в зрелом возрасте).

Здесь, по понятным причинам, удастся показать только рифмовальную часть творчества этого периода. Но среди множества наглых, озабоченных и просто сопливых произведений оказалось возможным остановиться только на одном свободолюбивом стихотворении - протесте. Вот он.

Как всегда сейчас опять
Не поставили мне “пять”!
А ведь дома я учил
И играться не ходил!
Почему так ненавидят
Алгебра, литра и физик?
Что я сделал им плохого?
Превращусь теперь я в злого.
Я литричку бы убил
И на гвоздик посадил.
Или ж глупую литричку
Задавить бы электричкой.
А на физика б надел
Электрический прицел,
Чтоб все броски по роже
Он притягивал надежно.
Ну а алгебру бы мучил
Гиперчленом бы колючим.
Но судьба повременить
И идти урок учить…

Переходим к чуть более позднему периоду. Это все еще ненавистная школа, но уже понеслись девочки, озабоченность становится почти невыносимой, что выражается в стремлении написать что-нибудь возвышенное. Ниже, для примера, приведены образцы таких “творений”, которые могут читать, не морщась, только такие же повернутые на романтизме.

Прекрасные мгновения осень принесла.
Солнца луч забвения, жемчужная роса,
Приводят к заблуждению пока ты босиком,
Что все вокруг весеннее заснуло тихим сном.
И только листья влажные блестят среди травы,
На ветру опавшие предвестники зимы.
Их грустно поздним вечером осветит красный луч,
Допив росу последнюю, погаснет среди туч.

Следующий пример - это временный прорыв детского протеста.

Когда придет Она,
Зубыми щелкая от голода,
Косу в костлявых лапах
Нервно теребя,
Скажи Ей:
-Да пошла пастись
на камни ты на голые!
Она уйдет и, в изумлении большом кривясь,
Отметит в книжке записной,
Что очень ты
Наглая и раздражительная тварь,
И что подходят к тебе с добрыми намерениями,
А ты их посылаешь
В каменную даль.

А вот это просто детский филантропический порыв.

Ветер петляя,

Одежду и людей пронзая,
Летит, шурша и хлопая
Обрывками газет.
Плащи уже промокшие
Он рвет со спин прохожих.
Он зол или играет
Так сразу не поймешь.
А те не озираются
И кто чем прикрывается.
Прически все испорчены,
До дома далеко.
И тут, как полагается,
Еще и град вмешается.
Достанет и туда
Где ветер не достал.
Но вот все прекращается,
Стихия усмиряется
И первые, блестящие, умытые лучи
Всем скажут:
“Не сердитесь! И больше не бегите!
Хотели вам приятно мы сделать сообща.
Отмыли мы заботы,
Накопленные зря.”

Трудно сказать, что есть в следующем творении кроме сомнительной рифмы.

 

В английском парке на поляне

  Стоял печально джентльмен,
  Сам не знал, о чем мечтая,
  В ожиданье перемен.
  Внезапно леди две, подруги,
  Похожие как капельки росы,
  С дорожки каменной к нему свернули
  И гордо зашагали, вздернув вверх носы.
  И вот они совсем сравнялись,
  Вот вежливо он подошел,
  -О, мистре Грин, - одна вскричала,
  -Гуд ивнин, очень хорошо!
  -О, мисс Луиза, как погода?
  -Прекрасная, особенно закат!
  -Вот познакомьтесь: мисс Илона.
  - Очень приятно! - Очень рад.
  И джентльмен, склонясь над ручкой,
  Внезапно ясно ощутил-
  Бесстрастной маски не получится
  И быть Илоне миссис Грин.

Опять меланхолический лиризм, навеянный очередным охлаждением к автору очередной не понявшей его женской души.

  Осень молчаливая, листья разноцветные,
  Забытые, счастливые промелькнувшим летом.
  Берега высокие над речною гладью
  Поросли осокою, гривой жухлых прядей.
  Лист кленовый- парусник бреет над водою,
  Старый добрый сказочник колдует над рекою.
  В мире завороженном я часто отдыхаю,
  В мире очарованном чудеса бывают.
  Блеклое, осеннее солнце там ласкает
  И тепло последнее просто так теряет.

Из той же серии.

  Осень. Закат умирает.
  Листья кружат на ветру,
  В воду упав, замирают,
  Став пестрым узором к утру.
  Только осенью сказки бывают.
  Их грустный, печальный мотив
  Осенние сны навевает.
  Полет их до боли красив…

Наконец чертова школа позади, появилось что-то новое и интересное. Озабоченность постепенно сменяется невинным пацанячим цинизмом и желанием соригинальничать.

  Ты сделай томные глаза
  И на прощание
  Твоя горячая слеза
  Мне щеку обожжет.
  Твои прекрасные черты
  В моем сознании
  Зовут печальные мечты,
  Но счастье не придет.
  Не сплю я ночи напролет
  Тайфун страдания
  Мои рыданья разнесет
  По склонам диких гор.
  Моим безумствам нет границ
  Я весь в отчаянии.
  Я сотни исписал страниц
  Судьбе наперекор.
  Но нам не вечно тосковать,
  Мы будем вместе!
  Я буду страстно лобызать
  Твой рыжий конский хвост.
  Уже совсем не долго ждать.
  Как жизнь прелестна!
  Судьба мне к милой путь держать
  В родной конезавод.

Думаю не стоит объяснять когда наступила пора для следующего протеста.

  В нашей армии служить -
  это значит честным быть.
  Разве я ее достоин?
  Даже вид мой непристоен:
  Волосы до пят висят
  И глаза враньем горят.
  А вообще я разгильдяй
  И отъявленный лентяй.
  Я для общества опасный.
  А кому еще не ясно,
  Я убил: тридцать мух-цокотух,
  Двух горластых воробьев
  И без счета муравьев.
  А еще я обольститель
  И опасный искуситель.
  Сколько душ я загубил,
  Скольким горе причинил!
  Мне за все одна расплата-
  Не видать военкомата.

Это уже пример легкой флиртующей иронии.

 

Сегодня Таня рано встала

 

И в институт не опоздала.

 

Стол влажной тряпкой протирает,

  потенциометр сияет.
  Стекло расставила красиво
  И долго pH-метр мыла.
  Прибору можно доверять,
  На нем приятно измерять.
  Порядок нужен и умение
  Для трудового вдохновения.
  Итак, пора кончать с бездельем!
  Приборы радостно взревели,
  Татьяна скушала грильяж
  И вдруг измерила pH.
  Ура! В природе не без Тани
  Одною стало меньше тайной!

А это довольно злой прикол над товарищем, очень странным и сильно обделенным женским вниманием. Товарищ, получив Это и прочитав, сильно побледнел и несколько дней ни с кем не разговаривал.

 

Юрочка, прости! Я не забыла,

 

Что давно с тобой не говорила,

 

Я не думаю с тобою расставаться,

 

Я хочу любить и объясняться.

 

И любовь свою я не забыла.

 

Замерла она, но не застыла!

  Я теперь живу в одной надежде,
  Что дружить мы будем как и прежде.
  Даже если ты меня узнаешь-
  Улыбнешься, презирать не станешь!
  Юра, ты не можешь быть жестоким!
  Ты простишь мне все мои пороки…
  Даже если я молю напрасно,
  Я тебя люблю любовью страстной!
  Для меня на свете нет преграды
  И за все один лишь ты - награда!
  А иначе пусть все будет прахом.
  Смерть я встречу тихо и без страха.
  Я хочу тобою любоваться,
  Я хочу любить и объясняться…
  От тебя мне никуда не скрыться,
  Но решусь ли я тебе открыться?!

Далее идет период недолгого хождения автора в литературный клуб, где он вынужден был столкнуться с множеством примеров ужасающей поэзии и прозы, по сравнению с которой даже его монстры выглядели шедеврами. Однажды, захлебнувшись книжкой начинающей поэтессы, он не выдержал и родил от нее приведенную ниже пародию. Удивительно, но поэтесса не только не обиделась, но и была польщена, что ее удостоили целым стихом.

  Может все мне снится
  И исчезнет вдруг?
  Голова кружится,
  Прелести вокруг…
  Солнышко, цветочки,
  Кони, мотыльки,
  Желтенький песочек,
  Птички, ишаки.
  Звонкие арбузы
  По реке плывут,
  Бабы с карапузами
  Задиристо поют.
  Детство прогудела,
  Стала я не та.
  Я любви хотела,
  Но душа пуста.
  Ну и муж достался!
  Ласки не дождусь.
  Баем оказался,
  Я его боюсь…
  Мнит, что буду плакать.
  Ты мне так не лги!
  Я продам собаку
  И отдам долги!
  В трудную судьбину
  От тебя уйду,
  Нового мужчину
  Я себе найду!
  Одарю несказанно-
  Так тому и быть,
  Хочу голубоглазого
  От него родить!

Следующее стихотворение - результат командировки в Москву, где автор узнал много нового, в частности о женщинах.

  Улицей древней славянского рода
  Бродят средь зрелищ толпы народа.
  Громкая музыка, выкрики, пение-
  Все вдохновленно творением гениев.
  Здесь могут забавный портрет написать,
  Здесь все продается, что можно продать.
  Ну и конечно, в изящном наряде
  Ходят, сверкая улыбками бляди.
  Здесь ощущаешь с особым волнением
  Дух и традиции всех поколений.
  Люди артистов кольцом обступили,
  Песням внимали и вместе шутили.
  Те ж веселили их “кленом опавшим”,
  Стыдливый восторг у толпы вызывавшим.
  Радость свободы, юмор и смех -
  Все для тебя, для меня и для всех.

Конец детства.
Далее эпизодически возникали озарительные эйфорисцизмы типа:

Лунной ночью я тку
кружева смутных мыслей,
из заоблачных высей
нить сплетая в мечту.

Облачил белый снег
как в саван твою память,
и ему не растаять
ни за день, ни за год, ни за век.

Но я втайне храню
самоцветы мгновений,
и из прошлого тени
вместо простынь стелю.

Несказанный узор
чудных снов расцветает
в них зовет и сияет
твоя нежность, любовь, милый взор.

В мире грез, как причуда,
свет волшебной картинки:
чуть качает кувшинки
рябь зеркального пруда.

На широком листе
белой лилии фея...
Это ты, но нигде я
не нашел направления к мечте.

(Музыка dream.mp3)

С легкой душой понимая,
что трудности все позади,
я шел в направленьи манящего рая
что ждет на исходе пути

В чудесном лесу живописной тропою
брел, безмятежно срывая цветы,
и предвкушая, как скорой порою
найду воплощенье мечты.

Вышла старушка слепая,
тростью стучит по камням,
ухабы незримой тропы огибая.
Застыла, учуяв меня.

Тихо вдохнула, устало присела,
раскрыв не спеша небольшой узелок,
меня угостила, немного поела,
спросила, как путь мой далек.

Выслушав, вдаль улыбнулась,
лицо добротой осветив.
А я ведь оттуда, - печально вздохнула,
память свою воскресив.

Прекрасною девой я многих пленяла,
но рай обращался лишь болью пустой.
И сколько бы лет на любовь не меняла,
она оставалась далекой мечтой.

Издали звезды сияют,
а пламя лишь слепит вблизи.
И ясно мне стало, что видеть мешают
Истину очи мои.

Я слушал и спорил. Сомкнув свои веки,
я деву мечтаний своих узнавал,
чья красота не угаснет вовеки.
Но я не поверил, простился и встал.

(Музыка quest.mp3)

Песня не спета. Забытые звуки
потеряны где-то как горечь разлуки.
Стали тесны мне границы безумья.
Осенние сны и дневные раздумья
голову более сладко не кружат.
Лишь мерзлое поле и зимние стужи
могли бы сравниться с застывшей душою,
готовой разбиться крупой ледяною.

Весна пробуждает мечты и природу,
и ветры меняют судьбу как погоду.
С крыши лишь талые капают слезы –
вот все, что осталось от лютых морозов.
Мой замок ледовый на солнце сияет,
но свет отражает и вовсе не тает.
Я ни о чем не молю и не верю,
что душу мою этот свет отогреет.

(Музыка early_spring.mp3)

Томной негой разливает
мой язык в тебе любовь,
я в объятиях сжимаю
твои бедра вновь и вновь.

Мои губы в лоне страстном
вырывают нежный стон,
этот миг любви прекрасной
превратив в волшебный сон.

Пальцы нежно греют груди.
Затвердевшие соски
как и плоть моя упруги.
Кровь стучит в мои виски.

Голову кружит желание.
К небу ты воздев глаза,
ненаглядное создание,
подставляешь милый зад.

Страсть, неистовствуя с нами,
от любви с ума свела
и горячими волнами
наши унесла тела.

(Музыка passion.mp3)

Рассчитав судьбы знамения,
взвесив где приятней жить,
ты решила без сомнения
ангелом моим не быть.

С головы сорвав сияние,
сунув крылья в чемодан,
ты улыбкой на прощание
завершила наш роман.

Покидая мир воспетый
нашей ласки и любви,
в чужестранные монеты
обратила ты рубли.

Ты собралась торопливо,
отправляясь в новый путь.
Отведя глаза стыдливо,
тихо бросила: забудь.

И с досадою слетели
с уст практичные слова:
эти чувства надоели,
жизнь устрою я сперва.

И уехал ангел падший
блага жизни пожинать
и с душой, тяжелой ставшей,
про любовь не вспоминать..

(Музыка angel.mp3)

Закат багрится
и завтра новый день в забвение уйдет.
Дней вереницы
плетут узоры из удачи и невзгод.
Былого память
вдруг расцветет в душе нежданным де жа вю
чтоб грусть оставить:
быть может, я еще тебя люблю...

Я знал
как безвозвратно свое прошлое терял.
Не ждал,
чтоб день счастливый чудной вечностью сиял.
Грез нить
могу мечтой в туманном будущем творить,
чтоб жить
и прошлые мгновения любить.

Путь наслаждений
обмана ядом обратит надежды в сны.
И чувства - в тени.
Но фальшь улыбок и объятий не милы.
Раздумье гложет,
пусть в счастье призрачном печаль я утоплю,
но в нем тревожит
мне душу грустный шепот де жа вю...

(Музыка dejavu.mp3)

Искры снега память мою кружат,
томной грустью согревая в стужу,
волшебство твоих прикосновений
незабвенные мгновенья воскресив.

Бесконечно долгими ночами,
осветив печальными свечами
глубину души, я вспоминаю
и мечтаю этот миг остановить.

Нить, что души нам соединила
не порвала ты, а лишь забыла
как делились нежностью и лаской,
чудной сказкою волшебной неземной.

Боже, как любовь твоя сияла,
ничего прекрасней ты не знала,
ты мечту творила вдохновенно,
и нетленны дни останутся, но

пусть не коснется грусть крылом тебя,
с тобою вовсе не прощаюсь я...

(Музыка goodbye.mp3)