Поиск по сайту
Проект публикации книги «Познай самого себя»
Узнать, насколько это интересно. Принять участие.

Короткий адрес страницы: fornit.ru/584

Этот материал взят из источника: http://vedikz.narod.ru/main/nepomnyashikh/ostorojno_provokaciya.html
Список основных тематических статей >>
Этот документ использован в разделе: "Галерея Идей сайта Форнит"Распечатать
Добавить в личную закладку.

Книга В.Й. Вейника. Непомнящих Игорь Анатольевич


! Обратите внимание, что этот документ используется в сборнике "Мистические миры" в качестве иллюстрации творений мистических авторов - как пример некорректного, абсурдного подхода к затронутым вопросам.

Несколько лет назад в книжных магазинов продавалась книга В.Й. Вейника “Почему я верю в Бога. Исследование проявлений духовного мира”, изданная в Белоруссии. Первое, что бросалось в глаза – это попытка автора рассматривать проблемы богословия на физическом уровне. Ведь совершенно ясно, что такая попытка является не только неуклюжей, но и бессмысленной. Поэтому и в богословии, и в физике автор мог идти только на откровенный подлог в расчете на некомпетентность читателя в этих науках. И ему удалось найти неофитов, которых оказалось возможным ввести в искушение, прикрыв наукообразным “подыгрыванием” православию (в котором оно не нуждается) откровенно неправославное, нехристианское толкование многих вопросов религии.
Сегодня, к сожалению, приходится констатировать, что на прилавки книжных магазинов обрушился поток псевдоправославной литературы, выдаваемой за православное истолкование вопросов и не только взаимоотношения науки и веры. Враг рода человеческого не дремлет. Не имея возможности сегодня открыто выступить против православия, он сам стал маскироваться под православие, чтобы сбить неофитов с пути к Истине.  И сегодня, когда началось массовое обращение к православию, этот подлог является одной из главных опасностей на пути Православия! “Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные” (От Матфея 7:15).
Печально, но факт: книга Вейника сегодня продается и в храмах Алма-аты. Ее даже рекомендуют слушателям курсов, действующих при храме. Но примечательно, что в храмах самой Белоруссии эта книга сегодня не продается. Об этом заверили двое батюшек их Белоруссии: иерей Георгий Дзичковский (Минск) и иерей Сергий Богданов (Брест). Более того, они сообщили, что в издаваемой в Белоруссии газете “Церковное слово”, было опубликовано несколько статей с критикой этой книги.  Правда, у Вейника появились последователи. Издаются книги, существует сайт, пропагандирующие  в Интернет’е “теорию всего” Вейника, а самого Вейника как страдальца за православную веру. Первую скрипку  в этой компании играет сын Вейника. Им же, кроме упомянутой книги В.Й. Вейника, сегодня издана книга и С.М. Репринцевой “Наука и духовность. Заметки православного ученого”, пропагандирующая “теорию всего” Вейника. То есть ложь, не получившая достойного отпора, стала распространяться, смущая православную паству.
И самым неприятным было услышать восторженные отклики об этой книге от некоторых прихожан нашей епархии. То есть прием, использованный автором, сработал. Поэтому крайне неверным было бы недооценивать опасность воздействия этой изданной многотысячным тиражом “теории всего”, несмотря на ее полную безграмотность с точки зрения науки (как в богословии, так и в физике). К сожалению же, приходится слышать и то, что, признавая несуразность многих положений, высказанных в книге Вейника, тем не менее, можно говорить и об его искренности  в поисках истины. Ведь нельзя забывать, что отец лжи использует в качестве своего оружия именно ложь. Известно, что среди нынешних экстрасенсов (по-русски колдунов) не мало тех, кто уверяет о своей православности, о благославлении их “деятельности” священниками и оказывают свои “услуги” на фоне икон и даже могут предложить клиенту предварительно сходить в храм и поставить свечку (если не более того). Аналогичная маскировка используется и в упомянутых книгах: пересказывания на непритязательном уровне подвижников Православия, ссылки на русского философа И.А. Ильина и даже цитаты из Отцов Церкви и Писания, которые, естественно, лучше потрудиться (именно потрудиться!) прочитать в первоисточнике), перемежаются в книге с “достижениями” “общей теории” Вейника и магии чисел (кабаллы) некоего Панина.
Все это создает для еще не устоявшихся в православии неофитов представление о православности авторов этих книг и о “научном доказательстве” православия  с помощью “теории” Вейника и “гениального математика” Панина. Примитивные, декорированные под христианство, но по существу языческие представления о духовных явлениях, изложенные в этих книгах, создают у неофита приятное для типичной для него, хотя и скрытой, но еще не изжитой, гордыни ощущение “глубокого понимания” сверх сложных проблем духовной жизни. То есть вместо опытного знания, добываемого тяжким многолетним духовным трудом, Вейник предлагает бездоказательно изложенное “теоретическое” знание, повторяющее средневековых мистиков, древневосточную языческую философию на языке псевдонауки. При этом он непосредственно указывает на тождество своей “общей теории” c древневосточными источниками: “Согласно учению традиционной китайской медицины, “жизненная энергия” чи (по-японски — ки, по-индийски — прана, по-нашему (по Вейнику – примечание мое – И.Н.) — хрононы) циркулирует по организму, “исходя из сердца и в него же возвращаясь””. Правда в другом месте он утверждает, что его “теория” “дана” лишь в 20 – ом веке: “в последнее время были нам “вложены в мозги” открытие Ивана Панина и представление о новых хрональном и метрическом явлениях (ТРП, с. 228, 325, 244, 295)”. Но подобные фразы о “вложении в мозги”, которыми наполнена книга Вейника, должны интересовать больше психиатров.
Извращенное представление автора о духовных процессах, изложенное в удобном для восприятия непривыкшим к труду, неискушенным в науке умом, и тщательно прикрытое  многочисленными сведениями, призванными внушить читателю мнение о православности автора, и “подкрепленное” ссылками на Отцов Церкви и Писание, уводит от Православия неофитов, искренне тянущихся к знанию, но слабых еще верою. Они не понимают, что знание различных подробностей само по себе ничто без глубокой веры, что знание должно опираться на веру, а не вера на знание! Ибо знание может быть ложным и только истинная вера, только чистое сердце может отличить правду от лжи. “Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят” (От Матфея 5:8). Но слабые в вере, ищущие подпорки ей в знании, как показывает вся история христианства, становятся  жертвами отца лжи. Таких надо  убеждать, что истина ищется не выдумыванием “общих теорий”, в том числе, и на примере лживости “общей теории” Вейника и при изучении духовных явлений, и при изучении физических процессов.
Особо необходимо отметить случаи, в которых некоторые неофиты утверждают, что именно “общая теория” Вейника привела их к Православию. Таким, прежде всего, необходимо напомнить, что подобное утверждал и сам Вейник, хотя при советской власти эта “теория” так и не обратила его в православие. Но когда ситуация изменилась, то в книге, представляющей собой сборник статей, Вейник “уже откровенно” оценил свою “теорию” и, тем самым, и себя совсем иначе и неумеренно “скромно”: “В настоящей статье раскрывается главный мой секрет, четко ставящий на подобающие места религию и науку. Суть этого секрета сводится к тому, что основы ОТ (общей теории – примечание мое – И.Н.) суть детище Священного Писания, плоть от плоти, кровь от крови его, со всеми вытекающими отсюда последствиями…” (?! – И.Н.). Но спрашивается: каким образом это “детище Священного Писания, плоть от плоти, кровь от крови его” родилось из под пера яро антихристианского по своим воззрениям в советское время автора? Здесь можно ответить: “Как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его” (Рим. 11.33). То есть человек, конечно, может придти, может быть приведен к истинной вере разными путями. Однако если человек уже пришел одному Господу известным путем к истинной вере, то он должен отбросить ложь. Если же он продолжает держаться лжи, то это значит, что он пришел не к истинной вере, а к вере, совсем противоположной, хотя и утверждает, что он православный. Такая подмена, такой подлог, как уже говорилось выше, составляет  сегодня главную опасность в православии.
Между тем заверяя о своей православности Вейник и не подумал отказаться от своей “теории”. Наоборот, как отмечает в своей статье А.В. Астапенко "Христианство, наука и прелесть”… о книге А. Вейника “Почему я верю в Бога””(“Царкоунае слова”, № 10, 2001,), Вейник в своей последней книге “дает полную волю своему тщеславию. И гордыня берет верх над логикой”. А вот, что пишет в своем отзыве (опубликованном в дискуссии на упомянутом выше сайте) на книгу Вейника профессор, доктор физико-математических наук Е.А. Толкачев, соавтор статьи в журнале “Вопросы философии” (1994, № 12), посвященной анализу проблем аномального знания как явления массовой культуры: “Приход Вейника в лоно православной церкви, на мой взгляд, не изменил сути его псевдонаучных устремлений. Просто его претензии на построение “теории всего” получили новую сферу приложения и доверчивых слушателей, изначально сочувствующих и готовых откликнуться на чудо. И его книга ”Почему я верю в Бога” показывает, что он этими чувствами  воспользовался вполне, демонстрируя при этом глубочайшую степень незнания и непонимания современной науки.”
Поскольку полная демонстрация всех “перлов” Вейника потребовала бы написания новой книги, остановимся в пределах возможности газетной статьи лишь на некоторых наиболее кощунственных положениях, высказанных в книге, и которых уже самих по себе вполне достаточно, чтобы отказаться от полного их перечня.
Уже упомянутая выдача автором нам “главного его секрета”, заключающегося в том, что “основы ОТ (общей теории – И.Н.) суть детище Священного Писания, плоть от плоти, кровь от крови его…” говорит о непомерной гордыне ее автора. Общий уровень своих рассуждений автор выдает уже в самом начале своей книги. Он патетически восклицает: “Вернуться к прежней сердечной духовности, то есть обновить душу, немыслимо, если не преодолеть тех нагромождений лукавства и лжи, которые принесли с собой западный материализм и атеизм”. И тут же приводит “гениальное” решение проблемы: “Решающее значение в этом вопросе имеет величайшее открытие современности, сотворенное гениальным русским ученым Иваном Паниным (1855-1942), строго математически доказавшим, что каноническая Библия до последней своей черточки буквально “вложена в мозги” писавшим ее людям Самим Господом”. Оказывается, чтобы вернуться к прежней сердечной духовности, то есть обновить душу, Вейнику необходимо обратиться к математике?! Но любой математик знает, что теорема Геделя о неполноте любой формальной системы строго доказывает невозможность строгих математических доказательств без опоры на априорные предположения. То есть для математика очевидна невозможность “строгого математического доказательства” истинности Библии. Для богослова (да и для просто верующего человека) очевидна и ненужность такого доказательства!
Выше уже говорилось о тождестве “хроналов” Вейника с  представлениями  древневосточной языческой медицины. Приведем цитату из книги, которая снимает все сомнения по этому поводу: “Как видим, в классическом китайском методе воздействие фактически осуществляется с помощью механического и теплового явлений. Но практика последних лет показывает, что все остальные явления, диктуемые законом состояния, тоже влияют на хрональное регулирование, причем иногда даже более эффективно, чем иглоукалывание и прижигание, например, так бывает при электрическом и особенно магнитном воздействиях…”. То есть здесь и далее в тексте Вейника идет прямая ссылка на древнекитайскую науку – языческую, что православный автор никак допустить бы не мог. (Кстати, сейчас идет возрождение православной медицины, к которой вместо обращения к языческой медицине и следует обращаться православным!). Нельзя, конечно, отрицать, что Вейник старается показать отличие своего подхода от подхода китайской медицины, но сама попытка свести исследования духовных и душевных процессов на физический уровень, на уровень физических измерений и воздействий превосходит даже претензии китайской медицины и относится к области ненаучной фантастики. И сам автор вынужден признать  невозможность сведения духовного к физическому, когда пишет: “c помощью физических приборов мы пока не можем определить, какой стресс конкретно соответствует поражению какого именно органа, и поэтому придется обратиться к лечебному опыту”. А поскольку показания “приборов”, используемых  Вейником, невозможно воспроизвести, то слово “пока” в его фразе необходимо убрать. Тогда эта фраза полностью будет отвечать представлениям современной науки и полностью перечеркивать все измышления Вейника. 
Но сам Вейник не видит предела возможностям своих “хроналов”. С помощью них он даже, сам того не понимая, фактически “доказывает” теории эволюции,  с помощью которой современная наука “опровергает” Библию. Так, он пишет: “Наличие связи между хроналом и временем позволяет выявить и объяснить самую главную ошибку теории эволюции, выразившуюся в миллионнократном завышении длительности существования Земли и Вселенной… хрональное явление выбивает из-под ног теории эволюции ее главную опору — баснословно длительное время существования Земли и Вселенной, необходимое, по мнению эволюционистов, для случайного зарождения жизни и разума”. Действительно, с помощью “хроналов” можно, по мнению Вейника, как угодно ускорить время. Но, если эти ”хроналы” не есть только фантазия Вейника,  тогда получается, что теория эволюция верна?! Ведь суть теории эволюции не в длительности эволюционного процесса, а в самой его возможности, то есть в возможности происхождения одних видов из других, в возможности происхождения человека из обезьяны. Если человек произошел от обезъяны, то какая уже разница: миллионы лет он происходил или мгновение!
Подобные превращения свойственны материалистическим представлениям. В полном согласии с такими представлениями Вейник отрицает также такое принципиальное положение христианского богословия как творение мира из ничего. Задавшись вопросом: “Как можно сделать что-то “из ничего”?”, Вейник тут же отвечает: ”все дело не в отсутствии строительного вещества, а в его невидимости”. То есть по Вейнику мир создан          Богом из уже существующего вещества, но только невидимого. Так Вейник ограничивает абсолютные возможности нашего Творца.
Но апофеоз примитивного материализма Вейника достигается им в таком глубокомыслии: “что представляет собой наше мироздание — из чего построено, как сконструировано (какова его структура), какими свойствами обладает, каким законам подчиняется, как функционирует. Самое важное здесь — из чего оно построено, из каких первокирпичиков, отсюда проистекает и все остальное. Именно поэтому проблема первокирпичиков волновала ученых всегда. Например, философы древности под первокирпичиками понимали землю, воду, воздух и огонь. Современные ученые, по примеру древних, тоже заблудились в четырех соснах, приняв за основу всего сущего сильные, слабые, электромагнитные и гравитационные взаимодействия (и силы). Справедливости ради следует заметить, что древние были ближе к истине, чем современные, ибо земля, вода и воздух, состоящие из веществ, в принципе, способны служить строительным материалом, но взаимодействия (и силы) — нет, поскольку эти понятия невещественной природы (курсив мой – И.Н.)… Пощупав себя и окружающие нас предметы, мы смело можем утверждать, что мир материален, в переводе с латинского — веществен.”
Современная наука, критикуемая Вейником, вот уже более полувека как отошла от такого грубого материализма. Один из основателей современной физики В. Гейзенберг формулирует это так: "все частицы сделаны из одной первосубстанции, которую можно назвать энергией или материей... первосубстанция "энергия" (курсив мой – И.Н.), когда ей случается быть в форме элементарных частиц, становится "материей"... мельчайшие частицы материи в самом деле не физические объекты в обычном смысле слова, они суть формы, структуры..." (“Законы природы и структуры материи”, в кн.: “Шаги за горизонт”, М., “Прогресс”, 1987, с. 117-118). Архиепископ Иоанн Сан-Францисский комментирует это достижение новейшей физики следующим образом: "Все элементарные частицы состоят из одного вещества: энергии. "Частицы" - это разнообразные формы, которые энергия принимает, чтобы стать материей... Энергия не есть только та сила, которая все содержит в движении, она является самой сущностью и содержанием вещества, как огонь Гераклита или "пламень вещей" в мистических созерцаниях св. Исаака Сирина (курсив мой – И.Н.). Из этого непротяженного "пламени вещей" состоит весь мир и наше тело. Мы люди гораздо более духовны, чем материальны. Материя видима и ощутима лишь потому, что невидимая энергия принимает форму ее элементарных частиц." (“Материя Вернера Гейзенберга”. В кн.: Избранное. Петрозаводск. “Святой остров”, 1992, с. 504). Cегодня ученые в своих лабораториях могут наблюдать, как исчезает материя (вещество), превращаясь в энергию. Таким образом, пусть и невидимые, но вещественные кирпичики мироздания – это плод ненаучной фантастики Вейника.
Можно еще долго перечислять “открытия” Вейника, демонстрирующие его, как уже цитировалось выше, “глубочайшую степень незнания и непонимания современной науки”, но наибольшее возмущение вызывают его опыты с причастием. Осознавая возможности своих “приборов” по измерению “хронального поля” Вейник при необходимости таких измерений использует лозоискательскую рамку. Сам этот факт ставит под сомнение всю его “теорию”, но особо кощунственным, а не только абсолютно безграмотным, является попытка оценивать действие причастия Телу и Крови Господа. Разве можно выразить духовное через материальное?! Ведь даже более или менее полное выражение душевных переживаний в слове доступно лишь наиболее талантливым писателям. Как же выразить многогранное, невыразимое в слове духовное состояние с помощью каким – либо способом полученной цифры. Но это одна сторона проблемы. Другая сторона заключается в том, что автор ничего не упоминает об исповеди перед причастием, об искренности его покаяния в своих грехах! И здесь возникает вопрос: об увеличении какой “энергетики” говорит автор при таком причастии? И ответ дает сам автор: подобное увеличение, как он сам пишет, наблюдается у экстрасенсов (?! – И.Н.). Поэтому, даже если не отрицать искренность автора книги в поисках истины, необходимо, прежде всего, признать, что опыт блуждания Вейника в поисках истины совсем не требуют описания его многотысячным тиражом для продажи в храмах, тем более, что результат этих блужданий никак нельзя назвать православным.
В заключение же еще раз подчеркнем то, что многочисленные верные сведения, приводимые автором в своей книге среди не менее многочисленного бреда, не должны смущать читателя. Эти сведения лучше черпать в других источниках, а в книге Вейника они играют ту же роль, что и иконы в квартире экстрасенсов – помочь войти в доверие к посетителю, а в данном случае к читателю. И доверчивым читателям Вейника, подверженным разлагающему влиянию массовой культуры, захлестывающей сегодня своими мутными волнами и религию, необходимо знать, что его “общая теория” лишь один из легиона подобных капканов, расставленных сегодня врагом рода человеческого в самом начале на пути духовных поисков. Достаточно вспомнить “Анастасию” - многосерийные неоязыческие, эротические мечтания  некоего В. Пузикова, поставившего себе задачу оторвать молодежь от православия, подсунув ей примитивнейшее вырождение его до языческого уровня. Уровень этого вырождения сам автор определил выбором псевдонима “Мегре” – героя популярных детективных рассказов и фотографией на обложке книги “таежной отшельницы” c явными следами макияжа.
Однако массовые тиражи подобной литературы свидетельствуют, с одной стороны, о том, что сегодня многие люди вышли на пути духовных поисков, но не имеют ориентиров, а с другой стороны, о том, что сегодня мало тех, кто знает проблемы этих людей и может провести их к духовным высотам мимо духовных капканов и ям. Православные сегодня не выполняют своей задачи свидетельствования миру православия. Да, мы еще не можем сегодня уберечь вышедших на дорогу духовных поисков от вейников и пузиковых, паразитирующих на деградации современного образования, стремящихся ущербность своего образования распространить на многих. В данном случае под понятием “образование” надо понимать не только сумму накопленных знаний, а, еще в большей степени, и формирование образа Божия в человеке.
Читателям же Вейника необходимо твердо помнить слова апостола Павла: “и Иудеи требуют чудес, и Еллины ищут мудрости; а мы проповедуем Христа распятого, для Иудеев - соблазн, а для Еллинов - безумие” (1Кор. 1: 22, 23). Ведь православным является тот, кто верит, что Христос распялся за наши грехи и кто борется со своими грехами, распинаясь со Христом, а не тот, кто ищет “теории”, “объясняющие” чудеса.

 

обновлен: 10 августа 2006



Последнее редактирование: 2014-12-18

Оценить статью можно после того, как в обсуждении будет хотя бы одно сообщение.
Об авторе:
Этот материал взят из источника: http://vedikz.narod.ru/main/nepomnyashikh/ostorojno_provokaciya.html



Тест: А не зомбируют ли меня?     Тест: Определение веса ненаучности

Поддержка проекта: Книга по психологии
В предметном указателе: О заметке В.А. Непомнящих КАК ЖИВОТНЫЕ РЕШАЮТ ПЛОХО ФОРМАЛИЗУЕМЫЕ ЗАДАЧИ ПОИСКА | Психотерапевт Эрнест Анатольевич Цветков и его Психономика
Последняя из новостей: О том, как конкретно возможно определять наличие психический явлений у организмов: Скромное очарование этологических теорий разумности.
Все новости

Нейроны и вера: как работает мозг во время молитвы
19 убежденных мормонов ложились в сканер для функциональной МРТ и начинали молиться или читать священные тексты. В это время ученые наблюдали за активностью их мозга в попытке понять, на что похожи религиозные переживания с точки зрения нейрологии. Оказалось, они похожи на чувство, которое испытывает человек, которого похвалили.
Все статьи журнала
 посетителейзаходов
сегодня:55
вчера:79
Всего:30133269

Авторские права сайта Fornit
Яндекс.Метрика