Поиск по сайту
Проект публикации книги «Познай самого себя»
Узнать, насколько это интересно. Принять участие.

Короткий адрес страницы: fornit.ru/1241

Этот материал взят из источника: http://www.skeptik.net/telepat/renyxa1.htm
Список основных тематических статей >>
Этот документ использован в разделе: "Телепатия"Распечатать
Добавить в личную закладку.

Реникса (отрывки из книги) А.И.Китайгородский


! Обратите внимание, что этот документ используется в сборнике "Мистические миры" в качестве иллюстрации творений мистических авторов - как пример некорректного, абсурдного подхода к затронутым вопросам.

Борьба против легковерия оказывается нелегким делом. В этом я убедился после того, как выступил со статьей, отрицающей телепатические явления. Доводы, которые говорят против существования этих явлений, будут приведены мною в своем месте книги. Сейчас же я хочу рассказать о встречах со сторонниками телепатии лишь для того, чтобы осветить психологический аспект легковерия.

Оказывается, много людей любят верить в чудеса, верить в чепуху и с досадой встречают скепсис и недоверие к “фактам”, понимая под фактами газетное сообщение, рассказ знакомого или опыт фокусника.

Так вот, после опубликования этой статьи редакция одного из наших научно-популярных журналов дважды приглашала меня на телепатические сеансы. Интересны не сами опыты, с которыми меня познакомили, а та обстановка нетерпеливого ожидания чуда, свидетелем которой я оказался.

Первый сеанс был дан товарищем В. Он выполнял опыты такого же типа, какие неоднократно публично проводил хорошо известный в нашей стране Вольф Мессинг. Сущность этих опытов сводится к следующему. Загадывается какое-то действие, которое должен совершить В. Например, подойти к одному из присутствующих в зале, снять с него очки и положить их в сумочку дамы, сидящей напротив. Кто-либо “внушает” действие. Индуктор —так называют внушающего — должен настойчиво думать о той серии операций, которую заказано выполнить В. Думать индуктору надо последовательно, предписывая В. каждый шаг. В. держит индуктора за руку или движется с ним рядом. Сделав один шаг, В. спрашивает: “А теперь куда... очки?.. Что с ними делать?.. Сюда... Нет, сюда... Думайте, думайте”.

Как правило, эти опыты получаются. Я был сам индуктором и наблюдал за другим. Разгадка удачи крайне проста и вполне рациональна.

Думает или нет индуктор, прямого значения это не имеет, но, думая, он своим дыханием, непроизвольными движениями подсказывает В., в какую сторону ему надо идти и что надо делать. Будучи заранее уверенным, что именно в этом дело, я, выполняя роль индуктора, внимательно следил за своим поведением. Я по-честному напряженно думал, но не сделал ни одного движения, которое вело бы В. к нужной цели. Поэтому со мной у него не удался ни один опыт. Так же не выходили опыты и с другими людьми, которых я инструктировал, как себя держать.

Пожалуй, самое интересное для меня было следить за частью присутствующих. На их лицах я видел страстное желание удачи. Этим товарищам очень хотелось, чтобы все получилось. Они же были крайне разочарованы рациональным объяснением опытов, которое мне представлялось очевидным. Они потребовали постановки таких опытов, которые можно было трактовать только как передачу внушения на расстоянии. Опыты не удались, и эта часть присутствующих искренне огорчилась.

Впрочем, на сеансе присутствовали и скептики вроде меня. Но они были в меньшинстве.

Еще ярче желание узреть чудо проявилось несколько месяцев спустя, когда редакция того же журнала привезла из Харькова некоего Р., обладавшего, по слухам, потрясающими способностями воспринимать мысли через стены.

Первый сеанс окончился неудачей. Присутствующие потеряли несколько часов. Это были занятые люди, которые не позволили бы себе постоять в очереди за билетом в кино или подождать час-другой начало доклада на научной конференции.

Все приглашенные прибыли в полном составе и на второй сеанс. Три часа шли неудачные опыты. Затем стемнело, и Р. “выдал” поразительный результат. Вот как ставился опыт.

В одной из комнат в одиночестве разместился Р., в соседней комнате, отделенной от первой легкой дощатой перегородкой (можно было переговариваться, не повышая голоса), находились я и индуктор. Р. выбрал пять больших предметов, таких, как портфель, ваза и др., и попросил индуктора ходить по комнате, держа предмет в руках, и то отдалять его, то приближать к своему лицу.

Две-три минуты продолжалось это хождение, потом Р. говорил из своей комнаты: “Можно следующий”, Я указывал индуктору, какой предмет взять, и отгадывание повторялось.

Р. записывал результаты своего “отгадывания”. После, кажется, тридцати передач мы сверили результаты. Успех был практически стопроцентный.

Все это закончилось по истечении четырех часов. Никто из собравшихся не ушел. Когда я с некоторой растерянностью и досадой сообщил об удаче, то было, так сказать, всенародное ликование. Все эти люди, которым, вообще говоря, было ни жарко и ни холодно от успеха или провала Р., не скрывали своего восторга. Есть чудо! По-моему, только одного меня волновал вопрос: как же это понять?

Надо сказать, что возбужденная атмосфера подействовала и на меня. В продолжение получаса я не был в состоянии трезво оценивать факты. Это очень заразительная вещь — вера в чудо! Как хорошо это обстоятельство используется уже тысячелетия церковниками всех мастей!

Так вот, лишь оставшись один, приведя себя в состояние равновесия, я махнул рукой и рассмеялся. Рациональных объяснений было сколько угодно. Р. ждал сумерек, долго мучил всех ожиданием, приспосабливался к условиям. Р. настаивал, чтобы индуктор ходил по комнате. Достаточно малейшего отверстия в стене, чтобы можно было разглядеть предмет. Я позвонил по телефону нескольким участникам спектакля и сообщил свое мнение. И конечно, был ими обруган скептиком. Прошло несколько недель, и устроители сеанса мне сообщили: Р. оказался мошенником, он просто просверливал в стене дырочки. Таким образом, я оказался провидцем и, не скрою от читателя, испытал чувство полного довольства.

Встречи и разговоры на этих сеансах, беседы со знакомыми, которые порицали меня за борьбу “против”, и письма читателей, ознакомившихся с моими антителепатическими статьями, — все это убеждает меня в том, что существует такое интересное психологическое явление, как склонность верить в существование чудесного, таинственного, непонятного.

Плоды просвещения играют здесь, видимо, ведущую роль. У людей создалось (и вполне справедливо) представление о неограниченных возможностях науки и техники. То, что раньше казалось чудом, стало сегодня действительностью.

Лишь лица, хорошо знакомые с естествознанием, способны видеть, что нет чудес в прямом смысле слова в современной технике. Ни искусственный луч, посланный за миллионы километров, ни энергия водородной бомбы, ни полеты в космос не потребовали отказа от известных законов природы, а напротив, были разработаны на их основе.

В конце концов, трудно требовать от стороннего человека, чтобы он не видел чуда в межпланетном путешествии, но считал бы чудом такое “мелкое событие”, как испарение воды из закрытой бутылки. Трудно объяснить в двух словах, почему не являются чудом крохотные приемники и передатчики, позволяющие поддерживать связь на далеком расстоянии, и в то же время “не вписывается” в науку передающее информацию электромагнитное излучение мозга.

И еще одно. Наш век характерен обеспечением людей относительно богатой духовной пищей. Привычка слушать радио, смотреть телевизор, читать газеты вошла в плоть и кровь народа. А вот мало кто допускает, что через эти каналы просачивается иногда и ложная информация. По поводу какой-либо путаной статьи говоришь читателю: “Да ведь это выдумка!”

Отвечают: “Не станут же газеты выдумки печатать!” А вдобавок к этому еще одно в общем-то хорошее человеческое свойство — вера в правдивость людей. Говоришь: “Да ведь он все наврал!” Отвечают: “Зачем ему понадобилось врать?” Люди охотно верят своему ближнему. Это превосходное качество. Но не следует его доводить до абсурда. Вам кажется странным, с чего это будет врать некий Иванов, ставивший опыты видения через стену. Люди врут редко, и вероятность того, что Иванов врет, вам кажется редкой. Но в этом рассуждении кроется ошибка. То, что Иванов занялся опытами видения через стену, выделяет его из общей массы. И присваивать его словам ту среднюю степень достоверности, которую заслуживают слова случайного человека, нелогично.

И наконец, еще одно, может быть, самое важное. Это сознательная или бессознательная уверенность в собственной исключительности. Непомерное желание рассматривать себя как нечто особенное, а не как объект, подчиняющийся законам природы. А отсюда абсолютное противопоставление одухотворенного человека неживой природе. Поэтому неверие в то, что человек построен из таких же атомов, что и дерево. Поэтому неприязнь к мысли, что между материальной сущностью человека и кибернетического устройства нет принципиального различия.

От этого рождается легковерие к лженаукам, отвергающим естествознание, как, например, парапсихология. Отсюда же недоверие к таким главам естествознания, как молекулярная генетика и бионика.

Вывод, который я сделал из всего сказанного для себя, был таков: во-первых, с легковерием надо бороться, а во-вторых, с этим недугом не так легко справиться

..................

Говоря о телепатии, мы, конечно, имеем в виду такое общение, когда один человек воспринимает на любом расстоянии мысль другого или знает, что с ним происходит. Причем в этом восприятии не играют роли нормальные функции его органов чувств и разума.

Я предупредил уже читателя, что с телепатией не надо путать так называемые “опыты” Вольфа Мессинга и подобных ему артистов. Эти опыты основаны не на телепатии, а на так называемых идеомоторных явлениях. По поводу этих явлений написано много книг, и то, что никакой телепатии здесь нет, известно весьма давно. Так, Ш. Рише в книге “Трактаты метапсихики” писал:

“Субъект А, чуткий или якобы чуткий, во всяком случае расторопный, заявляет, что он может, держа кого-нибудь за руку, угадывать мысли этого лица. Он приводит на сцену субъекта Б, взятого наудачу из толпы. Несчастный Б, смущенный тем, что на него смотрят, нерешительный, неуклюжий, держится за руку А. Субъект А заставляет его ходить рядом с собой — быстро или медленно — и по движениям Б вследствие своей некоторой проницательности сразу догадывается, куда хочет привести его Б. Таким образом, он прямо подходит к какому-нибудь месту в зале (это и есть место, задуманное Б). Он останавливается перед одним из присутствующих и, продолжая держать руку Б, который по-прежнему направляет его своими движениями, роется в карманах зрителя, вытаскивает носовой платок и уносит его в другой конец театра, к громадному удивлению присутствующих, в особенности самого Б, который имел в виду все эти маневры и который воображает, что А прочел его мысли. В действительности А только ловко истолковывал бессознательные, невольные, наивные движения этого самого наивного Б, который и не воображает, что легким движением своих мышц он давал крайне точные указания. И публика покидает зал, убежденная в том, что видела телепатические явления. Таким образом, создается у толпы вера в телепатию, оказывающуюся явлением столь простым и очевидным. Во всем этом, однако, столько же телепатии, сколько в сокращениях мышц лягушки, возбуждаемой током электрической батареи”.

Я уверен, что опыты, подобные описанным, проделывались и тысячу лет назад и тогда зрители верили в магические способности отгадчика; но я также уверен, что и тогда были разумные люди, которые давали этим опытам правильное истолкование.

Я никогда не решился бы заняться пережевыванием истин столь солидной давности, если бы не пришлось в последнее время присутствовать на “дискуссиях” по поводу телепатии. Я убедился, что число людей, сильно желающих телепатического чуда, исключительно велико. Значит, эти строки далеко не лишние.

Многие талантливые фокусники выполняют описанный выше номер и не держа подопытного партнера (его называют индуктором) за руку. Однако это не меняет объяснения. Иллюзионист слышит дыхание, робкие или решительные шаги индуктора, чего оказывается достаточно, чтобы выбрать правильный путь. Фокусник предлагает иногда завязать себе глаза, что, конечно, также не мешает ему точно исполнить свой номер.

Но вот никому из иллюзионистов не удавалось выполнить задание, которое передавалось бы индуктором, спокойно сидящим на своем месте или идущим за фокусником, но с завязанными глазами, так, чтобы сам индуктор не видел, правильно или нет поступает фокусник, и не мог бы непроизвольно его поправлять.

Умение отгадывать — это несомненный талант. Наверное, и среди ваших знакомых есть такие, которые удивительно хорошо угадывают, в какой руке зажата монетка. Казалось бы, число удач и неудач должно быть одинаковым, а подите же... Отгадчик ошибается совсем редко, и вы чувствуете досаду, словно вас провели.

А люди, хорошо играющие в такие “детские” карточные игры, как очко или покер! Казалось бы, удача должна быть делом чистого случая. И тем не менее есть хорошие игроки и есть плохие. Недолгое наблюдение показывает, что хорошие — это те, которые умеют отгадывать карты партнера, внимательно наблюдая за его поведением.

Я готов согласиться с тем, что среди лиц, обладающих незаурядными способностями отгадчиков, есть убежденные в том, что они на самом деле читают мысли. Можно допустить, что наблюдение обстановки у таких людей трансформируется в решения и поведение без участия сознания. Может быть, и так. Но это, во всяком случае, не относится к королю отгадчиков и фокуснику-виртуозу Пикману, о котором рассказывает в своей книге Поль Эзе. Он известен, например, тем, что дурачил известного психиатра Ломброзо, уверив того полностью в своих способностях к ясновидению.

Этот же Пикман рассказывал, что хороший фокусник должен обязательно обеспечить себя двумя сообщниками. Могут сорваться один-два опыта, если попадутся разумные индукторы и будут тщательно следить за поведением своих мускулов. Тогда на сцену надо выпустить сообщника и блестяще выполнить какое-нибудь очень сложное задание. Настроение публики переменится, да и сам фокусник ободрится. А для него вдохновение значит совсем не мало. В конце концов, подобное угадывание есть искусство, и притом не легкое.

Телепатические фокусы, использующие идеомоторные явления, представляют определенный интерес для физиолога и заслуживают изучения. Но есть и другая группа якобы телепатических опытов, построенных на чистом трюке.

Такой номер обставляется следующим образом. На сцену выводится эффектно одетая помощница фокусника, которой плотно завязывают глаза. Фокусник, их обычно называют магнетизерами, несколькими пассами приводит ее в состояние готовности к выполнению чуда, после чего спускается в зал.

Начинается сеанс. Магнетизер подходит к зрителю, который держит в руках трость.

— Товарищ, будьте добры, попросите сами Верочку (так, допустим, зовут помощницу) назвать то, что вы держите в руках.

Следует немедленно правильный ответ. Быстро магнетизер переходит к другому зрителю. Это дама в зеленой косынке.

— Верочка, только, пожалуйста, быстро скажите мне теперь, какого цвета косынка у этой дамы. "

Опять правильный ответ. Далее продолжается в том же духе и в весьма быстром темпе.

Разгадка такого фокуса — в словесном шифре. Нетрудно понять, что число предметов, которое может быть в руках у зрителей, довольно ограничено. Если присвоить предметам, их цветам, может быть, их форме какую-то условную нумерацию, то, не выходя за пределы сотни, можно будет продемонстрировать феноменальные способности медиума. Дело в том, что в каждом вопросе достаточно таких нейтральных слов, как “пожалуйста”, “скажите”, “теперь”, “еще” и т. д. Достаточно иметь в своем распоряжении двадцать подобных слов, чтобы непринужденно передать цифру с помощью шифра. Если, предположим, слово “скажите” это 10, а слово “теперь” — 1, то набор “скажите теперь” означает 11.

Опыт передачи мысли этим способом приводит в состояние трепета наивного зрителя, а у зрителя разумного вызывает уважение тренированность человеческой памяти.

Сигнализация из зрительного зала может производиться и жестами. В этом случае глаза помощника-медиума, разумеется, не завязаны.

Опытные фокусники жестами передают информацию очень быстро. Можно составить азбуку и транслировать даже имена собственные. Если это требует много времени, то магнетизер ведет с медиумом долгий, но совершенно непринужденный разговор.

— Верочка, продолжайте следить за моей мыслью. Сосредоточьте все ваше внимание. Вы попытаетесь теперь сказать, как зовут этого товарища. Вы можете это сделать. Сосредоточьтесь...

А пальцы в это время телеграфируют имя, которое магнетизер спросил шепотом у зрителя. Очень эффектный трюк.

Не так уж важно знать, как тебя обманывают. Существенно быть уверенным, что явление противоречит законам природы и иначе как трюком назвать его нельзя А вот этой-то уверенности как раз и не хватает многим интеллигентным и образованным людям.

Поль Эзе рассказывает следующую историю.

К доктору Г. является гипнотизер и заявляет:

“У меня есть прекрасный медиум, при помощи которого я осуществляю передачу мысли, причем делаю я это в условиях, совершенно исключающих возможность обмана. Я останусь, например, с вами в вашем кабинете. Вы запрете медиума в погребе или на чердаке, где хотите. Затем вы назовете мне слово, которое я передам ему телепатически. Вам останется только пойти к моему медиуму, который немедленно скажет вам это слово”.

Так и сделали. Доктор Г. запирает медиума в одной из комнат второго этажа, дважды повернув ключ. Затем он возвращается к гипнотизеру в собственный кабинет Там они уговариваются в отношении слова. Гипнотизер начинает извиваться, жестикулировать, прохаживаться по комнате, заложив руки в карманы пиджака. Зятем он впивается взглядом в доктора, положив ему руку на плечо, и говорит: “Готово”.

Доктор отправляется на второй этаж к медиуму, который также разыгрывает комедию концентрации магнетического флюида и, в свою очередь, впивается взглядом в доктора, кладя свою руку на его плечо. Наконец голосом, подобным вздоху, он говорит:

“Велосипед”.

Знаменитый доктор Г. восхищен и немедленно записывает эти сенсационные неопровержимые факты.

Понятно, что доктор Г. предрасположен к вере в таинственные явления человеческой психики. Иначе он поостерегся бы предать сии факты гласности.

В чем же разгадка? Оказывается, гипнотизер имел в кармане карандаш и клейкие ярлычки. Как только уславливались о слове, он писал его (рука в кармане) на ярлычке. Затем, беря этикетку в ладонь, наклеивал ее на плечо доктора сзади. Медиум, в свою очередь, кладя руку на плечо доктора, отклеивал ярлычок и читал его без труда, прикрываясь классической жестикуляцией.

Очаровательная картина: взволнованный, доверчивый доктор, взбирающийся по лестнице с приклеенным на спине ярлычком!

..................

Существует множество людей, которые полагают возможным, относя к мистике и чепухе спиритические явления, левитацию, предсказание будущего, сделать исключение для телепатии.

Действительно, на первый взгляд кажется не противоречащим здравому смыслу допущение, что мозг одного человека излучает, а мозг другого воспринимает это излучение.

Тут возможны три варианта объяснений.

Первый. Мозг человека, как и всякая физико-химическая система, построенная из атомов и электронов, способен излучать электромагнитные волны. Эти волны воспринимаются другим мозгом.

Второй вариант. Мозг человека излучает неизвестную форму материи, которая может быть зарегистрирована приборами. Но так как эта материя неизвестна, то неизвестны и приборы, при помощи которых такая регистрация будет возможной.

Третий вариант. Мозг человека излучает материю, которая не действует на приборы. Эта особая материя способна производить действие лишь на человеческий мозг.

Рассмотрим все три варианта.

То, что электромагнитные волны не годятся для телепатии, известно уже давно. Биотоки мозга, сопровождающие работу мысли, исследуются физиологами. Хорошо известны их величины: сила тока и создаваемое ими электромагнитное поле вычисляются без труда. Вычисления показывают, что напряженности таких полей совершенно ничтожны; так, магнитная составляющая электромагнитного поля меньше флуктуаций магнитного поля Земли. Таким образом, речь идет о столь малых величинах, что они тонут в окружающем радиошуме, как писк комара при взрыве водородной бомбы. Если же предположить, что мозг способен создавать сигнал, на крошечку превышающий шум, за счет накопления (как это делается в некоторых современных устройствах), то для этого потребовалось бы слишком большое время, большее по крайней мере, чем время опыта.

Интенсивность излучения мозгом-антенной должна убывать обратно пропорционально квадрату расстояния. Телепаты даже и не пытаются подогнать свои “факты” под этот закон. Они утверждают, что общение душ не зависит от расстояния между ними, а также не зависит от экранов, отделяющих взаимодействующие души.

Но, может быть, мозг, как лазер, способен посылать тончайший электромагнитный луч?

Тяжелое дело. Если сигнал направлен в сторону, где находится родственная воспринимающая душа, то придется изобрести механизм, поворачивающий луч “мозгового радио” и прощупывающий вселенную в поисках этой, родствен ной души. Необходимые для этого скорость и чувствительность поворота этого механизма несовместимы с наукой. Дальше еще трудней. Обнаруженная душа должна немедленно откликнуться и послать свой луч в нужную сторону. После того как души нашли друг друга, в ход должен быть пущен механизм, поддерживающий взаимную ориентацию лучей. Я уже не говорю о немыслимой задаче — выделить из сотен миллионов мозговых передач ту самую, которую передает любимая душа.

Короче говоря, нет и тени возможности протащить электромагнитное объяснение. Кстати, телепаты за редким исключением и не пытаются этого делать.

С первым вариантом объяснения покончено. Переходим ко второму.

Итак, допустим, что есть неизвестная форма материи, которая способна действовать на неизвестные еще нам приборы. Но приборы эти не живые физико-химические системы. Если мы посчитаем, что есть неизвестная форма материи, воздействующая на электроны, ядра и атомы, то немедленно должны признать, что при описании поведения электронов и атомов в условиях обычных температур, давлений и полей нами не выведено ни одного общего закона природы. Иными словами, признание неизвестной материи, способной действовать на системы из электронов и ядер, равносильно утверждению негодности тех законов, которыми мы пользуемся сегодня, то есть неполноценности квантовой механики и статистической физики.

Но с таким положением не согласится ни один естествоиспытатель. Развитие науки состоит не в зачеркивании ее достижений, а в расширении пределов применимости законов. Если бы существовали неизвестные силы, способные действовать на электроны и атомы, то современная наука не могла бы свести концы с концами, она была бы полна противоречий, неясностей и не обладала бы той мощной предсказательной силой, которая подарила нам в последние десятилетия великолепные открытия в самых разных отраслях естествознания.

Итак, остается лишь третий вариант. Только он является последовательным и внутренне непротиворечивым. Существует некая особая “материя” — можете назвать ее астральной, душевной или еще как вам вздумается, — которая излучается только мозгом и воспринимается только мозгом.

Что же, читатель, если ты изнемогаешь под грузом телепатических доказательств и не видишь для себя другой дороги, кроме только что указанной, то пожалуйста. Для меня этот путь закрыт, он заводит в тупик.

Придумывание астральной “материи” для объяснения передачи мыслей является типичным аристотелевским приемом. С помощью астральной материи можно объяснить все, что угодно. Ведь речь идет только о слове, с помощью которого объясняется чудо. Хотите объяснить шествие Христа по воде, пожалуйста: просто из его ног истекала невидимая материя, которая отталкивала тело от воды астральными силами.

Мне говорили примерно следующее:

“На протяжении последних лет ложное обвинение в идеализме было направлено в адрес теории относительности, квантовой механики, кибернетики, молекулярной биологии. Поэтому не стоит пользоваться этим приемом для доказательства истины. Оставайся в рамках фактов.”

Что же, это верное замечание. Но где же взять факты, когда их нет?

Десятки тысяч человек подвергались за последние десятилетия систематическим исследованиям телепатических способностей. Вывод один (его, кстати, формулирует и профессор Манн — не враг, а друг телепатов): общего явления телепатии нет.

Так о чем же тогда шумят телепаты? Они утверждают, что существуют исключительные личности — звезды, — которые обладают этим свойством.

Превосходно, мы согласны посмотреть на звезду.

Но не тут-то было: звезда не может работать в присутствии авторитетной комиссии. Присутствие неверящих и недоброжелателей препятствует работе приемника астральной материи. Подумать только, какое безвыходное положение! Ай-ай-ай! Что же остается? Только одно — поверить свидетельствам фокусников и их звезд.

А на это, прошу извинить, пойти никак нельзя. Ведь на одной чашке весов лежат чуть ли не все достижения лучшей части человечества — ученых, а на другой — слова людей, которым безразлично естествознание.

В таких условиях для меня колебания нет, и я просто отношу к обманщикам, мистификаторам или к заблуждающимся всех, кто рассказывает мне эти байки.

Итак, каковы итоги?

Их можно сформулировать очень просто. Откуда ушли, туда и пришли. Телепатия оказалась бесконечно чуждой естествознанию с его методами и идеями. Поэтому эта старая, как мир, деятельность сохранила свой характер — характер магии. У нее есть свои жрецы. Для демонстрации магии используются особые личности — можете называть их отмеченными богом или дьяволом, можете называть их медиумами, телепатическими звездами и, наконец, субъектами, обладающими парапсихологическими способностями. Разница лишь в словах, а сущность та же.

Веками существуют люди, верящие в чудеса. Живут и действуют обманщики, сознательные и бессознательные. Веками существуют люди, которые борются с человеческими заблуждениями. И каждому веку эту работу приходится начинать сначала.

Впрочем, довольно. Последняя фраза звучит слишком пессимистично. Разумеется, если в течение сорока лет так называемый средний человек не слыхал ни звука о телепатии, а затем на его голову обрушиваются “открытия” современных парапсихологов, то, конечно, уроки истории для него прошли даром.



Последнее редактирование: 2014-12-18

Оценить статью можно после того, как в обсуждении будет хотя бы одно сообщение.
Об авторе:
Этот материал взят из источника: http://www.skeptik.net/telepat/renyxa1.htm



Тест: А не зомбируют ли меня?     Тест: Определение веса ненаучности

Последняя из новостей: О том, как конкретно возможно определять наличие психический явлений у организмов: Скромное очарование этологических теорий разумности.
Все новости

Нейроны и вера: как работает мозг во время молитвы
19 убежденных мормонов ложились в сканер для функциональной МРТ и начинали молиться или читать священные тексты. В это время ученые наблюдали за активностью их мозга в попытке понять, на что похожи религиозные переживания с точки зрения нейрологии. Оказалось, они похожи на чувство, которое испытывает человек, которого похвалили.
Все статьи журнала
 посетителейзаходов
сегодня:22
вчера:11
Всего:473625

Авторские права сайта Fornit
Яндекс.Метрика